Анализ стихотворения Зима Апухтина

Анализ стихотворения «Зима» Сурикова

Отличительной чертой творчества Ивана Захаровича Сурикова является лиричность, образность и простота изложения всех его произведений. Не исключением стало и стихотворение «Зима», в котором описывается вступление зимы в свои права. Предлагаем ознакомиться с кратким анализом «Зимы» по плану, который будет полезен ученика 5 класса при подготовке к уроку по литературе.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Зима.

История написания – Стих написан в 1880 году.

Тема стихотворения – Красота зимнего пейзажа, воспевание жизни крестьян.

Композиция – Композиция последовательная, стройная, делит его две смысловые части: описание зимнего пейзажа и крестьянского быта.

Жанр – Пейзажная лирика.

Стихотворный размер – Трехстопный ямб с перекрестной рифмовкой, рифма женская.

Эпитеты – «пушистый», «сердитый», «злой».

Метафоры – «снеговые горы».

Олицетворения – «лес заснул», «морозы пришли».

Сравнения – «поле забелело, то пеленою, все его одело».

История создания

На долю Ивана Захаровича выпало немало жизненных испытаний. Он родился и вырос в обычной крепостной семье, и вся его жизнь, в том числе и зрелые годы, прошли в глубокой нищете. Но это не мешало ему находить радость в простых житейских вещах. Поэт никогда не роптал на судьбу и был безмерно счастлив тем, что имел прямое отношение к поэзии, которую боготворил.

Суриков стал одним из ярких поэтов, представителей такого направления как крестьянская поэзия. В своих произведениях он воспевал простую и незамысловатую сельскую жизнь, с ее трудностями и редкими крупицами радости.

Лирическое стихотворение «Зима» Суриковым в 1880 году, незадолго до смерти поэта. В последний год жизни Иван Захарович страдал от туберкулеза, однако не переставал искренне радоваться красоте окружающего мира, его удивительной гармонии. Подтверждением тому сало посмертное произведение «Зима» – очень легкое и светлое по своему содержанию, наполненное восхищением красотой зимней природы.

Центральная тема стихотворения – зима, которая только вступает в свои права. Произведение дарит читателю чувство умиротворения и душевного спокойствия, которое навевает неспешный снегопад, укрывающий землю белым пушистым полотном. Он скрывает всю неприглядность осиротелой черной земли, наряжает в богатые наряды голые ветви деревьев.

Приход зимы описан достаточно просто и сдержанно, что указывает на неизбежное и закономерное подчинение бытия законам природы. Автор делает акцент на том, что любые изменения в окружающем мире нужно принимать с радостью и благодарностью. Каждый миг жизни наполнен своим очарованием, необходимо лишь научиться ценить простые радости.

Наступление зимы приносит свои хлопоты в крестьянскую жизнь: нужно утеплить избу, защитить ее от зимней стужи, привезти из лесу дрова. Однако зимой работы у крестьян гораздо меньше, а для детворы эта пора года – настоящий праздник, ведь можно до темноты кататься на ледяных горках, играть в снежки.

Композиция

Стихотворение состоит из восьми строф, каждая из которых, в свою очередь, включает по четыре строки.

Выделить лирического героя в произведении достаточно трудно, но после прочтения становится понятно, что это мужчина, который наслаждается зимним пейзажем. Ему близка деревенская жизнь, быт крестьян. Из этого можно сделать вывод, что лирическим героем в стихотворении «Зима» является сам Суриков. В повествовании он занимает позицию несколько отстраненного наблюдателя, никак не проявляющего свои эмоции.

Композиция произведения стройная. Сюжет можно разделить на две условные части: в первой части поэт демонстрирует красоту зимнего пейзажа, а во второй – уделяет внимание крестьянскому быту.

Жанровая принадлежность произведения – пейзажная лирика. В нем очень гармонично переплелось описание природы в зимнее время года и крестьянского быта.

«Зима» написана трехстопным ямбом с применением перекрестной рифмовки. Рифма женская, поскольку ударение делается на предпоследнем слоге.

Средства выразительности

Для раскрытия зимней темы большую роль в стихотворении играют такие средства художественной выразительности как эпитеты (« пушистый», «сердитый», «злой »), метафоры (« снеговые горы »), олицетворения (« лес заснул», «морозы пришли »), сравнения (« поле забелело, то пеленою, все его одело »).

Анализ стихотворения Зима Апухтина

Определите размер, которым написано данное стихотворение А. Н. Апухтина (без указания количества стоп).

Прочитайте приведённый ниже фрагмент произведения и выполните задания 10–16.

Волшебные слова любви и упоенья

Я слышал наконец из милых уст твоих,

Но в странной робости последнего сомненья

Твой голос ласковый затих.

Давно, когда, в цветах синея и блистая,

Неслася над землёй счастливая весна,

Я помню, видел раз, как глыба снеговая

На солнце таяла одна.

Одна. кругом и жизнь, и говор, и движенье.

Но солнце всё горит, звучней бегут ручьи.

И в полдень снега нет, и радость обновленья

До утра пели соловьи.

О, дай же доступ мне, моей любви мятежной,

О, сбрось последний снег, растай, растай скорей.

И я тогда зальюсь такою песней нежной,

Какой не ведал соловей!

Укажите род литературы, к которому относится произведение А.Н. Апухтина.

Лирика — один из основных родов литературы, отражающий жизнь при помощи изображения отдельных состояний, мыслей, чувств, впечатлений и переживаний человека, вызванных теми или иными обстоятельствами.

Ответ: лирика или лирический.

Какой вид рифмовки (схема АВАВ) использует поэт?

Вид рифмовки, когда строки стихотворения рифмуются через одну, называется перекрёстной. Схема такой рифмовки: АВАВ (первая строка рифмуется с третьей, вторая − с четвёртой).

Две первые строчки последней строфы стихотворения начинаются с одного и того же слова. Как называется эта стилистическая фигура?

Из приведённого ниже перечня выберите три названия художественных средств, использованных А. Н. Апухтиным в данном стихотворении (цифры укажите в порядке возрастания).

В данном стихотворении используются художественные средства:

1) Эпитет- образное определение: «любви мятежной», «счастливая весна».

2) Метафора — скрытое сравнение: «Но солнце всё горит, звучней бегут ручьи. ».

5) Инверсия − необычный порядок слов: «Волшебные слова любви и упоенья | Я слышал наконец из милых уст твоих».

В чём заключается смысл сравнения, лежащего в основе стихотворения А. Н. Апухтина?

В основе стихотворения А. Апухтина лежит сравнение внутреннего состояния лирического героя с состоянием природы. Природа в стихотворении очеловечена, внутренне близка и понятна герою. «Волшебные слова любви и упоенья» звучат из уст любимой очень робко, а в какой-то момент вообще замолкают – это печалит поэта. Он сравнивает своё ощущение с происходящим в природе: посреди весны, пробуждающихся после зимы звуков и красок невесть откуда появляется глыба снега. Герой призывает любимую сбросить «последний снег» и ввериться мятежной любви.

В каких произведениях отечественных поэтов звучит любовная тема и в чём эти произведения можно сопоставить со стихотворением А. Н. Апухтина?

Пожалуй, трудно найти поэта, в творчестве которого не звучала бы любовная тема.

В основе стихотворения А. Апухтина тоже лежит любовное переживание. «Волшебные слова любви и упоенья» звучат из уст любимой очень робко, а в какой-то момент вообще замолкают – это печалит поэта. Герой призывает любимую сбросить «последний снег» и ввериться мятежной любви, ведь только так можно почувствовать себя счастливым.

Подобные чувства испытывает и лирический герой стихотворения А. Толстого «Средь шумного бала, случайно…» На лице незнакомки отпечаток тайны. «Лишь очи печально глядели, а голос так дивно звучал», — отмечает поэт. Лирический герой стихотворения идеализирует свою избранницу, отмечая, что она грезится ему и во сне, и наяву.

В стихотворении «О подвигах, о доблестях, о славе…» А. Блок проповедует: любовь возвышает человека над обыденностью, любовь – всепоглощающая тайна, она может давать силы, может лишать их. Когда приходит момент разлуки, наступает опустошение. Поражает отношение лирического героя к возлюбленной: он почти обожествляет ее: «…ты не оглянулась», «…ты не снизошла». Герой, несмотря на расставание, называет свою возлюбленную «милой», «нежной», что говорит о его способности любить жертвенно, полнокровно.

Именно любовь наполняет смыслом, внутренним горением, заставляет содрогаться человеческое сердце, способствует взлету человеческого разума и одухотворенности всего миропорядка – об этом писали Апухтин, Толстой, Блок.

«Зима» анализ стихотворения Сурикова по плану кратко – эпитеты, сравнение, метафоры, рифма

Отличительной чертой творчества Ивана Захаровича Сурикова является лиричность, образность и простота изложения всех его произведений. Не исключением стало и стихотворение «Зима», в котором описывается вступление зимы в свои права. Предлагаем ознакомиться с кратким анализом «Зимы» по плану, который будет полезен ученика 5 класса при подготовке к уроку по литературе.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Зима.

История написания – Стих написан в 1880 году.

Тема стихотворения – Красота зимнего пейзажа, воспевание жизни крестьян.

Композиция – Композиция последовательная, стройная, делит его две смысловые части: описание зимнего пейзажа и крестьянского быта.

Жанр – Пейзажная лирика.

Стихотворный размер – Трехстопный ямб с перекрестной рифмовкой, рифма женская.

Эпитеты – «пушистый», «сердитый», «злой».

Метафоры – «снеговые горы».

Олицетворения – «лес заснул», «морозы пришли».

Сравнения – «поле забелело, то пеленою, все его одело».

История создания

На долю Ивана Захаровича выпало немало жизненных испытаний. Он родился и вырос в обычной крепостной семье, и вся его жизнь, в том числе и зрелые годы, прошли в глубокой нищете. Но это не мешало ему находить радость в простых житейских вещах. Поэт никогда не роптал на судьбу и был безмерно счастлив тем, что имел прямое отношение к поэзии, которую боготворил.

Суриков стал одним из ярких поэтов, представителей такого направления как крестьянская поэзия. В своих произведениях он воспевал простую и незамысловатую сельскую жизнь, с ее трудностями и редкими крупицами радости.

Читайте также:  Анализ стихотворения Проселок Апухтина

Лирическое стихотворение «Зима» Суриковым в 1880 году, незадолго до смерти поэта. В последний год жизни Иван Захарович страдал от туберкулеза, однако не переставал искренне радоваться красоте окружающего мира, его удивительной гармонии. Подтверждением тому сало посмертное произведение «Зима» – очень легкое и светлое по своему содержанию, наполненное восхищением красотой зимней природы.

Центральная тема стихотворения – зима, которая только вступает в свои права. Произведение дарит читателю чувство умиротворения и душевного спокойствия, которое навевает неспешный снегопад, укрывающий землю белым пушистым полотном. Он скрывает всю неприглядность осиротелой черной земли, наряжает в богатые наряды голые ветви деревьев.

Приход зимы описан достаточно просто и сдержанно, что указывает на неизбежное и закономерное подчинение бытия законам природы. Автор делает акцент на том, что любые изменения в окружающем мире нужно принимать с радостью и благодарностью. Каждый миг жизни наполнен своим очарованием, необходимо лишь научиться ценить простые радости.

Наступление зимы приносит свои хлопоты в крестьянскую жизнь: нужно утеплить избу, защитить ее от зимней стужи, привезти из лесу дрова. Однако зимой работы у крестьян гораздо меньше, а для детворы эта пора года – настоящий праздник, ведь можно до темноты кататься на ледяных горках, играть в снежки.

Композиция

Стихотворение состоит из восьми строф, каждая из которых, в свою очередь, включает по четыре строки.

Выделить лирического героя в произведении достаточно трудно, но после прочтения становится понятно, что это мужчина, который наслаждается зимним пейзажем. Ему близка деревенская жизнь, быт крестьян. Из этого можно сделать вывод, что лирическим героем в стихотворении «Зима» является сам Суриков. В повествовании он занимает позицию несколько отстраненного наблюдателя, никак не проявляющего свои эмоции.

Композиция произведения стройная. Сюжет можно разделить на две условные части: в первой части поэт демонстрирует красоту зимнего пейзажа, а во второй – уделяет внимание крестьянскому быту.

Жанровая принадлежность произведения – пейзажная лирика. В нем очень гармонично переплелось описание природы в зимнее время года и крестьянского быта.

«Зима» написана трехстопным ямбом с применением перекрестной рифмовки. Рифма женская, поскольку ударение делается на предпоследнем слоге.

Средства выразительности

Для раскрытия зимней темы большую роль в стихотворении играют такие средства художественной выразительности как эпитеты («пушистый», «сердитый», «злой»), метафоры («снеговые горы»), олицетворения («лес заснул», «морозы пришли»), сравнения («поле забелело, то пеленою, все его одело»).

Анализ стихотворения А.Н. Апухтина «Гремела музыка, горели ярко свечи…» (1858) Текст научной статьи по специальности « Языкознание и литературоведение»

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Вигерина Л. И.

Текст научной работы на тему «Анализ стихотворения А.Н. Апухтина «Гремела музыка, горели ярко свечи…» (1858)»

ностей, частностей, и весь художественный арсенал таких произведений, вся сюжетная ткань в совокупности исторических, социальных, характерологических, бытовых, пейзажных составляющих – является лишь ширмой бытия идеи, владеющей пространством текста.

Если воспользоваться терминологическим языком У. Эко, эйдологическая литература – это литература «открытая», «нарративный универсум» которой «не прекращает своего существования в последней строке текста, но расширяется до бесконечности»1.

По нашему убеждению, философская эйдология – один из актуальных методологических путей гуманитарного знания, который позволит осуществлять перманентный синтез двух материков континента духовной культуры, определяя ее познавательную открытость.

Анализ стихотворения А.Н. Апухтина «Гремела музыка, горели ярко свечи. » (1858)

Стихотворение «Гремела музыка, горели ярко свечи. » – одно из ранних произведений А.Н. Апухтина, посвященных любовной тематике. Анализ стихотворения позволит сделать заключение о некоторых характерных чертах ранней лирики поэта, о своеобразии разработки им темы любви на рубеже 1850-60-х гг.

Композиция стихотворения состоит из 3-х пятистиший (АВААВ СВССВ ДВДДВ), каждое из которых представляет собой завершенное целое в тематическом и синтаксическом планах, характеризуется определенными субъектно-объектными отношениями, своеобразием хронотопа, психологическим состоянием лирического героя. В то же время единство композиции, связь частей (строф) обеспечивается несколькими факторами: прошивающей всю структуру стихотворения мужской рифмой В (-ал), синтаксическими повторами, эпифорой (со значимыми вариациями) в финальном стихе каждой строфы.

1-ая часть (1-ая строфа) лирической композиции отсылает к «бальному тексту русской поэзии»; в частности, поэтическая формула «шумный бал» – к стихотворению А.К. Толстого «Средь шумного бала.» (1851). Как и в стихотворении А.К. Толстого, герои А.Н. Апухтина противопоставлены окружающему миру – «шумному балу» с «гремящей музыкой» – миру суеты. Антитеза в стихотворении А.К. Толстого основана на романтическом противопоставлении

1 Эко У. Шесть прогулок в литературных лесах. СПб., 2003. С. 158.

земного («в тревогах мирской суеты»), которому принадлежит и лирический герой, и небесного, сакрального, вышнего, иного мира, что открывается в героине («тайна твои покрывала черты», «голос так дивно звучал, как звон отдаленной свирели, как моря играющий вал»). Героиня стихотворения «Средь шумного бала» (как, впрочем, и другие женские образы в романтической и вообще в донекрасовской поэзии) наделена «небесными чертами», то есть чертами Мадонны. У А.Н. Апухтина героиня любовного стихотворения лишена романтической тайны, она земная женщина, ее образ лишен сакральных черт: «Твоя дрожала грудь, твои пылали плечи, Так ласков голос был, так нежны были речи. ». Герои А.Н. Апухтина противопоставлены балу только потому, что переживают свою собственную историю, разворачивающуюся самостоятельно, отдельно от бала. Романтической противопоставленности высоких героев пошлой действительности (светским героям бала) у Апухтина нет, поэтому и мотивировка несостоявшейся любви героев психологическая, не связана с социумом и его законами.

Развитие лирического сюжета стихотворения связано с развитием отношения «я – ты»: в 1-й строфе как будто намечается сближение, единение героев в одном переживании («Вдвоем мы слушали, как шумный длился бал.»), однако последняя строка противопоставляет их («Но я в смущении не верил и молчал»). Во 2-й строфе героиня жаждет слова, «признанья», но герой не отвечает ей («Но я в волнении томился и молчал»). В 3-й строфе герой хочет прервать молчание, потому что осознал, что полюбил, но пространство и время, разделяющие их, делают это невозможным: «Я говорить хотел, но ты была далеко я плакал и молчал».

Понимание того, почему «молчал», осознание того, что «полюбил глубоко», придет к лирическому герою не сразу. Своеобразие повествовательной организации стихотворения состоит в том, что выводы о прошлом делает лирический герой сейчас, и в то же время прошлое как будто не припоминается, а как бы живет заново, в известном отношении как бы впервые возникает («осмысленное прошлое не «снимается», а продолжает существовать и так, как оно было когда-то в первый раз увидено и пережито»1 – Я.С. Билинкис о герое и повествователе трилогии Л.Н. Толстого «Детство. Отрочество. Юность»). Такой повествовательный прием отсылает к традиции толстовской прозы. С другой стороны, психологизм А.Н. Апухтина в этом стихотворении напоминает психологизм И.С. Тургенева: фиксируются внешние проявления чувств, сами же чувства не называются:

Твоя дрожала грудь, твои пылали плечи.

Печальна и бледна, ты жаждала признанья.

1 Билинскис Я.С. О творчестве Л.Н. Толстого. Очерки. Л., 1959. С. 13.

Современный исследователь П.А. Гапоненко совершенно справедливо указывает на то, что стихотворение А.Н. Апухтина «Гремела музыка, горели ярко свечи. » «конспективно воспроизводит историю интимно-личных отношений героев повести И.С. Тургенева «Ася» (1858)1. Так, открытия психологической прозы становятся и достоянием поэзии середины и второй половины XIX в. Образ лирического героя демонстрирует сложность и противоречивость человеческой личности, сюжет героя – прихотливость, индивидуальность зарождения, развития чувства, его осознания.

Стихотворение построено так, что с каждой строфой нарастает эмоциональная напряженность переживаний лирического героя: сначала «смущение» (1-ая строфа), затем « волнение» (2-ая строфа): «Рвалася грудь моя от боли и страданья», наконец разрешение напряжения в осознании чувства («О, тут я понял все, я полюбил глубоко») и в упоении страданием: «я плакал и молчал» (3-ья строфа). Осознание любви происходит парадоксальным образом тогда, когда лирический герой разлучился с возлюбленной. Характерно, что ситуация прозрения помещена в хронотоп пути: «Я ехал. Путь лежал передо мной широко.» Образ пути в контексте стихотворения лишен конкретности, поэтому это не только и не столько образ конкретного маршрута героя, сколько образ пути человека вообще на земле, воплощение его судьбы. Такая деталь, уточняющая хронотоп пути, как «ветер выл кругом.», намечает еще одну идейную перспективу стихотворения: враждебность жизни человеку, трагизм любви, трагизм жизни человеческой как некая закономерность бытия человека на земле, обреченность человека, невозможность счастия на земле. Никто не виноват, виноват ли он сам? Но разве он виноват, что слишком поздно понял?

Стихотворение А.Н. Апухтина многими сторонами своей художественной системы связано с жанром романса: основной темой и мотивами (несчастная любовь, разлука, невозможность счастья, воспоминание), преобладающим настроением (грусть, тоска, раскаяние, отчаяние). Именно для романса характерна не социальная, а психологическая обусловленность драматизма выражаемых душевных переживаний, что имеет место и в анализируемом нами произведении. Обобщенность пространства и времени («абстрактный хронотоп» Е.Е. Завьялова), обобщенность сюжетной ситуации, намеки, недоговоренности (неясно, почему вынуждены расстаться герои, куда едет лирический герой, почему зарождающееся чувство любви приносит ему не радость и восторг, а «боль и страданье») -эти особенности художественной системы стихотворения «Гремела

‘ Гапоненко П.А. Поэзия «чистого искусства»: традиции и новаторство: ав-тореф. дис. . д-ра филол. наук. Орел, 2008.

музыка, горели ярко свечи. » также позволяют отнести его к жанру романса.

Исследователи признаются, что наиболее принципиальным моментом выделения жанра романса среди других стихотворных жанров является мелодика, интонация, общая эмоциональная тональность, которые способствуют эстетизации несчастной любви, созданию образа «красивого страданья» (С. Есенин). Стиховая интонация в стихотворении создается ритмом 6-стопного цезурованного ямба (симметрический ритм), который как раз во второй половине XIX в. становится более употребителен и начинает осваивать новые темы в новых жанрах, в том числе в жанре романса. Особая романсная интонация поддерживается использованием синтаксических периодов, синтаксического параллелизма, эпифоры, повторов, предложений, заканчивающихся многоточием, короткого предложения, делящего стих на две неравные части и т.п., а также специфически отобранными экспрессивно окрашенными словами. М.В. Отрадин в свое время подчеркнул: «В романсе слово не только несет свой лексический или образный смысл, но и является опорой для эмоции, музыки чувств, которая возникает как бы поверх слов»1. В стихотворении А.Н. Апухтина выражение «горели ярко свечи» имеет исключительно эмоциональный смысл, оно рифмуется с выражениями «пылали плечи», «нежны были речи», тем самым подчеркивается эмоциональный накал переживаемого момента, внутренняя взволнованность героини, которые противопоставлены иному ритму существования, чувствования лирического героя: «Но я в смущении не верил и молчал». В конце стихотворения появляется образ воющего ветра («Но ветер выл кругом») не затем, чтобы уточнить, в каких пространственных, погодных координатах существует герой, а затем, чтобы усилить эмоциональное впечатление от страдающего лирического героя, от его отчаяния. А.Н. Апухтин использует в стихотворении по преимуществу устойчивые поэтические формулы и банальные образы (ласковый голос, нежные речи, горький час, «печальна и бледна», широкий путь и пр.), которые исследователи жанра романса считают достоверным сигналом романсного стиля (Л.Я. Гинзбург, Ю.Н. Тынянов). Ю.Н. Тынянов подчеркивал, что в традиционных темах и образах «хранится старая эмоциональность», слегка подновленная, она сильнее и глубже, чем эмоциональность нового образца, «ибо новизна обычно отвлекает внимание от эмоциональности в сторону предметности»2.

Читайте также:  Анализ стихотворения Прощание с деревней Апухтина

Музыкальность, богатство фонических эффектов способствуют реализации установки романса на эстетизацию чувства. «Музыка»

1 Отрадин М.В. А.Н. Апухтин // А.Н. Апухтин Полн. собр. стих. Л., 1991.

2 Тынянов Ю.Н. Поэтика. История литературы. Кино. М., 1977.

стихотворения А.Н. Апухтина создается и кадансированием, и эмфатическим выделением лейтмотива молчания, и рядами аллитераций и ассонансов.

Музыкальные образы, которые вообще играют значимую роль в художественной системе А.Н. Апухтина, в этом стихотворении обрамляют лирическую композицию и подчеркивают одиночество героя среди людей и в мироздании вообще. Грому музыки мира цивилизации и вою ветра противопоставляется молчание героя. Но в отличие от лирического героя тютчевского стихотворения «Silenti-um!», для которого молчание – возможность сохранить в себе полноту и богатство бытия. Лирический герой Апухтина «говорить хотел», его молчание носит психологический характер, а не философский, оно обусловлено роковым стечением обстоятельств, в которых отчасти есть и его вина.

Интимно-доверительная тональность, искренность, почти испо-ведальность, обращенность к адресату («ты жаждала признанья», «ты была далеко» и т. п.) – характерные черты художественного мира анализируемого стихотворения, которые способствуют решению основной задачи романсного жанра – установлению контакта с адресатом, читателем, слушателем. Через сочувственный отклик слушателя, читателя, адресата преодолевается драматизм или даже трагизм жизни.

Поэзия Саши Черного в эмиграции

Саша Черный (Александр Михайлович Гликберг, 1880-1932) -известный в России поэт-сатирик, после революции, в 1918 г. вместе с женой уезжает из Пскова в Литву, где задержится на год с небольшим. С 1920 г. начинается беженская эпопея поэта (по выражению А.С. Иванова). Сначала он оказывается в Берлине, где переиздает свои ранние книги стихов, там же выходит новая книга стихотворений «Жажда». Переиздание книги «Сатиры» (1922. 1-е изд. СПб., 1910) несет структурные исправления и дополнения. Кроме изменений стихотворного наполнения разделов прослеживаются и небольшие текстовые изменения. Например, цикл «Провинция» несет на себе отпечаток новых впечатлений, в житомирские реалии проникают иные географические пространства и образы: в стихотворениях «Виленский ребус», «На музыкальной репетиции», «Псковская колотовка».

В книге «Сатиры и лирика» (1922. 1-е изд. СПб., 1911) дополнения значительно существеннее. Расширение происходит не только

Анализ стихотворения Зима Апухтина

Анацкая Елена, 10 класс, МБОУ СОШ №20

Комплексный анализ стихотворения

А. Н. Апухтина «Русские песни».

В своем стихотворении А. Н. Апухтин прославляет русские народные песни.

Песни — важнейшая часть русского фольклора, вмещающая в себя всю душу русского народа. Автор безмерно ценит эти близкие ему «созвучья» и наделяет их собственной жизнью и душой: «Как сроднились вы со мною», «Вы доноситесь, живые,». Автор признает за русскими народными песнями живое сознание и обращается к ним напрямик, отчего «Русские песни» приобретают черты стихотворения-послания:

Как сроднились вы со мною,

Песни родины моей,

А. Н. Апухтин особо отмечает, что душу и живое сознание песням придает русский народ. Русские люди — сочиняя пеню, напевая ее в самые радостные и самые тяжелые моменты своей жизни,оттачивая, передавая из уст в уста, проживая эти песни — отдают песням свои мысли и чувства. И каждый русский человек, переживший песню, отдает ей частичку своей души. Поэтому в песнях — душа народа. Автор пишет о том, что истинную силу народные песни приобретали не во времена всеобщего благоденствия, а во времена тяжких лишений. В такие моменты весь русский народ и каждый отдельный человек в нем — все испытывали огромный душевный подъем, единение, катарсис, дающие песням особо яркое звучание. Самые народные песни народ рождает из своей крови. Автор дивится на противоречивость русских народных песен и восхищается этим, гордится:

И как много в этих звуках

Даже в самые тяжелые периоды сильный и свободный душой русский народ не смиряется с невзгодами и самым мрачным и печальным песням придает удалое звучание и не соответствующий тексту песни и мрачному напеву оптимистический подтекст. В тоже время даже в самых радостных песнях с их ярким звучанием слышаться слезы и тихая печаль обреченного на вечные страдания народа:

Сколько в смехе тайных слез!

Но почему е «тайных слез»? Поему «недосказанных речей»? Противоречивые народные песни всегда содержат недосказанность и глубокий смысл, доступный лишь тому, кто душой понимает русский народ. Простые тексты, не изобилующие сложными поэтическими приемами, нехитрые напевы — все эти составляющие русской песни не могут вместить в себя все переживания народа. Но зато они могут стать прекрасной оболочкой для этих переживаний.

Впрочем, русским народным песням и не нужны какие-то поэтические ухищрения. То, что каждый в русском народе принимает участие в их создании, накладывает отпечаток и придает народным песням неповторимое своеобразие текстов и смыслов. Русские песни отличаются простотой и яркостью повествования и героями, собравшими свой образ по всем землям русским. Ведь каждый человек из народа шлифует песню, избавляет от лишней шелухи слов. И остается шедевр народной мысли и души. Автор восхищается текстами и сюжетами русских народных песен:«Что за речи, за герои!». Он отмечает яркость и разнообразие повествования в русских песнях, даже некоторую калейдоскопичность. Русские народные песни вмещают всю историю нашей Родины, пересказанную так, как видит и помнит ее русский народ:

То Москва, татарин злобный,

Володимир, князь святой.

Автор озирает прошлое, полное славных подвигов и звучных песен. А затем возвращается в современное ему настоящее:

Песни нашей старины

Тем же рабством и тоскою,

Той же жалобой полны;

В реальности, современной поэту, русский народ еще более забит и несвободен, чем во времена Древней Руси, когда только начиналась история подвигов и страданий нашего народа и создавались первые песни, получившие право называться не просто народными, но русскими. Однако русские народные песни пережили само время и переспорили судьбу, продолжая прославлять стародавние счастливые времена и давать людям надежду:

А подчас все так же вольно

Да свой Киев богомольный,

Стихотворение изобилует средствами художественной выразительности. Самый главный, проходящий через все стихотворение прием — это , конечно, олицетворение. Ведь автор признает за народными песнями собственную жизнь! Не менее важны антитезы, показывающие противоречивость такого народного творчества: «Что за удаль в самых муках, сколько в смехе тайных слез!». Последняя строфа — одна большая антитеза. Сначала автор говорит о том, что песни все так же печальны, а затем сразу же заявляет, что оптимистическое звучание песен тоже прекрасно сохранилось.

С помощью повторения первого слова в двух стихах автор подчеркивает отрицание того, что песни созданы кем-либо вместо народа:

Не могучий дар свободы,

Не монахи мудрецы,-

Этот же прием автор использует второй раз в этой же строфе:

Весь народ, до траты сил,

Весь — певец своей кручины-

Конечно, в стихотворении много и эпитетов: «безмолвии ночном», «могучий дар», «безвестные певцы», «бедной девы», «молодецкие разбои», «богатырские пиры», «татарин злобный», «князь святой» и многие другие. Эпитетом можно назвать и то, как называет автор князя Владимира Красно Солнышко:«солнышко-царя», и устойчивое название Киева: «Киев богомольный». Есть в стихотворении и метафоры, например «дар свободы», и сравнения: «журчанью вод подобный, плач княгини молодой,».

В некоторых фразах можно услышать аллитерацию: «Вас в крови своей носил».

Рифмовка в стихотворении перекрестная, идет чередование мужской и женской рифмы. В каждом нечетном стихе во всем стихотворении рифма женская, то есть с ударением на предпоследнем слоге. В каждом четном стихе ударение идет на последний слог — рифма мужская.

Основной размер стихотворения — хорей, изредка использованы пиррихии. В нечетных стихах с женской рифмой по восемь слогов, поэтому каждый из двух слогов ударный, а последняя гласная в строке, как и должно быть, получается безударной. В четных стихах, где использована мужская рифма, семь слогов. Поэтом цепочка ударный-безударный слог оказывается незавершенной. Последний слог в строке получается ударным.

Читайте также:  Ангелочек - краткое содержание рассказа Андреева

А. Н. Апухин восхищается русским народом и плодами его творчества – русскими народными песнями. Поэт сопереживает русскому народу, так много вынесшему и так много пережившему. Он является одним из тех людей, которые чувствуют душу русского народа и потому понимают все многообразие смыслов и эмоций в русских песнях. И, конечно, не может н восхищаться. Автор, слушая старинные народные напевы, находит яркий оклик в своей душе и в своем сознании.

«Русские песни» – великолепное стихотворение, ярко и точно передающее все аспекты, связанные с русскими народными песнями: исторические, национальные, духовные, поэтические и человеческие. А. Н. Апухтин воспевает это величайшее наследи в русской культуры. Я не сомневаюсь, что и по сей день каждый русский человек, прочитав это стихотворение, вспомнит незабываемый напев какой-нибудь русской народной песни и найдет яркий отклик в своей душе.

Анализ стихотворения Зима Апухтина

Алексей Апухтин (ноябрь 1840) вошел в русскую культуру классическими романсами , но не только: его именем Александр Блок назвал целую эпоху – глухие апухтинские времена, имея в виду не только восьмидесятые годы XIX века русской истории, но и предшествовавшие им шестидесятые – время больших надежд и общественного подъема, сменившегося глухой реакцией восьмидесятых.

Согласимся, что не всякое время ассоциируется с именем поэта, отказывавшимся печататься в крутые шестидесятые-семидесятые и вдруг ставшим востребованным в реакционные восьмидесятые. Что-то в шестидесятые пошло не так, не срослось, не случилось, раз общество отреагировало на них апухтинской тоской и душевной болью.

Ночи безумные, ночи бессонные,
Речи несвязные, взоры усталые…
Ночи, последним огнем озаренные,
Осени мертвой цветы запоздалые!
Пусть даже время рукой беспощадною
Мне указало, что было в вас ложного,
Всё же лечу я к вам памятью жадною,
В прошлом ответа ищу невозможного…
Вкрадчивым шепотом вы заглушаете
Звуки дневные, несносные, шумные…
В тихую ночь вы мой сон отгоняете,
Ночи бессонные, ночи безумные!

Шестидесятые годы, отмеченные именами Чернышевского, Писарева, Добролюбова, были временем, когда всё общество вдруг пришло в движение и начало метаться, по словам одного из современников, словно в любовном чаду и свадебном угаре.

С одной стороны – Александровские реформы, религиозно-философские искания, творческий взлет в искусстве (Чайковский, Толстой , Достоевский, Тютчев, Фет, В. Соловьев), с другой – засилье в литературе бывших семинаристов-разночинцев, диктовавших обществу как жить, о чем писать и чем жертвовать.

Нигилисты-отрицатели отказывались не от чего-то конкретного, а вообще – от всего, от всякого прошлого, от всей прежней культуры и всей русской истории вообще. При этом они не утруждали себя полемикой, заменив ее сведением счетов и навешиванием ярлыков.

Душевной боли – противопоставляли пользу, философским размышлениям – плоский морализм, живой действительности – простые схемы. В семинариях их нещадно ломали, в академиях – гнули, и раз усвоенные ими взгляды и схемы стали определяющими: под них они хотели прогнуть и подогнать русскую реальность, «преобразовать» ее и очистить от «прежнего мусора», в том числе и религиозного.

Из семинарий разночинцы-интеллигенты вышли озлобленными, надорванными, с нечувствием к русской истории и российской действительности. Вот в такое время вступил в литературную жизнь Алексей Николаевич Апухтин, дворянин по матери и отцу, выпускник привилегированного Училища Правоведения, готовившего элиту для Минюста.

Училище пользовалось репутацией рассадника смуты, Николай I решил раз и навсегда покончить с этим вольнодумством: сменил директора училища и ввел военную дисциплину. Основанное как противовес царско-сельскому лицею, Училище гордилось своими выпускниками.

Из его стен вышли не только известные правоведы и юристы, но и культурная элита России: Алексей Апухтин, Иван Аксаков, Петр и Модест Чайковские, Александр Алехин (чемпион мира по шахматам), Алексей Жемчужников и другие.

«У них – Пушкин , у нас – Апухтин», – так стали говорить, когда юное дарование обратило на себя внимание Тургенева, Фета и Тютчева, а первые стихи четырнадцатилетнего воспитанника по рекомендации директора Училища были напечатаны в газете «Русский инвалид». Все прочили Лёлику, как называли его друзья, карьеру Пушкин а, не меньше.

Уже в двенадцать, при поступлении в Училище, преподаватели удивлялись способностям мальчика и его знаниям русской поэзии: он часами мог декламировать Пушкин а, перед которым преклонялся всю жизнь. Его поэтическим способностям удивлялась даже мать, нежно любившая и баловавшая сына.

Её любовь и нежность сформировали душевный мир поэта: тонкий, меланхоличный, грустный, философский. Тот контраст, который подросток почувствовал, попав из традиционного дворянского поместья в военизированное Училище, вызвало у него стресс.

Интонация грусти и печали, появившаяся в первых стихах, так и останется главной характеристикой его поэзии. Вот отрывок из раннего стихотворения « Романс », написанного в двенадцать лет в подражание то ли Антону Дельвигу , то ли Алексею Мерзлякову . В нём он словно программирует свою судьбу на грусть-тоску:

Что мне делать одинокому?
Только всё грустить
Да по милой по сторонушке
Горьки слёзы лить.
Целый век мне лишь кручиниться
Дан удел судьбой.

Подростком Алексей Апухтин пишет много патриотических стихов, вспоминая свое детство, мать, родных, по которым всегда тосковал. Смерть его любимой матушки стала для поэта таким ударом, от которого он так и не мог оправиться. Потом все его сердечные привязанности, дружеские отношения и увлечения были лишь попытками восстановить из обломков разрушенный храм любви.

В девятнадцать лет (1859), в год смерти матери и окончания Училища, у него выходит цикл стихов «Деревенские очерки», открывающийся «Посвящением» с размышлениями над могилой любимой матери. В цикл поэт включает и ранее написанные стихи, очень мелодичные и тоже грустные.

Стихи с подачи И. Тургенева печатаются в престижном и популярном Некрасовском журнале «Современник». Они действительно попадали в унисон общей установке на демократические преобразования, и, казалось, журнал и поэт нашли друг друга, но это только казалось.

Очень быстро, буквально через несколько месяцев стало ясно, что они – разного поля ягоды: в конце 1860-го года в итоговой статье «Современника» Апухтин попал в число не оправдавших надежд, поэт ответил бывшим товарищам убийственным стихотворением:

Посреди гнетущих и послушных,
Посреди злодеев и рабов
Я устал от ваших фраз бездушных,
От дрожащих ненавистью слов!
Мне противно лгать и лицемерить,
Нестерпимо – отрицаньем жить.
Я хочу во что-нибудь да верить,
Что-нибудь всем сердцем полюбить!
(Современным витиям. 1861)

Мягкий, лиричный Апухтин действительно был чужд всякой злобе и ненависти, исходящей от демократического журнала. Он не был революционером, не понимал народовольцев, не стремился никого и ничего переделывать, тем более насильственно, ничего не хотел разрушать и никому – мстить.

Он был философ ом, интровертом, глубоко погруженным в собственный мир и только в узком кругу друзей открывавшийся другими сторонами своего таланта. Друзья знали его как шутника, балагура, писавшего острые эпиграммы, пародии и юмористические стихи, наподобие вот таких:

Сегодня мне скажите вы,
Что не берут в России взяток,
Что город есть скверней Москвы,
Что в “Пчелке” мало опечаток,
Что в свете мало дураков.
Вполне достигнете вы цели,
Всему поверить я готов:
Сегодня первое апреля.
(Первое апреля. Отрывок)

После случившегося скандала с “шестидесятниками” Апухтин замолчал на долгих двадцать лет, уединился в деревне, но писать не перестал: только теперь его стихи расходились в рукописях и среди знакомых. Вернулся он к читателям только в конце жизни и то потому что не хватало денежных средств. Пришлось прибегнуть к типографскому станку и напечатать первый и последний при жизни поэта сборник стихов.

Но Алексею Николаевичу очень повезло с друзьями: с однокашником Петром Ильичом Чайковским он был дружен всю жизнь. они вместе гуляли, вместе ездили на Валаам, останавливались друг у друга, когда кому-нибудь из них приходилось бывать в Москве или Санкт-Петербурге.

И вместе они попали в очень некрасивую гомосексуальную историю. Впрочем, ни тот, ни другой, особо и не скрывали своих гомосексуальных предпочтений. Чайковскому Апухтин посвятил несколько стихотворений, а Петр Ильич, рано почувствовав красоту и мелодичность поэзии друга, написал на его стихи несколько замечательных романсов, ставших образцовыми:

«Ни отзыва, ни слова, ни привета»; «День ли царит, тишина ли ночная. »; «Ночи безумные, ночи бессонные» и другие.

Певучие, легкие, надрывные с четкими формулами о любви-старсти, не нуждающейся во взаимности, стихи Алексея Николаевича как нельзя лучше соответствуют русскому романсу. Поэтому, кроме Чайковского, еще восемь десятков композиторов обращались к поэзии Апухтина, написав классические:

«Пара гнедых…», «Разбитая ваза», «Забыть так скоро. », «Он так меня любил. », «Минуты счастья. », «Люби, всегда люби. », «Отчалила лодка. » и другие.

Когда без страсти и без дела
Бесцветно дни мои текли,
Она как буря налетела
И унесла меня с земли.
Она меня лишила веры
И вдохновение зажгла,
Дала мне счастие без меры
И слезы, слезы без числа…
Сухими, жесткими словами
Терзала сердце мне порой,
И хохотала над слезами,
И издевалась над тоской;
А иногда горячим словом
И взором ласковых очей
Гнала печаль, — и в блеске новом
В душе светилася моей!
Я всё забыл, дышу лишь ею,
Всю жизнь я отдал ей во власть,
Благословить ее не смею
И не могу ее проклясть.
(Любовь. 1872)

Ссылка на основную публикацию