Басня Эзопа Муравей

Толкование эзоповой басни

В летнюю пору Муравей, ползая по полям, собирал зерна и колосья, накапливая себе корм на зиму. А Жук, увидев его, подивился его трудолюбию и тому, что он работает в ту пору, когда остальные твари, избавившись от трудов, живут беззаботно. Тот промолчал тогда. Когда же пришла зима и дожди размыли навоз, голодный Жук пришел к Муравью и попросил еды. А тот ему сказал: “О Жук! Если б ты тогда потрудился, когда я работал, – а ты смеялся надо мной, – не пришлось бы тебе теперь нуждаться в корме”.
Эзоп. Басни. Жук и муравей

У легендарного древнегреческого мудреца Эзопа есть басня «Жук и муравей». Смысл этой басни прост: «Кто не работает летом, тот голодает зимой». Или, при чуть более глубоком толковании: «Непредусмотрительность, беззаботность в отношении к жизни ведут к страданию». Таково общепринятое толкование людьми материалистического века символа древней мудрости. Но оправдан ли такой ограниченный подход? Тем более, что сегодня мораль басни уже для многих людей не так очевидна, как прежде. Многие даже скажут, что нужно смотреть на жизнь проще, подобно жуку, а не быть озабоченным, как муравей. Но такой взгляд происходит от непонимания того, что Эзоп по преданию был именно мудрецом, а не проповедником-моралистом.

Чтобы понять скрытый смысл эзоповой басни, необходимо опираться на учение преобладающей философской школы Древней Греции того времени. По преданию Эзоп жил около середины VI века до нашей эры, был рабом самосца Иадмона и умер насильственной смертью в Дельфах. Считается, что Эзоп был собирателем и пересказчиком древнегреческих басен.

Преобладающим философским учением Древней Греции того периода было пифагорейство. По утверждению Дж.Мида это – «религиозно-мистическое учение, созданное легендарным древнегреческим мудрецом Пифагором и его последователями в VI веке до нашей эры… Он объездил весь свет и собрал свою философию из различных систем, к которым имел доступ. Так, он изучал эзотерические науки у брахманов Индии, астрономию и астрологию в Халдее и Египте. В Индии он и по сей день известен под Именем Яваначарья (“Ионийский учитель”). По возвращении он поселился в Кротоне, в Южной Италии, где основал школу, к которой очень скоро примкнули все лучшие умы цивилизованных центров. Именно Пифагор первым учил гелиоцентрической системе и был величайшим знатоком геометрии своего века. Также именно он образовал слово “философ”, составленное из двух слов, означающих “любящий мудрость” – philo-sophos. Как величайший математик, геометр и астроном исторической древности, а также глубочайший из метафизиков и ученых, Пифагор завоевал неувядаемую славу. Он учил перевоплощению, как оно исповедуется в Индии, и многому другому из Тайной Мудрости.»

Пифагорейское учение считают глубочайшим основанием всей греческой философии. В современной «Энциклопедии по истории философии» о пифагореизме сказано, что это «направление духовной жизни, существовавшее на протяжении всей истории Древней Греции, начиная с VI в. до н.э., и прошедшее в своем развитии ряд этапов». Исходя из этого, именно пифагорейское учение можно считать философской основой для объяснения скрытого смысла эзоповых басен.

Обратимся теперь к басне «Жук и муравей» и попробуем объяснить её символическое значение с учетом законов перевоплощения и причинно-следственной связи, а также положения о жизни человеческого духа как чередовании воплощённых и внетелесных существований. «Лето» – земное или воплощённое существование, «зима» – внетелесное или развоплощённое существование. «Жук», который летом доволен своей жизнью на навозной куче, символизирует человека, который живёт земными благами и ради них, не заботясь о том, как подготовиться к существованию после смерти и что там будет. «Муравей», который летом трудится, символизирует человека, который при жизни земной поступает в соответствии с указанием Древней Мудрости: «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.» (Матф.6:19-21) Таким образом, сокровенный смысл басни в том, что человек, который в течение земного воплощённого существования не заботится о накоплении духовного богатства, собирании пищи для духа, но лишь проводит жизнь в приобретении, накоплении и расходовании материального богатства, – останется после перехода ко внетелесному существованию нищим и голодным духовно, чем обречёт себя на тяжкие страдания, превосходящие все его прежние земные радости. Мораль же басни такова: уже при жизни земной, при жизни в теле нужно готовиться неотложно к жизни после смерти.

Этот же ключ распознавания можно применить к басне А.И.Крылова «Стрекоза и муравей», которая является переложением эзоповой басни «Жук и муравей». Только акцент смещается с озабоченности земными благами («жук») на легкомыслие («стрекоза»).

Таким образом, можно предположить, что и прочие эзоповы басни имеют не только поверхностный моралистический пласт, но и глубоко-философское значение. И при толковании других эзоповых басен также нужно подходить с позиций символического понимания философского учения пифагорейцев.

Басня Стрекоза и муравей

Крылов позаимствовал идею басни о стрекозе и муравье у баснописца Лафонтена, который в свою очередь подсмотрел сюжет у не менее известного древнегреческого писателя Эзопа.

Эзоп
Муравей и кузнечик (цикада)

В зимнюю пору муравей сушил — из потаенного места вытаскивая — хлеб (= пшеницу = зерно = пищу), который летом накопил. Голодающий кузнечик умолял его дать ему пищу, чтобы выжить. «А что ты делал, — говорит, — этим летом (= в жатву)?» «Не отдыхал (= не был праздным), но пел (букв. пребывал поющим)». Засмеялся муравей и, пшеницу запирая, «Зимой пляши, — говорит, — если летом пел». (Перевод д-ра истор. наук проф. В.В. Дементьевой).

Лафонтен

Кузнечик, пропев
Все лето,
Оказался лишенным всего,
Когда подул северный ветер.
Нет ни единого кусочка,
Ни мушки, ни червячка.
Он пошел рассказать о своем голоде
К Муравью, своему соседу,
Прося его одолжить ему
Какое-нибудь зернышко, чтобы просуществовать
До нового сезона.
«Я вам заплачу, — сказал он,
До августа, (вот вам) слово насекомого,
(Верну вам) капитал с процентами».
Муравей в долг не давал:
Это был самый маленький его недостаток.
«Что вы делали в теплое время года?»
Спросил он заемщика.
— Ночь и день напролет
Я, с вашего разрешения, пел.
— Вы пели? Вот это да!
Ну, хорошо! Продолжайте (в том же духе), пляшите».

Лев Успенский.
СЛОВО О СЛОВАХ.

…Всем известно, что великий наш баснописец И. А. Крылов заинтересовался басней французского поэта Лафонтена «Цикада и муравей». Надо сказать, что сам «Ванюша Лафонтен», в свою очередь, позаимствовал сюжет этой басни у великого грека Эзопа; от Эзопа к Лафонтену в стихи пробралось вместо обычного европейского кузнечика (по-французски «грийон») другое, особенно характерное для Средиземноморья, певучее и громкоголосое насекомое — цикада (la cigale, «ля сигаль» по-французски). Задумав перевести, или, точнее, переложить на русский язык эту басню, Крылов столкнулся с некоторыми затруднениями…
Лафонтен был француз. Он говорил и думал пофранцузски. Для него «муравей» был «ля фурми»; слово это во Франции женского рода.
К женскому роду относится и слово «ля сигаль», означающее южную неумолчную певунью цикаду. Муравья (или «мураве´ю») французы, как и мы, испокон веков считают образцом трудолюбия и домовитости. Поэтому у Лафонтена очень легко и изящно сложился образ двух болтающих у порога муравьиного жилища женщин-кумушек: хозяйственная «мураве´я» отчитывает легкомысленную певунью цикаду.

Чтобы точнее передать всё это на русском языке, Крылову было бы необходимо прежде всего сделать «муравья» «муравьицей», а такого слова у нас нет. Пришлось оставить его муравьем, и в новой басне изменилось основное: одним из беседующих оказался «крепкий мужичок», а никак не «кумушка». Но это было еще не все.

Слово «цикада» теперь существует в нашем литературном языке, но оно проникло в него только в XIX веке, когда Россия крепко встала на берегах Черного моря, в Крыму и на Кавказе. До того наш народ с этим своеобразным насекомым почти не сталкивался и названия для него не подобрал. Народной речи слово «цикада» неизвестно, а ведь И. А. Крылов был великим мастером именно чисто народных, понятных и доступных каждому тогдашнему простолюдину, стихотворных произведений. Сделать второй собеседницей какую-то никому не понятную иностранку «цикаду» он, разумеется, не мог.

Тогда вместо перевода Крылов написал совсем другую, уже собственную, свою басню. В ней все не похоже на Лафонтена: Разговор происходит не между двумя кумушками, а между соседом и соседкой, между «скопидомом» муравьем и беззаботной «попрыгуньей» стрекозой.

Понятно, почему Крылов заставил беседовать с муравьем именно стрекозу: он вовсе не желал, чтобы разговаривали двое «мужчин» — «муравей» и «кузнечик». В результате же в басне появился странный гибрид из двух различных насекомых. Зовется это существо «стрекозой», а «прыгает» и «поет» «в мягких муравах», то есть в траве, явно как кузнечик. Стрекозы — насекомые, которые в траву попадают только благодаря какой-нибудь несчастной случайности; это летучие и воздушные, да к тому же совершенно безголосые, немые красавицы. Ясно, что, написав «стрекоза», Крылов думал о дальнем родиче южной цикады, о нашем стрекотуне-кузнечике. Это и естественно: через несколько десятилетий после него другой, менее известный, русский поэт К. Случевский недаром говорил в одном своем стихотворении:

Читайте также:  Басня Эзопа Лисица и Крокодил

Вышла Груня на леваду,
Под вербо´ю парень ждал.
Ионийскую цикаду
Им кузнечик заменял…

Видимо, ближе кузнечика к цикаде у нас ничего и не подберешь…

Лев Николаич Толстой
СТРЕКОЗА И МУРАВЬИ
(Басня)

Осенью у муравьев подмокла пшеница: они ее сушили. Голодная стрекоза попросила у них корму. Муравьи сказали: “Что ж ты летом не собрала корму?” Она сказала: “Недосуг было: песни пела”. Они засмеялись и говорят: “Если летом играла, зимой пляши”.

из диспутов на форумах

…Автор, понимаете, стрекоза и муравей, это ээээээ….. биологически разные виды. В общем, муравью от стрекозы никакой пользы.
Или вы про аллегорическое значение? Тогда с христианской точки зрения, должен был помочь, с житейской точки зрения, пусть сама живет как знает…

Народное творчество

Лето. Ползет муравей в фуфайке, в лаптях, тащит бревно.
Hавстречу стрекоза в бикини.
(М) — Стрекоза, куда идешь?
(С) — Hа пляж, позагораю, побалдею.
Осень. Ползет муравей в фуфайке, в кирзовых сапогах, тащит бревно.
Hавстречу стрекоза в пальтишке от Кардена, вся на шпильках.
(М) — Стрекоза, куда идешь?
(С) — В дом мод, там Кевин Кляйн презентацию новой коллекции устраивает,
вот пойду, потусуюсь в бомонде.
Зима. Ползет муравей в фуфайке, в драных валенках, тащит ДВА бревна,
навстречу стрекоза в норковой шубке, в итальянских сапожках.
(М) — Стрекоза, куда идешь?
(С) — Да зима на дворе, делать нечего, вот в дом писателей, на вечеринку
собралась.
(М) — Слышь, стрекоза, увидишь там Крылова, скажи ему что он…

Мастерская художника

ИНТЕРЕСНОЕ
Кофейная лиса

АФОРИЗМЫ ЦИТАТЫ ВЫСКАЗЫВАНИЯ ИЗРЕЧЕНИЯ

Навигация по сайту

Новое на сайте

Объявления

Реклама

Басни Эзопа:
Муравей и жук.
Муравей.
Муха.
Мухи.
Мыши и ласки.
Обезьяна и верблюд.
Обезьяна и рыбаки.
Обезьяньи дети.
Обманщик.
Огородник и собака.

Муравей и жук
В летнюю пору гулял муравей по пашне и собирал по зернышку пшеницу и ячмень, чтобы запастись кормом на зиму. Увидал его жук и посочувствовал, что ему приходится так трудиться даже в такое время года, когда все остальные животные отдыхают от тягот и предаются праздности. Промолчал тогда муравей; но когда пришла зима и навоз дождями размыло, остался жук голодным, и пришел он попросить у муравья корму. Сказал муравей: “Эх, жук, кабы ты тогда работал, когда меня трудом попрекал, не пришлось бы тебе теперь сидеть без корму”.
Так люди в достатке не задумываются о будущем, а при перемене обстоятельств терпят жестокие бедствияю.

Муравей
Муравей некогда был человеком и занимался хлебопашеством; но, не довольствуясь плодами своего труда, он завидовал другим и все время их обкрадывал. Рассердился на него Зевс за такую жадность и превратил его в насекомое, которое мы называем муравьем. Но и в новом облике нрав у него остался прежний: он и по сей день бегает по полям и собирает по гумнам пшеницу и ячмень себе про запас.
Басня показывает: кто от природы злонравен, того никакое наказание не исправит.

Муха
Муха попала в горшок с мясом и, уже захлебываясь в отваре, сказала сама себе: “Что ж, я наелась, напилась, искупалась, теперь и помереть не жаль!”
Басня о том , что людям легче принять смерть, когда она неожиданная.

Мухи
В одной кладовой пролился мед, и на него налетели мухи; они его отведали и, почуяв, какой он сладкий, набросились на него. Но когда увязли у них ноги и не могли они улететь, то сказали, утопая: “Несчастные мы! за недолгую сладость погубили мы свою жизнь”.
Так для многих сластолюбие становится причиной великих несчастий.

Мыши и ласки
У мышей была война с ласками, и мыши терпели поражения. Собрались они однажды и решили, что причина их несчастий – безначалие. Тогда они выбрали полководцев и поставили их над собой; а полководцы, чтобы выделяться среди всех, раздобыли и привязали себе рога. Произошла битва, и снова все мыши потерпели поражение. Но простые мыши разбежались по норам и легко в них попрятались, а полководцы из-за своих рогов не могли туда залезть, и ласки их схватили и сожрали.
Тщеславие многим приносит несчастия.

Обезьяна и верблюд
Была у неразумных животных сходка, и обезьяна пустилась перед ними плясать. Пляска всем очень понравилась, и обезьяну хвалили. Верблюду стало завидно, и он тоже захотел отличиться: встал и сам пустился в пляс. Но был он такой неуклюжий, что животные только рассердились, побили его палками и выгнали прочь.
Басня относится к тем, кто из зависти пытается соперничать с сильнейшими и попадает в беду.

Обезьяна и рыбаки
Обезьяна, сидя на высоком дереве, увидела, как рыбаки забрасывают в реку невод, и стала следить за их работой. А когда они вытащили невод и сели поодаль завтракать, она соскочила и захотела сама сделать, как они: недаром говорят, что обезьяна – переимчивое животное. Но чуть взялась она за сеть, так в ней и запуталась; и сказала тогда она сама себе: “Поделом мне: зачем я полезла ловить рыбу, не зная, как за это взяться?”
Басня показывает, что браться за дело непривычное не только бесполезно, но даже пагубно.

Обезьяньи дети
Обезьяны, говорят, рождают двух детенышей, и одного из них любят и бережно выхаживают, а другого ненавидят и не заботятся о нем. Но некий божественный рок устраивает так, что детеныш, которого холят, погибает, а который неухожен, остается жив.
Басня показывает, что всякой заботы сильнее рок.

Обманщик
Один бедняк занемог и, чувствуя себя совсем дурно, дал обет богам принести им в жертву гекатомбу, ежели они его исцелят. Боги пожелали его испытать и тотчас послали ему облегчение. Встал он с постели, но так как настоящих быков у него не было, слепил он сотню быков из сала и сжег на жертвеннике со словами: “Примите, о боги, мой обет!” Решили боги воздать ему обманом за обман и послали ему сон, а во сне указали пойти на берег моря – там он найдет тысячу драхм. Человек обрадовался и бегом побежал на берег, но там сразу попался в руки разбойников, и они увезли его и продали в рабство: так и нашел он свою тысячу драхм.
Басня относится к человеку лживому.

Огородник и собака
У огородника собака упала в колодец. Чтобы ее вытащить, он полез за нею сам. Но собака не поняла, зачем он спускается, подумала, что он ее хочет утопить, и укусила его. Сказал огородник, почуяв боль: “Поделом мне: если она сама решила утонуть, зачем мне было ее спасать?”
Против человека неблагодарного, который за добро платит злом.

От Эзопа до Крылова

В споминаем, какие сюжеты и мотивы объединяют басни Эзопа, Лафонтена и Ивана Крылова и как они трансформируются на пути из Древней Греции через Францию в Россию.

Уж сколько раз твердили миру.

Как писал Геродот, Эзоп был рабом, который получил свободу. Изобличая пороки своих господ, он не мог прямо называть их в баснях, поэтому наделял их чертами животных. Обладая образным мышлением, острым глазом и не менее острым языком, Эзоп создал художественный мир, в котором волки рассуждают, лисы подводят под свои неудачи философские объяснения, а муравьи озвучивают мораль. За авторством Эзопа сохранился сборник из 426 басен в прозе, который изучали в античных школах, а сюжеты его актуальных во все времена историй пересказывали многие баснописцы поздних эпох. Например, Жан де Лафонтен и Иван Крылов.

«Голодная Лиса пробралась в сад и на высокой ветке увидела сочную гроздь винограда. «Этого-то мне и надобно!» — воскликнула она, разбежалась и прыгнула один раз, другой, третий. но всё бесполезно — до винограда никак не добраться. «Ах, так я и знала, зелен он ещё!» — фыркнула Лиса себе в оправдание и заспешила прочь».

Лис-гасконец, а быть может, лис-нормандец (Разное говорят), Умирая с голоду, вдруг увидел над беседкой Виноград, такой зримо зрелый, В румяной кожице! Наш любезник был бы рад им полакомиться, Да не мог до него дотянуться И сказал: «Он зелен — Пусть им кормится всякий сброд!» Что ж, не лучше ли так, чем праздно сетовать?

Голодная кума Лиса залезла в сад; В нем винограду кисти рделись. У кумушки глаза и зубы разгорелись; А кисти сочные, как яхонты, горят; Лишь то беда, висят они высоко: Отколь и как она к ним ни зайдет, Хоть видит око, Да зуб неймет. Пробившись попусту час целой, Пошла и говорит с досадою: «Ну, что́ ж! На взгляд-то он хорош, Да зелен — ягодки нет зрелой: Тотчас оскомину набьешь».

Если верить тому, что Эзоп говорил.

Жан де Лафонтен выделил новый литературный жанр — басню, — чью фабулу он позаимствовал у античных авторов, в том числе у Эзопа. В 1668 году он выпустил «Басни Эзопа, переложенные в стихах г-ном де Лафонтеном». В баснях Лафонтена не было возвышенной морали: остроумные истории утверждали необходимость мудрого и невозмутимого отношения к жизни. Любимец придворных, попавший в немилость к Людовику ХIV, он писал басни в угоду покровительнице, герцогине Буйонской, и называл свои труды «пространной стоактной комедией, поставленной на мировой сцене».

Нес муравей сушить за свой порог зерна, Которые он на зиму запас с лета. Голодная цикада подошла близко И попросила, чтоб не умереть, корму. «Но чем же занималась ты, скажи, летом?» «Я, не ленясь, все лето напролет пела». Расхохотался муравей и хлеб спрятал: «Ты летом пела, так зимой пляши в стужу». (Заботиться важнее о своей пользе, Чем негой и пирами услаждать душу.)

Цикада летом пела, Но лето пролетело. Подул Борей — бедняжке Пришлось тут очень тяжко. Осталась без кусочка: Ни мух, ни червячочка. Пошла она с нуждою к соседушке своей. Соседку, кстати, звали мамаша Муравей. И жалобно Цикада просила одолжить Хоть чуточку съестного, хоть крошку, чтоб дожить До солнечных и теплых деньков, когда она, Конечно же, заплатит соседушке сполна. До августа, божилась, вернет проценты ей. Но в долг давать не любит мамаша Муравей. И этот недостаток, нередкий у людей, Был не один у милой мамаши Муравей. Просительнице бедной устроили допрос: — Что ж делала ты летом? Ответь-ка на вопрос. — Я пела днем и ночью и не хотела спать. — Ты пела? Очень мило. Теперь учись плясать.

Попрыгунья Стрекоза Лето красное пропела; Оглянуться не успела, Как зима катит в глаза. Помертвело чисто поле; Нет уж дней тех светлых боле, Как под каждым ей листком Был готов и стол, и дом. Всё прошло: с зимой холодной Нужда, голод настает; Стрекоза уж не поет: И кому же в ум пойдет На желудок петь голодный! Злой тоской удручена, К Муравью ползет она: «Не оставь меня, кум милой! Дай ты мне собраться с силой И до вешних только дней Прокорми и обогрей!» — «Кумушка, мне странно это: Да работала ль ты в лето?» Говорит ей Муравей. «До того ль, голубчик, было? В мягких муравах у нас Песни, резвость всякий час, Так, что голову вскружило». — «А, так ты. » — «Я без души Лето целое всё пела». — «Ты всё пела? это дело: Так поди же, попляши!

Чтоб заключить в коротких мне словах.

«Это истинный ваш род, наконец вы нашли его», — сказал Ивану Крылову известный баснописец своего времени Иван Дмитриев, прочитав первые два перевода Лафонтена, выполненные поэтом. Крылов был мастером простого и точного языка, был склонен к пессимизму и иронии — что всегда отражалось в его произведениях. Он тщательно работал над текстами басен, стремясь к лаконичности и остроте повествования, и многие крыловские «остроумия» до сих пор остаются крылатыми фразами.

Читайте также:  Басня Эзопа Собака и Повар

Иван Крылов стал классиком русской литературы еще при жизни, прославившись не только переложениями Лафонтена, но и собственными оригинальными злободневными баснями, которыми поэт откликался на самые разные события в стране.

У ручейка ягненок с волком встретились, Гонимые жаждой. По теченью выше — волк, Ягненок ниже. Мучим низкой алчностью, Разбойник ищет повода к столкновению. «Зачем, —он говорит, — водою мутною Питье мне портишь?» Кудрошерстый в трепете: «Могу ли я такую вызвать жалобу? Ведь от тебя ко мне течет вода в реке». Волк говорит, бессильный перед истиной: «Но ты меня ругал, тому шесть месяцев». А тот: «Меня еще и на свете не было». — «Так, значит, это твой отец ругал меня», — И так порешив, казнит его неправедно. О людях говорится здесь, которые Гнетут невинность, выдумавши поводы.

Довод сильнейшего всегда наилучший: Мы это покажем немедленно: Ягненок утолял жажду В потоке чистой волны; Идет Волк натощак, ищущий приключений, Голод его в эти места влек. «Откуда ты такой храбрый, чтобы мутить воду? — Говорит этот зверь, полный ярости — «Ты будешь наказан за свою храбрость. — Сир, отвечает Ягненок, пусть Ваше Величество не гневается; Но пусть посмотрит, Но пусть посмотрит, Что я утоляю жажду В потоке, На двадцать шагов ниже, чем Ваше Величество; И поэтому никоим образом Я не могу замутить вашу воду. — Ты ее мутишь, сказал жестокий зверь, — И я знаю, что ты злословил обо мне в прошлом году. — Как я мог, ведь я еще не родился тогда? — Сказал Ягненок, — я еще пью молоко матери. — Если не ты, то твой брат. — У меня нет брата. — Значит, кто-то из твоих. Вы меня вообще не щадите, Вы, ваши пастухи и ваши собаки. Мне так сказали: мне надо отомстить. После этого, в глубь лесов Волк его уносит, а потом съедает, Без всяких церемоний.

У сильного всегда бессильный виноват: Тому в Истории мы тьму примеров слышим, Но мы Истории не пишем; А вот о том как в Баснях говорят. ___ Ягненок в жаркий день зашел к ручью напиться; И надобно ж беде случиться, Что около тех мест голодный рыскал Волк. Ягненка видит он, на добычу стремится; Но, делу дать хотя законный вид и толк, Кричит: «Как смеешь ты, наглец, нечистым рылом Здесь чистое мутить питье Мое С песком и с илом? За дерзость такову Я голову с тебя сорву». — «Когда светлейший Волк позволит, Осмелюсь я донесть, что ниже по ручью От Светлости его шагов я на сто пью; И гневаться напрасно он изволит: Питья мутить ему никак я не могу». — «Поэтому я лгу! Негодный! слыхана ль такая дерзость в свете! Да помнится, что ты еще в запрошлом лете Мне здесь же как-то нагрубил: Я этого, приятель, не забыл!» — «Помилуй, мне еще и отроду нет году», — Ягненок говорит. «Так это был твой брат». — «Нет братьев у меня». — «Taк это кум иль сват И, словом, кто-нибудь из вашего же роду. Вы сами, ваши псы и ваши пастухи, Вы все мне зла хотите И, если можете, то мне всегда вредите, Но я с тобой за их разведаюсь грехи». — «Ах, я чем виноват?» — «Молчи! устал я слушать, Досуг мне разбирать вины твои, щенок! Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». — Сказал и в темный лес Ягненка поволок.

Басня Эзопа Муравей

Войти

Басни

Басня — стихотворное или прозаическое литературное произведение нравоучительного, сатирического характера. В конце басни содержится краткое нравоучительное заключение — так называемая мораль . Действующими лицами обычно выступают животные, растения, вещи. В басне высмеиваются пороки людей. Басня — один из древнейших литературных жанров.

Основателем жанра басни и первым баснописцем был Эзоп, который жил в пятом веке до нашей эры в Древней Греции. Сборник Эзопа содержит 426 басен, написанных прозой. Произведения его краткие, мораль довольно прямая и лаконичная. Традиции, начатые Эзопом, сохранились и дальше: персонажами басни выступают звери, растения, предметы; о главной проблеме говорится не прямо, а через иносказания. В басне всегда есть мораль – поучительный вывод.

Продолжателем его дела стал француз Жан Лафонтен, который переделал многие древнегреческие басни на новый лад и создал множество своих басен.

Самым известным русским баснописцем стал Иван Андреевич Крылов.

Посмотрим, как три этих автора рассказывают нам одну и ту же басню, которая известна русским детям под названием «Стрекоза и муравей»

«Жук и Муравей»

“Цикада и Муравей”

Басня Эзопа называется «Жук и Муравей» и звучит так:

В летнюю пору Муравей, ползая по полям, собирал зерна и колосья, накапливая себе корм на зиму. А Жук, увидев его, подивился его трудолюбию и тому, что он работает в ту пору, когда остальные твари, избавившись от трудов, живут беззаботно. Тот промолчал тогда. Когда же пришла зима и дожди размыли навоз, голодный Жук пришел к Муравью и попросил еды. А тот ему сказал: «О Жук! Если б ты тогда потрудился, когда я работал, — а ты смеялся надо мной, — не пришлось бы тебе теперь нуждаться в корме».”

Читайте также:  Басня Эзопа Гермес

У Лафонтена басня называется “Цикада и Муравей”,

Кузнечик, пропев
Все лето,
Оказался лишенным всего,
Когда подул северный ветер.
Нет ни единого кусочка,
Ни мушки, ни червячка.
Он пошел рассказать о своем голоде
К Муравью, своему соседу,
Прося его одолжить ему
Какое-нибудь зернышко, чтобы просуществовать
До нового сезона.
«Я вам заплачу, – сказал он,
До августа, (вот вам) слово насекомого,
(Верну вам) капитал с процентами».
Муравей в долг не давал:
Это был самый маленький его недостаток.
«Что вы делали в теплое время года?»
Спросил он заемщика.
– Ночь и день напролет
Я, с вашего разрешения, пел.
– Вы пели? Вот это да!
Ну, хорошо! Продолжайте (в том же духе), пляшите

От Эзопа к Лафонтену в стихи пробралось вместо обычного европейского кузнечика (по-французски “грийон”) другое, особенно характерное для Средиземноморья, певучее и громкоголосое насекомое – цикада (la cigale, “ля сигаль” по-французски). Задумав перевести, или, точнее, переложить на русский язык эту басню, Крылов столкнулся с некоторыми затруднениями.

Крылову пришлось назвать свое произведение “Стрекоза и Муравей”, такое название вполне подходило для басни потому как слово “Стрекоза” в разговорном русском языке восемнадцатого и девятнадцатого веков означало многих насекомых, в том числе и кузнечика, и цикаду, и стрекозу.

Лафонтен был француз. Он говорил и думал по-французски. Для него “муравей” был “ля фурми”; слово это во Франции женского рода.
К женскому роду относится и слово “ля сигаль”, означающее южную певунью цикаду. Муравья французы считают образцом трудолюбия и домовитости. Поэтому у Лафонтена очень легко и изящно сложился образ двух болтающих у порога муравьиного жилища женщин-кумушек: хозяйственная “муравея” отчитывает легкомысленную певунью цикаду.

Чтобы точнее передать всё это на русском языке, Крылову было бы необходимо прежде всего сделать “муравья” “муравьицей”, а такого слова у нас нет. Пришлось оставить его муравьем, и в новой басне изменилось основное: одним из беседующих оказался “крепкий мужичок”, а никак не “кумушка”. Но это было еще не все.

Слово “цикада” теперь существует в нашем литературном языке, но оно проникло в него только в XIX веке, когда Россия крепко встала на берегах Черного моря, в Крыму и на Кавказе. До того наш народ с этим своеобразным насекомым почти не сталкивался и названия для него не подобрал. Народной речи слово “цикада” неизвестно, а ведь И. А. Крылов был великим мастером именно чисто народных, понятных и доступных каждому тогдашнему простолюдину, стихотворных произведений. Сделать второй собеседницей какую-то никому не понятную иностранку “цикаду” он, разумеется, не мог.

Тогда вместо перевода Крылов написал совсем другую, уже собственную, свою басню. В ней все не похоже на Лафонтена: Разговор происходит не между двумя кумушками, а между соседом и соседкой, между “скопидомом” муравьем и беззаботной “попрыгуньей” стрекозой.

Понятно, почему Крылов заставил беседовать с муравьем именно стрекозу: он вовсе не желал, чтобы разговаривали двое “мужчин” – “муравей” и “кузнечик”. В результате же в басне появился странный гибрид из двух различных насекомых. Зовется это существо “стрекозой”, а “прыгает” и “поет” оно явно как кузнечик. Стрекозы – насекомые летающие, да к тому же совершенно безголосые. Ясно, что, написав “стрекоза”, Крылов думал о дальнем родиче южной цикады, о нашем кузнечике.

Тогда вместо перевода Крылов написал совсем другую, уже собственную, басню. И в ней все не похоже на Лафонтена. Разговор происходит не между двумя кумушками, а между соседом и соседкой, между “скопидомом” муравьем и беззаботной “попрыгуньей” стрекозой.

Стрекоза и муравей

Стрекоза и муравей

Попрыгунья Стрекоза
Лето красное пропела;
Оглянуться не успела,
Как зима катит в глаза.
Помертвело чисто поле;
Нет уж дней тех светлых боле,
Как под каждым ей листком
Был готов и стол, и дом.
Все прошло: с зимой холодной
Нужда, голод настает;
Стрекоза уж не поет:
И кому же в ум пойдет
На желудок петь голодный!
Злой тоской удручена,
К Муравью ползет она:
“Не оставь меня, кум милой!
Дай ты мне собраться с силой
И до вешних только дней
Прокорми и обогрей!” —
“Кумушка, мне странно это:
Да работала ль ты в лето?” —
Говорит ей Муравей.
“До того ль, голубчик, было?
В мягких муравах у нас
Песни, резвость всякий час,
Так, что голову вскружило”. —
“А, так ты. ” — “Я без души
Лето целое все пела”. —
“Ты все пела? это дело:
Так поди же, попляши!”

Русский язык. Литература

Рубрики

  • 10 класс (216)
  • 11 класс (339)
  • 5 класс (472)
    • Литература (190)
    • Русский язык (160)
  • 6 класс (275)
  • 7 класс (333)
  • 8 класс (436)
  • 9 класс (291)
  • Temet nosce (Познай самого себя!) (7)
  • ГИА (32)
  • Говорим грамотно (4)
  • ЕГЭ (117)
  • Индивидуальные траектории (2)
  • Концепция сайта (2)
  • Критерии оценок (2)
  • Метод.сундук (9)
  • Москва (5)
  • МХК (293)
  • Научные исследования (4)
  • Олимпиады (12)
  • Проект Geroiskazok.ru (1)
  • Проект https://bookbetter.ru (1)
  • Проект Тихона Войтенко (2)
  • Проект Фёдора Сопова (1)
  • Проекты. Рефераты. Дипломы (43)
  • Прочее (118)
    • Мы были, видели, чувствовали.. (8)
  • Разговор наедине 🙂 (родителям) (38)
  • РКИ (9)
  • Спецкурс (77)
  • Список для чтения (11)
  • Творческие работы (1)
  • Участники, победители, призёры (1)
  • Учебные программы (1)
  • Цитата дня (25)
    • Слова, которые меняют (7)
  • Читаю.. (54)
  • Страницы

    Март 2020

    ПнВтСрЧтПтСбВс
    « Фев
    1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031

    Top-5 за сегодня

    • Урок № 1. Функции русского языка Д.з.: 1. парагараф 1 выучить… (1)

    Top-5 за всё время

    • Управление, примыкание, согласование Тема по предмету РКИ Согласование… (342 658)
    • Форма слова и однокоренные слова Форма слова – это изменение… (109 800)
    • Рассказ о себе Игра здесь Ребята, на уроке… (95 800)
    • Урок 46. Характеристика предложения Итак, ещё раз о характеристике… (94 524)
    • Корни с чередованием Четыре группы корней с чередованием.… (54 326)

    Peклaмa

    Поиск

    Из истории одного образа

    Размещено 10.12.17 в рубрике 6 класс

    В 1808 году была опубликована басня Ивана Крылова “Стрекоза и муравей”.

    Прозаическая басня Эзопа “Кузнечик и муравей” выглядит так:

    В зимнюю пору муравей вытащил для просушки из потаенного места свои припасы, который накопил летом. Голодающий кузнечик умолял его дать ему пищу, чтобы выжить. Муравей спросил его: «А что ты делал этим летом?» Кузнечик ответил: «Пел, не отдыхая». Засмеялся муравей и, убирая припасы, сказал: «Зимой пляши, если летом пел».

    Лафонтен изменил этот сюжет. Эзоповский кузнечик мужского рода превратилася в лафонтеновскую цикаду женского рода. Поскольку слово “муравей” (la Fourmi) во французском языке тоже женского рода, то получился сюжет не о двух мужчинах, как у Эзопа, а о двух женщинах.

    Вот перевод басни Лафонтена “La Cigale et la Fourmi” / Цикада и Муравей от Н. Табатчиковой:

    Лето целое Цикада
    День-деньской была петь рада.
    Но уходит лето красно,
    А на зиму нет припасов.
    Голодать она не стала,
    К Муравьихе побежала,
    У соседки одолжить, если можно, есть и пить.
    «Лишь придет к нам лето снова,
    Все сполна вернуть готова, —
    Обещает ей Цикада. —
    Слово дам я, если надо».
    Муравьиха ж крайне редко
    В долг дает, беда вся в этом.
    «А что делали вы летом?» —
    Говорит она соседке.
    «День и ночь, не обессудьте,
    Песни пела всем, кто рядом».
    «Если так, я очень рада!
    Вот теперь и потанцуйте!»

    Как мы видим, Цикада не просто просит у Муравьихи еды, она просит еды в долг. Однако Муравьиха лишена ростовщических наклонностей и отказывает соседке, обрекая её на голодную смерть. То, что Лафонтен между строк предрекает цикаде смерть, понятно уже из того, что главной героиней выбрана именно цикада. В диалоге Платона “Федр” про цикад рассказано следующее предание: “Цикады когда-то были людьми, еще до рождения Муз. А когда родились Музы и появилось пение, некоторые из тогдашних людей пришли в такой восторг от этого удовольствия, что среди песен они забывали о пище и питье и в самозабвении умирали. От них после и пошла порода цикад: те получили такой дар от Муз, что, родившись, не нуждаются в пище, но сразу же, без пищи и питья, начинают петь, пока не умрут”.

  • Ссылка на основную публикацию