Басня Эзопа Две Cобаки

АФОРИЗМЫ ЦИТАТЫ ВЫСКАЗЫВАНИЯ ИЗРЕЧЕНИЯ

Навигация по сайту

Новое на сайте

Объявления

Реклама

Басни Эзопа:
Две собаки.
Две сумы.
Дельфин и обезьяна.
Дельфины и пескарь.
Деревья и олива.
Дикие козы и пастух.
Дикий осел.
Диоген в дороге.
Диоген и плешивый.
Должник.

Две собаки
У одного человека были две собаки: одну он приучил охотиться, другую – сторожить дом. И всякий раз, как охотничья собака ему приносила добычу с поля, он бросал кусок и другой собаке. Рассердилась охотничья и стала другую попрекать: она, мол, на охоте каждый раз из сил выбивается, а та ничего не делает и только отъедается на чужих трудах. Но сторожевая собака ответила: “Не меня брани, а хозяина: ведь это он приучил меня не трудиться, а жить чужим трудом”.
Так и сыновей-бездельников нечего ругать, если такими их вырастили сами родители.

Две сумы
Прометей, вылепив людей, повесил им каждому на плечи две сумы: одну с чужими пороками, другую – с собственными. Суму с собственными пороками он повесил за спину, а с чужими – спереди. Так и получилось, что чужие пороки людям сразу бросаются в глаза, а собственные они не замечают.
Эту басню можно применить к человеку любопытному, который в собственных делах ничего не смыслит, а о чужих печется.

Дельфин и обезьяна
Морские путешественники обычно возят с собой обезьян и мальтийских собачек, чтобы развлекаться в плавании. И один человек, отправляясь в путь, взял с собой обезьяну. Когда они плыли мимо Суния – это мыс неподалеку от Афин, – разразилась сильная буря, корабль перевернуло, все бросились вплавь, а с ними и обезьяна. Увидел ее дельфин, принял за человека, подплыл к ней и повез ее к берегу. Подплывая уже к Пирею, афинской гавани, спросил ее дельфин, не из Афин ли она родом? Ответила обезьяна, что из Афин и что там у нее знатные родственники. Еще раз спросил ее дельфин, знает ли она Пирей? А обезьяна подумала, что это такой человек, и ответила, что знает – это ее добрый знакомый. Рассердился дельфин на такую ложь, потащил обезьяну в воду и утопил.
Против лжеца.

Дельфины и пескарь
Дельфины и акулы вели меж собой войну, и вражда их была чем дальше, тем сильнее; как вдруг вынырнул к ним пескарь (это такая маленькая рыбешка) и стал пытаться их помирить. Но в ответ на это один дельфин сказал: “Нет, лучше мы, воюя, погибнем друг от друга, чем примем такого примирителя, как ты”.
Так иные люди, ничего не стоящие, набивают себе цену в смутные времена.

Деревья и олива
Решили однажды деревья помазать над собой царя. Сказали они оливе: “Царствуй над нами!” Ответила им олива: “Я ли откажусь от моего масла, которое так ценят во мне и бог и люди, чтобы царствовать над деревьями?” Сказали деревья смоковнице: “Иди царствуй над нами!” Ответила им смоковница: “Я ли откажусь от моей сладости и от добрых моих плодов, чтобы царствовать над деревьями?” Сказали деревья терновнику: “Иди, царствуй над нами!” Ответил деревьям терновник: “Если действительно вы помажете меня царем над собою, то придите, покойтесь под тенью моею; если же нет, то выйдет из терновника огонь и пожрет кедры ливанские”.

Дикие козы и пастух
Пастух выгнал своих коз на пастбище. Увидав, что они пасутся там вместе с дикими, он вечером всех загнал в свою пещеру. На другой день разыгралась непогода, он не мог вывести их, как обычно, на луг, и ухаживал за ними в пещере; и при этом своим козам он давал корму самую малость, не умерли бы только с голоду, зато чужим наваливал целые кучи, чтобы и их к себе приручить. Но когда непогода улеглась и он опять погнал их на пастбище, дикие козы бросились в горы и убежали. Пастух начал их корить за неблагодарность: ухаживал-де он за ними как нельзя лучше, а они его покидают. Обернулись козы и сказали: “Потому-то мы тебя так и остерегаемся: мы только вчера к тебе пришли, а ты за нами ухаживал лучше, чем за старыми своими козами; стало быть, если к тебе придут еще другие, то новым ты отдашь предпочтенье перед нами”.
Басня показывает, что не должно вступать в дружбу с теми, кто нас, новых друзей, предпочитает старым: когда мы сами станем старыми друзьями, он опять заведет новых и предпочтет их нам.

Дикий осел
Дикий осел повстречал домашнего осла, который грелся на солнце, подошел к нему и позавидовал, что у него такой хороший вид и так много корму. Но потом увидел он, как домашний осел тащит тяжесть, а погонщик идет сзади и колотит его палкой, и сказал: “Нет, больше я тебе не завидую: вижу, что твоя привольная жизнь дорогой ценой тебе достается”.
Так не следует завидовать выгодам, которые сопряжены с опасностями и несчастьями.

Диоген в дороге
Киник Диоген шел по дороге и очутился на берегу реки в половодье. Он остановился, не зная, как переправиться. Но тут один из перевозчиков увидел его замешательство, подплыл и переправил его. Диоген, пораженный таким доброжелательством, стоял и проклинал свою бедность, из-за которой он не мог отблагодарить благодетеля. Но пока он об этом размышлял, перевозчик заметил другого путника, который не мог перебраться через реку, бросился к нему и переправил этого тоже. Тогда Диоген подошел к перевозчику и сказал: “Нет, больше нет во мне благодарности за твою услугу: вижу, что ты так поступаешь не по разумному выбору, а по несчастной своей судьбе”.

Диоген и плешивый
Кинического философа Диогена ругал один плешивый. Диоген сказал: “А я тебя ругать не буду, вовсе нет: я даже похвалю твои волосы, что они с дурной твоей головы повылезли”.

Должник
В Афинах один человек задолжал, и заимодавец требовал с него долг. Сперва должник просил дать ему отсрочку, потому что у него не было денег. Не добившись толку. вывел он на рынок свою единственную свинью и стал продавать в присутствии заимодавца. Подошел покупатель и спросил, хорошо ли она поросится. Должник ответил: “Еще как поросится! даже не поверишь: к Мистериям она приносит свинок, а к Панафинеям кабанчиков”. Изумился покупатель на такие слова, а заимодавец и говорит ему: “Что ты удивляешься? погоди, она тебе к Дионисиям и козлят родит”.
Басня показывает, что многие ради своей выгоды готовы любые небылицы подвердить ложной клятвою.

От Эзопа до Крылова

В споминаем, какие сюжеты и мотивы объединяют басни Эзопа, Лафонтена и Ивана Крылова и как они трансформируются на пути из Древней Греции через Францию в Россию.

Уж сколько раз твердили миру.

Как писал Геродот, Эзоп был рабом, который получил свободу. Изобличая пороки своих господ, он не мог прямо называть их в баснях, поэтому наделял их чертами животных. Обладая образным мышлением, острым глазом и не менее острым языком, Эзоп создал художественный мир, в котором волки рассуждают, лисы подводят под свои неудачи философские объяснения, а муравьи озвучивают мораль. За авторством Эзопа сохранился сборник из 426 басен в прозе, который изучали в античных школах, а сюжеты его актуальных во все времена историй пересказывали многие баснописцы поздних эпох. Например, Жан де Лафонтен и Иван Крылов.

«Голодная Лиса пробралась в сад и на высокой ветке увидела сочную гроздь винограда. «Этого-то мне и надобно!» — воскликнула она, разбежалась и прыгнула один раз, другой, третий. но всё бесполезно — до винограда никак не добраться. «Ах, так я и знала, зелен он ещё!» — фыркнула Лиса себе в оправдание и заспешила прочь».

Лис-гасконец, а быть может, лис-нормандец (Разное говорят), Умирая с голоду, вдруг увидел над беседкой Виноград, такой зримо зрелый, В румяной кожице! Наш любезник был бы рад им полакомиться, Да не мог до него дотянуться И сказал: «Он зелен — Пусть им кормится всякий сброд!» Что ж, не лучше ли так, чем праздно сетовать?

Голодная кума Лиса залезла в сад; В нем винограду кисти рделись. У кумушки глаза и зубы разгорелись; А кисти сочные, как яхонты, горят; Лишь то беда, висят они высоко: Отколь и как она к ним ни зайдет, Хоть видит око, Да зуб неймет. Пробившись попусту час целой, Пошла и говорит с досадою: «Ну, что́ ж! На взгляд-то он хорош, Да зелен — ягодки нет зрелой: Тотчас оскомину набьешь».

Если верить тому, что Эзоп говорил.

Жан де Лафонтен выделил новый литературный жанр — басню, — чью фабулу он позаимствовал у античных авторов, в том числе у Эзопа. В 1668 году он выпустил «Басни Эзопа, переложенные в стихах г-ном де Лафонтеном». В баснях Лафонтена не было возвышенной морали: остроумные истории утверждали необходимость мудрого и невозмутимого отношения к жизни. Любимец придворных, попавший в немилость к Людовику ХIV, он писал басни в угоду покровительнице, герцогине Буйонской, и называл свои труды «пространной стоактной комедией, поставленной на мировой сцене».

Нес муравей сушить за свой порог зерна, Которые он на зиму запас с лета. Голодная цикада подошла близко И попросила, чтоб не умереть, корму. «Но чем же занималась ты, скажи, летом?» «Я, не ленясь, все лето напролет пела». Расхохотался муравей и хлеб спрятал: «Ты летом пела, так зимой пляши в стужу». (Заботиться важнее о своей пользе, Чем негой и пирами услаждать душу.)

Цикада летом пела, Но лето пролетело. Подул Борей — бедняжке Пришлось тут очень тяжко. Осталась без кусочка: Ни мух, ни червячочка. Пошла она с нуждою к соседушке своей. Соседку, кстати, звали мамаша Муравей. И жалобно Цикада просила одолжить Хоть чуточку съестного, хоть крошку, чтоб дожить До солнечных и теплых деньков, когда она, Конечно же, заплатит соседушке сполна. До августа, божилась, вернет проценты ей. Но в долг давать не любит мамаша Муравей. И этот недостаток, нередкий у людей, Был не один у милой мамаши Муравей. Просительнице бедной устроили допрос: — Что ж делала ты летом? Ответь-ка на вопрос. — Я пела днем и ночью и не хотела спать. — Ты пела? Очень мило. Теперь учись плясать.

Попрыгунья Стрекоза Лето красное пропела; Оглянуться не успела, Как зима катит в глаза. Помертвело чисто поле; Нет уж дней тех светлых боле, Как под каждым ей листком Был готов и стол, и дом. Всё прошло: с зимой холодной Нужда, голод настает; Стрекоза уж не поет: И кому же в ум пойдет На желудок петь голодный! Злой тоской удручена, К Муравью ползет она: «Не оставь меня, кум милой! Дай ты мне собраться с силой И до вешних только дней Прокорми и обогрей!» — «Кумушка, мне странно это: Да работала ль ты в лето?» Говорит ей Муравей. «До того ль, голубчик, было? В мягких муравах у нас Песни, резвость всякий час, Так, что голову вскружило». — «А, так ты. » — «Я без души Лето целое всё пела». — «Ты всё пела? это дело: Так поди же, попляши!

Чтоб заключить в коротких мне словах.

«Это истинный ваш род, наконец вы нашли его», — сказал Ивану Крылову известный баснописец своего времени Иван Дмитриев, прочитав первые два перевода Лафонтена, выполненные поэтом. Крылов был мастером простого и точного языка, был склонен к пессимизму и иронии — что всегда отражалось в его произведениях. Он тщательно работал над текстами басен, стремясь к лаконичности и остроте повествования, и многие крыловские «остроумия» до сих пор остаются крылатыми фразами.

Иван Крылов стал классиком русской литературы еще при жизни, прославившись не только переложениями Лафонтена, но и собственными оригинальными злободневными баснями, которыми поэт откликался на самые разные события в стране.

У ручейка ягненок с волком встретились, Гонимые жаждой. По теченью выше — волк, Ягненок ниже. Мучим низкой алчностью, Разбойник ищет повода к столкновению. «Зачем, —он говорит, — водою мутною Питье мне портишь?» Кудрошерстый в трепете: «Могу ли я такую вызвать жалобу? Ведь от тебя ко мне течет вода в реке». Волк говорит, бессильный перед истиной: «Но ты меня ругал, тому шесть месяцев». А тот: «Меня еще и на свете не было». — «Так, значит, это твой отец ругал меня», — И так порешив, казнит его неправедно. О людях говорится здесь, которые Гнетут невинность, выдумавши поводы.

Довод сильнейшего всегда наилучший: Мы это покажем немедленно: Ягненок утолял жажду В потоке чистой волны; Идет Волк натощак, ищущий приключений, Голод его в эти места влек. «Откуда ты такой храбрый, чтобы мутить воду? — Говорит этот зверь, полный ярости — «Ты будешь наказан за свою храбрость. — Сир, отвечает Ягненок, пусть Ваше Величество не гневается; Но пусть посмотрит, Но пусть посмотрит, Что я утоляю жажду В потоке, На двадцать шагов ниже, чем Ваше Величество; И поэтому никоим образом Я не могу замутить вашу воду. — Ты ее мутишь, сказал жестокий зверь, — И я знаю, что ты злословил обо мне в прошлом году. — Как я мог, ведь я еще не родился тогда? — Сказал Ягненок, — я еще пью молоко матери. — Если не ты, то твой брат. — У меня нет брата. — Значит, кто-то из твоих. Вы меня вообще не щадите, Вы, ваши пастухи и ваши собаки. Мне так сказали: мне надо отомстить. После этого, в глубь лесов Волк его уносит, а потом съедает, Без всяких церемоний.

У сильного всегда бессильный виноват: Тому в Истории мы тьму примеров слышим, Но мы Истории не пишем; А вот о том как в Баснях говорят. ___ Ягненок в жаркий день зашел к ручью напиться; И надобно ж беде случиться, Что около тех мест голодный рыскал Волк. Ягненка видит он, на добычу стремится; Но, делу дать хотя законный вид и толк, Кричит: «Как смеешь ты, наглец, нечистым рылом Здесь чистое мутить питье Мое С песком и с илом? За дерзость такову Я голову с тебя сорву». — «Когда светлейший Волк позволит, Осмелюсь я донесть, что ниже по ручью От Светлости его шагов я на сто пью; И гневаться напрасно он изволит: Питья мутить ему никак я не могу». — «Поэтому я лгу! Негодный! слыхана ль такая дерзость в свете! Да помнится, что ты еще в запрошлом лете Мне здесь же как-то нагрубил: Я этого, приятель, не забыл!» — «Помилуй, мне еще и отроду нет году», — Ягненок говорит. «Так это был твой брат». — «Нет братьев у меня». — «Taк это кум иль сват И, словом, кто-нибудь из вашего же роду. Вы сами, ваши псы и ваши пастухи, Вы все мне зла хотите И, если можете, то мне всегда вредите, Но я с тобой за их разведаюсь грехи». — «Ах, я чем виноват?» — «Молчи! устал я слушать, Досуг мне разбирать вины твои, щенок! Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». — Сказал и в темный лес Ягненка поволок.

Читать онлайн “Басни” автора Эзоп – RuLit – Страница 7

Не выходить-так смерти ждать голодной.

Читайте также:  Басня Эзопа Лисица и Барс

На лаврах отдыхал Кот сытый и дородный.

Однажды вечером на кровлю он ушел,

Где милая ему назначила свиданье.

Слух до Мышей о том дошел:

Повыбрались из нор, открыли заседанье

И стали рассуждать,

Какие меры им против Кота принять.

Одна Мышь умная, которая живала

С учеными на чердаках

И много книг переглодала,

Совет дала в таких словах:

“Сестрицы! отвратить грозящее нам бедство

Я нахожу одно лишь средство,

Простое самое. Оно в том состоит,

Чтоб нашему злодею,

Гремушку привязать на шею:

Далеко ль, близко ль Кот, всегда мы будем знать,

И не удастся нас врасплох ему поймать!”

– Прекрасно! ах, прекрасно!

Вскричали все единогласно.

Зачем откладывать? как можно поскорей

Коту гремушку мы привяжем;

Уж то-то мы себя докажем!

Ай, славно! не видать ему теперь Мышей

Так точно, как своих ушей!

-Все очень хорошо; привязывать кто ж станет?

– Ну, ты. – Благодарю!

– Так ты. – “Я посмотрю,

Как духа у тебя достанет!

– Однако ж надобно. – Что долго толковать?

Кто сделал предложенье,

Тому и исполнять.

Ну, умница, свое нам покажи уменье.

И умница равно за это не взялась.

А для чего ж бы так. Да лапка затряслась!

Куда как, право, чудно!

Мы мастера учить других!

А если дело вдруг дойдет до нас самих,

То исполнять нам очень трудно.

Содержание басни заимствовано из сборников басен Абстемия (псевдоним писателя XV в. профессора изящной словесности Бевиляква) и Габриэля Фаерна (1500-1561), друга папы Пия IV, издавшего на латинском языке “Nтi басен, выбранных из древних авторов”. На русский язык, кроме Измайлова, басню перевел Тредьяковский (“Мыший Совет”).

25. Волк и Лисица на суде перед

(Le Loup plaidant contre le Renard par-devant le Singe)

Волк подал просьбу Обезьяне,

В ней обвинял Лису в обмане

И в воровстве; Лисицы нрав известен,

Лукав, коварен и нечестен.

И вот на суд Лису зовут.

Без адвокатов дело разбиралось,

Волк обвинял, Лисица защищалась;

Конечно, всяк стоял за выгоды свои.

Фемиде никогда, по мнению судьи,

Не выпадало столь запутанного дела.

И Обезьяна думала, кряхтела,

А после споров, криков и речей,

И Волка, и Лисы отлично зная нравы,

Она промолвила: “Ну, оба вы неправы;

Давно я знаю вас.

Свой приговор прочту сейчас:

Волк виноват за лживость обвиненья,

Лисица же виновна в ограбленьи”.

Судья решил, что будет прав,

Наказывая тех, в ком воровской есть нрав.

Некоторые здравомыслящие люди считали невозможным подобный самопротиворечивый приговор. Но я в своей басне следовал Федру, И по-моему, именно в противоречиях приговора и заключается вся соль.

Волк и Лисица на суде перед Обезьяной

26. Два Быка и Лягушка

(Les deux Taureaux et la Grenouille)

Из-за телушки молодой

Друзья Быки вдруг сделались врагами,

Сцепились грозными рогами

И начали ужасный бой.

То видя, в страхи спряталась одна Лягушка.

– Что сделалось с тобой, квакушка?

Спросила у нее подруга, и в ответ

Трусиха молвила: – Предвижу много бед!

Для нас опасна битва эта.

Которому достанется победа,

Возьмет добычу в достоянье;

Другой же к нам уйдет в изгнанье,

Чтоб в тростниках сокрытым быть,

И будет нас давить!

Так поплатиться нам придется

За жаркий бой, что здесь дается.

И предсказание Лягушки было верно:

Укрыться в тростниках сраженный Бык спешил

И ежечасно их давил

Он под копытами по двадцати примерно.

Не так же ли в делах людских

Страдают малые за глупости больших.

Из басен Федра. Есть описание подобной битвы в “Георгиках” Виргилия, которому Лафонтен охотно подражал. – На русский язык басня переведена Сумароковым (“Пужливая Лягушка”).

Два Быка и Лягушка

27. Летучая Мышь и две Ласточки

(La Chauve-Souris et les deux Belettes)

С Мышами Ласточки имели:

Кого ни брали в плен, всех ели.

Случилось как-то, Мышь Летучую одну

Занес лукавый в нору

К голодной Ласточке.-Прошу покорно сесть,

С насмешкой Ласточка сказала

Ты Мышь? Тебя мне можно съесть?

– Помилуй, – та ей отвечала,

Не ешь, а лучше рассуди,

Да хорошенько погляди:

В своем ли ты уме, сестрица?

Вот крылья у меня, – я птица!”

У Ласточек с мышиным родом,

Но с птичьим уже брань они вели народом,

И Мышь Летучая опять

В плен к Ласточке другой попала.

– Ты птица? Ты теперь летала?

– За что меня так обижать?

Я Мышь и из мышей природных,

Был смелой пленницы ответ,

Похожа ль я на птиц негодных?

На мне и перьев вовсе нет!

В другой раз хитростью такой она спаслася,

И ложь и истина равно ей удалася.

Содержание басни заимствовано у Эаопа.

Птица, раненая стрелой

28. Птица, раненая стрелой

(L’Oiseau blesse d’une fleche)

Крылатой ранена стрелой

И смертною охваченная мглой,

Судьбу свою оплакивала Птица:

“Где нашим бедствиям граница?

Мы все – орудия несчастья своего:

Из наших крыл, о люди! без пощады

Губительные нам вы сделали снаряды.

Но не спешите ваше торжество

Вы праздновать над нами злобно;

И сами вы страдали нам подобно:

Сыны Япетовы! не половина ль вас

Оружием другой является подчас?

Заимствована у Эзопа. Лафонтен называет детьми Япета род человеческий вообще, беря название это у Горация, который, однако, под “родом (genus) Япета” разумеет Прометея, сына Япета, брата Титана и Сатурна.

Басни для 2 класса

Басни Эзоп в переводе Л. Н. Толстого

Басни для чтения в начальной школе

Ворон и Лисица

Ворон добыл мяса кусок и сел на дерево. Захотелось Лисице мяса, она подошла и говорит:

— Эх, Ворон, как посмотрю на тебя — по твоему росту да красоте, только бы тебе царём быть! И, верно, был бы царём, если бы у тебя голос был.

Ворон разинул рот и заорал, что было мочи. Мясо упало. Лисица подхватила и говорит:

— Ах, Ворон! Коли бы ещё у тебя и ум был, быть бы тебе царём.

Лисица и Виноград

(Лисица увидала — висят спелые кисти Винограда — и стала прилаживаться, как бы их съесть.

Она долго билась, но не могла достать.

Чтоб досаду заглушить, она говорит: «Зелены ещё».

Лев и Лисица

Лев от старости не мог уже ловить зверей и задумал хитростью жить: зашёл в пещеру, лёг и притворился больным. Стали ходить звери его проведывать, и он съедал тех, которые входили к нему в пещеру.

Лисица смекнула дело, стала у входа в пещеру и говорит:

— Что, Лев, как можешь?

— Плохо. Да ты отчего же не входишь?

А лисица говорит:

— Оттого не вхожу, что по следам вижу — входов много, а выходов нет.

Лисица и Журавль

Лисица позвала Журавля на обед и подала похлёбку на тарелке. Журавль ничего не мог взять своим длинным носом, и Лисица сама всё поела. На другой день Журавль к себе позвал Лисицу и подал обед в кувшине с узким горлом. Лисица не могла продеть морду в кувшин, а Журавль всунул свою длинную шею и всё выпил один.

Орёл, Ворона и Пастух

Ходили овцы по полю. Откуда ни взялся Орёл, — упал с неба, вцепился когтями в ягнёнка и унёс его. Ворона видела это и хотела тоже мяса поесть. Она сказала: «Это не хитрая штука. Дай я тоже сделаю, да ещё лучше. Орёл глуп, он малого ягнёнка взял, а я вон того жирного барана выберу». Взялась барану Ворона когтями прямо в волну, хотела поднять — не может. И не знает Ворона, как самой из волны когти выдрать. Пастух пришёл, выдрал Вороне ноги из волны, убил её и бросил.

Растолстевшая Мышь

Мышка грызла пол, и стала щель. Мышь прошла в щель, нашла много еды. Мышь была жадна и ела так много, что у ней брюхо стало полно. Когда стал день, Мышь пошла к себе, но брюхо было так полно, что она не прошла в щель.

Мышь и Лягушка

Пришла Мышь в гости к Лягушке. Лягушка встретила Мышь на берегу и стала ее звать к себе в хоромы под воду. Мышь полезла, да воды хлебнула и насилу жива вон вылезла.

— Никогда, — сказала она, — к чужим людям в гости ходить не буду.

Читайте также:  Басня Эзопа Осы, Куропатки и Крестьянин

Два Петуха и Орёл

Дрались два Петуха у навозной кучи. У одного Петуха было силы больше, он забил другого и прогнал от навозной кучи. Все куры сошлись вокруг Петуха и стали хвалить его. Петух хотел, чтобы и на другом дворе узнали про его силу и славу. Он взлетел на сарай, забил крылами и запел громко: «Смотрите все на меня, я Петуха побил! Нет ни у одного Петуха на свете такой силы».

Не успел пропеть, летит Орёл, сбил Петуха, схватил в когти и унёс в своё

Кот с бубенцом

Стало Мышам плохо жить от Кота. Что ни день, то двух, трёх заест. Сошлись раз Мыши и стали судить, как бы им от Кота спастись. Судили, судили, ничего не могли вздумать.

Вот одна Мышка и сказала:

— Я вам скажу, как нам от Кота спастись. Ведь мы потому и гибнем, что не знаем, когда он к нам идёт. Надо Коту на шею звонок надеть, чтобы он гремел. Тогда всякий раз, как он будет от нас близко, нам слышно станет, и мы уйдём.

— Это бы хорошо, — сказала старая Мышь, — да надо кому-нибудь звонок на Кота надеть. Вздумала ты хорошо, а вот навяжи-ка звонок Коту на шею, тогда мы тебе спасибо скажем.

Путники

Шли по дороге Старик и Молодой. Видят они: на дороге лежит мешок денег.

Молодой поднял и сказал:

— Вот бог мне находку послал.

А Старик сказал:

— Нет, мы не вместе нашли, я один поднял.

Старик ничего не сказал. Прошли они ещё немного. Вдруг слышат, скачет сзади погоня, кричат:

— Кто мешок денег украл?

Молодой струсил и сказал:

— Как бы нам, дядюшка, за нашу находку беды не было.

— Находка твоя, а не наша, и беда твоя, а не наша.

Малого схватили и повели в город судить, а Старик пошёл домой.

Черепаха и Орёл

Черепаха просила Орла, чтобы научил её летать. Орёл не советовал, потому что ей не пристало; а она всё просила. Орёл взял её в когти, поднял вверх и пустил: она упала на камни и разбилась.

Мышь, Петух и Кот

Мышка вышла гулять. Ходила по двору и пришла опять к матери.

— Ну, матушка, я двух зверей видела. Один страшный, а другой добрый.

— Скажи, какие это звери?

— Един страшный ходит по двору вот этак: ноги у него чёрные, хохол красный, глаза навыкате, а нос крючком. Когда я мимо шла, он открыл пасть, ногу поднял и стал кричать так громко, что я от страха не знала, куда уйти.

— Это Петух, — сказала старая Мышь. — Он зла никому не делает, его не бойся. Ну, а другой зверь?

— Другой лежал на солнышке и грелся. Шейка у него белая, ножки серые, гладкие, сам лижет свою белую грудку и хвостиком чуть движет, на меня глядит.

Старая Мышь сказала:

— Дура ты, дура. Ведь это сам Кот.

Волк и Собака

Худой Волк ходил подле деревни и встретил жирную Собаку.

Волк спросил у Собаки:

— Скажи, Собака, откуда вы корм берёте?

— Верно, вы трудную службу служите.

— Нет, наша служба не трудная. Дело наше — по ночам двор стеречь.

— Так только за это вас так кормят, — сказал Волк. — Я бы сейчас в вашу службу пошёл, а то нам, волкам, трудно корма достать.

— Что ж, иди, — сказала Собака. — Хозяин и тебя также кормить станет.

Волк был рад и пошёл с Собакой к людям служить. Стал уже Волк в ворота входить, видит он, что у Собаки на шее шерсть стёрта.

— А это у тебя, Собака, от чего?

— Да так, — сказала Собака.

— Да так, от цепи. Днём ведь я на цепи сижу, так вот цепью и стёрло немного шерсть на шее.

— Ну, так прощай, Собака, — сказал Волк. — Не пойду к людям жить. Пускай не так жирён буду, да на воле.

Лев и Осёл

Пошёл раз Лев на охоту и взял с собой Осла и сказал ему:

— Ты зайди, Осёл, в лес и кричи, что есть мочи — у тебя горло просторно. Какие звери от этого крика пустятся бежать, я тех поймаю.

Так и сделал. Осёл кричал, а звери бежали, куда попало, и Лев ловил их. После ловли Лев сказал Ослу:

— Ну, хвалю тебя, ты хорошо кричал.

И с тех пор Осёл всё кричит, всё ждёт, чтобы его хвалили.

Мужик и Счастье

Мужик пошёл косить луга и заснул, а Счастье ходило по свету.

Подошло Счастье к Мужику и сказало:

— Вот он вместо работы спит, а потом не сберёт сено за погоду, на меня, на Счастье, скажет.

Скажет: мне счастья нет.

Конь и Кобыла

Кобыла ходила день и ночь в поле, не пахала, а Конь кормился ночью, а днём пахал.

Кобыла и говорит Коню:

— Зачем ты пашешь? Я бы на твоём месте не пошла. Он бы меня плетью, а я бы его ногою.

На другой день Конь так и сделал. Мужик видит, что Конь стал упрям, запрёг в соху Кобылу.

Стрекоза и Муравей

Осенью у Муравьёв подмокла пшеница: они её сушили. Голодная Стрекоза попросила у них корму.

Муравьи сказали: «Что ж ты летом не собрала корму? »

Она сказала: «Недосуг было: песни пела».

Они засмеялись и говорят: «Если летом играла, зимой пляши».

Уж и Ёж

Пришёл раз Еж к Ужу и сказал:

— Пусти меня, Уж, в своё гнездо на время.

Уж пустил. Только как залез Ёж в гнездо, не стало житья ужатам от Ежа.

— Я пустил тебя только на время, а теперь уходи, ужата мои все колются о твои иглы, и им больно.

— Тот уходи, кому больно, а мне и тут хорошо.

Галка и Кувшин

Хотела Галка пить. На дворе стоял Кувшин с водой, а в Кувшине была вода только на дне. Галке нельзя было достать.

Она стала кидать в Кувшин камушки и столько наклала, что вода стала выше, и можно было пить.

Лисица и Обезьяна

Выбрали раз звери себе Обезьяну в начальники.

Лисица пришла к Обезьяне и говорит:

— Ты теперь у нас начальник, я тебе услужить хочу: я нашла в лесу клад; пойдём, я тебе покажу.

Обезьяна обрадовалась и пошла за Лисицей.

Лисица привела Обезьяну к капкану и говорит:

— Вот здесь, возьми сама, я до тебя трогать не хотела.

Обезьяна засунула лапы в капкан и попалась. Тогда Лисица побежала, призвала всех зверей и показала им Обезьяну.

— Посмотрите, — говорит, — какого вы начальника выбрали! Видите, у неё ума нет, она в капкан попала.

Мышь полевая и Мышь городская

Пришла важная Мышь из города к простой Мыши. Простая Мышь жила в поле и дала своей гостье, что было: гороха и пшеницы.

Важная Мышь погрызла и сказала:

— Оттого ты и худа, что житьё твоё бедное, приходи ко мне, посмотри, как мы живём.

Вот пришла простая Мышь в гости. Дождались под полом ночи.

Люди поели и ушли. Важная Мышь ввела из щели свою гостью в горницу, и обе влезли на стол. Простая Мышь никогда не видала такой еды и не знала, за что взяться.

— Твоя правда, наше житьё плохое. Я перейду также в город жить.

Только она сказала это, затрясся стол, и в двери вошёл человек со свечкой и стал ловить Мышей. Насилу они ушли в щёлку.

— Нет, — говорит полевая Мышь, — моё житьё в поле лучше. Хоть у меня сладкой еды и нет, да зато я и страха такого не знаю.

Кошка и Лисица

Разговорились Кошка с Лисицею, как от собак отделаться.

— Я собак не боюсь, потому что у меня от них одна уловка есть.

А лисица говорит:

— Как можно с одной уловкой отделаться от собак? У меня так семьдесят семь уловок и семьдесят семь увёрток есть.

Пока они говорили, наехали охотники и набежали собаки. У Кошки одна уловка: она вскочила на дерево, и собаки не поймали её, а Лисица начала свои увёртки делать, да не увернулась — собаки поймали её.

Собака и Волк

Собака заснула за двором.

Голодный Волк набежал и хотел съесть её.

Собака и говорит:

— Волк! Подожди меня есть, — теперь я костлява, худа. А вот, дай срок, хозяева будут свадьбу играть, тогда мне еды будет вволю, я разжирею, — лучше тогда меня съесть.

Волк поверил и ушёл.

Вот приходит он в другой раз и видит — Собака лежит на крыше. Волк и говорит:

— Что ж, была свадьба?

А Собака и говорит:

— Вот что, Волк: коли другой раз застанешь меня сонную перед двором, не дожидайся больше свадьбы.

Волк и Белка

Белка прыгала с ветки на ветку и упала прямо на сонного Волка. Волк вскочил и хотел её съесть.

Белка стала просить:

— Хорошо, я пущу тебя, только ты скажи мне, отчего вы, Белки, так веселы. Мне всегда скучно, а на вас смотришь — вы там вверху всё играете и прыгаете.

— Пусти меня прежде на дерево, а оттуда тебе скажу, а то я боюсь тебя.

Волк пустил, а Белка ушла на дерево и оттуда сказала:

— Тебе оттого скучно, что ты зол. Тебе злость сердце жжёт. А мы веселы оттого, что мы добры и никому зла не делаем.

Мужик и Водяной

Мужик уронил топор в реку; с Горя сел на берег и стал плакать.

Водяной услыхал, пожалел Мужика, вынес ему из реки золотой топор и говорит:

Водяной вынес другой, серебряный топор.

Мужик опять говорит:

Тогда Водяной вынес настоящий топор.

— Вот это мой топор.

Водяной подарил Мужику все три топора за его правду. Дома мужик показал товарищам топоры и рассказал, что с ним было.

Вот один Мужик задумал то же сделать: пошёл к речке, нарочно бросил свой топор в воду, сел на берег и заплакал.

Водяной вынес золотой топор и спросил:

Мужик обрадовался и закричал:

Водяной не дал ему золотого топора и его собственного назад не отдал, — за его неправду.

Отец и Сыновья

Отец приказывал Сыновьям, чтобы жили в согласии; они не слушались.

Вот он велел принести веник и говорит:

Сколько они ни бились, не могли сломать.

Тогда Отец развязал веник и велел ломать по одному пруту.

Они легко переломали прутья поодиночке. Отец и говорит:

— Так-то и вы, если в согласии жить будете, никто вас не одолеет; а если будете ссориться, да все врозь, — вас всякий легко погубит.

Лгун

Мальчик стерёг овец и, будто увидав Волка, стал звать: «Помогите, Волк! Волк!»

Мужики прибежали и видят: неправда. Как сделал он так и два и три раза, случилось — и вправду набежал Волк.

Мальчик стал кричать: «Сюда, сюда скорей, Волк!»

Мужики подумали, что опять по-всегдашнему обманывает, — не послушали его.

Волк видит: бояться нечего — на просторе перерезал всё стадо.

Эзоп – Басни

Эзоп – Басни краткое содержание

По преданию, древнегреческий баснописец Эзоп жил в VI веке до н. э. О нем писали Геродот и Платон. Первый сборник из его устных басен был составлен Деметрием Фалерским в конце IV века до н. э.

Читайте также:  Басня Эзопа Душегубец

Имя Эзопа закрепилось за созданным им жанром, ведь в античном мире все басни назывались «баснями Эзопа». С древних времен и до наших дней сюжеты «эзоповых басен» подвергались обработке в мировой литературе. Темы Эзопа по-своему преломляли Лафонтен и Крылов.

В настоящий сборник помимо жизнеописания Эзопа вошли греческие и латинские басни из эзоповского свода в переводе и с комментариями М. Л. Гаспарова.

Басни – читать онлайн бесплатно ознакомительный отрывок

Басни основного эзоповского сборника

1. Орел и лисица

Орел и лисица решили жить в дружбе и сговорились поселиться рядом, чтобы от соседства дружба была крепче. Орел свил себе гнездо на высоком дереве, а лисица родила лисят под кустами внизу. Но вот однажды вышла лиса на добычу, а орел проголодался, слетел в кусты, схватил ее детенышей и со своими орлятами их сожрал. Вернулась лисица, поняла, что случилось, и горько ей стало — не столько оттого, что дети погибли, сколько оттого, что отомстить она не могла: не поймать было зверю птицы. Только и оставалось ей издали проклинать обидчика: что еще может делать беспомощный и бессильный? Но скоро орлу пришлось поплатиться за попранную дружбу. Кто-то в поле приносил в жертву козу; орел слетел к жертвеннику и унес с него горящие внутренности. И только донес он их до гнездовья, как дунул сильный ветер, и тонкие старые прутья всполыхнули ярким пламенем. Упали опаленные орлята наземь — летать они еще не умели; и тогда лисица подбежала и съела их всех на глазах у орла.

Басня показывает, что если предавшие дружбу и уйдут от мести обиженных, то от кары богов им все равно не уйти.

2. Орел, галка и пастух

Орел слетел с высокой скалы и унес из стада ягненка; а галка, увидя это, позавидовала и захотела сделать то же самое. И вот с громким криком бросилась она на барана. Но, запутавшись когтями в руне, не могла она больше подняться и только била крыльями, пока пастух, догадавшись, в чем дело, не подбежал и не схватил ее. Он подрезал ей крылья, а вечером отнес ее своим детям. Дети стали спрашивать, что это за птица? А он ответил: «Я-то наверное знаю, что это галка, а вот ей самой кажется, будто она — орел».

Соперничество с людьми вышестоящими ни к чему не приводит и неудачами только вызывает смех.

Орел гнался за зайцем. Увидел заяц, что ниоткуда нет ему помощи, и взмолился к единственному, кто ему подвернулся, — к навозному жуку. Ободрил его жук и, увидев перед собой орла, стал просить хищника не трогать того, кто ищет у него помощи. Орел не обратил даже внимания на такого ничтожного заступника и сожрал зайца. Но жук этой обиды не забыл: неустанно он следил за орлиным гнездовьем и всякий раз, как орел сносил яйца, он поднимался в вышину, выкатывал их и разбивал. Наконец орел, нигде не находя покоя, искал прибежища у самого Зевса и просил уделить ему спокойное местечко, чтобы высидеть яйца. Зевс позволил орлу положить яйца к нему за пазуху. Жук, увидав это, скатал навозный шарик, взлетел до самого Зевса и сбросил свой шарик ему за пазуху. Встал Зевс, чтобы отрясти с себя навоз, и уронил ненароком орлиные яйца. С тех самых пор, говорят, орлы не вьют гнезд в ту пору, когда выводятся навозные жуки.

Басня учит, что никогда не должно презирать, ибо никто не бессилен настолько, чтобы не отомстить за оскорбление.

4. Соловей и ястреб

Соловей сидел на высоком дубе и, по своему обычаю, распевал. Увидел это ястреб, которому нечего было есть, налетел и схватил его. Соловей почувствовал, что пришел ему конец, и просил ястреба отпустить его: ведь он слишком мал, чтобы наполнить ястребу желудок, и если ястребу нечего есть, пусть уж он нападает на птиц покрупней. Но ястреб на это возразил: «Совсем бы я ума решился, если бы бросил добычу, которая в когтях, и погнался за добычей, которой и не видать».

Басня показывает, что нет глупее тех людей, которые в надежде на большее бросают то, что имеют.

В Афинах один человек задолжал, и заимодавец требовал с него долг. Сперва должник просил дать ему отсрочку, потому что у него не было денег. Не добившись толку. вывел он на рынок свою единственную свинью и стал продавать в присутствии заимодавца. Подошел покупатель и спросил, хорошо ли она поросится. Должник ответил: «Еще как поросится! даже не поверишь: к Мистериям она приносит свинок, а к Панафинеям кабанчиков». Изумился покупатель на такие слова, а заимодавец и говорит ему: «Что ты удивляешься? погоди, она тебе к Дионисиям и козлят родит».

Басня показывает, что многие ради своей выгоды готовы любые небылицы подтвердить ложной клятвою.

6. Дикие козы и пастух

Пастух выгнал своих коз на пастбище. Увидав, что они пасутся там вместе с дикими, он вечером всех загнал в свою пещеру. На другой день разыгралась непогода, он не мог вывести их, как обычно, на луг, и ухаживал за ними в пещере; и при этом своим козам он давал корму самую малость, не умерли бы только с голоду, зато чужим наваливал целые кучи, чтобы и их к себе приручить. Но когда непогода улеглась и он опять погнал их на пастбище, дикие козы бросились в горы и убежали. Пастух начал их корить за неблагодарность: ухаживал-де он за ними как нельзя лучше, а они его покидают. Обернулись козы и сказали: «Потому-то мы тебя так и остерегаемся: мы только вчера к тебе пришли, а ты за нами ухаживал лучше, чем за старыми своими козами; стало быть, если к тебе придут еще другие, то новым ты отдашь предпочтенье перед нами».

Басня показывает, что не должно вступать в дружбу с теми, кто нас, новых друзей, предпочитает старым: когда мы сами станем старыми друзьями, он опять заведет новых и предпочтет их нам.

Кошка прослышала, что на птичьем дворе разболелись куры. Она оделась лекарем, взяла лекарские инструменты, явилась туда и, стоя у дверей, спросила кур, как они себя чувствуют? «Отлично! — сказали куры, — но только когда тебя нет поблизости».

Так и среди людей разумные распознают дурных, даже если те и прикинутся хорошими.

8. Эзоп на корабельной верфи

Баснописец Эзоп однажды на досуге забрел на корабельную верфь. Корабельщики начали смеяться над ним и подзадоривать. Тогда в ответ им Эзоп сказал: «Вначале на свете были хаос да вода. Потом Зевс захотел, чтобы миру явилась и другая стихия — земля; и он приказал земле выпить море в три глотка. И земля начала: с первым глотком показались горы; со вторым глотком открылись равнины; а когда она соберется хлебнуть и в третий раз, то ваше мастерство окажется никому не нужным.»

Басня показывает, что, когда дурные люди насмехаются над лучшими, этим они, сами того не замечая, только наживают себе от них худшие неприятности.

Басни (2)

Автор: Эзоп
Жанры: Античная литература , Басни

(Вероятно, VI в. до н. э.)

Эсоп – легендарный почт, считающийся творцом басни. Его жизнь литературная традиция приурочивает к VI в. Согласно преданию он был рабом из Фригии (в Малой Азии), впоследствии был отпущен на волю и жил некоторое время при дворе лидийского царя Креза. Рассказывают, что в конце концов он попал в Дельфы, где, обвиненный жреческой аристократией в святотатстве, был сброшен со скалы. Сохранился большой сборник Эсоповых басен, но он был составлен в средние века, поэтому трудно определить подлинное наследство Эсопа. В основе Эсоповых басен лежит народная басня, имевшая долгую историю. Басня встречается уже у Гесиода (см. “Труды и дни”), у Архилоха, Симонида. Басни Эсопа ярко отражают экономическое неравенство, рисуют бедность (например, “Бедняк”), эксплуатацию сильными слабых (“Два горшка” и др.) картину жизни Малой Азии VI в., опередившей в экономическом развитии Грецию. Эсоп не проповедует борьбы с богатыми и сильными (“Бык и жаба”), но его басни ценны пропагандой труда (например, “Крестьянин и его сыновья”) и направленностью против эксплуатации. Басни Эсопа – часто живые бытовые сценки, взятые из самой гущи народной жизни; они – яркий образец ранней художественной прозы. Впоследствии Эсопово наследство подвергалось искажениям, переделкам и вызывало подражания, начиная с пересказа стихами римским баснописцем Федром (I в. н. э.) и греческим баснописцем Бабрием (III в. н.э.) вплоть до поэтических переделок Лафонтена, Дмитриева, Измайлова и других. Сюжеты некоторых басен Эсопа творчески использовал наш великий баснописец Крылов. (Перевод избранных басен Алексеева (“Дешевая библиотека”), изд. Суворина, Спб” 1888.)

Басни (2) скачать fb2, epub, pdf, txt бесплатно

Басни Эзопа и Жана де Лафонтена входят в программу по литературе для 6-го класса.

Перед вами книга из серии «Классика в школе», в которую собраны все произведения, изучаемые в начальной и средней школе. Не тратьте время на поиски литературных произведений, ведь в этих книгах есть все, что необходимо прочесть по школьной программе: и для чтения в классе, и для внеклассных заданий. Избавьте своего ребенка от длительных поисков и невыполненных уроков.

Басни Эзопа и Лафонтена изучают в 6-м классе.

Мудрости никогда не бывает много – даже у тех, кто готов поделиться ею с окружающими. Легендарный Эзоп стал одним из первых, кто это понял. Его истории, без излишнего трепета трактующие самые запутанные проблемы бытия, возвращают нас к гармоничной простоте, с которой античные греки умели смотреть на природу вещей. Впоследствии эти истории назвали баснями и стали изучать в школе – но даже это им не повредило. Истинной мудрости вообще мало что угрожает, разве что невежество. И судьба самого Эзопа служит тому подтверждением.

По преданию, древнегреческий баснописец Эзоп жил в VI веке до н. э. О нем писали Геродот и Платон. Первый сборник из его устных басен был составлен Деметрием Фалерским в конце IV века до н. э.

Имя Эзопа закрепилось за созданным им жанром, ведь в античном мире все басни назывались «баснями Эзопа». С древних времен и до наших дней сюжеты «эзоповых басен» подвергались обработке в мировой литературе. Темы Эзопа по-своему преломляли Лафонтен и Крылов.

В настоящий сборник помимо жизнеописания Эзопа вошли греческие и латинские басни из эзоповского свода в переводе и с комментариями М. Л. Гаспарова.

Античные свидетельства о жизни и творчестве Менандра

Перевод В. Чемберджи

ПРОИСХОЖДЕНИЕ, ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ, РОДНЫЕ, БЛИЗКИЕ

1 (3). Менандр из Кефисии, сын Диопифа, родился при архонте Сосигене, скончался пятидесяти двух лет при архонте Филиппе, на тридцать втором году царствования Птолемея Сотера.

2 (1). Менандр, афинянин, древний комик. И другой Менандр, афинянин, сын Диопифа и Гегестраты, знаменитый повсюду; представитель новой комедии; слегка косой, острый умом, страстный женолюб. Написал сто восемь комедий, письма к царю Птолемею и множество других сочинений в прозе.

Перевод А. Парина

. . . однако, Мосхион, смотри

. . . одеяния и золото

. . . есть. И для Доркион теперь

. . . в залог отдавши, вы

. . . тысячею драхм отделаться.

. . . Вы возвратите мне,

(Коль повезет,) и будет все во благо вам.

Когда не сможешь это сделать ты, сама

Отдам я деньги на ее спасение.

Девушка с Андроса

Перевод с латинского А. В. Артюшкова

Была поставлена на Мегалеспйских играх при курульных эдилах Марке Фульвии и Мании Глабрионе. Играли Лунин Атилий Пренестинец и Луций Амбивий Турпион. Музыку сочинил Флакк, раб Клавдия, на равных флейтах для всей пьесы, правых или левых. Она греческая, Менандра. Сочинена первой в консульство Марка Марцелла и Гая Сульпиция.

ГАЯ СУЛЬПИЦИЯ АПОЛЛИНАРИЯ

Отрывки из несохранившихся комедий Римской паллиаты

Ссылка на основную публикацию