Басня Эзопа Осел и Собака

Басня Эзопа Осел и Собака

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 258 078
  • КНИГИ 592 371
  • СЕРИИ 22 123
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 552 705

Об авторе этой книги

Эзоп — баснописец древних времен. Он жил в Греции, приблизительно в седьмом веке до нашей эры. Он был раб, но рассказы его были так хороши, что хозяин даровал ему свободу. Даже цари, по преданию, приглашали его ко двору, чтобы послушать знаменитые басни.

В баснях действуют, в основном, животные. Но они, сохраняя каждый свой характер (Лиса — хитра, Козел — глуп и прочее), наделены человеческими чертами и человеческим разумом. Часто они попадают в трудные положения и порой находят из них оригинальный выход. Многие фразы Эзопа стали пословицами в разных языках. Басни его содержат как бы назидание, некий свод законов человеческого поведения в разных обстоятельствах.

Истории, рассказанные в древности Эзопом, разошлись по всему миру, их знают и любят люди всех стран.

Заяц и Черепаха

Заяц все дразнил Черепаху, что так медленно она ходит. Вот Черепаха и говорит:

— Давай бежать взапуски».

Заяц, конечно, согласился.

Вот припустил Заяц и сразу оставил Черепаху далеко позади. Но скоро он устал, начал останавливаться, лакомиться по пути сочными листиками. А полуденное солнце припекало с неба, и сделалось Зайцу жарко. Он оглянулся, увидал, что Черепаха плетется где-то далеко-далеко, прилег в тенечке и решил вздремнуть. Черепаху, думает, я всегда обогнать успею. А Черепаха шла себе, шла, видит: Заяц лежит и спит, прошла мимо, а потом вперед.

Проснулся Заяц и видит: а Черепаха-то его обогнала. Припустил он что было мочи, бежал, бежал, да не успел. Так Черепаха первая пришла к цели.

Не надо хвастаться и чересчур надеяться на свои силы!

Черепаха обогнала Зайца.

Лиса и виноград

Голодная Лиса как-то увидела: висят на лозах грозди винограда. И стала она прыгать, чтобы виноград достать.

Прыгает, прыгает, а достать виноград не может.

Досадно стало Лисе. Идет она прочь и говорит сама себе:

— Я-то думала — он спелый, а он зеленый совсем.

Завистник то хулит, до чего не может дотянуться.

А достать виноград не может.

Волк в овечьей шкуре

Решил Волк пробраться незаметно в овечье стадо, чтобы удобней ему было убивать и сжирать овец. Вот нашел он овечью шкуру, взял, надел на себя и незаметно пристроился к овцам.

А хозяин запер своих овец в овчарне, а потом видит — ужинать ему нечем. Вернулся он в овчарню, схватил первую же овцу и зарезал. А это как раз Волк и оказался.

Не рой другому яму, сам в нее попадешь.

Он закутался в овечью шкуру.

Мальчик который кричал: «‘Волк!»

Мальчишка-пастух пас своих овец недалеко от деревни. Вот раз решил он пошутить и закричал:

Люди услыхали, испугались, что волк овец задерет, и прибежали. А Мальчик и рад, что так ловко всех провел, и давай громко хохотать. Понравилось это ему. И он еще так пошутил, потом еще, еще, и всякий раз люди прибегали и видели, что волка нет никакого.

И вот наконец и вправду прибежал к стаду волк. Мальчик стал кричать:

Он кричал долго, кричал во все горло. Да уж люди привыкли, что всегда он их обманывает, и не поверили ему. И волк преспокойно перегрыз всех овец, одну за другой.

Не ври, не то тебе не поверят, даже когда ты будешь говорить правду.

Он кричал: «Волк! Волк!»

Кузнечик и Муравьи

Однажды в ясный зимний день сушили Муравьи зерно, оно у них промокло под осенними долгими дождями.

Вот приходит к ним Кузнечик и говорит:

— Дайте мне несколько зернышек. Я, — говорит, — просто с голоду погибаю.

Муравьи на минутку оторвались от работы, хотя вообще такое у них не принято.

— А можно тебя спросить, — говорят, — чем ты летом занимался? Почему запасов не сделал на зиму?

— Ах, — Кузнечик отвечает. — Летом у меня времени совсем не было. Я все занят был, все пел.

— Ну, раз летом ты все пел, — отвечают Муравьи, — значит, теперь займись зимними плясками.

Засмеялись они и опять принялись за работу.

Делу время — потехе час.

Муравьи на минутку перестали работать.

Когда Лиса в первый раз увидала Льва, она до того перепугалась, что чуть не умерла со страху.

Во второй раз она тоже испугалась, но уже сумела скрыть свой страх.

А уж в третий раз она совсем осмелела и заговорила со Львом так, будто они старые друзья.

Наглому все нипочем.

Чуть не умерла со страху.

Как-то раз два Горшка, один медный, другой глиняный, несло одной волной. Вот Медный Горшок и говорит:

— Ты держись ко мне поближе, уж я тебя защищу.

— Благодарю покорно, — отвечает Глиняный Горшок. — Когда ты далеко, я плыву себе спокойно, а если мы рядом будем, да нас одной волной столкнет, тут уж мне не поздоровится.

С сильным лучше быть начеку.

Пригласила Лиса Журавля к себе в гости и угощенье выставила — тарелку супа. Сама ест и облизывается, а Журавль долбит, долбит тарелку длинным клювом — да только зря он старался.

Очень Лисе было весело. Однако Журавль в долгу не остался. Тоже пригласил Лису и угощенье выставил: кувшин с узким длинным горлышком, а в нем вкусный компот. Сам туда длинный клюв запускает, ест и облизывается, а Лиса только смотрит и завидует. Так и ушла домой голодная.

Как ты себя ведешь с другими, так и с тобой другие себя поведут.

Журавль зря старался.

Леопард и три Быка

Леопард выслеживал трех Быков. Он хотел их схватить и съесть. Одного Быка он бы очень легко одолел, но эти три Быка никак не хотели расставаться. Куда один пойдет, туда и два других за ним следом. Что тут будешь делать? И стал Леопард распускать про Быков злые сплетни и гнусные слухи, очень старался, и наконец удалось ему Быков перессорить.

Как только увидел Леопард, что Быки поссорились и ходят теперь поврозь, так сразу он каждого схватил и без труда одолел.

Лучше друзьям держаться вместе — их распри только на руку врагам.

Леопард выслеживал Быков.

Однажды Волк пил воду из ручья и вдруг видит: недалеко от него, ниже по ручью, стоит Ягненок. И захотелось Волку его съесть. Но сперва надо было к чему-нибудь придраться.

— Как ты смеешь мне воду мутить? — спрашивает Волк.

— Как же я могу тебе ее мутить, если она течет от тебя ко мне, а не наоборот? — Ягненок отвечает.

Басни Эзопа, стр. 7

Но в скором времени Дикий Осел снова повстречал своего знакомца. Но на сей раз тот вез тяжелый груз, а погонщик шел за ним и бил его хлыстом.

— Ах, друг мой! — сказал Дикий Осел. — Вот уж я тебе не завидую. Дорого же ты платишь за свои удобства!

Без труда не вытянешь и рыбки из пруда.

«Счастливое ты животное!»

Муравьи были некогда людьми, и жили эти люди, обрабатывая землю.

Но, вечно недовольные своим урожаем, они при каждом удобном случае воровали у соседей злаки, овощи и плоды и прибавляли к собственным запасам.

В конце концов надоела Юпитеру их жадность, и он превратил их в муравьев.

Однако — хоть облик их переменился, повадки остались те же: и по сей день они ползают по чужим полям и садам, воруют плоды чужого труда и прибавляют к своим запасам.

Как вора ни наказывай, всё на чужое зарится.

Юпитер превратил их в муравьев.

Лягушки и колодец

Жили две Лягушки вместе в одном болоте. Однажды жарким летом болото высохло, и отправились Лягушки искать другое место для житья.

Шли они, шли и нашли глубокий колодец.

Заглянула одна Лягушка в этот колодец и говорит другой:

— Какое уютное, прохладное местечко. Давай прыгнем и будем там жить!

Но другая поумней была.

— Не торопись, подруга, — сказала она первой Лягушке. — А вдруг колодец тоже высохнет, как наше любимое болото? Как мы оттуда вылезем?

Не зная броду, не суйся в воду.

Они нашли глубокий колодец.

Однажды Краб покинул родимый берег моря и поселился на лугу, таком зеленом, милом и, как показалось Крабу, удобном для житья.

Но мимо шла голодная Лиса, увидала Краба и схватила.

И, чуя неминучий конец, Краб вздохнул:

— Так мне и надо! Зачем покинул я родной берег и поселился там, где мне не место?

От добра добра не ищут.

Лиса увидала Краба и схватила.

Кузнечик и Лиса

Кузнечик пел в ветвях платана. Услышала его Лиса — вот, думает, лакомый кусочек. И решила она сманить его на землю.

Встала на виду у Кузнечика и давай его расхваливать: какой, мол, голос чудный и, мол, пусть он спустится, она мечтает познакомиться с тем, кто так дивно умеет петь.

Но Кузнечик был не дурак.

— Ты ошибаешься, — ответил он Лисе, — если полагаешь, что я тебе поверю и к тебе спущусь. Я держусь подальше от тебя и всей твоей родни с тех самых пор, как увидал вход в лисью нору, усеянный крыльями Кузнечиков.

Умного лестью не возьмешь.

Кузнечик пел в ветвях.

Осел с Собакой вместе путешествовали. И вот нашли они на дороге запечатанный конверт.

Осел поднял конверт, вскрыл и стал вслух читать письмо Собаке. А было то письмо на нескольких страницах.

И все там оказалось про траву, да про ячмень, овес и сено — про ту еду, которую едят Ослы.

Надоело Собаке это слушать. Наконец она не вытерпела и говорит:

— Ты пропусти-ка несколько страниц, дружок. Погляди, нет ли там чего про косточки и мясо?

Осел проглядел письмо, но ничего про мясо не нашел и сказал об этом Собаке.

Расстроилась Собака и говорит ему в сердцах:

— Выбрось ты эту писанину! Кому нужна такая дрянь!

Осел с Собакой вместе путешествовали.

Стал Пастух собирать Коз в стадо, чтобы вести обратно в хлев, а одна Коза заупрямилась — не идет к нему ни в какую.

Долго Пастух звал, кричал, свистел, но всё напрасно — Коза на него никакого внимания не обращала. Тогда он запустил в нее камнем — да и сломал ей рог.

Расстроился Пастух и просит Козу — ты, мол, не говори хозяину.

А Коза ему в ответ:

— Я-то не скажу. Рог за меня всё скажет.

Шила в мешке не утаишь.

Он запустил в нее камнем.

Стали Овцы корить Пастуха за то, что так несправедлив.

— Как только тебе не совестно? — спрашивают. — Мы даем тебе шерсть и молоко. А кормиться нам приходится одной травой, да и ту мы сами ищем. Собака — та ничего тебе не дает, а ты ее кормишь с собственного стола. Услыхала Собака эти речи и говорит:

— Всё вы верно говорите. Да только где бы вы были, если бы не я? Воры бы вас украли! Волки бы вас сожрали! Не стереги я вас — да вы бы со страху и траву щипать не могли!

Поняли Овцы, что это чистая правда, и больше никогда уж не корили Пастуха за то, что балует Собаку.

Чужая миска всегда полнее кажется.

«Мы даем тебе шерсть и молоко!»

Поросенок и Овцы

Повадился Поросенок на луг, где паслись Овцы.

Надоело это Пастуху, он схватил его и потащил к мяснику. А Поросенок давай визжать и вырываться.

Увидели Овцы, как он себя ведет, и говорят:

— Пастух нас то и дело хватает и уносит — мы ведь молчим!

— Тут большая разница, — отвечает им бедный Поросенок. — Вы-то ему на шерсть нужны, а я на ветчину!

Легко кричать «Трус!», когда не ты в опасности.

А Поросенок давай визжать и вырываться.

Как-то раз, давным-давно, все Реки дружно стали корить Море за то, что портит им воду.

— Мы к тебе подходим, — сказали они Морю, — со свежей, пресной, питьевой водою. Но, едва смешается с твоей, вода наша делается соленой и невкусной.

А Море в ответ как отрезало:

— Держитесь подальше от меня, вот и останетесь вкусными и свежими.

Не ропщи понапрасну.

«Вода наша делается соленой».

Однажды Лев всем сердцем влюбился в дочь одного Крестьянина и захотел на ней жениться. Крестьянин не хотел выдавать дочь за такого свирепого мужа, но и Льва он оскорбить боялся. Что делать? И вот он наконец придумал.

Пошел ко Льву и говорит:

— Я рад отдать за тебя дочь. Но только с одним условием: позволь мне состричь у тебя когти и вырвать зубы, чтобы она тебя не боялась.

Лев от любви себя не помнил. Вот он и согласился. А без костей и без зубов он стал Крестьянину не страшен, и тот прогнал его со двора дубиной.

Влюбленность без ума к беде ведет.

Прокрался вор на пасеку, пока Пасечника не было, и весь мед украл.

Читайте также:  Басня Эзопа Собака и Волк

АФОРИЗМЫ ЦИТАТЫ ВЫСКАЗЫВАНИЯ ИЗРЕЧЕНИЯ

Навигация по сайту

Новое на сайте

Объявления

Реклама

Басни Эзопа:
Две собаки.
Две сумы.
Дельфин и обезьяна.
Дельфины и пескарь.
Деревья и олива.
Дикие козы и пастух.
Дикий осел.
Диоген в дороге.
Диоген и плешивый.
Должник.

Две собаки
У одного человека были две собаки: одну он приучил охотиться, другую – сторожить дом. И всякий раз, как охотничья собака ему приносила добычу с поля, он бросал кусок и другой собаке. Рассердилась охотничья и стала другую попрекать: она, мол, на охоте каждый раз из сил выбивается, а та ничего не делает и только отъедается на чужих трудах. Но сторожевая собака ответила: “Не меня брани, а хозяина: ведь это он приучил меня не трудиться, а жить чужим трудом”.
Так и сыновей-бездельников нечего ругать, если такими их вырастили сами родители.

Две сумы
Прометей, вылепив людей, повесил им каждому на плечи две сумы: одну с чужими пороками, другую – с собственными. Суму с собственными пороками он повесил за спину, а с чужими – спереди. Так и получилось, что чужие пороки людям сразу бросаются в глаза, а собственные они не замечают.
Эту басню можно применить к человеку любопытному, который в собственных делах ничего не смыслит, а о чужих печется.

Дельфин и обезьяна
Морские путешественники обычно возят с собой обезьян и мальтийских собачек, чтобы развлекаться в плавании. И один человек, отправляясь в путь, взял с собой обезьяну. Когда они плыли мимо Суния – это мыс неподалеку от Афин, – разразилась сильная буря, корабль перевернуло, все бросились вплавь, а с ними и обезьяна. Увидел ее дельфин, принял за человека, подплыл к ней и повез ее к берегу. Подплывая уже к Пирею, афинской гавани, спросил ее дельфин, не из Афин ли она родом? Ответила обезьяна, что из Афин и что там у нее знатные родственники. Еще раз спросил ее дельфин, знает ли она Пирей? А обезьяна подумала, что это такой человек, и ответила, что знает – это ее добрый знакомый. Рассердился дельфин на такую ложь, потащил обезьяну в воду и утопил.
Против лжеца.

Дельфины и пескарь
Дельфины и акулы вели меж собой войну, и вражда их была чем дальше, тем сильнее; как вдруг вынырнул к ним пескарь (это такая маленькая рыбешка) и стал пытаться их помирить. Но в ответ на это один дельфин сказал: “Нет, лучше мы, воюя, погибнем друг от друга, чем примем такого примирителя, как ты”.
Так иные люди, ничего не стоящие, набивают себе цену в смутные времена.

Деревья и олива
Решили однажды деревья помазать над собой царя. Сказали они оливе: “Царствуй над нами!” Ответила им олива: “Я ли откажусь от моего масла, которое так ценят во мне и бог и люди, чтобы царствовать над деревьями?” Сказали деревья смоковнице: “Иди царствуй над нами!” Ответила им смоковница: “Я ли откажусь от моей сладости и от добрых моих плодов, чтобы царствовать над деревьями?” Сказали деревья терновнику: “Иди, царствуй над нами!” Ответил деревьям терновник: “Если действительно вы помажете меня царем над собою, то придите, покойтесь под тенью моею; если же нет, то выйдет из терновника огонь и пожрет кедры ливанские”.

Дикие козы и пастух
Пастух выгнал своих коз на пастбище. Увидав, что они пасутся там вместе с дикими, он вечером всех загнал в свою пещеру. На другой день разыгралась непогода, он не мог вывести их, как обычно, на луг, и ухаживал за ними в пещере; и при этом своим козам он давал корму самую малость, не умерли бы только с голоду, зато чужим наваливал целые кучи, чтобы и их к себе приручить. Но когда непогода улеглась и он опять погнал их на пастбище, дикие козы бросились в горы и убежали. Пастух начал их корить за неблагодарность: ухаживал-де он за ними как нельзя лучше, а они его покидают. Обернулись козы и сказали: “Потому-то мы тебя так и остерегаемся: мы только вчера к тебе пришли, а ты за нами ухаживал лучше, чем за старыми своими козами; стало быть, если к тебе придут еще другие, то новым ты отдашь предпочтенье перед нами”.
Басня показывает, что не должно вступать в дружбу с теми, кто нас, новых друзей, предпочитает старым: когда мы сами станем старыми друзьями, он опять заведет новых и предпочтет их нам.

Дикий осел
Дикий осел повстречал домашнего осла, который грелся на солнце, подошел к нему и позавидовал, что у него такой хороший вид и так много корму. Но потом увидел он, как домашний осел тащит тяжесть, а погонщик идет сзади и колотит его палкой, и сказал: “Нет, больше я тебе не завидую: вижу, что твоя привольная жизнь дорогой ценой тебе достается”.
Так не следует завидовать выгодам, которые сопряжены с опасностями и несчастьями.

Диоген в дороге
Киник Диоген шел по дороге и очутился на берегу реки в половодье. Он остановился, не зная, как переправиться. Но тут один из перевозчиков увидел его замешательство, подплыл и переправил его. Диоген, пораженный таким доброжелательством, стоял и проклинал свою бедность, из-за которой он не мог отблагодарить благодетеля. Но пока он об этом размышлял, перевозчик заметил другого путника, который не мог перебраться через реку, бросился к нему и переправил этого тоже. Тогда Диоген подошел к перевозчику и сказал: “Нет, больше нет во мне благодарности за твою услугу: вижу, что ты так поступаешь не по разумному выбору, а по несчастной своей судьбе”.

Диоген и плешивый
Кинического философа Диогена ругал один плешивый. Диоген сказал: “А я тебя ругать не буду, вовсе нет: я даже похвалю твои волосы, что они с дурной твоей головы повылезли”.

Должник
В Афинах один человек задолжал, и заимодавец требовал с него долг. Сперва должник просил дать ему отсрочку, потому что у него не было денег. Не добившись толку. вывел он на рынок свою единственную свинью и стал продавать в присутствии заимодавца. Подошел покупатель и спросил, хорошо ли она поросится. Должник ответил: “Еще как поросится! даже не поверишь: к Мистериям она приносит свинок, а к Панафинеям кабанчиков”. Изумился покупатель на такие слова, а заимодавец и говорит ему: “Что ты удивляешься? погоди, она тебе к Дионисиям и козлят родит”.
Басня показывает, что многие ради своей выгоды готовы любые небылицы подвердить ложной клятвою.

18. Предшественники Эзопа Первые басни о животных

18. Предшественники Эзопа

Первые басни о животных

Греки и римляне считали родоначальником жанра басен о животных старца Эзопа, жившего в Малой Азии в VI столетии до н. э. Однако сегодня мы знаем, что по крайней мере часть басен, приписываемых Эзопу, была известна людям задолго до него. Во всяком случае, басни о животных типа «Эзоповых басен» появились в Шумере на тысячу с лишним лет раньше.

Животные, как и следовало ожидать, играли значительную роль в шумерской назидательной литературе. За последние годы Э. Гордон собрал и перевел общим счетом 295 пословиц и басен, в которых фигурируют 64 вида различных представителей животного мира — млекопитающих, птиц и низших классов животных вплоть до насекомых. Изученный материал позволяет сделать любопытные выводы относительно того, какие животные были наиболее популярны. Чаще всего в шумерской литературе упоминается собака (в 83 пословицах и баснях). На втором месте — крупный домашний скот, далее — осел, лисица, свинья и лишь после них — домашняя овца. За овцой следуют лев и дикий бык (ныне исчезнувшая порода Bos primigenius), затем — домашний козел, волк и т. д.

Ниже я привожу некоторые предварительные переводы наиболее сохранившихся и понятных шумерских басен, выполненные Гордоном. В них фигурируют самые различные животные — от собаки до обезьяны.

Жадность собак иллюстрируется следующими двумя короткими баснями:

«1. Осел плыл по реке; собака не отставала от него и приговаривала: „Когда же он вылезет на берег, чтобы его можно было съесть?“

2. Собака пришла на пир, однако увидев оставшиеся кости, удалилась, сказав себе: „Там, куда я сейчас пойду, для меня найдется больше поживы“».

Однако одно из прекраснейших выражений материнских чувств тоже вложено в уста собаки в другой басне:

«Сука говорила с гордостью: „Мне неважно, какие щенки у меня, рыжие или пятнистые, — я все равно их люблю!“»

Что касается волка, то шумеры, если судить по наиболее хорошо сохранившимся басням, в которых он фигурирует, считали его воплощением кровожадности и коварства. В одной из басен, текст которой, к сожалению, немного поврежден в двух местах, рассказывается о том, как стая из десяти волков утащила несколько, видимо десять, овец, и о том, как один волк, прибегнув к нехитрой софистике, одурачил своих товарищей: «Девять волков и десятый с ними зарезали несколько овец. Десятый волк был жаден и не… (на табличке повреждены одно или два слова). Когда он коварно…. (повреждены одно или два слова), он сказал: „Я разделю ее (добычу) для вас! Вас девять, так пусть одна овца будет вашей общей долей. А я один, так пусть мне достанется девять овец, — это будет моя доля!“»

Из всех диких зверей наиболее ясно и определенно очерчен в шумерских баснях характер лисицы. О ней говорится как о животном чванливом и тщеславном, которое постоянно, на словах и всем своим поведением, стремится преувеличить свое значение. В то же время — это трусливый зверь, способный лишь хвастаться. Вот, например, несколько басен о лисице: «Лиса наступила дикому быку на копыто и спрашивает: „Тебе не очень больно?“»

Или еще: «Лиса не сумела построить себе дом, а потому пришла в дом друга, как завоеватель».

Вот другой пример: «Лиса несла палку (и спрашивала): „Кого бы мне стукнуть?“

Лиса несла официальный документ (и спрашивала): „Чего бы мне потребовать?“»

Или еще: «Лиса скрежещет зубами, но голова у нее трясется».

А вот две самые длинные басни про лису, которые особенно ярко иллюстрируют самомнение и трусость этого персонажа. Обе басни довольно запутаны и обрываются, не доходя до конца, но в целом их смысл и мораль вполне ясны: «Лис сказал своей жене: „Идем со мной! Давай изгрызем город Урук, словно это лук-порей у нас под зубами! Мы будем попирать город Куллаб, словно это башмак у нас под ногами!“ Но не успели они подойти и на 600 гаров к городу (примерно три километра), как собаки зарычали на них: „Геме-Туммаль! Геме-Туммаль! (По-видимому, так звали жену лиса). Иди домой! Ступай прочь!“ — так угрожающе рычали они из города».

Нетрудно понять, что лис и его жена тотчас последовали этому совету и вернулись восвояси.

Вторая басня про лису включает мотив, много позднее использованный Эзопом в басне «Крысы и ласки», хотя в ней и не упоминается лиса: «Лиса потребовала у бога Энлиля рога дикого быка, (и вот) ей были даны рога дикого быка. Но поднялся ветер, полил дождь, а лиса (из-за рогов) не могла укрыться в свою нору. Под утро, когда холодный северный ветер, грозовые тучи и ливень обрушились (?) на лису, она сказала: „Как только рассветет“…»

К сожалению, конец басни отсутствует, но, по-видимому, лиса намеревается снова обратиться к Энлилю, умоляя избавить ее от рогов дикого быка.

Хотя лисица шумерских басен и не походит на умное, ловкое животное, каким она предстает перед нами

в европейском фольклоре, она имеет немало общего с лисой из некоторых басен Эзопа (взять хотя бы басню «Лиса и виноград»). Следует также отметить, что до нас дошли, — к сожалению, в весьма плохом состоянии, — фрагменты двух басен, в которых лиса появляется рядом с вороном или вороной, то есть в том же сочетании, что и в баснях Эзопа.

Медведя мы встречаем лишь в двух шумерских баснях; в одной из них, видимо, идет речь о его зимней спячке.

Но если о медведе нам почти нечего сказать, то о мангусте можно найти в пословицах и поговорках немало любопытных сведений. В Древней Месопотамии, как и в современном Ираке, держали ручных мангуст для борьбы с крысами. Шумеры, видимо, подметили и оценили смелость, с какой мангуста бросается на свою добычу в отличие от кошки, которая долго и терпеливо поджидает удобного мгновения, чтобы выпустить когти. Это нашло выражение в такой поговорке:

Кошка долго раздумывает,

Мангуста не теряет времени даром.

С другой стороны, от мангуст было трудно уберечь какую-либо пищу или алкогольные напитки, и хозяевам приходилось мириться с этими пороками своих любимиц. Шумеры говорили не без горечи:

Если есть в доме еда, ее уничтожит мангуста,

А если она что-нибудь оставит мне, придет чужестранец и уничтожит все!

Впрочем, в другой пословице домашняя мангуста забавляет своих хозяев благодаря своему «извращенному вкусу»: «Моя мангуста ест только тухлятину, а ради пива или топленого масла и не пошевелится».

В одной из пословиц как будто встречается упоминание о гиене, но смысл его недостаточно ясен.

Что касается кошки, то она фигурирует в шумерской литературе лишь в виде исключения. Об одном случае уже шла речь (пословица о кошке и мангусте). Во втором случае корова, которая повсюду следует за носильщиком корзин, сравнивается с кошкой.

Читайте также:  Басня Эзопа Дрозд

Лев, согласно пословицам и басням, обитал в местностях, заросших деревьями и тростником. Впрочем, в двух баснях, — текст одной из них сильно поврежден, а в другой неясен смысл, — лев почему-то оказывается в открытой степи. Раз для льва заросли — удобное укрытие, то человек должен сам остерегаться льва и для этого изучать его повадки.

Так, в одной пословице говорится: «О лев, густые заросли — твой союзник!»

А в другой: «Лев и в зарослях не съест человека, который его знает!»

Последнее изречение невольно напоминает историю об Андрокле и льве.

Другая сильно поврежденная табличка сохранила нам обрывки басни про льва, попавшего в западню, и про лису. В большинстве басен лев предстает главным образом как могучий хищник, добычей которого становятся овцы, козы и «свиньи зарослей» (видимо, дикие свиньи).

«Когда лев пришел в овчарню, собака была привязана веревкой из крученой шерсти», — говорится в одной басне. А в другой рассказывается такая история: «Лев схватил „свинью зарослей“ и начал ее терзать, приговаривая: „Хотя твое мясо еще не наполнило мне пасть, твой визг уже просверлил мне уши!“»

Однако лев не всегда выходит победителем, ибо даже он может быть одурачен лестью «беззащитной козы». На эту тему сохранилась басня — одна из самых длинных шумерских басен, весьма напоминающая Эзоповы басни: «Лев схватил беззащитную козу. „Отпусти меня, (и) я дам тебе овцу, одну из моих подружек!“ (сказала коза). „Я отпущу тебя, но (сначала) скажи мне твое имя!“ (сказал лев). (Тогда) коза ответила льву: „Разве ты не знаешь моего имени? Меня зовут „Ты мудрец““! Когда лев дошел до овчарни, он прорычал: „Вот я пришел к овчарне и отпускаю тебя!“ Коза (уже из-за ограды?) ответила, ему: „Да, ты меня отпустил! Но разве ты мудрец? Я не только не дам тебе овцу (которую я обещала), но и сама не останусь с тобой!“»

Сохранилась шумерская басня про слона. В ней слон выводится хвастливым животным; его «ставит на место» самая маленькая из пичужек — крапивник: «Слон хвастался (?), говоря о себе так: „Нет подобного мне в мире! Не…!“ (здесь текст разрушен до конца строки, но можно предположить, что фраза была примерно такая: „Не пробуй равняться со мной!“) И (тогда) в ответ ему крапивник сказал: „Но ведь и я, как я ни мал, был создан точно так же, как и ты!“»

Осел, как известно, служил основным упряжным и вьючным животным в древней Месопотамии. Добродушно подшучивая над ним, шумеры создали образ медлительного и зачастую глупого создания, сходный с образом осла в европейской литературе. Основная особенность осла — поступать диаметрально противоположно тому, чего требует от него хозяин.

Вот несколько примеров: «Его надо тащить (силой) в пораженный мором город, словно вьючного осла».

«Осел сожрет и свою подстилку!»

«Твой беспомощный осел потерял всю скорость! О Энлиль, твой беспомощный человек потерял все силы!»

«Мой ослик не создан для быстрого бега, он создан для того, чтобы орать!»

«Осел опустил голову, а хозяин похлопал его по морде и говорит: „Пора встать и уйти отсюда. Скорей! Шевелись!“»

Иногда осел сбрасывал свою ношу, и его за это нещадно ругали: «Сбросив свой вьюк, осел сказал: „Старые проклятия все еще наполняют мне уши!“»

Случалось, что осел убегал от своего хозяина и не возвращался. Вырвавшийся на волю осел послужил темой для любопытных сравнений в двух поговорках. Вот первая: «Как сбежавший на волю осел, мой язык не повернется вокруг и не вернется вспять».

А вот вторая: «Сила юности покинула мои чресла, как сбежавший осел».

В некоторых изречениях упоминаются неприятные физиологические особенности осла, например: «Если бы нашелся осел, который бы не смердел, такому ослу не понадобился бы погонщик».

И, наконец, сохранилась поговорка про осла, в которой есть любопытный штрих, характеризующий нормы поведения. Звучит она так: «Я не стану жениться на трехлетней, как это делают ослы!» Здесь явно порицаются слишком ранние браки.

Что касается лошади, то одна шумерская басня совершенно неожиданно дала новые сведения о самом раннем периоде одомашнивания коней. В этой басне впервые, насколько нам известно, упоминается верховая езда. Правда, таблички с текстом басни относятся приблизительно к

1700 г. до н. э., но поскольку тот же текст обнаружен и на большой табличке из Ниппура и на школьной табличке из Ура, относящейся примерно к тому же периоду, можно смело предположить, что сочинена эта басня была гораздо раньше. Такой вывод подтверждается не только распространенностью этого текста, но и тем, что он вошел в один из школьных сборников пословиц и поговорок. Поэтому вполне вероятно, что шумеры умели ездить верхом за две тысячи лет до нашей эры, хотя наиболее древнее упоминание о верховой езде письменно зафиксировано на триста лет позднее.

Басня про лошадь звучит так: «Сбросив всадника, лошадь сказала: „Если всегда таскать на себе такой груз, можно и обессилеть!“»

В другой поговорке упоминается о потливости лошадей: «Ты потеешь, как лошадь, — это (выходит) все, что ты выпил!» Здесь почти дословное совпадение с разговорным английским выражением «to sweat like a horse».

Про мула сохранилась всего одна поговорка, но любопытно, что в ней идет речь именно о происхождении этого животного: «О мул, кто тебя признает — твой отец или твоя мать?»

Интересно отметить, что свинья отнюдь не считалась у шумеров «нечистым» животным: в поговорках и баснях свиней закалывают для еды чаще всех других животных!

Вот один пример: «Откормленную свинью должны были заколоть, и тогда она сказала: „Это все из-за пищи, которую я съела!“»

А вот второй: «Он дошел до крайности (?) и тогда заколол свою свинью!»

Или еще: «Мясник, торгующий свининой, резал свинью и приговаривал: „Ну, чего ты визжишь? По этому пути уже отправились твои отцы и деды, и ты пойдешь следом за ними. (И все-таки) ты визжишь!“»

До сих пор не обнаружено ни одной шумерской басни про обезьяну, но существует одна поговорка и шуточное письмо от обезьяны к своей матери. Оба эти текста свидетельствуют о том, что обезьяны развлекали зрителей в шумерских «домах музыки» и что о них не слишком хорошо заботились.

Поговорка гласит: «Весь Эриду процветает, но обезьяна из „большого дома музыки“ роется в отбросах!»

А в шуточном письме говорится следующее:

Лусалусе, «моей матери», расскажи!

Вот что говорит обезьяна:

Ур — превосходный город бога Нанны,

Эриду — процветающий город бога Энки,

Но я сижу за дверьми «большого дома музыки»,

Я должна питаться отбросами, — не дай бог от этого умереть!

Мне не достается ни крошки хлеба, мне не достается ни капли пива,

Пришли мне гонца (с посылкой), да поскорее!

Очевидно, обезьяна из «большого дома музыки» города Эриду, процветавшего порта на озере в юго-восточной части Шумера, голодала и была вынуждена отыскивать себе пищу на городских свалках. По неизвестной причине злоключения бедного зверька вошли в поговорку, и вполне возможно, что какой-то склонный к сатире писец превратил эту поговорку в шуточное письмо к «матери» обезьяны (имя «Лусалуса», видимо, означает «обезьяний человек»). Это «письмо», судя по тому, что до нас дошли по крайней мере четыре его копии, сделалось своего рода классической литературной миниатюрой, в то время как первоначальная поговорка вошла лишь в один сборник пословиц и поговорок.

Рыбы, судя по дошедшим до нас литературным текстам, не были представлены в шумерских баснях. Однако из других письменных и археологических источников нам известно, что начиная с глубокой древности рыба была в Шумере одним из основных продуктов питания и высоко ценилась в качестве такового. Если верить уникальному литературному произведению, о котором пойдет речь в следующей главе, то у шумеров, возможно, были даже заповедники для охраны водных жителей от птиц и от крокодилов.

Похожие главы из других книг:

Предшественники

Предшественники Даже беглое изучение источников и мемуаров убеждает: до Петра Россия вовсе не была отгорожена от остальной Европы неким «железным занавесом», как это порой пытаются представить славословящие Петра. Другое дело, что европейские новшества проникали на

Басни Эзопа

Басни Эзопа Большинство эзоповских басен вам хорошо знакомо: они пересказывались на всех языках и в стихах и в прозе, в том числе и нашим Крыловым. Но есть среди них и такие, которые меньше известны; вот некоторые из них.Волк увидел огромную собаку в ошейнике на цепи и

Приложение 1 ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЕ СТИХИ И БАСНИ ДЕМЬЯНА БЕДНОГО

Приложение 1 ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЕ СТИХИ И БАСНИ ДЕМЬЯНА БЕДНОГО Хозяин и батрак Государственный совет постановил увеличить до 15 часов рабочий день приказчиков и лишить их праздничного отдыха. Из газет Над мужиком, над Еремеем, В деревне первым богатеем, Стряслась

Предшественники

Предшественники Даже беглое изучение источников и мемуаров убеждает: до Петра Россия вовсе не была отгорожена от остальной Европы неким «железным занавесом», как это порой пытаются представить славословящие Петра. Другое дело, что европейские новшества проникали на

Предшественники

Предшественники Даже беглое изучение источников и мемуаров убеждает: до Петра Россия вовсе не была отгорожена от остальной Европы неким «железным занавесом», как это порой пытаются представить славословящие Петра. Другое дело, что европейские новшества проникали на

…Или древние предшественники?

…Или древние предшественники? Железный гвоздь из Кингуди мог иметь возраст в 387 миллионов лет; золотая нить, найденная в Рутерфорде, находилась в породе, насчитывающей 360 миллионов лет; золотая цепочка миссис Калп выпала из угля, возраст которого может составлять по

Предшественники

Предшественники — Ну, тогда начнём с главного: что все-таки вынесло его на гребень истории?— Надо понять элементарную истину: революцию не может устроить ни один человек, ни одна партия. Революции сами приходят тогда, когда в них нуждается страна. Так было в Нидерландах и

ПРЕДШЕСТВЕННИКИ САМУРАЕВ

ПРЕДШЕСТВЕННИКИ САМУРАЕВ Когда же началась собственно японская традиция боевых искусств? Где её истоки? Японская воинская культура моложе китайской почти на тысячелетие. В то время как в Китае регулярно проводились экзамены по ушу среди чиновничества, существовали

Басни и правда

Басни и правда Итак, здесь уже ставился вопрос: «А была ли до времен Ивана Калиты Москва?» Давайте займемся и этой проблемой.Да, в русских летописях Москва упоминается с 1147 года. Упоминается, скажем, нередко. Но это в официальных летописях, многие из которых, как об этом

Предшественники Дарвина

Предшественники Дарвина Первые эволюционные идеи выдвигались уже в античности, но лишь Дарвин сделал эволюционизм фундаментальной концепцией биологии. Единой и общепризнанной теории биологической эволюции не создано до сих пор, хотя сам факт эволюции ученые не

Предшественники монет

Предшественники монет Слитки в одну или несколько единиц массы (и в долях единицы) становятся монетами, когда на их поверхности ставится клеймо, рассчитанное в соответствии с размером слиточка таким образом, чтобы покрывать его целиком, что делало бы заметным злостное

Жанр басни в понимании Крылова

Жанр басни в понимании Крылова Басня – жанр дидактической литературы, получивший расцвет в классицизме и просветительстве. В басне два начала – художественное (рассказ) и логическое (мораль). Без них басня как жанр не существует: уничтожение одного или другого ведет к

Маркс и его предшественники

ПРЕДШЕСТВЕННИКИ

ПРЕДШЕСТВЕННИКИ В период правления Фердинанда Арагонского и Изабеллы Кастильской свершилось объединение двух королевств. Испания заняла главенствующее положение в Европе XVI века. Реконкиста[11] положила конец господству мавров, длившемуся несколько веков, и знамени,

БАСНИ

БАСНИ 803. Br. М 42 v.Ручей нанес так много земли и камней себе в ложе, что и сам принужден был покинуть свое русло.804. S. К. М. Ill, 66 v.Увидала бумага, что вся она покрыта темной чернотой чернил, и стала на это печаловаться; а те доказывают ей, что из-за слов, которые нанесены на ней, ее

Басни

Басни Прозаический или стихотворный короткий рассказ, главными действующими лицами которого являются звери. Звери в баснях наделены человеческими привычками и характерами и разговаривают, как люди. Характеры типичные: лис – хитрец, волк – простоватый обжора, медведь –

ОРЁЛ И ЛИСИЦА БАСНЯ ЭЗОПА ЧИТАЕТ ПАВЕЛ БЕСЕДИН

Слушать

Длительность: 2 мин и 4 сек

Битрейт: 192 Kbps

Орёл И Жук Басня Эзопа Читает Павел Беседин

Классическая Поэзия и Проза

Интересные Рассказы Басни Эзопа Пинкфонг Рассказы Для Детей

Пинкфонг! Детские Песни и Сказки

Эзоп Выпей Море

Лиса Схватила Кролика Но Орлан Унес Обоих В Небо

Лев Осел И Лиса Басня Эзопа Eng Sub Мультфильм Со Смыслом Сказка На Ночь Аудиокнига

Ягоды Варлам Шаламов Читает Павел Беседин

Классическая Поэзия и Проза

Эзоп Басня Отец И Сыновья

Эзоп Первый Баснописец

Волк И Ягнёнок Басня Ивана Крылова

Черепаха И Заяц Басни Эзопа Пинкфонг Рассказы Для Детей

Пинкфонг! Детские Песни и Сказки

Орел Против Лисы National Geographic

Купальница Травянная Мифология Читает Павел Беседин

Классическая Поэзия и Проза

Солнце И Ветер Басни Эзопа Пинкфонг Рассказы Для Детей

Пинкфонг! Детские Песни и Сказки

Осёл И Соль Басни Эзопа Пинкфонг Рассказы Для Детей

Пинкфонг! Детские Песни и Сказки

Эзоп Басня Соловей И Ястреб

Гусыня Которая Несла Золотые Яйца Басни Эзопа Пинкфонг Рассказы Для Детей

Читайте также:  Басня Эзопа Гермес и Cкульптор

Пинкфонг! Детские Песни и Сказки

Ярмарка Антон Чехов Читает Павел Беседин

Классическая Поэзия и Проза

Эзоп Бесхвостая Лисица

Советское телевидение. ГОСТЕЛЕРАДИОФОНД России

Сейчас скачивают

At The Cross Love Ran Red Maranatha Music Lyric Video

Sorry Anty Tamil Full Movie Romantic Tamil Movie Jaya Lalitha Bandla Ganesh

Орёл И Лисица Басня Эзопа Читает Павел Беседин

5 Qof Oo Somaali Ah Ayuu Kudhacay Cudurka Korana Feyris

Gustavo Rolling Mayart Ep

Audien Mind Over Matter Tech Mix

Animal Джаz Ангел

Toast Real Wood Covers For Note 10 10

Dolly Parton Open House With Gloria Hunniford 2001

Warga Thailand Keluar Dari Malaysia Beramai Ramai

Реакция Bts Когда Ты Упала С Лестницы

M U G E N Battles Mario Vs Goku Super Mario Bros Vs Dragon Ball Z

Madonna Express Yourself Guitarpella Full With Stems

Gurjeet Dhaliwal L Biba Armaan L Chaska Pyar Da L Latest Punjabi Song 2019 L Alaap Music L New Song

Yaoshang Thabal Kakching Irengband

Celine Dion Je Lui Dirai

You Think You Re A Man

Chaka Khan So Naughty

Flow Young Money Cypher 2015 Illuminati Bar Break Down

Басня Эзопа Осел и Собака

Басня — очень древний литературный жанр. Басня – краткий рассказ, чаще всего в стихах, главным образом сатирического характера. Басня – жанр иносказательный, поэтому за рассказом о вымышленных персонажах (чаще всего о зверях) скрываются нравственные и общественные проблемы.

Один из самых известных баснописцев — Эзоп (VI–V вв. до н.э.) — жил в Древней Греции в VI веке до Рождества Христова. По преданиям, Эзоп родился во Фригии (Малая Азия), был рабом, а затем вольноотпущенником. Некоторое время жил при дворе лидийского царя Креза в Сардах. Позднее, находясь в Дельфах, был обвинен жрецами в святотатстве и сброшен со скалы.
Эзоп сочинил очень много басен, которые потом были переведены и перерабатывались многими баснописцами. Басни Эзопа не были стихотворными.

ВОРОН И ЛИСИЦА
Ворон унес кусок мяса и уселся на дереве. Лисица увидела, и захотелось ей заполучить это мясо. Стала она перед вороном и принялась его расхваливать: уж и велик он, и красив, и мог бы получше других стать царем над птицами, да и стал бы, конечно, будь у него еще и голос. Ворону и захотелось показать ей, что есть у него еще и голос: выпустил он мясо и закаркал громким голосом. А лисица подбежала, ухватила мясо и говорит: «Эх, ворон, кабы у тебя еще и ум был в голове, — ничего бы тебе больше не требовалось, чтобы царствовать».
Басня уместна против человека неразумного.

ЛИСИЦА И ВИНОГРАД
Голодная лисица увидела виноградную лозу со свисающими гроздьями и хотела до них добраться, да не смогла; и, уходя прочь, сказала сама себе: «Они еще зеленые!»
Так и у людей, иные не могут добиться успеха по причине того, что сил нет, а винят в этом обстоятельства.

ВОЛЫ И ОСЬ
Волы тянули телегу, а ось скрипела; обернулись они и сказали ей: «Эх ты! Мы везем всю тяжесть, а ты стонешь?»
Так и некоторые люди: другие трудятся, а они притворяются измученными.

ЛИСИЦА И СОБАКИ
Лисица пристала к стаду овец, ухватила одного из ягнят-сосунков и сделала вид, что ласкает его. «Что ты делаешь?» — спросила ее собака. «Нянчу его и играю с ним», — отвечала лисица. Тогда собака сказала: «А коли так, отпусти-ка ягненка, не то я приласкаю тебя по-собачьему!»
Басня относится к человеку легкомысленному, глупому и вороватому.

Сейчас мы о языке басен, о языке иносказаний говорим: эзопов язык. Эзопов язык — язык иносказаний.

Римский поэт-баснописец Федр (конец I в. до н. э. — первая половина I в. н. э.) переводил басни Эзопа и подражал им. Родом Федр был из римской провинции Македонии. В Италию попал, вероятно, еще очень молодым; судя по заголовку его произведений, он был вольноотпущенником Августа.
Басни Федра дошли до нас в двух рукописных сводах. Первый, более полный извод, представлен двумя рукописями IX—X вв.: Пифеевской (Pithoeanus) и Реймсской (Remensis). Всего известны 134 басни Федра (считая прологи и эпилоги к книгам).
Федр так аргументирует выбор жанра:
. Угнетённость рабская,
Не смевшая сказать того, что хочется,
Все чувства изливала в этих басенках,
Где были ей защитой смех и выдумки.
Басни написаны латинским шестистопным ямбом (ямбическим сенарием), как и комедии Плавта и Теренция. В основном, это переводы басен Эзопа, но также и собственные басни «в духе Эзопа». При составлении своих сборников Федр ориентировался на диатрибу, поэтому подражал Горацию, чьи сатиры были образцом диатрибического стиля в стихах.

ЛИСИЦА И ВОРОН
Кто счастлив лестью, что в обманчивых словах, –
Потерпит кару он в раскаянии позднем.

Однажды ворон своровал с окошка сыр
И съесть сбирался, на высокий севши сук.
Лисица видит – и такую речь ведет:
“О, как прекрасен, ворон, перьев блеск твоих,
В лице и теле, ворон, сколько красоты.
Имел бы голос – лучше птицы б не найти”.
А глупый ворон, голос высказать спеша,
Свой сыр роняет изо рта. Поспешно тут
Хитрец лисица жадно в губы сыр берет.
И стонет глупый, что поддался на обман.
См. также страницу “Федр. Басни”.

В XVIII в. во Франции при дворе короля Людовика XIV жил писатель Жан де Лафонтен (1621–1695). Он понял, что басни, которые писал Эзоп 23 столетия назад, продолжают оставаться важными, актуальными для людей и тоже стал сочинять и перерабатывать басни.
Он создал новый жанр, заимствуя внешнюю фабулу у древних авторов (в первую очередь — Эзопа и Федра; кроме того, Лафонтен черпал из «Панчатантры» и некоторых итальянских и латинских авторов Возрождения).
В 1668 году появились первые шесть книг басен, под скромным заглавием: «Басни Эзопа, переложенные на стихи г-ном де Лафонтеном». Басни Лафонтена написаны стихами.

ВОРОН И ЛИСИЦА
Дядюшка ворон, сидя на дереве,
Держал в своем клюве сыр.
Дядюшка лис, привлеченный запахом,
Повел с ним такую речь:
«Добрый день, благородный ворон!
Что за вид у вас! что за красота!
Право, если ваш голос
Так же ярок, как ваши перья, —
То вы — Феникс наших дубрав!»
Ворону этого показалось мало,
Захотел он блеснуть и голосом,
Разинул клюв — и выронил сыр.
Подхватил его лис и молвил: «Сударь,
Запомните: всякий льстец
Кормится от тех, кто его слушает, —
Вот урок вам, а урок стоит сыра».
И поклялся смущенный ворон (но поздно!),
Что другого урока ему не понадобится.

ЛИСИЦА И ВИНОГРАД
Лис-гасконец, а быть может, лис-нормандец
(Разное говорят),
Умирая с голоду, вдруг увидел над беседкой
Виноград, такой зримо зрелый,
В румяной кожице!
Наш любезник был бы рад им полакомиться,
Да не мог до него дотянуться
И сказал: «Он зелен —
Пусть им лакомится всякий сброд!»
Что ж, не лучше ли так, чем праздно сетовать?

ИЗРЕЧЕНИЕ СОКРАТА
Сократ однажды строил дом,
Каждый судил о нем по-своему:
Иному комнаты казались,
Право, дурны для такого хозяина,
Другой бранил внешний вид, но все
Твердили, что дом непомерно мал:
«Разве это дом? Повернуться негде!» —
«Ах, было б у меня столько истинных друзей,
Чтоб его наполнить!» — сказал Сократ.
И мудрец был прав:
Для таких его дом даже слишком был велик.
Каждый зовет себя другом, но глупец, кто этому верит:
Слыть другом — ничего нет легче,
Быть другом — ничего нет реже.

В Германии XVIII века к жанру басни обращается поэт Готхольд Эфраим Лессинг (1729–1781). Как и Эзоп, он пишет басни прозой. У французского поэта Лафонтена басня являлась грациозной новеллой, богато орнаментированной, “поэтической игрушкой”. Это был, говоря словами одной басни Лессинга, охотничий лук, в такой степени покрытый красивой резьбой, что он потерял свое первоначальное назначение, сделавшись украшением гостиной.
Как просветитель, Лессинг выдвинул на первый план серьезное, морально-воспитательное значение басни. Цель басни с его точки зрения — наглядное изображение при помощи какого-нибудь частного случая определенной моральной истины. Вся композиция басни должна быть подчинена этой цели: басня должна быть максимально кратка и точна, чтобы ничто не отвлекало в ней внимание читателя от нравственной идеи. “Краткость, — пишет Лессинг, — душа басни”. Таковы басни Эзопа. Свои собственные басни Лессинг пишет в прозе, иллюстрируя ими свою теорию. В теоретических воззрениях Лессинга и в его баснях наряду с тяготением к реализму сказалось значительное влияние рационализма, характерного для просветителей.

ВОРОНА И ЛИСИЦА
Ворона несла в когтях кусок отравленного мяса, которое рассерженный садовник подбросил для кошек своего соседа.
И только она уселась на старый дуб, чтобы съесть свою добычу, как подкралась лисица и воскликнула, обращаясь к ней:
— Слава тебе, о птица Юпитера!
— За кого ты меня принимаешь? — спросила ворона.
— За кого я тебя принимаю? — возразила лисица. — Разве не ты тот благородный орел, что каждый день спускается с руки Зевса на этот дуб и приносит мне, бедной, еду? Почему ты притворствуешь? Иль я не вижу в победоносных когтях твоих вымоленное мной подаяние, которое мне твой повелитель все еще посылает с тобою?
Ворона была удивлена и искренно обрадована тем, что ее сочли за орла. “Незачем выводить лисицу из этого заблуждения”, — подумала она.
И, преисполненная глупого великодушия, она бросила лисе свою добычу и гордо полетела прочь.
Лиса смеясь подхватила мясо и с злорадством съела его. Но скоро ее радость обратилась в болезненное ощущение; яд начал действовать, и она издохла.
Пусть бы и вам, проклятые лицемеры, в награду за ваши хвалы не добиться ничего, кроме яда.

ВИНОГРАД
Я знаю одного поэта, которому крикливые похвалы его мелких подражателей повредили больше, чем завистливое презрение строгих ценителей искусства.
— Он ведь кислый! — сказала лисица о винограде после безуспешных попыток допрыгнуть до него. Ее слова услышал воробей и произнес:
— Этот виноград кислый? Мне он не кажется таким!
Он подлетел к нему, попробовал и, найдя его чрезвычайно сладким, подозвал сотню своих собратьев — любителей полакомиться.
— Попробуйте-ка, попробуйте же! — кричал он. — Лисице взбрело в голову назвать этот превосходный виноград кислым!
Они все попробовали, и через несколько мгновений виноград был приведен в такое состояние, что ни одна лисица не пыталась больше его доставать.

ПАСТУХ И СОЛОВЕЙ
Тебя раздражает, о любимец муз, крикливое сборище парнасского сброда? Так услышь же от меня то, что однажды довелось услышать соловью.
— Спой, любезный соловей! – воскликнул как-то раз чудесным весенним вечером пастух, обращаясь к молчавшему певцу.
— Ах, — промолвил соловей, — лягушки подняли такой крик, что у меня пропала всякая охота петь. Или ты их не слышишь?
— Да, я их слышу, — возразил пастух, — но разве не твое молчание повинно в том, что я слышу их?

ОБЕЗЬЯНА И ЛИСИЦА
— Назови-ка мне такого умника среди зверей, которому я не могла бы подражать! — хвалилась обезьяна лисице.
Лисица же возражала:
— А ты попробуй назвать того недостойного зверя, которому придет в голову подражать тебе!
Писатели моей страны. Надо ли говорить еще яснее?

ВОЛК И ПАСТУХ
От повальной болезни у пастуха погибли все его овцы. Узнав об этом, волк явился выразить свое соболезнование.
— Пастух, — молвил он, — правда ли, что тебя постигло такое ужасное несчастье? Ты лишился всех своих овец? Милых, кротких, жирных овец! Мне так жаль тебя, что я готов плакать горькими слезами.
— Благодарю, господин Изегрим, — ответил пастух, — я вижу, что у тебя очень добрая душа.
— Его душа, — сказал пастуху пес Гилакс, — всегда такова, когда он сам страдает от несчастья ближнего.

СТРАУС
— Сейчас я полечу! — воскликнул гигантский страус, и весь птичий народ собрался вокруг него, в самом деле надеясь посмотреть на такое диковинное зрелище. — Сейчас я полечу! — воскликнул он еще раз, распростер огромные крылья и понесся вперед, подобно кораблю с поднятыми парусами, не покидая земли ни на секунду.
Вот вам поэтическое изображение тех непоэтических умов, которые в первых строках своих длиннейших од щеголяют гордыми крылами, грозятся залететь выше облаков и звезд и все же остаются верны бренному праху земли!

ЭЗОП И ЕГО ОСЕЛ
Осел сказал Эзопу:
— Когда ты опять произведешь на свет какую-нибудь побасенку про меня, дай мне там сказать что-либо благоразумное и глубокомысленное.
— Ты — и глубокомыслие! — ответил Эзоп. — Как можно это сочетать? Разве тогда не скажут люди, что ты учитель морали, а я осел?

В России писатели XVIII и XIX вв. тоже сочиняли басни. Пишут басни и поэты нашего времени.

Но самым прославленным русским баснописцем стал Иван Андреевич Крылов. В 1805 году молодой И. А. Крылов показал выполненный им перевод двух басен Лафонтена: «Дуб и трость» (Le Chene et le Roseau) и «Разборчивая невеста» (La Fille) известному поэту И. И. Дмитриеву, который одобрил его работу. В январе 1806 года басни были напечатаны в первом номере журнала «Московский зритель»; так начался путь Крылова-баснописца. См. страницу “Крылов И.А. Основные даты жизни и творчества”

Ссылка на основную публикацию