Анализ стихотворения Баратынского Пироскаф

Евгений Баратынский — Пироскаф: Стих

Дикою, грозною ласкою полны,
Бьют в наш корабль средиземные волны.
Вот над кормою стал капитан.
Визгнул свисток его. Братствуя с паром,
Ветру наш парус раздался недаром:
Пенясь, глубоко вздохнул океан!

Мчштся. Колеса могучей машины
Роют волнистое лоно пучины.
Парус надулся. Берег исчез.
Наедине мы с морскими волнами,
Только что чайка вьется за нами
Белая, рея меж вод и небес.

Только вдали, океана жилица,
Чайке подобна, вод его птица,
Парус развив, как большое крыло,
С бурной стихией в томительном споре,
Лодка рыбачья качается в море,-
С брегом набрежное скрылось, ушло!

Много земель я оставил за мною;
Вынес я много смятенной душою
Радостей ложных, истинных зол;
Много мятежных решил я вопросов.
Прежде чем руки марсельских матросов
Подняли якорь, надежды символ!

С детства влекла меня сердца тренога
В область свободную влажного бога:
Жадные длани я к ней простирал,
Темную страсть мою днесь награждая,
Кротко щадит меня немочь морская:
Пеною здравья брызжет мне вал!

Нужды нет, близко ль, далеко ль до брега!
В сердце к нему приготовлена нега.
Вижу Фетиду; мне жребий благой
Емлет она из лазоревой урны:
Завтра увижу я башни Ливурны,
Завтра увижу Элизий земной!

Анализ стихотворения «Пироскаф» Баратынского

Свой «Пироскаф» Евгений Абрамович Баратынский создал на корабле, плывущем в Италию.

Стихотворение написано в 1844 году. Самому поэту в эту пору 44 года, он уже выпустил итоговый сборник стихов, побывал с семьей в кругосветном путешествии. Как раз на пути в Неаполь он и написал это произведение. В этом городе вскоре он и скончался. Жанр – пейзажная баллада, ода, размер – четырехстопный дактиль с рифмовкой как смежной, так и перекрестной, 6 строф. Лирический герой – сам поэт. Пироскафом раньше называли пароход. В 1 строфе поэт описывает отплытие. Он рад, что впервые пересекает «океан», да еще на палубе новейшего судна. Прием амплификации: дикою, грозною; несколько инверсий: бьют волны, визгнул свисток. Олицетворение: вздохнул океан. Стремительность и уверенность хода «могучей машины» поэт передает с помощью кратких, выразительных предложений: мчимся. Берег исчез. «Чайка вьется за нами белая»: типичный пример анжамбемана. Третья строфа — сравнение лодки и птицы. «Качается в море»: контраст с пароходом, который мчится. «Набрежное скрылось»: только стихия властвует и гонит вперед. В 4 и 5 строфах – философские размышления автора. «Я оставил за мною»: немного неуклюжая формулировка. «Радостей ложных, истинных зол»: первые оказывались самообманом, вторые – преследовали. «Много мятежных решил вопросов»: поэт подводит черту. В свое время он оказался чужд радикальности декабристов. Однако разошелся он и со славянофилами, которые поддерживали государство за его охранительные функции. В сущности, его идеал весьма старомоден, в основе всех отношений – свобода, добродетели, понятия чести, благородства, милосердия. Ратовал поэт и за меру в развитии техники, презирал торгашество всех мастей. Искусство считал одной из высших ценностей. Разочарованный в действительности и в людях, поэт погрузился в мир своих чувств и переживаний, надеясь, что его стихи станут «символом надежды» если не для современников, то для будущих поколений. «Область влажного бога»: Посейдона. «Жадные длани»: руки. Сбылась мечта многих лет. Дальше – будто речь с заздравной чашей, одические, восторженные стихи, с «пеною здравья», улыбкой. Даже от морской болезни он пощажен, устрашающих бурь нет, корабль весело несет его к вожделенной Италии. Фетида – нимфа, Элизий – загробный мир, хоть и не рай, но область некоего счастья. «Емлет»: один из примеров возвышенной лексики (тоже признак оды), означает «берет». «Жребий благой»: «завтра» (еще и анафора) обещает полноту жизни, предел мечтаний. Завтрашний день становится заклинанием, долгожданной наградой. Однако читатель знает, что впереди у поэта – внезапная смерть. Гроб с его телом в Петербург также возвращался морем.

Произведение «Пироскаф» Е. Баратынского было напечатано в журнале «Современник» уже посмертно.

Анализ стихотворения Баратынского «Пироскаф»

Совершая длительное европейское путешествие, весной 1844 г. семья Баратынских прибыла в Италию морским путем. Трехдневное плавание прошло удачно, оставив в душе поэта восторженные впечатления. На борту марсельского корабля родилось яркое стихотворение «Пироскаф», один из последних стихотворных текстов Баратынского.

Композиция произведения состоит из двух частей. Основная тема трех первых строф — морское путешествие. Вторая половина текста посвящена чувствам лирического «я», а также итогам его философских раздумий.

Для его характеристики поэт использует фразу, основанную на оксюмороне: «ласка» волн наделяется определениями «дикая», «грозная». Бескрайняя стихия мощна и потенциально опасна, но сейчас вполне дружелюбна к людям.

В стихотворении отразился мотив соревнования, попыток дерзкого соперничества

Детали, возникающие в морских зарисовках, связаны между собой. Их оригинальная перекличка организована при помощи лексических и иносказательных средств, сопоставленных с редкой тщательностью и высоким талантом, возможно опередившим свое время. Парус, надутый ветром, предваряет появление чайки, которая «вьется» и белеет над головами. Значение деепричастия «рея» дополняется смыслом его омоформы-существительного, обозначающего часть мачты корабля.

В следующей строфе возникает сравнение паруса с «большим крылом», явно отсылающее к образу морской птицы.

Пейзажный фрагмент завершается выводом лирического субъекта: «набрежное скрылось». Оказавшись в принципиально ином художественном пространстве, герой освобождается от груза прошлого, тяготившего «смятенную душу». Вдохновленный, радостный, полный энергии, он открыт будущему и предвкушает долгожданную встречу с итальянской землей, которая кажется земным воплощением рая.

Дайджест:

Анализ стихотворения Баратынского «Признание» Молодой поэт вошел в большую литературу как автор элегий, существенно изменивший облик модного в ту пору жанра. Психологическая мотивированность, аналитичность изображения, простота и афористичность стиля — лирическое переживание в изображении. .

Анализ стихотворения Баратынского «Осень» Одна из вершин поэтического наследия Баратынского, произведение появилось в начале 1837 г. и было опубликовано в номере пушкинского «Современника», вышедшего в свет после гибели знаменитого издателя, литератора и друга. Художественный. .

Анализ стихотворения Баратынского «Чудный град порой сольется» Евгений Баратынский является классиком русской литературы, чьи произведения высоко ценили такие известные поэты, как Александр Пушкин и Михаил Лермонтов. Вместе с тем, стихи Баратынского для первой половины 19 века были. .

Анализ стихотворения Некрасова «Красавице» Произведения первой поэтической книги Некрасова выдержаны в русле романтической тематики. Текст 1839 г. поддерживает общую тенденцию, разделяя художественное пространство на земной мир и «дивную сторону», где обитают высокая поэзия, радость. .

Анализ стихотворения «Погасло дневное светило…» Пушкина А. С Во время южной ссылки, отправляясь в 1820 году на военном бриге в Гурзуф, А. С. Пушкин написал элегию «Погасло дневное светило…», которая ознаменовала собой новый романтический период в творчестве поэта. .

Анализ стихотворения Блока «Как океан меняет цвет…» Как океан меняет цвет, Когда в нагроможденной туче Вдруг полыхнет мигнувший свет, — Так сердце под грозой певучей Меняет строй, боясь вздохнуть, И кровь бросается в ланиты, И слезы счастья. .

Анализ стихотворения «Собаке Качалова» Есенин «Собаке Качалова» . Именно животное становится единственным другом лирического героя уже в поздний период творчества в стихотворении «Собаке Качалова». Данное произ­ведение начинается с обращения лирического героя к своему четвероногому другу. .

Анализ стихотворения Маяковского «Блек энд уайт» Впечатления, которые вызвало путешествие автора за океан, отразились в поэтическом цикле об Америке. Критикуя пороки буржуазного общества, лирический герой обличает один из самых отвратительных изъянов — расовую дискриминацию. В стихотворении. .

Анализ стихотворения «Желание» Лермонтова План История создания Тема стихотворения Лирический сюжет Настроение стихотворения Лирический герой и его своеобразие Художественно-выразительные средства, используемые автором Идея стихотворения История создания Анализ стихотворения Лермонтова «Желание» следует начать с истории. .

Анализ стихотворения «Парус» Лермонтова М. Ю Это лермонтовское стихотворение вам знакомо, но мы попробуем прочитать его на новом, более глубоком уровне, как перечитывали уже в этом учебном году «Бедную Лизу» Карамзина, «Горе от ума» Грибоедова, «Тараса. .

Анализ стихотворения «Девушка пела в церковном хоре…» Блока «Девушка пела в церковном хоре…» . Стихотворение из цикла «Стихи о Прекрасной даме» «Девушка пела в церков­ном хоре…» наполнено символами: «голос, летящий в купол», сияющий луч на белом плече, «белое. .

Анализ стихотворения Фета «Ива» В поэтическом тексте 1854 г. классическая тема любовного свидания служит отправной точкой для развития лирического сюжета. Его основная часть посвящена описанию дерева, под которым присела гуляющая пара. Внимательный созерцатель увлечен. .

Художественный анализ стихотворения Зимнее утро 1. Тема произведения. — В стихотворении «Зимнее утро» А. С. Пушкин описывает зимнее утро, смену вечера с пробуждением дня… 2. Идея произведения. — Он воспевает его красоту, показывает необыкновенную прелесть. .

Анализ стихотворения «Как часто пестрою толпою окружен…» Лермонтова «Как часто пестрою толпою окружен…» . Стихотво­рению предпослана дата — 1 января. Рождаются новый год, но­вая надежда. Но у поэта нет радужных чувств. Все произведение, написанное под впечатлением бала, контрастирует. .

Анализ стихотворения Фета «Диана» Успешная переводческая деятельность Фета, начало которой приходится на студенческие годы, побудила его к написанию собственных произведений в античном духе. Большинство стихотворений, созданных под влиянием наследия Горация и других древних авторов. .

Анализ стихотворения Фета «В лунном сиянии» Излюбленным временем суток для фетовского лирического героя становится безветренная ясная ночь. Безмятежно спящую природу озаряет сияние звезд и «лунного серпа», которое напоминает блеск серебра. Эпитетами, связанными с мягким холодным светом. .

Анализ стихотворения Рубцова «Далекое» Творческое наследие Рубцова неотделимо от Вологодчины, где он провел значительную часть детских и юношеских лет. Не раз в своих стихотворениях затрагивал поэт тему малой родины, много и проникновенно писал о. .

Анализ стихотворения Рубцова Н. М. «В минуты музыки» Для мировоззрения Н. М. Рубцова характерен элегический взгляд на мир, восприятие окружающей действительности че­рез призму музыки. В стихотворении «В минуты музыки» это печальный плач скрипок, который гармонично сливается с ос­тальными. .

Читайте также:  Анализ стихотворения Баратынского Муза

Анализ стихотворения Лермонтова «Опасение» Лермонтовская трактовка любовной темы насыщена трагическими интонациями. Искренний и пылкий лирический герой сталкивается с непониманием, бездушием, предательством. Отчаявшись и исстрадавшись, он провозглашает: «Счастья без обмана нет», — и пытается отказаться. .

Анализ Стихотворения Лермонтова «Нищий» Стихотворение М. Ю. Лермонтова «Нищий». Восприятие, толкование, оценка Стихотворение было написано М. Ю. Лермонтовым в 1830 го­ду. В основе этого стихотворения лежит реальное событие, заме­ченное поэтом: он увидел, как молодежь. .

Анализ стихотворения Брюсова «У себя» В 1903 году Брюсов выпускает четвертый поэтический сборник, получивший название «Urbi et Orbi» . В нем огромное место отведено урбанистической теме. Валерий Яковлевич рисует картины жизни в большом городе, уделяя. .

Анализ стихотворения Тютчева «Как хорошо ты, о море ночное…» Первый вариант стихотворения «Как хорошо ты, о море ночное…» появился на страницах литературно-политической газеты «День» в 1865 году. После публикации Тютчев выразил недовольство. По его словам, текст произведения редакция напечатала. .

Анализ стихотворения Маяковского «Тамара и демон» Автор, охотно поддерживавший репутацию поэтического нигилиста, обращается к известной романтической теме демонианы, которая в русской традиции связана прежде всего с лермонтовским наследием. На демонстративный характер интертекстуальных связей указывает название произведения. .

Анализ стихотворения Блока «Там — в улице стоял какой-то дом…» Лирический субъект «Стихов о Прекрасной Даме» не всегда соответствует рамкам образа благородного рыцаря, который видит смысл существования в поклонении женскому идеалу. В произведениях, появившихся весной 1902 г., усиливаются дисгармоничные интонации. .

Анализ стихотворения «Душа хранит» Рубцова Н. М «Душа хранит» Лирическому герою Н. М. Рубцова присуще обостренное чувство времени. Причудливое соединение ощущений неуловимой зыбкости каждого мига бытия и глубинного постоянства вечности особенно ярко выражено в стихотворении «Душа хранит». .

Анализ стихотворения Тютчева «Весь день она лежала в забытьи» Прочтем текст, расставляя смысловые акценты. Во вступлении главной целью является создание некоего настроения и изложение ситуации на момент начала событий. Для этого мы выбираем неспешный ритм повествования «от третьего лица». .

Анализ стихотворения Бродского «Я обнял эти плечи и взглянул…» В начале 1962 года Бродский познакомился с ленинградской художницей Мариной Павловной Басмановой. Эта удивительной красоты женщина стала главной любовью в жизни поэта. Современники отмечали ее загадочность. В компаниях она зачастую. .

Анализ стихотворения Бродского «Роттердамский дневник» Стихотворение «Роттердамский дневник» относится к 1973 году. Создавалось оно в старинном голландском городе Роттердаме. Евгений Рейн в статье «Мой экземпляр «Урании»», отмечал, что строки «…мы пьем вино при крупных летних. .

Анализ стихотворения Фета «Воздушный город» Чуткий фетовский герой внимателен к «небесной» составляющей пейзажной картины. Мерцающий лунный свет придает окружающему миру загадочный блеск «тусклого серебра». Высокое весеннее солнце пробуждает к жизни нежный ландыш, а низкое —. .

Анализ стихотворения Маяковского «Ты» В поэме «Люблю», датированной 1922 г., представлена лирическая автобиография Маяковского. Повзрослевший герой, «бездомный», «глазастый» и дерзкий, пугает «дамье», недалекие представительницы которого сторонятся странного нахала. Непонятый и одинокий, он являет миру. .

Анализ стихотворения Пушкина «Земля и море» Стихотворение «Земля и море», созданное в 1821, впервые было опубликовано через четыре года в журнале «Новости литературы». При его написании Пушкин ориентировался на идиллию древнегреческого поэта Мосха, жившего во втором. .

Анализ стихотворения «Дано мне тело…» Мандельштам «Дано мне тело…» Основная тема стихотворения соот­ношение времени и вечности. Время Вечности, которое дано по­эту, осознается как высший дар: На стекла вечности уже легло Мое дыхание, мое тепло. Запечатлеется на. .

Анализ стихотворения Фета «Не отходи от меня…» Мастер лирического фрагмента, Фет не ставил целью изобразить историю любви в ее причинно-следственных или психологических нюансах. Поэта привлекали мимолетные движения души, «эфирные оттенки» ощущений, по выражению Боткина. Влюбленный герой фетовских. .

Анализ стихотворения «Родная земля» Ахматова «Родная земля» . В этом стихотворении по-особому звучит тема изгнанничества, столь актуальная для русской лите­ратуры послереволюционного времени. Поэтесса испытывает жалость ко всем тем, кто вынужден скитаться, покинуть родную землю. Несмотря. .

Анализ стихотворения Рубцова «В горнице» «В горнице» — самое известное стихотворение Рубцова, ставшее его визитной карточкой. Не в последнюю очередь популярности способствовало то, что текст положен на музыку. Более того — нередко происходит путаница. Песню. .

Анализ стихотворения Фета «На стоге сена ночью южной…» Философско-медитативный настрой стихотворения 1857 г. сближает его с тютчевскими «Снами». Сходна и лирическая ситуация, которая погружает героя в ночную стихию, открывая ему тайны мироздания. У обоих авторов возникает образ бездны. .

Анализ стихотворения «Мы встречались с тобой на закате» Блок «Мы встречались с тобой на закате…» Это стихотворение Александра Блока относится к циклу «Стихи о Прекрасной Даме». В нем два мотива: мотив встречи, который звучит в первых трех строфах, и. .

Анализ глав стихотворения «Послушайте!» В стихах этого периода внимательный читатель увидит не только фамильярные, насмешливые, пренебрежительные интонации, но и, присмотревшись, поймет, что за внешней бравадой — ранимая, одинокая душа. Цельность характера поэта, человеческая порядочность. .

Анализ стихотворения БЛОКА «К МУЗЕ» АНАЛИЗ СТИХОТВОРЕНИЯ А. А. БЛОКА «К МУЗЕ» Это стихотворение входит в цикл «Страшный мир», на­писанный с 1909 по 1916 год. Его тема достаточно тради­ционна для русской и мировой поэзии. Поэт. .

Анализ стихотворения «Я убит подо Ржевом»; Твардовский «Я убит подо Ржевом»;. Стихотворение относится к пат­риотической лирике Твардовского. Основная тема лирического произведения — скорбь о погибших. Стихотворение построено в форме монолога убитого неизвестного солдата. Лирический ге­рой — один. .

Поэмы Баратынского

Первая поэма Баратынского «Эда», поэма психологическая (сам автор назвал ее «Финляндской повестью»), была написана в 1824 году. Поэма Баратынского – поэма романтическая, но в разработке ее поэт искал собственный путь. В предисловии к отдельному изданию «Эды» автор написал: «В поэзии две противоположные дороги приводят почти к той же цели: очень необыкновенное и совершенно простое, равно поражая ум и занимая воображение».

В простоте сюжета и была новизна поэмы. «Эду» высоко оценил Пушкин: «. Что за прелесть эта «Эда»! Оригинальности рассказа наши критики не поймут, – писал он 20 февраля 1826 г. Дельвигу. – Но какое разнообразие! Гусар, Эда и сам поэт, всякий говорит по-своему. А описание лифляндской природы. чудо!»

В поэме нет трагической коллизии, нет героической, исключительной (демонической) личности – в центре поэмы грустная история крестьянской девушки (доброй и кроткой). Соблазнивший ее гусар – весьма прозаическая личность (хотя некоторые черты и роднят его с традиционным романтическим злодеем). Природа – сурова, крестьянский быт – скромен и незатейлив. Где же тут разгореться сильным страстям? Но трогают своим искренним и глубоким чувством переживания героини. «Эда» не пользовалась успехом, как следующие поэмы Баратынского «Бал» (1828) и «Наложница» (1831).

В центре поэмы «Бал» женщина высшего света (своеобразный демонический образ) Нина Воронская и Арсений («посланник рока»), наделенный столь же сильными, не признающими границ страстями. И эти необыкновенные страсти в конце концов приводят героиню к трагической смерти; но жертвенность не соответствует ее характеру, нет реалистической мотивировки ее поступка – трагическая развязка кажется надуманной.

В своей последней поэме «Наложница» (переименованной в «Цыганку»), Баратынский стремится создать поэму «ультраромантическую». Для него «романтизм» (как понятие) – был в верности жизненной правде. Хотя автор и стремился к психологическому раскрытию характера своих героев, к реалистическим подробностям, поэма его вызвала резкие упреки критики в неестественности, в «низкости» сюжета.

Неуспех своих поэм и у критики и у читателей Баратынский болезненно переживал. И эти чувства душевного одиночества, непонятости (определенную роль сыграл и личный разрыв с бывшими друзьями – И. Киреевским и Н. Языковым) сказались и на его литературном творчестве. Из года в год все реже его стихотворения появлялись в журналах, не находя отклика в сердцах читателей и холодно встречаемые литературной критикой.

Пребывание за границей, казалось, разрушило этот безысходный пессимизм, «дикий ад» переживаний и страданий. В его стихотворениях «На посев леса» (1843), «Люблю я вас, богини пенья» (1844) уже появляются оптимистические ноты, вера в будущее своей литературной судьбы (само творчество показано в его стихах как сила, «предтеча жизненных невзгод»), в будущего понимающего критика. И это стремление к новому, надежду на лучшее будущее Баратынский выразил в одном из своих последних стихотворений «Пироскаф» (1844), стихотворении удивительно оптимистичном: в родстве с водной стихией поэт надеялся обрести душевное спокойствие, тот внутренний покой, которого долго был лишен:

Много земель я оставил за мною;
Вынес я много смятенной душою
Радостей ложных, истинных зол;
Много мятежных решил я вопросов
Прежде, чем руки марсельских матросов
Подняли якорь, надежды символ!

Нужды нет, близко ль, далеко до брега!
В сердце к нему приготовлена нега.
Вижу Фетиду; мне жребий благой
Емлет она из лазоревой урны:
Завтра увижу я башни Ливурны,
Завтра увижу Элизий земной!

Читайте также другие статьи о жизни и творчестве Е.А. Баратынского:

Перейти к оглавлению книги Русская поэзия XIX века

Анализ стихотворения «Муза» Баратынского

Е. Баратынский, как и другие служители пера его эпохи, пытался показать божественное начало поэтического творчества. Его мысли воплотились в строках «Музы». Это стихотворение изучают в 7 классе. Предлагаем ознакомиться с кратким анализом «Муза» по плану.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Муза.

История создания – произведение появилось в 1829 г., впервые его напечатали в 1835 г. на страницах «Современника».

Тема стихотворения – муза, вдохновляющая своей простотой.

Композиция – Стихотворение являет собой монолог-описание музы. По смыслу его невозможно разделить на части, ведь строки произведения постепенно раскрывают главное качество музы – ее величавую простоту.

Читайте также:  Анализ стихотворения Баратынского Родина

Жанр – элегия.

Стихотворный размер – пятистопный ямб, рифмовка перекрестная АВАВ и параллельная ААВВ.

Метафоры«не ослеплен я музою своею», «влюбленною толпой не побегут», «игра глаз», «поражен бывает мельком свет».

Эпитеты«блестящий разговор», «спокойная простота», «едкое осужденье», «небрежная хвала».

История создания

Анализируемое произведение Е. Баратынский написал в 1829 г. К этому времени поэт уже успел опубликовать три поэмы и выпустить поэтический сборник. Творческие достижения подтолкнули его к размышлениям над сущностью поэтического творчества. В эпоху Баратынского в русской литературе появилось множество стихотворений, посвященных музе. Евгений Абрамович тоже верил в божественное начало поэзии, однако его муза отличается от «вдохновительниц» других поэтов.

Поэты-современники Баратынского создавали образы богинь искусства под впечатлением от красоты любимых женщин. Исследователи творчества Евгения Абрамовича утверждают, что его муза – прообраз душевных порывов, а не женщины. Хотя можно провести параллель между музой и женой поэта. Известно, что его супруга Анастасия не отличалась красотой, но обладала незаурядным умом и хорошим вкусом.

Стихотворение впервые увидело мир лишь спустя 6 лет после написания. В 1835 г. его напечатали в «Современнике».

В стихотворении поэт раскрыл тему музы, дарующей вдохновение. В контексте нее развивается мотив божественного начала поэтического искусства. Главная тема определила систему образов произведения: лирический герой, муза и общество (свет). Последнее является второстепенным героем.

Уже в первых стихах лирический герой заявляет, что его муза совсем не красавица. Она не влюбляет в себя юношей, не кокетничает и не поражает филигранными речами. Однако, видно, что герой любит свою вдохновительницу. Что же его привлекает?

Дело в том, что его муза «мельком» поражает выражением лица, которое выделяется из ряда других выражений. Прелести ее речам придает простота и спокойствие. Эти качества заслуживают похвалу общества. Лирический герой уверен, что его музу не осудят.

В произведении Е. Баратынский реализовал идею о том, что суть поэтического творчества в простоте и мыслях, которые заставляют читателя задуматься над вечными вопросами.

Композиция

Стихотворение являет собой монолог лирического героя. По смыслу его невозможно разделить на части, ведь строки произведения постепенно раскрывают главное качество Музы – ее величавую простоту. На строфы текст также не делится.

Жанр стихотворения – элегия, так как автор размышляет над вечной проблемой. Стихотворный размер – пятистопный ямб. Строки объединены перекрестной АВАВ и параллельной ААВВ рифмовкой. В стихотворении есть мужские и женские рифмы.

Средства выразительности

Для того чтобы раскрыть тему и создать образ музы. В тексте есть метафоры – «не ослеплен я музою своею», «влюбленною толпой не побегут», «игра глаз», «поражен бывает мельком свет» ; эпитеты – «блестящий разговор», «спокойная простота», «едкое осужденье», «небрежная хвала» .

Анализ стихотворения «Ропот»

В элегии «Ропот» Е.А. Баратынского трансформируется традиционная тема поэзии: мотив ожидания свидания с любимым человеком. Это ожидание наполнено обычно радостью скорой встречи, томлениями о счастье и мечтами, о том, как герой проведет время в блаженстве. Тоскуя без любимой, герой уверен, что с ее приходом он будет счастлив. В послании «к Чаадаеву» Пушкин сравнивает:

Мы ждем с томленьем упованья

Минуты вольности святой,

Как ждет любовник молодой

Минуты верного свиданья. 1

В присутствии любимого человека герой традиционно преображается, расцветает, он снова способен видеть красоту, краски мира, чувствовать жизнь, как пишет Пушкин в стихотворении «Я помню чудное мгновенье»:

И сердце бьется в упоенье,

И для него воскресли вновь

И божество, и вдохновенье,

И жизнь, и слезы, и любовь. 2

«Ропот» начинается с похожего воодушевленного утверждения:

Он близок, близок день свиданья,

Тебя, мой друг, увижу я! 3

Однако дальнейшее лирическое повествование развивается не так, как ожидалось.

Баратынский снова описывает разочарованного лирического героя, который в «Унынии» не смог воскреснуть душою на дружеском пиру, а теперь не в состоянии радоваться близкому свиданию. Герой оказывается далек от своих полковых братьев и от своей любимой. «Друг мой» — распространенное обращение к возлюбленной в поэзии. Это и еще восклицательный знак в конце предложения придают мотиву свидания всё тот же характер условности. Герой и здесь не способен отвлечься от своих мрачных дум, рефлексии. Ни дружба, ни любовь не могут вылечить его от тоски. В этой элегии он сам замечает, что всё идет не так, как должно быть. Он задается риторическим вопросом:

Скажи: восторгом ожиданья

Что ж не трепещет грудь моя? 3

При этом он сам риторически обращается к любимой за ответом. Он не собирается притворяться перед ней, как перед друзьями, скрывать свое разочарование. Будучи с ней откровенным, герой показывает ей свое доверие и, возможно, надеется, что она понимает его. Она для него поистине друг, а не просто возлюбленная. Далее он замечает: «не мне роптать». Не ему жаловаться на судьбу, когда у него есть возможность быть счастливым. Он не одинок, в отличие от многих. В этой элегии нет прямого обвинения злого рока в своем унынии. Только сожаление о том, что «дни печали, быть может, поздно миновали». Лирический герой был несчастен до того, как встретил свою возлюбленную. Эти несчастья и опыт наложили на его душу отпечаток печали и неверия в возможность идиллии, счастья. И теперь он не может забыть этот опыт и снова предаться любви, надеясь, что теперь его не предадут, не обманут. Уже слишком поздно.

С тоской на радость я гляжу,

Не для меня ее сиянье,

И я напрасно упованье

В больной душе моей бужу. 3

Герой винит самого себя в неспособности отдаться новому увлечению. Его безудержная молодость прошла, он уже не годен для новых чувств, для радости новых свиданий. Больная душа его не может вновь переживать это состояние влюбленности, у нее нет больше сил, она просто отвергает это, отталкивает, поэтому герой признается:

Судьбы ласкающей улыбкой

Я наслаждаюсь не вполне:

Всё мнится, счастлив я ошибкой

И не к лицу веселье мне. 3

Помня свой горький опыт, помня прошлую боль несчастья и разочарования, душа героя не придается наслаждению, чтобы не быть обманутой снова, хотя судьба и кажется на этот раз ласково улыбающейся, а не ревниво злобной. Душа взрослеющего героя постепенно уступает место разуму, полному скептицизма и сомнений. Строгий разум не верит в любовь, в искренность, во второй (или даже третий) шанс, поэтому герою и кажется, что все это – ошибка. Он слушает разум и полагается на него, а сердце, разочарованное и тоскующее, слишком слабо для противостояния, ведь оно чересчур многое пережило и не может больше беззаботно веселиться и радоваться, как в юности.

В этой элегии присутствует мотив больной души, который является сквозным для всего творчества поэта. Семенко заметил это:

«Рефлексия равнозначна для Баратынского тягостной болезни духа. О «болезненном настроении» души он писал уже в 1816 году. Образ «больного» — центральный в «Разуверении» (1821). Выражения «больная душа», «недуг» души, «болезненная жизнь», «болящий дух» — типичны для его лирики разных лет («Болящий дух врачует песнопенье…», 1834; «Молитва» и т. д.)» 4 .

Более того, Семенко упоминает и об отношении поэта к чувству счастья:

«Тема счастья — одна из главных для раннего Баратынского. Счастье — это «живость детских чувств», «сладость упованья», «богатство жизни». Оно несовместимо со знанием и опытом. В счастье может верить лишь «слепая душа». «Счастье» нераздельно с «мечтами» и «снами», то есть иллюзорно. Оно невозможно в силу несовершенства человеческой природы» 4 .

Это высказывание актуально и для «Ропота». Лирический герой здесь как раз разочаровался в возможности для себя именно счастья, и из-за этого не рад свиданию, не чувствует упования и восторга.

Но если про такую, не «слепую» душу поэт утверждает, что она больна, и если лирический герой ясно видит, что его равнодушие к событию, свиданию, неправильно, то считает ли сам Баратынский жизнь под предводительством разума, умудренного знаниями и опытом, неправильной, а жизнь под предводительством «слепой» души – правильной? Возможно, считает, но есть ли у человека в процессе его взросления выбор?

«Ропот» был написан в 1826г. и представляет собой переработку элегии 1819 года «Ужели близок час свиданья?»

Ужели близок час свиданья!

Тебя ль, мой друг, увижу я!

Как грудь волнуется моя

Тоскою смутной ожиданья!

Родная хата, край родной,

С пелен знакомыя дубравы,

Куда невинныя забавы

Слетались к нам на голос твой—

Я их увижу! друг бесценной,

Что ж сердце вещее грустит?

Что ж ясный день не веселит

Души для счастья пробужденной!

С тоской на радость я гляжу:

Не для меня ея сиянье!

И я напрасно упованье

В душе измученной бужу.

Печаль все чувства утомила,

Мечтою мрачной болен дух;

Быть может, поздно, милый друг,

Меня и радость посетила:

Я наслаждаюсь не вполне

Ея пленительной улыбкой;

Всё мнится, счастлив я ошибкой,

И не к лицу веселье мне! 5

Здесь полнее дана ситуация, при которой герой обращается к возлюбленной. Мы видим, что он вернулся домой, в родной край, где в молодые свои годы гулял вместе со своей, возможно, первой любовью. Но теперь он взрослый человек и поражает его именно рефлексия по прошлому. Его душа поражена нахлынувшими воспоминаниями, хотя в ней и заметно одолевающее ее разочарование. Первая половина стихотворения отвлекает внимание читателя с главной мысли о болезни души, поэтому, возможно, Баратынский и убирает ее в последующей редакции и оставляет только первые две строчки. Да и сама эта конкретизированная ситуация звучит так же условно: описание родного дома, природы, на лоне которой герой с возлюбленной проводили свободные часы вместе, похоже на типичные сцены свиданий в любовных романах. Кроме того, автором полнее развернуто состояние внутреннего мира героя. Душа была пробуждена «для счастья», однако она наоборот наполнена тоской, печалью, «которая все чувства утомила»; она измучена. Почему может человек, вернувшийся в родные края, ощущать не восторженную, сладкую радость, а мрачное уныние? Наверно, планы и мечты лирического героя не оправдались, и он возвращается с разбитыми надеждами, потрепанный жизнью и судьбой. Ему нечем обрадовать своего «бесценного друга», поэтому и приезжает он с тяжелым сердцем, поэтому и грудь его волнуется «тоскою смутной ожиданья». Здесь нет жалоб на судьбу, рок, и даже в герое еще присутствует дух, хоть он и болен, но болен мечтой, хоть и «мрачной». Еще разочарование не совсем поселилось в его душе, она еще может мечтать. В последующей редакции ни о каких мечтах речи уже не идет, и грудь героя уже не волнуется, не трепещет даже «тоскою».

Читайте также:  Анализ стихотворения Баратынского Весна, весна! как воздух чист

Примечания:

  1. Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 10 т. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1977—1979. Т. 1. С. 307.
  2. Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: В 16 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1937—1959. Т. 2, С. 406—407.
  3. Е.А.Баратынский. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта; Большая серия. Изд. 3-е. Ленинград: Советский писатель, 1989.
  4. Семенко И.М.. Поэты пушкинской поры. М.: Художественная литература, 1970.
  5. Баратынский Е.А. Первоначальные редакции и варианты // Баратынский Е. А. Полное собрание стихотворений: В 2 т. — Л.: Сов. писатель, 1936. Т. 2. С. 103—223.

Анализ стихотворения Баратынского Пироскаф



Е.А.Боратынский
И.И.Вивьен. Рисунок. Итальянский карандаш. 1826 г.

Пытливый дух исследования и анализа, по преимуществу характеризующий новейшую эпоху человечества, проник в таинственные недра земли и по ее слоям начертал историю постепенного формирования нашей планеты. Естествознание еще прежде, через классификацию родов и видов явлений трех царств природы, определило моментальное развитие духа жизни, 184 от низшей его формы – грубого минерала, до высшей – человека, существа разумно-сознательного. Все это богатство фактов, добытых опытным знанием, послужило к оправданию априорных воззрений на жизнь мирового духа и очевидно доказало, что жизнь есть развитие, а развитие есть переход из низшей формы в высшую, и, следовательно, что не развивается, то есть не изменяется в форме, пребывая в однообразной неподвижности, то не живет, то лишено плодотворного зерна органического развития, рождаясь и погибая чрез случайность и по законам случайности. Такое же зрелище представляют и исторические общества, ибо и они или существуют по тому же вечному закону развития, то есть перехождения из низших форм жизни в высшие, или вовсе не существуют, потому что одно фактическое, одно эмпирическое существование, как лишенное разумной необходимости, следственно, случайное, равняется совершенному несуществованию: кто докажет теперь человеку непросвещенному и необразованному, что Греция и Рим существуют? – а между тем для человечества они и теперь существуют несомненно; кто не докажет всем и каждому, что Китай подлинно существует? – а между тем Китай все-таки существует для человечества меньше, чем китайский чай.

Это начало статьи Виссариона Григорьевича Белинского «Стихотворения Баратынского. Сумерки. Сочинение Евгения Баратынского. Москва, 1842. Стихотворения Евгения Баратынского. Две части. Москва, 1835 .» Я отыскал её в книге избранных статей Белинского, которая достаточно долго пряталась от меня в прихожей, в шкафу с вещами.

Очень долго запрягает Белинский. Лишь на третьей странице впервые звучит слово «литература», а на девятой наконец-таки появляется сам Боратынский: … На такие мысли навела нас маленькая книжка г. Баратынского, названная им “Сумерками”. Сразу понял – сейчас будут бить. Вся интонация фразы говорит об этом. И навела на мысли, и маленькая книжка, и названная им, но особо буква г. перед фамилией Баратынского. После этой статьи очень захотелось перечитать Пушкина, где он пишет о Боратынском, ту его неоконченную вещь, которая предназначалась для «Литературной газеты» – Баратынский принадлежит к числу отличных наших поэтов. Он у нас оригинален, ибо мыслит… Перечитать, чтобы как-то утешиться.

А теперь чешется сказать что-то своё по поводу прочитанного у Белинского. Уж больно похож автор статьи на хирурга со скальпелем, который производит вскрытие. Будто судит какого-то научного деятеля, ошибочную (на его взгляд) концепцию, а не поэта. И вроде бы Белинский существует в единственном числе, а пишет всё – но мы, по нашему мнению . Как диагноз-приговор Боратынскому, а на самом деле – Белинскому, звучит конец статьи: . в се поэты, по нашему мнению, разделяются на два разряда. Одни называются великими, и их отличительную черту составляет развитие: по хронологическому порядку их созданий можно проследить диалектически развивающуюся живую идею, лежащую в основании их творчества и составляющую его пафос. Неподвижность, то есть пребывание в одних и тех же интересах, воспевание одного и того же, одним и тем же голосом, есть признак таланта обыкновенного и бедного. Бессмертие – удел движущихся поэтов. Если и прошли навсегда интересы их времени, – их поэзия непреходяща именно потому, что представляет собою памятник эпохи: так вечна история, написанная великим историком, хоть она и содержит в себе давно прошедшие дела и интересы. Другие поэты более или менее могут приближаться к первым, особенно если они выразили своими созданиями то, что было в их эпохе существенно-исторического, а не одни ее недостатки. Для таких поэтов всего невыгоднее являться в переходные эпохи развития обществ; но истинная гибель их таланта заключается в ложном убеждении, что для поэта довольно чувства. Это особенно вредно для поэтов нашего времени: теперь все поэты, даже великие, должны быть вместе и мыслителями, иначе не поможет и талант. Наука, живая, современная наука, сделалась теперь пестуном искусства, и без нее – немощно вдохновение, бессилен талант.
Все мысли, которые возникают по этому поводу в той или иной степени совпадают с тем, что нашёл я у Александра Кушнера в эссе «Болящий дух врачует песнопенье…». Ему и слово:

«. теперь даже в шутку никто не поставит имени г.Баратынского подле имени Пушкина», — писал Белинский в своих «Литературных мечтаниях» в 1834 году. Можно представить, что испытал поэт, читая такое! И каково ему было знать, что Пушкин прочтет эти «мечтания»!


А в рецензии на книгу «Сумерки» 1842 года Белинский повторил этот оскорбительный мотив, следовательно, делал это преднамеренно: «Давно ли г.Баратынский вместе с г.Языковым составлял блестящий триумвират, главой которого был Пушкин? А между тем как уже давно одинокою стоит колоссальная тень Пушкина и, мимо своих современников и сподвижников, подает руку поэту нового поколения, которого талант застал и оценил Пушкин еще при жизни своей!»
Новый поэт, конечно, Гоголь, «Колоссальная тень», «мимо своих сподвижников». ох уж этот пышный, самоуверенный стиль, не знающий меры в восхвалениях и оскорблениях! Особенно хороша инверсия «при жизни своей». Вот откуда они пошли, эти красоты слога, с головой выдающие любителей фальшивых чувств и открытых писем. И почему-то всегда они знают, кто на первом месте, кто на втором, кто замыкает шествие. Было у кого учиться большевикам непререкаемости тона, расстановке писателей по ранжиру; «сподвижники» — понравилось им это словечко. И еще любопытная деталь: уж если не любит критик поэта, то обязательно уязвит его тем, что поставит букву «г» перед именем: г.Баратынский, господин Баратынский. Приемчик, унаследованный В.И.Лениным.
Выговаривая г.Баратынскому за стихи «Последний поэт», воспринимая их буквально, поэтическую мыль трактуя как мысль газетную, публицистическую, (все та же, во все времена неизменная, грубя ошибка критика!), Белинский писал: «Бедный век наш — сколько на него нападок, каким чудовищем считают его! И все это за железные дороги, за пароходы — эти великие победы его, уже не над материей только, но над пространством и временем!» Как это похоже на советские лозунги и маршевые песни: «Мы покоряем пространство и время». Так глубоко укоренен большевизм в русском передовом сознании, а мы-то думаем, что все это «с нами вошло в поговорку».

Эта нотация больно задела Баратынского, так больно, что, по-видимому,и стихотворение «Пироскаф», написанное им в Италии, через два года, на пороге внезапной смерти, было его ответом критику, Интересно, дошел ли до Белинского этот загробный привет от оскорбленного им поэта? Вспомнил ли он свою статью? Вряд ли. Критики не придают значения таким мелочам: Ну, пироскаф, ну, пароход, ну, парус, «братствующий с паром», — им, наверное, и в голову не приходит, как слова, оброненные в горячечной спешке скоропалительных статей, потом прорастают в стихах. А стихотворение «Когда твой голос, о поэт. », направленное против Белинского, было последним стихотворением, опубликованным Баратынским после выхода «Сумерек» и до самой смерти.


Ахматова считала виновными во внезапной смерти Анненского С.Маковского и Волошина, отодвинувшими публикацию его стихов в «Аполлоне» ради Черубины де Габриак. Что же сказать тогда о вине Белинского перед Баратынским!
Что делать поэту с критическими нападками? Разумнее всего, конечно, промолчать. Но ни Пушкин, ни Баратынский не отмалчивались, может быть, потому, что понятие чести, дворянской и авторской, для них совпадало; они не отступали под натиском литературного врага — отстреливались! Будучи поставлен в положение литературного судьи, критик привыкает к безапелляционности своих суждений и абсолютной безнаказанности. Не умея писать стихи, он учит поэта, как это надо делать, наставляет, расставляет по местам, раздает «награды». За ним ухаживают, ему льстят. Все это развращает и губит даже способных и умных, начинавших так искренне, так простодушно.

Титульный лист книги Е.А.Боратынского
“Сумерки”

Ссылка на основную публикацию