Басня Эзопа Резвый Осел

Басня Эзопа Резвый Осел

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 258 079
  • КНИГИ 592 366
  • СЕРИИ 22 122
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 552 704

Об авторе этой книги

Эзоп — баснописец древних времен. Он жил в Греции, приблизительно в седьмом веке до нашей эры. Он был раб, но рассказы его были так хороши, что хозяин даровал ему свободу. Даже цари, по преданию, приглашали его ко двору, чтобы послушать знаменитые басни.

В баснях действуют, в основном, животные. Но они, сохраняя каждый свой характер (Лиса — хитра, Козел — глуп и прочее), наделены человеческими чертами и человеческим разумом. Часто они попадают в трудные положения и порой находят из них оригинальный выход. Многие фразы Эзопа стали пословицами в разных языках. Басни его содержат как бы назидание, некий свод законов человеческого поведения в разных обстоятельствах.

Истории, рассказанные в древности Эзопом, разошлись по всему миру, их знают и любят люди всех стран.

Заяц и Черепаха

Заяц все дразнил Черепаху, что так медленно она ходит. Вот Черепаха и говорит:

— Давай бежать взапуски».

Заяц, конечно, согласился.

Вот припустил Заяц и сразу оставил Черепаху далеко позади. Но скоро он устал, начал останавливаться, лакомиться по пути сочными листиками. А полуденное солнце припекало с неба, и сделалось Зайцу жарко. Он оглянулся, увидал, что Черепаха плетется где-то далеко-далеко, прилег в тенечке и решил вздремнуть. Черепаху, думает, я всегда обогнать успею. А Черепаха шла себе, шла, видит: Заяц лежит и спит, прошла мимо, а потом вперед.

Проснулся Заяц и видит: а Черепаха-то его обогнала. Припустил он что было мочи, бежал, бежал, да не успел. Так Черепаха первая пришла к цели.

Не надо хвастаться и чересчур надеяться на свои силы!

Черепаха обогнала Зайца.

Лиса и виноград

Голодная Лиса как-то увидела: висят на лозах грозди винограда. И стала она прыгать, чтобы виноград достать.

Прыгает, прыгает, а достать виноград не может.

Досадно стало Лисе. Идет она прочь и говорит сама себе:

— Я-то думала — он спелый, а он зеленый совсем.

Завистник то хулит, до чего не может дотянуться.

А достать виноград не может.

Волк в овечьей шкуре

Решил Волк пробраться незаметно в овечье стадо, чтобы удобней ему было убивать и сжирать овец. Вот нашел он овечью шкуру, взял, надел на себя и незаметно пристроился к овцам.

А хозяин запер своих овец в овчарне, а потом видит — ужинать ему нечем. Вернулся он в овчарню, схватил первую же овцу и зарезал. А это как раз Волк и оказался.

Не рой другому яму, сам в нее попадешь.

Он закутался в овечью шкуру.

Мальчик который кричал: «‘Волк!»

Мальчишка-пастух пас своих овец недалеко от деревни. Вот раз решил он пошутить и закричал:

Люди услыхали, испугались, что волк овец задерет, и прибежали. А Мальчик и рад, что так ловко всех провел, и давай громко хохотать. Понравилось это ему. И он еще так пошутил, потом еще, еще, и всякий раз люди прибегали и видели, что волка нет никакого.

И вот наконец и вправду прибежал к стаду волк. Мальчик стал кричать:

Он кричал долго, кричал во все горло. Да уж люди привыкли, что всегда он их обманывает, и не поверили ему. И волк преспокойно перегрыз всех овец, одну за другой.

Не ври, не то тебе не поверят, даже когда ты будешь говорить правду.

Он кричал: «Волк! Волк!»

Кузнечик и Муравьи

Однажды в ясный зимний день сушили Муравьи зерно, оно у них промокло под осенними долгими дождями.

Вот приходит к ним Кузнечик и говорит:

— Дайте мне несколько зернышек. Я, — говорит, — просто с голоду погибаю.

Муравьи на минутку оторвались от работы, хотя вообще такое у них не принято.

— А можно тебя спросить, — говорят, — чем ты летом занимался? Почему запасов не сделал на зиму?

— Ах, — Кузнечик отвечает. — Летом у меня времени совсем не было. Я все занят был, все пел.

— Ну, раз летом ты все пел, — отвечают Муравьи, — значит, теперь займись зимними плясками.

Засмеялись они и опять принялись за работу.

Делу время — потехе час.

Муравьи на минутку перестали работать.

Когда Лиса в первый раз увидала Льва, она до того перепугалась, что чуть не умерла со страху.

Во второй раз она тоже испугалась, но уже сумела скрыть свой страх.

А уж в третий раз она совсем осмелела и заговорила со Львом так, будто они старые друзья.

Наглому все нипочем.

Чуть не умерла со страху.

Как-то раз два Горшка, один медный, другой глиняный, несло одной волной. Вот Медный Горшок и говорит:

— Ты держись ко мне поближе, уж я тебя защищу.

— Благодарю покорно, — отвечает Глиняный Горшок. — Когда ты далеко, я плыву себе спокойно, а если мы рядом будем, да нас одной волной столкнет, тут уж мне не поздоровится.

С сильным лучше быть начеку.

Пригласила Лиса Журавля к себе в гости и угощенье выставила — тарелку супа. Сама ест и облизывается, а Журавль долбит, долбит тарелку длинным клювом — да только зря он старался.

Очень Лисе было весело. Однако Журавль в долгу не остался. Тоже пригласил Лису и угощенье выставил: кувшин с узким длинным горлышком, а в нем вкусный компот. Сам туда длинный клюв запускает, ест и облизывается, а Лиса только смотрит и завидует. Так и ушла домой голодная.

Как ты себя ведешь с другими, так и с тобой другие себя поведут.

Журавль зря старался.

Леопард и три Быка

Леопард выслеживал трех Быков. Он хотел их схватить и съесть. Одного Быка он бы очень легко одолел, но эти три Быка никак не хотели расставаться. Куда один пойдет, туда и два других за ним следом. Что тут будешь делать? И стал Леопард распускать про Быков злые сплетни и гнусные слухи, очень старался, и наконец удалось ему Быков перессорить.

Как только увидел Леопард, что Быки поссорились и ходят теперь поврозь, так сразу он каждого схватил и без труда одолел.

Лучше друзьям держаться вместе — их распри только на руку врагам.

Леопард выслеживал Быков.

Однажды Волк пил воду из ручья и вдруг видит: недалеко от него, ниже по ручью, стоит Ягненок. И захотелось Волку его съесть. Но сперва надо было к чему-нибудь придраться.

— Как ты смеешь мне воду мутить? — спрашивает Волк.

— Как же я могу тебе ее мутить, если она течет от тебя ко мне, а не наоборот? — Ягненок отвечает.

Басня Эзопа Резвый Осел

в переводах © Дмитрия Н. Смирнова

МУРАВЕЙ И ГОРЛИЦА (3)

Муравей спустился к реке, чтобы утолить жажду, но поток подхватил его, и он начал тонуть. Горлица, сидящая на дерев e у реки, сорвала лист и бросила в воду рядом с муравьём. Тот вскарабкался на него и, невредимый, добрался до берега. Но тут он заметил птицелова, который уже расставил ловушку для горлицы. Не мешкая, муравей, подполз к нему и укусил за ногу. Птицелов вскрикнул от боли и уронил свои прутья, а горлица, услышав шум, улетела.

Не забывай добра сделанного тебе другими и не медли ответить благодарностью.

Колдун, сидя в базарной площади, предсказывал судьбы прохожим. Вдруг прибежал гонец, и сообщил, что двери дома его взломаны, а добро украдено. Колдун завопил от горя и опрометью кинулся домой. Сосед только и успел крикнуть ему вдогонку: «Вот какие вы, колдуны – берётесь предсказывать судьбы другим, а свою собственную предвидеть не можете!»

ЛИСА И ВИНОГРАД (11)

Голодная Лиса пробралась в сад и на высокой ветке увидела сочную гроздь Винограда. «Этого-то мне и надобно!» – воскликнула она, разбежалась и прыгнула один раз, другой, третий. но всё бесполезно – до Винограда никак не добраться. «Ах, так я и знала, зелен он ещё!» – фыркнула Лиса себе в оправдание и заспешила прочь.

ДВЕ РЫБЫ – МОРСКАЯ И ОЗЁРНАЯ (16)

Резвилась Рыбица в пресном озере, да вдруг волна подхватила её и унесла в солёное море. Увидала она тварей морских и стала над ними потешаться: «Ах, какие вы уродины, рыла неотёсанные, а я — поглядите-ка — вся тонкая, да изысканная, и дядька мой — сам озёрный князь!» Не вынесла морская Рыбища сраму такого от басурманки-рыбицы: «Хоть и солона правда моя, но придётся тебе меня выслушать: как загребут нас одним неводом, да вытянут на берег морской, тут соберутся все на меня глазеть, пальцы гнуть, да цену заламывать, а за тебя-мелюзгу и гроша ломаного не дадут!»

ДЕМАД И АФИНЯНЕ (20)

Оратор Демад обратился с речью к афинским согражданам, но никто не слушал его. Тогда он спросил: «Рассказать вам басню Эзопа?» Все согласились, и Демад начал так: «Богиня Деметра, Ласточка и Угорь шли вместе по дороге, но путь им преградила река. Тогда Ласточка перелетела её по воздуху, Угорь переплыл по волнам. » Тут Демад остановился, и в толпе кто-то спросил: «А Деметра-то что?» «А Деметра, – ответил Демад, – рассердилась на всех вас, потому что басни Эзопа для вас дороже, чем дела государственные!»

Так человек неразумный пренебрегает важными делами в угоду развлечениям.

ГАЛЧОНОК И ГОЛУБИ (23)

Увидел Галчонок, что у Голубей в голубятне всегда тепло, уютно и вдоволь еды. Выкрасился он белилами и влетел в голубятню. Сперва он ел молча, и Голуби приняли его за своего. Но тут он осмелел, и закричал по-галочьи. Голуби сразу сообразили, с кем имеют дело, и с позором вытолкали чужака. Пришлось Галчонку возвращаться в своё бедное гнездо, но братья не признали его из-за белых перьев, и не впустили. Так и болтается голодный Галчонок один, не зная куда податься.
Ах, бедняга: позарился на чужое, — и своего лишился.

ОРЁЛ И ЛИСИЦА (15)

Орёл и Лисица завели дружбу и поселились по соседству: Орёл на верхушке высокого дерева, а Лисица у его подножья. Отправились они на охоту. Лисица — в лес, а орёл — к лисьей норе, утащил маленького лисёнка, и устроил пир вместе со своими орлятями. Вернулась Лисица, и залилась горючими слезами, не зная, как отплатить дорогому товарищу. Но не долго было ждать. Летая над селом, увидел Орёл, как жители положили на горящий алтарь козочку — в жертву богам. Схватил её Орёл вместе с тлеющими угольями, и отнёс в своё гнездо. Но тут от сильного ветра разгорелись уголья и спалили орлиное гнездо вместе со всеми орлятями. Упало оно на землю прямо к лисей норе. Ух, и полакомилась же Лисица всласть!
Так, дурные деяния даже сильных мира сего, не остаются безнаказанными.

ЭЗОП И ПИСАТЕЛЬ (14)

Сочинитель, прочёл Эзопу своё творение, в котором он хвастливо именовал себя величайшим писателем. Ожидая одобрения баснописца, он спросил: «Надеюсь, вам понравилось, и вы разделяете моё высокое мнение о моей персоне? Или может, мне следовало бы не так часто упоминать о своей гениальности?» «Совсем нет, – отвечал Эзоп, пораженный глупостью и убожеством писанины. – Это хорошо, что вы хвалите себя, поскольку никто другой вас никогда не похвалит!»

У хозяина были Коза и Осёл. Как увидела Коза, что Осла лучше кормят, стала ему завидовать и сделала вид, что жалеет его: «Ох, как плохо с тобой обращаются: то заставляют вертеть каменные жернова, то навьючивают несусветные тяжести, а платят за это одними побоями! Не лучше ль тебе притвориться припадочным, да и свалиться в канаву, – вот тогда тебя пожалеют и дадут отдохнуть». Поверил Осёл Козе и свалился в канаву, да так весь изранился, что пошёл хозяин за лекарем. Осмотрел лекарь больного, покачал головой, и прописал верное средство – прикладывать к ослиным ранам лёгкие Козы. Осла удалось выходить, но для этого пришлось убить Козу.

Так и с людьми бывает: заманит один другого в ловушку, а сам в неё попадёт!

На сайте Эзоп Баснописец на «Проза.ру» публикуются новые басни.

Свой путь.

баснописец. Имя Эзопа встречается в работах историка Геродота (V ст. до н.э.), который сообщает, что Эзоп жил на острове Самосии, был рабом с физическими недостатками, со временем стал свободным, писал басни. Сборник Эзопа содержит 426 басен, написанных прозой. Произведения его краткие, мораль довольно прямая и лаконичная. Например, мораль басни «Ворон и Лисица» такая: «Эта басня касается неразумного человека». Традиции, начатые Эзопом, сохранились: персонажами басни выступают звери, растения, предметы; о главной проблеме говорится не прямо, а через иносказания (такое литературное явление получило название «эзопов язык»); в басне всегда есть мораль – поучительный вывод. Сюжеты Эзопа в І ст. н.э. использовал римский поэт Федр и сделал их стихотворными, позднее этот жанр разрабатывали француз Ж. Лафонтен, русский И. Крылов. Украинское баснописание представлено именами Г. Сковороды и Л. Глебова.

Во многих народах есть свои басни и свои баснописцы. Но первым творцом этого жанра был Эзоп, хромой раб из Фригии. О мудрости Эзопа составляли легенды. Он был намного умнее своих современников. Чтобы они могли воспользоваться его умом, Эзоп поучал их баснями.

В баснях Эзопа действуют и люди, и звери, и птицы, и насекомые, а иногда встречаются даже боги. С помощью ума и слова Эзоп создал целый мир, на который люди могли посмотреть со стороны и увидеть свои недостатки: зависть, жадность, хитрость, глупость, корыстолюбие. В своих баснях Эзоп показывает небольшую сценку, картинку из жизни. Вот голодная лисица смотрит на гроздь винограда, который ей не достать, свинья подрывает корни дуба, плодами которого питается. А вот сыновья перекапывают виноградник в поисках оставленного отцом сокровища. Читая басни Эзопа, мы легко запоминаем простые и мудрые истины о том, что «настоящее сокровище для людей – это умение трудиться», что «в мире нет ничего лучшего и худшего, чем язык» и т.д.

Сюжеты басен Эзопа заимствовали многие народы, в том числе и русский баснописец Иван Андреевич Крылов, который написал по сюжетам Эзопа басни «Лисица и виноград», «Волк и ягненок», «Свинья под дубом». Басни Эзопа и сегодня живут среди нас, они помогают нам быть умнее и добрее.

Когда человек впервые увидел верблюда, он так испугался его огромного роста, что убежал прочь. Через некоторое время, убедившись в кротости и смирении животного, он набрался смелости, и подошёл к нему. Вскоре затем, обнаружив, что зверь глуповат, он так осмелел, что сунул ему в рот уздечку и позвал мальчишку управлять им.
Привычка помогает преодолеть страх.

Звездочёт выходил по ночам из дома, чтобы наблюдать звёзды. Однажды вечером он брёл по пригороду, не отрывая взгляда от неба, и случайно упал в колодец. Сетуя и оплакивая свои ссадины и синяки, он громко взмолился о помощи. Прибежал сосед и, увидев, что произошло, сказал: “Послушай-ка, старик, не лучше ли, вместо того, чтобы любопытничать что там, на небе, посмотреть, что делается у тебя под носом?”

3. МУРАВЕЙ И ГОРЛИЦА

Муравей спустился к реке, чтобы утолить жажду, но поток подхватил его, и он начал тонуть. Горлица, сидящая на деревe у реки, сорвала лист и бросила в воду рядом с муравьём. Тот вскарабкался на него и, невредимый, добрался до берега. Но тут он заметил птицелова, который уже расставил ловушку для горлицы. Не мешкая, муравей, подполз к нему и укусил за ногу. Птицелов вскрикнул от боли и уронил свои прутья, а горлица, услышав шум, улетела.
Не забывай добра сделанного тебе другими и не медли ответить благодарностью.

Колдун, сидя в базарной площади, предсказывал судьбы прохожим. Вдруг прибежал гонец, и сообщил, что двери дома его взломаны, а добро украдено. Колдун завопил от горя и опрометью кинулся домой. Сосед только и успел крикнуть ему вдогонку: “Вот какие вы, колдуны – берётесь предсказывать судьбы другим, а свою собственную предвидеть не можете!”

5. ДВЕ ЛЯГУШКИ И КОЛОДЕЦ

Две лягушки жили в пруду. Когда под лучами жаркого летнего солнца пруд высох, они пошли искать себе другое жилище. По дороге им попался глубокий колодец с водой. Одна лягушка и говорит: “Давай, прыгнем в него, и будем там жить – у нас будет и крыша над головой, и питьё. Другая лягушка отвечала с большим благоразумием: “А что, если вода в колодце высохнет, – как мы выберемся из такой глубины?”
Что бы ты ни делал, – всегда думай о последствиях.

6. ДВЕ ЛЯГУШКИ-СОСЕДКИ

Две лягушки жили по соседству друг от друга. Одна обитала глубоко в пруду, укрытая от посторонних взглядов, а другая – в неглубокой сточной канаве, через которую проходила просёлочная дорога. Первая лягушка приглашала другую перебраться к ней – в пруду безопаснее, да и еда лучше и вкусней. Другая же всё отказывалась, мол, трудно покидать насиженное место. Вскоре тяжёлая телега проезжала через канаву, да и раздавила бедную лягушку.
Вот так несговорчивость до беды доводит!

Человек, совершивший убийство, спасался бегством – родственники убитого преследовавли его. На спуске к реке Нилу увидел он льва и страшно перепугался. Он поспешил влезть на дерево, но тут заметил огромную змею, свисавшую с верхней ветки. В ужасе он бросился опять к реке и прыгнул в воду, но тут крокодил поймал его и съел.
Ни на земле, ни в воздухе, ни в воде – нигде нет спасения душегубцу

Человек, отличавшийся скупостью, променял всё своё имущество на большой слиток золота. Он зарыл его под деревом в своём саду, но каждый день выкапывал, чтобы полюбоваться сокровищем, а затем закапывал снова. Его слуга подглядел хозяина за этим занятием, и только тот отлучился, – стащил клад и был таков. На следующий день, когда пропажа обнаружилась, бедняга стал громко причитать и рвать на себе волосы. Прибежал сосед и, узнав причину отчаянья, сказал: “Полно вам горевать! Возьмите-ка булыжник, положите его в яму, и представьте себе, что это настоящее золото, – разницы не будет никакой, вы ведь им не пользовались. А богатство, не приносящее пользы, всё равно как бы и не существует!”

Лягушка однажды вылезла из болота и объявила зверям, что она обучалась знахарству, сведуща в пользе всех снадобий, и способна излечить любую болезнь. Лисица её и спрашивает: “Как же ты берёшься лечить других, а свои болезни исцелить не можешь – кожа-то у тебя вся сморщенная, да и хромаешь ты на обе ноги!”

Осёл взобрался на крышу дома и, сделав несколько резвых скачков, провалился под кровлю. Хозяин опрометью кинулся на чердак, стащил осла вниз и проучил его здоровенной дубиной. Осёл был в полном недоумении: “Отчего это, ещё вчера, когда обезьяна проделывала то же самое, все хохотали, и корчились от удовольствия, а сегодня – всё совсем наоборот?”

11. ЛИСА И ВИНОГРАД

Голодная Лиса пробралась в сад и на высокой ветке увидела сочную гроздь Винограда. “Этого-то мне и надобно!” – воскликнула она, разбежалась и прыгнула один раз, другой, третий. но всё бесполезно – до Винограда никак не добраться. “Ах, так я и знала, зелен он ещё!” – фыркнула Лиса себе в оправдание и заспешила прочь.

12. ДЕЛЬФИЙЦЫ И ИХ ПРЕДКИ*

Дельфийцы спросили Эзопа: “Кто были наши предки?” “Они были рабами, – ответил Эзоп, – и если вы такие несведущие, то пора бы вам раскрыть глаза. Издревле был такой обычай: когда греки захватывали города, десятую часть добычи они посылали в Дельфы в дар Аполлону. Так, из ста волов они посылали десять, из ста коз – тоже десять, то же и с деньгами, и с мужчинами, и с женщинами. Поскольку вы потомки тех мужчин и женщин, у вас нет свободы – вы, словно невольники в кабале. Каково ваше происхождение, такова и ваша жизнь – вы рабы всех греков.

*Комментарий современника: Эта и другие подобные речи разгневали дельфийцев и предрешили казнь Эзопа.

Один купец приобрёл чёрного слугу, но решил, что тот чёрен от грязи и, что прежние хозяева его были такие нечистоплотные. Дома он стал отмывать, чистить, и скрести слугу, что было сил, так, что бедняга даже заболел, но кожа его осталась всё такой же чёрной.
Уж верно сказано, каким родишься – таким и останешься.

14. ЭЗОП И ПИСАТЕЛЬ

Сочинитель, прочёл Эзопу своё творение, в котором он хвастливо именовал себя величайшим писателем. Ожидая одобрения баснописца, он спросил: “Надеюсь, вам понравилось, и вы разделяете моё высокое мнение о моей персоне? Или может, мне следовало бы не так часто упоминать о своей гениальности?” “Совсем нет, – отвечал Эзоп, пораженный глупостью и убожеством писанины. – Это хорошо, что вы хвалите себя, поскольку никто другой вас никогда не похвалит!”

15. ОРЁЛ И ЛИСИЦА

Орёл и Лисица завели дружбу и поселились по соседству: Орёл на верхушке высокого дерева, а Лисица у его подножья. Отправились они на охоту. Лисица – в лес, а орёл – к лисьей норе, утащил маленького лисёнка, и устроил пир вместе со своими орлятями. Вернулась Лисица, и залилась горючими слезами, не зная, как отплатить дорогому товарищу. Но не долго было ждать. Летая над селом, увидел Орёл, как жители положили на горящий алтарь козочку – в жертву богам. Схватил её Орёл вместе с тлеющими угольями, и отнёс в своё гнездо. Но тут от сильного ветра разгорелись уголья и спалили орлиное гнездо вместе со всеми орлятями. Упало оно на землю прямо к лисей норе. Ух, и полакомилась же Лисица всласть!
Так, дурные деяния даже сильных мира сего, не остаются безнаказанными.

16. ДВЕ РЫБЫ – МОРСКАЯ И ОЗЁРНАЯ

Резвилась Рыбица в пресном озере, да вдруг волна подхватила её и унесла в солёное море. Увидала она тварей морских и стала над ними потешаться: “Ах, какие вы уродины, рыла неотёсанные, а я – поглядите-ка – вся тонкая, да изысканная, и дядька мой – сам озёрный князь!” Не вынесла морская Рыбища сраму такого от басурманки-рыбицы: “Хоть и солона правда моя, но придётся тебе меня выслушать: как загребут нас одним неводом, да вытянут на берег морской, тут соберутся все на меня глазеть, пальцы гнуть, да цену заламывать, а за тебя-мелюзгу и гроша ломаного не дадут!”

17. СНЫ ПРАВДИВЫЕ И ЛЖИВЫЕ

Как-то раз Аполлон, предводитель Муз, попросил у Зевса дар пророчества, чтобы стать лучшим в мире оракулом. Зевс согласился. Стал Аполлон всем предвещать их будущее, и дивились люди премудрости его. Подумал Аполлон: “Может я и впрямь такой умный”, – и стал ещё больше задирать нос перед другими богами. Не понравилось это Зевсу: “Проучу мальчишку, покажу ему, кто на Олимпе хозяин!” И выдумал Зевс для людей такие сновидения, чтобы они предвещали им будущее. Тут оказался Аполлон никому не нужен со своими пророчествами. Стал умолять он Зевса пощадить его, и вернуть ему утраченнное могущество. Недолго думая, Зевс простил Аполлона и, в дополнение к правдивым снам, выдумал сновидения лживые. Люди поняли, что снам теперь нельзя доверять, и снова стали просить прорицаний у Аполлона.

18. ОРЁЛ И ГАЛКА

Орёл слетел с высокого утёса, схватил ягнёнка крепкими когтями и унёс его в поднебесье. Галка смотрела на это с завистью, и решила сделать то же самое. Гордо облетела она овечье стадо, выбрала здоровенного барана, ухватилась за густую шерсть, но запуталась в ней когтями, и как ни билась, ни колотила крыльями, так и не смогла отцепиться. Прибежал тут пастух, поймал Галку, обрезал ей крылья и понёс домой детишкам на развлечение. “Это что за птичка?” – спросили дети. “Галка, – отвечал он, – уж верно – не Орёл. А Галка вздумавшая с Орлом тягаться – смешна, да и только!”

19. МЫШКА В КОТЛЕ

После плотного ужина, захотелось Мышке узнать, что, что там варится в котле. Пролезла она к самому краю и – бултых в кипящую похлёбку. Вынырнула она, чтобы только и успеть сказать: “Наелась я всласть, напилась вдоволь, а теперь пришло время отдать концы. ”
А вот и мораль: “Не предавайся излишествам, а то пропадешь как эта жадная Мышка”.

20. ДЕМАД И АФИНЯНЕ

Оратор Демад обратился с речью к афинским согражданам, но никто не слушал его. Тогда он спросил: “Рассказать вам басню Эзопа?” Все согласились, и Демад начал так: “Богиня Деметра, Ласточка и Угорь шли вместе по дороге, но путь им преградила река. Тогда Ласточка перелетела её по воздуху, Угорь переплыл по волнам. ” Тут Демад остановился, и в толпе кто-то спросил: “А Деметра-то что?” “А Деметра, – ответил Демад, – рассердилась на всех вас, потому что басни Эзопа для вас дороже, чем дела государственные!”
Так человек неразумный пренебрегает важными делами в угоду развлечениям.

Осёл увидел на поляне Лиру. Он приблизился к диковине и стал трогать её своим копытом. Струны зазвенели. “Какая замечательная штука, – подумал Осёл, – но мне она совершенно ни к чему, – я ведь в музыке профан. Ах, если бы кто-нибудь другой, более сведущий в музыке, нашёл её, какими божественными мелодиями я наслаждался бы теперь! Да, сколько талантов пропадает из-за простой случайности.”

*Примечание: Басня основана на поговорке “onos luras” (“ослиная лира”) или “onos autolurizon” (“осёл, играющий на лире”). Вполне возможно, что она только приписывается Эзопу, а в действительности принадлежит латинскому баснописцу Федру (ок. 15 до н.э. – ок. 50 н.э.).

22. БЛОХА И ЧЕЛОВЕК

Охотясь за блохой, человек, наконец, настиг её. Зажав её между двумя пальцами, он прорычал: “Ах ты, мерзавка! Как ты смела кусать меня!” И услышал в ответ: “Что ж поделаешь, такова жизнь наша блошиная. Но будь добр, не дави меня, – не так уж много зла я тебе причинила!” Человек затрясся от хохота: “Ха-ха-ха-ха! Ишь, чего вздумала! Прощайся с жизнью. Со злом мириться нельзя – ни с большим, ни с малым!”

23. ГАЛЧОНОК И ГОЛУБИ

Увидел Галчонок, что у Голубей в голубятне всегда тепло, уютно и вдоволь еды. Выкрасился он белилами и влетел в голубятню. Сперва он ел молча, и Голуби приняли его за своего. Но тут он осмелел, и закричал по-галочьи. Голуби сразу сообразили, с кем имеют дело, и с позором вытолкали чужака. Пришлось Галчонку возвращаться в своё бедное гнездо, но братья не признали его из-за белых перьев, и не впустили. Так и болтается голодный Галчонок один, не зная куда податься.
Ах, бедняга: позарился на чужое, – и своего лишился.

24. ЭЗОП И БЕГЛЫЙ РАБ

Раб, сбежавший от своего жестокого хозяина, встретил Эзопа. “Что с тобой? – спросил Эзоп, – на тебе лица нет.” “Ах, соседушка, – отвечал раб, – всё скажу тебе начисто, как отцу родному. Хозяин морит меня голодом, и сечёт больно. Пошлёт за тридевять земель, а еды в дорогу не даст! Обедает ли дома – служу ему до поздней ноченьки, в гостях ли, – коротаю ночку на дворе в сточной канаве. Мне уж на свободу пора – гляди, совсем обветшал, – а он всё в рабах держит! Кабы я провинился в чём, – всё бы терпел да помалкивал. А тут – и батоги, и бескормица, – всего не перескажешь, и – безо всякой вины. Вот я и пустился наутёк, куда ноги вынесут”. Выслушал его Эзоп и говорит: “Жаль мне тебя, но растолкуй ты мне вот что: если ты сейчас, без греха за душой, так жестоко страдаешь то, что же будет потом, когда ты действительно будешь в чём-то виноват?” Поразмыслил раб над словами Эзопа, да и воротился к хозяину.
К старым бедам новые прибавлять ни к чему!

25. ЛЕВ И ОЛЕНЁНОК

Увидев Льва, взбешённого от ярости, Оленёнок, забился в гущу леса, и пролепетал: “Нас всех постигло двойное несчастье! Пока Лев был в своём уме, – гнев его невозможно было переносить. Но теперь, когда он лишился раcсудка, – его уже ничто не остановит, и это непереносимо вдвойне!”

26. ЛЕВ, МЕДВЕДЬ И ЛИСА

Лев и Медведь поймали Оленёнка и затеяли драку, – кому достанется добыча. Долго боролись они, пока оба не свалились без сил. Всё это время Лиса следила за ними и смекнула, что теперь самое время действовать. Она мигом подлетела к ним, схватила Оленёнка и, – была такова. Лев и Медведь так были измучены, что не могли даже привстать, не то, что погнаться за похитительницей. “Какие мы дураки, – сказали они друг другу, – столько сил потратили, а всё – ради какой-то Лисы!”
Вот так всегда – одни трудятся, а плоды их трудов достаются тому, кто поизворотливей.

27. СРЕДСТВО ОТ УКУСА СОБАКИ

Человека укусила собака. Истекая кровью, бедняга побежал разыскивать лекаря. “Постой, – остановил его доброжелатель, – я знаю верное средство. Возьми хлебную лепёшку, накапай на неё крови из раны и дай собаке, которая тебя укусила. Пусть она её съест, и рана твоя заживёт”. Но Эзоп, который стоял рядом, засмеялся: “Твоё средство только навредит. Если он так сделает, каждой собаке в городе захочется его искусать. Не потакай обидчику, не то обидам конца не будет!”

28. ПЕТУХ И ЖЕМЧУЖИНА

Молодой Петушок рылся в навозе в поисках еды и нашёл жемчужину. “Ка-ка-какая прекрасная штука! – прокукарекал он. – Ка-ка-ка-кабы кто-то, знающий толк в таких вещах нашёл бы это, то он бы очистил тебя от грязи и вставил в золотую оправу. Но ты досталась мне, петуху, ка-ка-как раз в тот момент, когда я промышлял что-нибудь съестное. Так что – ку-ка-ре-ку! От этого ты ничуть не выигрыла, но и мне от тебя нет ника-ка-какого проку!”
Ты вникни в эту историю, если думаешь, что в баснях нет никакой ценности.

У хозяина были Коза и Осёл. Как увидела Коза, что Осла лучше кормят, стала ему завидовать и сделала вид, что жалеет его: “Ох, как плохо с тобой обращаются: то заставляют вертеть каменные жернова, то навьючивают несусветные тяжести, а платят за это одними побоями! Не лучше ль тебе притвориться припадочным, да и свалиться в канаву, – вот тогда тебя пожалеют и дадут отдохнуть”. Поверил Осёл Козе и свалился в канаву, да так весь изранился, что пошёл хозяин за лекарем.Осмотрел лекарь больного, покачал головой, и прописал верное средство – прикладывать к ослиным ранам лёгкие Козы. Осла удалось выходить, но для этого пришлось убить Козу.
Так и с людьми бывает: заманит один другого в ловушку, а сам в неё попадёт!

30. КОЗА И КОЗОПАС

Козопас пытался пригнать к стаду отставшую Козу. Он и свистел, и дул в рожок, но Коза не обращала на него ни малейшего внимания. Не выдержал Козопас, бросил в неё камень и сломал ей рог. Испугался Козопас и стал умолять Козу ничего не говорить хозяину, но Коза ему отвечала: “Какой же ты глупый! Рог сам за себя скажет, даже если я промолчу”.
И действительно, какой смысл скрывать то, что у всех на виду!

От Эзопа до Крылова

В споминаем, какие сюжеты и мотивы объединяют басни Эзопа, Лафонтена и Ивана Крылова и как они трансформируются на пути из Древней Греции через Францию в Россию.

Уж сколько раз твердили миру.

Как писал Геродот, Эзоп был рабом, который получил свободу. Изобличая пороки своих господ, он не мог прямо называть их в баснях, поэтому наделял их чертами животных. Обладая образным мышлением, острым глазом и не менее острым языком, Эзоп создал художественный мир, в котором волки рассуждают, лисы подводят под свои неудачи философские объяснения, а муравьи озвучивают мораль. За авторством Эзопа сохранился сборник из 426 басен в прозе, который изучали в античных школах, а сюжеты его актуальных во все времена историй пересказывали многие баснописцы поздних эпох. Например, Жан де Лафонтен и Иван Крылов.

«Голодная Лиса пробралась в сад и на высокой ветке увидела сочную гроздь винограда. «Этого-то мне и надобно!» — воскликнула она, разбежалась и прыгнула один раз, другой, третий. но всё бесполезно — до винограда никак не добраться. «Ах, так я и знала, зелен он ещё!» — фыркнула Лиса себе в оправдание и заспешила прочь».

Лис-гасконец, а быть может, лис-нормандец (Разное говорят), Умирая с голоду, вдруг увидел над беседкой Виноград, такой зримо зрелый, В румяной кожице! Наш любезник был бы рад им полакомиться, Да не мог до него дотянуться И сказал: «Он зелен — Пусть им кормится всякий сброд!» Что ж, не лучше ли так, чем праздно сетовать?

Голодная кума Лиса залезла в сад; В нем винограду кисти рделись. У кумушки глаза и зубы разгорелись; А кисти сочные, как яхонты, горят; Лишь то беда, висят они высоко: Отколь и как она к ним ни зайдет, Хоть видит око, Да зуб неймет. Пробившись попусту час целой, Пошла и говорит с досадою: «Ну, что́ ж! На взгляд-то он хорош, Да зелен — ягодки нет зрелой: Тотчас оскомину набьешь».

Если верить тому, что Эзоп говорил.

Жан де Лафонтен выделил новый литературный жанр — басню, — чью фабулу он позаимствовал у античных авторов, в том числе у Эзопа. В 1668 году он выпустил «Басни Эзопа, переложенные в стихах г-ном де Лафонтеном». В баснях Лафонтена не было возвышенной морали: остроумные истории утверждали необходимость мудрого и невозмутимого отношения к жизни. Любимец придворных, попавший в немилость к Людовику ХIV, он писал басни в угоду покровительнице, герцогине Буйонской, и называл свои труды «пространной стоактной комедией, поставленной на мировой сцене».

Нес муравей сушить за свой порог зерна, Которые он на зиму запас с лета. Голодная цикада подошла близко И попросила, чтоб не умереть, корму. «Но чем же занималась ты, скажи, летом?» «Я, не ленясь, все лето напролет пела». Расхохотался муравей и хлеб спрятал: «Ты летом пела, так зимой пляши в стужу». (Заботиться важнее о своей пользе, Чем негой и пирами услаждать душу.)

Цикада летом пела, Но лето пролетело. Подул Борей — бедняжке Пришлось тут очень тяжко. Осталась без кусочка: Ни мух, ни червячочка. Пошла она с нуждою к соседушке своей. Соседку, кстати, звали мамаша Муравей. И жалобно Цикада просила одолжить Хоть чуточку съестного, хоть крошку, чтоб дожить До солнечных и теплых деньков, когда она, Конечно же, заплатит соседушке сполна. До августа, божилась, вернет проценты ей. Но в долг давать не любит мамаша Муравей. И этот недостаток, нередкий у людей, Был не один у милой мамаши Муравей. Просительнице бедной устроили допрос: — Что ж делала ты летом? Ответь-ка на вопрос. — Я пела днем и ночью и не хотела спать. — Ты пела? Очень мило. Теперь учись плясать.

Попрыгунья Стрекоза Лето красное пропела; Оглянуться не успела, Как зима катит в глаза. Помертвело чисто поле; Нет уж дней тех светлых боле, Как под каждым ей листком Был готов и стол, и дом. Всё прошло: с зимой холодной Нужда, голод настает; Стрекоза уж не поет: И кому же в ум пойдет На желудок петь голодный! Злой тоской удручена, К Муравью ползет она: «Не оставь меня, кум милой! Дай ты мне собраться с силой И до вешних только дней Прокорми и обогрей!» — «Кумушка, мне странно это: Да работала ль ты в лето?» Говорит ей Муравей. «До того ль, голубчик, было? В мягких муравах у нас Песни, резвость всякий час, Так, что голову вскружило». — «А, так ты. » — «Я без души Лето целое всё пела». — «Ты всё пела? это дело: Так поди же, попляши!

Чтоб заключить в коротких мне словах.

«Это истинный ваш род, наконец вы нашли его», — сказал Ивану Крылову известный баснописец своего времени Иван Дмитриев, прочитав первые два перевода Лафонтена, выполненные поэтом. Крылов был мастером простого и точного языка, был склонен к пессимизму и иронии — что всегда отражалось в его произведениях. Он тщательно работал над текстами басен, стремясь к лаконичности и остроте повествования, и многие крыловские «остроумия» до сих пор остаются крылатыми фразами.

Иван Крылов стал классиком русской литературы еще при жизни, прославившись не только переложениями Лафонтена, но и собственными оригинальными злободневными баснями, которыми поэт откликался на самые разные события в стране.

У ручейка ягненок с волком встретились, Гонимые жаждой. По теченью выше — волк, Ягненок ниже. Мучим низкой алчностью, Разбойник ищет повода к столкновению. «Зачем, —он говорит, — водою мутною Питье мне портишь?» Кудрошерстый в трепете: «Могу ли я такую вызвать жалобу? Ведь от тебя ко мне течет вода в реке». Волк говорит, бессильный перед истиной: «Но ты меня ругал, тому шесть месяцев». А тот: «Меня еще и на свете не было». — «Так, значит, это твой отец ругал меня», — И так порешив, казнит его неправедно. О людях говорится здесь, которые Гнетут невинность, выдумавши поводы.

Довод сильнейшего всегда наилучший: Мы это покажем немедленно: Ягненок утолял жажду В потоке чистой волны; Идет Волк натощак, ищущий приключений, Голод его в эти места влек. «Откуда ты такой храбрый, чтобы мутить воду? — Говорит этот зверь, полный ярости — «Ты будешь наказан за свою храбрость. — Сир, отвечает Ягненок, пусть Ваше Величество не гневается; Но пусть посмотрит, Но пусть посмотрит, Что я утоляю жажду В потоке, На двадцать шагов ниже, чем Ваше Величество; И поэтому никоим образом Я не могу замутить вашу воду. — Ты ее мутишь, сказал жестокий зверь, — И я знаю, что ты злословил обо мне в прошлом году. — Как я мог, ведь я еще не родился тогда? — Сказал Ягненок, — я еще пью молоко матери. — Если не ты, то твой брат. — У меня нет брата. — Значит, кто-то из твоих. Вы меня вообще не щадите, Вы, ваши пастухи и ваши собаки. Мне так сказали: мне надо отомстить. После этого, в глубь лесов Волк его уносит, а потом съедает, Без всяких церемоний.

У сильного всегда бессильный виноват: Тому в Истории мы тьму примеров слышим, Но мы Истории не пишем; А вот о том как в Баснях говорят. ___ Ягненок в жаркий день зашел к ручью напиться; И надобно ж беде случиться, Что около тех мест голодный рыскал Волк. Ягненка видит он, на добычу стремится; Но, делу дать хотя законный вид и толк, Кричит: «Как смеешь ты, наглец, нечистым рылом Здесь чистое мутить питье Мое С песком и с илом? За дерзость такову Я голову с тебя сорву». — «Когда светлейший Волк позволит, Осмелюсь я донесть, что ниже по ручью От Светлости его шагов я на сто пью; И гневаться напрасно он изволит: Питья мутить ему никак я не могу». — «Поэтому я лгу! Негодный! слыхана ль такая дерзость в свете! Да помнится, что ты еще в запрошлом лете Мне здесь же как-то нагрубил: Я этого, приятель, не забыл!» — «Помилуй, мне еще и отроду нет году», — Ягненок говорит. «Так это был твой брат». — «Нет братьев у меня». — «Taк это кум иль сват И, словом, кто-нибудь из вашего же роду. Вы сами, ваши псы и ваши пастухи, Вы все мне зла хотите И, если можете, то мне всегда вредите, Но я с тобой за их разведаюсь грехи». — «Ах, я чем виноват?» — «Молчи! устал я слушать, Досуг мне разбирать вины твои, щенок! Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». — Сказал и в темный лес Ягненка поволок.

АФОРИЗМЫ ЦИТАТЫ ВЫСКАЗЫВАНИЯ ИЗРЕЧЕНИЯ

Навигация по сайту

Новое на сайте

Объявления

Реклама

Басни Эзопа:
Осел со статуей на спине.
Осел, ворон и волк.
Осел, лисица и лев.
Осел, навьюченный солью.
Осел, петух и лев.
Ослы и Зевс.
Осы, куропатки и крестьянин.
Отец и дочери.
Павлин и галка.
Пасечник.

Осел со статуей на спине
Один человек поставил на осла статую бога и погнал осла в город. И каждый встречный этой статуе низко кланялся; а осел решил, что это кланяются ему, возгордился, начал реветь и не захотел идти дальше. Догадался погонщик, в чем дело, и отколотил осла палкою, приговаривая: “Дурная ты голова! только этого не хватало, чтобы люди поклонились ослу!”
Басня показывает, что люди, которые хвастаются чужими заслугами, становятся посмешищем для всех, кто с ними знаком.

Осел, ворон и волк
Пасся на лугу осел, у которого вся спина была в ранах. Сел ему на спину ворон и стал их расклевывать. Осел ревел и бился, а погонщик стоял поодаль и хохотал. Увидел это, проходя мимо, волк и сказал сам себе: “Несчастные мы! нас увидят и бросаются в погоню, а ворон как ни вцепись, над ним только смеются”.
Басня показывает, что злых людей издалека видно.

Осел, лисица и лев
Осел и лисица решили жить в дружбе и отправилась на охоту. Встретился им лев. Лисица, завидев грозящую опасность, подбежала к нему и пообещала выдать осла, если он за это ее не тронет. Лев объявил, что отпустит ее; и тогда лиса подвела осла к ловушке и заманила его туда. Увидел лев, что осел уже убежать не может, и растерзал сперва лисицу, а потом уж набросился на осла.
Так люди, замышляющие зло против товарищей, часто не замечают, как и сами себя губят.

Осел, навьюченный солью
Осел, навьюченный солью, переходил через реку, но поскользнулся и упал в воду; соль растаяла, и ослу стало легче. Обрадовался осел, и когда в следующий раз подошел к реке, навьюченный губками, то подумал, что если он опять упадет, то снова встанет с облегченной ношей; и поскользнулся уже нарочно. Но вышло так, что губки от воды разбухли, поднять их было уже невмочь, и осел утонул.
Так не следует завидовать выгодам, которые сопряжены с опасностями и несчастьями.

Осел, петух и лев
На скотном дворе были осел и петух. Голодный лев увидел осла и хотел уже подкрасться и растерзать его. Но в этот самый миг запел петух, – а львы, говорят, петушиного пения боятся; припал лев к земле и пустился бежать. А осел воспрянул духом, видя, что лев петуха боится, и бросился в погоню; и тут-то, когда они отбежали подальше, лев повернулся и сожрал осла.
Так и некоторые люди, видя унижение своих врагов, преисполняются самоуверенности и, сами того не замечая, идут к гибели.

Ослы и Зевс
Ослы, измученные постоянным страданиями и невзгодами, отправили к Зевсу послов и просили у него избавления от трудов. Зевс, желая дать им понять, что это дело невозможное, сказал: тогда наступит перемена в их горькой судьбе, когда им удастся напрудить целую реку. А ослы подумали, что он и вправду это обещает; и вот до сих пор, где помочится один осел, туда сбегаются прудить и другие.
Басня показывает: кому что суждено, того не изменить.

Осы, куропатки и крестьянин
Однажды осы и куропатки, томясь жаждой, пришли к крестьянину и попросили у него попить воды; за это куропатки обещали ему вскопать виноградник и ухаживать за лозами, а осы – летать кругом и жалом отгонять воров. Ответил крестьянин: “Но у меня есть двое волов, они мне ничего не обещают, а все делают: лучше уж им я и дам пить”.
Басня относится к человеку неблагодарному.

Отец и дочери
У отца были две дочери. Одну он выдал за огородника, другую – за горшечника. Прошло время, пришел отец к жене огородника и спросил, как она живет и как у них дела. Она отвечала, что все у них есть, и об одном только они молят богов: чтобы настала гроза с ливнем и овощи напились. Немного спустя пришел он и к жене горшечника и тоже спросил, как она живет. Та ответила, что всего им хватает, и об одном только они молятся: чтобы стояла хорошая погода, светило солнце и посуда могла просохнуть. Сказал ей тогда отец: “Если ты будешь просить о хорошей погоде, а сестра твоя о ненастье, то с кем же должен молиться я?”
Люди, которые берутся за два разных дела сразу, понятным образом терпят неудачу в обоих.

Павлин и галка
Птицы держали совет, кого избрать царем, и павлин настаивал, чтобы выбрали его, потому что он красивый. Птицы уже готовы были согласиться, но тут галка сказала: “А если ты будешь царем и на нас нападет орел, то как ты нас спасешь?”
О том, что не красота, а сила должна украшать правителей.

Пасечник
Какой-то человек пришел на пасеку, когда пасечника не было, и унес с собой соты и мед. Вернулся пасечник, увидел, что ульи пустые, остановился и начал их осматривать. А пчелы прилетели с поля, заметили его и стали жалить. И пасечник, больно искусанный, сказал им: “Негодные вы твари! Кто украл ваши соты, того вы отпустили, не тронув, а меня, кто о вас же заботится, кусаете!”
Так иные люди, не умея разобраться, от врагов не защищаются, а друзей отталкивают как злоумышленников.

Детский час

для детей и родителей

Басни Крылова про ослов

Мы удивляемся естественности басен Крылова, изящной простоте и остроумию, глубине мысли и художественной отделке подробностей. Осёл — частый гость басен Крылова; не отличающийся умом персонаж.

«Осел и Мужик»
Мужик, на лето в огород
Наняв Осла, приставил
Ворон и воробьев гонять нахальный род.
Осел был самых честных правил:

Ни с хищностью, ни с кражей незнаком;
Не поживился он хозяйским ни листком
И птицам, грех сказать, чтобы давал потачку;
Но Мужику барыш был с огорода плох:
Осел, гоняя птиц, со всех ослиных ног,
По всем грядам, и вдоль и поперек,
Такую поднял скачку,
Что в огороде все примял и притоптал.
Увидя тут, что труд его пропал,
Крестьянин на спине ослиной
Убыток выместил дубиной.
«И ништо! — все кричат, — скотине поделом:
С его ль умом
За это дело браться!»

А я скажу, — не с тем, чтоб за Осла вступаться:
Он, точно, виноват (с ним сделан и расчет), —
Но, кажется, не прав и тот,
Кто поручил Ослу стеречь свой огород.

Поэт и баснописец, Иван Иванович Дмитриев, первым начал убеждать Крылова заниматься сочинением басен, прочитав переведённые Крыловым три басни Лафонтена. Преодолев определённый психологический порог и заглушив страсть к драматической поэзии, Крылов стал внимательнее присматриваться к жанру «басня».

«Осел и Соловей»
Осел увидел Соловья
И говорит ему: «Послушай-ка, дружище!
Ты, сказывают, петь великий мастерище!
Хотел бы очень я
Сам посудить, твое услышав пенье,
Велико ль подлинно твое уменье?»
Тут Соловей являть свое искусство стал:
Защелкал, засвистал
На тысячу ладов, тянул, переливался;
То нежно он ослабевал
И томной вдалеке свирелью отдавался,
То мелкой дробью вдруг по роще рассыпался.
Внимало все тогда
Любимцу и певцу Авроры;
Затихли ветерки, замолкли птичек хоры,
И прилегли стада.
Чуть-чуть дыша, пастух им любовался,
И только иногда,
Внимая Соловью, пастушке улыбался.
Скончал певец. Осел, уставясь в землю лбом:
«Изрядно, — говорит, — сказать не ложно,
Тебя без скуки слушать можно;
А жаль, что незнаком
Ты с нашим петухом;
Еще б ты боле навострился,
Когда бы у него немножко поучился»,
Услыша суд такой, мой бедный Соловей
Вспорхнул — и полетел за тридевять полей.

Избави бог и нас от этаких судей!

Чаще всего Крылов читал свои басни в доме А.Н.Оленина в блистательном обществе любителей русского слова. Здесь впечатление, производимое его коротенькими творениями, было огромным. Люди толпились около поэта, становились на стулья, слушали, ни проронив ни слова. Эффект от басен Крылова был невероятный. Как замечал современник, «басни, прочитанные самим автором, равнялся эффекту от арий Каталани».

«Лисица и Осел»
«Отколе, умная, бредешь ты, голова?» —
Лисица, встретяся с Ослом, его спросила.
«Сейчас лишь ото Льва!
Ну, кумушка, куда его девалась сила:
Бывало, зарычит, так стонет лес кругом,
И я без памяти бегом
Куда глаза глядят, от этого урода;
А ныне в старости и дряхл и хил,
Совсем без сил,
Валяется в пещере, как колода.
Поверишь ли, в зверях
Пропал к нему весь прежний страх,
И поплатился он старинными долгами!
Кто мимо Льва ни шел, всяк вымещал ему
По-своему:
Кто зубом, кто рогами…» —
«Но ты коснуться Льву, конечно, не дерзнул?» —
Лиса Осла перерывает.
«Вот на! — Осел ей отвечает, —
А мне чего робеть? и я его лягнул:
Пускай ослиные копыта знает!»

Так души низкие, будь знатен, силен ты,
Не смеют на тебя поднять они и взгляды;
Но упади лишь с высоты,
От первых жди от них обиды и досады.

Высоко ценил басни Крылова Жуковский. Он был в числе лучших друзей Крылова и отмечал его творения. Иван Андреевич с удовольствием проводил время в его квартире, на вечерах, в обществе Пушкина, Батюшкова, кн.Вяземского, Гнедича, Уварова, Карамзина.

«Филин и Осел»
Слепой Осел в лесу с дороги сбился
(Он в дальний путь было пустился).
Но к ночи в чащу так забрел мой сумасброд,
Что двинуться не мог ни взад он, ни вперед.
И зрячему бы тут не выйти из хлопот;
Но Филин в близости, по счастию, случился
И взялся быть Ослу проводником.
Все знают, Филины как ночью зорки:
Стремнины, рвы, бугры, пригорки —
Все это различал мой Филин, будто днем,
И к утру выбрался на ровный путь с Ослом.
Ну, как с проводником таким расстаться?
Вот просит Филина Осел, чтоб с ним остаться,
И вздумал изойти он с Филином весь свет.
Мой Филин господином
Уселся на хребте Ослином,
И стали путь держать; счастливо ль только? — Нет:
Лишь солнце на небе поутру заиграло,
У Филина в глазах темнее ночи стало.
Однако ж Филин мой упрям:
Ослу советует и вкось и впрям.
«Остерегись! — кричит, — направо будем в луже».
Но лужи не было, а влево вышло хуже.
«Еще левей возьми, еще левее шаг!»
И — бух Осел, и с Филином, в овраг.

В Императорской публичной библиотеке когда-то хранились разрозненные листы, сколотые булавкой. На особом листе рукою Гнедича была сделана заметка: «Экземпляр басен, сколотый булавкой, который Иван Андреевич Крылов в таком виде имел с собой, когда читал императрице Марии Федоровне в Зимнем дворце в 1813 году, будучи вместе со мной». Обыкновенно писал он на лоскутках и держал в кармане помятые листки.

«Апеллес и Ослёнок»
Кто самолюбием чрез меру заражен,
Тот мил себе и в том, чем он другим смешон;
И часто тем ему случается хвалиться,
Чего бы должен он стыдиться.

С Осленком встретясь, Апеллес
Зовет к себе Осленка в гости;
В Осленке заиграли кости;
Осленок хвастовством весь душит лес
И говорит зверям: «Как Апеллес мне скучен!
Я им размучен:
Ну, все зовет к себе, где с ним ни встречусь я.
Мне кажется, мои друзья,
Намерен он с меня писать Пегаса».—
«Нет», — Апеллес сказал, случася близко тут:
Намеряся писать мидасов суд,
Хотел с тебя списать я уши для Мидаса;
И коль пожалуешь ко мне, я буду рад:
Ослиных мне ушей и много хоть встречалось,
Но этаких, какими ты богат,
Не только у ослят,
Ни даже у ослов мне видеть не случалось».

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.

Читайте также:  Басня Эзопа Бобр
Ссылка на основную публикацию