Анализ стихотворения Рассвет Апухтина

Анализ стихотворения Рассвет Апухтина

Анацкая Елена, 10 класс, МБОУ СОШ №20

Комплексный анализ стихотворения

А. Н. Апухтина «Русские песни».

В своем стихотворении А. Н. Апухтин прославляет русские народные песни.

Песни — важнейшая часть русского фольклора, вмещающая в себя всю душу русского народа. Автор безмерно ценит эти близкие ему «созвучья» и наделяет их собственной жизнью и душой: «Как сроднились вы со мною», «Вы доноситесь, живые,». Автор признает за русскими народными песнями живое сознание и обращается к ним напрямик, отчего «Русские песни» приобретают черты стихотворения-послания:

Как сроднились вы со мною,

Песни родины моей,

А. Н. Апухтин особо отмечает, что душу и живое сознание песням придает русский народ. Русские люди — сочиняя пеню, напевая ее в самые радостные и самые тяжелые моменты своей жизни,оттачивая, передавая из уст в уста, проживая эти песни — отдают песням свои мысли и чувства. И каждый русский человек, переживший песню, отдает ей частичку своей души. Поэтому в песнях — душа народа. Автор пишет о том, что истинную силу народные песни приобретали не во времена всеобщего благоденствия, а во времена тяжких лишений. В такие моменты весь русский народ и каждый отдельный человек в нем — все испытывали огромный душевный подъем, единение, катарсис, дающие песням особо яркое звучание. Самые народные песни народ рождает из своей крови. Автор дивится на противоречивость русских народных песен и восхищается этим, гордится:

И как много в этих звуках

Даже в самые тяжелые периоды сильный и свободный душой русский народ не смиряется с невзгодами и самым мрачным и печальным песням придает удалое звучание и не соответствующий тексту песни и мрачному напеву оптимистический подтекст. В тоже время даже в самых радостных песнях с их ярким звучанием слышаться слезы и тихая печаль обреченного на вечные страдания народа:

Сколько в смехе тайных слез!

Но почему е «тайных слез»? Поему «недосказанных речей»? Противоречивые народные песни всегда содержат недосказанность и глубокий смысл, доступный лишь тому, кто душой понимает русский народ. Простые тексты, не изобилующие сложными поэтическими приемами, нехитрые напевы — все эти составляющие русской песни не могут вместить в себя все переживания народа. Но зато они могут стать прекрасной оболочкой для этих переживаний.

Впрочем, русским народным песням и не нужны какие-то поэтические ухищрения. То, что каждый в русском народе принимает участие в их создании, накладывает отпечаток и придает народным песням неповторимое своеобразие текстов и смыслов. Русские песни отличаются простотой и яркостью повествования и героями, собравшими свой образ по всем землям русским. Ведь каждый человек из народа шлифует песню, избавляет от лишней шелухи слов. И остается шедевр народной мысли и души. Автор восхищается текстами и сюжетами русских народных песен:«Что за речи, за герои!». Он отмечает яркость и разнообразие повествования в русских песнях, даже некоторую калейдоскопичность. Русские народные песни вмещают всю историю нашей Родины, пересказанную так, как видит и помнит ее русский народ:

То Москва, татарин злобный,

Володимир, князь святой.

Автор озирает прошлое, полное славных подвигов и звучных песен. А затем возвращается в современное ему настоящее:

Песни нашей старины

Тем же рабством и тоскою,

Той же жалобой полны;

В реальности, современной поэту, русский народ еще более забит и несвободен, чем во времена Древней Руси, когда только начиналась история подвигов и страданий нашего народа и создавались первые песни, получившие право называться не просто народными, но русскими. Однако русские народные песни пережили само время и переспорили судьбу, продолжая прославлять стародавние счастливые времена и давать людям надежду:

А подчас все так же вольно

Да свой Киев богомольный,

Стихотворение изобилует средствами художественной выразительности. Самый главный, проходящий через все стихотворение прием — это , конечно, олицетворение. Ведь автор признает за народными песнями собственную жизнь! Не менее важны антитезы, показывающие противоречивость такого народного творчества: «Что за удаль в самых муках, сколько в смехе тайных слез!». Последняя строфа — одна большая антитеза. Сначала автор говорит о том, что песни все так же печальны, а затем сразу же заявляет, что оптимистическое звучание песен тоже прекрасно сохранилось.

С помощью повторения первого слова в двух стихах автор подчеркивает отрицание того, что песни созданы кем-либо вместо народа:

Не могучий дар свободы,

Не монахи мудрецы,-

Этот же прием автор использует второй раз в этой же строфе:

Весь народ, до траты сил,

Весь — певец своей кручины-

Конечно, в стихотворении много и эпитетов: «безмолвии ночном», «могучий дар», «безвестные певцы», «бедной девы», «молодецкие разбои», «богатырские пиры», «татарин злобный», «князь святой» и многие другие. Эпитетом можно назвать и то, как называет автор князя Владимира Красно Солнышко:«солнышко-царя», и устойчивое название Киева: «Киев богомольный». Есть в стихотворении и метафоры, например «дар свободы», и сравнения: «журчанью вод подобный, плач княгини молодой,».

В некоторых фразах можно услышать аллитерацию: «Вас в крови своей носил».

Рифмовка в стихотворении перекрестная, идет чередование мужской и женской рифмы. В каждом нечетном стихе во всем стихотворении рифма женская, то есть с ударением на предпоследнем слоге. В каждом четном стихе ударение идет на последний слог — рифма мужская.

Основной размер стихотворения — хорей, изредка использованы пиррихии. В нечетных стихах с женской рифмой по восемь слогов, поэтому каждый из двух слогов ударный, а последняя гласная в строке, как и должно быть, получается безударной. В четных стихах, где использована мужская рифма, семь слогов. Поэтом цепочка ударный-безударный слог оказывается незавершенной. Последний слог в строке получается ударным.

А. Н. Апухин восхищается русским народом и плодами его творчества – русскими народными песнями. Поэт сопереживает русскому народу, так много вынесшему и так много пережившему. Он является одним из тех людей, которые чувствуют душу русского народа и потому понимают все многообразие смыслов и эмоций в русских песнях. И, конечно, не может н восхищаться. Автор, слушая старинные народные напевы, находит яркий оклик в своей душе и в своем сознании.

«Русские песни» – великолепное стихотворение, ярко и точно передающее все аспекты, связанные с русскими народными песнями: исторические, национальные, духовные, поэтические и человеческие. А. Н. Апухтин воспевает это величайшее наследи в русской культуры. Я не сомневаюсь, что и по сей день каждый русский человек, прочитав это стихотворение, вспомнит незабываемый напев какой-нибудь русской народной песни и найдет яркий отклик в своей душе.

Анализ стихотворения «Вечер» Фета

Наполненное восхищением стихотворение “Вечер” – один из лучших образцов пейзажной лирики Фета. Краткий анализ “Вечер” по плану поможет ученикам 7 класса погрузиться в прекрасный мир его поэзии и понять, почему это произведение так в нем выделяется. На уроке литературы его можно использовать в качестве основного материала или как дополнительный разбор.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Вечер.

История создания – написано оно в 1855 году, когда поэт был уже в достаточно зрелом тридцатипятилетнем возрасте.

Тема – очарование природы, которая в вечернее время кажется особенно таинственной.

Композиция – стихотворение можно разделить на две части: первая строфа является зачином, остальные две раскрывают его.

Жанр – пейзажная лирика.

Стихотворный размер – анапест с перекрестной рифмовкой.

Эпитеты“ясная река”, “померкший луг”, “немая роща”, “золотые каймы”, “ночное дыханье”, “голубой и зеленый огонь”.

Метафоры“убегает на запад река”, “облака разлетелись”, “вздохи дня”, “зарница теплится”.

Сравнение“облака как дым”.

История создания

Афанасия Афанасьевича Фета всегда глубоко волновала тема природы. Особенно он интересовался таким таинственным по его мнению явлением, как переход от дня к ночи. Благодаря дару видеть прекрасное в том, что другие считают повседневностью, поэту и удавалось создавать очаровательные пейзажные зарисовки, такие как написанные в 1855 году “Вечер”.

Несмотря на то, что поэту к тому времени уже исполнилось тридцать пять, он не утратил юношеской свежести восприятия и продолжал считать природу прекрасной и достойной созерцания.

Также в этом произведении отразилось типичное фетовское восприятие природных явлений как чего-то, что помогает познать космическое начало и имеет скрытое начало.

Стих посвящен природе, а точнее – ее таинственному очарованию в то время, когда ясность дня переходит в глубину ночи. Это действительно самое волнующее время суток и самое загадочное, что поэт искусно передает с помощью безличных предложений. Он пытается передать неуловимую красоту, придавая поэзии музыкальность.

Композиция

Первая часть произведения состоит из одной строфы и как раз наполнена безличными предложениями. Они и помогают Афанасию Афанасьевичу создать атмосферу таинственности, показать, насколько загадочен природный мир.

А вот вторая часть, состоящая из двух строф, представляет собой как раз попытку эту загадку разгадать. Размышления лирического героя, основанные на визуальных впечатлениях, раскрываются уже более традиционным способом. Автор рисует прекрасную картину природы в вечернее время, когда все понемногу засыпает с одной стороны, и как будто предчувствует утро – с другой.

Очевидно, что лирический герой видит всю развернувшуюся перед ним картину с пригорка, где то жарко, то сыро (очевидно, от ветра с реки). Это позволяет ему видеть больше, как если бы он был непосредственным участником. Такой взгляд “сверху”, немного отстраненный и в то же время пристальный, типичен для фетовских стихов. Именно за счет него была сформирована композиция: сначала лирический герой видит и слышит нечто неясное, но, вглядевшись, может разгадать хотя бы часть природных загадок. Таким образом Афанасий Афанасьевич передает свою философскую идею.

Это пейзажная лирика в лучшем своем проявлении – задушевном, таинственном, музыкальном. Поэт наполняет свое стихотворение не только визуальными, но и акустическими образами, как бы погружая читателя не только в пейзаж, но и в особое вечернее настроение, этим пейзажем навеваемое.

Трехстопное произведение имеет трехсложный стихотворный размер – Афанасий Афанасьевич использует для него анапест. Перекрестная рифма как будто связывает между собой части произведения, а последовательное сохранение ритмики делает его еще более цельным.

Средства выразительности

Богатая палитра тропов, использованная Фетом, делает стихотворение “Вечер” глубоко чувственным. Проникновенность ему придают:

  • Эпитеты – “ясная река”, “померкший луг”, “немая роща”, “золотые каймы”, “ночное дыханье”, “голубой и зеленый огонь”.
  • Метафоры – “убегает на запад река”, “облака разлетелись”, “вздохи дня”, “зарница теплится” .
  • Сравнение – “облака как дым” .

Все эти художественные средства помогают передать взгляд лирического героя, наблюдающего за уходом дня. Он восхищен великолепием пейзажа, чувствует природу живым существом и ощущает себя наблюдателем и частью ее в одно и то же время.

Таким образом поэт показывает красоту не только природы, но и своей души, которая умеет видеть все окружающее особенным и прекрасным. Кто знает, смог ли бы кто-то, кроме Фета, увидеть столько очарования в самых обычных сумерках. Афанасий Афанасьевич не только видит ее, но и стремится поделиться своим ощущением с читателем.

Читайте также:  Анализ стихотворения Проселок Апухтина

Анализ стихотворения Рассвет Апухтина

В каких произведениях русских поэтов звучит патриотическая тема и в чём эти произведения можно сопоставить со стихотворением А. Н. Апухтина?

Прочитайте приведённое ниже произведение и выполните задания 8—12, 15, 16

Видали ль вы рассвета час

За ночью тёмной и ненастной?

Давно уж буря пронеслась,

Давно уж смолкнул гул ужасный,

Но всё кругом ещё хранит

Тяжёлый след грозы нестройной,

Всё ждёт чего-то и молчит.

Всё полно мысли беспокойной.

Но вот у тучи роковой

Вдруг прояснился угол белый;

Вот за далёкою горой

С востока что-то заалело;

Вон там повыше брызнул свет.

Он вновь исчезнет ли за тучей

Иль станет славный и могучий

Но звук пастушеской свирели

Уж слышен в тишине полей,

И воздух кажется теплей,

И птички ранние запели.

Туманы, сдвинувшись сперва,

Несутся, ветром вдаль гонимы.

Теперь таков наш край родимый,

Теперь Россия такова.

Как называется вопрос, не требующий ответа («Он вновь исчезнет ли за тучей / Иль станет славный и могучий / Среди небес. »)?

Риторический вопрос — вопрос, не требующий ответа, обращенный к читателю или слушателю, чтобы привлечь их внимание к изображаемому.

Каким термином обозначается данный стилистический приём:

Давно уж буря пронеслась,

Давно уж смолкнул гул ужасный.

Анафора — повторение в строке, стихе начальных слов, несущих основную смысловую нагрузку.

Как называется созвучие концов стихотворных слов (час — пронеслась; ненастной — ужасный и т. п.)?

Рифма — повтор звуков, связывающих окончания двух и более строк.

Из приведённого ниже перечня выберите три названия художественных средств, использованных поэтом в стихотворении (цифры укажите в порядке возрастания).

В стихотворении многочисленны эпитеты (образные определения): роковая туча, нестройной грозы, свет славный и могучий.

В первом предложении налицо инверсия (необычный порядок слов в предложении):

Видали ль вы рассвета час

За ночью тёмной и ненастной?

Стихотворение отличается повторением гласных звуков: А, О; согласных: С, Р и др. Такой прием называется звукописью.

Определите размер, которым написано стихотворение А. Н. Апухтина (без указания количества стоп).

Ви-дА-ли ль вЫ рас-свЕ-та чАс

За нОчь-ю тЁм-ной и не-нАст-ной?

Ямб — двусложная стопа с ударением на втором и последующих четных слогах, т. е. 2, 4, 6, 8, 10 и т. д.

Как финальные строки содержательно соотносятся с основной частью стихотворения?

В стихотворении Апухтина перед читателем проносятся картины динамично меняющейся природы: пронеслась буря, вдали «прояснился угол белый», «заалело», «бразнул свет», который тут же может исчезнуть. Так и Россия, быстроменяющаяся, порой непредсказуемая, но, бесспорно, прекрасная и любимая. В этом смысл последних строк стихотворения.

Для русской поэзии патриотическая тематика традиционно всегда связывалась с гражданским пафосом и с восхищением красотой родной природы. Стихотворение Апухтина — прежде всего лирическое раздумье о родине. В стихотворении «Рассвет» перед читателем проносятся картины динамично меняющейся природы: пронеслась буря, вдали «прояснился угол белый», «заалело», «бразнул свет», который тут же может исчезнуть. Так и Россия, быстроменяющаяся, порой непредсказуемая, но, бесспорно, прекрасная и любимая. В этом смысл последних строк стихотворения.

«Рассвет» Апухтина можно сопоставить со лермонтовской «Родиной». В стихотворении «Родина» Лермонтов говорит о любви к русскому народу и заявляет о своей кровной связи с ним, а также о любви к природе. Он вместе с народом переживает его горести и радости, поэтому его любовь «странная». Между строк можно прочитать обращение к следующим поколениям любить Россию такой, какая она есть.

И в стихотворении Тютчева «Умом Россию не понять» звучит та же тема. Родина, со всеми её достоинствами и недостатками, единственная и достойна любви.

научная статья по теме АМБИВАЛЕНТНОСТЬ ОБРАЗА (АНАЛИЗ СТИХОТВОРЕНИЯ А. Н. АПУХТИНА «О БОЖЕ, КАК ХОРОШ ПРОХЛАДНЫЙ ВЕЧЕР ЛЕТА. ») Народное образование. Педагогика

Цена:

Авторы работы:

Научный журнал:

Год выхода:

Текст научной статьи на тему «АМБИВАЛЕНТНОСТЬ ОБРАЗА (АНАЛИЗ СТИХОТВОРЕНИЯ А. Н. АПУХТИНА «О БОЖЕ, КАК ХОРОШ ПРОХЛАДНЫЙ ВЕЧЕР ЛЕТА. »)»

(Анализ стихотворения А. Н. Апухтина «О Боже, как хорош прохладный вечер лета. »)

На основе анализа композиции элегии, ее хронотопа, субъектного распределения, тематической и эмоционально-оценочной динамики в статье рассматривается формирование образа тишины как амбивалентного.

Ключевые слова: образ; хронотоп; лирический субъект; композиция; тема; эмоционально-оценочная доминанта; семантический повтор.

Поэзия А. Н. Апухтина занимает особое место в отечественном литературном процессе, потому что именно этому автору удалось точно передать минорную нотку национального характера1, стремление к авторефлексии в идеальной поэтической форме2.

Прекрасное владение словом отличает уже ранние стихотворения А. Н. Апухтина, и в этом смысле они обладают колоссальным дидактическим потенциалом. Элегия «О Боже, как хорош прохладный вечер лета. » написана в 1859 г. и посвя-

1 «У него. превосходно выражено то глубоко пессимистическое настроение, которое знакомо и сродно душе новейшего человека, если не русского именно, то европейца вообще» [Петров 1898: 3].

2 Еще современники А Н. Апухтина считали, что «культ формы у него доходил до флоберовского педантизма, и каждое стихотворение только тогда признавалось готовым выйти на свет Божий, когда единственное выражение замерцавшей в нем мысли было найдено» [Чайковский 189S].

Гулова Инга Алексеевна, кандидат филол. наук, доцент МГЛУ. E-mail: gulova@yandex.ru

щена М. А. Апухтиной, матери поэта, к которой он на протяжении жизни не переставал испытывать нежнейшее чувство любви. Как кажется, это стихотворение отличается и безусловной этической ценностью, поскольку представляет идеальную модель отношения сына к матери.

О Боже, как хорош прохладный вечер лета,

Какая тишина! Всю ночь я просидеть готов бы до рассвета

У этого окна. Какой-то темный лик мелькает по аллее,

И воздух недвижим, И кажется, что там еще, еще темнее

За садом молодым. Уж поздно. Все сильней цветов благоуханье, Сейчас взойдет луна. На небесах покой, и на земле молчанье,

И всюду тишина. Давно ли в этот сад в чудесный вечер мая

Входили мы вдвоем? О, сколько, сколько раз его мы, не смолкая,

Бывало, обойдем! И вот я здесь один, с измученной, усталой,

Разбитою душой. Мне хочется рыдать, припавши, как бывало, К груди твоей родной.

Я жду. но не слыхать знакомого привета,

Душа болит одна. О боже, как хорош прохладный вечер лета, Какая тишина!3

Стихотворение написано шестистопным ямбом; правильное чередование рифмованных стихов неравной длины обеспечивает тематическую мобильность текста и легкость его восприятия.

Композиция стихотворения определяется его строфической природой. В соответствии с ней можно считать, что текст состоит из двух смысловых блоков, каждый из которых представлен двенадцати-стишием. Они относительно имманентны, и целостность произведения создается их сопоставлением и противопоставлением, а также динамикой четверостиший и кольцевой композицией4.

Даже при первом восприятии стихотворения нельзя не заметить позиционного выделения слова-образа тишина: оно троекратно употреблено в начале текста, на границе смыслового блока и в конце стихотворения, что подчеркивает его смысловую ценность и настраивает на текстовое развитие его семантики. Все это позволяет предположить, что именно в особенностях функционирования слова тишина следует искать подходы к интерпретации текста. Это будет непросто, поскольку язык стихотворения ориентирован на естественность и доверительную простоту, он в целом автологичен, не содержит явных стилистических экзерсисов. Скорее наоборот, текст выдержан в стилистических полутонах5 и при этом точно передает сложную гамму чувств, испытываемых лирическим субъектом.

Поскольку слово-образ тишина является отвлеченным, понять его содержательное наполнение можно через осмысление текстовых категорий, с которыми оно связано. Их в стихотворении три – время,

3 Цит. по: [Апухтин 1991].

4 Уже в ранних стихах А. Н. Апухтин активно использовал выразительный потенциал кольцевой композиции. См.: «Няня», «О, удались навек, тяжелый дух сомненья. », «В вагоне», «Проселок» и др.

5 Об импрессионистической поэтике полутонов

у А. Н. Апухтина см.: [Гулова 2000].

место и лирический субъект, приписавший хронотопу свойство тишины.

6 Образ окна не раз встречается в ранних стихотворениях поэта; ср.: Окно отворено. Последний луч заката Потух. («Вечер»); Вчера у окна мы сидели в молчанье. Мерцание звезд, соловья замиранье, Шумящие листья в окно. («Вчера у окна мы сидели в молчанье.»); Проснулся я. В раскрытое окно Повеяло прохладой и цветами. («Пробуждение»).

аллее – За садом соответствует неопределенность, обозначенная параллельным вынесением соответствующей лексики в начала четных строк (Какой-то И кажется); сверхдинамичность сопрягается со статикой (мелькает / недвижим). Внутреннее напряжение усиливается оформлением четверостишия в одно сложное предложение с перечислительными отношениями компонентов.

Реализация внешнего пространства как в высшей мере психологичного достигается через его цветовое восприятие. Слово темный используется как эмоциональная доминанта четверостишия7. Оно характеризует пространство среднего плана (темный лик мелькает) и дальнего плана (там еще, еще темнее). Актуализация словообразовательно соотнесенных цветообозначений особенно выразительна на фоне объективной «возрастной» характеристики: За садом молодым.

Как игра на конкретизации / обобщении организовано заключительное четверостишие первого смыслового блока. В 9-й и 10-й строках художественное время объективируется: Уж поздно не только подчеркивает длительность созерцания, но и передает предсказуемость времени: вечер лета. Уж поздно. Сейчас взойдет луна, т.е. лирический субъект владеет временем – течение времени ему понятно, и он может его прогнозировать.

В заключительном четверостишии первого блока внешнее пространство представлено предельно широко: его границы раздвигаются благодаря единственному глаголу четверостишия: взойдет. Использованный в форме будущего времени и инверсированный, глагол вводит вертикальную составляющую пространства.

1 Ср.: В грустном раздумье стоит, замирая, Темных предчувствий полна. («Петербургская ночь»); Зимний воздух сжат дремотой. В темной зале все молчит. («Деревенский вечер»); Я подошел к Неве. Из-за свинцовой дали Она глядела все темней. Я жадно рвусь душой к родным полям и к воле, Мне все так дико и темно. («Сегодня мне исполнилось 17 лет. »); Видали ль вы рассвета час За ночью темной и ненастной? («Рассвет»); В будущем – надежды золотые, В настоящем – грустно и темно. («На новый год»).

Далее его горизонталь формируется тематически связанными луна – небеса, а в заключительных строках двенадцатисти-шия задается обратная пространственная вертикаль: небеса – земля, за которой следует обобщение всюду.

Изменяется цветовое восприятие – появляется косвенное обозначение цвета (цветы) и света (взойдет луна), сенсорные ощущения дополняются обонятельными, причем сохраняется заявленная в начале текста установка на усиление: Все сильней. благоуханье.

Смысловая и синтаксическая реализация 9-й и 10-й строк указывает на то, что лирический субъект не чувствует себя органично в этом хронотопе: его внимание переключается с одного объекта на другой, причем эти объекты упоминаются с недомолвками, даются импрессионистическими мазками с расчетом на реконструкцию адресатом, о чем свидетельствует дважды использованная фигура умолчания. На этом фоне грамматическое подобие, синтаксическая общность, параллелизм, инверсия 11-й и 12-й строк выводят на передний план восприятия тему тишины, которая в этом случае реализуется семантически соотнесенными покой – молчанье – тишина, причем последнее оказывается в сильной позиции конца смыслового блока.

Читайте также:  Ангелочек - краткое содержание рассказа Андреева

Каждый из семантических синонимов оказывается под давлением предшествующего развертывания двенадцатистишия, что выражается во внесении ими в смысловое поле текста собственных коннота-ций8. Характер воспроизведения ранее видимого и ощущаемого таков, что тема смерти вводится неявно, очень деликатно: На небесах покой отсылает к смыслу «вечный покой», на земле молчанье – «гробовое молчанье», всюду тишина – «гробовая, мертвая, могильная тишина». Как видим, этот расширенный ряд точно соответствует эмоциональной доминате тем-

8 В. И. Шаховский отмечает, что «эмотивный потенциал может быть как собственным, так и наведенным извне, поэто

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Анализ стихотворения А.Н. Апухтина «Гремела музыка, горели ярко свечи…» (1858) Текст научной статьи по специальности « Языкознание и литературоведение»

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Вигерина Л. И.

Текст научной работы на тему «Анализ стихотворения А.Н. Апухтина «Гремела музыка, горели ярко свечи…» (1858)»

ностей, частностей, и весь художественный арсенал таких произведений, вся сюжетная ткань в совокупности исторических, социальных, характерологических, бытовых, пейзажных составляющих – является лишь ширмой бытия идеи, владеющей пространством текста.

Если воспользоваться терминологическим языком У. Эко, эйдологическая литература – это литература «открытая», «нарративный универсум» которой «не прекращает своего существования в последней строке текста, но расширяется до бесконечности»1.

По нашему убеждению, философская эйдология – один из актуальных методологических путей гуманитарного знания, который позволит осуществлять перманентный синтез двух материков континента духовной культуры, определяя ее познавательную открытость.

Анализ стихотворения А.Н. Апухтина «Гремела музыка, горели ярко свечи. » (1858)

Стихотворение «Гремела музыка, горели ярко свечи. » – одно из ранних произведений А.Н. Апухтина, посвященных любовной тематике. Анализ стихотворения позволит сделать заключение о некоторых характерных чертах ранней лирики поэта, о своеобразии разработки им темы любви на рубеже 1850-60-х гг.

Композиция стихотворения состоит из 3-х пятистиший (АВААВ СВССВ ДВДДВ), каждое из которых представляет собой завершенное целое в тематическом и синтаксическом планах, характеризуется определенными субъектно-объектными отношениями, своеобразием хронотопа, психологическим состоянием лирического героя. В то же время единство композиции, связь частей (строф) обеспечивается несколькими факторами: прошивающей всю структуру стихотворения мужской рифмой В (-ал), синтаксическими повторами, эпифорой (со значимыми вариациями) в финальном стихе каждой строфы.

1-ая часть (1-ая строфа) лирической композиции отсылает к «бальному тексту русской поэзии»; в частности, поэтическая формула «шумный бал» – к стихотворению А.К. Толстого «Средь шумного бала.» (1851). Как и в стихотворении А.К. Толстого, герои А.Н. Апухтина противопоставлены окружающему миру – «шумному балу» с «гремящей музыкой» – миру суеты. Антитеза в стихотворении А.К. Толстого основана на романтическом противопоставлении

1 Эко У. Шесть прогулок в литературных лесах. СПб., 2003. С. 158.

земного («в тревогах мирской суеты»), которому принадлежит и лирический герой, и небесного, сакрального, вышнего, иного мира, что открывается в героине («тайна твои покрывала черты», «голос так дивно звучал, как звон отдаленной свирели, как моря играющий вал»). Героиня стихотворения «Средь шумного бала» (как, впрочем, и другие женские образы в романтической и вообще в донекрасовской поэзии) наделена «небесными чертами», то есть чертами Мадонны. У А.Н. Апухтина героиня любовного стихотворения лишена романтической тайны, она земная женщина, ее образ лишен сакральных черт: «Твоя дрожала грудь, твои пылали плечи, Так ласков голос был, так нежны были речи. ». Герои А.Н. Апухтина противопоставлены балу только потому, что переживают свою собственную историю, разворачивающуюся самостоятельно, отдельно от бала. Романтической противопоставленности высоких героев пошлой действительности (светским героям бала) у Апухтина нет, поэтому и мотивировка несостоявшейся любви героев психологическая, не связана с социумом и его законами.

Развитие лирического сюжета стихотворения связано с развитием отношения «я – ты»: в 1-й строфе как будто намечается сближение, единение героев в одном переживании («Вдвоем мы слушали, как шумный длился бал.»), однако последняя строка противопоставляет их («Но я в смущении не верил и молчал»). Во 2-й строфе героиня жаждет слова, «признанья», но герой не отвечает ей («Но я в волнении томился и молчал»). В 3-й строфе герой хочет прервать молчание, потому что осознал, что полюбил, но пространство и время, разделяющие их, делают это невозможным: «Я говорить хотел, но ты была далеко я плакал и молчал».

Понимание того, почему «молчал», осознание того, что «полюбил глубоко», придет к лирическому герою не сразу. Своеобразие повествовательной организации стихотворения состоит в том, что выводы о прошлом делает лирический герой сейчас, и в то же время прошлое как будто не припоминается, а как бы живет заново, в известном отношении как бы впервые возникает («осмысленное прошлое не «снимается», а продолжает существовать и так, как оно было когда-то в первый раз увидено и пережито»1 – Я.С. Билинкис о герое и повествователе трилогии Л.Н. Толстого «Детство. Отрочество. Юность»). Такой повествовательный прием отсылает к традиции толстовской прозы. С другой стороны, психологизм А.Н. Апухтина в этом стихотворении напоминает психологизм И.С. Тургенева: фиксируются внешние проявления чувств, сами же чувства не называются:

Твоя дрожала грудь, твои пылали плечи.

Печальна и бледна, ты жаждала признанья.

1 Билинскис Я.С. О творчестве Л.Н. Толстого. Очерки. Л., 1959. С. 13.

Современный исследователь П.А. Гапоненко совершенно справедливо указывает на то, что стихотворение А.Н. Апухтина «Гремела музыка, горели ярко свечи. » «конспективно воспроизводит историю интимно-личных отношений героев повести И.С. Тургенева «Ася» (1858)1. Так, открытия психологической прозы становятся и достоянием поэзии середины и второй половины XIX в. Образ лирического героя демонстрирует сложность и противоречивость человеческой личности, сюжет героя – прихотливость, индивидуальность зарождения, развития чувства, его осознания.

Стихотворение построено так, что с каждой строфой нарастает эмоциональная напряженность переживаний лирического героя: сначала «смущение» (1-ая строфа), затем « волнение» (2-ая строфа): «Рвалася грудь моя от боли и страданья», наконец разрешение напряжения в осознании чувства («О, тут я понял все, я полюбил глубоко») и в упоении страданием: «я плакал и молчал» (3-ья строфа). Осознание любви происходит парадоксальным образом тогда, когда лирический герой разлучился с возлюбленной. Характерно, что ситуация прозрения помещена в хронотоп пути: «Я ехал. Путь лежал передо мной широко.» Образ пути в контексте стихотворения лишен конкретности, поэтому это не только и не столько образ конкретного маршрута героя, сколько образ пути человека вообще на земле, воплощение его судьбы. Такая деталь, уточняющая хронотоп пути, как «ветер выл кругом.», намечает еще одну идейную перспективу стихотворения: враждебность жизни человеку, трагизм любви, трагизм жизни человеческой как некая закономерность бытия человека на земле, обреченность человека, невозможность счастия на земле. Никто не виноват, виноват ли он сам? Но разве он виноват, что слишком поздно понял?

Стихотворение А.Н. Апухтина многими сторонами своей художественной системы связано с жанром романса: основной темой и мотивами (несчастная любовь, разлука, невозможность счастья, воспоминание), преобладающим настроением (грусть, тоска, раскаяние, отчаяние). Именно для романса характерна не социальная, а психологическая обусловленность драматизма выражаемых душевных переживаний, что имеет место и в анализируемом нами произведении. Обобщенность пространства и времени («абстрактный хронотоп» Е.Е. Завьялова), обобщенность сюжетной ситуации, намеки, недоговоренности (неясно, почему вынуждены расстаться герои, куда едет лирический герой, почему зарождающееся чувство любви приносит ему не радость и восторг, а «боль и страданье») -эти особенности художественной системы стихотворения «Гремела

‘ Гапоненко П.А. Поэзия «чистого искусства»: традиции и новаторство: ав-тореф. дис. . д-ра филол. наук. Орел, 2008.

музыка, горели ярко свечи. » также позволяют отнести его к жанру романса.

Исследователи признаются, что наиболее принципиальным моментом выделения жанра романса среди других стихотворных жанров является мелодика, интонация, общая эмоциональная тональность, которые способствуют эстетизации несчастной любви, созданию образа «красивого страданья» (С. Есенин). Стиховая интонация в стихотворении создается ритмом 6-стопного цезурованного ямба (симметрический ритм), который как раз во второй половине XIX в. становится более употребителен и начинает осваивать новые темы в новых жанрах, в том числе в жанре романса. Особая романсная интонация поддерживается использованием синтаксических периодов, синтаксического параллелизма, эпифоры, повторов, предложений, заканчивающихся многоточием, короткого предложения, делящего стих на две неравные части и т.п., а также специфически отобранными экспрессивно окрашенными словами. М.В. Отрадин в свое время подчеркнул: «В романсе слово не только несет свой лексический или образный смысл, но и является опорой для эмоции, музыки чувств, которая возникает как бы поверх слов»1. В стихотворении А.Н. Апухтина выражение «горели ярко свечи» имеет исключительно эмоциональный смысл, оно рифмуется с выражениями «пылали плечи», «нежны были речи», тем самым подчеркивается эмоциональный накал переживаемого момента, внутренняя взволнованность героини, которые противопоставлены иному ритму существования, чувствования лирического героя: «Но я в смущении не верил и молчал». В конце стихотворения появляется образ воющего ветра («Но ветер выл кругом») не затем, чтобы уточнить, в каких пространственных, погодных координатах существует герой, а затем, чтобы усилить эмоциональное впечатление от страдающего лирического героя, от его отчаяния. А.Н. Апухтин использует в стихотворении по преимуществу устойчивые поэтические формулы и банальные образы (ласковый голос, нежные речи, горький час, «печальна и бледна», широкий путь и пр.), которые исследователи жанра романса считают достоверным сигналом романсного стиля (Л.Я. Гинзбург, Ю.Н. Тынянов). Ю.Н. Тынянов подчеркивал, что в традиционных темах и образах «хранится старая эмоциональность», слегка подновленная, она сильнее и глубже, чем эмоциональность нового образца, «ибо новизна обычно отвлекает внимание от эмоциональности в сторону предметности»2.

Музыкальность, богатство фонических эффектов способствуют реализации установки романса на эстетизацию чувства. «Музыка»

1 Отрадин М.В. А.Н. Апухтин // А.Н. Апухтин Полн. собр. стих. Л., 1991.

2 Тынянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино. М., 1977.

стихотворения А.Н. Апухтина создается и кадансированием, и эмфатическим выделением лейтмотива молчания, и рядами аллитераций и ассонансов.

Музыкальные образы, которые вообще играют значимую роль в художественной системе А.Н. Апухтина, в этом стихотворении обрамляют лирическую композицию и подчеркивают одиночество героя среди людей и в мироздании вообще. Грому музыки мира цивилизации и вою ветра противопоставляется молчание героя. Но в отличие от лирического героя тютчевского стихотворения «Silenti-um!», для которого молчание – возможность сохранить в себе полноту и богатство бытия. Лирический герой Апухтина «говорить хотел», его молчание носит психологический характер, а не философский, оно обусловлено роковым стечением обстоятельств, в которых отчасти есть и его вина.

Читайте также:  Анализ стихотворения В полдень Апухтина

Интимно-доверительная тональность, искренность, почти испо-ведальность, обращенность к адресату («ты жаждала признанья», «ты была далеко» и т. п.) – характерные черты художественного мира анализируемого стихотворения, которые способствуют решению основной задачи романсного жанра – установлению контакта с адресатом, читателем, слушателем. Через сочувственный отклик слушателя, читателя, адресата преодолевается драматизм или даже трагизм жизни.

Поэзия Саши Черного в эмиграции

Саша Черный (Александр Михайлович Гликберг, 1880-1932) -известный в России поэт-сатирик, после революции, в 1918 г. вместе с женой уезжает из Пскова в Литву, где задержится на год с небольшим. С 1920 г. начинается беженская эпопея поэта (по выражению А.С. Иванова). Сначала он оказывается в Берлине, где переиздает свои ранние книги стихов, там же выходит новая книга стихотворений «Жажда». Переиздание книги «Сатиры» (1922. 1-е изд. СПб., 1910) несет структурные исправления и дополнения. Кроме изменений стихотворного наполнения разделов прослеживаются и небольшие текстовые изменения. Например, цикл «Провинция» несет на себе отпечаток новых впечатлений, в житомирские реалии проникают иные географические пространства и образы: в стихотворениях «Виленский ребус», «На музыкальной репетиции», «Псковская колотовка».

В книге «Сатиры и лирика» (1922. 1-е изд. СПб., 1911) дополнения значительно существеннее. Расширение происходит не только

Общий историко-стилистический анализ

чайковский ладотональный вокальный хоровой

Общие сведения о произведении

Романс «День ли царит» написан П. Чайковским на слова Алексея Николаевича Апухтина (1840-1893), с которым вместе учился в училище правоведения. Чайковский и поэт и после окончания училища долго поддерживали тесные дружеские отношения.

Все в музыке романса «День ли царит» подчинено одной цели – воспеванию силы и красоты человеческого чувства, утверждению радости и счастья любви.

Яркая, сверкающая силой и страстностью музыка выражает чувство всепоглощающей любви.

Общие сведения об авторах произведения

Петр Ильич Чайковский (18401893) Величайший русский композитор Петр Ильич Чайковский сформировался как художник в знаменательную для России эпоху 60-70-х годов XIX века, в период высокого подъема общественной и художественной мысли, расцвета русской литературы и публицистики, изобразительного искусства музыки. Он по праву считается одним из величайших композиторов в истории русской музыки. Он был также дирижёром, педагогом, музыкально-общественным деятелем и музыкальным журналистом.

За довольно короткую жизнь Чайковский написал огромное количество самой разнообразной музыки: 3 балета, 6 симфоний, 4 сюиты для оркестра, 11 концертов для различных инструментов, 6 камерно-инструментальных произведения, сочинения для фортепиано.

Отдельно хочется отметить произведения, написанные для хора: из духовных сочинений – «Всенощное бдение» и «Литургия», так же 10 отдельных духовных сочинений, из светских сочинений для хора a cappella особенно выделяются такие произведения, как «Без поры, да без времени», «Не кукушечка во сыром бору», «Ночевала тучка золотая», «Соловушко» и т.д.,

Так же композитор работал в крупных вокально-инструментальных жанрах – им написано 10 опер, среди которых «Мазепа», «Евгений Онегин», Пиковая дама», «Черевички», «Иоланта», «Орлеанская дева» и т.д.; 3 кантаты – «К радости», «На открытие политехнической выставки» и «Москва».

Вокальное же творчество композитора в количественном отношении определяется 112 романсами для различных голосов. Хочется отметить, что многие романсы выписаны в нескольких тональностях, для удобства исполнения и женскими и мужскими голосами.

Романсы Чайковского обращены к простому слушателю. Они близки к культуре городского бытового романса. Чувства в них выражены искренно и просто. Чайковский с детства любил романсы Алябьева, Варламова, Гурилева. «Я не могу без слёз слышать «Соловья» Алябьева, – говорил он. – А по отзыву знатоков это верх пошлости».

Конечно, многое Чайковский воспринял и от своих предшественников – М. Глинки и А. Даргомыжского, а также от романтики немецких композиторов, особенно Шумана. С Шуманом Чайковского сближала страстная лирическая взволнованность. Но при всём этом вокальная лирика Чайковского отличается ярко выраженным индивидуальным своеобразием.

Многие музыковеды отмечают свойственные романсам Чайковского черты «оперности», связь между камерным вокальным и оперным творчеством композитора.

Сам композитор считал необходимым донести до слушателя своё живое чувство во всей его полноте и непосредственности. Он как бы «переводил» словесный текст на язык музыки, выделяя в поэтическом тексте, прежде всего, доминирующий психологический мотив и находя соответствующую ему музыкальную интонацию. На этом и строился романс. Душевное состояние и переживание Чайковский умел передать в развитии, достигая постепенно особой напряженности выражения.

Среди своих современников Чайковский занял особое положение благодаря удивительной способности к широкому охвату многообразных явлений действительности, проницательности, и отзывчивости к наиболее сложным проблемам современной жизни. Гениальный дар Чайковского проявился прежде всего в отражении процессов внутренней жизни человек, в обращении в кардинальным вопросам бытия. Именно поэтому Чайковского справедливо ставят в один ряд с корифеями русской культуры – Толстым, Пушкиным, Мусоргским.

Глубокий смысл приобретает в творчестве темы любви. Это символ возвышающей и облагораживающей силы способной победить труднейшие жизненные препятствия и даже саму смерть. «Любовь есть жизнь» – это мысль Толстого, созвучная мировоззрению композитора, пронизывает все его творчество.

Для Чайковского всегда на первый план выступало единство эстетического и этического в художественном произведении слияние прекрасного с возвышенным. Признавая в нем средства духовного общения людей, Чайковский сознательно стремился к доступности, демократичности творчества. «Направленность формы на восприятие слушателя», по словам Б.И. Асафьева, рождена потребностью быть услышанным как можно большим числом людей. «Я желал бы всеми силами души, – писал композитор в письме к Фон Мекк, – чтобы музыка моя распространялась, чтобы увеличилось число людей, любящих его находящих в ней утешение и подпору».

Особенно творчески близок Чайковскому романтизм. Он переосмыслил этику романтизма и наполнил ее конкретным жизненным содержанием, связанным со своим временем и своей страной. По словам Асафьева, романтизм «никогда не был изжит как культура чувства…». Чайковского многое воспринял от романтической музыки. Такова лирическая, «исповедальная» природа его творчества, опора на его жанровую конкретность образов, тяготение к программности. У Чайковского лирико-драматическое содержание всегда связано с остроэмоциональным авторским отношением. В этом проявляется особое чувство музыки Чайковского – ее удивительная искренность и лирическая насыщенность.

Алексей Николаевич Апухтин. Родился в небогатой дворянской семье, где помимо него потом росли ещё трое сыновей Николай (1842-1878), Афиноген (1849-1908) и Владимир (1851-1927). Детство прошло в родовом имении отца (Николая Фёдоровича) – деревне Павлодар. По мироощущению близок М.Ю. Лермонтову. Был весьма мнителен, легко раним, «поэт милостью божией», вместе с тем имел репутацию шутника, остроумного и блестящего импровизатора. Его монологи в стихах, романсы, альбомные посвящения, пародии, эпиграммы и экспромты входили в репертуар модных чтецов-декламаторов. Некоторые произведения Алексея Николаевича положены на музыку П.И. Чайковским («Ночи безумные», «День ли царит» и др.), А.С. Аренским («Разбитая ваза»).

1854 – первые юношеские стихотворные опыты Апухтина («Эпаминонд», «Подражание арабскому») появились в «Русском Инвалиде» (1854-55 гг.). 1858-1861 гг. стихотворения Алексея Николаевича («Деревенские очерки» и др.) печатаются в «Современнике», затем в течение 7 лет поэтическая деятельность Апухтина прерывается, но с 1868 г. появляется в рукописных экземплярах ряд стихотворений («Ниобея», «Реквием», «Год в монастыре», «Ночи безумные», «Моление о чаше», «Старая любовь» и др).

В 1859 году окончил Императорское училище правоведения, где подружился с П.И. Чайковским. В этом престижном заведении Апухтин был самым блестящим учеником в классе и имел только отличные оценки по всем предметам, также был одним из редакторов журнала «Училищный вестник». В том же году, 23 апреля, умерла его мать, Мария Андреевна (1821-1859), смерть которой стала для Апухтина настоящим ударом. Её памяти поэт посвятил несколько стихотворений («Какое горе ждёт меня?», «Ни веселья, ни сладких мечтаний», «Ещё свежа твоя могила»).

1860-1862 гг. публиковался в журналах демократического толка («Гудок»).

Частенько давал пародии и эпиграммы под псевдонимом Сысой Сысоев.

По окончании училища служил в министерстве юстиции (в одном департаменте с Чайковским), службой не увлекался, вёл жизнь «золотой молодёжи».

С 1862 года жил в родовом имении в Орловской губернии; в 1863-1865 годах числился старшим чиновником особых поручений при губернаторе; затем в Петербурге числился чиновником министерства внутренних дел. По служебным надобностям несколько раз выезжал за границу.

Чайковский гостил у Апухтина в имении Павлодар Козельского уезда Калужской губернии в 1863 году, в 1865 году жил в петербургской квартире Апухтина. Вместе совершили путешествие на Валаам в 1866 году. По приезде в Москву Апухтин останавливался у Чайковского. Алексей Николаевич посвятил композитору стихотворения «К отъезду музыканта-друга» (1880-е годы) и «Послание» (1857). Последнее было задумано как ответ на письмо Чайковского, отправленное без обратного адреса. К Чайковскому обращено и написанное в 1856 году стихотворение «Дорогой».

Уже в 1870-х годах у него началось болезненное ожирение, которое в последние десять лет его жизни приняло колоссальные размеры. За два года до смерти Апухтин заболел также водянкой. Конец жизни он провёл практически дома, с трудом двигаясь.

1872 – в «Гражданине» без подписи напечатано стихотворение «Недостроенный памятник». 1884 – Апухтин стал помещать свои произведения в «Вестнике Европы», «Русской мысли» и «Северном Вестнике». К этому времени относятся поэмы («Письмо», «Старая цыганка», «С курьерским поездом») и лучшие его лирические произведения («В убогом рубище» и др.), многие из которых переложены на музыку. 1886 – вышел первый сборник стихотворений Апухтина.

1890 в «Вестнике Европы» опубликовано стихотворение «Сумасшедший». Часть стихотворения со слов «Да, васильки, васильки…» была положена на музыку Н.В. Киршбаумом и легла в основу широко известной русской народной песни.

В последние годы жизни Апухтиным были написаны несколько повестей: «Дневник Павлика Дольского», «Архив графини Д.», фантастический рассказ «Между жизнью и смертью», драматическая сцена «Князь Таврический». Все эти произведения вышли в свет уже после его смерти.

Уже его современники высоко оценили прозу Апухтина: Александр II был в восторге от «Архива графини Д.» – после чтения, состоявшегося в доме П.Г. Ольденбургского он заявил, что её нужно тотчас опубликовать, что это лучшая сатира на великосветские нравы. Высоко оценивали прозу Апухтина Михаил Булгаков.

Алексей Николаевич скончался 17 (29) августа 1893 года в Санкт-Петербурге, был похоронен на Никольском кладбище.

Людмила Жукова. Автор разбираемого нами переложения для женского хора Л. Жукова, долгое время была хормейстером, преподавателем и заведующей отделения хорового дирижирования Новополоцкого музыкального училища (Беларусь).

Руководила учебным хором училища и созданным ею в 1990 году любительским коллективом Полоцким камерным хором.

С 2002 года живет в Санкт-Петербурге. Своим профессиональным опытом делится как преподаватель – методист по хоровому классу, систематически проводя авторские семинары-практикумы на Курсах повышения квалификации при Учебно-методическом центре Комитета по культуре Ленинградской области. Является руководителем вокального ансамбля преподавателей-хормейстеров Санкт-Петербурга «Весна лика».

Ею сделано довольно много интересных обработок народных песен и романсов для различных составов хора и вокального ансамбля.

Ссылка на основную публикацию