Басня Эзопа Летучая мышь и Ласка

«Ведьма или ангел, Птица или зверь?» Образ летучей мыши в мифологии и культуре

«Летучая мышь – это химера, чудовищное невозможное существо, символ грёз, кошмаров, призраков, больного воображения. Всеобщая неправильность и чудовищность – всё это, как будто нарочно, приноровлено к тому, чтобы летучая мышь была символом душевного расстройства и безумия».

Давайте на пять секунд закроем глаза и произнесём «летучая мышь». Уверен, что почти все возникшие при этих словах ассоциации легко впишутся в одну из трёх категорий.

Первое, с чем мы отождествляем летучих мышей – это, безусловно, Ночь и Тьма.

Древние греки так и называли этих животных – никтериды, ведь летучие мыши считались дочерьми Некты – богини Ночи. Кроме того, они были и священными животными Персефоны – супруги бога загробного царства Аида. Как известно, находилось это царство под землёй, поэтому на сияющий христианский рай не походило, а души умерших бродили там в виде грустных бесплотных теней. Поэтому-то Гомер в своей «Одиссее» и сравнивает эти души с мечущимися в пещере летучими мышами. Tim Flach, commons.wikimedia.org This file is lacking author information, commons.wikimedia.org Франсиско Гойя., commons.wikimedia.org скан обложки диска скрины, Кадры из к-ф «Ван Хельсинг» (2004) и «Дракула Брэма Стокера» (1992). де Вимар, скан из издания 1897 г. http://xfilespress.com/letuchaya-mush.aspx, http://xfilespress.com/letuchaya-mush.aspx Greg Capullo, commons.wikimedia.org скрин, Кадр из к-ф «Бэтмен. Начало». скан обложки диска

В христианскую эпоху приверженность летучих мышей тьме и боязнь света довольно быстро перевели их в разряд нечистой силы. На Руси залетевший в дом нетопырь всегда считался дурным предзнаменованием.

Летучие мыши становятся неизменными спутниками ведьм и колдунов, постоянными участники шабашей. Более того, художники нередко стали награждать перепончатыми крыльями самого дьявола. Надо сказать, что внешний вид летучих мышей хорошо вписывался в дьявольский бестиарий.

Даже французский натуралист XIX века – Альфонс Туссенель – не смог удержаться от следующих пассажей: «Летучая мышь – это химера, чудовищное невозможное существо, символ грёз, кошмаров, призраков, больного воображения. Всеобщая неправильность и чудовищность, замеченная в организме летучей мыши, безобразные аномалии в устройстве чувств, допускающие гадкому животному слышать носом и видеть ушами, – всё это, как будто нарочно, приноровлено к тому, чтобы летучая мышь была символом душевного расстройства и безумия».

Символом тёмного, болезненного, бессознательного воображения летучие мыши выступают и на знаменитой гравюре Франсиско Гойи «Сон разума рождает чудовищ». Сам художник объяснял смысл своей картины так: «Когда разум спит, фантазия в сонных грезах порождает чудовищ, но в сочетании с разумом фантазия становится матерью искусства и всех его чудесных творений».

Летучая мышь до сих пор – один из любимых символов всего оккультного и потустороннего. Большим поклонником подобной атрибутики был рок-певец Оззи Осборн – от чего в 1982 году и пострадал. На концерте один из фанатов швырнул на сцену кумиру летучую мышь. Решив, что это резиновая игрушка, «великий и ужасный» Оззи, сунул её в рот и, делая страшные гримасы, откусил ей голову. И тут неожиданно понял, что зверёк-то настоящий.

Оззи Осборн:
«Мне ставили прививки от бешенства, после того как я откусил голову летучей мыши. Но всё нормально. Ведь мыши пришлось ставить прививки от Оззи.

. Я не горжусь тем, что откусил голову летучей мыши. Но могло быть хуже. Я мог родиться Стингом».

Что касается пресловутых вампиров, то отождествляться с летучими мышами они стали далеко не сразу. Поначалу ожившие покойники-кровопийцы были сами по себе. Правда, когда в Южной Америке обнаружили кровососущих летучих мышей, их тоже прозвали вампирами, но в собственно вампирскую мифологию так и не включили. Всё изменилось в 1897 году, когда на прилавки лёг знаменитый роман Б. Стокера о графе Дракуле.

Брэм Стокер «Дракула»:
«Он может превращаться в волка, как мы знаем по сведениям о прибытии корабля в Уайтби, когда он разорвал собаку; он может уподобиться летучей мыши, как свидетельствует мадам Мина, которая видела его в окне в Уайтби, и друг Джон, который видел его вылетающим из соседнего дома, и друг Квинси – у окна мисс Люси».

С этого момента мифические вампиры оказались прочно связаны с рукокрылыми. Настолько, что даже Толкин в своём «Сильмариллионе» (где соблюдается архаическая средневековая манера) упоминает среди прислужников Саурона летучую мышь-кровопийцу по имени Турингветиль. А в романе В. Пелевина «Ампир В» расу вампиров возглавляет именно Великая Мышь (по версии автора – одно из воплощений богини Иштар).

Насчёт того, почему летучие мыши стали летать по ночам, существует множество сказок и легенд. Одна из самых забавных – басня Эзопа, где Летучая Мышь вместе с Бакланом и Терновником решают организовать свой бизнес. Мышь занимает денег, Терновик снабжает предприятие одеждой, а Баклан – медью. Но случилось так, что корабль с товаром затонул. С тех пор Баклан ныряет в море, разыскивая медь, Терновник хватает проходящих мимо за одежду, а Летучая Мышь скрывается от кредиторов во мраке ночи.

Позже эта басня будет стихотворно переложена французом Жаном де Лафонтеном. По её мотивам напишет своё стихотворение «Злосчастные купцы» и армянский поэт Ованес Туманян:

С тех пор, гонимая стыдом,
Она уж не летает днем.
Когда ночная ляжет тишь,
Тогда летает наша Мышь, –
Во тьме укрыться легче ей
От кредитора и друзей.

Летучая Мышь стала героиней и двух других басен Эзопа. В них обыгрывается ещё одна древнее представление о рукокрылых, как существах, занимающих промежуточное положение между зверями и птицами. Так в одной басне Летучая Мышь, попадая в когти двух ласок, по очереди убеждает каждую из них отпустить её: в первом случае, заявляя, что она не птица, во втором – что она не мышь. А мораль звучит так: «Так и нам нельзя всегда быть одинаковыми: те, кто умеет применяться к обстоятельствам, часто избегают больших опасностей».

Совершенно другая мораль выводится из другой басни Эзопа, где во время войны между птицами и зверями Летучая Мышь постоянно переходит из одного лагеря в другой, как только перевес в битве меняется. После войны данный факт всплывает, и Мыши приходится скрываться во тьме ночи и от птиц, и от зверей. Мораль: «Кто ищет поддержки у обеих сторон, тот живет в позоре, теми и другими отвергаемый».

Известна также и греческая легенда о трёх дочерях царя Миния, которые не пожелали пойти на вакханалию в честь Диониса, а остались ночью дома прясть ткань. В итоге разгневанный бог превратил миниад в летучих мышей – раз уж им так хочется вести тихий и скрытный образ жизни.

Тут мы вплотную подходим к третьей группе ассоциаций, связанных с рукокрылыми – скрытности, таинственности, умению незаметно и бесшумно парить под покровом темноты. Недаром в Древней Греции летучие мыши нередко выступали символом бдительности и проницательности.

Долгое время изображение этого зверька украшало эмблему советской военной разведки и сопровождалось девизом: «Величие Родины – в ваших славных делах» (сегодня эмблему Главного разведывательного управления сменили и вместо мыши там изображён двуглавый орёл с красной гвоздикой).

Однако во всём мире более известен знак Бэтмена. Этот персонаж был придуман в 1939 году художниками Бобом Кейном и Биллом Фингером как ответ на популярность комиксов про Супермена – того самого, с трусами поверх трико. Недаром поначалу Кейн изобразил Бэтмена в похожем трико. Но под влиянием Фингера костюм стал более отвечающим названию – полностью чёрным и максимально закрытым. А вместо первоначальных жёстких перепончатых крыльев Бэтмен обзавёлся более эффектным плащом. С этого момента скромный миллионер с трудной судьбой уже более 70 лет тайно творит добро не только на страницах комиксов, но и на киноэкранах.

Но, наверно, самые неожиданные ассоциации, летучая мышь вызывает у китайцев. Дело в том, что иероглифы, обозначающие «счастье» и «летучая мышь», пишутся по-разному, а звучат одинаково – «фу». В результате этого фонетического казуса рукокрылые в Китае стали символом счастья. В поздравительных открытках особенно популярно изображение пяти летучих мышей, как пожелание пяти добродетелей – долголетия, богатства, здоровья, благонравия и достойной естественной смерти.

Анекдот:
«Идут в ночи крыс с маленьким крысёнком. Пролетает мимо летучая мышь. Крысёнок: – Ой, папа, смотри – ангел полетел. »

На этом, наверное, и закончим.

Автор: Cepгeй Kypий
Просмотров страницы: 2247

Басня Эзопа Летучая мышь и Ласка

Басни основного эзоповского сборника

1. Орел и лисица

Орел и лисица решили жить в дружбе и сговорились поселиться рядом, чтобы от соседства дружба была крепче. Орел свил себе гнездо на высоком дереве, а лисица родила лисят под кустами внизу. Но вот однажды вышла лиса на добычу, а орел проголодался, слетел в кусты, схватил ее детенышей и со своими орлятами их сожрал. Вернулась лисица, поняла, что случилось, и горько ей стало — не столько оттого, что дети погибли, сколько оттого, что отомстить она не могла: не поймать было зверю птицы. Только и оставалось ей издали проклинать обидчика: что еще может делать беспомощный и бессильный? Но скоро орлу пришлось поплатиться за попранную дружбу. Кто-то в поле приносил в жертву козу; орел слетел к жертвеннику и унес с него горящие внутренности. И только донес он их до гнездовья, как дунул сильный ветер, и тонкие старые прутья всполыхнули ярким пламенем. Упали опаленные орлята наземь — летать они еще не умели; и тогда лисица подбежала и съела их всех на глазах у орла.

Басня показывает, что если предавшие дружбу и уйдут от мести обиженных, то от кары богов им все равно не уйти.

2. Орел, галка и пастух

Орел слетел с высокой скалы и унес из стада ягненка; а галка, увидя это, позавидовала и захотела сделать то же самое. И вот с громким криком бросилась она на барана. Но, запутавшись когтями в руне, не могла она больше подняться и только била крыльями, пока пастух, догадавшись, в чем дело, не подбежал и не схватил ее. Он подрезал ей крылья, а вечером отнес ее своим детям. Дети стали спрашивать, что это за птица? А он ответил: «Я-то наверное знаю, что это галка, а вот ей самой кажется, будто она — орел».

Соперничество с людьми вышестоящими ни к чему не приводит и неудачами только вызывает смех.

Читайте также:  Басня Эзопа Лиса и Виноград

Орел гнался за зайцем. Увидел заяц, что ниоткуда нет ему помощи, и взмолился к единственному, кто ему подвернулся, — к навозному жуку. Ободрил его жук и, увидев перед собой орла, стал просить хищника не трогать того, кто ищет у него помощи. Орел не обратил даже внимания на такого ничтожного заступника и сожрал зайца. Но жук этой обиды не забыл: неустанно он следил за орлиным гнездовьем и всякий раз, как орел сносил яйца, он поднимался в вышину, выкатывал их и разбивал. Наконец орел, нигде не находя покоя, искал прибежища у самого Зевса и просил уделить ему спокойное местечко, чтобы высидеть яйца. Зевс позволил орлу положить яйца к нему за пазуху. Жук, увидав это, скатал навозный шарик, взлетел до самого Зевса и сбросил свой шарик ему за пазуху. Встал Зевс, чтобы отрясти с себя навоз, и уронил ненароком орлиные яйца. С тех самых пор, говорят, орлы не вьют гнезд в ту пору, когда выводятся навозные жуки.

Басня учит, что никогда не должно презирать, ибо никто не бессилен настолько, чтобы не отомстить за оскорбление.

4. Соловей и ястреб

Соловей сидел на высоком дубе и, по своему обычаю, распевал. Увидел это ястреб, которому нечего было есть, налетел и схватил его. Соловей почувствовал, что пришел ему конец, и просил ястреба отпустить его: ведь он слишком мал, чтобы наполнить ястребу желудок, и если ястребу нечего есть, пусть уж он нападает на птиц покрупней. Но ястреб на это возразил: «Совсем бы я ума решился, если бы бросил добычу, которая в когтях, и погнался за добычей, которой и не видать».

Басня показывает, что нет глупее тех людей, которые в надежде на большее бросают то, что имеют.

В Афинах один человек задолжал, и заимодавец требовал с него долг. Сперва должник просил дать ему отсрочку, потому что у него не было денег. Не добившись толку. вывел он на рынок свою единственную свинью и стал продавать в присутствии заимодавца. Подошел покупатель и спросил, хорошо ли она поросится. Должник ответил: «Еще как поросится! даже не поверишь: к Мистериям она приносит свинок, а к Панафинеям кабанчиков». Изумился покупатель на такие слова, а заимодавец и говорит ему: «Что ты удивляешься? погоди, она тебе к Дионисиям и козлят родит».

Басня показывает, что многие ради своей выгоды готовы любые небылицы подтвердить ложной клятвою.

6. Дикие козы и пастух

Пастух выгнал своих коз на пастбище. Увидав, что они пасутся там вместе с дикими, он вечером всех загнал в свою пещеру. На другой день разыгралась непогода, он не мог вывести их, как обычно, на луг, и ухаживал за ними в пещере; и при этом своим козам он давал корму самую малость, не умерли бы только с голоду, зато чужим наваливал целые кучи, чтобы и их к себе приручить. Но когда непогода улеглась и он опять погнал их на пастбище, дикие козы бросились в горы и убежали. Пастух начал их корить за неблагодарность: ухаживал-де он за ними как нельзя лучше, а они его покидают. Обернулись козы и сказали: «Потому-то мы тебя так и остерегаемся: мы только вчера к тебе пришли, а ты за нами ухаживал лучше, чем за старыми своими козами; стало быть, если к тебе придут еще другие, то новым ты отдашь предпочтенье перед нами».

Басня показывает, что не должно вступать в дружбу с теми, кто нас, новых друзей, предпочитает старым: когда мы сами станем старыми друзьями, он опять заведет новых и предпочтет их нам.

Кошка прослышала, что на птичьем дворе разболелись куры. Она оделась лекарем, взяла лекарские инструменты, явилась туда и, стоя у дверей, спросила кур, как они себя чувствуют? «Отлично! — сказали куры, — но только когда тебя нет поблизости».

Так и среди людей разумные распознают дурных, даже если те и прикинутся хорошими.

8. Эзоп на корабельной верфи

Баснописец Эзоп однажды на досуге забрел на корабельную верфь. Корабельщики начали смеяться над ним и подзадоривать. Тогда в ответ им Эзоп сказал: «Вначале на свете были хаос да вода. Потом Зевс захотел, чтобы миру явилась и другая стихия — земля; и он приказал земле выпить море в три глотка. И земля начала: с первым глотком показались горы; со вторым глотком открылись равнины; а когда она соберется хлебнуть и в третий раз, то ваше мастерство окажется никому не нужным.»

Басня показывает, что, когда дурные люди насмехаются над лучшими, этим они, сами того не замечая, только наживают себе от них худшие неприятности.

9. Лисица и козел

Лисица упала в колодец и сидела там поневоле, потому что не могла выбраться. Козел, которому захотелось пить, подошел к тому колодцу, заметил в нем лисицу и спросил ее, хороша ли вода. Лиса, обрадовавшись счастливому случаю, начала расхваливать воду — уж так-то она хороша! — и звать козла вниз. Спрыгнул козел, ничего не чуя, кроме жажды; напился воды и стал с лисицей раздумывать, как им выбраться. Тогда лисица и сказала, что есть у нее хорошая мысль, как спастись им обоим: «Ты обопрись передними ногами о стену да наклони рога, а я взбегу по твоей спине и тебя вытащу». И это ее предложение принял козел с готовностью; а лисица вскочила ему на крестец, взбежала по спине, оперлась о рога и так очутилась возле самого устья колодца: вылезла и пошла прочь. Стал козел ее бранить за то, что нарушила их уговор; а лиса обернулась и молвила: «Эх ты! будь у тебя столько ума в голове, сколько волос в бороде, то ты, прежде чем войти, подумал бы, как выйти».

Так и умный человек не должен браться за дело, не подумав сперва, к чему оно приведет.

10. Лисица и лев

Лисица никогда в жизни не видела льва. И вот, встретясь с ним нечаянно и увидав его в первый раз, она так перепугалась, что еле осталась жива; во второй раз встретясь, опять испугалась, но уже не так сильно, как впервые; а в третий раз увидав его, она расхрабрилась до того, что подошла и с ним заговорила.

АФОРИЗМЫ ЦИТАТЫ ВЫСКАЗЫВАНИЯ ИЗРЕЧЕНИЯ

Навигация по сайту

Новое на сайте

Объявления

Реклама

Басни Эзопа:
Лев, волк и лиса.
Лев, испуганный мышью.
Лев, осел и лисица.
Лев, Прометей и слон.
Лекарь и больной.
Летучая мышь и ласка.
Летучая мышь, терновник и нырок.
Лисица и барс.
Лисица и виноград.
Лисица и дровосек.

Лев, волк и лиса
Лев, состарившись, заболел и залег в пещере. Навестить своего царя явились все звери, кроме одной только лисицы. Воспользовался этим случаем волк и стал наговаривать льву на лисицу: она, мол, звериного владыку ни во что не ставит и потому не пришла навестить его. А лисица тут и появилась и расслышала последние слова волка. Рявкнул на нее лев; а она тотчас попросила дать ей оправдаться. “Кто из всех здесь собравшихся, – воскликнула она, – поможет тебе так, как помогла я, которая бегала повсюду, искала тебе лекарства у всех врачей и нашла его?” Тотчас велел ей лев сказать, что это за лекарство. А она: “Должен ты ободрать заживо волка и завернуться в его шкуру!” И когда волк простерся мертвый, лиса с насмешкою сказала: “Не на зло, а на добро побуждать надо властителя”.
Басня показывает: кто строит козни против другого, тот сам себе готовит западню.

Лев, испуганный мышью
У спящего льва по морде пробежала мышь. Вскочил лев и стал бросаться во все стороны, разыскивая, кто посмел к нему подойти. Увидела это лиса и начала его стыдить: он, лев, и вдруг испугался мыши! “Не мышь меня испугала, – ответил лев, – а наглость ее меня разгневала!”
Басня показывает, что разумные люди и мелочами не пренебрегают.

Лев, осел и лисица
Лев, осел и лисица решили жить вместе и отправились на охоту. Они наловили много добычи, и лев велел ослу ее поделить. Осел поделил добычу на три равные доли и предложил льву выбирать; рассердился лев, сожрал осла, а делить приказал лисе. Лисица собрала всю добычу в одну кучу, а себе оставили лишь маленькую частичку и предложила льву сделать выбор. Спросил ее лев, кто научил ее так хорошо делать, а лисица ответила: “Погибший осел!”
Басня показывает, что несчастья ближних становятся для людей наукою.

Лев, Прометей и слон
Лев не раз жаловался Прометею: сотворил его Прометей и большим, и красивым, в пасти у него – острые зубы, на лапах – сильные когти, всех он зверей сильнее. “И все-таки, – говорил лев, – боюсь я петуха!” Отвечал ему Прометей: “Зря ты меня винишь! все,что мог я сделать, ты от меня получил; просто душа у тебя слишком слабая!” Начал лев плакаться на свою судьбу и жаловаться на свою трусость и решил наконец покончить с жизнью. Шел он с такой мыслью и встретил слона, поздоровался и остановился поговорить. Увидел он, что слон все время шевелит ушами, и спросил: “Что с тобой, почему у тебя такие беспокойные уши?” А вокруг слона в это время как раз порхал комар. “Видишь, – сказал слон, – вон этого, который маленький и жужжит? Так вот, если он заберется мне в ухо, то я погиб”. Сказал тогда лев: “Зачем мне умирать? ведь я должен быть настолько же счастливее слона, насколько петух сильнее комара!”
Ты видишь, как могуч комар: даже слон его боится.

Лекарь и больной
Выносили покойника, и домочадцы шли за носилками. Лекарь сказал одному из них: “Если бы этот человек не пил вина и ставил клистер, он остался бы жив”. – “Любезный, – отвечал ему тот, – ты бы ему это советовал, пока еще не поздно было, а теперь оно уже ни к чему”.
Басня показывает, что нужно помогать друзьям вовремя, а не смеяться над ними, когда их положение безнадежно.

Летучая мышь и ласка
Летучая мышь упала на землю, и ее схватила ласка. Видя, что смерть пришла, взмолилась летучая мышь о пощаде. Ответила ласка, что не может ее пощадить: от природы у нее вражда со всеми птицами. Но сказала летучая мышь, что она не птица, а мышь, и ласка ее отпустила. В другой раз летучая мышь упала на землю, и ее схватила другая ласка. Стала просить летучая мышь не убивать ее. Ответила ласка, что у нее вражда со всеми мышами. Но сказала летучая мышь, что она не мышь, а летучее животное, и опять отпустила ее ласка. Так, дважды поменяв имя, удалось ей спастись.
Так и нам нельзя всегда быть одинаковыми: те, кто умеет применяться к обстоятельствам, часто избегают больших опасностей.

Читайте также:  Басня Эзопа Ласточка и Птицы

Летучая мышь, терновник и нырок
Летучая мышь, терновник и нырок решили сложиться и торговать заодно. Летучая мышь заняла денег и внесла в товарищество, терновник дал свою одежду, а нырок купил меди и тоже внес. Но когда они отплыли, разразилась сильная буря, и корабль перевернулся; сами они выбрались на сушу, но все добро потеряли. С тех самых пор нырок все ищет свою медь и ныряет за ней в морскую глубину; летучая мышь боится показаться заимодавцам и днем прячется; а ночью вылетает на добычу; а терновник, отыскивая свою одежду, цепляется за плащи прохожих, чтобы найти между ними свой.
Басня показывает, что больше всего мы заботимся о том, в чем когда-то сами понесли ущерб.

Лисица и барс
Лисица и барс спорили, кто красивей. Барс на все лады хвастался своей испещренной шкурой; но лиса ему на это сказала: “Насколько же я тебя красивее, раз у меня не тело испещренное, а душа изощренная!”
Басня показывает, что тонкость ума лучше, чем красота тела.

Лисица и виноград
Голодная лисица увидела виноградную лозу со свисающими гроздьями и хотела до них добраться, да не смогла; и, уходя прочь, сказала сама себе: “Они еще зеленые!”
Так и у людей иные не могут добиться успеха по причине того, что сил нет, а винят в этом обстоятельства.

Лисица и дровосек
Лисица, убегая от охотников, увидела дровосека и взмолилась, чтобы он ее приютил. Дровосек велел ей войти и спрятаться в его хижине. Немного спустя показались охотники и спросили дровосека, не видал ли он, как пробегала здесь лисица? Тот отвечал им вслух: “Не видал”, – а рукою меж тем подавал знаки, показывая, где она спряталась. Но знаков его охотники не приметили, а словам его поверили; вот дождалась лисица, чтобы они ускакали, вылезла и, не говоря ни слова, пошла прочь. Дровосек начал ее бранить: он-де ее спас, а от нее не слышит ни звука благодарности. Ответила лиса: “Уж поблагодарила бы я тебя, если б только слова твои и дела рук твоих не были так несхожи”.
Басню можно применить к таким людям, которые речи говорят хорошие, а дела делают дурные.

«Ведьма или ангел, Птица или зверь?» Образ летучей мыши в мифологии и культуре

Давайте на пять секунд закроем глаза и произнесём «летучая мышь«…Уверен, что почти все возникшие при этих словах ассоциации легко впишутся в одну из трёх категорий.

Первое, с чем мы отождествляем летучих мышей — это, безусловно, Ночь и Тьма.

Древние греки так и называли этих животных — никтериды, ведь летучие мыши считались дочерьми Некты — богини Ночи. Кроме того, они были и священными животными Персефоны — супруги бога загробного царства Аида. Как известно, находилось это царство под землёй, поэтому на сияющий христианский рай не походило, а души умерших бродили там в виде грустных бесплотных теней. Поэтому-то Гомер в своей «Одиссее» и сравнивает эти души с мечущимися в пещере летучими мышами.

В христианскую эпоху приверженность летучих мышей тьме и боязнь света довольно быстро перевели их в разряд нечистой силы. На Руси залетевший в дом нетопырь всегда считался дурным предзнаменованием.

Летучие мыши становятся неизменными спутниками ведьм и колдунов, постоянными участники шабашей. Более того, художники нередко стали награждать перепончатыми крыльями самого дьявола. Надо сказать, что внешний вид летучих мышей хорошо вписывался в дьявольский бестиарий.

Даже французский натуралист XIX века — Альфонс Туссенель — не смог удержаться от следующих пассажей: «Летучая мышь — это химера, чудовищное невозможное существо, символ грёз, кошмаров, призраков, больного воображения… Всеобщая неправильность и чудовищность, замеченная в организме летучей мыши, безобразные аномалии в устройстве чувств, допускающие гадкому животному слышать носом и видеть ушами, — всё это, как будто нарочно, приноровлено к тому, чтобы летучая мышь была символом душевного расстройства и безумия».

Символом тёмного, болезненного, бессознательного воображения летучие мыши выступают и на знаменитой гравюре Франсиско Гойи «Сон разума рождает чудовищ». Сам художник объяснял смысл своей картины так: «Когда разум спит, фантазия в сонных грезах порождает чудовищ, но в сочетании с разумом фантазия становится матерью искусства и всех его чудесных творений».

Летучая мышь до сих пор — один из любимых символов всего оккультного и потустороннего. Большим поклонником подобной атрибутики был рок-певец Оззи Осборн — от чего в 1982 году и пострадал. На концерте один из фанатов швырнул на сцену кумиру летучую мышь. Решив, что это резиновая игрушка, «великий и ужасный» Оззи, сунул её в рот и, делая страшные гримасы, откусил ей голову. И тут неожиданно понял, что зверёк-то настоящий…

Оззи Осборн:
«Мне ставили прививки от бешенства, после того как я откусил голову летучей мыши. Но всё нормально. Ведь мыши пришлось ставить прививки от Оззи.

…Я не горжусь тем, что откусил голову летучей мыши. Но могло быть хуже. Я мог родиться Стингом”.

Что касается пресловутых вампиров, то отождествляться с летучими мышами они стали далеко не сразу. Поначалу ожившие покойники-кровопийцы были сами по себе. Правда, когда в Южной Америке обнаружили кровососущих летучих мышей, их тоже прозвали вампирами, но в собственно вампирскую мифологию так и не включили. Всё изменилось в 1897 году, когда на прилавки лёг знаменитый роман Б. Стокера о графе Дракуле.

Брэм Стокер «Дракула»:
«Он может превращаться в волка, как мы знаем по сведениям о прибытии корабля в Уайтби, когда он разорвал собаку; он может уподобиться летучей мыши, как свидетельствует мадам Мина, которая видела его в окне в Уайтби, и друг Джон, который видел его вылетающим из соседнего дома, и друг Квинси — у окна мисс Люси».

С этого момента мифические вампиры оказались прочно связаны с рукокрылыми. Настолько, что даже Толкин в своём «Сильмариллионе» (где соблюдается архаическая средневековая манера) упоминает среди прислужников Саурона летучую мышь-кровопийцу по имени Турингветиль. А в романе В. Пелевина «Ампир В» расу вампиров возглавляет именно Великая Мышь (по версии автора — одно из воплощений богини Иштар).

Насчёт того, почему летучие мыши стали летать по ночам, существует множество сказок и легенд. Одна из самых забавных — басня Эзопа, где Летучая Мышь вместе с Бакланом и Терновником решают организовать свой бизнес. Мышь занимает денег, Терновик снабжает предприятие одеждой, а Баклан — медью. Но случилось так, что корабль с товаром затонул. С тех пор Баклан ныряет в море, разыскивая медь, Терновник хватает проходящих мимо за одежду, а Летучая Мышь скрывается от кредиторов во мраке ночи.

Позже эта басня будет стихотворно переложена французом Жаном де Лафонтеном. По её мотивам напишет своё стихотворение «Злосчастные купцы» и армянский поэт Ованес Туманян:

С тех пор, гонимая стыдом,
Она уж не летает днем.
Когда ночная ляжет тишь,
Тогда летает наша Мышь, —
Во тьме укрыться легче ей
От кредитора и друзей.

Летучая Мышь стала героиней и двух других басен Эзопа. В них обыгрывается ещё одна древнее представление о рукокрылых, как существах, занимающих промежуточное положение между зверями и птицами. Так в одной басне Летучая Мышь, попадая в когти двух ласок, по очереди убеждает каждую из них отпустить её: в первом случае, заявляя, что она не птица, во втором — что она не мышь. А мораль звучит так: «Так и нам нельзя всегда быть одинаковыми: те, кто умеет применяться к обстоятельствам, часто избегают больших опасностей».

Совершенно другая мораль выводится из другой басни Эзопа, где во время войны между птицами и зверями Летучая Мышь постоянно переходит из одного лагеря в другой, как только перевес в битве меняется. После войны данный факт всплывает, и Мыши приходится скрываться во тьме ночи и от птиц, и от зверей. Мораль: «Кто ищет поддержки у обеих сторон, тот живет в позоре, теми и другими отвергаемый».

Известна также и греческая легенда о трёх дочерях царя Миния, которые не пожелали пойти на вакханалию в честь Диониса, а остались ночью дома прясть ткань. В итоге разгневанный бог превратил миниад в летучих мышей — раз уж им так хочется вести тихий и скрытный образ жизни.

Тут мы вплотную подходим к третьей группе ассоциаций, связанных с рукокрылыми — скрытности, таинственности, умению незаметно и бесшумно парить под покровом темноты. Недаром в Древней Греции летучие мыши нередко выступали символом бдительности и проницательности.

Долгое время изображение этого зверька украшало эмблему советской военной разведки и сопровождалось девизом: «Величие Родины — в ваших славных делах» (сегодня эмблему Главного разведывательного управления сменили и вместо мыши там изображён двуглавый орёл с красной гвоздикой).

Однако во всём мире более известен знак Бэтмена. Этот персонаж был придуман в 1939 году художниками Бобом Кейном и Биллом Фингером как ответ на популярность комиксов про Супермена — того самого, с трусами поверх трико. Недаром поначалу Кейн изобразил Бэтмена в похожем трико. Но под влиянием Фингера костюм стал более отвечающим названию — полностью чёрным и максимально закрытым. А вместо первоначальных жёстких перепончатых крыльев Бэтмен обзавёлся более эффектным плащом. С этого момента скромный миллионер с трудной судьбой уже более 70 лет тайно творит добро не только на страницах комиксов, но и на киноэкранах.

Но, наверно, самые неожиданные ассоциации, летучая мышь вызывает у китайцев. Дело в том, что иероглифы, обозначающие «счастье» и «летучая мышь», пишутся по-разному, а звучат одинаково — «фу». В результате этого фонетического казуса рукокрылые в Китае стали символом счастья. В поздравительных открытках особенно популярно изображение пяти летучих мышей, как пожелание пяти добродетелей — долголетия, богатства, здоровья, благонравия и достойной естественной смерти.

Читайте также:  Басня Эзопа Сны правдивые и лживые

Анекдот:
«Идут в ночи крыс с маленьким крысёнком. Пролетает мимо летучая мышь. Крысёнок: — Ой, папа, смотри — ангел полетел…»

На этом, наверное, и закончим. Однако желающие послушать ещё и хит-парад песен, посвящённых рукокрылым, могут заглянуть в 1-й комментарий к этой статье.

Басни Эзопа

Легче советовать, чем исполнять советы.

Собрались Мыши на совет…

Раз Мул резвился и скакал, воображая, что может кого угодно обогнать.

— Мама у меня была Скаковая Лошадь! — он напевал. — И я, конечно, бегаю не хуже!

И кинулся он бежать со всей мочи, но очень скоро выбился из сил.

И тут он вспомнил, что папа у него — Осел.

Есть две стороны у всякой правды.

«Я бегаю не хуже!»

Летучая Мышь и Горностай

Упала раз Летучая Мышь на землю и попала в лапы Горностаю. И стала она просить Горностая, чтобы ее не убивал.

— Увы, — говорит Горностай. — Я не могу тебя отпустить, ибо я враг всех Птиц.

— Но я не Птица, я Мышь, — вскричала Летучая Мышь.

— А ведь и правда, — сказал Горностай. — Теперь я вижу. — И с этими словами отпустил ее.

Вскоре попалась Летучая Мышь другому Горностаю, и пришлось ей опять просить пощады.

— Нет, — отвечал Горностай. — Такого еще не бывало, чтобы я Мышь выпустил из лап живьем.

— Какая же я Мышь, — ответила Летучая Мышь. — Я Птица!

— А ведь и правда, — сказал Горностай и отпустил ее.

Упала Летучая Мышь на землю.

Медведь и Лиса

Медведь однажды хвастался Лисе своей любовью к человечеству.

— Я, — говорит, — так людей люблю, что даже мертвого не трону.

А Лиса смеется и отвечает:

— Я больше бы ценила твою любовь, когда бы ты живых людей не задирал.

Люби живых, не только мертвых.

«Я больше бы ценила твою любовь…»

Волк и Козленок

Увидел Волк Козленка, который пасся на верху скалы, куда Волк не мог взобраться, и крикнул Волк Козленку:

— Берегись! Упадешь! Лучше спускайся-ка ты вниз. Тут и травка слаще, и ее больше.

— Благодарю, — Козленок отвечает. — Мне и здесь хорошо. А если я спущусь, ты наешься лучше, совсем не я!

Не верь советам врага.

Козленок пасся на верху скалы.

Собака на сене

Разлеглась однажды Собака в хлеву на сене. Лежит, рычит и Лошадей к еде не подпускает.

— Ну и бессовестное ты животное! — сказал ей наконец один Конь. — И сама ты сена не ешь, и нас к еде не подпускаешь!

Живи и жить давай другим.

Собака легла на сене.

Волк и Собака

Дремала раз Собака во дворе на солнышке, подкрался Волк и ее схватил.

— Отпусти меня, Волк, — стала просить Собака. — Сам видишь, какая я тощая — кожа да кости, что тебе от меня за радость? Вот погоди несколько деньков. У моего хозяина гости будут. Он пир устроит. И все объедки со стола мне достанутся, и стану я жирная да гладкая, тебе ж вкуснее!

Подумал Волк — а ведь она права — и отпустил Собаку.

Прошло немного времени, и вот приходит он на двор, где живет Собака. А Собака, не будь дура, на крышу забралась.

— Спускайся! — Волк кричит. — Забыла, что ли, наш уговор?

А собака отвечает:

— Дружище! Как в другой раз меня поймаешь, не дожидайся пира!

Раз попался, в другой раз осторожней будешь.

Суетная Ворона

Раз Ворона подобрала на дороге несколько павлиньих перьев, вставила себе в хвост, разругалась с родственниками и пошла к красавцам павлинам.

Но павлины заклевали дуру Ворону, повырывали у нее чужие перья и прогнали от себя.

Опечалилась Ворона и вернулась к старой своей родне — как ни в чем не бывало.

Но, помня ее поведение, вороны уже не захотели с ней дружить. А одна из них сказала:

— Если б ты не презирала то, что дано тебе природой, те, кто красивей — тебя б не гнали, а равные тебе — не презирали.

От ворон отстала — к павам не пристала.

Ворона воткнула себе в хвост павлиньи перья.

Курица, которая несла золотые яйца

Была у одного человека и его жены такая Курица, которая каждый день несла по золотому яйцу. Очень они радовались. А потом и думают: эдак долго мы ещё не разбогатеем. Как бы нам все яйца сразу не заполучить.

Разрезали они Курицу — а внутри она такая же, как все другие курицы, оказалась. И остались они ни с чем.

Не убивай курицу, несущую золотые яйца.

Читать онлайн “Басни” автора Эзоп – RuLit – Страница 7

Не выходить-так смерти ждать голодной.

На лаврах отдыхал Кот сытый и дородный.

Однажды вечером на кровлю он ушел,

Где милая ему назначила свиданье.

Слух до Мышей о том дошел:

Повыбрались из нор, открыли заседанье

И стали рассуждать,

Какие меры им против Кота принять.

Одна Мышь умная, которая живала

С учеными на чердаках

И много книг переглодала,

Совет дала в таких словах:

“Сестрицы! отвратить грозящее нам бедство

Я нахожу одно лишь средство,

Простое самое. Оно в том состоит,

Чтоб нашему злодею,

Гремушку привязать на шею:

Далеко ль, близко ль Кот, всегда мы будем знать,

И не удастся нас врасплох ему поймать!”

– Прекрасно! ах, прекрасно!

Вскричали все единогласно.

Зачем откладывать? как можно поскорей

Коту гремушку мы привяжем;

Уж то-то мы себя докажем!

Ай, славно! не видать ему теперь Мышей

Так точно, как своих ушей!

-Все очень хорошо; привязывать кто ж станет?

– Ну, ты. – Благодарю!

– Так ты. – “Я посмотрю,

Как духа у тебя достанет!

– Однако ж надобно. – Что долго толковать?

Кто сделал предложенье,

Тому и исполнять.

Ну, умница, свое нам покажи уменье.

И умница равно за это не взялась.

А для чего ж бы так. Да лапка затряслась!

Куда как, право, чудно!

Мы мастера учить других!

А если дело вдруг дойдет до нас самих,

То исполнять нам очень трудно.

Содержание басни заимствовано из сборников басен Абстемия (псевдоним писателя XV в. профессора изящной словесности Бевиляква) и Габриэля Фаерна (1500-1561), друга папы Пия IV, издавшего на латинском языке “Nтi басен, выбранных из древних авторов”. На русский язык, кроме Измайлова, басню перевел Тредьяковский (“Мыший Совет”).

25. Волк и Лисица на суде перед

(Le Loup plaidant contre le Renard par-devant le Singe)

Волк подал просьбу Обезьяне,

В ней обвинял Лису в обмане

И в воровстве; Лисицы нрав известен,

Лукав, коварен и нечестен.

И вот на суд Лису зовут.

Без адвокатов дело разбиралось,

Волк обвинял, Лисица защищалась;

Конечно, всяк стоял за выгоды свои.

Фемиде никогда, по мнению судьи,

Не выпадало столь запутанного дела.

И Обезьяна думала, кряхтела,

А после споров, криков и речей,

И Волка, и Лисы отлично зная нравы,

Она промолвила: “Ну, оба вы неправы;

Давно я знаю вас.

Свой приговор прочту сейчас:

Волк виноват за лживость обвиненья,

Лисица же виновна в ограбленьи”.

Судья решил, что будет прав,

Наказывая тех, в ком воровской есть нрав.

Некоторые здравомыслящие люди считали невозможным подобный самопротиворечивый приговор. Но я в своей басне следовал Федру, И по-моему, именно в противоречиях приговора и заключается вся соль.

Волк и Лисица на суде перед Обезьяной

26. Два Быка и Лягушка

(Les deux Taureaux et la Grenouille)

Из-за телушки молодой

Друзья Быки вдруг сделались врагами,

Сцепились грозными рогами

И начали ужасный бой.

То видя, в страхи спряталась одна Лягушка.

– Что сделалось с тобой, квакушка?

Спросила у нее подруга, и в ответ

Трусиха молвила: – Предвижу много бед!

Для нас опасна битва эта.

Которому достанется победа,

Возьмет добычу в достоянье;

Другой же к нам уйдет в изгнанье,

Чтоб в тростниках сокрытым быть,

И будет нас давить!

Так поплатиться нам придется

За жаркий бой, что здесь дается.

И предсказание Лягушки было верно:

Укрыться в тростниках сраженный Бык спешил

И ежечасно их давил

Он под копытами по двадцати примерно.

Не так же ли в делах людских

Страдают малые за глупости больших.

Из басен Федра. Есть описание подобной битвы в “Георгиках” Виргилия, которому Лафонтен охотно подражал. – На русский язык басня переведена Сумароковым (“Пужливая Лягушка”).

Два Быка и Лягушка

27. Летучая Мышь и две Ласточки

(La Chauve-Souris et les deux Belettes)

С Мышами Ласточки имели:

Кого ни брали в плен, всех ели.

Случилось как-то, Мышь Летучую одну

Занес лукавый в нору

К голодной Ласточке.-Прошу покорно сесть,

С насмешкой Ласточка сказала

Ты Мышь? Тебя мне можно съесть?

– Помилуй, – та ей отвечала,

Не ешь, а лучше рассуди,

Да хорошенько погляди:

В своем ли ты уме, сестрица?

Вот крылья у меня, – я птица!”

У Ласточек с мышиным родом,

Но с птичьим уже брань они вели народом,

И Мышь Летучая опять

В плен к Ласточке другой попала.

– Ты птица? Ты теперь летала?

– За что меня так обижать?

Я Мышь и из мышей природных,

Был смелой пленницы ответ,

Похожа ль я на птиц негодных?

На мне и перьев вовсе нет!

В другой раз хитростью такой она спаслася,

И ложь и истина равно ей удалася.

Содержание басни заимствовано у Эаопа.

Птица, раненая стрелой

28. Птица, раненая стрелой

(L’Oiseau blesse d’une fleche)

Крылатой ранена стрелой

И смертною охваченная мглой,

Судьбу свою оплакивала Птица:

“Где нашим бедствиям граница?

Мы все – орудия несчастья своего:

Из наших крыл, о люди! без пощады

Губительные нам вы сделали снаряды.

Но не спешите ваше торжество

Вы праздновать над нами злобно;

И сами вы страдали нам подобно:

Сыны Япетовы! не половина ль вас

Оружием другой является подчас?

Заимствована у Эзопа. Лафонтен называет детьми Япета род человеческий вообще, беря название это у Горация, который, однако, под “родом (genus) Япета” разумеет Прометея, сына Япета, брата Титана и Сатурна.

Ссылка на основную публикацию