Анализ стихотворения Проселок Апухтина

«Проселок» А. Апухтин

По Руси великой, без конца, без края,
Тянется дорожка, узкая, кривая,
Чрез леса да реки, по степям, по нивам,
Все бежит куда-то шагом торопливым,
И чудес, хоть мало встретишь той дорогой,
Но мне мил и близок вид ее убогой.
Утро ли займется на небе румяном —
Вся она росою блещет под туманом;
Ветерок разносит из поляны сонной
Скошенного сена запах благовонный;
Все молчит, все дремлет, — в утреннем покое
Только ржи мелькает море золотое,
Да куда ни глянешь освеженным взором,
Отовсюду веет тишью и простором.
На гору ль въезжаешь — за горой селенье
С церковью зеленой видно в отдаленьи.
Вот и деревенька, барский дом повыше…
Покосились набок сломанные крыши.
Ни садов, ни речки; в роще невысокой
Липа да орешник разрослись широко,
А вдали, над прудом, высится плотина…
Бедная картина! Милая картина.
Уж с серпами в поле шумно идут жницы,
Между лип немолчно распевают птицы,
За клячонкой жалкой мужичок шагает,
С диким воплем стадо путь перебегает.
Жарко… День, краснея, всходит понемногу…
Скоро на большую выедем дорогу.
Там скрипят обозы, там стоят ракиты.
Из краев заморских к нам тропой пробитой
Там идет крикливо всякая новинка…
Там ты и заглохнешь, русская тропинка!

По Руси великой, без конца, без края,
Тянется дорожка, узкая, кривая.
На большую съехал — впереди застава,
Сзади пыль да версты… Смотришь, а направо
Снова вьется путь мой лентою узорной —
Тот же прихотливый, тот же непокорный!

Анализ стихотворения Апухтина «Проселок»

Стихотворение А. Н. Апухтина «Проселок» было написано летом 1858 года в Павлодаре, родовом имени отца поэта. Очевидно, что описание ничем не примечательной проселочной дороги представляет собой в признание в любви своей малой родине. Зрелище русских просторов освежает взор и душу вдохновенного юноши. Любой пейзаж «мил и близок» сердцу поэта. И убожество картин, окружающих поэта, не вызывает у него отторжения, как у любящего сына не вызывает отторжения зрелище немощной престарелой матери. Поэт видит лишь изумительную красоту раннего утра, упивается запахом скошенной травы, наслаждается покоем. Его глаз отдыхает на золотых полях, липовой роще.

Обилие восклицательных предложений передает нахлынувшие чувства – то неподдельное восхищение автора, то горечь. Многочисленные олицетворения — «ветерок разносит», «день всходит», «новинка идет», «ракиты стоят», «путь прихотливый, непокорный» — помогают создать удивительную атмосферу.

Автор прибегает к инверсии — «вьется путь мой», «разрослись широко», причем часто акцент намеренно переносится на последнее слово строки (как правило, это яркий эпитет) — «ржи мелькает море золотое», «вид ее убогой», «из поляны сонной», «шагом торопливым», «запах благовонный» «вереницей длинной», «лентою узорной», «путь непокорный», «в роще невысокой» — что усиливает описательный характер текста.

Ряды однородных членов, которые встречаются в стихотворении, являются множественными уточнениями — — дорожка «без конца, без края, … узкая, кривая», бежит «куда-то шагом торопливым, чрез леса да реки, по лугам, по нивам» — что позволяет автору максимально точно описать картину мира.

Среди других средств художественной выразительности – эллипсис: «впереди – застава, сзади – пыль да версты…», «на гору въезжаешь – за горой селенье», анафора: «все молчит, все дремлет», «тот же прихотливый, тот же непокорный», эпифора: — «Бедная картина! Милая картина. », метафора: «веет тишью, простором», «путь вьется лентой». В стихотворении использован лексический повтор – первые две строки повторяются дважды: автор делает акцент на том, что Русь велика, а дорожка у нее трудная, узкая, кривая.

В образе проселка автор изображает тернистый исторический путь великой страны, прихотливый русский путь. Порой он выводит на богатую новинками большую дорогу. Но, если вглядеться получше, то окажется, что проселок не прерывается, и надо надеяться, не прервется никогда.

Анализ стихотворения Проселок Апухтина

Анацкая Елена, 10 класс, МБОУ СОШ №20

Комплексный анализ стихотворения

А. Н. Апухтина «Русские песни».

В своем стихотворении А. Н. Апухтин прославляет русские народные песни.

Песни — важнейшая часть русского фольклора, вмещающая в себя всю душу русского народа. Автор безмерно ценит эти близкие ему «созвучья» и наделяет их собственной жизнью и душой: «Как сроднились вы со мною», «Вы доноситесь, живые,». Автор признает за русскими народными песнями живое сознание и обращается к ним напрямик, отчего «Русские песни» приобретают черты стихотворения-послания:

Как сроднились вы со мною,

Песни родины моей,

А. Н. Апухтин особо отмечает, что душу и живое сознание песням придает русский народ. Русские люди — сочиняя пеню, напевая ее в самые радостные и самые тяжелые моменты своей жизни,оттачивая, передавая из уст в уста, проживая эти песни — отдают песням свои мысли и чувства. И каждый русский человек, переживший песню, отдает ей частичку своей души. Поэтому в песнях — душа народа. Автор пишет о том, что истинную силу народные песни приобретали не во времена всеобщего благоденствия, а во времена тяжких лишений. В такие моменты весь русский народ и каждый отдельный человек в нем — все испытывали огромный душевный подъем, единение, катарсис, дающие песням особо яркое звучание. Самые народные песни народ рождает из своей крови. Автор дивится на противоречивость русских народных песен и восхищается этим, гордится:

И как много в этих звуках

Даже в самые тяжелые периоды сильный и свободный душой русский народ не смиряется с невзгодами и самым мрачным и печальным песням придает удалое звучание и не соответствующий тексту песни и мрачному напеву оптимистический подтекст. В тоже время даже в самых радостных песнях с их ярким звучанием слышаться слезы и тихая печаль обреченного на вечные страдания народа:

Сколько в смехе тайных слез!

Но почему е «тайных слез»? Поему «недосказанных речей»? Противоречивые народные песни всегда содержат недосказанность и глубокий смысл, доступный лишь тому, кто душой понимает русский народ. Простые тексты, не изобилующие сложными поэтическими приемами, нехитрые напевы — все эти составляющие русской песни не могут вместить в себя все переживания народа. Но зато они могут стать прекрасной оболочкой для этих переживаний.

Впрочем, русским народным песням и не нужны какие-то поэтические ухищрения. То, что каждый в русском народе принимает участие в их создании, накладывает отпечаток и придает народным песням неповторимое своеобразие текстов и смыслов. Русские песни отличаются простотой и яркостью повествования и героями, собравшими свой образ по всем землям русским. Ведь каждый человек из народа шлифует песню, избавляет от лишней шелухи слов. И остается шедевр народной мысли и души. Автор восхищается текстами и сюжетами русских народных песен:«Что за речи, за герои!». Он отмечает яркость и разнообразие повествования в русских песнях, даже некоторую калейдоскопичность. Русские народные песни вмещают всю историю нашей Родины, пересказанную так, как видит и помнит ее русский народ:

То Москва, татарин злобный,

Володимир, князь святой.

Автор озирает прошлое, полное славных подвигов и звучных песен. А затем возвращается в современное ему настоящее:

Песни нашей старины

Тем же рабством и тоскою,

Той же жалобой полны;

В реальности, современной поэту, русский народ еще более забит и несвободен, чем во времена Древней Руси, когда только начиналась история подвигов и страданий нашего народа и создавались первые песни, получившие право называться не просто народными, но русскими. Однако русские народные песни пережили само время и переспорили судьбу, продолжая прославлять стародавние счастливые времена и давать людям надежду:

А подчас все так же вольно

Да свой Киев богомольный,

Стихотворение изобилует средствами художественной выразительности. Самый главный, проходящий через все стихотворение прием — это , конечно, олицетворение. Ведь автор признает за народными песнями собственную жизнь! Не менее важны антитезы, показывающие противоречивость такого народного творчества: «Что за удаль в самых муках, сколько в смехе тайных слез!». Последняя строфа — одна большая антитеза. Сначала автор говорит о том, что песни все так же печальны, а затем сразу же заявляет, что оптимистическое звучание песен тоже прекрасно сохранилось.

С помощью повторения первого слова в двух стихах автор подчеркивает отрицание того, что песни созданы кем-либо вместо народа:

Не могучий дар свободы,

Не монахи мудрецы,-

Этот же прием автор использует второй раз в этой же строфе:

Весь народ, до траты сил,

Весь — певец своей кручины-

Конечно, в стихотворении много и эпитетов: «безмолвии ночном», «могучий дар», «безвестные певцы», «бедной девы», «молодецкие разбои», «богатырские пиры», «татарин злобный», «князь святой» и многие другие. Эпитетом можно назвать и то, как называет автор князя Владимира Красно Солнышко:«солнышко-царя», и устойчивое название Киева: «Киев богомольный». Есть в стихотворении и метафоры, например «дар свободы», и сравнения: «журчанью вод подобный, плач княгини молодой,».

В некоторых фразах можно услышать аллитерацию: «Вас в крови своей носил».

Рифмовка в стихотворении перекрестная, идет чередование мужской и женской рифмы. В каждом нечетном стихе во всем стихотворении рифма женская, то есть с ударением на предпоследнем слоге. В каждом четном стихе ударение идет на последний слог — рифма мужская.

Основной размер стихотворения — хорей, изредка использованы пиррихии. В нечетных стихах с женской рифмой по восемь слогов, поэтому каждый из двух слогов ударный, а последняя гласная в строке, как и должно быть, получается безударной. В четных стихах, где использована мужская рифма, семь слогов. Поэтом цепочка ударный-безударный слог оказывается незавершенной. Последний слог в строке получается ударным.

А. Н. Апухин восхищается русским народом и плодами его творчества – русскими народными песнями. Поэт сопереживает русскому народу, так много вынесшему и так много пережившему. Он является одним из тех людей, которые чувствуют душу русского народа и потому понимают все многообразие смыслов и эмоций в русских песнях. И, конечно, не может н восхищаться. Автор, слушая старинные народные напевы, находит яркий оклик в своей душе и в своем сознании.

Читайте также:  Анализ стихотворения Ночи безумные ночи бессонные Апухтина

«Русские песни» – великолепное стихотворение, ярко и точно передающее все аспекты, связанные с русскими народными песнями: исторические, национальные, духовные, поэтические и человеческие. А. Н. Апухтин воспевает это величайшее наследи в русской культуры. Я не сомневаюсь, что и по сей день каждый русский человек, прочитав это стихотворение, вспомнит незабываемый напев какой-нибудь русской народной песни и найдет яркий отклик в своей душе.

Анализ стихотворения А.Н. Апухтина «Гремела музыка, горели ярко свечи…» (1858) Текст научной статьи по специальности « Языкознание и литературоведение»

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Вигерина Л. И.

Текст научной работы на тему «Анализ стихотворения А.Н. Апухтина «Гремела музыка, горели ярко свечи…» (1858)»

ностей, частностей, и весь художественный арсенал таких произведений, вся сюжетная ткань в совокупности исторических, социальных, характерологических, бытовых, пейзажных составляющих – является лишь ширмой бытия идеи, владеющей пространством текста.

Если воспользоваться терминологическим языком У. Эко, эйдологическая литература – это литература «открытая», «нарративный универсум» которой «не прекращает своего существования в последней строке текста, но расширяется до бесконечности»1.

По нашему убеждению, философская эйдология – один из актуальных методологических путей гуманитарного знания, который позволит осуществлять перманентный синтез двух материков континента духовной культуры, определяя ее познавательную открытость.

Анализ стихотворения А.Н. Апухтина «Гремела музыка, горели ярко свечи. » (1858)

Стихотворение «Гремела музыка, горели ярко свечи. » – одно из ранних произведений А.Н. Апухтина, посвященных любовной тематике. Анализ стихотворения позволит сделать заключение о некоторых характерных чертах ранней лирики поэта, о своеобразии разработки им темы любви на рубеже 1850-60-х гг.

Композиция стихотворения состоит из 3-х пятистиший (АВААВ СВССВ ДВДДВ), каждое из которых представляет собой завершенное целое в тематическом и синтаксическом планах, характеризуется определенными субъектно-объектными отношениями, своеобразием хронотопа, психологическим состоянием лирического героя. В то же время единство композиции, связь частей (строф) обеспечивается несколькими факторами: прошивающей всю структуру стихотворения мужской рифмой В (-ал), синтаксическими повторами, эпифорой (со значимыми вариациями) в финальном стихе каждой строфы.

1-ая часть (1-ая строфа) лирической композиции отсылает к «бальному тексту русской поэзии»; в частности, поэтическая формула «шумный бал» – к стихотворению А.К. Толстого «Средь шумного бала.» (1851). Как и в стихотворении А.К. Толстого, герои А.Н. Апухтина противопоставлены окружающему миру – «шумному балу» с «гремящей музыкой» – миру суеты. Антитеза в стихотворении А.К. Толстого основана на романтическом противопоставлении

1 Эко У. Шесть прогулок в литературных лесах. СПб., 2003. С. 158.

земного («в тревогах мирской суеты»), которому принадлежит и лирический герой, и небесного, сакрального, вышнего, иного мира, что открывается в героине («тайна твои покрывала черты», «голос так дивно звучал, как звон отдаленной свирели, как моря играющий вал»). Героиня стихотворения «Средь шумного бала» (как, впрочем, и другие женские образы в романтической и вообще в донекрасовской поэзии) наделена «небесными чертами», то есть чертами Мадонны. У А.Н. Апухтина героиня любовного стихотворения лишена романтической тайны, она земная женщина, ее образ лишен сакральных черт: «Твоя дрожала грудь, твои пылали плечи, Так ласков голос был, так нежны были речи. ». Герои А.Н. Апухтина противопоставлены балу только потому, что переживают свою собственную историю, разворачивающуюся самостоятельно, отдельно от бала. Романтической противопоставленности высоких героев пошлой действительности (светским героям бала) у Апухтина нет, поэтому и мотивировка несостоявшейся любви героев психологическая, не связана с социумом и его законами.

Развитие лирического сюжета стихотворения связано с развитием отношения «я – ты»: в 1-й строфе как будто намечается сближение, единение героев в одном переживании («Вдвоем мы слушали, как шумный длился бал.»), однако последняя строка противопоставляет их («Но я в смущении не верил и молчал»). Во 2-й строфе героиня жаждет слова, «признанья», но герой не отвечает ей («Но я в волнении томился и молчал»). В 3-й строфе герой хочет прервать молчание, потому что осознал, что полюбил, но пространство и время, разделяющие их, делают это невозможным: «Я говорить хотел, но ты была далеко я плакал и молчал».

Понимание того, почему «молчал», осознание того, что «полюбил глубоко», придет к лирическому герою не сразу. Своеобразие повествовательной организации стихотворения состоит в том, что выводы о прошлом делает лирический герой сейчас, и в то же время прошлое как будто не припоминается, а как бы живет заново, в известном отношении как бы впервые возникает («осмысленное прошлое не «снимается», а продолжает существовать и так, как оно было когда-то в первый раз увидено и пережито»1 – Я.С. Билинкис о герое и повествователе трилогии Л.Н. Толстого «Детство. Отрочество. Юность»). Такой повествовательный прием отсылает к традиции толстовской прозы. С другой стороны, психологизм А.Н. Апухтина в этом стихотворении напоминает психологизм И.С. Тургенева: фиксируются внешние проявления чувств, сами же чувства не называются:

Твоя дрожала грудь, твои пылали плечи.

Печальна и бледна, ты жаждала признанья.

1 Билинскис Я.С. О творчестве Л.Н. Толстого. Очерки. Л., 1959. С. 13.

Современный исследователь П.А. Гапоненко совершенно справедливо указывает на то, что стихотворение А.Н. Апухтина «Гремела музыка, горели ярко свечи. » «конспективно воспроизводит историю интимно-личных отношений героев повести И.С. Тургенева «Ася» (1858)1. Так, открытия психологической прозы становятся и достоянием поэзии середины и второй половины XIX в. Образ лирического героя демонстрирует сложность и противоречивость человеческой личности, сюжет героя – прихотливость, индивидуальность зарождения, развития чувства, его осознания.

Стихотворение построено так, что с каждой строфой нарастает эмоциональная напряженность переживаний лирического героя: сначала «смущение» (1-ая строфа), затем « волнение» (2-ая строфа): «Рвалася грудь моя от боли и страданья», наконец разрешение напряжения в осознании чувства («О, тут я понял все, я полюбил глубоко») и в упоении страданием: «я плакал и молчал» (3-ья строфа). Осознание любви происходит парадоксальным образом тогда, когда лирический герой разлучился с возлюбленной. Характерно, что ситуация прозрения помещена в хронотоп пути: «Я ехал. Путь лежал передо мной широко.» Образ пути в контексте стихотворения лишен конкретности, поэтому это не только и не столько образ конкретного маршрута героя, сколько образ пути человека вообще на земле, воплощение его судьбы. Такая деталь, уточняющая хронотоп пути, как «ветер выл кругом.», намечает еще одну идейную перспективу стихотворения: враждебность жизни человеку, трагизм любви, трагизм жизни человеческой как некая закономерность бытия человека на земле, обреченность человека, невозможность счастия на земле. Никто не виноват, виноват ли он сам? Но разве он виноват, что слишком поздно понял?

Стихотворение А.Н. Апухтина многими сторонами своей художественной системы связано с жанром романса: основной темой и мотивами (несчастная любовь, разлука, невозможность счастья, воспоминание), преобладающим настроением (грусть, тоска, раскаяние, отчаяние). Именно для романса характерна не социальная, а психологическая обусловленность драматизма выражаемых душевных переживаний, что имеет место и в анализируемом нами произведении. Обобщенность пространства и времени («абстрактный хронотоп» Е.Е. Завьялова), обобщенность сюжетной ситуации, намеки, недоговоренности (неясно, почему вынуждены расстаться герои, куда едет лирический герой, почему зарождающееся чувство любви приносит ему не радость и восторг, а «боль и страданье») -эти особенности художественной системы стихотворения «Гремела

‘ Гапоненко П.А. Поэзия «чистого искусства»: традиции и новаторство: ав-тореф. дис. . д-ра филол. наук. Орел, 2008.

музыка, горели ярко свечи. » также позволяют отнести его к жанру романса.

Исследователи признаются, что наиболее принципиальным моментом выделения жанра романса среди других стихотворных жанров является мелодика, интонация, общая эмоциональная тональность, которые способствуют эстетизации несчастной любви, созданию образа «красивого страданья» (С. Есенин). Стиховая интонация в стихотворении создается ритмом 6-стопного цезурованного ямба (симметрический ритм), который как раз во второй половине XIX в. становится более употребителен и начинает осваивать новые темы в новых жанрах, в том числе в жанре романса. Особая романсная интонация поддерживается использованием синтаксических периодов, синтаксического параллелизма, эпифоры, повторов, предложений, заканчивающихся многоточием, короткого предложения, делящего стих на две неравные части и т.п., а также специфически отобранными экспрессивно окрашенными словами. М.В. Отрадин в свое время подчеркнул: «В романсе слово не только несет свой лексический или образный смысл, но и является опорой для эмоции, музыки чувств, которая возникает как бы поверх слов»1. В стихотворении А.Н. Апухтина выражение «горели ярко свечи» имеет исключительно эмоциональный смысл, оно рифмуется с выражениями «пылали плечи», «нежны были речи», тем самым подчеркивается эмоциональный накал переживаемого момента, внутренняя взволнованность героини, которые противопоставлены иному ритму существования, чувствования лирического героя: «Но я в смущении не верил и молчал». В конце стихотворения появляется образ воющего ветра («Но ветер выл кругом») не затем, чтобы уточнить, в каких пространственных, погодных координатах существует герой, а затем, чтобы усилить эмоциональное впечатление от страдающего лирического героя, от его отчаяния. А.Н. Апухтин использует в стихотворении по преимуществу устойчивые поэтические формулы и банальные образы (ласковый голос, нежные речи, горький час, «печальна и бледна», широкий путь и пр.), которые исследователи жанра романса считают достоверным сигналом романсного стиля (Л.Я. Гинзбург, Ю.Н. Тынянов). Ю.Н. Тынянов подчеркивал, что в традиционных темах и образах «хранится старая эмоциональность», слегка подновленная, она сильнее и глубже, чем эмоциональность нового образца, «ибо новизна обычно отвлекает внимание от эмоциональности в сторону предметности»2.

Музыкальность, богатство фонических эффектов способствуют реализации установки романса на эстетизацию чувства. «Музыка»

1 Отрадин М.В. А.Н. Апухтин // А.Н. Апухтин Полн. собр. стих. Л., 1991.

2 Тынянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино. М., 1977.

стихотворения А.Н. Апухтина создается и кадансированием, и эмфатическим выделением лейтмотива молчания, и рядами аллитераций и ассонансов.

Музыкальные образы, которые вообще играют значимую роль в художественной системе А.Н. Апухтина, в этом стихотворении обрамляют лирическую композицию и подчеркивают одиночество героя среди людей и в мироздании вообще. Грому музыки мира цивилизации и вою ветра противопоставляется молчание героя. Но в отличие от лирического героя тютчевского стихотворения «Silenti-um!», для которого молчание – возможность сохранить в себе полноту и богатство бытия. Лирический герой Апухтина «говорить хотел», его молчание носит психологический характер, а не философский, оно обусловлено роковым стечением обстоятельств, в которых отчасти есть и его вина.

Читайте также:  Ангелочек - краткое содержание рассказа Андреева

Интимно-доверительная тональность, искренность, почти испо-ведальность, обращенность к адресату («ты жаждала признанья», «ты была далеко» и т. п.) – характерные черты художественного мира анализируемого стихотворения, которые способствуют решению основной задачи романсного жанра – установлению контакта с адресатом, читателем, слушателем. Через сочувственный отклик слушателя, читателя, адресата преодолевается драматизм или даже трагизм жизни.

Поэзия Саши Черного в эмиграции

Саша Черный (Александр Михайлович Гликберг, 1880-1932) -известный в России поэт-сатирик, после революции, в 1918 г. вместе с женой уезжает из Пскова в Литву, где задержится на год с небольшим. С 1920 г. начинается беженская эпопея поэта (по выражению А.С. Иванова). Сначала он оказывается в Берлине, где переиздает свои ранние книги стихов, там же выходит новая книга стихотворений «Жажда». Переиздание книги «Сатиры» (1922. 1-е изд. СПб., 1910) несет структурные исправления и дополнения. Кроме изменений стихотворного наполнения разделов прослеживаются и небольшие текстовые изменения. Например, цикл «Провинция» несет на себе отпечаток новых впечатлений, в житомирские реалии проникают иные географические пространства и образы: в стихотворениях «Виленский ребус», «На музыкальной репетиции», «Псковская колотовка».

В книге «Сатиры и лирика» (1922. 1-е изд. СПб., 1911) дополнения значительно существеннее. Расширение происходит не только

Анализ стихотворения Проселок Апухтина

Апухтин Алексей Николаевич (1840 – 1893), поэт. Родился 15 ноября (27 н.с.) в городе Волхов Орловской губернии в небогатой дворянской семье. Детство прошло в деревне Павлодар, в родовом имении отца.

В 1852 поступил в Петербургское училище правоведения, которое закончил в 1859. В училище начал писать стихи, первые из которых были опубликованы в 1854, когда ему было 14 лет. Юный автор был замечен, и ему прочили великое поэтическое будущее.

В 1859 в журнале “Современник” был напечатан цикл небольших лирических стихотворений “Деревенские очерки”, отразивших гражданское настроение Апухтина, которые отчасти возникли под влиянием некрасовской поэзии. После 1862 отошел от литературной деятельности, мотивируя это желанием остаться вне политической борьбы, в стороне от каких-либо литературных или политических партий. Он уехал в провинцию, служил в Орловской губернии чиновником особых поручений при губернаторе. В 1865 прочел две публичные лекции о жизни и творчестве А. Пушкина, что явилось событием в культурной жизни города.

В том же году вернулся в Петербург. Поэт все более напряженно работает, отыскивая собственный путь в поэзии. Наибольшую известность ему принесли романсы. Используя все традиции любовного, цыганского романса, он внес в этот жанр много собственного художественного темперамента. Многие романсы были положены на музыку П. Чайковским и другими известными композиторами (“Забыть так скоро”, “День ли царит”, “Ночи безумные” и др.). В 1886 после выхода сборника “Стихотворения” его поэтическая известность окончательно упрочилась.

В 1890 были написаны прозаические произведения – “Неоконченная повесть”, “Архив графини Д.”, “Дневник Павлика Дольского”, опубликованные посмертно. Прозу Апухтина высоко оценивал М.А. Булгаков. Умер Апухтин 17 августа (29 н.с.) в Петербурге.

По Руси великой, без конца, без края,
Тянется дорожка, узкая, кривая,
Чрез леса да реки, по степям, по нивам,
Все бежит куда-то шагом торопливым,
И чудес хоть мало встретишь той дорогой,
Но мне мил и близок вид ее убогой. Утро ли займется на небе румяном – Вся она росою блещет под туманом; Ветерок разносит из поляны сонной Скошенного сена запах благовонный; Все молчит, все дремлет, – в утреннем покое Только ржи мелькает море золотое, Да куда ни глянешь освеженным взором, Отовсюду веет тишью и простором. . По Руси великой, без конца, без края,
Тянется дорожка, узкая, кривая.
На большую съехал – впереди застава, Сзади пыыль да версты. Смотришь, а направо Снова вьется путь мой лентою узорной – Тот же прихотливый, тот же непокорный!

Использованы материалы кн.: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000.

Апухтин Алексей Николаевич (15[27].11.1840—17[29].07. 1893), поэт. Из старинного дворянского рода. Родился в г. Болхов Орловской губ. Детские годы прошли в д. Павлодар в имении отца. Получил хорошее домашнее образование. Продолжил обучение в Петербургском училище правоведения (1852—59), где сдружился с П. И. Чайковским. Брат композитора Модест Чайковский вспоминал: «Не только любовь к поэзии, но чуткость ко всему прошлому и легкость восприятия всего прекрасного, смех и негодования по поводам, которые в других не вызывали ни улыбки, ни злобы, — вот что делало сближение Апухтина и Чайковского прочным». Одаренный юноша, прекрасно знающий поэзию и чувствующий музыку, был представлен И. С. Тургеневу и А. А. Фету.

Первая публикация — стихотворение «Эпаминонд», посвящено памяти героя Севастополя адмирала В. А. Корнилова («Русский инвалид», нояб. 1854).

По окончании в 1859 с золотой медалью училища служил в Министерстве юстиции. Н. А. Некрасов в «Современнике» (1859, № 9) опубликовал 10 стихотворений Апухтина под заголовком «Деревенские очерки». Стихи эти Некрасов ставил высоко, т. к. в них звучали гражданские ноты. «Солдатская песня о Севастополе» Апухтина прославляла героизм защитников Отечества. В стихотворении «Актеры» («Время». № 12. 1861) молодой поэт высмеял либеральных краснобаев, уподобив их лицедеям, которые «украдкой глядя на суфлера» твердят заученные фразы «о добре, о жизни честной и свободной». В почвенническом «Времени» братьев Достоевских опубликовано и др. программное стихотворение молодого поэта «Современным витязям» (1862. № 2), в котором Апухтин полемически восклицал, обращаясь к адептам «отрицательного направления» в литературе: «Нестерпимо отрицаньем жить. / Я хочу во что-нибудь да верить, / Что-нибудь всем сердцем полюбить».

В 1862 Апухтин оставляет службу и уезжает в орловскую деревню. В 1863—64 служит чиновником особых поручений при орловском генерал-губернаторе. Выступает с чтением лекций об А. С. Пушкине, полемически направленных против «разрушителей эстетики». В 1864 возвращается в Петербург, но его имя вновь появляется в печати лишь через 20 с лишним лет. Свое молчание объясняет неприятием т. н. демократов. «Теперь, — признается Апухтин, — никакие силы не заставят меня выйти на арену, загроможденную подлостями, доносами и. семинаристами». И свое слово он сдержал. Стихи Апухтина появились в печати лишь в 1884, а первый сборник был издан в 1886. И в дальнейшем он всячески открещивался от «русского Парнаса» с его «разночинным духом», подчеркивая в сатирических куплетах «Дилетанта»: «Я дилетант, я дилетант». Он, как отмечал один из современников, служил искусству «с гордостью боярина и с презрением к ремеслу литератора».

Поздний представитель дворянской культуры, Апухтин занимал позицию «над схваткой» и с писателями «сталкивался только как светский человек. Личные отношения с ними не играли никакой роли ни в его литературной деятельности, ни в жизни».

Первый сборник «Стихотворения» (СПб., 1886) явил собой творчество зрелого поэта и выдержал несколько изданий. Апухтин с покоряющей искренностью выразил мысли и чувства «восьмидесятников»: неудовлетворенность жизнью, сочувствие к человеку, сожаление, что «. в эпоху общего унынья мы живем». Он тонко сопереживал природе, отдавая предпочтение осени, поре увядания: «Кончилось лето. Астры отцвели. / Под гнетом жгучей, тягостной печали, / Я сел на старую скамью, / А листья надо мной, склоняяся, шептали / Мне повесть грустную свою. («Осенние листья»).

Поэзия Апухтина имеет три основных потока: повествовательный, декламационный и романсовый. Все три естественно объединяет авторское отношение к миру. Он и она встретились после долгих лет разлуки и поняли, что прошлого не вернуть (психологическая новелла в стихах «С курьерским поездом»). Больной при свидании с близкими на время приходит в себя, но все тщетно: наследственный недуг возвращается в его сознание («Сумасшедший»). К ярким образцам русского романса должно отнести стихотворения Апухтина «Пара гнедых» и «Ночи безумные, ночи бессонные. ».

Стихотворение «Ночи безумные, ночи бессонные. » как квинтэссенция апухтинской поэзии стоит на порубежьи двух эпох: поэзии уходящего «чистого искусства» и поэзии нарождающегося символизма. Есть прямая связь этого романса с цыганским циклом стихотворений А. Блока.

Отрешение от внешнего мира, от «злобы дня», болезненная чувствительность роднят поэзию Апухтина с «мучительными» стихотворениями И. Анненского «Черные мысли, как мухи, всю ночь не дают мне покою: / Жалят, язвят и кружатся над бедной моей головою. / Хочешь забыть, разлюбить, а все любишь сильней и больнее. / Эх, кабы ночь настоящая, вечная ночь поскорее!» («Мухи»).

В 1880-х Апухтин приобретает известность, его стихи печатались в «Вестнике Европы», «Русской мысли», «Северном вестнике», «Русском обозрении». На стихи Апухтина писал музыку П. И. Чайковский.

После смерти поэта была издана его проза: повесть в письмах «Архив графини Д.», «Дневник Павлика Дольского» — о быте и нравах петербургского света, фантастический рассказ «Между жизнью и смертью».

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа – http://www.rusinst.ru

Сочинения:

Стихотворения. М.; Л., 1938; Стихотворения. Орел, 1959;

Стихотворения. Л., 1961 (Б-ка поэта. Большая серия);

Апухтин Алексей Николаевич

Алексей Николаевич Апухтин родился 15 (27) ноября 1840 г. (по другим данным 1841 г.) в г. Болхове Орловской губернии в семье, принадлежавшей к старому дворянскому роду. Детские годы его прошли в деревне Павлодар в имении отца.

Изнеженный, избалованный мальчик, склонный к болезненной полноте, выросший в обстановке праздности, он и в дальнейшем сохранил неприязнь к активным действиям: Слова одного из героев стихотворений Апухтина вполне можно отнести к самому автору:

Я жил, как многие, как все почти живут

Из круга нашего, — я жил для наслажденья,

Работника здоровый, бодрый труд

Мне незнаком был с самого рожденья.

Период учебы в Петербургском училище правоведения (1852 – 1859) – один из важнейших в жизни Апухтина.

То были годы, когда особенно остро встал вопрос об отмене крепостного права. Поэт был на стороне передовой русской мысли, пронизанной ненавистью к крепостничеству. Он читает «Колокол» и «Полярную звезду» Герцена, распространявшееся в списках письмо Белинского Гоголю.

Особо следует отметить дружбу поэта с П. И. Чайковским, возникшую на основе беззаветной любви к искусству и не только.

Читайте также:  Анализ стихотворения В полдень Апухтина

Брат композитора Модест Чайковский так вспоминает о настроениях друзей в училище правоведения: «Вера в незыблемость и святость существующего порядка вещей исчезла. Не только любовь к поэзии, но чуткость ко всему пошлому и легкость восприятия всего прекрасного, смех и негодования по поводам, которые в других не вызывали ни улыбки, ни злобы, — вот что делало сближение Апухтина и Чайковского прочным» (возможно и порочным).

Первые стихи поэта появились в газете «Русский инвалид». Это стихотворение «Эпаминоид» (1854, № 240), посвященное памяти героя Севастополя адмирала Корнилова, и «Подражание арабскому» (1855, № 71). В училище Апухтин писал охотно и много. Стихи этого времени подвержены влиянию поэзии 20— 30-х годов — А. Пушкина, М. Лермонтова, Е. Баратынского. Проявилось тяготение к мотивам грусти, уныния, размышлений о смерти. Впоследствии тема разочарования крепнет, приобретая черты своеобразия.

В этот период Апухтин чувствует поддержку со стороны таких писателей, как И. С. Тургенев и А. А. Фет. Во время каникул он видится с ними как с соседями и близкими его матери людьми.

В 1858 г. И. С. Тургенев прислал письмо, в котором советовал молодому поэту «отрешиться от настроений уныния и грусти». О том, что Апухтин внимательно прислушался к этому совету, свидетельствуют многие его стихотворения 50-х — начала 60-х годов, в том числе фрагменты неоконченной поэмы «Село Колотовка», воспроизводящей картины орловской крепостной деревни, перекликающиеся с «Записками охотника».

В 1859 г. Апухтин с золотой медалью кончает училище и поступает на службу в Министерство юстиции. В этом же году в «Современнике» (№ 9) напечатаны десять его стихотворений из цикла «Деревенские очерки». Своей антикрепостнической направленностью они близки гражданской поэзии Некрасова и отчасти политической лирике Пушкина.

Н. А. Некрасов высоко оценил этот цикл Апухтина, назвав его в числе «лучших произведений русских писателей» и поставив имя молодого поэта в одном ряду с именами М. Е. Щедрина, Л. Н. Островского, И. С. Тургенева. Но уже в начале 60-х годов Апухтин оставляет гражданские мотивы и в стихотворении «Современным витиям» провозглашает себя сторонником «чистого искусства».

В настроении поэта преобладает теперь легкая меланхолия, воспоминание о прошлом счастье, ощущение холода и тумана в настоящем, предчувствие еще большего мрака, нависшего над будущим. («Осенние листья», «Я ее победил, роковую любовь», «Истомил меня жизни безрадостный сои», «Мухи», «Встреча»).

Новое направление творчества не встретило сочувствия со стороны критики и читателей. Стихотворения Апухтина исчезают со страниц периодической печати. Он надолго умолкает и до 80-х годов почти совсем не печатается. В 1862 г. Апухтин оставил службу и поселился в деревне. Однако разоренное состояние имения заставило его вновь служить.

В 1863 –1864 гг. он — старший чиновник особых поручений при генерал-губернаторе Орла. В это время он выступает с публичными лекциями о А. Пушкине, полемически направленными против «разрушителей эстетики» («Орл. губ. ведомости», 1865, № 16).

В 1864 г. Апухтин возвращается в Петербург, работает в Министерстве внутренних дел, но уже в следующем году выходит в отставку и навсегда поселяется в столице, лишь изредка выезжая в Орловскую губернию и за границу. Забытое имя Апухтина вновь приобретает широкую известность в 80-е годы. Его стихи печатают журналы «Вестник Европы», «Русская мысль», «Северный вестник», а в 1886 г. он решается издать первый сборник своих стихотворений, который выдерживает три прижизненных и семь посмертных изданий.

На тексты стихов Апухтина пишется ряд, ставших популярными, романсов: «Пара гнедых», «Васильки», «Мухи». П. И. Чайковский, высоко оценивший талант своего друга, создает на его стихи такие замечательные романсы как «День ли царит», «Ни отзыва, ни слова, ни привета», «Ночи безумные»,«Забыть так скоро».

Возникший интерес к творчеству Апухтина не случаен. Его поэзия в 80-е годы – это печальный рассказ о том, «как ожесточалась душа молодая», как человек, «утомяся борьбою», усомнился «в мудрости мира».

Однако жизнь не позволила Апухтину уйти от ее тревог. В его стихах явно видна неудовлетворенность современной жизнью. Поэт не касался политических тем, но настроения его героев, их разочарование и духовное бессилие отвечали общему состоянию подавленности и растерянности, которые в те годы царили в России.

Показывая смятение чувств героев, Апухтин создал своеобразный жанр — стихотворение-исповедь. К нему относятся такие произведения, как «Год в монастыре», написанное в орловской деревне Рыбнице в 1882 г., «Сумасшедший», «Перед операцией», «Из бумаг прокурора», «С курьерским поездом».

Апухтин был незаурядным мастером стиха. Современники поэта высоко ценили естественность его языка, искренность чувств, отсутствие вычурности, музыкальность, изящество, эмоциональную взволнованность. Немалый интерес представляет проза Апухтина, в которой дана яркая картина деградации аристократического русского общества 80—90-х годов.

Его повести продолжают линию интимного повествования, характерную для его поэзии – письмо, дневник, монолог. «Архив графини Д.» (1890) написан в форме писем, «Дневник Павлика Дольского» (1891) – в виде дневниковых записей, «Между смертью и жизнью» (1892) – в виде воспоминаний.

Работой над прозой закончилась деятельность писателя. С весны 1893 года он уже не вставал с постели.

Умер Алексей Николаевич Апухтин 17 (29) августа 1893 г. в Петербурге.

Невелико поэтическое наследие Апухтина, однако оно оказало влияние на развитие русской поэзии начала XX века, в частности, на творчество А. Блока, и по праву входит в сокровищницу отечественной поэзии.

Комментарии

Комментировать могуть только зарегистрированные пользователи

Анализ стихотворения «Вечер» Фета

Наполненное восхищением стихотворение “Вечер” – один из лучших образцов пейзажной лирики Фета. Краткий анализ “Вечер” по плану поможет ученикам 7 класса погрузиться в прекрасный мир его поэзии и понять, почему это произведение так в нем выделяется. На уроке литературы его можно использовать в качестве основного материала или как дополнительный разбор.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Вечер.

История создания – написано оно в 1855 году, когда поэт был уже в достаточно зрелом тридцатипятилетнем возрасте.

Тема – очарование природы, которая в вечернее время кажется особенно таинственной.

Композиция – стихотворение можно разделить на две части: первая строфа является зачином, остальные две раскрывают его.

Жанр – пейзажная лирика.

Стихотворный размер – анапест с перекрестной рифмовкой.

Эпитеты“ясная река”, “померкший луг”, “немая роща”, “золотые каймы”, “ночное дыханье”, “голубой и зеленый огонь”.

Метафоры“убегает на запад река”, “облака разлетелись”, “вздохи дня”, “зарница теплится”.

Сравнение“облака как дым”.

История создания

Афанасия Афанасьевича Фета всегда глубоко волновала тема природы. Особенно он интересовался таким таинственным по его мнению явлением, как переход от дня к ночи. Благодаря дару видеть прекрасное в том, что другие считают повседневностью, поэту и удавалось создавать очаровательные пейзажные зарисовки, такие как написанные в 1855 году “Вечер”.

Несмотря на то, что поэту к тому времени уже исполнилось тридцать пять, он не утратил юношеской свежести восприятия и продолжал считать природу прекрасной и достойной созерцания.

Также в этом произведении отразилось типичное фетовское восприятие природных явлений как чего-то, что помогает познать космическое начало и имеет скрытое начало.

Стих посвящен природе, а точнее – ее таинственному очарованию в то время, когда ясность дня переходит в глубину ночи. Это действительно самое волнующее время суток и самое загадочное, что поэт искусно передает с помощью безличных предложений. Он пытается передать неуловимую красоту, придавая поэзии музыкальность.

Композиция

Первая часть произведения состоит из одной строфы и как раз наполнена безличными предложениями. Они и помогают Афанасию Афанасьевичу создать атмосферу таинственности, показать, насколько загадочен природный мир.

А вот вторая часть, состоящая из двух строф, представляет собой как раз попытку эту загадку разгадать. Размышления лирического героя, основанные на визуальных впечатлениях, раскрываются уже более традиционным способом. Автор рисует прекрасную картину природы в вечернее время, когда все понемногу засыпает с одной стороны, и как будто предчувствует утро – с другой.

Очевидно, что лирический герой видит всю развернувшуюся перед ним картину с пригорка, где то жарко, то сыро (очевидно, от ветра с реки). Это позволяет ему видеть больше, как если бы он был непосредственным участником. Такой взгляд “сверху”, немного отстраненный и в то же время пристальный, типичен для фетовских стихов. Именно за счет него была сформирована композиция: сначала лирический герой видит и слышит нечто неясное, но, вглядевшись, может разгадать хотя бы часть природных загадок. Таким образом Афанасий Афанасьевич передает свою философскую идею.

Это пейзажная лирика в лучшем своем проявлении – задушевном, таинственном, музыкальном. Поэт наполняет свое стихотворение не только визуальными, но и акустическими образами, как бы погружая читателя не только в пейзаж, но и в особое вечернее настроение, этим пейзажем навеваемое.

Трехстопное произведение имеет трехсложный стихотворный размер – Афанасий Афанасьевич использует для него анапест. Перекрестная рифма как будто связывает между собой части произведения, а последовательное сохранение ритмики делает его еще более цельным.

Средства выразительности

Богатая палитра тропов, использованная Фетом, делает стихотворение “Вечер” глубоко чувственным. Проникновенность ему придают:

  • Эпитеты – “ясная река”, “померкший луг”, “немая роща”, “золотые каймы”, “ночное дыханье”, “голубой и зеленый огонь”.
  • Метафоры – “убегает на запад река”, “облака разлетелись”, “вздохи дня”, “зарница теплится” .
  • Сравнение – “облака как дым” .

Все эти художественные средства помогают передать взгляд лирического героя, наблюдающего за уходом дня. Он восхищен великолепием пейзажа, чувствует природу живым существом и ощущает себя наблюдателем и частью ее в одно и то же время.

Таким образом поэт показывает красоту не только природы, но и своей души, которая умеет видеть все окружающее особенным и прекрасным. Кто знает, смог ли бы кто-то, кроме Фета, увидеть столько очарования в самых обычных сумерках. Афанасий Афанасьевич не только видит ее, но и стремится поделиться своим ощущением с читателем.

Ссылка на основную публикацию