Басня Эзопа Лев, Медведь и Лиса

АФОРИЗМЫ ЦИТАТЫ ВЫСКАЗЫВАНИЯ ИЗРЕЧЕНИЯ

Навигация по сайту

Новое на сайте

Объявления

Реклама

Басни Эзопа:
Лев и бык.
Лев и дельфин.
Лев и заяц.
Лев и крестьянин.
Лев и крестьянин.
Лев и лисица.
Лев и лягушка.
Лев и медведь.
Лев и мышь.
Лев и осел.

Лев и бык
Лев задумал злое против огромного быка и хотел залучить его хитростью. Поэтому он сказал быку, что принес в жертву овцу и зовет его на угощенье, а сам решил расправиться с гостем, как только тот уляжется за стол. Пришел бык и увидел: котлов много, вертелы огромные, а овцы нет; не сказал он ни слова и пошел прочь. Стал его лев упрекать и спрашивать, почему это он молчит и уходит, хоть никто ему худого не делает. Ответил бык: “Есть у меня на то причина: вижу я, что не овцу тут в жертву замышляют, а быка”.
Басня показывает, что от разумных людей хитрости злодеев не укроются.

Лев и дельфин
Лев, гуляя по берегу моря, увидел в волнах дельфина и предложил ему заключить союз: кому, как не им, больше всего пристало быть друзьями и товарищами – царю морских животных и царю земных? И дельфин охотно согласился. Немного спустя случилось льву биться с диким быком, и кликнул он дельфина на помощь. Хотел дельфин выйти из моря, но не мог, а лев его стал винить в измене. Ответил дельфин: “Не меня брани, а природу, которая сотворила меня морским животным и не позволяет мне выйти на сушу”.
Так и мы, уговариваясь о дружбе, должны выбирать себе таких союзников, которые в опасности могут нам помогать.

Лев и заяц
Лев нашел спящего зайца и уже хотел его сожрать, как вдруг завидел, что бежит мимо олень. Лев бросил зайца и погнался за оленем, а заяц от шума проснулся и убежал. Долго гнался лев за оленем, но поймать его не смог и вернулся к зайцу; а увидев, что и того уже нет, сказал: “Поделом мне: добычу, что была уже в руках, я выпустил, а за пустою надеждою погнался”.
Так иные люди, недовольные умеренным доходом, не замечают, как теряют и то, чем владеют.

Лев и крестьянин
Лев влюбился в крестьянскую дочь и посватался к ней. Крестьянин и не решался отдать хищнику дочь, и боялся отказать ему; поэтому вот что он придумал. Когда стал лев настаивать, сказал крестьянин, что жених-то он для дочери подходящий, но выдать ее может он только тогда, когда лев даст вырвать себе зубы и обрезать когти, а то девушка их боится. Лев, ослепленный любовью, с готовностью перенес и то и другое; но после этого крестьянин его уже не боялся, и когда лев опять явился к нему, то палками прогнал его со двора.
Басня показывает, что даже тот, кто был страшен врагам, станет для них легкой добычей, если необдуманно им поверит и сам себя лишит всего, чем был страшен.

Лев и крестьянин
Лев забрел к крестьянину на скотный двор; а тот захотел его поймать и запер за ним ворота. Не в силах выйти, лев сперва растерзал овец, потом набросился на волов; испугался крестьянин, что и на него лев нападет, и открыл ему ворота. Удалился лев; а жена крестьянина, глядя, как муж ее убивается, сказала: “Поделом тебе: зачем нужно было запирать со скотиною такого зверя, перед которым даже издали дрожишь?”
Так и те, кто раздражает сильнейших, сами от этого страдают.

Лев и лисица
Лев состарился, не мог уже добывать себе еду силой и решил это делать хитростью: он забрался в пещеру и залег там, притворяясь больным; звери стали приходить его проведать, а он хватал их и пожирал. Много зверей уже погибло; наконец, лисица догадалась о его хитрости, подошла и, встав поодаль от пещеры, спросила, как он поживает. “Плохо!” – ответил лев и спросил, почему же она не входит? А лисица в ответ: “И вошла бы, кабы не видела, что в пещеру следов ведет много, а из пещеры – ни одного”.
Так разумные люди по приметам догадываются об опасности и умеют ее избежать.

Лев и лягушка
Лев услышал кваканье лягушки и обернулся на голос, подумав, что это какой-то большой зверь Но когда, подождав, он увидел, что это лягушка вылезла из пруда, то подошел и растоптал ее, промолвив: “Не слуха надо пугаться, а вида”.
Против человека болтливого, который только языком и умеет работать.

Лев и медведь
Лев и медведь затравили молодого оленя и стали за него драться. Бились они жестоко, пока не потемнело у них в глазах и не упали они наземь полумертвые. Проходила мимо лисица и увидела, что лев и медведь лежат рядом, а между ними – олень; подхватила оленя и пошла прочь. А те, не в силах подняться, промолвили: “Несчастные мы! выходит, это для лисицы мы трудились!”
Басня показывает, что не зря горюют люди, когда видят, что плоды их трудов достаются первому встречному.

Лев и мышь
У спящего льва по телу пробежала мышь. Лев проснулся, схватил ее и готов был сожрать; но она умоляла отпустить ее, уверяя, что еще отплатит добром за свое спасение, и лев, расхохотавшись, отпустил ее. Но случилось так, что немного спустя мышь и в самом деле отблагодарила льва, спасши ему жизнь. Попался лев к охотникам, и они привязали его веревкой к дереву; а мышь, заслышав его стоны, тотчас прибежала, перегрызла канат и освободила его, сказав так: “Тогда ты надо мною смеялся, словно не верил, что я смогу отплатить тебе за услугу; а теперь будешь знать, что мышь умеет быть благодарной”.
Басня показывает, что порой при переменах судьбы даже самые сильные нуждаются в самых слабых.

Лев и осел
Лев и осел порешили жить вместе и отправились на охоту. Пришли они к пещере, где были дикие козы, и лев остался у входа, чтобы подстеречь выбегающих коз, а осел забрался внутрь и начал голосить, чтобы напугать их и выгнать. Когда лев переловил уже немало коз, вышел к нему осел и спросил, славно ли он бился и хорошо ли гнал коз. Ответил лев: “Еще бы! я и сам испугался, кабы не знал, что ты – осел”.
Так многие выхваляются перед теми, кто их отлично знает, и по заслугам становятся посмешищем.

Басня Эзопа Лев, Медведь и Лиса

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 258 079
  • КНИГИ 592 367
  • СЕРИИ 22 122
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 552 704

Об авторе этой книги

Эзоп — баснописец древних времен. Он жил в Греции, приблизительно в седьмом веке до нашей эры. Он был раб, но рассказы его были так хороши, что хозяин даровал ему свободу. Даже цари, по преданию, приглашали его ко двору, чтобы послушать знаменитые басни.

В баснях действуют, в основном, животные. Но они, сохраняя каждый свой характер (Лиса — хитра, Козел — глуп и прочее), наделены человеческими чертами и человеческим разумом. Часто они попадают в трудные положения и порой находят из них оригинальный выход. Многие фразы Эзопа стали пословицами в разных языках. Басни его содержат как бы назидание, некий свод законов человеческого поведения в разных обстоятельствах.

Истории, рассказанные в древности Эзопом, разошлись по всему миру, их знают и любят люди всех стран.

Заяц и Черепаха

Заяц все дразнил Черепаху, что так медленно она ходит. Вот Черепаха и говорит:

— Давай бежать взапуски».

Заяц, конечно, согласился.

Вот припустил Заяц и сразу оставил Черепаху далеко позади. Но скоро он устал, начал останавливаться, лакомиться по пути сочными листиками. А полуденное солнце припекало с неба, и сделалось Зайцу жарко. Он оглянулся, увидал, что Черепаха плетется где-то далеко-далеко, прилег в тенечке и решил вздремнуть. Черепаху, думает, я всегда обогнать успею. А Черепаха шла себе, шла, видит: Заяц лежит и спит, прошла мимо, а потом вперед.

Проснулся Заяц и видит: а Черепаха-то его обогнала. Припустил он что было мочи, бежал, бежал, да не успел. Так Черепаха первая пришла к цели.

Не надо хвастаться и чересчур надеяться на свои силы!

Черепаха обогнала Зайца.

Лиса и виноград

Голодная Лиса как-то увидела: висят на лозах грозди винограда. И стала она прыгать, чтобы виноград достать.

Прыгает, прыгает, а достать виноград не может.

Досадно стало Лисе. Идет она прочь и говорит сама себе:

— Я-то думала — он спелый, а он зеленый совсем.

Завистник то хулит, до чего не может дотянуться.

А достать виноград не может.

Волк в овечьей шкуре

Решил Волк пробраться незаметно в овечье стадо, чтобы удобней ему было убивать и сжирать овец. Вот нашел он овечью шкуру, взял, надел на себя и незаметно пристроился к овцам.

А хозяин запер своих овец в овчарне, а потом видит — ужинать ему нечем. Вернулся он в овчарню, схватил первую же овцу и зарезал. А это как раз Волк и оказался.

Не рой другому яму, сам в нее попадешь.

Он закутался в овечью шкуру.

Мальчик который кричал: «‘Волк!»

Мальчишка-пастух пас своих овец недалеко от деревни. Вот раз решил он пошутить и закричал:

Люди услыхали, испугались, что волк овец задерет, и прибежали. А Мальчик и рад, что так ловко всех провел, и давай громко хохотать. Понравилось это ему. И он еще так пошутил, потом еще, еще, и всякий раз люди прибегали и видели, что волка нет никакого.

И вот наконец и вправду прибежал к стаду волк. Мальчик стал кричать:

Он кричал долго, кричал во все горло. Да уж люди привыкли, что всегда он их обманывает, и не поверили ему. И волк преспокойно перегрыз всех овец, одну за другой.

Не ври, не то тебе не поверят, даже когда ты будешь говорить правду.

Он кричал: «Волк! Волк!»

Кузнечик и Муравьи

Однажды в ясный зимний день сушили Муравьи зерно, оно у них промокло под осенними долгими дождями.

Вот приходит к ним Кузнечик и говорит:

— Дайте мне несколько зернышек. Я, — говорит, — просто с голоду погибаю.

Муравьи на минутку оторвались от работы, хотя вообще такое у них не принято.

— А можно тебя спросить, — говорят, — чем ты летом занимался? Почему запасов не сделал на зиму?

— Ах, — Кузнечик отвечает. — Летом у меня времени совсем не было. Я все занят был, все пел.

Читайте также:  Басня Эзопа Огородник и Cобака

— Ну, раз летом ты все пел, — отвечают Муравьи, — значит, теперь займись зимними плясками.

Засмеялись они и опять принялись за работу.

Делу время — потехе час.

Муравьи на минутку перестали работать.

Когда Лиса в первый раз увидала Льва, она до того перепугалась, что чуть не умерла со страху.

Во второй раз она тоже испугалась, но уже сумела скрыть свой страх.

А уж в третий раз она совсем осмелела и заговорила со Львом так, будто они старые друзья.

Наглому все нипочем.

Чуть не умерла со страху.

Как-то раз два Горшка, один медный, другой глиняный, несло одной волной. Вот Медный Горшок и говорит:

— Ты держись ко мне поближе, уж я тебя защищу.

— Благодарю покорно, — отвечает Глиняный Горшок. — Когда ты далеко, я плыву себе спокойно, а если мы рядом будем, да нас одной волной столкнет, тут уж мне не поздоровится.

С сильным лучше быть начеку.

Пригласила Лиса Журавля к себе в гости и угощенье выставила — тарелку супа. Сама ест и облизывается, а Журавль долбит, долбит тарелку длинным клювом — да только зря он старался.

Очень Лисе было весело. Однако Журавль в долгу не остался. Тоже пригласил Лису и угощенье выставил: кувшин с узким длинным горлышком, а в нем вкусный компот. Сам туда длинный клюв запускает, ест и облизывается, а Лиса только смотрит и завидует. Так и ушла домой голодная.

Как ты себя ведешь с другими, так и с тобой другие себя поведут.

Журавль зря старался.

Леопард и три Быка

Леопард выслеживал трех Быков. Он хотел их схватить и съесть. Одного Быка он бы очень легко одолел, но эти три Быка никак не хотели расставаться. Куда один пойдет, туда и два других за ним следом. Что тут будешь делать? И стал Леопард распускать про Быков злые сплетни и гнусные слухи, очень старался, и наконец удалось ему Быков перессорить.

Как только увидел Леопард, что Быки поссорились и ходят теперь поврозь, так сразу он каждого схватил и без труда одолел.

Лучше друзьям держаться вместе — их распри только на руку врагам.

Леопард выслеживал Быков.

Однажды Волк пил воду из ручья и вдруг видит: недалеко от него, ниже по ручью, стоит Ягненок. И захотелось Волку его съесть. Но сперва надо было к чему-нибудь придраться.

— Как ты смеешь мне воду мутить? — спрашивает Волк.

— Как же я могу тебе ее мутить, если она течет от тебя ко мне, а не наоборот? — Ягненок отвечает.

Басни Эзопа в иллюстрациях Эрнста Гризета

Маленькие короткие притчи-басни раба Эзопа, жившего в VI веке до н.э. во Фригии (Малая Азия), до сих пор являются образцом философии и человеческой мудрости. “Эзопов язык” – язык, с помощью которого в скрытой форме можно выразить свой протест, неудовольствие, свои воззрения на мир. Персонажи Эзопа – животные, рыбы, птицы и очень редко человек. Сюжеты басен Эзопа стали основой для произведений многих писателей: так в России для И.А. Крылова и И. И. Хемницера, в Германии – для Лессинга, во Франции – для Лафонтена.

Лев и змея
Однако человеку мало просто слова, человеку нужен еще и зрительный образ. Потому вместе с появлением книгопечатания появляются и иллюстрации к басням Эзопа. Большую серию таких иллюстраций в XIX веке исполнил французский художник Эрнст Гризет (Griset Ernest), опубликовав их в книге “Басни Эзопа” в 1875 году.

Волк и Журавль

Подавился волк костью и не мог выперхнуть. Он подозвал журавля и сказал:
«Ну-ка, ты, журавль, у тебя шея длинная, засунь ты мне в глотку голову и вытащи кость: я тебя награжу».
Журавль засунул голову, вытащил кость и говорит: «Давай же награду».
Волк заскрипел зубами, да и говорит:
«Или тебе мало награды, что я тебе голову не откусил, когда она у меня в зубах была?»

Лиса и журавль

Краткая биографическая справка

Эрнест Гризет родился в Болонье, во Франции, 24 августа 1843 года. После революции во Франции в 1848 году вынужден был эмигрировать с родителями в Англию. Первые уроки рисования брал у бельгийского художника Луи Галле. Так получилось, что дом Гризета в северной части Лондона располагался рядом с зоопарком, что и стало причиной того, что главными персонажами его рисунков и иллюстраций на всю жизнь стали животные. Тараканы, муравьи, комические животные – все это можно было встретить на страницах журналов и сатирических изданий, с которыми сотрудничал Гризет. Книга “Басни Эзопа” стала одной из немногих, которая в настоящее время пользуется большой популярностью у коллекционеров. Сам же художник, увы, почти полностью забыт.

Собака и ее отражение

Собака с кухни унесла кусок мяса,
Но по пути, в бегущую взглянув речку,
Решила, что кусок, который там виден,
Куда крупней, и бросилась за ним в воду;
Но, потеряв и то, что у нее было,
Голодная вернулась от реки к дому.
Кто ненасытен, тем отрады нет в жизни: они, гонясь за призраком, добро тратят.

Лисица и Виноград

Голодная Лисица заметила свесившуюся с лозы гроздь винограда и хотела было достать ее, но не могла.
Ушла она и говорит: «Он еще не дозрел».
Иной не может сделать что-либо из-за недостатка сил, а винит в этом случай

Лев, Медведь и Лисица

Лев и медведь добыли мяса и стали за него драться.
Медведь не хотел уступить, и лев не уступал.
Они так долго бились, что ослабели оба и легли.
Лиса увидала промеж них мясо, подхватила его и убежала

Осел и Погонщик

Погонщик гнал по дороге осла; но тот прошел немного, свернул в сторону и помчался к обрыву.
Он должен был вот-вот свалиться, и погонщик стал его оттаскивать за хвост,
но осел упрямо упирался. Тогда погонщик отпустил его и сказал: “Будь по-твоему: тебе же хуже!”

Соловей и Ястреб

Соловей сидел на высоком дубе и, по своему обычаю, распевал.
Увидел это ястреб, которому нечего было есть, налетел и схватил его.
Соловей почувствовал, что пришел ему конец, и просил ястреба отпустить его: ведь он слишком мал, чтобы наполнить ястребу желудок, и если ястребу нечего есть, пусть уж он нападает на птиц покрупней.
Но ястреб на это возразил: “Совсем бы я ума решился, если бы бросил добычу, которая в когтях,
и погнался за добычей, которой и не видать”.
Басня показывает, что нет глупее тех людей, которые в надежде на большее бросают то, что имеют.

Волк и Ягненок

Волк увидел ягненка, который пил воду из речки, и захотелось ему под благовидным предлогом ягненка сожрать.
Встал он выше по течению и начал попрекать ягненка, что тот мутит ему воду и не дает пить.
Ответил ягненок, что воды он едва губами касается, да и не может мутить ему воду, потому что стоит ниже по течению.
Видя, что не удалось обвинение, сказал волк: “Но в прошлом году ты бранными словами поносил моего отца!”
Ответил ягненок, что его тогда еще и на свете не было.
Сказал на это волк: “Хоть ты и ловок оправдываться, а все-таки я тебя съем!”

Городская и полевая крысы

Собаки и крокодилы

Советующий дурное осторожному, потратит время зря и будет высмеян.
Псы пьют из Нила, бегая вдоль берега,
Чтоб не попасться в зубы крокодиловы.
И вот, одной собаке, в бег пускавшейся,
Сказал крокодил: «Тебе бояться нечего, попей спокойно».
А она: «И рада бы, да знаю, как ты охоч до мяса нашего».

Лев и Мышь

Лев спал. Мышь пробежала ему по телу. Он проснулся и поймал её.
Мышь стала просить, чтобы он пустил её; она сказала:
– Если ты меня пустишь, и я тебе добро сделаю.
Лев засмеялся, что мышь обещает ему добро сделать, и пустил её.
Потом охотники поймали льва и привязали верёвкой к дереву.
Мышь услыхала львиный рёв, прибежала, перегрызла верёвку и сказала:
– Помнишь, ты смеялся, не думал, чтобы я могла тебе добро сделать, а теперь видишь, – бывает и от мыши добро.

Лисица

Попалась лиса в капкан, оторвала хвост и ушла.
И стала она придумывать, как бы ей свой стыд прикрыть.
Созвала она лисиц и стала их уговаривать, чтобы отрубили хвосты.
«Хвост, — говорит, — совсем не кстати, только напрасно лишнюю тягость за собой таскаем».
Одна лисица и говорит: «Ох, не говорила бы ты этого, кабы не была куцая!»
Куцая лисица смолчала и ушла.

Старик и Смерть

Старик нарубил однажды дров и потащил их на себе.
Дорога была дальняя, устал он идти, сбросил ношу и стал молить о кончине.
Явилась Смерть и спросила, зачем он ее звал.
“Чтобы ты подняла мне эту ношу”, – ответил старик

Кавалерист и лошадь

Лисица и Лев

Лисица никогда в жизни не видела льва.
И вот, встретясь с ним нечаянно и увидав его в первый раз, она так перепугалась, что еле осталась жива;
во второй раз встретясь, опять испугалась, но уже не так сильно, как впервые;
а в третий раз увидав его, она расхрабрилась до того, что подошла и с ним заговорила.
Басня показывает, что и к страшному можно привыкнуть

Лягушки, просящие царя

Лягушки страдали оттого, что не было у них крепкой власти, и отправили они к Зевсу послов с просьбой дать им царя. Увидел Зевс, какие они неразумные, и бросил им в болото деревянный чурбан. Сперва лягушки испугались шума и попрятались в самую глубь болота; но чурбан был неподвижен, и вот понемногу они осмелели настолько, что и вскакивали на него, и сидели на нем. Рассудив тогда, что ниже их достоинства иметь такого царя, они опять обратились к Зевсу и попросили переменить им правителя, потому что этот слишком уж ленив. Рассердился на них Зевс и послал им цаплю, которая стала их хватать и пожирать.
Басня показывает, что правителей лучше иметь ленивых, чем беспокойных.

Медведь и пчелы

Ворон и Лисица

Ворон унес кусок мяса и уселся на дереве.
Лисица увидела, и захотелось ей получить это мясо.
Стала она перед вороном и принялась его расхваливать:
уж и велик он, и красив, и мог бы получше других стать царем над птицами,
да и стал бы, конечно, будь у него еще и голос.
Ворону и захотелось показать ей, что есть у него голос;
выпустил он мясо и закаркал громким голосом.
А лисица подбежала, ухватила мясо и говорит:
“Эх, ворон, кабы у тебя еще и ум был в голове,
– ничего бы тебе больше не требовалось, чтоб царствовать”.
Басня уместна против человека неразумного

Читайте также:  Басня Эзопа Осел и Волк

Больной лев

Лев, изнуренный годами, притворился больным, и обманутые этим другие звери приходили навещать его, а лев пожирал их одного за другим.
Пришла и лиса, но встала перед пещерой и оттуда приветствовала льва; и на вопрос, почему она не входит, сказала:
«Потому что следы тех, кто входил, я вижу, а тех, кто выходил, не вижу».
Урок, полученный другими, должен нас предостеречь, ибо в дом человека важного войти легко, а выйти не просто.

Верблюд, Слон и Обезьяна

Животные держали совет, кого избрать царем, и слон с верблюдом выступили и спорили друг с другом,
думая, что всех превосходят и ростом и силою. Однако обезьяна заявила, что оба они не подходят:
верблюд – оттого, что не умеет гневаться на обидчиков, а слон – оттого, что при нем на них
может напасть поросенок, которого слон боится.
Басня показывает, что часто малая помеха останавливает большое дело.

Басня о льве и лисице

Написанная элегическим дистихом (двустишиями из гекзаметра и пентаметра), обильно украшенным леонинами (рифмованными в цезуре стихами), басня эта вряд ли старше середины IX в., хотя ряд исследователей без достаточных оснований приписывал ее Павлу Диакону, современнику Карла Великого, автору «Истории лангобардов» (середина VIII в.). «Басня о Льве и Лисице» представляет собой один из наиболее ранних образцов европейского средневекового животного эпоса.

Сюжет басни заимствован у Эзопа : «Лев, состарившись, заболел и лежал в пещере. И пришли навестить его, кроме Лисы, все животные. Потому Волк, улучив случай, обвинил Лису перед Львом в том, что она ни во что не ставит их общего повелителя и даже не пришла навестить. Между тем подошла и Лиса и услышала последние слова Волка. Лев же зарычал на нее, но она, испросив себе время для [произнесения] защитительной речи, сказала: “Кто же из тех, что явились, принес столько пользы, сколько я, которая побывала повсюду, узнавая у врачей лекарство для тебя, и [наконец] узнала”. Когда же лев немедленно пожелал, чтобы она назвала лекарство, она сказала: “Если, ободрав волка живым, ты завернешься в его свежую шкуру, [то будешь здоров]”. Когда же волк лежал [мертвый], Лиса сказала со смехом: “Господина своего надлежит побуждать не к зложелательству, а к доброжелательству”». Приведенная басня означает, что, кто часто строит козни, тот сам себе расставляет сеть.

Слух пробежал по земле, что лев заболел и свалился
И что последние дни он проживает с трудом.
Только лишь грустная весть облетела звериное царство,
Будто бы терпит король невыносимую боль,
С плачем сбегаются все, отовсюду врачей созывая,
Чтоб не лишиться им зря власти такого царя.
Были и буйволы там, и телом огромные туры,
Тут же и бык подошел, с ним же и жилистый вол.
Барс прибежал расписной, от него не отстали и лоси,
Мул по тому же пути не поленился пройти.
Там же вместе сошлись и гордые рогом олени,
С ними косули пришли и козловидных стада.
Блещет клыками кабан, и неиступившимся когтем
Тут же кичится медведь. Заяц явился и волк.
Рыси спешили туда, и поспешно стекалися овцы,
К стаду примкнули и псы вместе с толпою ягнят.
Только лисицы одной не заметно в ватаге огромной:
Не соизволила стать возле царева одра.
Басня гласит, что медведь над всеми свой голос возвысил,
Вновь повторяя и вновь возобновляя хулу:
“Мощный, великий король и добропобедный властитель!
С милостью слух преклони, выслушай речи мои.
Пусть справедливейший царь и эта толпа им внимает,
Здесь под державой твоей купно живущих зверей.
Что за безумье лисой овладело? И как это может
Этакий малый зверек злобу такую таить,
Что короля, кого мы сошлись навестить всем народом,
Только она лишь одна не пожелала узреть?
Подлинно, сколь велика в лисице предерзостность духа!
Злейших за это она пыток отведать должна”.
Кончил медведь говорить, а Царь возгласил к окружавшим:
“Пусть растерзают ее, скорой кончине предав!”
Единодушно народ до звезд возвышает свой голос,
Все повелителя суд мудрый и праведный чтут.
Слышит об этом лиса и всячески крутит мозгами.
Много готовит проказ, ей помогавших не раз.
Вот набирает она изорванной обуви груду,
На плечи ношу взвалив, к царскому стану спешит.
Царь же, завидев ее, премного довольный, смеется
И выжидает, зачем злая плутовка пришла.
Перед собраньем вельмож лису государь вопрошает:
“Что ты несешь и чего ты, обреченная, ждешь?”
Долго всем телом дрожа и точно справляясь со страхом,
Речь начинает лиса с приуготованных слов.
“Благочестивейший царь, царь добрый и непобедимый,
Слушай прилежно, прошу, то, что тебе я скажу.
Странствуя многие дни, вот сколько сапог я стоптала,
Всюду по свету ища, где только можно, врача,
Чтоб исцеленье принес великой царевой болезни
И облегчил, наконец, горести наших сердец.
Лекаря все же с трудом знаменитого я отыскала,
Только не смею сказать, как он велел поступить”.
Царь возгласил: “Говори, о сладчайшая наша лисица!
Слово врача безо лжи нам поскорей доложи!”
Тут отвечала лиса, не забывшая злобы медведя:
“Выслушать, царь, возмоги слово покорной слуги.
Если б я только могла завернуть тебя в шкуру медвежью1,
Сразу исчез бы недуг, здравье вернулось бы вдруг”.
Вмиг по приказу царя на земле растянули медведя,
Стая недавних друзей кожу дерет со спины.
Только что хворого льва окутали свежею шкурой,
Словно рукою сняло оную злую болезнь.
А, между тем, увидав медведя с ободранной тушей,
Снова душой весела, слово лиса изрекла:
“Кто же вам, отче медведь, подарил меховую тиару?
Кто вам на лапы надел пару таких рукавиц?”
Эти стихи тебе твой нижайший слуга преподносит.
В чем же сей басни урок, сам, если можешь, пойми2.

  • 1. В Средние века это действительно считалось средством против плеврита.
  • 2. Адресат басни неизвестен, как неизвестен и автор. Во всяком случае, это высокопоставленное лицо. Стихотворение это Е. Дюммлер (И), К. Нефф и др. приписывают Павлу Диакону. П. Винтерфельд (Neue Archiv, 29, 470) усомнился в этом с полным основанием, однако аргументация его сводится к тому, что “ученый педант” Павел Диакон не мог написать такого живого произведения. Вряд ли такая характеристика применима к автору “Истории Лангобардов” и “Эпитафии племянницы Софии”.
    Мы позволим себе в поддержку мнения Винтерфельда указать на полное несоответствие метра “Басни” стихотворениям Павла, у коего в элегических дистихах количество леонинов не превышает 14—15%, а в триметрах — 10—17%. Выше 22—21% не поднимается ни одно стихотворение. В “Льве и лисице” 39,7% леонинов.

Лафонтен Ж – Лев и его двор (басня)

Басни А-Д
Третейский Судья, Брат Милосердия и Пустынник
Дафнис и Алцимадура
Союз Крыс
Солнце и Лягушки
Английская Лисица
Безумец и Мудрец
Слон и Обезьяна Юпитера
Скифский Философ
Обезьяна
Лиса и Индюшки
Лисица, Волк и Лошадь
Лес и Дровосек
Ворон, Газель, Черепаха и Крыса
Амур и Безумие
Лисица, Мухи и Еж
Король, Коршун и Охотник
Орел и Сорока
Рак и его Сын
Волк и Лиса
Ссора Собак с Кошками и Кошек с Мышами
Летучая Мышь, Куст и Утка
Больной Олень
Старый Кот и Мышонок
Герцогу Бургундскому
Две Козы
Скупой и Обезьяна
Кот и Воробей
Спутники Улисса
Эпилог
Мыши и Сова
Старик и трое Молодых
Крестьянин с Дуная
Волк и Лиса
Лев, Обезьяна и два Осла
Сон Монгола
Фермер, Собака и Лисица
Боги и Зевесов Сын
Лев
Купец, Дворянин, Пастух и Королевский Сын
Кролики
Два Витязя и Талисман
Львица и Медведица
Два Попугая и Король с Сыном
Рыбы и Пастух с флейтой
Пастух и Король
Собака с обрезанными ушами
Куропатка и Петухи
Паук и Ласточка
Волк и Пастухи
Зарытое богатство
Рыбы и Баклан
Черепаха и две Утки
Человек и Змея
Две Крысы, Яйцо и Лиса
Пастух и его Стадо
Коршун и Соловей
Мартышка и Кот
Два Человека и Клад
Муж, Жена и Вор
Лисица и Кот
Юпитер и Путник
Свеча
Ничего лишнего
Волк и тощая Собака
Устрица и двое Прохожих
Безумный Продавец мудрости
Мышь, превращенная в Девушку
Ваятель и Статуя Юпитера
Школьник, Наставник и Хозяин сада
Желудь и Тыква
Обезьяна и Леопард
Два Голубя
Нечестный Сберегатель
Волк и Охотник
Демокрит и Абдериты
Собаки и ослиная Туша
Воспитание
Водопад и Река
Кошка и Мышь
Сокол и Каплун
Юпитер и Перуны
Польза знания
Паша и Купец
Осел и Собака
Предсказание
Крыса и Слон
Похороны Львицы
Тирсис и Амаранта
Ягненок и Поросенок
Два друга
Пустынник и Медведь
Крыса и Устрица
Шутник и Рыбы
Собака с хозяйским обедом
Женщины и Секрет
Человек и Блоха
Сила Басен
Лев, Волк и Лиса
Откупщик и Сапожник
Смерть и Умирающий
Зверь на Луне
Голова и Хвост Змеи
Кот, Ласочка и Кролик
Гадальщицы
Людская неблагодарность к Судьбе
Два Петуха
Искатели Фортуны
Священник и Покойник
Муха и Дорожные
Молочница и горшок с молоком
Коршуны и Голуби
Лев и его Двор
Желания
Разборчивая Невеста
Цапля
Мышь, удалившаяся от света
Несчастный Муж
Мор зверей
Госпоже де Монтеспан
Молодая Вдова
Ссора
Шарлатан
Завязший воз
Собака и ее тень
Лошадь и Осел
Птицелов, Ястреб и Жаворонок
Больной Лев и Лисица
Поселянин и Змея
Солнце и Лягушки
Недовольный Осел
Заяц и Черепаха
Олень и его отражение
Старик и Осел
Чванливый Лошак
Лисица, Обезьяна и Звери
Петух, Кот и Мышонок
Юпитер и Мызник
Феб и Борей
Лев и Охотник
Пастух и Лев
Осел в львиной шкуре
Медведь и два Охотника
Лев в походе
Орел и Сова
Заяц и Куропатка
Змея и Пила
Виноградник и Олень
Осел со священной ношей
Скупой и Курица
Врачи
Фортуна и Дитя
Гора в родах
Земледелец и его Сыновья
Волк и Конь
Сатир и Прохожий
Госпожа и две Служанки
Бесхвостая Лисица
Львиный указ
Рыбак и Рыбка
Котел и Горшок
Жаворонок с Птенцами и Землевладелец
Дровосек и Меркурий
Хозяйский глаз
Скупой, потерявший свое богатство
Оракул и Безбожник
Старик и его Сыновья
Волк, Мать и Ребенок
Волк, Коза и Козленок
Лисица и Бюст
Мстительный Конь и Олень
Дань Зверей Александру
Лягушка и Крыса
Верблюд и плывущие Поленья
Ворона в павлиньих перьях
Язычник и деревянный Идол
Обезьяна и Дельфин
Война Крыс и Ласок
Осел и Собака
Садовод и Помещик
Муха и Пчела
Пастух и Море
Влюбленный Лев
Кот и старая Крыса
Ласочка в амбаре
Утопленница
Филомела и Прокна
Лев состарившийся
Волки и Овцы
Лебедь и Повар
Лисица и Виноград
Лев, сраженный Человеком
Волк и Журавль
Подагра и Паук
Орел, Дикая Свинья и Кошка
Пьяница и его Жена
Козел и Лисица
Лягушки, просящие Царя
Волчья хитрость
Члены тела и Желудок
Мельник, его Сын и Осел
Эзопово объяснение одного завещания
Лев и Осел на охоте
Кошка, превращенная в женщину
Павлин, жалующийся Юноне
Вороненок
Петух и Лиса
Заяц и Лягушки
Астролог, упавший в колодец
Голубь и Муравей
Лев и Мышь
Два Осла
Лев и Комар
Орлица и Жук
Две собаки
Птица, раненая стрелой
Летучая Мышь и две Ласочки
Два Быка и Лягушка
Волк и Лисица на суде перед Обезьяной
К тем, кому трудно угодить
Совет Мышей
Дуб и Трость
Шершни и Пчёлы
Волк и Ягненок
Петух и Жемчужное Зерно
Воля и Неволя
Ворона и Лисица
Городская и полевая Крысы
Два Мула
Карман
Ласточка и Птички
Лев на ловле
Лисица и Аист
Лягушка и Вол
Мужчина средних лет и его две Возлюбленные
Осел и Воры
Наследнику французского престола
Предостережение богов Симониду
Смерть и Лесоруб
Смерть и Несчастный
Стоглавый и стохвостый Драконы
Стрекоза и Муравей
Учитель и Ученик
Человек и его Изображение
Басни Ж-Л
Басни М-Р
Басни С-Я

Читайте также:  Басня Эзопа Растолcтевшая Лисица

Создание сайта за 20 минут создание интернет магазина.
принтеры hp

Главная > Произведения > Басни > Лев и его Двор
Поиск на сайте | Карта сайта

Лев и его Двор (La Cour du Lion)

Лев и его Двор (Удри)
«Лев и его Двор».
Художник Ж.-Б. Удри.

Лев и его Двор (Вимар)
«Лев и его Двор».
Художник де Вимар.
Тур. 1897 г.
«Лев и его Двор».

Однажды Львиное Величество Его
Узнать задумал, повелитель,
Каких зверей монарх он и властитель?
Вассалам царства своего
Он циркуляры шлет немедля, с приложеньем
Печати собственной и кратким извещеньем,
Что при дворе открыт большой прием
В теченье месяца; вначале пышный праздник
Назначен во дворце, участье примет в нем
Паяц из обезьян, известнейший проказник.
Так подданных своих, собравшихся толпой,
В великолепный Лувр себе зовет он в гости.
Но что за Лувр! Там запах был такой,
Как в месте том, где сваливают кости.
Медведь поморщился, зажав себе ноздрю.
Но этим он не угодил царю,
Пославшему его увидеться с Плутоном.
Одна из Обезьян не в меру льстивым тоном
Все принялась хвалить: берлогу, когти Льва,
И этот дух, который был пахучей,
Чем амбра и цветы. Но глупые слова
Ее беде подвергли неминучей
(Лев — Калигуле был сродни).
Лиса стояла тут. «Чем пахнет? Объясни!»
Сказал ей Лев. «Ответь без колебанья!»
Но извинилась та: ей заложило нос,
И вследствие утраты обонянья
Немыслимо ответить на вопрос.

Держитесь правила такого неизменно:
Не льстите грубо при дворе,
Чтоб недоверие не возбудить в царе;
Не выражайтесь откровенно.
Но, как в Нормандии, старайтесь дать ответ:
Ни да, ни нет!

Перевод О. Чюмина

Лафонтен сравнивает своего Льва с Калигулою: Калигула возвел свою умершую сестру Друзиллу в богини и наказывал как тех, кто оплакивал ее смерть, так и тех, кто этого не делал; первых — потому, что они наносили ее памяти, по его мнению, оскорбление, а вторых — потому, что они не жалели о ней.

ru.knowledgr.com

Лев, Медведь и Лиса – одна из Басен Эзопа, которая пронумерована 147 в Индексе Перри. Есть подобные типы истории и восточного и западного происхождения, в котором два участника диспута теряют объект своего спора к одной трети.

Западные версии и варианты

Есть древнегреческие версии басни, и она была включена в собрание Рукописи Медичи басен Эзопа, датирующихся с 1470-х. Однако его самое раннее появление в другом языке как номер 60 в коллекции 150 басен в латинском стихе австрийскими Цимбалами поэта Candidus (1604). Здесь, лев и медведь одновременно нападают на оленя и борьбу по нему, пока они не разрушаются от усталости. Тогда лиса, которая наблюдала их, хватает их добычу и убегает с нею. Моральные Цимбалы тянут в конце, Saepe, изменяют alterius fruitur labribus (от трудов других, это часто – другой кто прибыль). История, кажется, вошла в напечатанные коллекции басен Эзопа из этого источника. В его 1692, пересказывая, сэр Роже Л’Эстранж формулирует на английском языке заключение как ‘Это Судьба всех Ссор Готэма, когда Дураки сочетаются Ушами, чтобы сделать, чтобы Плуты убежали с Долями.

Более ранние европейские версии этого типа истории показывают двух других животных, борющихся по находке или их добыче, только чтобы иметь одну треть прибывают и крадут его. Один из самых ранних на английском языке упомянут кратко в Джеффри Чосере История рыцаря (1490):

. Мы боремся также, как и две собаки за кость,

. Они весь день боролись, и все же их часть не была ни одним;

. Там прибыл бумажный змей, в то время как это они были гневом,

. И выиграл кость между ними обоими. (CT 1177-80)

Изменение на этом стало пословиц как, «В то время как две собаки борются за кость, одна треть убегает с ним».

Басни Лафонтена преобразовали историю в Les voleurs et l’âne (Я 13). Там два вора борются по вопросу того, держать ли или продать украденного осла, только чтобы иметь другого вора едут на нем прочь, в то время как они делают так. Лафонтен тянет политическую мораль, уподобляя спор современной войне между Венгрией и Турцией по провинции Трансильвания. В валлонской имитации диалекта, сделанной в 1851, Lès voleûrs èt l’ågne, тот автор уподобляет спор между ворами двум любителям, борющимся по девочке, в то время как у одной трети есть его путь с нею.

Амброуз Бирс также дает иное толкование истории в «Старом Saws с Новыми Зубами» раздел его Фантастических Басен (1899):

:: Два Вора, украв Фортепьяно и неспособность, чтобы разделить его справедливо без остатка, обратились в суд об этом и продолжили конкурс, пока любой мог украсть доллар, чтобы подкупить судью. То, когда они не могли дать больше Честному Человеку, пришло, и единственной маленькой оплатой получил суждение и забрал домой Фортепьяно, где его дочь использовала его, чтобы развить ее мышцы бицепса, становясь известным pugiliste.

Бирс берет намек для поведения его ‘честного человека’ от Басен Сэмюэля Кроксола Эзопа и других: переведенный на английский язык с поучительными заявлениями (1722 и часто переиздаваемый). ‘Заявление’ на басню «Льва, Медведя и Лисы» размышляет над глупостью обращения к адвокатам в спорах о собственности: ‘Когда люди обращаются в суд о неуверенном названии и потратили свои целые состояния в конкурсе, ничто не более характерно, чем для некоторого маленького мелочного поверенного, чтобы вступить, и обеспечить его себе’. Томас Бьюик указывает на ту же самую мораль в своих иллюстрированных Избранных Баснях Эзопа (1784). Там предисловие к Басне 20, названный «Лев, Tyger и Лиса», предупреждает, что ‘Несдержанный гнев клиентов дает адвокату возможность захвата спорной собственности’.

Восточные изменения

Так же, как история собак, которые потеряли все, в то время как борьба по кости стала пословиц в Англии, индийский эквивалент пословиц выражен как ‘справедливость обезьяны’. История там имеет двух кошек, которые борются по куску хлеба, или маслу или сыру, и идут перед обезьяной, чтобы признать их акции. Он сокращает его в две неравных половины и должен грызть сначала один тогда другой, чтобы получить их равный, пока кошки не просят его останавливаться; требуя его как его сбора, обезьяна пожирает остаток и не оставляет их ничем.

Басня включает то же самое недоверие к адвокатам как на Западе, и именно эта параллель подчеркнута, когда история начала появляться в европейских источниках. В 1721 один из самых ранних примеров кажется в Баснях Антуана Удара де ла Мотта Nouvelles, английском переводе который сопровождаемым. Вскоре после Аллан Рэмси использовал его в качестве основания для его стихотворения на диалекте шотландцев, «twa кошки и сыр». Та же самая история вновь появляется в стихотворении Альфреда де Сен-Квентина на гайанском креольском языке, Беседа Dé ké Makak (Эти Две Кошки и Обезьяна) и также делает раннее английское появление в Эзопе Джеффериса Тейлора в Рифме.

Намного более раннее индийское изменение на истории появляется в буддистских священных писаниях как Dabbhapuppha Jataka. Здесь шакал предлагает выносить решение между двумя выдрами, которые ссорятся по подразделению рыбы, которую они сотрудничали в обеспечении, чтобы поймать. Шакал награждает их головой и хвостом и убегает с большой частью их выгоды. Оттянутая мораль является политической:

. Так же, как, когда борьба возникает среди мужчин,

. Они ищут арбитра: он – лидер тогда,

. Их богатство распадается и выгода казны короля.

истории есть очевидные сходства с басней Львиной доли и подобной политической морали, оттянутой из него некоторыми комментаторами. Ганди сделал подобный вывод, применяя историю кошек и обезьяны к проблемам, являющимся результатом разделения Индии в 1947.

Артистические интерпретации

Басня «Льва, Медведя и Лисы» фигурировала как один из ряда в период Коупленда и Гарретта в последнее время глиняная посуда Spode между 1830-79. Проекты для них были взяты из иллюстраций в выпуске 1793 года Басен преподобного Сэмюэля Кроксола Эзопа.

Оноре Домье сделал живопись басни Лафонтена (c.1858-60), который демонстрируется в Музее д’Орсе. Это основано на литографии хулиганов, которые появились в Le Charivari 23 августа 1845, предварительном рисунке, для которого находится также в том же самом музее. Живописец подчеркивает борьбу между ворами на переднем плане, выделяясь против полной темной окраски, в то время как на заднем плане, скрытый в тенях, полет третьего вора на заднице примерно коротко изложен в. Среди других французских художников 19-го века, которые затронули тему, и Поль Сезанн. Прежние особенности два вора, борющиеся на более низком переднем плане широкого пейзажа, с третьим быстрым к пути отдаленные утесы. У более поздней живописи Сезанна (1879/80) есть группа из четырех воров, борющихся в одном углу динамического приморского пейзажа по который утесы ткацкого станка и сосны; задница мирно блуждает под гору к двум усаженным знакам, один из которых курит.

Французская басня была также установлена для работы хора Жоржем Муано (b. 1914).

Ссылка на основную публикацию