Басня Эзопа Мальчик-вор и его мать

АФОРИЗМЫ ЦИТАТЫ ВЫСКАЗЫВАНИЯ ИЗРЕЧЕНИЯ

Навигация по сайту

Новое на сайте

Объявления

Реклама

Басни Эзопа:
Лягушки, просящие царя.
Лягушки.
Лягушки.
Мальчик и ворон.
Мальчик, ловящий кузнечиков.
Мальчик, объевшийся потрохов.
Мальчик-вор и его мать.
Мот и ласточка.
Муж и жена.
Муравей и голубь.

Лягушки, просящие царя
Лягушки страдали оттого, что не было у них крепкой власти, и отправили они к Зевсу послов с просьбой дать им царя. Увидел Зевс, какие они неразумные, и бросил им в болото деревянный чурбан. Сперва лягушки испугались шума и попрятались в самую глубь болота; но чурбан был неподвижен, и вот понемногу они осмелели настолько, что и вскакивали на него, и сидели на нем. Рассудив тогда, что ниже их достоинства иметь такого царя, они опять обратились к Зевсу и попросили переменить им правителя, потому что этот слишком уж ленив. Рассердился на них Зевс и послал им водяную змею, которая стала их хватать и пожирать.
Басня показывает, что правителей лучше иметь ленивых, чем беспокойных.

Лягушки
Две лягушки, когда пересохло их болото, пустились искать, где бы поселиться. Пришли они к колодцу, и одна из них предложила, недолго думая, туда и прыгнуть. Но другая сказала: “А если и здесь вода пересохнет, как нам оттуда выбраться?”
Басня учит нас не браться за дело, не подумав.

Лягушки
Две лягушки жили по соседству: одна – в глубоком пруду в стороне от дороги, другая – на самой дороге, где воды было мало. Та, которая жила в пруду, уговаривала другую перебраться к ней, чтобы жить и сытнее и спокойнее. Но другая не соглашалась и все говорила, что привыкла к своему месту и не может расстаться с ним, – пока, наконец, случайно проезжавшая телега ее не раздавила.
Так и люди с дурными привычками погибают раньше, чем приобретают хорошие.

Мальчик и ворон
Одна женщина гадала о судьбе своего малютки сына, и гадатели ей сказали, что смерть ему принесет ворон. В страхе она изготовила большой ларец и посадила туда сына, чтобы уберечь его от ворона и смерти. А в назначенные часы она этот ларец отворяла и давала сыну необходимую пищу. И вот однажды отворила она ларец, чтобы дать ему пить, а мальчик неосторожно высунулся; и крючок от дверцы, который тоже называется “вороном”, упал ему на темя и убил его насмерть.
Басня показывает , что от судьбы уйти невозможно.

Мальчик, ловящий кузнечиков
За городскою стеною мальчик ловил кузнечиков. Поймал он уже немало, как вдруг увидел скорпиона и, приняв его за кузнечика, сложил уже было руку, чтобы его накрыть. Но скорпион поднял жало и сказал: “Попробуй только это сделать! тотчас потеряешь и тех кузнечиков, которых наловил”.
Басня учит, что с добрыми и злыми нельзя вести себя одинаково.

Мальчик, объевшийся потрохов
Зарезали люди в жертву богам быка в поле и созвали соседей на угощение. Среди гостей пришла и одна бедная женщина, а с нею сын. Во время долгого пира наелся мальчик до отвала потрохов, напился вина, заболел у него живот, и закричал он от боли: “Ой, мама, из меня потроха лезут!” А мать и говорит: “Не твои это потроха, сынок, а те, которые ты съел!”
Басню можно применить к должнику, который берет чужое с охотою, а когда приходит пора платить, страдает так, словно отдает свое собственное.

Мальчик-вор и его мать
Мальчик в школе украл у товарища дощечку и принес матери. А та не только его не наказала, но даже похвалила. Тогда в другой раз он украл плащ и принес ей, а она приняла это еще охотнее. Время шло, мальчик стал юношей и взялся за кражи покрупнее. Наконец, поймали его однажды с поличным и, скрутив локти, повели на казнь; а мать шла следом и колотила себя в грудь. И вот он сказал, что хочет что-то шепнуть ей на ухо; подошла она, а он разом ухватил зубами и откусил ей кусок уха. Стала мать корить его, нечестивца: мало ему всех его преступлений, так он и родную мать еще увечит! Перебил ее сын: “Кабы наказала ты меня, когда я в первый раз принес тебе краденую дощечку, – не докатился бы я до такой судьбы и не вели бы меня сейчас на смерть”.
Басня показывает: если не наказать вину в самом начале, она становится все больше и больше.

Мот и ласточка
Юноша-расточитель промотал все свое добро, и остался у него только плащ. Вдруг он увидел ласточку, которая прилетела раньше времени, и решил, что уже лето и плащ ему больше не нужен; отнес он плащ на рынок и продал. Но потом опять вернулась зима и сильные холода, и юноша, бродя тут и там, увидел ласточку на земле мертвой. Сказал он ей: “Эх ты! и меня, и себя погубила”. Басня показывает, как опасно все, что делается не вовремя.

Муж и жена
Была у человека жена, нрава которой никто вынести не мог. Решил он проверить, будет ли она так же вести себя и в отцовском доме, и под благовидным предлогом отослал ее к отцу. Через несколько дней она вернулась, и муж ее спросил, как ее там приняли. “Пастухи и подпаски, – отвечала она, – смотрели на меня очень сердито”. – “Ну, жена, – сказал супруг, – уж если на тебя сердились те, кого с их стадами и дома не бывает с утра до вечера, то что скажут другие, от кого ты целый день не отходила?”
Так часто по мелкому можно узнать важное, по явному – скрытое.

Муравей и голубь
Муравью захотелось пить; спустился он к источнику, чтобы напиться, но упал в воду. Голубь с ближнего дерева оторвал листок и бросил ему; муравей выбрался на листок и спасся. В это время остановился поблизости охотник, приготовил свои прутья и хотел уже голубя изловить; но тут муравей укусил птицелова в ногу, прутья у него дрогнули, и голубь успел улететь.
Басня показывает, что при случае и от бессильных бывает помощь.

Басня Эзопа Мальчик-вор и его мать

ЭЗОПОВЫ БАСНИ на русском. ( html ; htm ; php ).

AESOP’S FABLES. (Chambry edition) ( greek ).

AESOP’S FABLES (translated by Laura Gibbs, 2002) – ( eng ).

Что же до самих басен, то Эзоп не был, конечно, основателем жанра. Басня встречается уже в творчестве Гесиода, Архилоха, Симонида. Однако, Эзоп являлся наиболее последовательным и плодовитым представителем этого жанра. И этому, как ни странно, должно было способствовать именно рабское положение Эзопа, который не имел досуга для написания литературных произведений более высоких жанров – однако, беспрепятственно мог черпать сюжеты басен из мудрости окружающего его простого народа. Рабское же положение, по-видимому, способствовало и необыкновенной популярности басен Эзопа, мудрость и рассудительность которого представлялась, с одной стороны, более доступной, с другой стороны, достаточно экзотической в сравнении с рафинированной философией профессиональных мудрецов.

Есть основание предполагать, что в эпоху Аристофана (конец V в.) в Афинах был известен письменный сборник Эзоповых басен, по которому учили детей в школе; «ты невежда и лентяй, даже Эзопа не выучил!», говорит у Аристофана, одно действующее лицо [2] . Возможно, первые попытки литературной обработки басен Эзопа предпринял Сократ [3] .

Однако, наиболее последовательным собирателем и издателем эзоповых басен был Деметрий Фалерский. Начало его работы по разысканию и систематизации басен Эзопа, скорее всего, относится к 301/300 г. до н.э, когда пребывая изгнанником в Беотии, Деметрий Фалерский подобно бывшему тирану Сиракуз Дионисию [4] , по-видимому, был принужден зарабатывать на жизнь в том числе и учительством. Вероятно, в числе учебных текстов, используемых Деметрием Фалерским в своей педагогической деятельности, присутствовали и басни Эзопа. В этом своем преподавательском приеме Деметрий следовал, с одной стороны, уже сложившейся афинской традиции, о которой было сказано выше, с другой, – наследовал интересам своих учителей Феофраста и Аристотеля, а через них – Платона и Сократа.

Но гораздо более глубокий и профессиональный интерес к басням Эзопа возник у Деметрия Фалерского, скорее всего, в Египте, куда он прибыл ко двору Птолемея I Сотера в качестве советника царя и воспитателя наследника престола Птолемея Керавна. Это предположение косвенно подтверждает тот факт, что другой сборник эзоповых басен принадлежал философу Стратону, который прибыл в Александрию в одно время с Деметрием Фалерским, и был приставлен учителем к другому сыну царя Птолемею Филадельфу, который впоследствии и унаследовал Египетский престол. По-видимому, наставление как грамматике, так и нравственным правилам посредством изучения басен Эзопа являлось общим для обоих учителей наследников Птолемея Сотера.

Другая причина интереса Деметрия Фалерского к басням Эзопа могла состоять в том, что Птолемей Сотер, который старался сохранить лучшие из традиций Александра Великого, скорее всего поддерживал обычай ученика Аристотеля собирать друзей, часть ночи проводя за беседой и слушанием каких-либо рассказов [5] . А поскольку наиболее подходящими для этого и по своей занимательности, и по нравоучительности были именно басни Эзопа, то Деметрию Фалерскому как великому оратору, лучшему знатоку Эзопа, да и как самому образованному человеку в окружении царя, видимо, нередко приходилось выступать и в качестве поставщика литературного материала, и, возможно, в роли рассказчика.

Однако, более всего интересу Деметрия Фалерского к басням Эзопа способствовало, по-видимому, создание в 295 г. до н.э. Александрийской библиотеки. А поскольку Деметрий являлся не только инициатором создания библиотеки, но и ее первым руководителем, который поставил своей целью собрать, по возможности, все книги мира – то, вероятно, именно в эти годы им и было осуществлено полное собрание эзоповых басен, о котором мы знаем от Диогена Лаэртского, которое, по имеющимся сведениям, состояло из десяти книг, и было утрачено после IX в. н.э.

Конечно, не все басни, вошедшие в собрание, принадлежали Эзопу. По-видимому, Эзопу приписывались также и тексты, к которым он не имел ни малейшего отношения. Происходило это, конечно, вследствие огромной популярности личности Эзопа; еще при его жизни практически всякое сочинение, написанное в форме басни, связывалось народной молвой с его именем. Впрочем, и после смерти Эзопа под его именем создавались басни, которые, с одной стороны, подражали текстам фригийского баснописца, с другой, – черпая из того же источника народной мудрости и повседневной народной жизни, что и сам Эзоп, естественно вписывались в ранее созданную жанровую форму. Поэтому в настоящее время едва ли представляется возможным выделить из обширного корпуса «эзоповых» басен те, которые принадлежат самому Эзопу, а не его подражателям, последователям или предшественникам.

Вероятно, эти сложности идентификации подлинных сочинений Эзопа существовали уже в III в. до н.э. Скорее всего, их вполне осознавал и Деметрий Фалерский, который имел богатый опыт распознания подлинных текстов в период создания основного фонда Александрийской библиотеки, в том числе – и опыт текстуальной критики гомеровских поэм. Сейчас невозможно сказать, использовал ли Деметрий критерий подлинности при группировке эзоповых басен в сборники. Однако, совершенно ясно, что в эти сборники им абсолютно сознательно были включены и те тексты, которые попросту не могли принадлежать баснописцу YI в. до н.э. При этом, вероятно, Деметрием включалось в сборники большинство сочинений, соответствовавших критериям мировоззренческой близости и жанровой общности текстам «эзоповой басни». По-видимому, самым важным при составлении сборников «Эзоповых басен» Деметрий полагал даже не аутентичность текстов (в отличие от оценки поэм Гомера), но именно воспитательную ценность произведения.

Именно поэтому Деметрий Фалерский выступал здесь, вероятно, не только в роли собирателя, исследователя и издателя «эзоповых басен» – но также и в качестве автора некоторых из них. В качестве примера одного из текстов, который мог быть написан Деметрием Фалерским можно назвать басню «Оратор Демад».

Оратор Демад говорил однажды перед народом в Афинах, но слушали его невнимательно. Тогда он попросил позволения рассказать народу Эзопову басню. Все согласились, и он начал: “Деметра, ласточка и угорь шли по дороге. Очутились они на берегу реки; ласточка через нее перелетела, а угорь в нее нырнул. ” И на этом замолк. ” А что же Деметра?” – стали все его спрашивать. ” А Деметра стоит и гневается на вас, – отвечал Демад, – за то, что Эзоповы басни вы слушаете, а государственными делами заниматься не хотите”.
Так среди людей неразумны те, кто пренебрегают делами необходимыми, а предпочитают дела приятные.

(Оратор Демад. Басни основного эзоповского сборника, 63).

Даже при первом беглом рассмотрении ясно, что Эзоп, живший в YI в. до н.э. не мог знать и писать об афинском ораторе конца IY в. до н.э. Едва ли можно считать высокой и вероятность того, что составить эту басню мог автор, живший позднее III в. до н.э., поскольку фигура Демада не была широко известна в последующие столетия, и даже Цицерон (106 – 43 г.г. до н.э.) не знал уже никаких сочинений Демада. Наиболее вероятным автором этой басни представляется именно Деметрий Фалерский, для которого Демад был не только современником – но человеком с которым Деметрий был близко знаком, придерживался общих политических убеждений, а также восхищался стилем его речей, о чем сам Деметрий говорит в книге «О риторике» [6] .

Но если невозможность написания Эзопом басни о Демаде вполне ясна нам – то еще в большей степени это было очевидно современникам Деметрия Фалерского, включая и первых читателей и слушателей собрания «Эзоповых басен», каковыми, по-видимому, являлись семья и окружение Птолемея I Сотера, а также сотрудники Александрийской библиотеки и Музейона. Поэтому следует говорить о том, что в данном конкретном случае Деметрий Фалерский намеренно пользуется обнажением литературного приема – быть может, имея стремление вызвать тот же недоуменный вопрос у своего слушателя, который возникает у афинских граждан, слушающих Демада, посреди развлечения – дабы от шутливых поучений перейти к серьезным наставлениям настоящих и будущих властителей престола о сути царской власти, смысле и ответственности человеческого существования, а также – непредсказуемости и переменчивости судьбы.

Приблизительно по той же схеме, что и басня «Оратор Демад», выстроены и некоторые другие тексты, где упоминаются конкретные исторические персонажи IY – III в.в. до н.э. – “Демосфен и Афиняне”, “Деметрий и Менандр”, в которой, по справедливому замечанию Лауры Гиббс, Федр перепутал Деметрия Фалерского с его соименником и антиподом Деметрием Полиоркетом. Принадлежность этих текстов перу Деметрия Фалерского также весьма вероятна.

Но поскольку гораздо более важным, нежели фабула басни, Деметрию представлялся моральный урок, который из басни следовал – то, пожалуй, именно, в строках моральных наставлений, сопровождающих басни, следы пера Деметрия Фалерского присутствуют гораздо в большей степени, нежели в расхожих сюжетах. Во всяком случае, совершенно очевидно, что очень многие из наставлений имеют совершенно определенную связь с жизненными перипетиями, а также учением и мировоззрением Деметрия Фалерского.

Приведем лишь самые характерные примеры.

Волки хотели напасть на стадо овец, но никак это им не удавалось, потому что овец сторожили собаки. Тогда решили они добиться своего хитростью и послали к овцам послов с предложением выдать собак: ведь из-за них-то и пошла вражда, и если их выдадут, то меж волками и овцами водворится мир. Овцы не подумали, что из этого получится, и выдали собак. И тогда волки, оказавшись сильнее, без труда расправились с беззащитным стадом.
Так и государства, которые без сопротивления выдают народных вождей, незаметно для себя становятся вскоре добычей врагов.

(Волки и овцы. Басни основного эзоповского сборника, 153).

Один богач выкармливал гуся и лебедя, но с разной целью: гуся – для стола, лебедя – ради пения. А когда пришло время принять гусю ту участь, для которой его растили, была ночь, и нельзя было распознать, который кто: и вместо гуся схватили лебедя. Но запел лебедь, почуяв смерть, и пение это обнаружило его природу и спасло от гибели.
Басня показывает, что часто дары Муз помогают избегнуть гибели.

(Лебедь , Басни из рукописей младшей редакции, 277).

В первом случае очевидно совпадение выводов басни с обстоятельствами политической борьбы в Афинах в период от смерти Александра Македонского до прихода к власти Деметрия Фалерского, а также с обстоятельствами свержения Деметрия Фалерского в 307 г. до н. э. его соперником Деметрием Полиоркетом. Во втором случае мы видим сходство с переменами в судьбе отрешенного от власти Деметрия Фалерского, которые благодаря своим литературным и ораторским талантам был приглашен ко двору Птолемея Сотера.

А вот наиболее яркий пример близости моральных наставлений басен с мировоззрением Деметрия Фалерского.

Мальчик-вор и его мать

Мальчик в школе украл у товарища дощечку и принес матери. А та не только его не наказала, но даже похвалила. Тогда в другой раз он украл плащ и принес ей, а она приняла это еще охотнее. Время шло, мальчик стал юношей и взялся за кражи покрупнее. Наконец, поймали его однажды с поличным и, скрутив локти, повели на казнь; а мать шла следом и колотила себя в грудь. И вот он сказал, что хочет что-то шепнуть ей на ухо; подошла она, а он разом ухватил зубами и откусил ей кусок уха. Стала мать корить его, нечестивца: мало ему всех его преступлений, так он и родную мать еще увечит! Перебил ее сын: “Кабы наказала ты меня, когда я в первый раз принес тебе краденую дощечку, – не докатился бы я до такой судьбы и не вели бы меня сейчас на смерть”.
Басня показывает: если не наказать вину в самом начале, она становится все больше и больше.

Читайте также:  Басня Эзопа Краб и Лисица

Здесь мы видим полную смысловую цитату из сочинения «О стиле» [7] , в котором Деметрий говорит: «…постепенно мы проникаемся важностью мысли, что маленькие проступки открывают дорогу большим преступлениям. И потому за малые прегрешения следует наказывать не меньше, чем за большие. Мы могли бы привести здесь пословицу: «Начало – половина дела». Она как раз говорит об этом малом зле, вернее, о том, что зло малым не бывает» (§122).

Но что нового могут сообщить нам эти «следы» Деметрия Фалерского, кроме того, что Деметрий и в самом деле являлся собирателем басен Эзопа?

Пожалуй, эти «следы» совершенно определенно свидетельствуют о том, что Деметрий Фалерский оставляет эти следы не случайно. По-видимому, опыт работы с древними рукописями при составлении основного фонда Александрийской библиотеки недвусмысленно указал Деметрию Фалерскому на все те сложности, которые испытывает исследователь при попытке определить истинного автора той или иной рукописи. Будучи весьма плодовитым писателем, Деметрий Фалерский в совершенной ясности разума предвидел подобные же проблемы и в отношении своих собственных книг, авторство которых он хотел оставить за собой навсегда. Именно поэтому, не уповая черезмерно на имя, надписанное в начале, в конце ли книги – Деметрий оставляет в текстах им созданных произведений указания на факты собственной биографии, явно или скрытно цитирует мысли, изречения, догадки, уже высказанные ранее в других своих текстах.

Именно они – эти факты биографии, мысли, изречения и догадки, в полном соответствии с первоначальным намерением автора, дают возможность и через две с лишним тысячи лет установить имя подлинного автора тех книг, принадлежность которых Деметрию Фалерскому с некоторого времени оспаривается. Именно эта россыпь позволяет определить принадлежность перу Деметрия Фалерского книг, которые долгое время считались анонимными или приписывались почти мифическим персонажам.

Однако, усматривать в этих приемах дополнительной маркировки текста всего лишь гипертрофированное авторское тщеславие или даже черезмерную пунктуальность филолога и библиотекаря было бы чересчур поспешно и однобоко. Конечно, оба вышеназванных явления в той или иной мере присутствуют в характере и текстах Деметрия Фалерского. Но здесь мы, пожалуй, имеем дело с гораздо более серьезными побуждениями автора, а именно – с почти пророческой одержимостью философа, законодателя, властителя, воспитателя, передав свой богатый опыт и свою мудрость, сделаться воспитателем всех грядущих за ним поколений.

Логика здесь совершенно очевидна. Богатство, которым только владеешь, но не пользуешься –это потеря [8] : и для владельца сокровища и для тех, кого богатей таким образом лишает утаенного сокровища навсегда. Богатым человека делает только то, без чего он попросту не может существовать, то чем он занят ежесекундно, его дело .

А наградой одержимцу, который пишет послание человечеству, может стать только этот нацеленный в будущее текст.

[1] В «Истории» Геродота (кн. 2, 134) читаем: Кроме того, Родопис жила во времена царя Амасиса, а не при Микерине, т. е. много поколений позднее строителей этих пирамид. Родопис происходила из Фракии и была рабыней одного самосца, Иадмона, сына Гефестополя. Вместе с ней рабом был и баснописец Эзоп. Ведь и он принадлежал Иадмону, что особенно ясно вот из чего: когда дельфийцы по повелению божества вызывали через глашатая, кто желает получить выкуп за убиение Эзопа, то никто не явился, кроме внука Иадмона, которого также звали Иадмоном. Он и получил выкуп. Стало быть, Эзоп принадлежал тому Иадмону.

[2] См. статью Эзоп в Энциклопедии Брокгауза и Эфрона.

[4] См. Деметрий. О стиле. В книге : Античные риторики. Под ред. А.А. Тахо-Годи. – М., из-во МГУ, 1978.

Басня Эзопа Мальчик-вор и его мать

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 258 079
  • КНИГИ 592 367
  • СЕРИИ 22 122
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 552 704

Об авторе этой книги

Эзоп — баснописец древних времен. Он жил в Греции, приблизительно в седьмом веке до нашей эры. Он был раб, но рассказы его были так хороши, что хозяин даровал ему свободу. Даже цари, по преданию, приглашали его ко двору, чтобы послушать знаменитые басни.

В баснях действуют, в основном, животные. Но они, сохраняя каждый свой характер (Лиса — хитра, Козел — глуп и прочее), наделены человеческими чертами и человеческим разумом. Часто они попадают в трудные положения и порой находят из них оригинальный выход. Многие фразы Эзопа стали пословицами в разных языках. Басни его содержат как бы назидание, некий свод законов человеческого поведения в разных обстоятельствах.

Истории, рассказанные в древности Эзопом, разошлись по всему миру, их знают и любят люди всех стран.

Заяц и Черепаха

Заяц все дразнил Черепаху, что так медленно она ходит. Вот Черепаха и говорит:

— Давай бежать взапуски».

Заяц, конечно, согласился.

Вот припустил Заяц и сразу оставил Черепаху далеко позади. Но скоро он устал, начал останавливаться, лакомиться по пути сочными листиками. А полуденное солнце припекало с неба, и сделалось Зайцу жарко. Он оглянулся, увидал, что Черепаха плетется где-то далеко-далеко, прилег в тенечке и решил вздремнуть. Черепаху, думает, я всегда обогнать успею. А Черепаха шла себе, шла, видит: Заяц лежит и спит, прошла мимо, а потом вперед.

Проснулся Заяц и видит: а Черепаха-то его обогнала. Припустил он что было мочи, бежал, бежал, да не успел. Так Черепаха первая пришла к цели.

Не надо хвастаться и чересчур надеяться на свои силы!

Черепаха обогнала Зайца.

Лиса и виноград

Голодная Лиса как-то увидела: висят на лозах грозди винограда. И стала она прыгать, чтобы виноград достать.

Прыгает, прыгает, а достать виноград не может.

Досадно стало Лисе. Идет она прочь и говорит сама себе:

— Я-то думала — он спелый, а он зеленый совсем.

Завистник то хулит, до чего не может дотянуться.

А достать виноград не может.

Волк в овечьей шкуре

Решил Волк пробраться незаметно в овечье стадо, чтобы удобней ему было убивать и сжирать овец. Вот нашел он овечью шкуру, взял, надел на себя и незаметно пристроился к овцам.

А хозяин запер своих овец в овчарне, а потом видит — ужинать ему нечем. Вернулся он в овчарню, схватил первую же овцу и зарезал. А это как раз Волк и оказался.

Не рой другому яму, сам в нее попадешь.

Он закутался в овечью шкуру.

Мальчик который кричал: «‘Волк!»

Мальчишка-пастух пас своих овец недалеко от деревни. Вот раз решил он пошутить и закричал:

Люди услыхали, испугались, что волк овец задерет, и прибежали. А Мальчик и рад, что так ловко всех провел, и давай громко хохотать. Понравилось это ему. И он еще так пошутил, потом еще, еще, и всякий раз люди прибегали и видели, что волка нет никакого.

И вот наконец и вправду прибежал к стаду волк. Мальчик стал кричать:

Он кричал долго, кричал во все горло. Да уж люди привыкли, что всегда он их обманывает, и не поверили ему. И волк преспокойно перегрыз всех овец, одну за другой.

Не ври, не то тебе не поверят, даже когда ты будешь говорить правду.

Он кричал: «Волк! Волк!»

Кузнечик и Муравьи

Однажды в ясный зимний день сушили Муравьи зерно, оно у них промокло под осенними долгими дождями.

Вот приходит к ним Кузнечик и говорит:

— Дайте мне несколько зернышек. Я, — говорит, — просто с голоду погибаю.

Муравьи на минутку оторвались от работы, хотя вообще такое у них не принято.

— А можно тебя спросить, — говорят, — чем ты летом занимался? Почему запасов не сделал на зиму?

— Ах, — Кузнечик отвечает. — Летом у меня времени совсем не было. Я все занят был, все пел.

— Ну, раз летом ты все пел, — отвечают Муравьи, — значит, теперь займись зимними плясками.

Засмеялись они и опять принялись за работу.

Делу время — потехе час.

Муравьи на минутку перестали работать.

Когда Лиса в первый раз увидала Льва, она до того перепугалась, что чуть не умерла со страху.

Во второй раз она тоже испугалась, но уже сумела скрыть свой страх.

А уж в третий раз она совсем осмелела и заговорила со Львом так, будто они старые друзья.

Наглому все нипочем.

Чуть не умерла со страху.

Как-то раз два Горшка, один медный, другой глиняный, несло одной волной. Вот Медный Горшок и говорит:

— Ты держись ко мне поближе, уж я тебя защищу.

— Благодарю покорно, — отвечает Глиняный Горшок. — Когда ты далеко, я плыву себе спокойно, а если мы рядом будем, да нас одной волной столкнет, тут уж мне не поздоровится.

С сильным лучше быть начеку.

Пригласила Лиса Журавля к себе в гости и угощенье выставила — тарелку супа. Сама ест и облизывается, а Журавль долбит, долбит тарелку длинным клювом — да только зря он старался.

Очень Лисе было весело. Однако Журавль в долгу не остался. Тоже пригласил Лису и угощенье выставил: кувшин с узким длинным горлышком, а в нем вкусный компот. Сам туда длинный клюв запускает, ест и облизывается, а Лиса только смотрит и завидует. Так и ушла домой голодная.

Как ты себя ведешь с другими, так и с тобой другие себя поведут.

Журавль зря старался.

Леопард и три Быка

Леопард выслеживал трех Быков. Он хотел их схватить и съесть. Одного Быка он бы очень легко одолел, но эти три Быка никак не хотели расставаться. Куда один пойдет, туда и два других за ним следом. Что тут будешь делать? И стал Леопард распускать про Быков злые сплетни и гнусные слухи, очень старался, и наконец удалось ему Быков перессорить.

Как только увидел Леопард, что Быки поссорились и ходят теперь поврозь, так сразу он каждого схватил и без труда одолел.

Лучше друзьям держаться вместе — их распри только на руку врагам.

Леопард выслеживал Быков.

Однажды Волк пил воду из ручья и вдруг видит: недалеко от него, ниже по ручью, стоит Ягненок. И захотелось Волку его съесть. Но сперва надо было к чему-нибудь придраться.

— Как ты смеешь мне воду мутить? — спрашивает Волк.

— Как же я могу тебе ее мутить, если она течет от тебя ко мне, а не наоборот? — Ягненок отвечает.

Онлайн чтение книги Фантастические басни
БАСНИ ЭЗОПА НА НОВЫЙ ЛАД

1. Зевс и Обезьяна

Зевс организовал открытую выставку младенцев, участвовать в которой были приглашены все животные, но когда Обезьяна выставила своего человекообразного уродца, Зевс только посмеялся над ней.

— Зря смеешься! — сказала Обезьяна, — Загляни в любую галерею античной скульптуры и взгляни на статуи и бюсты обнаженных людей, которых ты сам же и сотворил.

— Шшш! Не разоблачай меня! — сказал Зевс и наградил ее младенца первым призом.

2. Дровосек и Гермес

Работая на берегу глубокого озера. Дровосек уронил свой топор в воду и попросил Гермеса достать его. Легкомысленный бог не раздумывая прыгнул в озеро, и разбушевавшаяся вода вырвала с корнем весь лес вокруг и унесла его.

3. Вор и его Мать

Мальчик, которого Мать научила воровать, вырос и стал профессиональным государственным служащим. Однажды его поймали на месте преступления и приговорили к смерти. Направляясь к месту казни и проходя мимо своей Матери, он сказал:

— Полюбуйся на свою работу! А ведь если бы ты не научила меня воровать, я бы никогда не дошел до этого!

— Скажи, пожалуйста! — сказала Мать. — А кто научил тебя попадаться?!

4. Лиса и Виноград

Лиса, увидев висящий перед самым носом кислый виноград и не желая признавать, что на свете может существовать хоть что-нибудь, что она не могла бы съесть, со сладкой миной заявила, что виноград вообще находится вне пределов досягаемости.

5. Крестьянин и Лисица

Крестьянин, который смертельно ненавидел одну Лисицу и которому удалось поймать ее, привязал к ее хвосту паклю, в самой середине своего поля поджег ее и отпустил животное.

— Пожалуй, мне следовало бы скрыть свою ненависть к этой Лисице, — сказал Крестьянин, увидев, как загорелось его зерно, — если бы я не знал, что зерно как следует застраховано.

Орел, смертельно раненый Стрелком, утешал себя тем, что стрела оказалась украшенной одним из его собственных перьев.

— Мне было бы не по себе, — сказал он самому себе, — если бы я узнал, что в этом деле замешан какой-нибудь другой орел.

7. Путник и Правда

Мужчина, пробираясь через пустыню, неожиданно встретил Женщину.

— Кто ты такая, — спросил Мужчина, — и что ты делаешь в этом пустынном месте?

— Мое имя — Правда, — ответила Женщина. — Я живу здесь, чтобы быть поближе к моим поклонникам, когда их посылают подальше их ближние. Рано или поздно все они приходят сюда.

— Ну, — оглянувшись, заметил Мужчина, — это место не кажется мне перенаселенным.

8. Волк и Ягненок

Ягненок, преследуемый Волком, забежал в храм.

— Если ты останешься там, — сказал Волк, — жрец зарежет тебя и принесет тебя в жертву.

— Если уж мне суждено стать жертвой, то не все ли равно, кто меня зарежет? — сказал Ягненок.

— Друг мой, — сказал Волк, — мне больно слышать, как ты рассматриваешь такой жизненно важный вопрос с такой эгоистической точки зрения. Мне-то не все равно!

9. Кузнечик и Муравей

Однажды зимой умиравший от голода Кузнечик попросил у Муравья немного еды.

— А почему ты, вместо того, чтобы все время петь, не запасся едой сам? — спросил Муравей.

— Так я и сделал! — сказал Кузнечик. — Так я и сделал, но твои родственники забрались ко мне в дом и все утащили!

10. Гусь и Лебедь

Богатый человек выкормил Гуся и Лебедя, первого — себе на стол, а второго — просто потому, что он слыл хорошим певцом. Однажды вечером Повар вышел во двор, чтобы зарезать Гуся, но в темноте вместо него поймал Лебедя. Пытаясь побудить Повара пощадить его, Лебедь запел, но это хотя и не дало Повару возможности лишить его жизни, тем не менее и не спасло ее, поскольку лебединая песня была спета.

11. Рыбак и Рыбка

Маленькая Рыбка сказала Рыбаку, клавшему ее в свою корзину:

— Ради бога, отпусти меня обратно в ручей, ведь тебе от меня — никакой пользы: боги не едят рыбу.

— Но ведь я не бог! — ответил Рыбак.

— Да, конечно, — сказала Рыбка, — но как только Зевс услышит о твоем поступке, он сразу же вознесет тебя и наградит божественной диетой: ведь ты первый человек, который когда-либо собирался съесть такую маленькую рыбку!

12. Волки и Овцы

— Подумайте, ну кто еще мог пробежать между нами? — сказали Волки Овцам. — Только эти надоедливые Собаки! Пошлите их куда-нибудь подальше, и нам нечего будет делить!

— Кажется, вы считаете, — ответили Овцы, — что можно без особых последствий послать Собак куда-нибудь подальше!

13. Фортуна и Путешественник

Фортуна увидела, что усталый Путешественник заснул на самом краю глубокого колодца.

— Если этот дурак увидит страшный сон, — сказала она себе, — и свалится в колодец, люди скажут, что это сделала я или что я отвернулась от него. Нет ничего обидней, чем выслушивать несправедливые упреки, и я этого не допущу!

И, отвернувшись от него, она столкнула человека в колодец.

14. Волк и Пастухи

Волк, проходя мимо пастушьей хижины, заглянул в дверь и увидел обедавших Пастухов.

— Войди и отобедай с нами, — иронически сказал один из них. — У нас сегодня твое любимое блюдо — баранья нога.

— Спасибо, я сыт, — сказал Волк, отойдя от двери на почтительное расстояние. — Я только что отобедал ногой барана, которого вы оставили пасти овец.

15. Лев, Петух и Осел

Лев уже собирался было броситься на разоравшегося Осла, как вдруг находившийся поблизости Петух с испугу закукарекал, и Лев убежал.

— Чего он так испугался? — спросил Осел.

— Львы испытывают суеверный ужас при одном звуке моего голоса! — гордо сказал Петух.

— Ну и ну! — сказал Осел, хлопая ушами. — А ведь отсюда следует, что животное, которое боится твоего голоса и не обращает никакого внимания на мой, должно иметь, по крайней мере, ослиные уши

Читайте также:  Басня Эзопа Две Рыбы - морская и озерная

16. Ласточка и Змея

Ласточка свила гнездо в здании суда и вырастила поистине замечательный выводок птенцов. Однажды Змея, выползшая из щели в стене, чуть не съела их, и Справедливый Судья тут же навел порядок, предписав им перебраться к нему домой, где он и съел их сам.

17. Олененок и Старый Олень

— Ты больше, сильнее и ловчее собаки, — сказал Олененок своему отцу, — и у тебя острые рога. Почему же ты убегаешь, когда слышишь ее лай?

— Дитя мое, — ответил Старый Олень, — у меня такой неуравновешенный характер, что если я позволю этому шумному существу подойти слишком близко, я могу выйти из себя и изувечить его.

18. Курица и Ласточка

Ласточка сказала Курице, которая терпеливо высиживала яйца Гадюки:

— Ну и дура же ты, что даешь жизнь тварям, которые только тем тебя и могут отблагодарить, что кокнуть тебя.

— Я и сама могу кокнуть, — сказала Курица, спокойно проглатывая одну из вылупившихся рептилий. — И, по-моему, я неплохо обеспечила себя деликатесами по сезону.

19. Мот и Ласточка

Мот, увидев, как одинокая Ласточка отдает в заклад свой плащ, подумал, что лето уже близко. Так оно и было.

20. Лев и Пастух

Лев, пробираясь через лес, занозил лапу и попросил встретившегося ему Пастуха вынуть занозу. Пастух вынул ее, и Лев, только что наевшись до отвала другим пастухом, ушел, не тронув его. Через некоторое время Пастух, будучи осужден по ложному доносу, был брошен на съедение львам в амфитеатре, и когда они уже были готовы сожрать его, один из них сказал:

— Это тот самый человек, который вынимал у меня из лапы занозу.

Услышав это, остальные львы честно-благородно отошли от Пастуха, и истец съел его совершенно самостоятельно.

21. Два Петуха и Ястреб

Потерпевший поражение Бойцовый Петух, унося ноги, куда-то смылся, в то время как победитель, взлетев на забор, во все горло кричал о своей победе.

— Берегись! — сказал Ястреб, чье внимание привлекли крики распетушившейся птицы. — За взлетом всегда следует падение!

И он камнем упал на расхваставшегося Петуха и чуть было не убил его, но в это время второй Петух выбрался из своего укрытия, и они вдвоем с победителем разделали Ястреба в пух и перья.

22. Орел, Коршун и Голуби

Голуби, страдавшие от налетов Коршуна, попросили Орла заступиться за них. Орел согласился и, спрятавшись в птичнике, дождался очередного налета Коршуна, напал на него из засады и тут же уничтожил его. Когда Орел так наелся, что мог двигаться с трудом, Голуби в порыве благодарности выклевали ему глаза.

23. Волк и Ребенок

Проголодавшийся Волк, проходя мимо избы в лесу, услышал, как Мать говорит своему Ребенку:

— Сейчас же угомонись, а не то я выброшу тебя из окна, и Волк съест тебя!

Он прождал под окном целый день, становясь все злее и голоднее, но только вечером Хозяин, вернувшись домой из сельского клуба, ни слова не говоря, выбросил и Мать, и Ребенка.

24. Волк и Страус

Волк, жадно уничтожавший человека и подавившийся связкой ключей, попросил Страуса засунуть голову ему в глотку и вытащить ключи, что Страус тут же и сделал.

— Я полагаю, ты ждешь награды за свое доброе дело? — оскалившись, спросил Волк.

— Доброе дело — само по себе награда, — ответил Страус. — Я съел ключи.

25. Пастух и Лев

Пастух, у которого украли вола, молил богов показать ему вора и клялся, что он пожертвует за это козла. Как раз в этот момент к Пастуху подошел Лев, с пасти которого капала кровь украденного вола.

— О, добрые боги! — сказал Пастух, возобновив прерванную было молитву, — Я бесконечно благодарен вам за то, что вы показали мне вора, и если теперь вы уберете его, я пожертвую вам еще одного козла.

26. Армейский Конь и Мельник

Услышав, что Государство — накануне вероломного нападения врага, Армейский Конь, принадлежавший Полковнику Милиции, предложил свои услуги бежавшему мимо Мельнику.

— Почетный долг и святая обязанность — умереть за свою страну, — сказал Мельник, — но я не могу довериться тому, кто покидает свой пост в минуту грозной опасности!

Что-то в этих словах показалось ему удивительно знакомым и, вглядевшись в Мельника, Армейский Конь узнал своего переодетого хозяина.

27. Человек и Рыбий Рожок

Правдивый Человек нашел на дороге музыкальный инструмент и захотел узнать, как он называется.

— Какой клевый саксофон! — сказал музыкант, которому он показал инструмент.

Обрадовавшись, что он нашел рыбий рожок, Правдивый Человек в следующий раз взял его с собой на рыбалку и, забросив удочки, дул в него целый день, чтобы клев был лучше, но до самого вечера не только ему не удалось поймать ни одной рыбешки, но и никому в том месте, где он ловил. По дороге домой он встретил друга, и тот спросил его, удачный ли был день.

— Для рыбной ловли — так себе, — ответил Правдивый Человек, — но зато незабываемый день для занятий музыкой!

28. Геркулес и Погонщик

Погонщик вез на тележке товары широкого потребления. Когда колеса забуксовали в разбитой колее, он, не приложив никаких усилий, стал молить Геркулеса придти ему на помощь.

— Ленивый малый! — сказал Геркулес. — Ты просишь меня помочь тебе, даже не приложившись к тележке сам!

Тогда Погонщик приложился к такому количеству наиболее ходовых товаров, что лошади легко убежали с остатком.

29. Черепаха и Заяц

Черепаха вызвала Зайца, смеявшегося над ее медлительностью, бежать наперегонки. Лиса, которую они выбрали в судьи, расположилась на финише, и они дружно стартовали: Заяц — включив первую скорость, а Черепаха — черепашьим шагом, поскольку у нее не было никакого другого желания, кроме как посмеяться над Зайцем, заставив его лезть из кожи. Погуляв таким образом некоторое время, Черепаха неожиданно увидела очевидно спавшего у обочины дороги Зайца и, решив, что у нее появились шансы на победу, поползла так быстро, как только можно ползти. Несколько часов спустя, задыхаясь от усталости, она доползла до финиша и потребовала, чтобы ее объявили победителем.

— Ну, нет! — сказала Лиса. — Заяц уже давно побывал здесь, но побежал назад, чтобы оказать тебе моральную поддержку на дистанции.

Лев, пытаясь заманить Быка туда, где он мог бы безнаказанно напасть на него, сказал:

— Приятель, я убил великолепную овцу; не хочешь ли ты пойти со мной и полакомиться свежей бараниной?

— С удовольствием, — сказал Бык, — но не раньше, чем ты подкрепишься на дорогу. Будь другом, поешь немного свежей травы!

31. Старик и Сыновья

Старый Отец, огорченный поведением своих непослушных Сыновей, принес домой вязанку прутьев и предложил детям сломать ее. Долго и безуспешно провозившись с вязанкой, они вынуждены были признаться, что не могут этого сделать.

— Вот преимущество истинно братской сплоченности, — сказал Старый Отец. — Вместе они несгибаемы, но взгляните-ка, как легко обломать их поодиночке, — и, выдернув из вязанки один прут, он обломал его о голову старшего Сына, продолжив это занятие до тех пор, пока все они не были обломаны.

32. Человек и Орел

Человек поймал Орла, подрезал ему крылья и пустил его к цыплятам на птичий двор. Орел так тяжело переживал эту перемену в судьбе, что Человек утешил его:

— Ты напрасно расстраиваешься: ты был бы в лучшем случае обыкновенным петухом среди орлов, но зато здесь, среди цыплят, ты настоящий орел!

33. Человек и Гусыня

— Эти золотые яйца просто бесценны! — сказал Человек, у которого была Гусыня, которая снесла золотые яйца, о которых и говорил этот Человек. — У гусыни, которая откладывает такие яйца, — наверняка золотая жила!

И он зарезал Гусыню, и разрезал ее, и она оказалась всего лишь обыкновенной Гусыней, такой же, как и все остальные гусыни. Более того, внимательно осмотрев яйца, которые она снесла, Человек обнаружил, что они были такими же обыкновенными яйцами, как и любое другое пасхальное яйцо.

34. Собака и Ее Отражение

Собака, переходившая по дощечке ручей, увидела в воде свое отражение.

— Ах ты, сука! — прорычала она. — И ты еще смеешь скалить надо мной зубы! — и она загребла лапой и, зацепив то, что она считала губой другой собаки, вытащила прекрасный кусок свежего мяса, который мальчик мясника уронил в ручей.

Увидев козу, пасущуюся на вершине скалы, куда он не мог добраться, Волк сказал:

— Зачем тебе пастись там, в таком голом, бесплодном месте, и ходить голодной, если здесь, внизу, вино из разбитых бутылок всходит пьянящим цветом, а консервные банки дают плоды по образу и подобию своему?

— Не сомневаюсь в том, что все это — чистая правда, — сказала коза. — А как там у вас внизу насчет урожая расклейщиков афиш? Я слышала, он очень неплох в этом году.

Сообразив, что над ним смеются, Волк ушел и возобновил дежурство под дверью бедняка.

36. Человек и Гадюка

Человек нашел замерзшую Гадюку и сунул ее за пазуху.

— Холод человеческого сердца сохранит это создание в замороженном виде до тех пор, — усмехнувшись, сказал он самому себе, — пока я не доберусь домой и не помогу оттаять ему на сковородке.

Но предвкушение наслаждения так распалило его сердце, что Гадюка оттаяла по дороге, соскользнула на землю и, поблагодарив Человека за теплое гостеприимство, уползла в кусты.

37. Борей и Солнце

Борей и Солнце поспорили, кто из них проворнее, и решили, что победителем будет объявлен тот, кто быстрее разденет Путешественника. Они подождали, пока Путешественник подойдет поближе, но тот оказался настолько недалеким, что ночевал в летнем отеле, где его успели раздеть догола.

38. Краб и Его Сын

— Почему ты не ходишь как следует? — спросил Последовательный Краб у своего Сына. — Твоя кособокая походка исключительно неэстетична.

— А почему ты сам не ходишь как следует? — спросил у него Сын.

— Непоследовательная юность! — заметил Последовательный Краб. — Ты вносишь на рассмотрение новый вопрос, не имеющий никакого отношения к делу.

39. Юпитер и Птицы

Юпитер приказал всем птицам явиться к нему, чтобы он мог выбрать из них наиболее красиво оперенную и назначить их королем. Безобразный Ворон, насобирав самых красивых перьев, растерянных другими птицами, нарядился в них и явился на прием в лучшем виде. Увидев взятое им напрокат их собственное оперение, остальные птицы ужасно раскричались и стали выдергивать из его наряда свои перья.

— Остановитесь! — приказал Юпитер. — У этого Ворона в ваших перьях гораздо больше сообразительности, чем у всех вас вместе взятых! Он будет королем!

Мышь, которую Лев поймал и уже собирался было прихлопнуть, сказала:

— Если вы только оставите мне жизнь, я когда-нибудь отплачу вам тем же!

Лев добродушно отпустил ее, и вскоре после этого случилось так, что его поймали и связали какие-то охотники. Мышь, пробегавшая мимо, увидела, что ее благодетель совершенно беспомощен, и только отгрызла ему хвост.

41. Ягненок и Волк

Ягненок, убежавший от своего пастуха, пошел к ручью и, демонстративно обойдя Волка, утолявшего жажду, и приготовившись пить, сказал:

— Прошу вас учесть, что вода никогда не бежит туда, где выше, и, следовательно, я не смогу замутить воду, которую вы пьете выше меня по течению, а потому у вас нет никаких оснований убивать меня.

— А я и не знал, — ответил Волк, — что моей любви к бараньей отбивной требуются какие-нибудь основания! — и это был последний аргумент, который услышал недалекий логик.

Гора рожала, и люди из семи окрестных городов собрались посмотреть на ее телодвижения и послушать ее стоны. В это время из расщелины показалась Мышь, и затаившие было дыхание люди стали смеяться над ней:

— Вот это да! Вот это ребенок!

— Ну, что ж, может, я и не слишком велика, — обиженно сказала Мышь, убираясь подальше, — но зато я очень хорошо знаю, как диагностировать вулкан.

43. Беллами и Члены

Члены организации социалистов взбунтовались против своего Беллами, заявив ему:

— Почему мы должны набивать тебя едой, если ты накачиваешь нас чем угодно, кроме еды?

Затем, решив больше ничего не предпринимать, они вышли и, оглянувшись, с удовлетворением отметили, что Беллами продает свою книгу.

44. Кошка и Юность

Кошка влюбилась в Юношу и стала умолять Венеру сделать ее женщиной.

— Я могла бы сказать, — заметила Венера, — что ты и сама могла бы это сделать, не беспокоя меня. Тем не менее — будь женщиной!

Затем, желая убедиться в том, что превращение было полным, Венера подпустила к ней мышь, и женщина, взвизгнув, так показала себя, что Юноша не женился на ней.

45. Фермер и Сыновья

Уже умирая и зная, что за время его болезни его сыновья, играя в карты с доктором, дали винограднику зарасти сорняками, Фермер сказал им:

— Мальчики, в нашем винограднике зарыто огромное сокровище. Копайте там, пока не найдете его.

В результате сыновья выкопали все сорняки, и весь виноград тоже, и даже забыли похоронить отца.

Басня Эзопа Мальчик-вор и его мать

Вол, набычившись, глядел на Осла, не зная, что сказать в ответ на эту заумную тираду; наконец, критик решился и промычал:

— Это дурной вкус!

13. Черепаха и Броненосец

Черепаха и Броненосец, поссорившись, отправились в уединенное место, чтобы постоять за свою честь в ближнем бою.

— Ну, давай! — крикнула Черепаха, втянув голову и лапы поглубже в панцырь.

— Давай! — сказал Броненосец, туго завернувшись в свою броню. — Я готов!

Историк того времени прозрачно намекает, что этот инцидент предвосхищал ближний морской бой в недалеком будущем.

14. Баснописец и Критики

Автор, написавший книгу басен, остроумие которых выходило за пределы общепринятого, и мирно спавший на вершине высоты своего литературного положении, неожиданно был грубо разбужен толпой критиков, с пеной у рта оплевывавших его несравненные басни.

— Очевидно, я и в самом деле не до конца продумал способ применения своей мудрости, что и обидно этим любвеобильным людям, — сказал он самому себе, — они этого не перенесут. Ну, что же, производящая подушки фирма «Пух и перья» не без оснований считает нас своими конкурентами, и для тех, кто культивирует вечные перья, только естественно осуждать мой способ их применения!

Сказав это, он так широко улыбнулся, что его улыбки не скрыла бы и его ладонь, и снова погрузился в свой прерванный сон о падающих с неба дукатах.

15. Шакал и Олень

Шакал, преследовавший Оленя, уже было схватил его, но в этот момент землетрясение разверзло широкую пропасть между ним и его жертвой.

— Это неправомерное вмешательство законов Природы! — сказал Шакал. — Я отказываюсь признавать подобное отступление от правил! — и он возобновил погоню, попытавшись пересечь пропасть в два прыжка.

Басни Эзопа на новый лад

1. Зевс и Обезьяна

Зевс организовал открытую выставку младенцев, участвовать в которой были приглашены все животные, но когда Обезьяна выставила своего человекообразного уродца, Зевс только посмеялся над ней.

— Зря смеешься! — сказала Обезьяна. — Загляни в любую галерею античной скульптуры и взгляни на статуи и бюсты обнаженных людей, которых ты сам же и сотворил.

— Шшш! Не разоблачай меня! — сказал Зевс и наградил ее младенца первым призом.

2. Дровосек и Гермес

Работая на берегу глубокого озера. Дровосек уронил свой топор в воду и попросил Гермеса достать его. Легкомысленный бог не раздумывая прыгнул в озеро, и разбушевавшаяся вода вырвала с корнем весь лес вокруг и унесла его.

3. Вор и его Мать

Мальчик, которого Мать научила воровать, вырос и стал профессиональным государственным служащим. Однажды его поймали на месте преступления и приговорили к смерти. Направляясь к месту казни и проходя мимо своей Матери, он сказал:

— Полюбуйся на свою работу! А ведь если бы ты не научила меня воровать, я бы никогда не дошел до этого!

— Скажи, пожалуйста! — сказала Мать. — А кто научил тебя попадаться?!

4. Лиса и Виноград

Лиса, увидев висящий перед самым носом кислый виноград и не желая признавать, что на свете может существовать хоть что-нибудь, что она не могла бы съесть, со сладкой миной заявила, что виноград вообще находится вне пределов досягаемости.

5. Крестьянин и Лисица

Крестьянин, который смертельно ненавидел одну Лисицу и которому удалось поймать ее, привязал к ее хвосту паклю, в самой середине своего поля поджег ее и отпустил животное.

Читайте также:  Басня Эзопа Лисица и Лев

— Пожалуй, мне следовало бы скрыть свою ненависть к этой Лисице, — сказал Крестьянин, увидев, как загорелось его зерно, — если бы я не знал, что зерно как следует застраховано.

Орел, смертельно раненый Стрелком, утешал себя тем, что стрела оказалась украшенной одним из его собственных перьев.

— Мне было бы не по себе, — сказал он самому себе, — если бы я узнал, что в этом деле замешан какой-нибудь другой орел.

7. Путник и Правда

Мужчина, пробираясь через пустыню, неожиданно встретил Женщину.

— Кто ты такая, — спросил Мужчина, — и что ты делаешь в этом пустынном месте?

— Мое имя — Правда, — ответила Женщина. — Я живу здесь, чтобы быть поближе к моим поклонникам, когда их посылают подальше их ближние. Рано или поздно все они приходят сюда.

— Ну, — оглянувшись, заметил Мужчина, — это место не кажется мне перенаселенным.

8. Волк и Ягненок

Ягненок, преследуемый Волком, забежал в храм.

— Если ты останешься там, — сказал Волк, — жрец зарежет тебя и принесет тебя в жертву.

— Если уж мне суждено стать жертвой, то не все ли равно, кто меня зарежет? — сказал Ягненок.

— Друг мой, — сказал Волк, — мне больно слышать, как ты рассматриваешь такой жизненно важный вопрос с такой эгоистической точки зрения. Мне-то не все равно!

9. Кузнечик и Муравей

Однажды зимой умиравший от голода Кузнечик попросил у Муравья немного еды.

— А почему ты, вместо того, чтобы все время петь, не запасся едой сам? — спросил Муравей.

— Так я и сделал! — сказал Кузнечик. — Так я и сделал, но твои родственники забрались ко мне в дом и все утащили!

10. Гусь и Лебедь

Богатый человек выкормил Гуся и Лебедя, первого — себе на стол, а второго — просто потому, что он слыл хорошим певцом. Однажды вечером Повар вышел во двор, чтобы зарезать Гуся, но в темноте вместо него поймал Лебедя. Пытаясь побудить Повара пощадить его, Лебедь запел, но это хотя и не дало Повару возможности лишить его жизни, тем не менее и не спасло ее, поскольку лебединая песня была спета.

11. Рыбак и Рыбка

Маленькая Рыбка сказала Рыбаку, клавшему ее в свою корзину:

— Ради бога, отпусти меня обратно в ручей, ведь тебе от меня — никакой пользы: боги не едят рыбу.

— Но ведь я не бог! — ответил Рыбак.

— Да, конечно, — сказала Рыбка, — но как только Зевс услышит о твоем поступке, он сразу же вознесет тебя и наградит божественной диетой: ведь ты первый человек, который когда-либо собирался съесть такую маленькую рыбку!

12. Волки и Овцы

— Подумайте, ну кто еще мог пробежать между нами? — сказали Волки Овцам. — Только эти надоедливые Собаки! Пошлите их куда-нибудь подальше, и нам нечего будет делить!

— Кажется, вы считаете, — ответили Овцы, — что можно без особых последствий послать Собак куда-нибудь подальше!

13. Фортуна и Путешественник

Фортуна увидела, что усталый Путешественник заснул на самом краю глубокого колодца.

— Если этот дурак увидит страшный сон, — сказала она себе, — и свалится в колодец, люди скажут, что это сделала я или что я отвернулась от него. Нет ничего обидней, чем выслушивать несправедливые упреки, и я этого не допущу!

И, отвернувшись от него, она столкнула человека в колодец.

14. Волк и Пастухи

Волк, проходя мимо пастушьей хижины, заглянул в дверь и увидел обедавших Пастухов.

— Войди и отобедай с нами, — иронически сказал один из них. — У нас сегодня твое любимое блюдо — баранья нога.

— Спасибо, я сыт, — сказал Волк, отойдя от двери на почтительное расстояние. — Я только что отобедал ногой барана, которого вы оставили пасти овец.

15. Лев, Петух и Осел

Лев уже собирался было броситься на разоравшегося Осла, как вдруг находившийся поблизости Петух с испугу закукарекал, и Лев убежал.

— Чего он так испугался? — спросил Осел.

— Львы испытывают суеверный ужас при одном звуке моего голоса! — гордо сказал Петух.

— Ну и ну! — сказал Осел, хлопая ушами. — А ведь отсюда следует, что животное, которое боится твоего голоса и не обращает никакого внимания на мой, должно иметь, по крайней мере, ослиные уши.

16. Ласточка и Змея

Ласточка свила гнездо в здании суда и вырастила поистине замечательный выводок птенцов. Однажды Змея, выползшая из щели в стене, чуть не съела их, и Справедливый Судья тут же навел порядок, предписав им перебраться к нему домой, где он и съел их сам.

17. Олененок и Старый Олень

— Ты больше, сильнее и ловчее собаки, — сказал Олененок своему отцу, — и у тебя острые рога. Почему же ты убегаешь, когда слышишь ее лай?

— Дитя мое, — ответил Старый Олень, — у меня такой неуравновешенный характер, что если я позволю этому шумному существу подойти слишком близко, я могу выйти из себя и изувечить его.

Амброз Бирс: Фантастические басни: перевод В. А. Козаровецкого1
Басни для «забавы»1
1. Лисица, Утка и Лев1
2. Негр и Страус1
3. Человек и Гусь1
4. Пастух и Овца1
5. Устрица и Обезьяна1
6. Две Лошади1
7. Осел и Луна1
8. Муравей и Зерно1
9. Попугай и Его Учитель1
10. Чародей и Свинья1
11. Лев и Ягненок1
12. Вол и Осел1
13. Черепаха и Броненосец2
14. Баснописец и Критики2
15. Шакал и Олень2
Басни Эзопа на новый лад2
1. Зевс и Обезьяна2
2. Дровосек и Гермес2
3. Вор и его Мать2
4. Лиса и Виноград2
5. Крестьянин и Лисица2
6. Раненый Орел2
7. Путник и Правда2
8. Волк и Ягненок2
9. Кузнечик и Муравей2
10. Гусь и Лебедь2
11. Рыбак и Рыбка2
12. Волки и Овцы2
13. Фортуна и Путешественник2
14. Волк и Пастухи2
15. Лев, Петух и Осел2
16. Ласточка и Змея2
17. Олененок и Старый Олень2
18. Курица и Ласточка3
19. Мот и Ласточка3
20. Лев и Пастух3
21. Два Петуха и Ястреб3
22. Орел, Коршун и Голуби3
23. Волк и Ребенок3
24. Волк и Страус3
25. Пастух и Лев3
26. Армейский Конь и Мельник3
27. Человек и Рыбий Рожок3
28. Геркулес и Погонщик3
29. Черепаха и Заяц3
30. Лев и Бык3
31. Старик и Сыновья3
32. Человек и Орел3
33. Человек и Гусыня3
34. Собака и Ее Отражение3
35. Волк и Коза3
36. Человек и Гадюка3
37. Борей и Солнце4
38. Краб и Его Сын4
39. Юпитер и Птицы4
40. Лев и Мышь4
41. Ягненок и Волк4
42. Гора и Мышь4
43. Беллами и Члены4
44. Кошка и Юность4
45. Фермер и Сыновья4
Новые басни на старый лад4
1. Волк и Журавль4
2. Лев и Мышь4
3. Заяц и Лягушки4
4. Брюхо и Члены4
5. Расстроенный Рыболов4
6. Муравьи и Кузнечики4
7. Собака и Ее Отражение4
8. Медведь и Лиса4
9. Волк и Лев5
10. Осел в Львиной Шкуре5
11. Осел и Кузнечики5
12. Волк, Который Хотел Быть Львом5
13. Король Чурбан и Король Аист5
14. Молочница и Бидон5
15. Заяц и Черепаха5
16. Обезьяны и Орехи5
17. Мальчики и Лягушки5
Фантастические басни5
1. Моральный Принцип и Материальный Интерес5
2. Святая Свеча5
3. Репутация и Мантия5
4. Изобретательный Изобретатель5
5. Полицейский и Убийца6
6. Два Короля6
7. Добросовестный Исполнитель6
8. Боксер и Гражданский Долг6
9. Человек, у Которого Появился Досуг6
10. Предусмотрительный Тюремщик6
11. Казна и Рука6
12. Змея-Христианка6
13. Политики6
14. Новая Метла6
15. Недовольный Преступник7
16. Отец и Сын7
17. Рискованный Вызов7
18. Критики7
19. Глупая Женщина7
20. Человек и Молния7
21. Астроном и Редактор7
22. Медведь и Лассо7
23. Поборники Серебра7
24. Деревянные Пушки7
25. Расчетливый Служитель7
26. Свинское Отношение8
27. Поспешное Решение8
28. Судьба Поэта8
29. Лев и Гремучая Змея8
30. Законодатель и Мыло8
31. Чертополох на Могиле8
32. Страх и Гордость8
33. Школьная Коллегия по Реформам8
34. Мэр Города и Енот8
35. Кошка и Король8
36. Человек без Врагов8
37. Летающая Машина8
38. Слезы Ангела8
39. Город Примечательных Политических Достоинств8
40. Вон Тот Человек9
41. Поэтесса Форм9
42. Неизменившийся Дипломат9
43. Приглашение9
44. Прах Мадам Блаватской9
45. Опоссум Будущего9
46. Спасающие Жизнь10
47. Австралийский Кузнечик10
48. Честная работа10
49. Убийца под Судом10
50. Два Поэта10

Лучшие электронные книги в формате fb2
Наш портал – это библиотека интересных электронных книг разнообразных жанров. Здесь вы найдете произведения как российских, так и зарубежных писателей. Все электронные книги, представленные на нашем сайте, можно скачать бесплатно. Наша библиотека содержит только лучшие бесплатные электронные книги, ведь каждую электронную книгу мы тщательно изучаем перед добавлением в базу. Мы выбираем интереснейшие произведения в удобном формате fb2, все они достойны вашего внимания. Чтение электронных книг наверняка принесет вам удовольствие. Всё что, что вам нужно сделать, – найти и скачать книгу, которая понравится вам по заголовку и описанию.
Библиотека fb2-электронных книг – полезнейшее изобретение человечества. Для того чтобы, читать книгу, вам нужно просто загрузить ее с нашего сайта. Вы можете наслаждаться чтением, не совершая лишние траты. Электронная книга, в отличие от бумажной, обладает множеством преимуществ. Вы экономите время и силы, не совершая утомительные походы по магазинам. Вам также не нужно обременять себя ношением тяжеловесной макулатуры. Скачать и читать электронную книгу легко и просто . Мы позаботились о том, чтобы вам всегда было что почитать. Электронная книга fb2 принесет вам море положительных эмоций: она способна поделиться с вами мудростью, поднять настроение или просто скрасить досуг.

ЛитЛайф

Жанры

Авторы

Книги

В продаже

Серии

Форум

Бирс Амброз

Книга “Фантастические басни”

Оглавление

Читать

— Послушай, — сказал толстый Вол здоровенному Ослу, который громко кричал на всю улицу. — Это дурной вкус!

— А кто тебе сказал, что это дурной вкус, мой жирный критик? — не слишком церемонясь спросил Осел.

— Ннуу… эээ… мммэээ… Я только хотел сказать, что мне это не нравится. Было бы лучше, если бы ты просто мычал.

— Позволю спросить, а какое тебе дело до того, кричу я или мычу, или не делаю ни того, ни другого?

— Я не знаю, что тебе сказать, — не зная, что сказать, сказал Вол и уныло покачал головой. — Я плохо разбираюсь в этом вопросе. Я только могу сказать, что я привык осуждать мнение, не совпадающее с моим собственным.

— Совершенно верно, — заметил Осел, — ты пытался оправдать свое нахальство, называя свое предпочтение принципом. Ты изобрел слово «вкус», совершенно неспособное выразить идею, которую просто невозможно выразить, а, употребляя его вместе со словами «хороший» и «дурной», ты субъективно применяешь термины объективного. Такое применение раздвигает границы чистого нахальства, превращая его в безграничную наглость!

Вол, набычившись, глядел на Осла, не зная, что сказать в ответ на эту заумную тираду; наконец, критик решился и промычал:

— Это дурной вкус!

13. Черепаха и Броненосец

Черепаха и Броненосец, поссорившись, отправились в уединенное место, чтобы постоять за свою честь в ближнем бою.

— Ну, давай! — крикнула Черепаха, втянув голову и лапы поглубже в панцырь.

— Давай! — сказал Броненосец, туго завернувшись в свою броню. — Я готов!

Историк того времени прозрачно намекает, что этот инцидент предвосхищал ближний морской бой в недалеком будущем.

14. Баснописец и Критики

Автор, написавший книгу басен, остроумие которых выходило за пределы общепринятого, и мирно спавший на вершине высоты своего литературного положении, неожиданно был грубо разбужен толпой критиков, с пеной у рта оплевывавших его несравненные басни.

— Очевидно, я и в самом деле не до конца продумал способ применения своей мудрости, что и обидно этим любвеобильным людям, — сказал он самому себе, — они этого не перенесут. Ну, что же, производящая подушки фирма «Пух и перья» не без оснований считает нас своими конкурентами, и для тех, кто культивирует вечные перья, только естественно осуждать мой способ их применения!

Сказав это, он так широко улыбнулся, что его улыбки не скрыла бы и его ладонь, и снова погрузился в свой прерванный сон о падающих с неба дукатах.

15. Шакал и Олень

Шакал, преследовавший Оленя, уже было схватил его, но в этот момент землетрясение разверзло широкую пропасть между ним и его жертвой.

— Это неправомерное вмешательство законов Природы! — сказал Шакал. — Я отказываюсь признавать подобное отступление от правил! — и он возобновил погоню, попытавшись пересечь пропасть в два прыжка.

Басни Эзопа на новый лад

1. Зевс и Обезьяна

Зевс организовал открытую выставку младенцев, участвовать в которой были приглашены все животные, но когда Обезьяна выставила своего человекообразного уродца, Зевс только посмеялся над ней.

— Зря смеешься! — сказала Обезьяна. — Загляни в любую галерею античной скульптуры и взгляни на статуи и бюсты обнаженных людей, которых ты сам же и сотворил.

— Шшш! Не разоблачай меня! — сказал Зевс и наградил ее младенца первым призом.

2. Дровосек и Гермес

Работая на берегу глубокого озера. Дровосек уронил свой топор в воду и попросил Гермеса достать его. Легкомысленный бог не раздумывая прыгнул в озеро, и разбушевавшаяся вода вырвала с корнем весь лес вокруг и унесла его.

3. Вор и его Мать

Мальчик, которого Мать научила воровать, вырос и стал профессиональным государственным служащим. Однажды его поймали на месте преступления и приговорили к смерти. Направляясь к месту казни и проходя мимо своей Матери, он сказал:

— Полюбуйся на свою работу! А ведь если бы ты не научила меня воровать, я бы никогда не дошел до этого!

— Скажи, пожалуйста! — сказала Мать. — А кто научил тебя попадаться?!

4. Лиса и Виноград

Лиса, увидев висящий перед самым носом кислый виноград и не желая признавать, что на свете может существовать хоть что-нибудь, что она не могла бы съесть, со сладкой миной заявила, что виноград вообще находится вне пределов досягаемости.

5. Крестьянин и Лисица

Крестьянин, который смертельно ненавидел одну Лисицу и которому удалось поймать ее, привязал к ее хвосту паклю, в самой середине своего поля поджег ее и отпустил животное.

— Пожалуй, мне следовало бы скрыть свою ненависть к этой Лисице, — сказал Крестьянин, увидев, как загорелось его зерно, — если бы я не знал, что зерно как следует застраховано.

Орел, смертельно раненый Стрелком, утешал себя тем, что стрела оказалась украшенной одним из его собственных перьев.

— Мне было бы не по себе, — сказал он самому себе, — если бы я узнал, что в этом деле замешан какой-нибудь другой орел.

7. Путник и Правда

Мужчина, пробираясь через пустыню, неожиданно встретил Женщину.

— Кто ты такая, — спросил Мужчина, — и что ты делаешь в этом пустынном месте?

— Мое имя — Правда, — ответила Женщина. — Я живу здесь, чтобы быть поближе к моим поклонникам, когда их посылают подальше их ближние. Рано или поздно все они приходят сюда.

— Ну, — оглянувшись, заметил Мужчина, — это место не кажется мне перенаселенным.

8. Волк и Ягненок

Ягненок, преследуемый Волком, забежал в храм.

— Если ты останешься там, — сказал Волк, — жрец зарежет тебя и принесет тебя в жертву.

— Если уж мне суждено стать жертвой, то не все ли равно, кто меня зарежет? — сказал Ягненок.

— Друг мой, — сказал Волк, — мне больно слышать, как ты рассматриваешь такой жизненно важный вопрос с такой эгоистической точки зрения. Мне-то не все равно!

9. Кузнечик и Муравей

Однажды зимой умиравший от голода Кузнечик попросил у Муравья немного еды.

— А почему ты, вместо того, чтобы все время петь, не запасся едой сам? — спросил Муравей.

— Так я и сделал! — сказал Кузнечик. — Так я и сделал, но твои родственники забрались ко мне в дом и все утащили!

10. Гусь и Лебедь

Богатый человек выкормил Гуся и Лебедя, первого — себе на стол, а второго — просто потому, что он слыл хорошим певцом. Однажды вечером Повар вышел во двор, чтобы зарезать Гуся, но в темноте вместо него поймал Лебедя. Пытаясь побудить Повара пощадить его, Лебедь запел, но это хотя и не дало Повару возможности лишить его жизни, тем не менее и не спасло ее, поскольку лебединая песня была спета.

Ссылка на основную публикацию