Басня Эзопа Богач и Кожевник

АФОРИЗМЫ ЦИТАТЫ ВЫСКАЗЫВАНИЯ ИЗРЕЧЕНИЯ

Навигация по сайту

Новое на сайте

Объявления

Реклама

Басни Эзопа:
Бесхвостая лисица.
Блоха и атлет.
Бобр.
Богач и кожевник.
Богачи и плакальщицы.
Больной и лекарь.
Борей и Солнце.
Бык и дикие козы.

Бесхвостая лисица
Лисица потеряла хвост в какой-то западне и рассудила, что с таким позором жить ей невозможно. Тогда она решила склонить к тому же самому и всех остальных лисиц, чтобы в общем несчастье скрыть собственное увечье. Собрала она всех лисиц и стала их убеждать отрубить себе хвосты: во-первых, потому что они некрасивые, а во-вторых, потому что это только лишняя тяжесть. Но одна из лисиц на это ответила: “Эх ты! не дала бы ты нам такого совета, не будь тебе самой это выгодно”.
Басня относится к тем, кто подает советы ближним не от чистого сердца, а ради собственной выгоды.

Блоха и атлет
Блоха однажды вспрыгнула на ногу разгоряченному атлету и на скаку укусила его. Он рассердился и уже сложил ногти, чтобы ее раздавить, а она опять прыгнула так, как от природы дано ей прыгать, и ускользнула от гибели. Застонал атлет и молвил: “О Геракл! если ты против блохи мне не помогаешь, то как же ты поможешь мне против соперников?”
Мораль басни Блоха и атлет: Басня показывает, что богов следует призывать не ради пустячных и безвредных мелочей, а только при важной необходимости.

Бобр
Бобр – это животное четвероногое, живет в прудах. Говорят, что из его яичек приготовляют некоторые лекарства. И когда кто-нибудь его увидит и погонится, чтобы убить, то бобр понимает, ради чего его преследуют, и сначала бежит прочь, полагаясь на свои быстрые ноги и надеясь уйти целым; а оказавшись уже на краю гибели, он откусывает и отбрасывает свои яички и этим спасает себе жизнь.
Мораль басни Бобр: Так и разумные люди для спасения жизни ни во что не ставят богатство.

Богач и кожевник
Богач поселился рядом с кожевником; но, не в силах выносить вонь, стал его уговаривать переехать отсюда. А тот все время откладывал, обещая со дня на день переехать. Так оно и шло, пока не кончилось дело тем, что богач привык к запаху и перестал докучать кожевнику.
Мораль басни Богач и кожевник: Басня показывает, что привычка и неудобства смягчает.

Богачи и плакальщицы
У богача было две дочери. Одна из них умерла, и он нанял по ней плакальщиц. Вторая дочь сказала матери: “Бедные мы! У нас горе, а мы и плакать не умеем, между тем как эти женщины, совсем чужие, так рыдают и бьют себя в грудь”. Ответила мать: “Не дивись, мое дитя, что они так надрывются: им за это деньги платят”.
Мораль басни Богачи и плакальщицы: Так иные люди из корыстолюбия не гнушаются наживаться и на чужом горе.

Больной и лекарь
Один человек был болен. Лекарь спросил, как он себя чувствует; больной ответил, что слишком потеет; лекарь сказал: “Это хорошо”. В другой раз спросил лекарь, как дела; больной ответил, что его все время бьет озноб; лекарь сказал: “И это хорошо”. В третий раз явился лекарь и спросил, как болезнь; больной ответил, что у него водянка; лекарь сказал: “Это тоже хорошо”. И когда навестил больного кто-то из родственников и спросил, как здоровье, то ответил больной: “До того уж хорошо, что помирать впору”.
Мораль басни Больной и лекарь: Так многие, поверхностно судя, считают своих ближних счастливыми как раз за то, от чего они больше всего и мучатся.

Борей и Солнце
Борей и Солнце спорили, кто сильней; и решили они, что тот из них победит в споре, кто заставит раздеться человека в дороге. Начал Борей и сильно подул, а человек запахнул на себе одежду. Стал Борей еще сильнее дуть, а человек, замерзая, все плотнее кутался в одежду. Наконец, устал Борей и уступил человека Солнцу. И Солнце сперва стало слегка пригревать, а человек понемногу принялся снимать с себя все лишнее. Тогда Солнце припекло посильнее, и кончилось тем, что человек не в силах был вынести жары, разделся и побежал купаться в ближайшую речку.
Мораль басни Борей и Солнце: Басня показывает, что часто убеждение бывает действеннее, чем сила.

Бык и дикие козы
Бык, спасаясь от настигающего льва, забежал в пещеру, где жили дикие козы. Козы стали его лягать и бодать, но он на это только сказал: “Я терплю это, потому что боюсь, но не вас, а того, кто стоит перед пещерой”.
Мораль басни Бык и дикие козы: Так многие из страха перед сильнейшим терпят обиды от слабейших.

Школьная Энциклопедия

Nav view search

Навигация

Искать

Басни Эзопа

Подробности Категория: Басни и притчи Опубликовано 22.03.2017 17:35 Просмотров: 1511

Подлинность басенного наследства Эзопа определить трудно и вряд ли возможно.

Самый большой сборник басен Эзопа был составлен в средние века, тогда как жил он в VI в. до н.э. (предположительно).
По причине слишком большой отдалённости во времени оригиналов его басен не сохранилось, до нашего времени они дошли в латинской переработке (Федр, I в.) и греческой (Бабрия, II в.), а жизнеописание существует только в виде легенд. Невозможно даже сказать, был ли Эзоп историческим лицом.

Сведения о биографии Эзопа

Согласно одной из легенд он был рабом Иадмона с греческого острова Самос и умер насильственной смертью в Дельфах. Его родиной называют также Фригию (Малая Азия).
О смерти Эзопа в Дельфах рассказывает легенда по Геродоту (древнегреческий историк, около 484 г. до н. э.-около 425 г. до н. э.) и Аристофану (древнегреческий комедиограф, «отец комедии», 444 г. до н. э.-между 387 и 380 гг.).
Согласно этой легенде Эзоп в Дельфах возбудил против себя нескольких граждан своим злословием, и они решили наказать его. Они похитили золотую чашу из храмовой утвари, тайно вложили ее в котомку Эзопа и возвестили о краже. Приказано было обыскать богомольцев, и чашу нашли у Эзопа. Его, как святотатца, побили камнями. По другой версии, аристократы-жрецы обвинили его в святотатстве и сбросили со скалы.
Интерес к басням Эзопа вызвал и интерес к его личности. И здесь также, не имея достоверных сведений, прибегали к легендам. Те, кто относился к сильным мира сего (их он критиковал в своих баснях), естественно, представляли его человеком сварливым и злобным, приписывали ему различные телесные уродства, безобразное лицо и т.д. – прямая противоположность божественной красоте Аполлона.

Диего Веласкес изобразил Эзопа вот так

Во II в. н.э. вышел анонимный роман (на греческом языке) – «Жизнеописание Эзопа». В нём создан образ уродливого, мудрого и хитрого «фригийского раба», но почти ничего не сказано о его баснях.
Как бы там ни было, в древности не сомневались в историчности Эзопа, а впервые выразил сомнение в его реальном существовании Лютер в XVI в. Он высказал мнение, что книга басен Эзопа является не единоличным произведением одного автора, а сборником более древних и более новых басен, а традиционный образ Эзопа – плод «поэтического сказания». С тех пор об этом идут споры.

Темы басен Эзопа

В основе Эзоповых басен – народная басня, имевшая свою долгую историю. Басня встречается уже у Гесиода (первый исторически достоверный древнегреческий поэт, VIII-VII вв. до н. э.), у Архилоха (древнегреческий сатирический поэт, I в. до н.э.).
В баснях Эзопа ярко отражено экономическое неравенство, бедность людей, он говорит об эксплуатации сильными слабых.

ЭЗОП «БЕДНЯК»

У бедняка была деревянная статуя бога. «Сделай меня богатым», – молился он ей, но молитвы его оставались напрасны, и он сделался еще беднее. Зло взяло его. Схватил он божка за ногу и ударил об стенку головой. Вдребезги разлетелась она, и из нее высыпалась горсть червонцев. Собрал их счастливец и говорит: «Низок же и глуп ты, по моему мнению: почитал я тебя – ты не помог мне, хлопнул об угол – послал великое счастье».

Кто обращается с негодяем ласково – останется в убытке, кто поступает с ним грубо – в барыше.
(Перевод В.А. Алексеева)

ЭЗОП «ДВА ГОРШКА»

Река несла в своем течении два горшка – глиняный и медный. «Держись от меня подальше, не подплывай близко, – просит глиняный горшок медного. – Чуть ты дотронешься до меня, ты расколотишь меня в куски, а самому мне касаться тебя нет охоты».

Нет житья бедняку, если под боком у него поселится богач.
(Перевод В.А. Алексеева)

Эзоп в своих баснях рисовал картину жизни Малой Азии VI в., опередившей в экономическом развитии Грецию. Но он не проповедует борьбы с богатыми и сильными.

ЭЗОП «БЫК И ЖАБА»

Бык пошел пить и раздавил детёныша жабы. Приходит на то место его мать – её там не было – и спрашивает своих детей: «Где ваш братишка?» – «Он умер, матушка, – говорят они, – сейчас приходил огромный зверь о четырёх ногах и раздавил его». Надулась жаба и спрашивает: «Что, будет тот зверь с меня величиной?» – «Перестань, мама, – слышит она в ответ. – Не сердись, – скорей ты лопнешь, чем сравняешься с ним».

Опасно слабому тягаться с сильным.
(Перевод В.А. Алексеева)

Но басни Эзопа ценны пропагандой труда и направленностью против эксплуатации.

ЭЗОП «КРЕСТЬЯНИН И ЕГО СЫНОВЬЯ»

В предсмертный свой час призвал крестьянин своих сыновей и, желая приохотить их к занятию земледелием, говорит им: «Дети мои, я умираю. Обыщите наш виноградник, в нем вы найдете спрятанным все, что я имел». – «Должно быть, там зарыт клад», – думают сыновья и после смерти отца перерыли весь виноградник. Клад они, правда, не нашли, зато хорошо вскопанная почва дала сбор винограда обильней прежнего.

Истинное сокровище для людей – умение трудиться.
(Перевод В.А. Алексеева)

Басни Эзопа в основном представляют собой живые бытовые сценки, взятые из народной жизни; они по сути являются ярким образцом ранней художественной прозы.
Впоследствии литературное наследство Эзопа подвергалось искажениям, переделкам и вызывало подражания, начиная с пересказа стихами римским баснописцем Федром и греческим баснописцем Бабрием, их поэтически переделывали Лафонтен, Дмитриев, Измайлов и др.
Сюжеты некоторых басен Эзопа творчески использовал наш великий баснописец И.А. Крылов.
30 басен Эзопа перевёл Л.Н. Толстой.

ЭЗОП «ВОЛК И КОБЫЛА»

Хотелось волку подобраться к жеребёнку. Он подошёл к табуну и говорит:
– Что это у вас жеребёнок один хромает? Или вы полечить не умеете? У нас, волков, такое лекарство есть, что никогда хромоты не будет.
Кобыла одна и говорит:
– А ты знаешь лечить?
– Как не знать.
– Так вот полечи мне правую заднюю ногу, что-то в копыте больно.
Волк подошёл к кобыле, и, как зашёл к ней сзади, она ударила его задом и разбила ему все зубы.
(Перевод Л.Н. Толстого)

ЭЗОП «СТРЕКОЗА И МУРАВЬИ»

Осенью у муравьев подмокла пшеница: они ее сушили. Голодная стрекоза попросила у них корму. Муравьи сказали: «Что ж ты летом не собрала корму?» Она сказала: «Недосуг было: песни пела». Они засмеялись и говорят: «Если летом играла, зимой пляши».
(Перевод Л.Н. Толстого)

ЭЗОП «ОТЕЦ И СЫНОВЬЯ»

Отец приказал сыновьям, чтобы жили в согласии; они не слушались. Вот он велел принесть веник и говорит:
– Сломайте!
Сколько они ни бились, не могли сломать. Тогда отец развязал веник и велел ломать по одному пруту. Они легко переломали прутья поодиночке.
Отец и говорит:
– Так-то и вы: если в согласии жить будете, никто вас не одолеет; а если будете ссориться да все врозь – вас всякий легко погубит.
(Перевод Л.Н. Толстого)

В сборник басен под именем Эзопа входят 426 коротких произведений в прозе. Предполагают, что в эпоху Аристофана (конец V в.) в Афинах был известен письменный сборник Эзоповых басен, по которому учили детей в школе, т.к. один из персонажей комедии Аристофана говорит: «Ты невежда и лентяй, даже Эзопа не выучил».

Эзопов язык

Выражение «Эзо́пов язык» означает в литературе иносказание, намеренно маскирующее мысль автора. Эзопов язык использует систему «обманных средств»: аллегорию, иронию, перифраз, аллюзию, басенных персонажей. Раб Эзоп не мог в своих баснях прямо указывать на пороки господ, поэтому заменил их образами животных с соответствующими характеристиками или пороками. С тех пор язык иносказаний называют Эзоповым.
В русской литературе Эзопов язык с конца XVIII в. использовался для обхода цензуры. Часто этот приём применял сатирик М.Е. Салтыков-Щедрин.
Впоследствии Эзопов язык в сатире стал частью индивидуального стиля писателя и применялся уже вне цензурных запретов.

Читайте также:  Басня Эзопа Комар и Бык

Басня Эзопа Богач и Кожевник

Басни основного эзоповского сборника

1. Орел и лисица

Орел и лисица решили жить в дружбе и сговорились поселиться рядом, чтобы от соседства дружба была крепче. Орел свил себе гнездо на высоком дереве, а лисица родила лисят под кустами внизу. Но вот однажды вышла лиса на добычу, а орел проголодался, слетел в кусты, схватил ее детенышей и со своими орлятами их сожрал. Вернулась лисица, поняла, что случилось, и горько ей стало — не столько оттого, что дети погибли, сколько оттого, что отомстить она не могла: не поймать было зверю птицы. Только и оставалось ей издали проклинать обидчика: что еще может делать беспомощный и бессильный? Но скоро орлу пришлось поплатиться за попранную дружбу. Кто-то в поле приносил в жертву козу; орел слетел к жертвеннику и унес с него горящие внутренности. И только донес он их до гнездовья, как дунул сильный ветер, и тонкие старые прутья всполыхнули ярким пламенем. Упали опаленные орлята наземь — летать они еще не умели; и тогда лисица подбежала и съела их всех на глазах у орла.

Басня показывает, что если предавшие дружбу и уйдут от мести обиженных, то от кары богов им все равно не уйти.

2. Орел, галка и пастух

Орел слетел с высокой скалы и унес из стада ягненка; а галка, увидя это, позавидовала и захотела сделать то же самое. И вот с громким криком бросилась она на барана. Но, запутавшись когтями в руне, не могла она больше подняться и только била крыльями, пока пастух, догадавшись, в чем дело, не подбежал и не схватил ее. Он подрезал ей крылья, а вечером отнес ее своим детям. Дети стали спрашивать, что это за птица? А он ответил: «Я-то наверное знаю, что это галка, а вот ей самой кажется, будто она — орел».

Соперничество с людьми вышестоящими ни к чему не приводит и неудачами только вызывает смех.

Орел гнался за зайцем. Увидел заяц, что ниоткуда нет ему помощи, и взмолился к единственному, кто ему подвернулся, — к навозному жуку. Ободрил его жук и, увидев перед собой орла, стал просить хищника не трогать того, кто ищет у него помощи. Орел не обратил даже внимания на такого ничтожного заступника и сожрал зайца. Но жук этой обиды не забыл: неустанно он следил за орлиным гнездовьем и всякий раз, как орел сносил яйца, он поднимался в вышину, выкатывал их и разбивал. Наконец орел, нигде не находя покоя, искал прибежища у самого Зевса и просил уделить ему спокойное местечко, чтобы высидеть яйца. Зевс позволил орлу положить яйца к нему за пазуху. Жук, увидав это, скатал навозный шарик, взлетел до самого Зевса и сбросил свой шарик ему за пазуху. Встал Зевс, чтобы отрясти с себя навоз, и уронил ненароком орлиные яйца. С тех самых пор, говорят, орлы не вьют гнезд в ту пору, когда выводятся навозные жуки.

Басня учит, что никогда не должно презирать, ибо никто не бессилен настолько, чтобы не отомстить за оскорбление.

4. Соловей и ястреб

Соловей сидел на высоком дубе и, по своему обычаю, распевал. Увидел это ястреб, которому нечего было есть, налетел и схватил его. Соловей почувствовал, что пришел ему конец, и просил ястреба отпустить его: ведь он слишком мал, чтобы наполнить ястребу желудок, и если ястребу нечего есть, пусть уж он нападает на птиц покрупней. Но ястреб на это возразил: «Совсем бы я ума решился, если бы бросил добычу, которая в когтях, и погнался за добычей, которой и не видать».

Басня показывает, что нет глупее тех людей, которые в надежде на большее бросают то, что имеют.

В Афинах один человек задолжал, и заимодавец требовал с него долг. Сперва должник просил дать ему отсрочку, потому что у него не было денег. Не добившись толку. вывел он на рынок свою единственную свинью и стал продавать в присутствии заимодавца. Подошел покупатель и спросил, хорошо ли она поросится. Должник ответил: «Еще как поросится! даже не поверишь: к Мистериям она приносит свинок, а к Панафинеям кабанчиков». Изумился покупатель на такие слова, а заимодавец и говорит ему: «Что ты удивляешься? погоди, она тебе к Дионисиям и козлят родит».

Басня показывает, что многие ради своей выгоды готовы любые небылицы подтвердить ложной клятвою.

6. Дикие козы и пастух

Пастух выгнал своих коз на пастбище. Увидав, что они пасутся там вместе с дикими, он вечером всех загнал в свою пещеру. На другой день разыгралась непогода, он не мог вывести их, как обычно, на луг, и ухаживал за ними в пещере; и при этом своим козам он давал корму самую малость, не умерли бы только с голоду, зато чужим наваливал целые кучи, чтобы и их к себе приручить. Но когда непогода улеглась и он опять погнал их на пастбище, дикие козы бросились в горы и убежали. Пастух начал их корить за неблагодарность: ухаживал-де он за ними как нельзя лучше, а они его покидают. Обернулись козы и сказали: «Потому-то мы тебя так и остерегаемся: мы только вчера к тебе пришли, а ты за нами ухаживал лучше, чем за старыми своими козами; стало быть, если к тебе придут еще другие, то новым ты отдашь предпочтенье перед нами».

Басня показывает, что не должно вступать в дружбу с теми, кто нас, новых друзей, предпочитает старым: когда мы сами станем старыми друзьями, он опять заведет новых и предпочтет их нам.

Кошка прослышала, что на птичьем дворе разболелись куры. Она оделась лекарем, взяла лекарские инструменты, явилась туда и, стоя у дверей, спросила кур, как они себя чувствуют? «Отлично! — сказали куры, — но только когда тебя нет поблизости».

Так и среди людей разумные распознают дурных, даже если те и прикинутся хорошими.

8. Эзоп на корабельной верфи

Баснописец Эзоп однажды на досуге забрел на корабельную верфь. Корабельщики начали смеяться над ним и подзадоривать. Тогда в ответ им Эзоп сказал: «Вначале на свете были хаос да вода. Потом Зевс захотел, чтобы миру явилась и другая стихия — земля; и он приказал земле выпить море в три глотка. И земля начала: с первым глотком показались горы; со вторым глотком открылись равнины; а когда она соберется хлебнуть и в третий раз, то ваше мастерство окажется никому не нужным.»

Басня показывает, что, когда дурные люди насмехаются над лучшими, этим они, сами того не замечая, только наживают себе от них худшие неприятности.

9. Лисица и козел

Лисица упала в колодец и сидела там поневоле, потому что не могла выбраться. Козел, которому захотелось пить, подошел к тому колодцу, заметил в нем лисицу и спросил ее, хороша ли вода. Лиса, обрадовавшись счастливому случаю, начала расхваливать воду — уж так-то она хороша! — и звать козла вниз. Спрыгнул козел, ничего не чуя, кроме жажды; напился воды и стал с лисицей раздумывать, как им выбраться. Тогда лисица и сказала, что есть у нее хорошая мысль, как спастись им обоим: «Ты обопрись передними ногами о стену да наклони рога, а я взбегу по твоей спине и тебя вытащу». И это ее предложение принял козел с готовностью; а лисица вскочила ему на крестец, взбежала по спине, оперлась о рога и так очутилась возле самого устья колодца: вылезла и пошла прочь. Стал козел ее бранить за то, что нарушила их уговор; а лиса обернулась и молвила: «Эх ты! будь у тебя столько ума в голове, сколько волос в бороде, то ты, прежде чем войти, подумал бы, как выйти».

Так и умный человек не должен браться за дело, не подумав сперва, к чему оно приведет.

10. Лисица и лев

Лисица никогда в жизни не видела льва. И вот, встретясь с ним нечаянно и увидав его в первый раз, она так перепугалась, что еле осталась жива; во второй раз встретясь, опять испугалась, но уже не так сильно, как впервые; а в третий раз увидав его, она расхрабрилась до того, что подошла и с ним заговорила.

Басни

Так и нраву дурных людей нельзя доверять, даже если они обещают стать хорошими.

39. Ласточка и птицы

Как только зацвела омела, ласточка догадалась, какая в ней таится опасность для пернатых; и, собрав всех птиц, она стала их уговаривать. «Лучше всего, — говорила она, — вовсе вырубить дубы, на которых растет омела, если же это невозможно, то нужно лететь к людям и умолять их не пользоваться силой омелы для охоты на птиц». Но птицы не поверили и осмеяли ее, и она просительницей полетела к людям. За ее сообразительность люди ее приняли и оставили жить у себя. Вот почему остальных птиц люди ловят и едят и только ласточку, просившую у них убежища, не трогают, позволяя ей спокойно гнездиться у них в домах.

Басня показывает: кто умеет предугадывать события, тот легко уберегается от опасностей.

40. Звездочет

Один звездочет имел обыкновение каждый вечер выходить из дому и смотреть на звезды. И вот, прогуливаясь однажды по окраине и всеми мыслями устремившись в небеса, он нечаянно провалился в колодец. Тут он поднял крик и плач; и какой-то человек, заслыша эти вопли, подошел, догадался, что случилось, и сказал ему: «Эх ты! хочешь рассмотреть, что делается в небе, а что на земле, того не видишь?»

Эту басню можно применить к таким людям, которые хвастаются чудесами, а сами не в силах сделать и того, что может всякий.

41. Лисица и собаки

Лисица пристала к стаду овец, ухватила одного из ягнят-сосунков и сделала вид, что ласкает его. «Что ты делаешь?» — спросила ее собака. «Нянчу его и играю с ним», — отвечала лисица. Тогда собака сказала: «А коли так, отпусти-ка ягненка, не то я приласкаю тебя по-собачьему!»

Басня относится к человеку легкомысленному, глупому и вороватому.

42. Крестьянин и его дети

Крестьянин собрался помирать и хотел оставить своих сыновей хорошими земледельцами. Созвал он их и сказал: «Детки, под одной виноградной лозой у меня закопан клад». Только он умер, как сыновья схватили заступы и лопаты и перекопали весь свой участок. Клада они не нашли, зато перекопанный виноградник принес им урожай во много раз больший.

Басня показывает, что труд — это клад для людей.

43. Лягушки

Две лягушки, когда пересохло их болото, пустились искать, где бы поселиться. Пришли они к колодцу, и одна из них предложила, недолго думая, туда и прыгнуть. Но другая сказала: «А если и здесь вода пересохнет, как нам оттуда выбраться?»

Басня учит нас не браться за дело, не подумав.

44. Лягушки, просящие царя

Лягушки страдали оттого, что не было у них крепкой власти, и отправили они к Зевсу послов с просьбой дать им царя. Увидел Зевс, какие они неразумные, и бросил им в болото деревянный чурбан. Сперва лягушки испугались шума и попрятались в самую глубь болота; но чурбан был неподвижен, и вот понемногу они осмелели настолько, что и вскакивали на него, и сидели на нем. Рассудив тогда, что ниже их достоинства иметь такого царя, они опять обратились к Зевсу и попросили переменить им правителя, потому что этот слишком уж ленив. Рассердился на них Зевс и послал им водяную змею, которая стала их хватать и пожирать.

Басня показывает, что правителей лучше иметь ленивых, чем беспокойных.

45. Волы и ось

Волы тянули телегу, а ось скрипела; обернулись они и сказали ей: «Эх ты! мы везем всю тяжесть, а ты стонешь?»

Так и некоторые люди: другие тянут, а они притворяются измученными.

46. Борей и Солнце

Борей и Солнце спорили, кто сильней; и решили они, что тот из них победит в споре, кто заставит раздеться человека в дороге. Начал Борей и сильно подул, а человек запахнул на себе одежду. Стал Борей еще сильнее дуть, а человек, замерзая, все плотнее кутался в одежду. Наконец, устал Борей и уступил человека Солнцу. И Солнце сперва стало слегка пригревать, а человек понемногу принялся снимать с себя все лишнее. Тогда Солнце припекло посильнее, и кончилось тем, что человек не в силах был вынести жары, разделся и побежал купаться в ближайшую речку.

Читайте также:  Басня Эзопа Змея, Ласка и Мыши

Басня показывает, что часто убеждение бывает действеннее, чем сила.

47. Мальчик, объевшийся потрохов

Зарезали люди в жертву богам быка в поле и созвали соседей на угощение. Среди гостей пришла и одна бедная женщина, а с нею сын. Во время долгого пира наелся мальчик до отвала потрохов, напился вина, заболел у него живот, и закричал он от боли: «Ой, мама, из меня потроха лезут!» А мать и говорит: «Не твои это потроха, сынок, а те, которые ты съел!»

Эту басню можно применить к должнику, который берет чужое с охотою, а когда приходит пора платить, страдает так, словно отдает свое собственное.

48. Чиж

Чиж в клетке висел на окне и пел среди ночи. На голос его прилетела летучая мышь и спросила, почему это днем он молчит, а ночью поет? Ответил чиж, что есть у него на то причина: пел он когда-то днем и попался в клетку, а после этого стал умнее. Сказала тогда летучая мышь: «Раньше бы ты был таким осторожным, пока тебя еще не поймали, а не теперь, когда это уже бесполезно!»

Басня показывает, что после несчастья раскаянье никому не нужно.

49. Пастух

У пастуха, который пас стадо волов, пропал теленок. Он искал его повсюду, не нашел и тогда дал обет Зевсу принести в жертву козленка, если вор отыщется. Но вот зашел он в одну рощу и увидел, что его теленка пожирает лев. В ужасе возвел он руки к небу и воскликнул: «Владыка Зевс! обещал я тебе в жертву козленка, если смогу отыскать вора; а теперь обещаю вола, если смогу от вора спастись».

Эту басню можно применить к неудачникам, которые ищут то, чего у них нет, а потом не знают, как избавиться от того, что нашли.

50. Ласка и Афродита

Ласка влюбилась в прекрасного юношу и взмолилась к Афродите, чтобы та превратила ее в женщину. Богиня сжалилась над ее страданиями и преобразила ее в прекрасную девушку. И юноша с одного взгляда так в нее влюбился, что тут же привел ее к себе в дом. И вот, когда они были в опочивальне, Афродите захотелось узнать, переменила ли ласка вместе с телом и нрав, и пустила она на середину их комнаты мышь. Тут ласка, позабыв, где она и кто она, прямо с постели бросилась на мышь, чтобы ее сожрать. Рассердилась на нее богиня и вновь вернула ей прежний облик.

Так и люди, дурные от природы, как ни меняют обличье, нрава изменить не могут.

51. Крестьянин и змея

Змея подползла к сыну крестьянина и ужалила его насмерть. Крестьянин, не помня себя от горя, схватил топор и засел возле ее норы, чтобы убить ее сразу, едва она покажется. Выглянула змея, и ударил он топором, но по змее не попал, а расколол возле норы камень. Однако потом стало ему страшно, и стал он просить змею помириться с ним. «Нет, — ответила змея, — ни я не могу тебе добра желать, глядя на трещину в камне, ни ты мне — глядя на могилу сына».

Басня показывает, что после сильной вражды не легко бывает примирение.

52. Крестьянин и собаки

Крестьянина на пастбище застигла непогода, и он не мог выйти из хижины, чтобы достать пропитание. Тогда он съел сначала своих овец. Буря не унималась; тогда он поел и коз. Но непогоде конца не было видно, и тогда, в третью очередь, взялся он за пахотных волов. Тут собаки, глядя, что он делает, сказали друг другу: «Пора нам отсюда бежать: коли хозяин не пожалел и волов, что с ним работают, то нас и подавно не пощадят».

Басня Эзопа Богач и Кожевник

Ответ оставил Гость

Бесхвостая лисица.
Рыбак и рыбешка.
Лисица и терновник.
Лисица и крокодил.
Рыбаки.
Лисица и дровосек.
Петухи и куропатки.
Растолтевшая лисица.
Зимородок.
Рыбак.
Лисица и маска.
Обманщик.
Угольщик и сукновал.
Потерпевший кораблекрушение.

Человек с проседью и его любовницы.
Убийца.
Хвастливый пятиборец.
Человек, обещающий невозможное.
Человек и сатир.
Коварный.
Слепец
Орел и лисица.
Орел, галка и пастух.
Орел и жук.
соловей и ястреб.
Должник.
Дикие козы и пастух.
Кошка и куры.
Эзоп на корабельной верфи.
Лисица и козел.
Лисица и лев.
Рыбак.
Лисица и барс.
Рыбаки.
Лисица и обезьяна.
Лисица и виноград.
Кошка и петух.
39. Ласточка и птицы.
40. Звездочет.
41. Лисица и собаки.
42. Крестьянин и его дети.
43. Лягушки.
44. Лягушки, просящие царя.
45. Волы и ось.
46. Борей и Солнце.
47. Мальчик, объевшийся потрохов.
48. Чиж.
49. Пастух.
50. Ласка и Афродита.
51. Крестьянин и змея.
52. Крестьянин и собаки.
53. Крестьянин и его сыновья.
54. Улитки.
55. Хозяйка и служанки.
56. Ворожея.
57. Старуха и лекарь.
58. Женщина и курица.
59. Ласка.
60. Старик и смерть.
61. Крестьянин и судьба.
62. Дельфины и пескарь.
63. Оратор Демад.
64. Укушенный собакой.
65. Путники и медведь.
66. Юноши и мясник.
67. Путники.
68. Враги.
69. Лягушки.
70. Дуб и тростник.
71. Трус, отыскавший золотого льва.
72. Пасечник.
73. Дельфин и обезьяна.
74. Олень и лев.
75. Олень.
76. Олень и лев.
77. лень и виноград.
78. Пловцы.
79. Кошка и мыши.
80. Мухи.
81. Лисица и обезьяна.
82. Осел, петух и лев.
83. Обезьяна и верблюд.
84. Два жука.
85. Поросенок и овцы.
86. Дрозд.
87. Гусыня, несущая золотые яйца.
88. Гермес и скульптор.
89. Гермес и Тиресий.
90. Гадюка и водяная змея.
91. Собака и хозяин.
92. Две собаки.
93. Гадюка и пила.
94. Отец и дочери.
95. Муж и жена.
96. Гадюка и лиса.
97. Волк и козленок.
98. Волк и козленок.
99. Продавец статуй.
100. Зевс, Прометей, Афина и Мом.
101. Галка и птицы.
102. Гермес и земля.
103. Гермес.
104. Зевс и Аполлон.
105. Конь, бык, собака и человек.
106. Зевс и черепаха.
107. Зевс и лисица.
108. Зевс и люди.
109. Зевс и стыд.
110. Герой.
111. Геракл и Плутос.
112. Муравей и жук.
113. Тунец и дельфин.
114. Лекарь и больной.
115. Птицелов и аспид.
116. Краб и лисица.
117. Верблюд и Зевс.
118. Бобр.
119. Огородник.
120. Огородник и собака.
121. Кифаред.
122. Воры и петух.
123. Галка и ворона.
124. Ворон и лисица.
125. Ворона и ворон.
126. Галка и лисица.
127. Ворона и собака.
128. Ворон и змея.
129. Галка и голуби.
130. Живот и ноги.
131. Галка-беглянка.
132. Собака и лисица.
133. Собака с куском мяса.
134. Собака и волк.
135. Голодные собаки.
136. Собака и заяц.
137. Комар и бык.
138. Зайцы и лягушки.
139. Чайка и коршун.
140. Лев и крестьянин.
141. Лев и лягушка.
142. Лев и лисица.
143. Лев и бык.
144. Лев и крестьянин.
145. Лев и дельфин.
146. Лев, испуганный мышью.
147. Лев и медведь.
148. Лев и заяц.
149. Лев, осел и лисица.
150. Лев и мышь.
151. Лев и осел.
152. Разбойник и тутовое дерево.
153. Волки и овцы.
154. Волк и конь.
155. Волк и ягненок.
156. Волк и цапля.
157. Волк и коза.
158. Волк и старуха.
159. Волк и овца.
160. Волк и овца.
161. Гадатель.
162. Мальчик и ворон.
163. Пчелы и Зевс.
164. Жрецы Кибелы.
165. Мыши и ласки.
166. Муравей.
167. Муха.
168. Человек, потерпевший крушение, и море.
169. Мот и ласточка.
170. Больной и лекарь.
171. Летучая мышь, терновник и нырок.
172. Летучая мышь и ласка.
173. Дровосек и гермес.
174. Путник и Судьба.
175. Путники и платан.
176. Путник и гадюка.
177. Путники.
178. Путник и Гермес.
179. Осел и садовник.
180. Осел, навьюченный солью.
181. Осел и мул.
182. Осел со статуей на спине.
183. Дикий осел.
184. Осел и цикады.
185. Ослы и Зевс.
186. Осел и погонщик.
187. Осел и волк.
188. Осел в львиной шкуре.
189. Осел и лягушки.
190. Осел, ворон и волк.
191. Осел, лисица и лев.
192. Курица и ласточка.
193. Птицелов и жаворонок.
194. Птицелов и аист.
195. Верблюд.
196. Змея и краб.
197. Змея, ласка и мыши.
198. Растоптанная змея.
199. Мальчик, ловящий кузнечиков.
200. Мальчик-вор и его мать.
201. Голубь, который хотел пить.
202. Голубка и ворона.
203. Обезьяна и рыбаки.
204. Богач и кожевник.
205. Богачи и плакальщицы.
206. Пастух и собака.
207. Пастух и море.
208. Пастух и овцы.
209. Пастух и волчата.
210. Пастух-шутник.
211. Купающийся мальчик.
212. Стриженая овца.
213. Гранатовое дерево, яблоня и терновник.
214. Крот.
215. Осы, куропатки и крестьянин.
216. Оса и змея.
217. Бык и дикие козы.
218. Обезьяньи дети.
219. Павлин и галка.
220. Верблюд, слон и обезьяна.
221. Зевс и змея.
222. Свинья и собака.
223. Свинья и собака.
Кабан и лисица.
Скряга.
Черепаха и заяц.
Ласточка и змея.
Гуси и журавли.
Ласточка и ворона.
Черепаха и орел.
блоха и атлет.

Басня Эзопа Богач и Кожевник

ЭЗОПОВЫ БАСНИ на русском. ( html ; htm ; php ).

AESOP’S FABLES. (Chambry edition) ( greek ).

AESOP’S FABLES (translated by Laura Gibbs, 2002) – ( eng ).

Что же до самих басен, то Эзоп не был, конечно, основателем жанра. Басня встречается уже в творчестве Гесиода, Архилоха, Симонида. Однако, Эзоп являлся наиболее последовательным и плодовитым представителем этого жанра. И этому, как ни странно, должно было способствовать именно рабское положение Эзопа, который не имел досуга для написания литературных произведений более высоких жанров – однако, беспрепятственно мог черпать сюжеты басен из мудрости окружающего его простого народа. Рабское же положение, по-видимому, способствовало и необыкновенной популярности басен Эзопа, мудрость и рассудительность которого представлялась, с одной стороны, более доступной, с другой стороны, достаточно экзотической в сравнении с рафинированной философией профессиональных мудрецов.

Есть основание предполагать, что в эпоху Аристофана (конец V в.) в Афинах был известен письменный сборник Эзоповых басен, по которому учили детей в школе; «ты невежда и лентяй, даже Эзопа не выучил!», говорит у Аристофана, одно действующее лицо [2] . Возможно, первые попытки литературной обработки басен Эзопа предпринял Сократ [3] .

Однако, наиболее последовательным собирателем и издателем эзоповых басен был Деметрий Фалерский. Начало его работы по разысканию и систематизации басен Эзопа, скорее всего, относится к 301/300 г. до н.э, когда пребывая изгнанником в Беотии, Деметрий Фалерский подобно бывшему тирану Сиракуз Дионисию [4] , по-видимому, был принужден зарабатывать на жизнь в том числе и учительством. Вероятно, в числе учебных текстов, используемых Деметрием Фалерским в своей педагогической деятельности, присутствовали и басни Эзопа. В этом своем преподавательском приеме Деметрий следовал, с одной стороны, уже сложившейся афинской традиции, о которой было сказано выше, с другой, – наследовал интересам своих учителей Феофраста и Аристотеля, а через них – Платона и Сократа.

Но гораздо более глубокий и профессиональный интерес к басням Эзопа возник у Деметрия Фалерского, скорее всего, в Египте, куда он прибыл ко двору Птолемея I Сотера в качестве советника царя и воспитателя наследника престола Птолемея Керавна. Это предположение косвенно подтверждает тот факт, что другой сборник эзоповых басен принадлежал философу Стратону, который прибыл в Александрию в одно время с Деметрием Фалерским, и был приставлен учителем к другому сыну царя Птолемею Филадельфу, который впоследствии и унаследовал Египетский престол. По-видимому, наставление как грамматике, так и нравственным правилам посредством изучения басен Эзопа являлось общим для обоих учителей наследников Птолемея Сотера.

Другая причина интереса Деметрия Фалерского к басням Эзопа могла состоять в том, что Птолемей Сотер, который старался сохранить лучшие из традиций Александра Великого, скорее всего поддерживал обычай ученика Аристотеля собирать друзей, часть ночи проводя за беседой и слушанием каких-либо рассказов [5] . А поскольку наиболее подходящими для этого и по своей занимательности, и по нравоучительности были именно басни Эзопа, то Деметрию Фалерскому как великому оратору, лучшему знатоку Эзопа, да и как самому образованному человеку в окружении царя, видимо, нередко приходилось выступать и в качестве поставщика литературного материала, и, возможно, в роли рассказчика.

Читайте также:  Басня Эзопа Орел и Жук

Однако, более всего интересу Деметрия Фалерского к басням Эзопа способствовало, по-видимому, создание в 295 г. до н.э. Александрийской библиотеки. А поскольку Деметрий являлся не только инициатором создания библиотеки, но и ее первым руководителем, который поставил своей целью собрать, по возможности, все книги мира – то, вероятно, именно в эти годы им и было осуществлено полное собрание эзоповых басен, о котором мы знаем от Диогена Лаэртского, которое, по имеющимся сведениям, состояло из десяти книг, и было утрачено после IX в. н.э.

Конечно, не все басни, вошедшие в собрание, принадлежали Эзопу. По-видимому, Эзопу приписывались также и тексты, к которым он не имел ни малейшего отношения. Происходило это, конечно, вследствие огромной популярности личности Эзопа; еще при его жизни практически всякое сочинение, написанное в форме басни, связывалось народной молвой с его именем. Впрочем, и после смерти Эзопа под его именем создавались басни, которые, с одной стороны, подражали текстам фригийского баснописца, с другой, – черпая из того же источника народной мудрости и повседневной народной жизни, что и сам Эзоп, естественно вписывались в ранее созданную жанровую форму. Поэтому в настоящее время едва ли представляется возможным выделить из обширного корпуса «эзоповых» басен те, которые принадлежат самому Эзопу, а не его подражателям, последователям или предшественникам.

Вероятно, эти сложности идентификации подлинных сочинений Эзопа существовали уже в III в. до н.э. Скорее всего, их вполне осознавал и Деметрий Фалерский, который имел богатый опыт распознания подлинных текстов в период создания основного фонда Александрийской библиотеки, в том числе – и опыт текстуальной критики гомеровских поэм. Сейчас невозможно сказать, использовал ли Деметрий критерий подлинности при группировке эзоповых басен в сборники. Однако, совершенно ясно, что в эти сборники им абсолютно сознательно были включены и те тексты, которые попросту не могли принадлежать баснописцу YI в. до н.э. При этом, вероятно, Деметрием включалось в сборники большинство сочинений, соответствовавших критериям мировоззренческой близости и жанровой общности текстам «эзоповой басни». По-видимому, самым важным при составлении сборников «Эзоповых басен» Деметрий полагал даже не аутентичность текстов (в отличие от оценки поэм Гомера), но именно воспитательную ценность произведения.

Именно поэтому Деметрий Фалерский выступал здесь, вероятно, не только в роли собирателя, исследователя и издателя «эзоповых басен» – но также и в качестве автора некоторых из них. В качестве примера одного из текстов, который мог быть написан Деметрием Фалерским можно назвать басню «Оратор Демад».

Оратор Демад говорил однажды перед народом в Афинах, но слушали его невнимательно. Тогда он попросил позволения рассказать народу Эзопову басню. Все согласились, и он начал: “Деметра, ласточка и угорь шли по дороге. Очутились они на берегу реки; ласточка через нее перелетела, а угорь в нее нырнул. ” И на этом замолк. ” А что же Деметра?” – стали все его спрашивать. ” А Деметра стоит и гневается на вас, – отвечал Демад, – за то, что Эзоповы басни вы слушаете, а государственными делами заниматься не хотите”.
Так среди людей неразумны те, кто пренебрегают делами необходимыми, а предпочитают дела приятные.

(Оратор Демад. Басни основного эзоповского сборника, 63).

Даже при первом беглом рассмотрении ясно, что Эзоп, живший в YI в. до н.э. не мог знать и писать об афинском ораторе конца IY в. до н.э. Едва ли можно считать высокой и вероятность того, что составить эту басню мог автор, живший позднее III в. до н.э., поскольку фигура Демада не была широко известна в последующие столетия, и даже Цицерон (106 – 43 г.г. до н.э.) не знал уже никаких сочинений Демада. Наиболее вероятным автором этой басни представляется именно Деметрий Фалерский, для которого Демад был не только современником – но человеком с которым Деметрий был близко знаком, придерживался общих политических убеждений, а также восхищался стилем его речей, о чем сам Деметрий говорит в книге «О риторике» [6] .

Но если невозможность написания Эзопом басни о Демаде вполне ясна нам – то еще в большей степени это было очевидно современникам Деметрия Фалерского, включая и первых читателей и слушателей собрания «Эзоповых басен», каковыми, по-видимому, являлись семья и окружение Птолемея I Сотера, а также сотрудники Александрийской библиотеки и Музейона. Поэтому следует говорить о том, что в данном конкретном случае Деметрий Фалерский намеренно пользуется обнажением литературного приема – быть может, имея стремление вызвать тот же недоуменный вопрос у своего слушателя, который возникает у афинских граждан, слушающих Демада, посреди развлечения – дабы от шутливых поучений перейти к серьезным наставлениям настоящих и будущих властителей престола о сути царской власти, смысле и ответственности человеческого существования, а также – непредсказуемости и переменчивости судьбы.

Приблизительно по той же схеме, что и басня «Оратор Демад», выстроены и некоторые другие тексты, где упоминаются конкретные исторические персонажи IY – III в.в. до н.э. – “Демосфен и Афиняне”, “Деметрий и Менандр”, в которой, по справедливому замечанию Лауры Гиббс, Федр перепутал Деметрия Фалерского с его соименником и антиподом Деметрием Полиоркетом. Принадлежность этих текстов перу Деметрия Фалерского также весьма вероятна.

Но поскольку гораздо более важным, нежели фабула басни, Деметрию представлялся моральный урок, который из басни следовал – то, пожалуй, именно, в строках моральных наставлений, сопровождающих басни, следы пера Деметрия Фалерского присутствуют гораздо в большей степени, нежели в расхожих сюжетах. Во всяком случае, совершенно очевидно, что очень многие из наставлений имеют совершенно определенную связь с жизненными перипетиями, а также учением и мировоззрением Деметрия Фалерского.

Приведем лишь самые характерные примеры.

Волки хотели напасть на стадо овец, но никак это им не удавалось, потому что овец сторожили собаки. Тогда решили они добиться своего хитростью и послали к овцам послов с предложением выдать собак: ведь из-за них-то и пошла вражда, и если их выдадут, то меж волками и овцами водворится мир. Овцы не подумали, что из этого получится, и выдали собак. И тогда волки, оказавшись сильнее, без труда расправились с беззащитным стадом.
Так и государства, которые без сопротивления выдают народных вождей, незаметно для себя становятся вскоре добычей врагов.

(Волки и овцы. Басни основного эзоповского сборника, 153).

Один богач выкармливал гуся и лебедя, но с разной целью: гуся – для стола, лебедя – ради пения. А когда пришло время принять гусю ту участь, для которой его растили, была ночь, и нельзя было распознать, который кто: и вместо гуся схватили лебедя. Но запел лебедь, почуяв смерть, и пение это обнаружило его природу и спасло от гибели.
Басня показывает, что часто дары Муз помогают избегнуть гибели.

(Лебедь , Басни из рукописей младшей редакции, 277).

В первом случае очевидно совпадение выводов басни с обстоятельствами политической борьбы в Афинах в период от смерти Александра Македонского до прихода к власти Деметрия Фалерского, а также с обстоятельствами свержения Деметрия Фалерского в 307 г. до н. э. его соперником Деметрием Полиоркетом. Во втором случае мы видим сходство с переменами в судьбе отрешенного от власти Деметрия Фалерского, которые благодаря своим литературным и ораторским талантам был приглашен ко двору Птолемея Сотера.

А вот наиболее яркий пример близости моральных наставлений басен с мировоззрением Деметрия Фалерского.

Мальчик-вор и его мать

Мальчик в школе украл у товарища дощечку и принес матери. А та не только его не наказала, но даже похвалила. Тогда в другой раз он украл плащ и принес ей, а она приняла это еще охотнее. Время шло, мальчик стал юношей и взялся за кражи покрупнее. Наконец, поймали его однажды с поличным и, скрутив локти, повели на казнь; а мать шла следом и колотила себя в грудь. И вот он сказал, что хочет что-то шепнуть ей на ухо; подошла она, а он разом ухватил зубами и откусил ей кусок уха. Стала мать корить его, нечестивца: мало ему всех его преступлений, так он и родную мать еще увечит! Перебил ее сын: “Кабы наказала ты меня, когда я в первый раз принес тебе краденую дощечку, – не докатился бы я до такой судьбы и не вели бы меня сейчас на смерть”.
Басня показывает: если не наказать вину в самом начале, она становится все больше и больше.

Здесь мы видим полную смысловую цитату из сочинения «О стиле» [7] , в котором Деметрий говорит: «…постепенно мы проникаемся важностью мысли, что маленькие проступки открывают дорогу большим преступлениям. И потому за малые прегрешения следует наказывать не меньше, чем за большие. Мы могли бы привести здесь пословицу: «Начало – половина дела». Она как раз говорит об этом малом зле, вернее, о том, что зло малым не бывает» (§122).

Но что нового могут сообщить нам эти «следы» Деметрия Фалерского, кроме того, что Деметрий и в самом деле являлся собирателем басен Эзопа?

Пожалуй, эти «следы» совершенно определенно свидетельствуют о том, что Деметрий Фалерский оставляет эти следы не случайно. По-видимому, опыт работы с древними рукописями при составлении основного фонда Александрийской библиотеки недвусмысленно указал Деметрию Фалерскому на все те сложности, которые испытывает исследователь при попытке определить истинного автора той или иной рукописи. Будучи весьма плодовитым писателем, Деметрий Фалерский в совершенной ясности разума предвидел подобные же проблемы и в отношении своих собственных книг, авторство которых он хотел оставить за собой навсегда. Именно поэтому, не уповая черезмерно на имя, надписанное в начале, в конце ли книги – Деметрий оставляет в текстах им созданных произведений указания на факты собственной биографии, явно или скрытно цитирует мысли, изречения, догадки, уже высказанные ранее в других своих текстах.

Именно они – эти факты биографии, мысли, изречения и догадки, в полном соответствии с первоначальным намерением автора, дают возможность и через две с лишним тысячи лет установить имя подлинного автора тех книг, принадлежность которых Деметрию Фалерскому с некоторого времени оспаривается. Именно эта россыпь позволяет определить принадлежность перу Деметрия Фалерского книг, которые долгое время считались анонимными или приписывались почти мифическим персонажам.

Однако, усматривать в этих приемах дополнительной маркировки текста всего лишь гипертрофированное авторское тщеславие или даже черезмерную пунктуальность филолога и библиотекаря было бы чересчур поспешно и однобоко. Конечно, оба вышеназванных явления в той или иной мере присутствуют в характере и текстах Деметрия Фалерского. Но здесь мы, пожалуй, имеем дело с гораздо более серьезными побуждениями автора, а именно – с почти пророческой одержимостью философа, законодателя, властителя, воспитателя, передав свой богатый опыт и свою мудрость, сделаться воспитателем всех грядущих за ним поколений.

Логика здесь совершенно очевидна. Богатство, которым только владеешь, но не пользуешься –это потеря [8] : и для владельца сокровища и для тех, кого богатей таким образом лишает утаенного сокровища навсегда. Богатым человека делает только то, без чего он попросту не может существовать, то чем он занят ежесекундно, его дело .

А наградой одержимцу, который пишет послание человечеству, может стать только этот нацеленный в будущее текст.

[1] В «Истории» Геродота (кн. 2, 134) читаем: Кроме того, Родопис жила во времена царя Амасиса, а не при Микерине, т. е. много поколений позднее строителей этих пирамид. Родопис происходила из Фракии и была рабыней одного самосца, Иадмона, сына Гефестополя. Вместе с ней рабом был и баснописец Эзоп. Ведь и он принадлежал Иадмону, что особенно ясно вот из чего: когда дельфийцы по повелению божества вызывали через глашатая, кто желает получить выкуп за убиение Эзопа, то никто не явился, кроме внука Иадмона, которого также звали Иадмоном. Он и получил выкуп. Стало быть, Эзоп принадлежал тому Иадмону.

[2] См. статью Эзоп в Энциклопедии Брокгауза и Эфрона.

[4] См. Деметрий. О стиле. В книге : Античные риторики. Под ред. А.А. Тахо-Годи. – М., из-во МГУ, 1978.

Ссылка на основную публикацию