Басня Толстого Осел и Лошадь

Басня Толстого Осел и Лошадь

Сказки, басни, были и рассказы

© Слепков А. Г., ил., 2017

© ООО «Издательство АСТ», 2017

Стрекоза и муравьи

Осенью у муравьёв подмокла пшеница; они её сушили. Голодная стрекоза попросила у них корму. Муравьи сказали:

– Что ж ты летом не собрала корму?

– Недосуг было: песни пела.

Они засмеялись и говорят:

– Если летом играла, зимой пляши.

Работницы и петух

Хозяйка по ночам будила работниц и, как запоют петухи, сажала за дело. Работницам тяжело показалось, и они вздумали убить петуха, чтобы не будил хозяйки. Убили – им стало хуже: хозяйка боялась проспать и ещё раньше стала поднимать работниц.

Собака и её тень

Собака шла по дощечке через речку, а в зубах несла мясо. Увидала она себя в воде и подумала, что там другая собака мясо несёт, – она бросила своё мясо и кинулась отнимать у той собаки: того мяса вовсе не было, а своё волною унесло.

И осталась собака ни при чём.

Осёл в львиной шкуре

Осёл надел львиную шкуру, и все думали – лев. Побежал народ и скотина. Подул ветер, шкура распахнулась, и стало видно осла. Сбежался народ – исколотили осла.

Лев спал. Мышь пробежала ему по телу. Он проснулся и поймал её. Мышь стала просить, чтобы он пустил её; она сказала:

– Если ты меня пустишь, и я тебе добро сделаю.

Лев засмеялся, что мышь обещает ему добро сделать, и пустил её.

Потом охотники поймали льва и привязали верёвкой к дереву. Мышь услыхала львиный рёв, прибежала, перегрызла верёвку и сказала:

– Помнишь, ты смеялся, не думал, чтобы я могла тебе добро сделать, а теперь видишь – бывает и от мыши добро.

Мальчик стерёг овец и, будто увидав волка, стал звать:

– Помогите, волк! Волк!

Мужики прибежали и видят: неправда.

Как сделал он так и два и три раза, случилось – и вправду набежал волк. Мальчик стал кричать:

– Сюда, сюда скорей, волк!

Мужики подумали, что опять по-всегдашнему обманывает, – не послушали его. Волк видит, бояться нечего: на просторе перерезал всё стадо.

У одного отца было два сына. Он сказал им:

– Умру – разделите всё пополам.

Когда отец умер, сыновья не могли разделиться без спора. Они пошли судиться к соседу. Сосед спросил у них:

– Как вам отец велел делиться?

– Он велел делить всё пополам.

– Так разорвите пополам все платья, разбейте пополам всю посуду и пополам разрежьте всю скотину.

Братья послушали соседа, и у них ничего не осталось.

Отец приказал сыновьям, чтобы жили в согласии; они не слушались. Вот он велел принесть веник и говорит:

Сколько они ни бились, не могли сломать. Тогда отец развязал веник и велел ломать по одному пруту.

Они легко переломали прутья поодиночке.

– Так-то и вы: если в согласии жить будете, никто вас не одолеет; а если будете ссориться да всё врозь – вас всякий легко погубит.

Шакалы поели всю падаль в лесу, и им не́чего стало есть. Вот старый шакал и придумал, как им прокормиться. Он пошёл к слону и говорит:

– Был у нас царь, да избаловался: приказывал нам делать такие дела, каких нельзя исполнить; хотим мы другого царя выбрать – и послал меня наш народ просить тебя в цари. У нас житьё хорошее: что велишь, всё то будем делать и почитать тебя во всём будем. Пойдём в наше царство.

Слон согласился и пошёл за шакалом. Шакал привёл его в болото. Когда слон завяз, шакал и говорит:

– Теперь приказывай: что велишь, то будем делать.

– Я приказываю вытащить меня отсюда.

Шакал рассмеялся и говорит:

– Хватайся хоботом мне за хвост – сейчас вытащу.

– Разве можно меня хвостом вытащить?

А шакал и говорит:

– Так зачем же ты приказываешь, чего нельзя сделать? Мы и первого царя за то прогнали, что он приказывал то, чего нельзя делать.

Когда слон издох в болоте, шакалы пришли и съели его.

Поехал мужик в город за овсом для лошади. Только что выехал из деревни, лошадь стала заворачивать назад к дому. Мужик ударил лошадь кнутом. Она пошла и думает про мужика: «Куда он, дурак, меня гонит; лучше бы домой». Не доезжая до города, мужик видит, что лошади тяжело по грязи, своротил на мостовую, а лошадь воротит прочь от мостовой. Мужик ударил кнутом и дёрнул лошадь; она пошла на мостовую и думает: «Зачем он меня повернул на мостовую, только копыта обломаешь. Тут под ногами жёстко».

Мужик подъехал к лавке, купил овса и поехал домой. Когда приехал домой, дал лошади овса. Лошадь стала есть и думает: «Какие люди глупые! Только любят над нами умничать, а ума у них меньше нашего. О чём он хлопотал? Куда-то ездил и гонял меня. Сколько мы ни ездили, а вернулись же домой. Лучше бы с самого начала оставаться нам с ним дома; он бы сидел на печи, а я бы ела овёс».

Обезьяна и горох

Обезьяна несла две полные горсти гороху. Выскочила одна горошинка; обезьяна хотела поднять и просыпала двадцать горошинок. Она бросилась поднимать и просыпала все. Тогда она рассердилась, разметала весь горох и убежала.

Охотник поставил у озера сети и накрыл много птиц. Птицы были большие, подняли сеть и улетели с ней. Охотник побежал за птицами. Мужик увидал, что охотник бежит, и говорит:

– И куда бежишь? Разве пешком можно догнать птицу?

– Кабы одна была птица, я бы не догнал, а теперь догоню.

Так и сделалось. Как пришёл вечер, птицы потянули на ночлег, каждая в свою сторону: одна к лесу, другая к болоту, третья в поле; и все с сетью упали на землю, и охотник взял их.

Повстречал заяц ежа и говорит:

– Всем бы ты хорош, ёж, только ноги у тебя кривые, заплетаются.

Ёж рассердился и говорит:

– Ты что ж смеёшься; мои кривые ноги скорее твоих прямых бегают. Вот дай только схожу домой, а потом давай побежим наперегонку!

Том 10. Произведения 1872-1886 гг, стр. 4

У одного человека были осел и лошадь. Шли они по дороге; осел сказал лошади: «Мне тяжело, не дотащу я всего, возьми с меня хоть немного». Лошадь не послушалась. Осел упал от натуги и умер. Хозяин как наложил все с осла на лошадь, да еще и шкуру ослиную, лошадь и взвыла: «Ох, горе мне, бедной, горюшко мне, несчастной! Не хотела я немножко ему подсобить, теперь вот все тащу да еще и шкуру».

Как мальчик рассказывал про то, как его в лесу застала гроза

Когда я был маленький, меня послали в лес за грибами. Я дошел до лесу, набрал грибов и хотел идти домой. Вдруг стало темно, пошел дождь и загремело. Я испугался и сел под большой дуб. Блеснула молния такая светлая, что мне глазам больно стало, и я зажмурился. Над моей головой что-то затрещало и загремело; потом что-то ударило меня в голову. Я упал и лежал до тех пор, пока перестал дождь. Когда я очнулся, по всему лесу капало с деревьев, пели птицы и играло солнышко. Большой дуб сломался, и из пня шел дым. Вокруг меня лежали оскретки от дуба. Платье на мне было все мокрое и липло к телу; на голове была шишка, и было немножко больно. Я нашел свою шапку, взял грибы и побежал домой. Дома никого не было, я достал в столе хлеба и влез на печку. Когда я проснулся, я увидал с печки, что грибы мои изжарили, поставили на стол и уже хотят есть. Я закричал: «Что вы без меня едите?» Они говорят: «Что ж ты спишь? Иди скорей, ешь».

Галка увидала, что голубей хорошо кормят, — выбелилась и влетела в голубятню. Голуби подумали сперва, что она такой же голубь, и пустили ее. Но галка забылась и закричала по-галчьи. Тогда ее голуби стали клевать и прогнали. Галка полетела назад к своим, но галки испугались ее оттого, что она была белая, и тоже прогнали.

Пошел раз мужик к огороднику огурцы воровать. Подполз он к огурцам и думает: «Вот дай унесу мешок огурцов, продам: на эти деньги курочку куплю. Нанесет мне курица яиц, сядет наседочкой, выведет много цыплят. Выкормлю я цыплят, продам, куплю поросеночка — свинку; напоросит мне свинка поросят. Продам поросят, куплю кобылку; ожеребит мне кобылка жеребят. Выкормлю жеребят, продам; куплю дом и заведу огород. Заведу огород, насажу огурцов, воровать не дам, караул буду крепкий держать. Найму караульщиков, посажу на огурцы, а сам так-то пойду сторонкой да крикну: «Эй вы, караульте крепче!» Мужик так задумался, что и забыл совсем, что он на чужом огороде, и закричал во всю глотку. Караульщики услыхали, выскочили, избили мужика.

Одна курица несла каждый день по яичку. Хозяйка подумала, что если больше давать корму, курица вдвое будет нестись. Так и сделала. А курица зажирела и вовсе перестала нестись.

Старый дед и внучек

Стал дед очень стар. Ноги у него не ходили, глаза не видели, уши не слышали, зубов не было. И когда он ел, у него текло назад изо рта. Сын и невестка перестали его за стол сажать, а давали ему обедать за печкой. Снесли ему раз обедать в чашке. Он хотел ее подвинуть, да уронил и разбил. Невестка стала бранить старика за то, что он им все в доме портит и чашки бьет, и сказала, что теперь она ему будет давать обедать в лоханке. Старик только вздохнул и ничего не сказал. Сидят раз муж с женой дома и смотрят — сынишка их на полу дощечками играет — что-то слаживает. Отец и спросил: «Что ты это делаешь, Миша?» А Миша и говорив: «Это я, батюшка, лоханку делаю. Когда вы с матушкой стары будете, чтобы вас из этой лоханки кормить».

Муж с женой поглядели друг на друга и заплакали. Им стало стыдно за то, что они так обижали старика; и стали с тех пор сажать его за стол и ухаживать за ним.

У одного отца было два сына. Он сказал им: «Умру — разделите всё пополам». Когда отец умер, сыновья не могли разделиться без спора. Они пошли судиться к соседу. Сосед спросил у них: «Как вам отец велел делиться?» Они сказали: «Он велел делить все пополам». Сосед сказал: «Так разорвите пополам все платья, разбейте пополам всю посуду и пополам разрежьте всю скотину». Братья послушали соседа, и у них ничего не осталось.

Куда девается вода из моря?

Из родников, ключей и болот вода течет в ручьи, из ручьев в речки, из речек в большие реки, а из больших рек течет с моря. С других сторон в моря текут другие реки, и все реки текут в моря с тех пор, как мир сотворен. Куда девается вода из моря? Отчего она не течет через край?

Вода из моря поднимается туманом; туман поднимается выше, и из тумана делаются тучи. Тучи гонит ветром и разносит по земле. Из туч вода падает на землю. С земли стекает в болота и ручьи. Из ручьев течет в реки; из рек в море. Из моря опять вода поднимается в тучи, и тучи разносятся по земле…

Лев, медведь и лисица

Лев и медведь добыли мяса и стали за него драться. Медведь не хотел уступить, и лев не уступал. Они так долго бились, что ослабели оба и легли. Лиса увидала промеж них мясо, подхватила его и убежала.

Как мальчик рассказывал о том, как он дедушке нашел пчелиных маток

Мой дедушка летом жил на пчельнике. Когда я прихаживал к нему, он давал мне меду.

И пчелы привыкли ко мне и не кусали. В одном улье я услыхал, что-то квохчет. Я пришел к деду в избушку и рассказал ему.

Он пошел со мною, сам послушал и сказал: «Из этого улья уже вылетел один рой, первак, с старой маткой; а теперь молодые матки вывелись. Это они кричат. Они завтра с другим роем вылетать будут». Я спросил у дедушки, какие такие бывают матки? Он сказал:

«А матка все равно, что царь в народе; без нее нельзя быть пчелам».

Я спрашивал: «А из себя они какие?»

Он сказал: «Приходи завтра; бог даст, отроится, — я тебе покажу и меду дам».

Когда я на другой день пришел к дедушке, у него в сенях висели две закрытые роевни с пчелами. Дед велел мне надеть сетку и обвязал мне ее платком по шее; потом взял одну закрытую роевню с пчелами и понес ее на пчельник. Пчелы гудели в ней. Я боялся их и запрятал руки в портки; но мне хотелось посмотреть матку, и я пошел за дедом.

Читайте также:  Басня Эзопа Конь, Бык, Собака и Человек

На осеке дед подошел к пустой колоде, приладил корытце, открыл роевню и вытряхнул из нее пчел на корыто. Пчелы поползли по корыту в колоду и всё трубели, а дед веничком пошевеливал их.

«А вот и матка!» — Дед указал мне веничком, и я увидал длинную пчелу с короткими крылышками. Она проползла с другими и скрылась. Потом дед снял с меня сетку и пошел в избушку. Там он дал мне большой кусок меду, я съел его и обмазал себе щеки и руки. Когда я пришел домой, мать сказала:

«Опять тебя баловник-дед медом кормил». А я сказал: «Он за то мне дал меду, что я ему вчера нашел улей с молодыми матками, а нынче мы с ним рой сажали».

Басни Толстого для детей, 3-4 класс

Басни Льва Николаевича Толстого для детей начальной школы

КАМЫШ И МАСЛИНА

Маслина и камыш заспорили о том, кто крепче и сильнее. Маслина посмеялась над камышом за то, что он от всякого ветра гнётся. Камыш молчал. Пришла буря: камыш шатался, мотался, до земли сгибался — уцелел. Маслина напружилась сучьями против ветра — и сломилась.

СОЛНЦЕ И ВЕТЕР

Заспорили солнце с ветром, кто прежде человека разденет. Стал ветер сдувать с человека платье. И шапку рвёт, и платье распахивает, а человек всё только шапку надвигает да запахивается. Так и не раздел ветер человека. Взялось солнце. Только припекло, распахнулся человек, сдвинул шапку. Ещё припекло солнце, и вовсе разделся человек.

ТРИ КАЛАЧА И ОДНА БАРАНКА

Одному мужику хотелось есть. Он купил калач и съел; ему всё ещё хотелось есть. Он купил другой калач и съел; ему всё ещё хотелось есть. Он купил третий калач и съел, и ему всё ещё хотелось есть. Потом он купил баранок и, когда съел одну, стал сыт. Тогда мужик ударил себя по голове и сказал:

— Экой я дурак! что ж я напрасно съел столько калачей? Мне бы надо сначала съесть одну баранку.

МУЖИК И ЛОШАДЬ

Поехал мужик в город за овсом для лошади. Только что выехал из деревни, лошадь стала заворачивать назад к дому. Мужик ударил лошадь кнутом. Она пошла и думает про мужика: «Куда он, дурак, меня гонит; лучше бы домой». Не доезжая до города, мужик видит, что лошади тяжело по грязи, своротил на мостовую, а лошадь воротит прочь от мостовой. Мужик ударил кнутом и дёрнул лошадь: она пошла на мостовую и думает: «Зачем он меня повернул на мостовую, только копыта обломаешь. Тут под ногами жёстко».

Мужик подъехал к лавке, купил овса и поехал домой. Когда приехал домой, дал лошади овса. Лошадь стала есть и думает: «Какие люди глупые! Только любят над нами умничать, а ума у них меньше нашего. О чём он хлопотал? Куда-то ездил и гонял меня. Сколько мы ни ездили, а вернулись же домой. Лучше бы с самого начала оставаться нам с ним дома; он бы сидел на печи, а я бы ела овёс».

ОСЁЛ И ЛОШАДЬ

У одного человека были осёл и лошадь. Шли они по дороге; осёл сказал лошади:

— Мне тяжело, не дотащу я всего, возьми с меня хоть немного.

Лошадь не послушалась. Осёл упал от натуги и умер. Хозяин как наложил всё с осла на лошадь, да ещё и шкуру ослиную, лошадь и взвыла:

— Ох, горе мне, бедной, горюшко мне, несчастной! Не хотела я немножко ему подсобить, теперь вот всё тащу да ещё и шкуру.

РЫБАК И РЫБКА

Поймал рыбак рыбку. Рыбка и говорит:

— Рыбак, пусти меня в воду; видишь, я мелка: тебе от меня пользы мало будет. А пустишь, да я вырасту, тогда поймаешь — тебе пользы больше будет.

Рыбак и говорит:

— Дурак тот будет, кто станет большой пользы ждать, а малую из рук упустит.

СОБАКА И ЕЁ ТЕНЬ

Собака шла по дощечке через речку, а в зубах несла мясо. Увидала она себя в воде и подумала, что там другая собака мясо несёт, — она бросила своё мясо и кинулась отнимать у той собаки: того мяса вовсе не было, а своё волною унесло.

И осталась собака ни при чём.

СОБАКА НА СЕНЕ

Собака лежала под сараем на сене. Корове захотелось сенца, она подошла под сарай, засунула голову и только ухватила клок сена — собака зарычала и бросилась на неё. Корова отошла и сказала:

— Хоть бы сама ела, а то и сама не ест, и мне не даёт.

ЛИСИЦА И ЖУРАВЛЬ

Лисица позвала журавля на обед и подала похлёбку на тарелке. Журавль ничего не мог взять своим длинным носом, и лисица сама всё поела.

На другой день журавль к себе позвал лисицу и подал обед в кувшине с узким горлом. Лисица не могла продеть морду в кувшин, а журавль всунул свою долгую шею и всё выпил один.

ЛЕВ И ОСЁЛ

Пошёл раз лев на охоту и взял с собой осла и сказал ему:

— Ты зайди, осёл, в лес и кричи что есть мочи, у тебя горло просторно. Какие звери от этого крика пустятся бежать, я тех поймаю.

Так и сделал. Осёл кричал, а звери бежали куда попало, и лев ловил их. После ловли лев сказал ослу:

— Ну, хвалю тебя, ты хорошо кричал.

И с тех пор осёл всё кричит, всё ждёт, чтобы его хвалили.

ЛИСИЦА И ВИНОГРАД

Лисица увидала — висят спелые кисти винограда и стала прилаживаться, как бы их съесть.

Она долго билась, но не могла достать. Чтобы досаду заглушить, она говорит:

ВОРОН И ЛИСИЦА

Ворон добыл мяса кусок и сел на дерево. Захотелось лисице мяса, она подошла и говорит:

— Эх, ворон, как посмотрю на тебя, — по твоему росту да красоте только бы тебе царём быть! И, верно, был бы царём, если бы у тебя голос был.

Ворон разинул рот и заорал что было мочи. Мясо упало. Лисица подхватила и говорит:

— Ах, ворон, коли бы ещё у тебя и ум был, быть бы тебе царём.

СТРЕКОЗА И МУРАВЬИ

Осенью у муравьёв подмокла пшеница: они её сушили. Голодная стрекоза попросила у них корму. Муравьи сказали:

— Что ж ты летом не собрала корму?

— Недосуг было: песни пела.

Они засмеялись и говорят:

— Если летом играла, зимой пляши.

ПЧЁЛЫ И ТРУТНИ

Как пришло лето, стали трутни ссориться с пчёлами, кому мёд есть. Позвали пчёлы на суд осу. Оса и говорит:

— Мне вас рассудить сразу нельзя. Я ещё не знаю, кто из вас мёд делает. А разойдитесь вы в два пустые улья — в один пчёлы, а в другой трутни. Вот через неделю я увижу, кто больше и лучше мёду наделает.

Трутни стали спорить.

— Мы, — говорят, — не согласны. Ты нас сейчас рассуди.

— Теперь я вас сейчас рассужу. Вы, трутни, не согласны оттого, что мёду делать не умеете, а только чужое жрать любите. Гоните их вон, пчёлы.

И пчёлы побили всех трутней.

ВОЛК И БЕЛКА

Белка прыгала с ветки на ветку и упала прямо на сонного волка. Волк вскочил и хотел её съесть. Белка стала просить:

— Хорошо, я пущу тебя, только ты скажи мне, отчего вы, белки, так веселы? Мне всегда скучно, а на вас смотришь, вы там вверху всё играете и прыгаете.

— Пусти меня прежде на дерево, я оттуда тебе скажу, а то я боюсь тебя.

Волк пустил, а белка ушла на дерево и оттуда сказала:

— Тебе оттого скучно, что ты зол. Тебе злость сердце жжёт. А мы веселы оттого, что мы добры и никому зла не делаем.

ВОЛК И ЯГНЁНОК

Волк увидал — ягнёнок пьёт у реки.

Захотелось волку съесть ягнёнка, и стал он к нему придираться.

— Ты, — говорит, — мне воду мутишь и пить не даёшь.

— Ах, волк, как я могу тебе воду мутить? Ведь я ниже по воде стою, да и то кончиками губ пью.

— Ну, так зачем ты прошлым летом моего отца ругал?

— Да я, волк, и не родился ещё прошлым летом.

Волк рассердился и говорит:

— Тебя не переговоришь. Так я натощак, за то и съем тебя.

ТЕТЕРЕВ И ЛИСИЦА

Тетерев сидел на дереве. Лисица подошла к нему и говорит:

— Здравствуй, тетеревочек, мой дружочек, как услышала твой голосочек, так и пришла тебя проведать.

— Спасибо на добром слове, — сказал тетерев.

Лисица притворилась, что не расслышит, и говорит:

— Что говоришь? Не слышу. Ты бы, тетеревочек, мой дружочек, сошёл на травушку погулять, поговорить со мной, а то я с дерева не расслышу.

— Боюсь я сходить на траву. Нам, птицам, опасно ходить по земле.

— Или ты меня боишься? — сказала лисица.

— Не тебя, так других зверей боюсь, — сказал тетерев. — Всякие звери бывают.

— Нет, тетеревочек, мой дружочек, нынче указ объявлен, чтобы по всей земле мир был. Нынче уж звери друг друга не трогают.

— Вот это хорошо, — сказал тетерев, — а то вот собаки бегут, кабы по-старому, тебе бы уходить надо, а теперь тебе бояться нечего.

Лисица услыхала про собак, навострила уши и хотела бежать.

— Куда же ты? — сказал тетерев. — Ведь нынче указ, собаки не тронут.

— А кто их знает! — сказала лисица. — Может, они указа не слыхали.

МЫШЬ, ПЕТУХ И КОТ

Мышка вышла гулять. Ходила по двору и пришла опять к матери.

— Ну, матушка, я двух зверей видела. Один страшный, а другой добрый.

— Скажи, какие это звери?

— Один страшный, ходит по двору вот этак: ноги у него чёрные, хохол красный, глаза навыкате, а нос крючком. Когда я мимо шла, он открыл пасть, ногу поднял и стал кричать так громко, что я от страха не знала, куда уйти.

— Это петух, — сказала старая мышь. — Он зла никому не делает, его не бойся. Ну а другой зверь?

— Другой лежал на солнышке и грелся. Шейка у него белая, ножки серые, гладкие, сам лижет свою белую грудку и хвостиком чуть движет, на меня глядит.

Старая мышь сказала:

— Дура ты, дура. Ведь это сам кот.

МУРАВЕЙ И ГОЛУБКА

Муравей спустился к ручью: захотел напиться. Волна захлестнула его и чуть не потопила. Голубка несла ветку; она увидела — муравей тонет и бросила ему ветку в ручей. Муравей сел на ветку и спасся. Потом охотник расставил сеть на голубку и хотел захлопнуть. Муравей подполз к охотнику и укусил его за ногу; охотник охнул и уронил сеть. Голубка вспорхнула и улетела.

ЛЕВ И МЫШЬ

Лев спал. Мышь пробежала ему по телу. Он проснулся и поймал её. Мышь стала просить, чтобы он пустил её; она сказала:

— Если ты меня пустишь, и я тебе добро сделаю.

Лев засмеялся, что мышь обещает ему добро сделать, и пустил её.

Потом охотники поймали льва и привязали верёвкой к дереву. Мышь услыхала львиный рёв, прибежала, перегрызла верёвку и сказала:

— Помнишь, ты смеялся, не думал, чтобы я могла тебе добро сделать, а теперь видишь, — бывает и от мыши добро.

ПЕРЕПЁЛКА И ЕЁ ДЕТИ

Вывела перепёлка в овсе перепелят и всё боялась, как бы не стал хозяин косить овёс. Вот она полетела за кормом и велела перепелятам слушать и сказывать ей, что будут говорить люди. Прилетела она вечером, перепелята говорят:

— Плохо, матушка, приходил хозяин с сыном, говорил: «Поспел мой овёс, пора косить. Сходи, — говорит сыну, — к соседям, к приятелям, скажи, что я прошу, пусть придут косить овёс». Плохо, матушка, переведи нас, а то завтра рано придут соседи косить.

Старая перепёлка выслушала и говорит:

— Ничего, детки, не скоро ещё скосят овёс, сидите без опаски.

И опять наране улетела и велела слушать, что будет говорить хозяин. Прилетела старая перепёлка, перепелята ей говорят:

— Ну, матушка, опять приходил хозяин, всё ждал приятелей и соседей, никто не пришёл. Он и говорит сыну: «Сходи же ты к братьям, к зятьям, кумовьям, скажи, что велел просить батюшка завтра непременно овёс косить».

— Не робейте, детки, завтра тоже не скосят, — сказала старая перепёлка.

Прилетела опять перепёлка, спрашивает:

— Да приходил опять хозяин с сыном, всё дожидался родных. Родные не пришли. Он и говорит сыну: «Ну, видно, сынок, помочи ждать нечего. Овёс поспел. Налаживай-ка крюки, завтра на зорьке придём сами косить».

Читайте также:  Басня Эзопа Купающийся мальчик

— Ну, детки, — сказала перепёлка, — коли сам человек взялся за дело, а не от людей ждёт, так сделает. Надо убираться.

СТАРЫЙ ДЕД И ВНУЧЕК

Стал дед очень стар. Ноги у него не ходили, глаза не видели, уши не слышали, зубов не было. И когда он ел, у него текло назад изо рта. Сын и невестка перестали его за стол сажать, а давали ему обедать за печкой. Снесли ему раз обедать в чашке. Он хотел её подвинуть, да уронил и разбил. Невестка стала бранить старика за то, что он им всё в доме портит и чашки бьёт, и сказала, что теперь она ему будет давать обедать в лоханке. Старик только вздохнул и ничего не сказал.

Сидят раз муж с женой дома и смотрят — сынишка их на полу дощечками играет — что-то слаживает. Отец и спросил:

— Что ты это делаешь, Миша?

А Миша и говорит:

— Это я, батюшка, лоханку делаю. Когда вы с матушкой стары будете, чтобы вас из этой лоханки кормить.

Муж с женой поглядели друг на друга и заплакали. Им стало стыдно за то, что они

так обижали старика; и стали с тех пор сажать его за стол и ухаживать за ним.

ДВА ТОВАРИЩА

Шли по лесу два товарища, и выскочил на них медведь. Один бросился бежать, взлез на дерево и спрятался, а другой остался на дороге. Делать было ему нечего — он упал наземь и притворился мёртвым.

Медведь подошёл к нему и стал нюхать: он и дышать перестал.

Медведь понюхал ему лицо, подумал, что мёртвый, и отошёл.

Когда медведь ушёл, тот слез с дерева и смеётся.

— Ну что, — говорит, — медведь тебе на ухо говорил?

— А он сказал мне, что плохие люди — те, которые в опасности от товарищей убегают.

КОРАБЛЕКРУШЕНИЕ

Плыли рыбаки в лодке. И стала буря. Им стало страшно. Они вёсла бросили и стали молить Бога, чтобы Он их спас. Лодку несло по реке всё дальше от берега. Тогда один старший рыбак сказал:

— Что вёслы бросили? Богу-то молись, а к берегу гребись.

ОТЕЦ И СЫНОВЬЯ

Отец приказал согласии; они не сыновьям, чтобы жили в слушались. Вот он велел принесть веник и говорит:

Сколько они ни бились, не могли сломать. Тогда отец развязал веник и велел ломать по одному пруту.

Они легко переломали прутья поодиночке.

— Так-то и вы: если в согласии жить будете, никто вас не одолеет; а если будете ссориться, да всё врозь — вас всякий легко погубит.

УЧЁНЫЙ СЫН

Сын приехал из города к отцу в деревню. Отец сказал:

— Нынче покос, возьми грабли и пойдём, пособи мне.

А сыну не хотелось работать, он и говорит:

— Я учился наукам, а все мужицкие слова забыл; что такое грабли?

Только он пошёл по двору, наступил на грабли; они его ударили в лоб.

Тогда он и вспомнил, что такое грабли, хватился за лоб и говорит:

— И что за дурак тут грабли бросил!

Мальчик стерёг овец и, будто увидав волка, стал звать:

— Помогите, волк! волк!

Мужики прибежали и видят: неправда. Как сделал он так и два раза и три раза, случилось — и вправду набежал волк. Мальчик стал кричать:

— Сюда, сюда скорей, волк!

Мужики подумали, что опять по-всегдашнему обманывает, — не послушали его. Волк видит, бояться нечего: на просторе перерезал всё стадо.

Басня Толстого Осел и Лошадь

– Что ты это зубы точишь? Драться не с кем.

– До тех пор и зубы точить, пока драться не с кем; а придёт время драться, тогда уж некогда точить будет.

Лев, осёл и лисица

Лев, осёл и лисица вышли на добычу. Наловили они много зверей, и лев велел ослу делить. Осёл разделил поровну на три части и говорит:

– Ну, теперь берите!

Лев рассердился, съел осла и велел лисице переделить. Лисица всё собрала в одну кучу, а себе чуточку оставила. Лев посмотрел и говорит:

– Ну, умница! Кто ж тебя научил так хорошо делить?

– А с ослом-то что было?

Солнце и ветер

Заспорили солнце с ветром, кто прежде человека разденет. Стал ветер сдувать с человека платье. И шапку рвёт и платье распахивает, а человек всё только шапку надвигает да запахивается. Так и не раздел ветер человека. Взялось солнце. Только припекло, распахнулся человек, сдвинул шапку. Ещё припекло солнце, и вовсе разделся человек.

Два петуха и орёл

Дрались два петуха у навозной кучи. У одного петуха было силы больше, он забил другого и прогнал от навозной кучи. Все куры сошлись вкруг петуха и стали хвалить его. Петух хотел, чтобы и на другом дворе узнали про его силу и славу. Он взлетел на сарай, забил крылами и запел громко:

– Смотрите все на меня, я петуха побил! Нет ни у одного петуха на свете такой силы.

Не успел пропеть, летит орёл, сбил петуха, схватил в когти и унёс в своё гнездо.

Конь и кобыла

Кобыла ходила день и ночь в поле, – не пахала, а конь кормился ночью, а днём пахал. Кобыла и говорит коню:

– Зачем ты пашешь? Я бы на твоём месте не пошла. Он бы меня плетью, а я бы его ногою.

На другой день конь так и сделал. Мужик видит, что конь стал упрям, запрёг в соху кобылу.

Старик и смерть

Старик раз нарубил дров и понёс. Нести было далеко; он измучился, сложил вязанку и говорит:

– Эх, хоть бы смерть пришла!

Смерть пришла и говорит:

– Вот и я, чего тебе надо?

Старик испугался и говорит:

– Мне вязанку поднять.

Уж и ёж

Пришёл раз ёж к ужу и сказал:

– Пусти меня, уж, в своё гнездо на время.

Уж пустил. Только как залез ёж в гнездо, не стало житья ужатам от ежа. Уж сказал ежу:

– Я пустил тебя только на время, а теперь уходи, ужата мои все колются о твои иглы, и им больно.

– Тот уходи, кому больно, а мне и тут хорошо.

Кошка и лисица

Разговорились кошка с лисицею, как от собак отделываться. Кошка говорит:

– Я собак не боюсь, потому что у меня от них одна уловка есть.

А лисица говорит:

– Как можно с одной уловкой отделаться от собак? У меня так семьдесят семь уловок и семьдесят семь увёрток есть.

Пока они говорили, наехали охотники и набежали собаки. У кошки одна уловка: она вскочила на дерево, и собаки не поймали её; а лисица начала свои увёртки делать, да не увернулась, собаки поймали её.

Олень и лошадь

Олень забидел рогами лошадь и прогнал её с поля. Лошадь пришла к человеку и стала просить заступы. Человек защитил лошадь, отогнал оленя, но зато загнуздал и оседлал её. Когда олень был отогнан, лошадь и говорит:

– Спасибо тебе, человек, теперь отпусти меня.

Но человек сказал:

– Нет, теперь я узнал, как ты мне нужна будешь.

И не отпустил лошадь.

Обезьяна и лисица

Выбрали раз звери себе обезьяну в начальники. Лисица пришла к обезьяне и говорит:

– Ты теперь у нас начальник, я тебе услужить хочу: я нашла в лесу клад; пойдём, я тебе покажу.

Обезьяна обрадовалась и пошла за лисицей. Лисица привела обезьяну к капкану и говорит:

– Вот здесь, возьми сама, а я до тебя трогать не хотела.

Обезьяна засунула лапы в капкан и попалась. Тогда лисица побежала, призвала всех зверей и показала им обезьяну.

– Посмотрите, – говорит, – какого вы начальника выбрали! Видите, у неё ума нет, она в капкан попала.

Мальчик стерёг овец и, будто увидав волка, стал звать:

– Помогите, волк! волк!

Мужики прибежали и видят: неправда. Как сделал он так и два и три раза, – случилось – и вправду набежал волк.

Мальчик стал кричать:

– Сюда, сюда скорей, волк!

Мужики подумали, что опять по-всегдашнему обманывает, – не послушали его. Волк видит, бояться нечего: на просторе перерезал всё стадо.

Олень и виноградник

Олень спрятался от охотников в виноградник. Когда охотники проминовали его, олень стал объедать виноградные листья.

Охотники приметили, что листья шевелятся, и думают: «Не зверь ли тут, под листьями?» – выстрелили и ранили оленя.

Олень и говорит, умираючи:

– Поделом мне за то, что я хотел съесть листья, те самые, какие спасли меня.

Осёл и лошадь

У одного человека были осёл и лошадь. Шли они по дороге; осёл сказал лошади:

– Мне тяжело, не дотащу я всего, возьми с меня хоть немного.

Лошадь не послушалась. Осёл упал от натуги и умер. Хозяин как наложил всё с осла на лошадь, да ещё и шкуру ослиную, лошадь и взвыла:

– Ох, горе мне, бедной, горюшко мне, несчастной! Не хотела я немножко ему подсобить, теперь вот всё тащу, да ещё и шкуру.

Волк и старуха

Голодный волк разыскивал добычу. На краю деревни он услыхал – в избе плачет мальчик, и старуха говорит:

– Не перестанешь плакать, я тебя волку отдам.

Волк не пошёл дальше и стал дожидаться, когда ему отдадут мальчика. Вот пришла ночь; он всё ждёт и слышит – старуха опять приговаривает:

– Не плачь, дитятко; не отдам тебя волку; только приди волк, убьём его.

Волк и подумал: «Видно, тут говорят одно, а делают другое», – и пошёл прочь от деревни.

Садовник и сыновья

Хотел садовник сыновей приучить к садовому делу. Когда он стал умирать, позвал их и сказал:

– Вот, дети, когда я умру, вы в виноградном саду поищите, что там спрятано.

Дети подумали, что там клад, и когда отец умер, стали рыть и всю землю перекопали. Клада не нашли, а землю в винограднике так хорошо перекопали, что стало плода родиться много больше. И они стали богаты.

Журавль и аист

Мужик расставил на журавлей сети за то, что они сбивали у него посев. В сети попались журавли, а с журавлями один аист.

Аист и говорит мужику:

– Ты меня отпусти: я не журавль, а аист; мы самые почётные птицы; я у твоего отца на доме живу. И по перу видно, что я не журавль.

– С журавлями поймал, с ними и зарежу.

Павлин

Собрались птицы себе царя выбирать. Распустил павлин свой хвост и стал называться в цари. И все птицы за его красоту выбрали его царём. Сорока и говорит:

– Скажи же ты нам, павлин: когда ты царём будешь, как ты станешь нас от ястреба защищать, когда он за нами погонится?

Павлин не знал, что ответить, и все птицы задумались, хорош ли им будет царь павлин. И не взяли его царём, а взяли орла.

Рыбак и рыбка

Поймал рыбак рыбку. Рыбка и говорит:

– Рыбак, пусти меня в воду; видишь, я мелка: тебе от меня пользы мало будет. А пустишь, да я вырасту, тогда поймаешь – тебе пользы больше будет.

Рыбак и говорит:

– Дурак тот будет, кто станет большой пользы ждать, а малую из рук упустит.

Комар и лев

Комар прилетел ко льву и говорит:

– Ты думаешь, в тебе силы больше моего? Как бы не так! Какая в тебе сила? Что царапаешь когтями и грызёшь зубами, это и бабы так-то с мужиками дерутся. Я сильнее тебя; хочешь, выходи на войну!

И комар затрубил и стал кусать льва в голые щёки и в нос. Лев стал бить себя по лицу лапами и драть когтями; изодрал себе в кровь всё лицо и из сил выбился.

Комар затрубил с радости и улетел. Потом запутался в паутину к пауку, и стал паук его сосать. Комар и говорит:

– Сильного зверя, льва, одолел, а вот от дрянного паука погибаю.

Дикий и ручной осёл

Дикий осёл увидал ручного осла, подошёл к нему и стал хвалить его жизнь: как и телом-то он гладок и какой ему корм сладкий. Потом, как навьючили ручного осла, да как сзади стал погонщик подгонять его дубиной, дикий осёл и говорит:

– Нет, брат, теперь не завидую, – вижу, что твоё житьё тебе соком достаётся.

Собака и волк

Собака заснула за двором. Голодный волк набежал и хотел съесть её. Собака и говорит:

– Волк! Подожди меня есть, – теперь я костлява, худа. А вот, дай срок, хозяева будут свадьбу играть, тогда мне еды будет вволю, я разжирею, – лучше тогда меня съесть.

Читайте также:  Басня Эзопа Червяк и Змея

Волк поверил и ушёл. Вот приходит он в другой раз и видит – собака лежит на крыше. Волк и говорит:

– Что ж, была свадьба?

А собака и говорит:

– Вот что, волк: коли другой раз застанешь меня сонную перед двором, не дожидайся больше свадьбы.

Два товарища

Шли по лесу два товарища, и выскочил на них медведь. Один бросился бежать, влез на дерево и спрятался, а другой остался на дороге. Делать было ему нечего – он упал наземь и притворился мёртвым.

Медведь подошёл к нему и стал нюхать: он и дышать перестал. Медведь понюхал ему лицо, подумал, что мёртвый, и отошёл. Когда медведь ушёл, тот слез с дерева и смеётся.

Открытое занятие по теме “Басни-сказки Л.Н. Толстого”

В целях развития и углубления учебных навыков учеников начальных классов во внеурочное время хотелось бы предложить вашему вниманию Конспект Открытого занятия по теме “художественное слово во внеклассной работе” на примере прозаических басен Л.Н. Толстого.

Такое мероприятие проводилось с учащимися 1–2 классов в группе продленного дня.

Цель: Развитие навыков чтения, понимания текстов, а так же диалоговой и монологической речи.

  1. Углубление навыков чтения и понимания текстового материала.
  2. Формирование умения отвечать на вопросы полным предложением.
  3. Развитие внимания.
  4. Развитие объема слухово-речевой памяти.
  5. Формирование последовательности пересказа текста.
  6. умение находить главную мысль текста.
  7. Более эффективное использование активной и пассивной лексики.

1. Организационный момент:

Детям задаются загадки о животных, которые являются героями сказок-басен Л.Н. Толстого, используемых на занятии (волк, собака, белка, лошадь, ослик).

С хозяином дружит, дом сторожит.
Живет под крылечком, хвост колечком. (Собака.)

Зверька узнали мы с тобой двум таким приметам:
Он в шубке серенькой зимой,
а в рыжей шубке – летом. (Белка.)

Сер, да не волк.
Длинноух да не заяц. (Осел.)

Кто осенью холодной ходит хмурый и голодный. (Волк.)

Не земледелец,
не кузнец не плотник,
а первый на селе работник. (Лошадь.)

2. Основная часть. Детям предлагается разделиться на три группы. Каждой команде выдается текст с одной из басен.

1) Чтение сказок-басен Л.Н. Толстого “Волк и собака”, “Белка и волк”, “Лошадь и осел”.

Волк и собака.
Худой волк ходил подле деревни и встретил жирную собаку. Волк спросил у собаки:
– Скажи, собака, откуда вы корм берете?
Собака сказала:
– Люди нам дают.
– Верно, вы трудную людям службу служите?
Собака сказала:
– Нет, наша служба не трудная. Дело наше – по ночам двор стеречь.
– Так только за это вас так кормят? – Сказал волк. – Это я бы сейчас в вашу службу пошел, а то нам, волкам, трудно корма
достать.
– Что ж, иди, – сказала собака.
– Хозяин и тебя так же кормить станет.
Волк был рад и пошел с собакой к людям служить. Стал уже волк в ворота входить, видит он, что у собаки на шее шерсть
стерта. Он сказал:
– А это у тебя, собака, отчего?
– Да так, – сказала собака.
– Да что так?
– Да так, от цепи. Днем ведь я на цени сижу, так вот цепью и стерло немного шерсть на шее.
– Ну, так прощай, собака, – сказал волк. – Не пойду к людям жить. Пускай не так жирен буду, да на воле.

Белка прыгала с ветки на ветку и упала прямо на сонного волка. Волк вскочил и хотел ее съесть. Белка стала просить:
– Пусти меня.
Волк сказал:
– Хорошо, я пущу тебя только ты скажи мне, отчего вы белки, так веселы. Мне всегда скучно, а на вас смотришь, вы там на верху все играете и прыгаете.
Белка сказала:
– Пусти меня прежде на дерево, я оттуда тебе скажу, а то я боюсь тебя.
Волк пустил, а белка ушла на дерево и оттуда сказала:
– Тебе оттого скучно, что ты зол. Тебе злость сердце жжет. А мы веселы оттого, что мы добры и никому зла не делаем.

У одного человека были осел и лошадь. Шли они по дороге; осел сказал лошади:
– Мне тяжело, не дотащу я всего, возьми с меня хоть немного.
Лошадь на послушалась. Осел упал от натуги и умер. Хозяин как наложил все с осла на лошадь, да еще и шкуру ослиную, лошадь и взвыла:
– Ох, горе мне, бедной, горюшко мне, несчастной! Не хотела я немножко ему подсобить, теперь вот все тащу, да еще и шкуру.

2) Беседа, в которой дети отвечают на ряд вопросов. Например: Основная мысль каждой басни? Что для автора главное в каждом произведении? Какая сказка произвела на вас большее впечатление? Какое животное понравилось больше? Почему? Чьи поступки не понравились? Почему? Как поступили бы вы в похожей ситуации? Ребята могут говорить и про басню, которую изучала их группа, и про две другие. Соревновательный момент, как правило, побуждает детей к большей активности. Предложение инсценировать произведение позволяет ученикам глубже проникнуть в суть сказки, поставить себя на месть героев повествования. Возможность придумать продолжение басни, которую читала группа и басню другой группы дает возможность разобрать три предложенных произведения глубже.

1) Самооценка детей. Оценка работы каждой группы.
2) Оценка детьми занятия и работы своих товарищей
3) Заключительное слово педагога.

Мастерская творчества

НазваниеМастерская творчества
страница12/12
Дата публикации31.05.2014
Размер1.53 Mb.
ТипРеферат

lit-yaz.ru > Литература > Реферат

К.Д. Ушинский “Лошадь и осел” – Л.Н. Толстой “Лошадь и осел”

Цель: развитие способностей художественного вкуса.

^ К.Д. Ушинский “Лошадь и осел”

Прекрасная сильная лошадь без всякой поклажи и тяжело навьюченный осел шли по дороге за своим хозяином. “Любезная лошадь,– сказал осел,– возьми на себя хоть маленькую часть моей ноши: я задыхаюсь под тяжестью!” Лошадь гордо отказалась. Вздохнул бедный осел и, опустив уши, побрел далее, но, протащившись еще кое-как с версту, пошатнулся, упал и издох. Теперь только увидел хозяин, как он был несправедлив к бедному животному и что напрасно баловал он сильную молодую лошадь. Погоревал хозяин, попенял на себя, но делать нечего, надо было ехать далее. И вот он навьючил всю ослиную ношу на гордую лошадь, да еще прибавил к ноше ослиную кожу, которой не захотел оставлять воронам.

– Поделом мне, – подумала лошадь: – если бы я сжалилась над моим бедным ослом, то и он был бы жив, да и мне не пришлось бы так тяжко.

^ Л.Н. Толстой “Осел и лошадь”

У одного человека были осел и лошадь. Шли они по дороге. Осел сказал лошади: “Мне тяжело, не дотащу я всего, возьми с меня хоть немного. Лошадь не послушалась. Осел упал от натуги и умер. Хозяин как наложил все с осла на лошадь, да еще и шкуру ослиную, лошадь и взвыла: “Ох, горе мне, бедной, горюшко мне несчастной, не хотела я немножко ему подсобить, теперь вот все тащу. Да еще и шкуру”.
^ Ход занятия:

Как и на предыдущих занятиях, у Ушинского дети отмечают:

  • Увлечение оценочными эпитетами, в какой-то степени раскрывающими позиции автора, его отношение к описываемому (лошадь – прекрасная, сильная, молодая, осел – бедный; диссонансом в этом случае, если выражать отношение к ослу, звучит слово “издох”, у Толстого об осле говорится, что он “умер”).
  • Некоторая витиеватость, литературность языка, например: “Любезная лошадь”, – сказал осел. ”, использование непонятных для детей слов и оборотов (“хозяин попенял на себя”).
  • Громоздкость синтаксических конструкций, затрудняющих понимание смысла, содержания текста. Повествованию Ушинского свойственны некоторые вычурность, манерность, театральная аффектация.
  • Толстовские тексты, и это не является исключением, лаконичны, логичны. Он живописует скупыми точными мазками, создавая живую картину. Язык его прост, понятен; не раздражает читателя. По сравнению с текстом Ушинского, его текст обладает удивительной стройностью; у него в тексте отсутствуют сетования хозяина на то, что он был несправедлив к ослу и баловал лошадь.

Из дидактических соображений автор заставляет лошадь говорить языком глупой деревенской бабы, которая с явным опозданием осознает, что она натворила; через ее речь обнаруживается строптивый, вздорный, своенравный характер персонажа. У Толстого причитания лошади не взывают сочувствия. “Помогает” в этом сам автор, говоря о лошади, что она “взвыла”.

Педагогические сочинения Л.Н. Толстого

  1. Толстой, Л.Н. Педагогические сочинения / сост. Н. В. Вейкшан (Кудрявая). – М. : Педагогика, 1989.
  2. Толстой, Л.Н. Полное собрание сочинений : в 90 т. – Т 8, 21, 22, 30, 46. – М., 1928–1958.
  3. Педагогические сочинения Л.Н. Толстого / под ред. Е.А. Медынского, Н.А. Константинова, Н.Н. Гусева ; сост. и авт. вступ. ст. В.А. Вейкшан. – М., 1953.

Литература о Л.Н. Толстом
Кудрявая, Н. В. Лев Толстой о смысле жизни. Образ духовного и нравственного человека в педагогике Л. Н. Толстого. – М., 1993.

Семенов, В. Д. Социальная педагогика : история и современность. – Екатеринбург, 1993.

Шадская, А. В. Мир “Азбуки” Льва Толстого : кн. для учителя / А. В. Шадская, В. Б. Ремизов, Н. А. Трофимова, И. В. Ежов. – Тула, 1995.
Публикации в периодических изданиях
1. Арзамасцева, И. Литература детей: CONTRA : (Детское творчество) / И. Арзамасцева // Детская литература. – 2003. – N 3. – С. 9-12, 16-17 : ил. – Библиогр. : с. 17 (7 назв.).

2. Аринушкина, М. А. Развитие творческих способностей учащихся на уроках русского языка и литературы / М. А. Аринушкина // Русский язык. Приложение к газете «Первое сентября». – 2002. – авг. – (N 29). – С. 6-7.

3. Бабинцева, И. Н. Прогнозирование как фактор стимулирования творческой активности младших школьников на уроках литературного чтения: программа “Литературное чтение” I-IV классы / И. Н. Бабинцева // Начальная школа. – 2000. – N 8. – С. 20-35.

4. Бак, Д. Внеклассное чтение: [о современных литературных студиях] / Д. Бак // Октябрь. – 2003. – N 3. – С. 181-182.

5. Бонфельд, М. Качание маятника или поиск истины?: [психология литературного творчества и методика литературной критики] / М. Бонфельд // Вопросы литературы. – 2003. – N 1. – С. 108-122.

6. Ефросинина, Л. А. Литературное чтение в четырехлетней начальной школе: [образовательная программа] / Л. А. Ефросинина // Начальная школа. – 2000. – N 8. – С. 36-41.

7. Колесникова, О. И. Филологические основы работы над стихотворным произведением на уроках литературного чтения / О. И. Колесникова // Начальная школа. – 2000. – N 11. – С. 6-13.

8. Левин, В. А. Воспитание творчества: [детское литературное творчество] / В. А. Левин; рис. Д. Майстренко // Дошкольное образование. Приложение к газете «Первое сентября». – 2003. – июнь. – (N 12). – Прил.: с. 5-20.

9. Минькова, В. Н. Достучаться до сердца ребенка: [уроки литературного чтения] / В. Н. Минькова // Начальная школа. – 2000. – N 11. – С. 26-30.

10. Новиков, Н. Ключ к потаенной двери, или студия при журнале «Юность» / Н. Новиков // Литературная учеба. – 2003. – N 3. – С. 151-154.

11. Наговицына, Г. И. Творческие задания на уроке: [советы молодому учителю] / Г. И. Наговицына // Русский язык. Приложение к газете «Первое сентября». – 2002. – нояб. – (N 42). – С. 14.

12. Петрановская, Л. В. Творчеству можно научить: [литературное творчество] / Л. В. Петрановская // Русский язык. Приложение к газете «Первое сентября». – 2001. – март. – (N 12). – С. 2-3.

13 Савенков А. И. Детская одаренность и цели домашнего образования / А. И. Савенков // Одаренный ребенок. – 2002. – N 1. – С. 62-76.

14. Свирская, Л. Большая книга увлечений / Л. Свирская // Обруч. – 2003. – N 3. – С. 29-31.

15. Чуракова, Н. А. О курсе «Литературное чтение» для I класса четырехлетней начальной школы / Н. А. Чуракова // Начальная школа. – 2000. – N9. – С.11.
^ НАШИ АВТОРЫ

  1. Азовский Анатолий Андреевич, член Союза писателей России (Екатеринбургское отделение), автор 8 поэтических сборников, руководитель литературной студии «Рассвет», г. Полевской.
  1. Беликова Маргарита Александровна, руководитель литературного кружка «Лукоморье», заведующая библиотекой МОУ СОШ № 208, г. Екатеринбург.
  1. Жуков Евгений Александрович, кандидат педагогических наук, руководитель литературного клуба «Слово», учитель русского языка и литературы Высшей квалификационной категории МОУ СОШ № 168, г. Екатеринбург.
  1. Милова Фаина Васильевна, руководитель литературной студии «Проба пера», учитель русского языка и литературы Высшей квалификационной категории МОУ СОШ № 131, г. Екатеринбург.
  1. Осипов Вадим Вениаминович, член Союза писателей России (Екатеринбургское отделение), автор 7 поэтических сборников, доцент кафедры графических видов искусства Уральской государственной архитектурно-художественной академии, руководитель литературной мастерской имени Бориса Марьева, Председатель жюри областного открытого конкурса литературного творчества детей и юношества «Волшебная строка».

*Паремия – церк. нравоучительное слово. (Даль, В. Толковый словарь живого великорусского языка. – М., 1994. – Т. 3. – С. 18.)

* “юхванство”– стремление в юношеские годы в походке, в манере поведения, во внешнем виде, в приемах физического труда, в том числе и в речи – походить на яснополянского работника Юхвана.

Ссылка на основную публикацию