Басня Эзопа Охотник и Лев

15 стр. басен Эзопа (141-150 басня)

141. Лев и лягушка

Лев услышал кваканье лягушки и обернулся на голос, подумав, что это какой-то большой зверь. Но когда, подождав, он увидел, что это лягушка вылезла из пруда, то подошел и растоптал ее, промолвив:
«Не слуха надо пугаться, а вида».

Против человека болтливого, который только языком и умеет работать.

142. Лев и лисица

Лев состарился, не мог уже добывать себе еду силой и решил это делать хитростью: он забрался в пещеру и залег там, притворяясь больным; звери стали приходить его проведать, а он хватал их и пожирал. Много зверей уже погибло; наконец, лисица догадалась о его хитрости, подошла и, встав поодаль от пещеры, спросила, как он поживает.
«Плохо!» — ответил лев и спросил, почему же она не входит? А лисица в ответ:
«И вошла бы, кабы не видела, что в пещеру следов ведет много, а из пещеры — ни одного».

Так разумные люди по приметам догадываются об опасности и умеют ее избежать.

143. Лев и бык

Лев задумал злое против огромного быка и хотел залучить его хитростью. Поэтому он сказал быку, что принес в жертву овцу и зовет его на угощенье, а сам решил расправиться с гостем, как только тот уляжется за стол. Пришел бык и увидел: котлов много, вертелы огромные, а овцы нет; не сказал он ни слова и пошел прочь. Стал его лев упрекать и спрашивать, почему это он молчит и уходит, хоть никто ему худого не делает. Ответил бык:
«Есть у меня на то причина: вижу я, что не овцу тут в жертву замышляют, а быка».

Басня показывает, что от разумных людей хитрости злодеев не укроются.

144. Лев и крестьянин

Лев забрел к крестьянину на скотный двор; а тот захотел его поймать и запер за ним ворота. Не в силах выйти, лев сперва растерзал овец, потом набросился на волов; испугался крестьянин, что и на него лев нападет, и открыл ему ворота. Удалился лев; а жена крестьянина, глядя, как муж ее убивается, сказала:
«Поделом тебе: зачем нужно было запирать со скотиною такого зверя, перед которым даже издали дрожишь?»

Так и те, кто раздражает сильнейших, сами от этого страдают.

145. Лев и дельфин

Лев, гуляя по берегу моря, увидел в волнах дельфина и предложил ему заключить союз: кому, как не им, больше всего пристало быть друзьями и товарищами — царю морских животных и царю земных? И дельфин охотно согласился. Немного спустя случилось льву биться с диким быком, и кликнул он дельфина на помощь. Хотел дельфин выйти из моря, но не мог, а лев его стал винить в измене. Ответил дельфин:
«Не меня брани, а природу, которая сотворила меня морским животным и не позволяет мне выйти на сушу».

Так и мы, уговариваясь о дружбе, должны выбирать себе таких союзников, которые в опасности могут нам помогать.

146. Лев, испуганный мышью

У спящего льва по морде пробежала мышь. Вскочил лев и стал бросаться во все стороны, разыскивая, кто посмел к нему подойти. Увидела это лиса и начала его стыдить: он, лев, и вдруг испугался мыши!
«Не мышь меня испугала, — ответил лев, — а наглость ее меня разгневала!»

Басня показывает, что разумные люди и мелочами не пренебрегают.

147. Лев и медведь

Лев и медведь затравили молодого оленя и стали за него драться. Бились они жестоко, пока не потемнело у них в глазах и не упали они наземь полумертвые. Проходила мимо лисица и увидела, что лев и медведь лежат рядом, а между ними — олень; подхватила оленя и пошла прочь. А те, не в силах подняться, промолвили:
«Несчастные мы! выходит, это для лисицы мы трудились!»

Басня показывает, что не зря горюют люди, когда видят, что плоды их трудов достаются первому встречному.

148. Лев и заяц

Лев нашел спящего зайца и уже хотел его сожрать, как вдруг завидел, что бежит мимо олень. Лев бросил зайца и погнался за оленем, а заяц от шума проснулся и убежал. Долго гнался лев за оленем, но поймать его не смог и вернулся к зайцу; а увидев, что и того уже нет, сказал:
«Поделом мне: добычу, что была уже в руках, я выпустил, а за пустою надеждою погнался».

Так иные люди, недовольные умеренным доходом, не замечают, как теряют и то, чем владеют.

149. Лев, осел и лисица

Лев, осел и лисица решили жить вместе и отправились на охоту. Они наловили много добычи, и лев велел ослу ее поделить.
Осел поделил добычу на три равные доли и предложил льву выбирать; рассердился лев, сожрал осла, а делить приказал лисе.
Лисица собрала всю добычу в одну кучу, а себе оставила лишь маленькую частичку и предложила льву сделать выбор.
Спросил ее лев, кто научил ее так хорошо делать, а лисица ответила:
«Погибший осел!»

Басня показывает, что несчастья ближних становятся для людей наукою.

150. Лев и мышь

У спящего льва по телу пробежала мышь. Лев проснулся, схватил ее и готов был сожрать; но она умоляла отпустить ее, уверяя, что еще отплатит добром за свое спасение, и лев, расхохотавшись, отпустил ее.
Но случилось так, что немного спустя мышь и в самом деле отблагодарила льва, спасши ему жизнь.
Попался лев к охотникам, и они привязали его веревкой к дереву; а мышь, заслышав его стоны, тотчас прибежала, перегрызла канат и освободила его, сказав так:
«Тогда ты надо мною смеялся, словно не верил, что я смогу отплатить тебе за услугу; а теперь будешь знать, что мышь умеет быть благодарной».

Басня показывает, что порой при переменах судьбы даже самые сильные нуждаются в самых слабых.

Басня Эзопа Охотник и Лев

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 258 078
  • КНИГИ 592 369
  • СЕРИИ 22 123
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 552 705

Об авторе этой книги

Эзоп — баснописец древних времен. Он жил в Греции, приблизительно в седьмом веке до нашей эры. Он был раб, но рассказы его были так хороши, что хозяин даровал ему свободу. Даже цари, по преданию, приглашали его ко двору, чтобы послушать знаменитые басни.

В баснях действуют, в основном, животные. Но они, сохраняя каждый свой характер (Лиса — хитра, Козел — глуп и прочее), наделены человеческими чертами и человеческим разумом. Часто они попадают в трудные положения и порой находят из них оригинальный выход. Многие фразы Эзопа стали пословицами в разных языках. Басни его содержат как бы назидание, некий свод законов человеческого поведения в разных обстоятельствах.

Истории, рассказанные в древности Эзопом, разошлись по всему миру, их знают и любят люди всех стран.

Заяц и Черепаха

Заяц все дразнил Черепаху, что так медленно она ходит. Вот Черепаха и говорит:

— Давай бежать взапуски».

Заяц, конечно, согласился.

Вот припустил Заяц и сразу оставил Черепаху далеко позади. Но скоро он устал, начал останавливаться, лакомиться по пути сочными листиками. А полуденное солнце припекало с неба, и сделалось Зайцу жарко. Он оглянулся, увидал, что Черепаха плетется где-то далеко-далеко, прилег в тенечке и решил вздремнуть. Черепаху, думает, я всегда обогнать успею. А Черепаха шла себе, шла, видит: Заяц лежит и спит, прошла мимо, а потом вперед.

Проснулся Заяц и видит: а Черепаха-то его обогнала. Припустил он что было мочи, бежал, бежал, да не успел. Так Черепаха первая пришла к цели.

Не надо хвастаться и чересчур надеяться на свои силы!

Черепаха обогнала Зайца.

Лиса и виноград

Голодная Лиса как-то увидела: висят на лозах грозди винограда. И стала она прыгать, чтобы виноград достать.

Прыгает, прыгает, а достать виноград не может.

Досадно стало Лисе. Идет она прочь и говорит сама себе:

— Я-то думала — он спелый, а он зеленый совсем.

Завистник то хулит, до чего не может дотянуться.

А достать виноград не может.

Волк в овечьей шкуре

Решил Волк пробраться незаметно в овечье стадо, чтобы удобней ему было убивать и сжирать овец. Вот нашел он овечью шкуру, взял, надел на себя и незаметно пристроился к овцам.

А хозяин запер своих овец в овчарне, а потом видит — ужинать ему нечем. Вернулся он в овчарню, схватил первую же овцу и зарезал. А это как раз Волк и оказался.

Не рой другому яму, сам в нее попадешь.

Он закутался в овечью шкуру.

Мальчик который кричал: «‘Волк!»

Мальчишка-пастух пас своих овец недалеко от деревни. Вот раз решил он пошутить и закричал:

Люди услыхали, испугались, что волк овец задерет, и прибежали. А Мальчик и рад, что так ловко всех провел, и давай громко хохотать. Понравилось это ему. И он еще так пошутил, потом еще, еще, и всякий раз люди прибегали и видели, что волка нет никакого.

И вот наконец и вправду прибежал к стаду волк. Мальчик стал кричать:

Он кричал долго, кричал во все горло. Да уж люди привыкли, что всегда он их обманывает, и не поверили ему. И волк преспокойно перегрыз всех овец, одну за другой.

Не ври, не то тебе не поверят, даже когда ты будешь говорить правду.

Он кричал: «Волк! Волк!»

Кузнечик и Муравьи

Однажды в ясный зимний день сушили Муравьи зерно, оно у них промокло под осенними долгими дождями.

Вот приходит к ним Кузнечик и говорит:

— Дайте мне несколько зернышек. Я, — говорит, — просто с голоду погибаю.

Муравьи на минутку оторвались от работы, хотя вообще такое у них не принято.

— А можно тебя спросить, — говорят, — чем ты летом занимался? Почему запасов не сделал на зиму?

— Ах, — Кузнечик отвечает. — Летом у меня времени совсем не было. Я все занят был, все пел.

— Ну, раз летом ты все пел, — отвечают Муравьи, — значит, теперь займись зимними плясками.

Засмеялись они и опять принялись за работу.

Делу время — потехе час.

Муравьи на минутку перестали работать.

Когда Лиса в первый раз увидала Льва, она до того перепугалась, что чуть не умерла со страху.

Во второй раз она тоже испугалась, но уже сумела скрыть свой страх.

А уж в третий раз она совсем осмелела и заговорила со Львом так, будто они старые друзья.

Наглому все нипочем.

Чуть не умерла со страху.

Как-то раз два Горшка, один медный, другой глиняный, несло одной волной. Вот Медный Горшок и говорит:

— Ты держись ко мне поближе, уж я тебя защищу.

— Благодарю покорно, — отвечает Глиняный Горшок. — Когда ты далеко, я плыву себе спокойно, а если мы рядом будем, да нас одной волной столкнет, тут уж мне не поздоровится.

С сильным лучше быть начеку.

Пригласила Лиса Журавля к себе в гости и угощенье выставила — тарелку супа. Сама ест и облизывается, а Журавль долбит, долбит тарелку длинным клювом — да только зря он старался.

Очень Лисе было весело. Однако Журавль в долгу не остался. Тоже пригласил Лису и угощенье выставил: кувшин с узким длинным горлышком, а в нем вкусный компот. Сам туда длинный клюв запускает, ест и облизывается, а Лиса только смотрит и завидует. Так и ушла домой голодная.

Как ты себя ведешь с другими, так и с тобой другие себя поведут.

Журавль зря старался.

Леопард и три Быка

Леопард выслеживал трех Быков. Он хотел их схватить и съесть. Одного Быка он бы очень легко одолел, но эти три Быка никак не хотели расставаться. Куда один пойдет, туда и два других за ним следом. Что тут будешь делать? И стал Леопард распускать про Быков злые сплетни и гнусные слухи, очень старался, и наконец удалось ему Быков перессорить.

Читайте также:  Басня Эзопа Осел, Петух и Лев

Как только увидел Леопард, что Быки поссорились и ходят теперь поврозь, так сразу он каждого схватил и без труда одолел.

Лучше друзьям держаться вместе — их распри только на руку врагам.

Леопард выслеживал Быков.

Однажды Волк пил воду из ручья и вдруг видит: недалеко от него, ниже по ручью, стоит Ягненок. И захотелось Волку его съесть. Но сперва надо было к чему-нибудь придраться.

— Как ты смеешь мне воду мутить? — спрашивает Волк.

— Как же я могу тебе ее мутить, если она течет от тебя ко мне, а не наоборот? — Ягненок отвечает.

АФОРИЗМЫ ЦИТАТЫ ВЫСКАЗЫВАНИЯ ИЗРЕЧЕНИЯ

Навигация по сайту

Новое на сайте

Объявления

Реклама

Басни Эзопа:
Зима и весна.
Зимородок.
Змея и краб.
Змея, ласка и мыши.
Кабан и лисица.
Кабан, конь и охотник.
Кифаред.
Коварный.
Комар и бык.
Комар и лев.

Зима и весна
Зима насмехалась над весною и попрекала ее: только она появится, как никто не знает покоя, одни идут в луга и рощи, где любо им рвать цветы, любоваться лилиями и розами и вплетать их себе в кудри; другие садятся на корабли и плывут за море, посмотреть, кто там живет; и никто уже не думает ни о ветрах, ни о ливнях. ” А я, – говорила зима, – правлю как самовластный царь и вождь: я заставляю людей смотреть не в небо, а под ноги, в землю, заставляю их дрожать и трепетать, и они стараются по целым дням не выходить из домов”. – “Вот потому люди и рады всегда проститься с тобой, – отвечала весна, – а мое им даже имя кажется прекрасным, клянусь Зевсом, прекраснее даже всех имен. И когда меня нет, они меня помнят, а когда я прихожу, они мне рады”.

Зимородок
Зимородок – это птичка, которая любит уединение и всегда живет в море; и чтобы укрыться от птицеловов, она, говорят, вьет себе гнездо в прибрежных скалах. И вот, когда пришла ей пора нести яйца, она залетела на какой-то мыс, высмотрела себе над морем утес и свила там гнездо. Но однажды, когда она вылетела на добычу, море от сильного ветра разбушевалось, доплеснуло до самого гнезда, залило его, и все птенцы потонули. Вернулась птичка, увидела, что случилось, и воскликнула: “Бедная я, бедная! Боялась я опасности на суше, искала прибежища у моря, а оно оказалось еще того коварнее”.
Так и некоторые люди, опасаясь врагов, неожиданно страдают от друзей, которые много опаснее.

Змея и краб
Змея и краб жили вместе. Но краб относился к змее бесхитростно и дружелюбно, а змея всегда была злонравна и коварна. Краб не раз просил ее не таить против него зла и быть с ним такою, каков он с ней; но она не слушалась. Рассердился краб, подстерег ее во время сна, ухватил за глотку и задушил. И, глядя, как она вытянулась, он молвил: “Эх, любезная, не теперь, после смерти, быть бы тебе такой прямой, а тогда, когда я тебя об этом просил, а ты все не слушалась!”
Басню можно применить к людям, которые при жизни обращались с друзьями дурно, а после смерти хвалятся благодеяниями.

Змея, ласка и мыши
В одном доме бились друг с другом змея и ласка. А мыши этого дома, которых и ласка и змея истребляли, выбежали посмотреть на их битву. Но, завидев это, ласка и змея перестали биться и набросились на них.
Так и в государствах те граждане, которые вмешиваются в распри демагогов, сами того не желая, становятся их жертвами.

Кабан и лисица
Кабан стоял под деревом и точил клыки. Лисица спросила, зачем это: ни охотников не видно, ни другой какой беды, а он клыки точит. Ответил кабан: “Не зря точу: когда настанет беда, не придется мне тратить на это времени, и будут они у меня уже наготове”.
Басня учит, что к опасностям надо готовиться загодя.

Кабан, конь и охотник
Кабан и конь паслись на одном пастбище. Кабан всякий раз портил коню траву и мутил воду; и конь, чтобы отомстить, обратился за помощью к охотнику. Охотник сказал, что может помочь ему, только если конь наденет уздечку и возьмет его седоком на спину. Конь на все согласился. И, вскочив на него, охотник кабана победил, а коня пригнал к себе и привязал к кормушке.
Так многие, в неразумном гневе желая отомстить врагам, сами попадают под чужую власть.

Кифаред
Один бездарный кифаред пел свои песни с утра до вечера в доме с оштукатуренными стенами; голос отражался от стен и казался ему необычайно благозвучным. Это придало ему духу, и он решился выступить в театре. Но когда он вышел на сцену и невыносимым голосом завел свою песню, его забросали камнями и выгнали.
Так и некоторые риторы: пока они в школе, то кажутся талантливыми, но едва возьмутся за государственные дела, как оказываются ничтожными.

Коварный
Некий коварный человек побился с кем-то об заклад, что покажет, как лживы предсказания дельфийского оракула. Он взял в руки воробья, прикрыл его плащом, вошел в храм и, став против оракула, спросил, что он держит в руке – живое или неживое? Если ответ будет: “Неживое” – он хотел показать живого воробья; если: “Живое” – задушить его и показать мертвого. Но бог понял его злой умысел и сказал: “Полно, голубчик! ведь от тебя самого зависит, живое оно или неживое”.
Басня показывает, что божество обмануть невозможно.

Комар и бык
Комар уселся на рог быка и долго там сидел, потом, собираясь взлететь, спросил быка: может быть, не улетать ему? Но бык в ответ: “Нет, любезный: и как ты прилетел, я не заметил, и как ты улетишь, не замечу”.
Басню можно применить к человеку ничтожному, от которого, есть ли он, нет ли, не может быть ни вреда, ни пользы.

Комар и лев
Комар подлетел ко льву и крикнул: “Не боюсь я тебя: ты не сильней, чем я! Подумай, в чем твоя сила? В том, что ты царапаешься когтями и кусаешься зубами? Так это делает любая баба, когда дерется с мужем. Нет, намного я тебя сильнее! Если хочешь – сойдемся в бою!” Затрубил комар, набросился на льва и впился ему в морду возле ноздрей, где волосы не растут. А лев стал раздирать морду собственными когтями, покуда не изошел яростью. Победил комар льва и взлетел, трубя и распевая победную песню. Но тут вдруг попался он в сети пауку и погиб, горько сетуя, что воевал с врагом, сильней которого нет, а гибнет от ничтожной твари – паука.
Басня обращена против того, кто побеждал великих, а побежден ничтожным.

kornev

культурогония и культургия

1. ТОЛСТОЙ И ЭЗОП

Басни Эзопа в переводах Толстого. Приокское издательство. Тула, 1974 г.

Это первая книга, о которой у меня сохранились отчетливые воспоминания. Начиная с 3-х лет я засиживался над нею, разглядывая картинки, иногда подрисовывая кое-что от себя. Лев Толстой занялся переводами Эзопа в рамках своего образовательного проекта в Ясной Поляне. Переводы «тестировались» на крестьянских детях, дорабатывались с учетом их реакции, а результат был опубликован в составе «Азбуки» Толстого. Прекрасные и многочисленные иллюстрации к изданию 1974 года сделал Михаил Скобелев в стиле, который на меня тогда почему-то произвел особенное впечатление. Как можно понять, художник пытался визуально отобразить исходный замысел Толстого: перенести мудрость Древней Греции на почву крестьянской Руси образца XIX века. Персонажи и жанровые картинки дореволюционной русской деревни были немножко «сдвинуты» в сторону античной изобразительной эстетики (пусть меня поправят профессионалы).

Труд обоих (и Толстого, и художника) не пропал даром: думаю, что именно благодаря этой книге в последующем у меня проснулся «спонтанный» интерес к древней Элладе, к античной цивилизации, причем она интуитивно воспринималась как «свое, родное, сермяжное». Что не вполне обычно для интеллигента во II поколении, с родителями «от сохи», не проявлявшими ни малейшего интереса к этой теме. Вот так и рождаются легенды о «переселении душ» и т.п. А на самом деле постарались дедушка Толстой и художник-иллюстратор. И я могу гордо заявить, что у истоков моего самосознания стояли не Три Поросенка, а древний Эзоп и Лев Николаевич Толстой. Ну и родители, конечно, молодцы: дали трехлетнему ребенку, среди вороха «книжек с картинками», еще и окошко в Древнюю Элладу, прорубленное великим русским классиком.

Многие презирают басню как жанр, из-за присущей басне примитивной дидактики и педагогичности. Типичные басенные темы: «без труда не выловишь и рыбку из пруда», «с плохими людьми не водись» и прочие советы для младшего школьного возраста. Причем нередко эти советы, исполненные абстрактного «добротолюбия», страдают общим недостатком школьной дидактики: они не только не применимы к реальной жизни, но и противоречат взрослому опыту. Например, мальчиков учат: «Нужно заступаться за слабых!» А если этот слабый – мерзавец? А если он сам привык издеваться над еще более слабыми и беззащитными? Впрочем, взрослый взгляд на эту тему находится вообще в иной плоскости: «Двое дерутся – третий не лезь» (если только речь не идет о защите «своих»).

Указанные недостатки в наибольшей степени характерны для басни Нового времени. Но у Эзопа басня выступает хранителем вполне взрослого опыта, иногда – на грани макиавеллизма. Кое-что из этого проникло и в версию Толстого.

Конь и кобыла
Кобыла ходила день и ночь в поле, не пахала, а конь кормился ночью, а днём пахал. Кобыла и говорит коню:
– Зачем ты пашешь? Я бы на твоём месте не пошла. Он бы меня плетью, а я бы его ногою.
На другой день конь так и сделал. Мужик видит, что конь стал упрям, запрёг в соху кобылу.

Вот бы вдуматься в эту басню той части российской интеллигенции, которая до революции «боролась с ужасным царизмом» и подстрекала крестьян и рабочих «сбросить путы». А вот еще одна мудрая политическая басня:

Хорек
Хорек зашел к меднику и стал лизать подпилок. Из языка пошла кровь, а хорек радовался, лизал, – думал, что из железа кровь идет, и погубил весь язык.

Здесь описано характерное поведение той части нынешней российской элиты, которая гробит собственную страну, думая, что тем самым «зарабатывает очки» и обеспечивает будущее своих детей. А вот и «совсем взрослая» басня, далекая от школьного морализаторства:

Лев, осёл и лисица.
Лев, осёл и лисица вышли на добычу. Наловили они много зверей, и лев велел ослу делить. Осёл разделил поровну на три части и говорит:
– Ну, теперь берите!
Лев рассердился, съел осла и велел лисице переделить. Лисица всё собрала в одну кучу, а себе чуточку оставила. Лев посмотрел и говорит:
– Ну, умница! Кто ж тебя научил так хорошо делить?
Она и говорит:
– А с ослом-то что было?

Согласитесь, что ребенок, усвоивший подобный взгляд на мир, вполне готов к жизни в России.

Интересно, что Толстой включил в свой сборник далеко не все басни Эзопа (около 70 из примерно 290), что в более старшем возрасте стало для меня темой собственного «расследования». Три четверти басен, причем не самых худших, он по какой-то причине проигнорировал, – то ли руки не дошли, то ли счел, что они для русских крестьянских детей не вполне подходят. А возможно, так и было задумано: если у ребенка из-за этих басен проснется интерес к древнегреческому Эзопу, то надо же оставить ему что-то на «десерт», для самостоятельного изучения. То есть, толстовские переводы Эзопа – это не замкнутое произведение, а вполне сознательно выстроенный мост к оригинальному Эзопу и ко всей эллинской культуре.

Читайте также:  Басня Эзопа Орел и Жук

Сравнение толстовского Эзопа (см. полный текст Толстого) с переводами Гаспарова и других переводчиков (см. полного Эзопа), стремившихся к сохранению аутентичности текста, – тема для серьезной литературоведческой диссертации. И самое интересное здесь – анализ избирательности списка басен, представленных Толстым. Даже если эта избирательность рождена недостатком времени, а не умыслом, то все равно возникает вопрос: почему за одни басни он ухватился сразу, а другие оставил «на потом». Среди оставленных басен Эзопа есть настоящие шедевры, причем лаконичные и не требующие чрезмерных переводческих усилий. Вот пример:

Львица и Лиса (в переводе М. Гаспарова)
Лиса попрекала львицу за то, что та рожает только одного детеныша. Львица ответила: “Одного, но льва!”
Басня показывает, что ценно не количество, а достоинство.

Почему Толстой отбросил эту басню? Может, боялся, что дети поймут ее слишком буквально, и это приведет к спаду крестьянской рождаемости? Сам-то он, как известно, и в теории, и на практике был сторонником многодетности. Беглый обзор других отброшенных басен показывает, что великий русский писатель счел преждевременным доносить до детей «чрезмерную» правду жизни Эзопа и «чрезмерный» Макиавеллизм Эзопа. Ниже я приведу в аутентичных переводах некоторые басни Эзопа, не прошедшие цензуру Толстого.

Начнем с уже упоминавшейся темы «Двое дерутся – третий не лезь!» Эзоп посвятил ей целых три басни и разобрал ее во всех возможных нюансах. «Третий» представлен у него и как тот, у кого просят помощи, и как зритель, и как посредник-примиритель. Ни одна из этих басен не прошла через фильтр Толстого.

Зайцы и Лисицы (в переводе М. Гаспарова)
У зайцев была война с орлами, и они попросили помощи у лисиц. Но те ответили: “Мы бы помогли вам, кабы не знали, кто вы такие и кто такие ваши враги”.
Басня показывает: кто заводит вражду с сильнейшими, те сами себя не берегут.

Змея, Ласка и Мыши (в переводе М. Гаспарова)
В одном доме бились друг с другом змея и ласка. А мыши этого дома, которых и ласка и змея истребляли, выбежали посмотреть на их битву. Но, завидев это, ласка и змея перестали биться и набросились на них.
Так и в государствах те граждане, которые вмешиваются в распри демагогов, сами того не желая, становятся их жертвами.

Дельфины и Пескарь (в переводе М. Гаспарова)
Дельфины и акулы вели меж собой войну, и вражда их была чем дальше, тем сильнее; как вдруг вынырнул к ним пескарь (это такая маленькая рыбешка) и стал пытаться их помирить. Но в ответ на это один дельфин сказал: “Нет, лучше мы, воюя, погибнем друг от друга, чем примем такого примирителя, как ты”.
Так иные люди, ничего не стоящие, набивают себе цену в смутные времена.

Вот еще одна важная тема, почему-то отвергнутая Толстым:

Птицелов и Куропатка (в переводе М. Гаспарова)
К птицелову в поздний час пришел гость. Угостить его было нечем, и хозяин бросился к своей ручной куропатке, чтобы ее зарезать. Куропатка стала попрекать его неблагодарностью: ведь немало она ему помогала, когда заманивала и выдавала ему других куропаток, а он ее хочет убить! Ответил птицелов: “Тем охотней я тебя зарежу, коли ты и родичей своих не жалела!”
Басня показывает: кто предает своих соплеменников, того ненавидят не только те, кого он предает, но и те, кому он их предает.

На мой взгляд, это вообще самая мудрая басня Эзопа, и русским детишкам ее следовало бы втолковывать с раннего детства. Я бы даже сделал обязательным школьное сочинение на тему этой басни, и чтобы ребенок сам подыскивал примеры из мировой истории. Для детей, не собирающихся на истфак и не питающих интереса к исторической науке, я бы ограничил школьный курс истории исключительно примерами, подтверждающими истинность этой басни. А следующие две басни – развитие этой темы уже для взрослых.

Дикие козы и пастух (в переводе М. Гаспарова)
Пастух выгнал своих коз на пастбище. Увидав, что они пасутся там вместе с дикими, он вечером всех загнал в свою пещеру. На другой день разыгралась непогода, он не мог вывести их, как обычно, на луг, и ухаживал за ними в пещере; и при этом своим козам он давал корму самую малость, не умерли бы только с голоду, зато чужим наваливал целые кучи, чтобы и их к себе приручить.
Но когда непогода улеглась и он опять погнал их на пастбище, дикие козы бросились в горы и убежали. Пастух начал их корить за неблагодарность: ухаживал-де он за ними как нельзя лучше, а они его покидают. Обернулись козы и сказали: “Потому-то мы тебя так и остерегаемся: мы только вчера к тебе пришли, а ты за нами ухаживал лучше, чем за старыми своими козами; стало быть, если к тебе придут еще другие, то новым ты отдашь предпочтенье перед нами”.
Басня показывает, что не должно вступать в дружбу с теми, кто нас, новых друзей, предпочитает старым: когда мы сами станем старыми друзьями, он опять заведет новых и предпочтет их нам.

Согласитесь, что будущих представителей российской верхушки эту басню нужно заставлять учить наизусть. Поощрение свежезавоеванных народов за счет коренного русского – мода, родившаяся в России задолго до большевиков. А вот, в продолжение этой темы, специальная басня для «силовиков» и охранителей:

Крестьянин и Собаки (в переводе М. Гаспарова)
Крестьянина на пастбище застигла непогода, и он не мог выйти из хижины, чтобы достать пропитание. Тогда он съел сначала своих овец. Буря не унималась; тогда он поел и коз. Но непогоде конца не было видно, и тогда, в третью очередь, взялся он за пахотных волов. Тут собаки, глядя, что он делает, сказали друг другу: “Пора нам отсюда бежать: коли хозяин не пожалел и волов, что с ним работают, то нас и подавно не пощадят”.
Басня показывает, что остерегаться более всего надо тех, кто даже своих близких не колеблется обидеть.

Морализаторская ремарка в конце ошибочна: басня имеет не бытовой, а откровенно политический подтекст, причем «пахотные волы» явно символизируют «трудовой народ» и всех тех, от кого зависит экономическое благосостояние страны, а «собаки» – силовиков-охранителей. А следующая басня, отвергнутая Толстым, обращена к самому высшему кругу элиты, когда внешние силы пытаются сделать его соучастником разрушения страны.

Басня Лев и Бык (в переводе Гаспарова М.)
Лев задумал злое против огромного быка и хотел заполучить его хитростью. Поэтому он сказал быку, что принес в жертву овцу и зовет его на угощенье, а сам решил расправиться с гостем, как только тот уляжется за стол. Пришел бык и увидел: котлов много, вертелы огромные, а овцы нет; не сказал он ни слова и пошел прочь. Стал его лев упрекать и спрашивать, почему это он молчит и уходит, хоть никто ему худого не делает. Ответил бык: “Есть у меня на то причина: вижу я, что не овцу тут в жертву замышляют, а быка”.
Басня показывает, что от разумных людей хитрости злодеев не укроются.

Жаль, что эту басню в свое время не втолковали русским элитариям, подготовившим Февральскую Революцию.

Вот еще одна политическая басня Эзопа, отвергнутая Толстым:

Бедняк (в переводе В.А. Алексеева)
У бедняка была деревянная статуя бога.
– Сделай меня богатым, — молился он ей, но молитвы его оставались напрасны, и он сделался еще беднее. Зло взяло его. Схватил он божка за ногу и ударил об стенку головой. Вдребезги разлетелась она, и из нее высыпалась горсть червонцев. Собрал их счастливец и говорит:
– Низок же и глуп ты, по моему мнению: почитал я тебя, ты не помог мне, хлопнул об угол – послал великое счастье.
Кто обращается с негодяем ласково – останется в убытке, кто поступает с ним грубо – в барыше.

Вывод прекрасен, но снова, как мне кажется, суживает смысл басни. «Бедняк» – это еще и народ, «идол» – это еще и правящая верхушка. Басня говорит о том, что в некоторых случаях единственный путь к процветанию для народа – это грохнуть недостойную «элиту» головой об стенку. Причины, заставившие Толстого отвергнуть эту басню, не требуют объяснения. Впрочем, элита, способная выдвигать Львов Толстых, такого обращения действительно не заслуживала. Чего не скажешь о нынешних «хозяевах жизни»…

Басни (16 стр.)

О том, что разумные люди учатся на несчастьях ближних.

242. Гиена и лисица

Говорят, что гиены каждый год меняют свой пол и становятся то самцами, то самками. И вот однажды гиена, встретив лисицу, стала ее корить: она, гиена, хочет стать ей подругой, а лисица ее отвергает. Но та ответила: «Не меня кори, а свою породу — из-за нее не могу я знать даже, будешь ли ты мне подругой или другом.»

Против человека двуличного.

243. Гиены

Говорят, что гиены каждый год меняют свой пол и становятся то самцами, то самками. И вот однажды гиена-самец полезла к самке недолжным образом. Но та ответила: «Делай что хочешь, любезный, но скоро я с тобой буду делать что захочу».

Так выборному чиновнику может сказать его преемник, если тот его обидит.

244. Попугай и ласка

Купил человек попугая и пустил его жить в своем доме. Попугай, привычный к домашней жизни, взлетел на очаг, примостился там и стал верещать своим звучным голосом. Увидела его ласка и спросила, кто он такой и откуда явился. Ответил попугай: «Меня только что купил хозяин». Сказала ласка: «Наглая тварь! тебя только что купили, и ты так кричишь! А мне, хоть я и родилась в этом доме, хозяева и пикнуть не позволяют, и стоит мне подать голос, как они начинают сердиться и гонят меня прочь». Попугай на это отвечал: «Ступай себе, хозяюшка: мой-то ведь голос совсем не так противен хозяевам, как твой».

Басня относится к человеку сварливому, который всегда бросается на других с обвинениями.

Басни из рукописей старшей редакции

245. Диоген в дороге

Киник Диоген шел по дороге и очутился на берегу реки в половодье. Он остановился, не зная, как переправиться. Но тут один из перевозчиков увидел его замешательство, подплыл и переправил его. Диоген, пораженный таким доброжелательством, стоял и проклинал свою бедность, из-за которой он не мог отблагодарить благодетеля. Но пока он об этом размышлял, перевозчик заметил другого путника, который не мог перебраться через реку, бросился к нему и переправил этого тоже. Тогда Диоген подошел к перевозчику и сказал: «Нет, больше нет во мне благодарности за твою услугу: вижу, что ты так поступаешь не по разумному выбору, а по несчастной своей судьбе».

246. Диоген и плешивый

Кинического философа Диогена ругал один плешивый. Диоген сказал: «А я тебя ругать не буду, вовсе нет: я даже похвалю твои волосы, что они с дурной твоей головы повылезли».

247. Верблюд

Верблюду его хозяин приказал пуститься в пляс. Сказал верблюд: «Да уж больно я неуклюж даже когда хожу, не то что когда пляшу!»

Басня относится к человеку, ни к какому делу не пригодному.

248. Орешник

Рос орешник возле дороги, и прохожие с него каменьями сбивали орехи. Со стоном орешник молвил: «Несчастный я! что ни год, я сам себе ращу и боль и поношенье».

Читайте также:  Басня Эзопа Богачи и Плакальщицы

Басня о тех, кто страдает за свое же добро.

249. Львица и лиса

Лиса попрекала львицу за то, что та рожает только одного детеныша. Львица ответила: «Одного, но льва!»

Басня показывает, что ценно не количество, а достоинство.

250. Волк и ягненок

Волк гнался за ягненком. тот забежал в храм. Волк стал его звать обратно: ведь если его поймает жрец, то принесет в жертву богу. Ответил ягненок: «Лучше мне стать жертвой богу, чем погибнуть от тебя».

Басня показывает, что если нужно умереть, то лучше умереть с честью.

251. Осел и мул

Осел и мул вместе шли по дороге. Увидел осел, что поклажа у них у обоих одинаковая, и стал возмущенно жаловаться, что несет мул не больше, чем он, а корму получает вдвое. Прошли они немного, и заметил погонщик, что ослу уже невмочь; тогда он снял с него часть поклажи и переложил на мула. Прошли они еще немного, и заметил он, что осел еще больше выбивается из сил; опять стал он убавлять ослу груз, пока наконец не снял с него все и не переложил на мула. И тогда обернулся мул к ослу и говорит: «Ну как по-твоему, любезный, честно я зарабатываю свой двойной корм?»

Так и мы должны судить о делах каждого не по началу их, а по концу.

252. Птицелов и куропатка

К птицелову в поздний час пришел гость. Угостить его было нечем, и хозяин бросился к своей ручной куропатке, чтобы ее зарезать. Куропатка стала попрекать его неблагодарностью: ведь немало она ему помогала, когда заманивала и выдавала ему других куропаток, а он ее хочет убить! Ответил птицелов: «Тем охотней я тебя зарежу, коли ты и родичей своих не жалела!»

Басня показывает: кто предает своих соплеменников, того ненавидят не только те, кого он предает, но и те, кому он их предает.

253. Две сумы

Прометей, вылепив людей, повесил им каждому на плечи две сумы: одну с чужими пороками, другую — с собственными. Суму с собственными пороками он повесил за спину, а с чужими — спереди. Так и получилось, что чужие пороки людям сразу бросаются в глаза, а собственные они не замечают.

Эту басню можно применить к человеку любопытному, который в собственных делах ничего не смыслит, а о чужих печется.

254. Червяк и змея

Росла у дороги смоковница. Червяк увидел спящую змею и позавидовал, что она такая большая. Захотел он и сам стать таким же, лег рядом и стал растягиваться, пока вдруг от натуги не лопнул.

Так бывает с теми, кто хочет помериться с сильнейшими; они раньше лопнут, чем сумеют достигнуть до соперников.

255. Кабан, конь и охотник

Кабан и конь паслись на одном пастбище. Кабан всякий раз портил коню траву и мутил воду; и конь, чтобы отомстить, обратился за помощью к охотнику. Охотник сказал, что может помочь ему, только если конь наденет уздечку и возьмет его седоком на спину. Конь на все согласился. И, вскочив на него, охотник кабана победил, а коня пригнал к себе и привязал к кормушке.

Так многие, в неразумном гневе желая отомстить врагам, сами попадают под чужую власть.

256. Собака и повар

Собака зашла в поварню и, пока повару было не до нее, стащила сердце и бросилась бежать. Обернулся повар, увидал ее и крикнул: «Смотри, любезная, теперь не уйдешь! Не мое ты сердце стащила, но мне свое отдашь!»

Басня показывает, что часто ошибки людей бывают им наукой.

257. Зайцы и лисицы

У зайцев была война с орлами, и они попросили помощи у лисиц. Но те ответили: «Мы бы помогли вам, кабы не знали, кто вы такие и кто такие ваши враги».

Басня показывает: кто заводит вражду с сильнейшими, те сами себя не берегут.

258. Комар и лев

Комар подлетел ко льву и крикнул: «Не боюсь я тебя: ты не сильней, чем я! Подумай, в чем твоя сила? В том, что ты царапаешься когтями и кусаешься зубами? Так это делает любая баба, когда дерется с мужем. Нет, намного я тебя сильнее! Если хочешь — сойдемся в бою!» Затрубил комар, набросился на льва и впился ему в морду возле ноздрей, где волосы не растут. А лев стал раздирать морду собственными когтями, покуда не изошел яростью. Победил комар льва и взлетел, трубя и распевая победную песню. Но тут вдруг попался он в сети пауку и погиб, горько сетуя, что воевал с врагом, сильней которого нет, а гибнет от ничтожной твари — паука.

Басня обращена против того, кто побеждал великих, а побежден ничтожным.

259. Дровосеки и дуб

Дровосеки рубили дуб; сделав из него клинья, они раскалывали ими ствол. Промолвил дуб: «Не так кляну я топор, который меня рубит, как эти клинья, которые от меня же рождены!»

О том, что обида от близких людей тяжелее, чем от чужих.

260. Сосна и терновник

Сосна терновнику говорила надменно: «Нет от тебя никакой пользы, а из меня строят и дома, и крыши храмов». Отвечал терновник: «А ты вспомни, несчастная, как топоры и пилы тебя терзают, и тебе самой захочется из сосны стать терновником».

Лучше безопасная бедность, чем богатство с горестями и тревогами.

261. Человек и лев попутчики

Лев и человек шли вместе по дороге. Человек провозгласил: «Человек сильнее льва!» Ответил лев: «Лев сильнее!» Пошли они дальше, и указал человек на каменные плиты с резными фигурами, на которых изобразили львов, укрощаемых и попираемых людьми. «Вот, — сказал он, — видишь, каково приходится львам!» Но отвечал лев: «Кабы львы умели резать по камню, немало бы ты увидел на камне и людей, попираемых львами!»

Книга Басни онлайн – страница 7

Олень и лев

Олень, убегая от охотников, очутился около пещеры, в которой жил лев, и вбежал туда, чтобы спрятаться. Но схватил его лев, и, погибая, олень молвил: «Злополучный я! Убегал от людей, а попал зверю в когти!»

Так иные люди из страха перед малыми опасностями бросаются в большие беды.

Олень и виноград

Олень, убегая от охотников, спрятался в винограднике. Прошли охотники мимо, и олень, решив, что его уже не заметят, стал объедать виноградные листья. Но один из охотников обернулся, увидел его, метнул оставшийся дротик и ранил оленя. И, почувствовав смерть, олень со стоном сказал сам себе: «Поделом мне: виноград меня спас, а я его губил».

Эту басню можно применить к людям, которые обижают своих благодетелей, и за это их наказывает Бог.

Пловцы

Взошли люди на корабль и пустились в плаванье. Когда они были уже далеко в море, поднялась страшная буря, и корабль чуть не потонул. А один из пловцов стал рвать на себе одежду и с плачем и стоном взывать к отеческим богам, обещая им благодарственные жертвы, если корабль уцелеет. Утихла буря, море снова успокоилось, и пловцы, нежданно избежав опасности, принялись пировать, плясать и прыгать. Но суровый кормчий властно им сказал: «Нет, друзья, и в радости должны мы помнить, что снова может разразиться буря!»

Басня учит не радоваться чрезмерно своим удачам, памятуя, как переменчива судьба.

В одной кладовой пролился мед, и на него налетели мухи; они его отведали и, почуяв, какой он сладкий, набросились на него. Но когда увязли у них ноги и не могли они улететь, то сказали, утопая: «Несчастные мы! За недолгую сладость погубили мы свою жизнь».

Так для многих сластолюбие становится причиной великих несчастий.

Лисица и обезьяна

Была у неразумных животных сходка, и обезьяна отличилась перед ними в пляске; за это они выбрали ее царем. А лисице было завидно; и вот, увидев в одном капкане кусок мяса, привела к нему лисица обезьяну и сказала, что нашла она этот клад, но себе не взяла, а сберегла для царя как почетный дар: пусть же обезьяна возьмет его. Та, ничего не подозревая, подошла и угодила в капкан. Стала она корить лисицу за такую подлость, а лисица сказала: «Эх, обезьяна, и с таким-то умом будешь ты царствовать над животными?»

Так и те, кто берется за дело неосмотрительно, терпят неудачу и становятся посмешищем.

Осел, петух и лев

На скотном дворе были осел и петух. Голодный лев увидел осла и хотел уже подкрасться и растерзать его. Но в этот самый миг запел петух, – а львы, говорят, петушиного пения боятся; припал лев к земле и пустился бежать. А осел воспрянул духом, видя, что лев петуха боится, и бросился в погоню; и тут-то, когда они отбежали подальше, лев повернулся и сожрал осла.

Так и некоторые люди, видя унижение своих врагов, преисполняются самоуверенности и, сами того не замечая, идут к гибели.

Обезьяна и верблюд

Была у неразумных животных сходка, и обезьяна пустилась перед ними плясать. Пляска всем очень понравилась, и обезьяну хвалили. Верблюду стало завидно, и он тоже захотел отличиться: встал и сам пустился в пляс. Но был он такой неуклюжий, что животные только рассердились, побили его палками и выгнали прочь.

Басня относится к тем, кто из зависти пытается соперничать с сильнейшими и попадает в беду.

Два жука

На островке пасся бык, а его навозом кормились два жука. Когда наступила зима, один жук сказал другому: «Я хочу перелететь на берег, чтобы здесь тебе хватило корму; сам я перезимую там, а если найдется много еды, то и тебе принесу». Перелетел жук на берег, нашел большую кучу свежего навоза и остался там кормиться. Прошла зима, и вернулся он на остров. Товарищ увидел, какой он жирный да крепкий, и стал его корить за то, что обещал, а ничего не принес. Жук ответил: «Не меня брани, а природу: место было такое, что есть было можно, а унести нельзя».

Эта басня относится к тем, кто ласков, пока речь идет лишь об угощениях, и бросает друга, когда нужно помочь чем-нибудь поважнее.

Дрозд

В миртовую рощу повадился дрозд и сладкими ягодами наедался до отвала. Птицелов его приметил, подстерег и поймал на птичий клей. Сказал, умирая, дрозд: «Несчастный я! Погнался за сластью, а лишился жизни».

Против человека распущенного и сластолюбивого.

Гусыня, несущая золотые яйца

Один человек особенно чтил Гермеса, и Гермес за это подарил ему гусыню, которая несла золотые яйца. Но у того не было терпения богатеть понемножку: он решил, что гусыня внутри вся из золота, и, недолго думая, зарезал ее. Но и в ожиданиях он обманулся, и яиц с этих пор лишился, потому что в гусыне он нашел одни потроха.

Так часто люди корыстолюбивые, льстясь на большее, теряют и то, что имеют.

Гермес и скульптор

Гермес хотел узнать, насколько его почитают люди; и вот, приняв человеческий облик, явился он в мастерскую скульптора. Там он увидел статую Зевса и спросил: «Почем она?» Мастер ответил: «Драхма!» Засмеялся Гермес и спросил: «А Гера почем?» Тот ответил: «Еще дороже!» Тут заметил Гермес и собственную статую и подумал, что его-то, как вестника богов и подателя доходов, люди должны особенно ценить. И спросил он, показывая на Гермеса: «А этот почем?» Ответил мастер: «Да уж если купишь те две, то эту прибавлю тебе бесплатно».

Басня относится к человеку тщеславному, который рядом с другими ничего не стоит.

Ссылка на основную публикацию