Басня Эзопа Волы и ось

Читать онлайн “Басни Эзопа” автора Эзоп – RuLit – Страница 4

— То-то и оно, сынок, — отвечала мать. — Оттого она тебя и ужалила. Взялся бы ты за нее покрепче, и нисколько бы она тебя не обстрекала.

Крепче держись за то, что тебе нужно.

Он побежал пожаловаться матери.

Юпитер и Черепаха

Юпитер собрался жениться и у по такому случаю созвал всех зверей на пир. И все пришли, а Черепаха не пришла, к большому удивлению Юпитера.

Вот потом повстречал Юпитер Черепаху и спрашивает, почему, мол, не пришла?

— Да как-то не хотелось из дому вылезать, — Черепаха отвечает. — Обожаю бывать дома.

Рассердился Юпитер на Черепаху за такой ответ и постановил: пусть отныне все Черепахи всегда носят свой дом на спине и не смогут из него вылезти.

Опасайся прогневить богов.

Все пришли, кроме Черепахи.

Сорока и Голуби

Увидела Сорока, какие сытые, упитанные Голуби на ферме, позавидовала им и решила сама Голубем прикинуться.

Выкрасилась белой краской и полетела к Голубям. И, покуда она молчала, никто думать не думал, что это не Голубь.

Но вот захотелось Сороке поболтать. И сразу все поняли, кто это такая, и стали клевать нещадно. Насилу она от них живая вырвалась и полетела поскорей к другим Сорокам.

Но Сороки ее не узнали в новом белом наряде и прогнали от себя. И стала та Сорока одинокой странницей.

Будь самим собой.

Сорока выкрасилась в белый цвет.

Крестьянин и Яблоня

Была у Крестьянина в саду старая Яблоня. Она давно не приносила плодов, а только давала приют кузнечикам и воробьям, которые пели и чирикали в ее ветвях. Надоела Крестьянину бесплодная Яблоня, и он решил ее срубить. Даже топор принес.

А кузнечики и воробьи давай его просить:

— Ты не руби нашу Яблоню, не то мы улетим на другое дерево и ты уже не будешь слышать наших веселых песен, пока работаешь в саду.

Не послушал их Крестьянин. Взялся за топор. И вдруг видит: в Яблоне дупло, а в нем пчелиный рой и полным-полно меда.

Бросил Крестьянин топор и говорит:

— Видно, и старая Яблоня может пригодиться.

Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь.

А в Яблоне было дупло.

Однажды пара Волов везла по дороге тяжело груженую телегу. Уж они тянули, уж они трудились, а Ось тележная все скрипела и стонала. Надоело это Волам. Они и говорят:

— Эй ты там! Мы трудимся, а ты скрипишь и стонешь!

Не верь тому, кто вечно стонет.

Тяжело груженая телега.

Мальчик и орехи

Полез Мальчик в кувшин с орехами и набрал в горсть столько, сколько мог ухватить. Стал вытаскивать руку, а она не пролезает — горлышко у кувшина слишком узко.

Уж Мальчик и так и сяк — и кулак не вытащишь, и орехи выпустить жалко. И он горько расплакался. Увидел это добрый человек и говорит Мальчику:

— Милый Мальчик, ты лучше не жадничай. Выпусти из кулака половину орехов, и спокойно вынешь руку.

Не хватай то, что не можешь удержать.

Горлышко было слишком узко.

Лиса без хвоста

Попала Лиса в капкан. Выбраться-то из капкана она сумела, да хвост там пришлось оставить.

Срам-то какой! Лисе стыдно было на люди показаться, жизнь ей стала не мила. И вот решила она убедить всех Лис поотрезать хвосты, чтобы самой не выделяться.

Собрала она всех Лис и говорит:

— Ну что такое хвост? Ведь это безобразие, если вдуматься. Вдобавок они все тяжелые такие. Устаешь таскать!

И только одна Лиса ей отвечает:

— Подруга! Если бы ты сама хвоста не лишилась, небось и нас не уговаривала бы свои отрезать!

Не всякому совету верь.

Она созвала всех Лис.

Путешественник и его Собака

Собрался Путешественник в дорогу, а собака у двери лежит, растянулась. Путешественник ей говорит:

— Ну, что ты разлеглась? В путь пора!

А Собака только хвостом вильнула и отвечает:

— Да я давно готова, только тебя и поджидаю.

Свою вину не сваливай на другого.

Собака вильнула хвостом.

Как-то раз после кораблекрушения одного Моряка Море выбросило на берег, и он заснул, истомленный долгой борьбой с волнами.

Проснулся он и стал горько упрекать Море за предательство: оно, мол, приманивает людей ясной гладью, а потом, когда они доверяются ему, безжалостно крушит суда.

И тогда встало Море в образе прекрасной девы и сказало:

— Не брани меня, Моряк! Нет ничего на свете меня тише и надежней. Во всем ветер виноват. Это он хлещет, стегает, баламутит мою ласковую гладь и приводит меня в ярость, которая от природы мне совсем не свойственна.

Не так-то легко понять бывает, кто виноват.

Море встало в образе прекрасной девы.

Дикий Кабан и Лиса

Дикий Кабан точил клыки о древесный ствол, а мимо проходила Лиса. Лиса и говорит:

— Ты зачем, Кабан, клыки точишь? Охотники далеко, ничто тебе не угрожает.

— И впрямь, подруга, — отвечает ей Кабан. — Но в ту минуту, когда жизнь моя будет в опасности, мне понадобятся мои клыки, а уж времени не будет их наточить.

Готовься к беде заранее, придет — поздно будет.

Кабан точил рога.

Меркурий и Ваятель

Решил Меркурий разузнать, как ценят его люди. Вот принял он облик человека и пришел в мастерскую к Ваятелю, где было много статуй.

Меркурий видит статую Юпитера и спрашивает, какова цена этой статуи.

— Одна крона, — Ваятель отвечает.

— Всего-то, — Меркурий усмехнулся. — А этой? — И показывает на Юнону.

— А эта, — был ответ, — стоит всего полкроны.

— А сколько же стоит вот эта статуя? — И тут Меркурий показывает на свое собственное изображение.

— А эту я задаром отдам, если купишь две другие, — отвечал Ваятель.

Цену нам определят другие.

У Ваятеля в мастерской.

Олениха и Олененок

Олениха говорила Олененку:

— Сынок, природа тебе дала крепкие ноги, сильное тело и могучие рога. Не постигаю — почему ты так трусливо бегаешь от собак?

От Эзопа до Крылова

В споминаем, какие сюжеты и мотивы объединяют басни Эзопа, Лафонтена и Ивана Крылова и как они трансформируются на пути из Древней Греции через Францию в Россию.

Уж сколько раз твердили миру.

Как писал Геродот, Эзоп был рабом, который получил свободу. Изобличая пороки своих господ, он не мог прямо называть их в баснях, поэтому наделял их чертами животных. Обладая образным мышлением, острым глазом и не менее острым языком, Эзоп создал художественный мир, в котором волки рассуждают, лисы подводят под свои неудачи философские объяснения, а муравьи озвучивают мораль. За авторством Эзопа сохранился сборник из 426 басен в прозе, который изучали в античных школах, а сюжеты его актуальных во все времена историй пересказывали многие баснописцы поздних эпох. Например, Жан де Лафонтен и Иван Крылов.

«Голодная Лиса пробралась в сад и на высокой ветке увидела сочную гроздь винограда. «Этого-то мне и надобно!» — воскликнула она, разбежалась и прыгнула один раз, другой, третий. но всё бесполезно — до винограда никак не добраться. «Ах, так я и знала, зелен он ещё!» — фыркнула Лиса себе в оправдание и заспешила прочь».

Лис-гасконец, а быть может, лис-нормандец (Разное говорят), Умирая с голоду, вдруг увидел над беседкой Виноград, такой зримо зрелый, В румяной кожице! Наш любезник был бы рад им полакомиться, Да не мог до него дотянуться И сказал: «Он зелен — Пусть им кормится всякий сброд!» Что ж, не лучше ли так, чем праздно сетовать?

Голодная кума Лиса залезла в сад; В нем винограду кисти рделись. У кумушки глаза и зубы разгорелись; А кисти сочные, как яхонты, горят; Лишь то беда, висят они высоко: Отколь и как она к ним ни зайдет, Хоть видит око, Да зуб неймет. Пробившись попусту час целой, Пошла и говорит с досадою: «Ну, что́ ж! На взгляд-то он хорош, Да зелен — ягодки нет зрелой: Тотчас оскомину набьешь».

Если верить тому, что Эзоп говорил.

Жан де Лафонтен выделил новый литературный жанр — басню, — чью фабулу он позаимствовал у античных авторов, в том числе у Эзопа. В 1668 году он выпустил «Басни Эзопа, переложенные в стихах г-ном де Лафонтеном». В баснях Лафонтена не было возвышенной морали: остроумные истории утверждали необходимость мудрого и невозмутимого отношения к жизни. Любимец придворных, попавший в немилость к Людовику ХIV, он писал басни в угоду покровительнице, герцогине Буйонской, и называл свои труды «пространной стоактной комедией, поставленной на мировой сцене».

Нес муравей сушить за свой порог зерна, Которые он на зиму запас с лета. Голодная цикада подошла близко И попросила, чтоб не умереть, корму. «Но чем же занималась ты, скажи, летом?» «Я, не ленясь, все лето напролет пела». Расхохотался муравей и хлеб спрятал: «Ты летом пела, так зимой пляши в стужу». (Заботиться важнее о своей пользе, Чем негой и пирами услаждать душу.)

Цикада летом пела, Но лето пролетело. Подул Борей — бедняжке Пришлось тут очень тяжко. Осталась без кусочка: Ни мух, ни червячочка. Пошла она с нуждою к соседушке своей. Соседку, кстати, звали мамаша Муравей. И жалобно Цикада просила одолжить Хоть чуточку съестного, хоть крошку, чтоб дожить До солнечных и теплых деньков, когда она, Конечно же, заплатит соседушке сполна. До августа, божилась, вернет проценты ей. Но в долг давать не любит мамаша Муравей. И этот недостаток, нередкий у людей, Был не один у милой мамаши Муравей. Просительнице бедной устроили допрос: — Что ж делала ты летом? Ответь-ка на вопрос. — Я пела днем и ночью и не хотела спать. — Ты пела? Очень мило. Теперь учись плясать.

Попрыгунья Стрекоза Лето красное пропела; Оглянуться не успела, Как зима катит в глаза. Помертвело чисто поле; Нет уж дней тех светлых боле, Как под каждым ей листком Был готов и стол, и дом. Всё прошло: с зимой холодной Нужда, голод настает; Стрекоза уж не поет: И кому же в ум пойдет На желудок петь голодный! Злой тоской удручена, К Муравью ползет она: «Не оставь меня, кум милой! Дай ты мне собраться с силой И до вешних только дней Прокорми и обогрей!» — «Кумушка, мне странно это: Да работала ль ты в лето?» Говорит ей Муравей. «До того ль, голубчик, было? В мягких муравах у нас Песни, резвость всякий час, Так, что голову вскружило». — «А, так ты. » — «Я без души Лето целое всё пела». — «Ты всё пела? это дело: Так поди же, попляши!

Чтоб заключить в коротких мне словах.

«Это истинный ваш род, наконец вы нашли его», — сказал Ивану Крылову известный баснописец своего времени Иван Дмитриев, прочитав первые два перевода Лафонтена, выполненные поэтом. Крылов был мастером простого и точного языка, был склонен к пессимизму и иронии — что всегда отражалось в его произведениях. Он тщательно работал над текстами басен, стремясь к лаконичности и остроте повествования, и многие крыловские «остроумия» до сих пор остаются крылатыми фразами.

Читайте также:  Басня Эзопа Ласточка и Змея

Иван Крылов стал классиком русской литературы еще при жизни, прославившись не только переложениями Лафонтена, но и собственными оригинальными злободневными баснями, которыми поэт откликался на самые разные события в стране.

У ручейка ягненок с волком встретились, Гонимые жаждой. По теченью выше — волк, Ягненок ниже. Мучим низкой алчностью, Разбойник ищет повода к столкновению. «Зачем, —он говорит, — водою мутною Питье мне портишь?» Кудрошерстый в трепете: «Могу ли я такую вызвать жалобу? Ведь от тебя ко мне течет вода в реке». Волк говорит, бессильный перед истиной: «Но ты меня ругал, тому шесть месяцев». А тот: «Меня еще и на свете не было». — «Так, значит, это твой отец ругал меня», — И так порешив, казнит его неправедно. О людях говорится здесь, которые Гнетут невинность, выдумавши поводы.

Довод сильнейшего всегда наилучший: Мы это покажем немедленно: Ягненок утолял жажду В потоке чистой волны; Идет Волк натощак, ищущий приключений, Голод его в эти места влек. «Откуда ты такой храбрый, чтобы мутить воду? — Говорит этот зверь, полный ярости — «Ты будешь наказан за свою храбрость. — Сир, отвечает Ягненок, пусть Ваше Величество не гневается; Но пусть посмотрит, Но пусть посмотрит, Что я утоляю жажду В потоке, На двадцать шагов ниже, чем Ваше Величество; И поэтому никоим образом Я не могу замутить вашу воду. — Ты ее мутишь, сказал жестокий зверь, — И я знаю, что ты злословил обо мне в прошлом году. — Как я мог, ведь я еще не родился тогда? — Сказал Ягненок, — я еще пью молоко матери. — Если не ты, то твой брат. — У меня нет брата. — Значит, кто-то из твоих. Вы меня вообще не щадите, Вы, ваши пастухи и ваши собаки. Мне так сказали: мне надо отомстить. После этого, в глубь лесов Волк его уносит, а потом съедает, Без всяких церемоний.

У сильного всегда бессильный виноват: Тому в Истории мы тьму примеров слышим, Но мы Истории не пишем; А вот о том как в Баснях говорят. ___ Ягненок в жаркий день зашел к ручью напиться; И надобно ж беде случиться, Что около тех мест голодный рыскал Волк. Ягненка видит он, на добычу стремится; Но, делу дать хотя законный вид и толк, Кричит: «Как смеешь ты, наглец, нечистым рылом Здесь чистое мутить питье Мое С песком и с илом? За дерзость такову Я голову с тебя сорву». — «Когда светлейший Волк позволит, Осмелюсь я донесть, что ниже по ручью От Светлости его шагов я на сто пью; И гневаться напрасно он изволит: Питья мутить ему никак я не могу». — «Поэтому я лгу! Негодный! слыхана ль такая дерзость в свете! Да помнится, что ты еще в запрошлом лете Мне здесь же как-то нагрубил: Я этого, приятель, не забыл!» — «Помилуй, мне еще и отроду нет году», — Ягненок говорит. «Так это был твой брат». — «Нет братьев у меня». — «Taк это кум иль сват И, словом, кто-нибудь из вашего же роду. Вы сами, ваши псы и ваши пастухи, Вы все мне зла хотите И, если можете, то мне всегда вредите, Но я с тобой за их разведаюсь грехи». — «Ах, я чем виноват?» — «Молчи! устал я слушать, Досуг мне разбирать вины твои, щенок! Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». — Сказал и в темный лес Ягненка поволок.

Басни Эзопа, стр. 4

— Да как-то не хотелось из дому вылезать, — Черепаха отвечает. — Обожаю бывать дома.

Рассердился Юпитер на Черепаху за такой ответ и постановил: пусть отныне все Черепахи всегда носят свой дом на спине и не смогут из него вылезти.

Опасайся прогневить богов.

Все пришли, кроме Черепахи.

Сорока и Голуби

Увидела Сорока, какие сытые, упитанные Голуби на ферме, позавидовала им и решила сама Голубем прикинуться.

Выкрасилась белой краской и полетела к Голубям. И, покуда она молчала, никто думать не думал, что это не Голубь.

Но вот захотелось Сороке поболтать. И сразу все поняли, кто это такая, и стали клевать нещадно. Насилу она от них живая вырвалась и полетела поскорей к другим Сорокам.

Но Сороки ее не узнали в новом белом наряде и прогнали от себя. И стала та Сорока одинокой странницей.

Будь самим собой.

Сорока выкрасилась в белый цвет.

Крестьянин и Яблоня

Была у Крестьянина в саду старая Яблоня. Она давно не приносила плодов, а только давала приют кузнечикам и воробьям, которые пели и чирикали в ее ветвях. Надоела Крестьянину бесплодная Яблоня, и он решил ее срубить. Даже топор принес.

А кузнечики и воробьи давай его просить:

— Ты не руби нашу Яблоню, не то мы улетим на другое дерево и ты уже не будешь слышать наших веселых песен, пока работаешь в саду.

Не послушал их Крестьянин. Взялся за топор. И вдруг видит: в Яблоне дупло, а в нем пчелиный рой и полным-полно меда.

Бросил Крестьянин топор и говорит:

— Видно, и старая Яблоня может пригодиться.

Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь.

А в Яблоне было дупло.

Однажды пара Волов везла по дороге тяжело груженую телегу. Уж они тянули, уж они трудились, а Ось тележная все скрипела и стонала. Надоело это Волам. Они и говорят:

— Эй ты там! Мы трудимся, а ты скрипишь и стонешь!

Не верь тому, кто вечно стонет.

Тяжело груженая телега.

Мальчик и орехи

Полез Мальчик в кувшин с орехами и набрал в горсть столько, сколько мог ухватить. Стал вытаскивать руку, а она не пролезает — горлышко у кувшина слишком узко.

Уж Мальчик и так и сяк — и кулак не вытащишь, и орехи выпустить жалко. И он горько расплакался. Увидел это добрый человек и говорит Мальчику:

— Милый Мальчик, ты лучше не жадничай. Выпусти из кулака половину орехов, и спокойно вынешь руку.

Не хватай то, что не можешь удержать.

Горлышко было слишком узко.

Лиса без хвоста

Попала Лиса в капкан. Выбраться-то из капкана она сумела, да хвост там пришлось оставить.

Срам-то какой! Лисе стыдно было на люди показаться, жизнь ей стала не мила. И вот решила она убедить всех Лис поотрезать хвосты, чтобы самой не выделяться.

Собрала она всех Лис и говорит:

— Ну что такое хвост? Ведь это безобразие, если вдуматься. Вдобавок они все тяжелые такие. Устаешь таскать!

И только одна Лиса ей отвечает:

— Подруга! Если бы ты сама хвоста не лишилась, небось и нас не уговаривала бы свои отрезать!

Не всякому совету верь.

Она созвала всех Лис.

Путешественник и его Собака

Собрался Путешественник в дорогу, а собака у двери лежит, растянулась. Путешественник ей говорит:

— Ну, что ты разлеглась? В путь пора!

А Собака только хвостом вильнула и отвечает:

— Да я давно готова, только тебя и поджидаю.

Свою вину не сваливай на другого.

Собака вильнула хвостом.

Как-то раз после кораблекрушения одного Моряка Море выбросило на берег, и он заснул, истомленный долгой борьбой с волнами.

Проснулся он и стал горько упрекать Море за предательство: оно, мол, приманивает людей ясной гладью, а потом, когда они доверяются ему, безжалостно крушит суда.

И тогда встало Море в образе прекрасной девы и сказало:

— Не брани меня, Моряк! Нет ничего на свете меня тише и надежней. Во всем ветер виноват. Это он хлещет, стегает, баламутит мою ласковую гладь и приводит меня в ярость, которая от природы мне совсем не свойственна.

Не так-то легко понять бывает, кто виноват.

Море встало в образе прекрасной девы.

Дикий Кабан и Лиса

Дикий Кабан точил клыки о древесный ствол, а мимо проходила Лиса. Лиса и говорит:

— Ты зачем, Кабан, клыки точишь? Охотники далеко, ничто тебе не угрожает.

— И впрямь, подруга, — отвечает ей Кабан. — Но в ту минуту, когда жизнь моя будет в опасности, мне понадобятся мои клыки, а уж времени не будет их наточить.

Готовься к беде заранее, придет — поздно будет.

Кабан точил рога.

Меркурий и Ваятель

Решил Меркурий разузнать, как ценят его люди. Вот принял он облик человека и пришел в мастерскую к Ваятелю, где было много статуй.

Меркурий видит статую Юпитера и спрашивает, какова цена этой статуи.

— Одна крона, — Ваятель отвечает.

— Всего-то, — Меркурий усмехнулся. — А этой? — И показывает на Юнону.

— А эта, — был ответ, — стоит всего полкроны.

— А сколько же стоит вот эта статуя? — И тут Меркурий показывает на свое собственное изображение.

— А эту я задаром отдам, если купишь две другие, — отвечал Ваятель.

Цену нам определят другие.

У Ваятеля в мастерской.

Олениха и Олененок

Олениха говорила Олененку:

— Сынок, природа тебе дала крепкие ноги, сильное тело и могучие рога. Не постигаю — почему ты так трусливо бегаешь от собак?

И тут как раз оба они услышали громкий заливистый лай собачьей своры.

— Стой тут, — говорит Олениха. — А на меня не гляди.

И с этими словами помчалась прочь со всех ног.

Труса храбрости не научишь.

«Природа дала тебе крепкие ноги…»

Подошел Олень к пруду напиться. И увидел свое отражение в воде. Очень понравились ему сильные, ветвистые рога, а стройные, тонкие ноги — совсем не понравились.

Пока он так стоял и на себя смотрел, напал на него Лев. Но Олень скоро оставил Льва позади, он бежал быстро-быстро по пустому полю.

Но, добежав до леса, он сразу запутался в ветвях своими роскошными рогами, и Лев его схватил.

АФОРИЗМЫ ЦИТАТЫ ВЫСКАЗЫВАНИЯ ИЗРЕЧЕНИЯ

Навигация по сайту

Новое на сайте

Объявления

Реклама

Басни Эзопа:
Волк и пастух.
Волк и собака.
Волк и старуха.
Волк и цапля.
Волк и ягненок.
Волк и ягненок.
Волки и овцы.
Волы и ось.
Ворожея.
Ворон и змея.

Волк и пастух
Волк шел за стадом овец, но никого не трогал. Пастух сперва заподозрил в нем врага и с опаской выжидал; но, увидев, что волк идет все время следом, а ни на кого не нападает, пастух решил, что нашел в волке не врага, а сторожа. И когда пришла ему нужда отлучиться в город, оставил он своих овец волку и ушел. Понял волк, что пришел его час, и прикончил чуть ли не все стадо. Вернулся пастух, увидел, что овцы его погибли, и сказал: “Поделом мне: как я мог овец доверить волку?”
Так и люди, которые доверяют свое добро жадным, поделом его теряют.

Волк и собака
Волк увидел огромную собаку в ошейнике на цепи и спросил: “Кто это тебя приковал и так откормил?” Ответила собака: “Охотник”. – “Нет, не для волка такая судьба! мне и голод милей, чем тяжелый ошейник”.
В несчастье и еда не вкусна.

Читайте также:  Басня Эзопа Чиж

Волк и старуха
Голодный волк рыскал в поисках добычи. Подошел он к одной хижине и услышал, как плачет ребенок, а старуха ему грозит: “Перестань, не то выброшу тебя волку!” Подумал волк, что она правду сказала, и стал ждать. Вечер наступил, а старуха все не исполняла обещанного; и ушел волк прочь с такими словами: “В этом доме люди говорят одно, а делают другое”.
Эта басня относится к тем людям, у которых слово расходится с делом.

Волк и цапля
Волк подавился костью и рыскал, чтобы найти кого-нибудь себе в помощь. Встретилась ему цапля, и он стал сулить ей награду, если она вытащит кость. Цапля засунула голову в волчью глотку, вытащила кость и потребовала обещанной награды. Но волк в ответ: “Мало тебе, любезная, что ты из волчьей пасти голову целой вынесла, – так тебе еще и награду подавай?”
Басня показывает , что когда дурные люди не делают зла, это им уже кажется благодеянием.

Волк и ягненок
Волк увидел ягненка, который пил воду из речки, и захотелось ему под благовидным предлогом ягненка сожрать. Встал он выше по течению и начал попрекать ягненка, что тот мутит ему воду и не дает пить. Ответил ягненок, что воды он едва губами касается, да и не может мутить ему воду, потому что стоит ниже по течению. Видя, что не удалось обвинение, сказал волк: “Но в прошлом году ты бранными словами поносил моего отца!” Ответил ягненок, что его тогда еще и на свете не было. Сказал на это волк: “Хоть ты и ловок оправдываться, а все-таки я тебя съем!”
Мораль басни Волк и ягненок: кто заранее решился на злое дело, того и самые честные оправдания не остановят.

Волк и ягненок
Волк гнался за ягненком. тот забежал в храм. Волк стал его звать обратно: ведь если его поймает жрец, то принесет в жертву богу. Ответил ягненок: “Лучше мне стать жертвой богу, чем погибнуть от тебя”.
Мораль басни Волк и ягненок: Если нужно умереть, то лучше умереть с честью.

Волки и овцы
Волки хотели напасть на стадо овец, но никак это им не удавалось, потому что овец сторожили собаки. Тогда решили они добиться своего хитростью и послали к овцам послов с предложением выдать собак: ведь из-за них-то и пошла вражда, и если их выдадут, то меж волками и овцами водворится мир. Овцы не подумали, что из этого получится, и выдали собак. И тогда волки, оказавшись сильнее, без труда расправились с беззащитным стадом.
Так и государства, которые без сопротивления выдают народных вождей, незаметно для себя становятся вскоре добычей врагов.

Волы и ось
Волы тянули телегу, а ось скрипела; обернулись они и сказали ей: “Эх ты! мы везем всю тяжесть, а ты стонешь?”
Так и некоторые люди: другие тянут, а они притворяются измученными.

Ворожея
Одна ворожея бралась заговорами и заклинаниями отвращать гнев богов и этим отлично жила и немало наживалась. Но нашлись люди, привлекли к суду, осудили и приговорили к смертной казни. И, видя, как вели ее на суд, кто-то сказал: “Как же ты бралась отвращать гнев божества, а не смогла унять даже гнев людей?”
Басня обличает обманщиков, которые сулят великое, а попадаются на малом.

Ворон и змея
Ворон, не видя нигде добычи, заметил змею, которая грелась на солнце, налетел на нее и схватил; но змея извернулась и его ужалила; и сказал ворон, испуская дух: “Несчастный я! такую нашел добычу, что сам от нее погибаю”.
Басню можно применить к человеку, который нашел клад и стал бояться за свою жизнь.

Тема: Басня, аллегория, эзопов язык. Истоки басенного жанраИ. А. Крылов: детство, начало литературной деятельности

Цель:расширить представление о басне как одном из старейших жанров литературы; продолжить изучение биографии И.А. Крылова

Ход урока

I.Проверка домашнего задания
После короткой артикуляционной разминки слушаем выразительное чтение басни Ломоносова «Случились вместе два Астронома в пиру. », выразительное чтение высказывания Ломоносова «Красота, великолепие, сила и богатство. » и подготовленных высказываний-рассуждений на заданную тему.

II. Роды и жанры литературы
Читаем теоретическую статью учебника (с. 53), делаем записи в тетради, например:

Роды литературыЖанры
ЭпосРассказы, повести, романы
ЛирикаСтихотворения, поэмы
ДрамаПьеса-сказка, драма

— Произведения каких жанров мы уже изучали? К каким родам литературы они относятся?
III. Басня, аллегория, эзопов язык. Истоки басенного жанра (Эзоп, Лафонтен, русские баснописцы XVIII века)
Активизируем знания, которые есть у детей к 5 классу.
— Что вы знаете о баснях? Какие басни вы читали?
Как правило, дети уже знают, что такое мораль басни, читали басни И. А. Крылова «Ворона и Лисица», «Свинья под Дубом», «Мартышка и очки», «Квартет», «Мужик и Медведь» и некоторые другие. Предложим тем, кто повторил басни, прочитать их наизусть.
Басня — это краткий стихотворный или прозаический рассказ нравоучительного характера, имеющий иносказательный, аллегорический смысл.
Аллегория — иносказательное изображение предмета, явления для того, чтобы наглядно показать его главные черты.
Приведем примеры аллегории: волк — злой человек, лиса — хитрый человек (ученики продолжат этот ряд).
— Что такое мораль басни?
Мораль басни — начальные или заключительные строки басни с нравоучительным выводом.
Слово учителя
Басня — очень древний литературный жанр. Один из самых известных баснописцев — Эзоп — жил в Древней Греции в VI веке до Рождества Христова. Он сочинил очень много басен, которые потом были переведены и перерабатывались многими баснописцами. Басни Эзопа не были стихотворными.
Подготовленные ученики читают басни Эзопа .

ЭЗОП
ВОРОН И ЛИСИЦА

Ворон унес кусок мяса и уселся на дереве. Лисица увидела, и захотелось ей заполучить это мясо. Стала она перед вороном и принялась его расхваливать: уж и велик он, и красив, и мог бы получше других стать царем над птицами, да и стал бы, конечно, будь у него еще и голос. Ворону и захотелось показать ей, что есть у него еще и голос: выпустил он мясо и закаркал громким голосом. А лисица подбежала, ухватила мясо и говорит: «Эх, ворон, кабы у тебя еще и ум был в голове, — ничего бы тебе больше не требовалось, чтобы царствовать». Басня уместна против человека неразумного.

ЛИСИЦА И ВИНОГРАД

Голодная лисица увидела виноградную лозу со свисающими гроздьями и хотела до них добраться, да не смогла; и, уходя прочь, сказала сама себе: «Они еще зеленые!»
Так и у людей, иные не могут добиться успеха по причине того, что сил нет, а винят в этом обстоятельства.

Волы тянули телегу, а ось скрипела; обернулись они и сказали ей: «Эх ты! Мы везем всю тяжесть, а ты стонешь?»
Так и некоторые люди: другие трудятся, а они притворяются измученными.

ЛИСИЦА И СОБАКИ

Лисица пристала к стаду овец, ухватила одного из ягнят-сосунков и сделала вид, что ласкает его. «Что ты делаешь?» — спросила ее собака. «Нянчу его и играю с ним», — отвечала лисица. Тогда собака сказала: «А коли так, отпусти-ка ягненка, не то я приласкаю тебя по-собачьему!»
Басня относится к человеку легкомысленному, глупому и вороватому.

Сейчас мы о языке басен, о языке иносказаний говорим: эзопов язык. Коротко запишем с тетрадях:
Эзопов язык — язык иносказаний.

В XVIII в. во Франции при дворе короля Людовика XIV жил писатель Жан де Лафонтен. Он понял, что басни, которые писал Эзоп 23 столетия назад, продолжают оставаться важными, актуальными для людей и тоже стал сочинять и перерабатывать басни. Басни Лафонтена написаны стихами .

ВОРОН И ЛИСИЦА Дядюшка ворон, сидя на дереве, Держал в своем клюве сыр. Дядюшка лис, привлеченный запахом, Повел с ним такую речь: «Добрый день, благородный ворон! Что за вид у вас! что за красота! Право, если ваш голос Так же ярок, как ваши перья, — То вы — Феникс наших дубрав!» Ворону этого показалось мало, Захотел он блеснуть и голосом, Разинул клюв — и выронил сыр. Подхватил его лис и молвил: «Сударь, Запомните: всякий льстец Кормится от тех, кто его слушает, — Вот урок вам, а урок стоит сыра». И поклялся смущенный ворон (но поздно!), Что другого урока ему не понадобится. ЛИСИЦА И ВИНОГРАД Лис-гасконец, а быть может, лис-нормандец (Разное говорят), Умирая с голоду, вдруг увидел над беседкой Виноград, такой зримо зрелый, В румяной кожице! Наш любезник был бы рад им полакомиться, Да не мог до него дотянуться И сказал: «Он зелен — Пусть им лакомится всякий сброд!» Что ж, не лучше ли так, чем праздно сетовать?

ИЗРЕЧЕНИЕ СОКРАТА Сократ однажды строил дом, Каждый судил о нем по-своему: Иному комнаты казались, Право, дурны для такого хозяина, Другой бранил внешний вид, но все Твердили, что дом непомерно мал: «Разве это дом? Повернуться негде!» — «Ах, было б у меня столько истинных друзей, Чтоб его наполнить!» — сказал Сократ. И мудрец был прав: Для таких его дом даже слишком был велик. Каждый зовет себя другом, но глупец, кто этому верит: Слыть другом — ничего нет легче, Быть другом — ничего нет реже.

В России писатели XVIII и XIX вв. тоже сочиняли басни. Пишут басни и поэты нашего времени. Но самым прославленным русским баснописцем стал Иван Андреевич Крылов.

IV. И. А. Крылов: детство, начало литературной деятельности
Читаем статью учебника, посвященную жизни и творчеству И. А. Крылова (с. 56—58).
Подчеркнем, что именно чтение помогло Крылову стать одним из самых образованных людей своего времени.

Домашнее задание
Подготовить рассказ об И. А. Крылове (2-е задание, с. 58).

Опережающее домашнее задание
Взять в библиотеке сборник басен Крылова, читать басни, готовиться к викторине (,см. ниже).

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.

Папиллярные узоры пальцев рук – маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Басня Эзопа Волы и ось

Басня — очень древний литературный жанр. Басня – краткий рассказ, чаще всего в стихах, главным образом сатирического характера. Басня – жанр иносказательный, поэтому за рассказом о вымышленных персонажах (чаще всего о зверях) скрываются нравственные и общественные проблемы.

Один из самых известных баснописцев — Эзоп (VI–V вв. до н.э.) — жил в Древней Греции в VI веке до Рождества Христова. По преданиям, Эзоп родился во Фригии (Малая Азия), был рабом, а затем вольноотпущенником. Некоторое время жил при дворе лидийского царя Креза в Сардах. Позднее, находясь в Дельфах, был обвинен жрецами в святотатстве и сброшен со скалы.
Эзоп сочинил очень много басен, которые потом были переведены и перерабатывались многими баснописцами. Басни Эзопа не были стихотворными.

ВОРОН И ЛИСИЦА
Ворон унес кусок мяса и уселся на дереве. Лисица увидела, и захотелось ей заполучить это мясо. Стала она перед вороном и принялась его расхваливать: уж и велик он, и красив, и мог бы получше других стать царем над птицами, да и стал бы, конечно, будь у него еще и голос. Ворону и захотелось показать ей, что есть у него еще и голос: выпустил он мясо и закаркал громким голосом. А лисица подбежала, ухватила мясо и говорит: «Эх, ворон, кабы у тебя еще и ум был в голове, — ничего бы тебе больше не требовалось, чтобы царствовать».
Басня уместна против человека неразумного.

Читайте также:  Басня Эзопа Собака и Волк

ЛИСИЦА И ВИНОГРАД
Голодная лисица увидела виноградную лозу со свисающими гроздьями и хотела до них добраться, да не смогла; и, уходя прочь, сказала сама себе: «Они еще зеленые!»
Так и у людей, иные не могут добиться успеха по причине того, что сил нет, а винят в этом обстоятельства.

ВОЛЫ И ОСЬ
Волы тянули телегу, а ось скрипела; обернулись они и сказали ей: «Эх ты! Мы везем всю тяжесть, а ты стонешь?»
Так и некоторые люди: другие трудятся, а они притворяются измученными.

ЛИСИЦА И СОБАКИ
Лисица пристала к стаду овец, ухватила одного из ягнят-сосунков и сделала вид, что ласкает его. «Что ты делаешь?» — спросила ее собака. «Нянчу его и играю с ним», — отвечала лисица. Тогда собака сказала: «А коли так, отпусти-ка ягненка, не то я приласкаю тебя по-собачьему!»
Басня относится к человеку легкомысленному, глупому и вороватому.

Сейчас мы о языке басен, о языке иносказаний говорим: эзопов язык. Эзопов язык — язык иносказаний.

Римский поэт-баснописец Федр (конец I в. до н. э. — первая половина I в. н. э.) переводил басни Эзопа и подражал им. Родом Федр был из римской провинции Македонии. В Италию попал, вероятно, еще очень молодым; судя по заголовку его произведений, он был вольноотпущенником Августа.
Басни Федра дошли до нас в двух рукописных сводах. Первый, более полный извод, представлен двумя рукописями IX—X вв.: Пифеевской (Pithoeanus) и Реймсской (Remensis). Всего известны 134 басни Федра (считая прологи и эпилоги к книгам).
Федр так аргументирует выбор жанра:
. Угнетённость рабская,
Не смевшая сказать того, что хочется,
Все чувства изливала в этих басенках,
Где были ей защитой смех и выдумки.
Басни написаны латинским шестистопным ямбом (ямбическим сенарием), как и комедии Плавта и Теренция. В основном, это переводы басен Эзопа, но также и собственные басни «в духе Эзопа». При составлении своих сборников Федр ориентировался на диатрибу, поэтому подражал Горацию, чьи сатиры были образцом диатрибического стиля в стихах.

ЛИСИЦА И ВОРОН
Кто счастлив лестью, что в обманчивых словах, –
Потерпит кару он в раскаянии позднем.

Однажды ворон своровал с окошка сыр
И съесть сбирался, на высокий севши сук.
Лисица видит – и такую речь ведет:
“О, как прекрасен, ворон, перьев блеск твоих,
В лице и теле, ворон, сколько красоты.
Имел бы голос – лучше птицы б не найти”.
А глупый ворон, голос высказать спеша,
Свой сыр роняет изо рта. Поспешно тут
Хитрец лисица жадно в губы сыр берет.
И стонет глупый, что поддался на обман.
См. также страницу “Федр. Басни”.

В XVIII в. во Франции при дворе короля Людовика XIV жил писатель Жан де Лафонтен (1621–1695). Он понял, что басни, которые писал Эзоп 23 столетия назад, продолжают оставаться важными, актуальными для людей и тоже стал сочинять и перерабатывать басни.
Он создал новый жанр, заимствуя внешнюю фабулу у древних авторов (в первую очередь — Эзопа и Федра; кроме того, Лафонтен черпал из «Панчатантры» и некоторых итальянских и латинских авторов Возрождения).
В 1668 году появились первые шесть книг басен, под скромным заглавием: «Басни Эзопа, переложенные на стихи г-ном де Лафонтеном». Басни Лафонтена написаны стихами.

ВОРОН И ЛИСИЦА
Дядюшка ворон, сидя на дереве,
Держал в своем клюве сыр.
Дядюшка лис, привлеченный запахом,
Повел с ним такую речь:
«Добрый день, благородный ворон!
Что за вид у вас! что за красота!
Право, если ваш голос
Так же ярок, как ваши перья, —
То вы — Феникс наших дубрав!»
Ворону этого показалось мало,
Захотел он блеснуть и голосом,
Разинул клюв — и выронил сыр.
Подхватил его лис и молвил: «Сударь,
Запомните: всякий льстец
Кормится от тех, кто его слушает, —
Вот урок вам, а урок стоит сыра».
И поклялся смущенный ворон (но поздно!),
Что другого урока ему не понадобится.

ЛИСИЦА И ВИНОГРАД
Лис-гасконец, а быть может, лис-нормандец
(Разное говорят),
Умирая с голоду, вдруг увидел над беседкой
Виноград, такой зримо зрелый,
В румяной кожице!
Наш любезник был бы рад им полакомиться,
Да не мог до него дотянуться
И сказал: «Он зелен —
Пусть им лакомится всякий сброд!»
Что ж, не лучше ли так, чем праздно сетовать?

ИЗРЕЧЕНИЕ СОКРАТА
Сократ однажды строил дом,
Каждый судил о нем по-своему:
Иному комнаты казались,
Право, дурны для такого хозяина,
Другой бранил внешний вид, но все
Твердили, что дом непомерно мал:
«Разве это дом? Повернуться негде!» —
«Ах, было б у меня столько истинных друзей,
Чтоб его наполнить!» — сказал Сократ.
И мудрец был прав:
Для таких его дом даже слишком был велик.
Каждый зовет себя другом, но глупец, кто этому верит:
Слыть другом — ничего нет легче,
Быть другом — ничего нет реже.

В Германии XVIII века к жанру басни обращается поэт Готхольд Эфраим Лессинг (1729–1781). Как и Эзоп, он пишет басни прозой. У французского поэта Лафонтена басня являлась грациозной новеллой, богато орнаментированной, “поэтической игрушкой”. Это был, говоря словами одной басни Лессинга, охотничий лук, в такой степени покрытый красивой резьбой, что он потерял свое первоначальное назначение, сделавшись украшением гостиной.
Как просветитель, Лессинг выдвинул на первый план серьезное, морально-воспитательное значение басни. Цель басни с его точки зрения — наглядное изображение при помощи какого-нибудь частного случая определенной моральной истины. Вся композиция басни должна быть подчинена этой цели: басня должна быть максимально кратка и точна, чтобы ничто не отвлекало в ней внимание читателя от нравственной идеи. “Краткость, — пишет Лессинг, — душа басни”. Таковы басни Эзопа. Свои собственные басни Лессинг пишет в прозе, иллюстрируя ими свою теорию. В теоретических воззрениях Лессинга и в его баснях наряду с тяготением к реализму сказалось значительное влияние рационализма, характерного для просветителей.

ВОРОНА И ЛИСИЦА
Ворона несла в когтях кусок отравленного мяса, которое рассерженный садовник подбросил для кошек своего соседа.
И только она уселась на старый дуб, чтобы съесть свою добычу, как подкралась лисица и воскликнула, обращаясь к ней:
— Слава тебе, о птица Юпитера!
— За кого ты меня принимаешь? — спросила ворона.
— За кого я тебя принимаю? — возразила лисица. — Разве не ты тот благородный орел, что каждый день спускается с руки Зевса на этот дуб и приносит мне, бедной, еду? Почему ты притворствуешь? Иль я не вижу в победоносных когтях твоих вымоленное мной подаяние, которое мне твой повелитель все еще посылает с тобою?
Ворона была удивлена и искренно обрадована тем, что ее сочли за орла. “Незачем выводить лисицу из этого заблуждения”, — подумала она.
И, преисполненная глупого великодушия, она бросила лисе свою добычу и гордо полетела прочь.
Лиса смеясь подхватила мясо и с злорадством съела его. Но скоро ее радость обратилась в болезненное ощущение; яд начал действовать, и она издохла.
Пусть бы и вам, проклятые лицемеры, в награду за ваши хвалы не добиться ничего, кроме яда.

ВИНОГРАД
Я знаю одного поэта, которому крикливые похвалы его мелких подражателей повредили больше, чем завистливое презрение строгих ценителей искусства.
— Он ведь кислый! — сказала лисица о винограде после безуспешных попыток допрыгнуть до него. Ее слова услышал воробей и произнес:
— Этот виноград кислый? Мне он не кажется таким!
Он подлетел к нему, попробовал и, найдя его чрезвычайно сладким, подозвал сотню своих собратьев — любителей полакомиться.
— Попробуйте-ка, попробуйте же! — кричал он. — Лисице взбрело в голову назвать этот превосходный виноград кислым!
Они все попробовали, и через несколько мгновений виноград был приведен в такое состояние, что ни одна лисица не пыталась больше его доставать.

ПАСТУХ И СОЛОВЕЙ
Тебя раздражает, о любимец муз, крикливое сборище парнасского сброда? Так услышь же от меня то, что однажды довелось услышать соловью.
— Спой, любезный соловей! – воскликнул как-то раз чудесным весенним вечером пастух, обращаясь к молчавшему певцу.
— Ах, — промолвил соловей, — лягушки подняли такой крик, что у меня пропала всякая охота петь. Или ты их не слышишь?
— Да, я их слышу, — возразил пастух, — но разве не твое молчание повинно в том, что я слышу их?

ОБЕЗЬЯНА И ЛИСИЦА
— Назови-ка мне такого умника среди зверей, которому я не могла бы подражать! — хвалилась обезьяна лисице.
Лисица же возражала:
— А ты попробуй назвать того недостойного зверя, которому придет в голову подражать тебе!
Писатели моей страны. Надо ли говорить еще яснее?

ВОЛК И ПАСТУХ
От повальной болезни у пастуха погибли все его овцы. Узнав об этом, волк явился выразить свое соболезнование.
— Пастух, — молвил он, — правда ли, что тебя постигло такое ужасное несчастье? Ты лишился всех своих овец? Милых, кротких, жирных овец! Мне так жаль тебя, что я готов плакать горькими слезами.
— Благодарю, господин Изегрим, — ответил пастух, — я вижу, что у тебя очень добрая душа.
— Его душа, — сказал пастуху пес Гилакс, — всегда такова, когда он сам страдает от несчастья ближнего.

СТРАУС
— Сейчас я полечу! — воскликнул гигантский страус, и весь птичий народ собрался вокруг него, в самом деле надеясь посмотреть на такое диковинное зрелище. — Сейчас я полечу! — воскликнул он еще раз, распростер огромные крылья и понесся вперед, подобно кораблю с поднятыми парусами, не покидая земли ни на секунду.
Вот вам поэтическое изображение тех непоэтических умов, которые в первых строках своих длиннейших од щеголяют гордыми крылами, грозятся залететь выше облаков и звезд и все же остаются верны бренному праху земли!

ЭЗОП И ЕГО ОСЕЛ
Осел сказал Эзопу:
— Когда ты опять произведешь на свет какую-нибудь побасенку про меня, дай мне там сказать что-либо благоразумное и глубокомысленное.
— Ты — и глубокомыслие! — ответил Эзоп. — Как можно это сочетать? Разве тогда не скажут люди, что ты учитель морали, а я осел?

В России писатели XVIII и XIX вв. тоже сочиняли басни. Пишут басни и поэты нашего времени.

Но самым прославленным русским баснописцем стал Иван Андреевич Крылов. В 1805 году молодой И. А. Крылов показал выполненный им перевод двух басен Лафонтена: «Дуб и трость» (Le Chene et le Roseau) и «Разборчивая невеста» (La Fille) известному поэту И. И. Дмитриеву, который одобрил его работу. В январе 1806 года басни были напечатаны в первом номере журнала «Московский зритель»; так начался путь Крылова-баснописца. См. страницу “Крылов И.А. Основные даты жизни и творчества”

Ссылка на основную публикацию