Анализ стихотворения Бродского Не выходи из комнаты, не совершай ошибку

«Не выходи из комнаты, не совершай ошибку…» И. Бродский

«Не выходи из комнаты, не совершай ошибку…» Иосиф Бродский

Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.
Зачем тебе солнце, если ты куришь “Шипку”?
За дверью бессмысленно все, особенно — возглас счастья.
Только в уборную — и сразу же возвращайся.

О, не выходи из комнаты, не вызывай мотора.
Потому что пространство сделано из коридора
и кончается счетчиком. А если войдет живая
милка, пасть разевая, выгони не раздевая.

Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.
Что интересней на свете стены и стула?
Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером
таким же, каким ты был, тем более — изувеченным?

О, не выходи из комнаты. Танцуй, поймав, боссанову
в пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу.
В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной.
Ты написал много букв; еще одна будет лишней.

Не выходи из комнаты. О, пускай только комната
догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито
эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция.
Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Франция.

Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.
Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,
слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.

Анализ стихотворения Бродского «Не выходи из комнаты, не совершай ошибку…»

Иосиф Бродский считал свое поколение потерянным, запутавшимся в дебрях идеологии и высоких материй. Однако жизнь диктовала свои условия, инстинкты брали вверх над разумом, и многие молодые люди оказывались на распутье, когда реальность шла вразрез с общепринятыми принципами. Часть ровесников Бродского становилась бунтарями, да и сам поэт очень скоро попал в число тех, кто был неугоден советской власти. И все из-за того, что он открыто выражал свои взгляды и мысли, считая, что это – неотъемлемое право любого человека.

Между тем, подавляющее большинство людей жило по двойным стандартам, когда на кухнях велись антиправительственные разговоры, а в общественных местах все дружно поддерживали курс партии и правительства. Именно таким «хамелеонам» в 1970 году Иосиф Бродский посвятил свое знаменитое стихотворение «Не выходи из комнаты, не совершай ошибки…». Оно пронизано глубокой иронией и отвращением к тем, кто боится правды и не может позволить себе роскошь жить так, как это ему подсказывают внутренние ощущения. Таким людям, по мнению пота, лучше и вовсе сидеть дома, так как «за дверью бессмысленно все – особенно, возгласы счастья». Откровенно высмеивая подобных двурушников, которые готовы часами рассуждать о справедливости и свободе личности, но так, чтобы этого никто не слышал, Бродский рекомендует им для чистоты эксперимента отказаться от маленьких житейских радостей. Как можно принимать у себя в доме девушку, если не состоишь с ней в законном браке, или же позволять себе ездить на «моторе» при скромной советской зарплате, львиную долю которой придется отдать таксисту по счетчику? Однако людей, живущих по двойным стандартам, подобные мелочи не смущают, что безумно раздражает Бродского. Поэтому автор советует таким «свободолюбцам» похоронить себя заживо в четырех стенах, чтобы избавиться от всевозможных искушений. Действительно, хорошо жить, когда о тебе все забыли, и ты можешь тешить себя иллюзией полной свободы, слившись «лицом с обоями». Но даже те, кому было адресовано это произведения, прекрасно отдавали себе отчет, что выпасть из социума без последствий для собственной репутации и карьеры в СССР попросту невозможно. У таких людей остается лишь два пути – тюрьма либо сумасшедший дом. В редких случаях, правда, им предлагают добровольно-принудительно покинуть страну, но для этого нужно, по меньшей мере, слыть диссидентом. В окружении Бродского таких людей немного, поэтому всем остальным он советует запереть дверь и забаррикадироваться шкафом «от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса».

Анализ стихотворения Не выходи из комнаты, не совершай ошибку Батюшкова

Данное стихотворение было написано в 1970 г. Через 2 года поэта вынудили эмигрировать.

Преследования выдающегося русского поэта, лауреата Нобелевской премии, Иосифа Бродского начались в 1963 г. Сначала в газете «Вечерний Ленинград» была опубликована статья «Окололитературный трутень», в которой содержалось обвинение в тунеядстве.

В январе 1964 г. поэта арестовали. Затем он был принудительно направлен на судебно-психиатрическую экспертизу. Далее последовал суд, который приговорил его к 5 годам принудительного труда. И. Бродский провел почти полтора года в ссылке в Архангельской области и был освобожден, в основном, из-за давления зарубежной общественности. Требовали его освобождения и советские писатели и поэты.

Окружающая советская действительность, в которой было много духовной несвободы, тяготила поэта. И это чувство отразилось в стихотворении «Не уходи из комнаты…».

Тема

Тема произведения связана с ощущением несвободы и непринятием окружающей действительности.

Композиция стихотворения

Стихотворение состоит из 6 катренов с попарной рифмой ААББ.

Размер стихотворения ломаный (дольник), что характерно для творчества И. Бродского. Все катрены, кроме последнего, начинаются со слов «Не выходи из комнаты» и «О, не выходи из комнаты», которые чередуются. Такое повторение создает ощущение иронии и самоиронии, с которой поэт призывает отключиться от внешней жизни и оставаться в замкнутом пространстве комнаты.

Художественные средства

В стихотворении нет эпитетов. Присутствуют метафоры («Пускай только комната догадывается, как ты выглядишь») и термины, присущие естественным наукам (космос, субстанция). В сочетании с дольником, эти особенности делают стиль стихотворения своеобразным и запоминающимся.

Вариант №2

Это стихотворение написано в 1970 году, и, является, как и другие его произведения неоднозначными для читателя, но при этом великолепно, с точки зрения поэзии. Считается, одним из самых известных у Бродского.

Одна из трактовок, главной мыслью считается, власть Советского союза. Лучше остаться в комнате и не выходить, чем оказаться в реалиях того времени. Стихотворение было создано для двуличных и циничных людей, которые говорят, что уважают и очень ценят СССР, но при этом ведут разговоры антиправительственного характера.

Советует, что нужно думать о свободе, даже если не можешь себе этого позволить, и, по возможности отказаться от мелких жизненных радостей.

По другой версии, жизненный анализ Бродского. Он не любит окружающий мир и это отражается на его характере. Он считает себя лишним, изгоем, и поэтому чувствует себя лучше в своём, отдельных от других, мире, где он может творить. Одним из фактов его жизни, считается обвинение в тунеядстве из-за нежелания трудоустроиться на официальную работу, поэтому он хочет отдалиться от других, считает свою комнату – отдельным от остальных людей микромиром. Этот странный образ жизни был недопонят и порицался.

По мнению Бродского, родиной поэта считается его язык. Поэтому для него было абсолютно безразлично, где жить, самое главное: не чувствовать давления окружающих. Свободная жизнь считается идеальным стилем жизни для поэта.

Стена и стул является для главного героя-одними из самых интересных вещей, а курение «Шипки» важнее чем Солнце.

По виду лирики стихотворение философское и находится вне литературных жанров (имеет место постмодернизм, но, при этом, не относится полностью к этому стилю, как и другие его произведения). Рифма смежная.

Стихотворение направлено на обращение к абстрактному слушателю, по сути является разговором с самим собой. Много метафор и олицетворений, также есть анафора «Не выходи из комнаты», риторическое восклицание «Не будь дураком!» и риторический вопрос.

Читайте также:  Улыбка - краткое содержание рассказа Брэдбери

Картинка к стихотворению Не выходи из комнаты, не совершай ошибку

Популярные темы анализов

Появление в раннем творчестве К. Н. Батюшкова мотива, связанного с определением особого внимания земным благам – яркий, своеобразный элемент, который выделил его поэзию. Произведение написано вдали от интеллигенции

После публикации стихотворения «Кинжал» в 1903 году, в литературном обществе возникло много споров, касающихся данного произведения. В начале двадцатого века, уже окрепший в поэтическом слове Брюсов постепенно отстраняется от юношеских

Александр Сергеевич Пушкин центральным героем большинства своих произведений, а также их темой делает любовь. Стихотворение «На холмах Грузии лежит ночная мгла» не стало исключением из его поэтических правил.

Это стихотворение Майкова посвящено описанию осеннего леса. Поэт любил прогулки на природе – это звучит еще в первом и втором четверостишиях. Однако дальнейшее описание пронизано грустью. Тоска вызвана увяданием природы.

Жизнь знаменитого писателя Сергея Есенина, нельзя назвать счастливой и благополучной, о чем мы можем судить по его биографии, а также по стихам, в которые он выплескивал накипевшие чувства. Так и в стихотворение « Мой путь »

Иосиф Бродский — Не выходи из комнаты, не совершай ошибку

Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.
Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку?
За дверью бессмысленно все, особенно — возглас счастья.
№ 4 Только в уборную — и сразу же возвращайся.

О, не выходи из комнаты, не вызывай мотора.
Потому что пространство сделано из коридора
и кончается счетчиком. А если войдет живая
№ 8 милка, пасть разевая, выгони не раздевая.

Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.
Что интересней на свете стены и стула?
Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером
№ 12 таким же, каким ты был, тем более — изувеченным?

О, не выходи из комнаты. Танцуй, поймав, боссанову
в пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу.
В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной.
№ 16 Ты написал много букв; еще одна будет лишней.

Не выходи из комнаты. О, пускай только комната
догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито
эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция.
№ 20 Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Франция.

Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.
Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,
слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
№ 24 шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.

Ne vykhodi iz komnaty, ne sovershay oshibku.
Zachem tebe Solntse, yesli ty kurish Shipku?
Za dveryu bessmyslenno vse, osobenno — vozglas schastya.
Tolko v ubornuyu — i srazu zhe vozvrashchaysya.

O, ne vykhodi iz komnaty, ne vyzyvay motora.
Potomu chto prostranstvo sdelano iz koridora
i konchayetsya schetchikom. A yesli voydet zhivaya
milka, past razevaya, vygoni ne razdevaya.

Ne vykhodi iz komnaty; schitay, chto tebya produlo.
Chto interesney na svete steny i stula?
Zachem vykhodit ottuda, kuda verneshsya vecherom
takim zhe, kakim ty byl, tem boleye — izuvechennym?

O, ne vykhodi iz komnaty. Tantsuy, poymav, bossanovu
v palto na goloye telo, v tuflyakh na bosu nogu.
V prikhozhey pakhnet kapustoy i mazyu lyzhnoy.
Ty napisal mnogo bukv; yeshche odna budet lishney.

Ne vykhodi iz komnaty. O, puskay tolko komnata
dogadyvayetsya, kak ty vyglyadish. I voobshche inkognito
ergo sum, kak zametila forme v serdtsakh substantsia.
Ne vykhodi iz komnaty! Na ulitse, chay, ne Frantsia.

Ne bud durakom! Bud tem, chem drugiye ne byli.
Ne vykhodi iz komnaty! To yest day volyu mebeli,
sleysya litsom s oboyami. Zapris i zabarrikadiruysya
shkafom ot khronosa, kosmosa, erosa, rasy, virusa.

Yt ds[jlb bp rjvyfns, yt cjdthifq jib,re/
Pfxtv nt,t Cjkywt, tckb ns rehbim Ibgre?
Pf ldthm/ ,tccvscktyyj dct, jcj,tyyj — djpukfc cxfcnmz/
Njkmrj d e,jhye/ — b chfpe ;t djpdhfofqcz/

J, yt ds[jlb bp rjvyfns, yt dspsdfq vjnjhf/
Gjnjve xnj ghjcnhfycndj cltkfyj bp rjhbljhf
b rjyxftncz cxtnxbrjv/ F tckb djqltn ;bdfz
vbkrf, gfcnm hfptdfz, dsujyb yt hfpltdfz/

Yt ds[jlb bp rjvyfns; cxbnfq, xnj nt,z ghjlekj/
Xnj bynthtcytq yf cdtnt cntys b cnekf?
Pfxtv ds[jlbnm jnnelf, relf dthytimcz dtxthjv
nfrbv ;t, rfrbv ns ,sk, ntv ,jktt — bpedtxtyysv?

J, yt ds[jlb bp rjvyfns/ Nfyweq, gjqvfd, ,jccfyjde
d gfkmnj yf ujkjt ntkj, d neakz[ yf ,jce yjue/
D ghb[j;tq gf[ytn rfgecnjq b vfpm/ ks;yjq/
Ns yfgbcfk vyjuj ,erd; tot jlyf ,eltn kbiytq/

Yt ds[jlb bp rjvyfns/ J, gecrfq njkmrj rjvyfnf
ljuflsdftncz, rfr ns dsukzlbim/ B djj,ot byrjuybnj
‘huj cev, rfr pfvtnbkf ajhvt d cthlwf[ ce,cnfywbz/
Yt ds[jlb bp rjvyfns! Yf ekbwt, xfq, yt Ahfywbz/

Yt ,elm lehfrjv! ,elm ntv, xtv lheubt yt ,skb/
Yt ds[jlb bp rjvyfns! Nj tcnm lfq djk/ vt,tkb,
cktqcz kbwjv c j,jzvb/ Pfghbcm b pf,fhhbrflbheqcz
irfajv jn [hjyjcf, rjcvjcf, ‘hjcf, hfcs, dbhecf/

Анализ стихотворения Бродского Не выходи из комнаты, не совершай ошибку

Актуальность поэзии и всего творчества И.А. Бродского сохраняется до сих пор. Его лирика своеобразна и оригинальна, а художественный мир безграничен и универсален. Истоки такой актуальности его поэзии можно отметить в том, что он один мог соединить античную литературу, русскую классическую и «новую» с англоязычной поэзией. Бродский один смог расширить границы и возможности русского поэтического языка. В стилистике его стихотворений усматриваются влияние таких стилей как барокко, неоклассицизм, акмеизм, английская метафизическая поэзия, андеграунд, постмодернизм. Само существование такой великой личности как Бродский можно расценить как воплощение нравственного противостояния лжи и культурной деградации личности. До 80-х годов XX века в СССР Бродский был фактически поэтом для «посвященных», так как в те времена хранение дома сборников его стихов считалось не только непозволительным, но и было наказуемо, но несмотря на запрет издания и публикации его стихи распространялись в народе с помощью самиздата и в больших тиражах [5]. Поэтический мир лирических творений И.А, Бродского отражает сознание большое интеллектуальной и нравственной группы выходцев из России за рубежом: они словно новые странники, как будто продолжая судьбы романтических скитальцев, они подобны некой соединительной силе разных культур, мировоззрений, языков, быть может, на пути к «универсальному человеку будущего». Цель работы: провести анализ стихотворения И.А. Бродского «Не выходи из комнаты, не совершай ошибку…». Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи: 1. Изучить языковые особенности стихотворения; 2. Проанализировать главные действующие лица, их порядок, провести разбор портретов; 3. Определить размер стихотворения и его значение; 4. Рассмотреть пространственную и временную организации стихотворения; 5. Охарактеризовать чувства героя, его переживания; 6. Определить основные идеи, которые заключены в стихотворении; 7. Выявить мотивы стихотворения; 8. Охарактеризовать как меняется герой в стихотворении; 9. Проанализировать связь сюжета с жизнью автора. Объектом исследования является жизнь и творчество советского поэта И.А. Бродского. Предмет исследования – стихотворение И.А. Бродского «Не выходи из комнаты, не совершай ошибку…». Работа состоит из введения, основной главы, заключения и списка использованной литературы.

Судьба Бродского была нелегка: обвинение в тунеядстве, суд, ссылка в Архангельскую область, эмиграция. Но писать он не переставал никогда. Иосиф Бродский – один из пяти русских писателей, ставших Нобелевскими лауреатами. Одна из главных особенностей поэтики Бродского – философичность его творчества. Отсюда и определенный набор тем, которые его волнуют. В основе поэзии Бродского лежит стремление к свободе. Все его творчество можно рассмотреть как призыв к свободе, обращенный к литературе. В стихотворении «Не выходи из комнаты, не совершай ошибку…» Бродский с иронией и сарказмом советует не делать бессмысленных действий и жить в ограниченном пространстве комнаты и коридора, ведь все бессмысленно, «особенно – возглас счастья»[1]. Для Бродского призыв «не выходить из комнаты» (в разных его вариациях) является универсальным философским императивом, одним из лейтмотивов творчества (особенно в 1970-е гг.), внутренней установкой, не зависящей от окружающей поэта действительности.

Читайте также:  Всё лето в один день - краткое содержание рассказа Брэдбери

Бродский И.А. Избранные стихотворения: 1957-1992. – М., 2014. – 496 с. Волков С.А. Диалоги с И.А. Бродским. М., 2008. 160 с. Гаспаров М.Л. Рифма Бродского // Гаспаров М.Л. Избранные статьи. М., 2015. с. 83-92. Генис А. Бродский в Нью-Йорке // Изд-во: Иностр.лит. – 2007. Вып. № 5. Гордин Я. Дело Бродского // Изд-во: Нева. 2009. Вып. № 2. с.134-166. Лосев Л. Иосиф Бродский. Изд-во «Молодая гвардия» М. – 2010. 230 с. Лотман М.Ю., Лотман Ю.М. Между вещью и пустотой // Изд-во: Уч. зап. Тартусского университета. – 2010. – Вып. № 883. – с. 170-187. Мышалова Д.В. Очерки по литературе русского зарубежья. – Новосибирск: Изд-во: Цэрис; Наука, 2005. – 223 с. Новое Литературное Обозрение. Как работает стихотворение Бродского. Сборник статей. Редакторы-составители Л.В. Лосев и В.П.Полухина. – М.: Новое литературное обозрение, 2002. – 304 с. Павлович Н.В. Язык образов: Парадигмы образов в русском поэтическом языке. М., 2005. 210 с. Памяти Иосифа Бродского // Изд-во: Литературная газета. 2006. – Вып. от 02.02.2006. Печенкин А.И. Тайны русского алфавита. М., 2007. – 140 с. Ранчин А. Религиозно-философские мотивы поэзии Бродского и экзистенциализм // Изд-во: Октябрь. 2007. Вып. № 1. Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 1. 2008. с. 279-281. Фатеева Н.А. Лингвистический анализ художественного текста: Материалы к лекциям. М., 2009. Хализев В.Е. Теория литературы. М., 2009. Хрестоматия по западно-европейской литературе / Составитель Пуришев Б.И. – М., 20100. Шайтанов И. Уравнение с двумя неизвестными // Изд-во: Вопросы литературы. 2008. Вып. № 6. Якимчук Н. Я работал – я писал стихи: Дело Иосифа Бродского // Изд-во: Юность. 2012. Вып. № 2. – с. 80-87.

Бродский, Тютчев и поэтика замкнутого пространства

Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.
Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку?
За дверью бессмысленно все, особенно – возглас счастья.
Только в уборную – и сразу же возвращайся.

О, не выходи из комнаты, не вызывай мотора.
Потому что пространство сделано из коридора
и кончается счетчиком. А если войдет живая
милка, пасть разевая, выгони не раздевая.

Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.
Что интересней на свете стены и стула?
Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером
таким же, каким ты был, тем более – изувеченным?

О, не выходи из комнаты. Танцуй, поймав, боссанову
в пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу.
В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной.
Ты написал много букв; еще одна будет лишней.

Не выходи из комнаты. О, пускай только комната
догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито
эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция.
Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Франция.

Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.
Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,
слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.

Тогда, по молодости лет, это стихотворение воспринималось мной как петербургский манифест одиночества и одновременно пособие по неучастию в советской действительности (которая “чай, не Франция” и может только изувечить). Я в те годы работал в одной странной газете и вёл в ней ещё более странную “Колонку эстета”, для которой – не без влияния этого стихотворения, входившей тогда в моду интеллигентной ностальгии по приметам позднесовестского быта (передачи “Старая квартира”, “Старый телевизор” и др.), статьи Б.В.Маркова “Сайгон” и “Слоны” – институты эмансипации” в зачитанном до дыр сборнике “Метафизика Петербурга”, отдельных песен раннего “Аквариума” (“Сентябрь”, “Иванов”, “Песня для нового быта”, “Новая жизнь на новом посту” и др.), размышлений об “уютных” фильмах Эльдара Рязанова и других режиссёров – написал статью с претенциозным названием “Поэтика замкнутого пространства”. В ней я, помнится, помимо всего прочего обосновывал тезис о том, что вынужденная замкнутость позднесоветской жизни, отгороженной “железным занавесом” от всего остального мира, при всей её неестественности и – в целом – порочности – порождала и довольно продуктивные черты миросозерцания и поведения, среди которых – особое ощущение уюта и неспешный ритм жизни с повторяющимися циклами, способствующие внутренней сосредоточенности (сейчас мне подумалось, что о чем-то подобном пишет Ю.М.Лотман в своей статье “Каноническое искусство как информационный парадокс”.
Чуть позже стало понятно, что для Бродского призыв “не выходить из комнаты” (в разных его вариациях) является универсальным философским императивом, одним из лейтмотивов творчества (особенно в 1970-е гг.), внутренней установкой, не зависящей от окружающей действительности. И если знаменитую коду (“Я сижу в темноте. И она не хуже // в комнате, чем темнота снаружи”) написанного незадолго до эмиграции (в 1971 г.) и посвящённого Льву Лосеву стихотворения “Я всегда твердил, что судьба – игра. ” можно в какой-то степени списать на “второсортность эпохи”, то уже по “Лагуне” (1973) становится понятно, что для Бродского “коробка из под случайных жизней” второсортного пансиона “Аккадемия” ценна не меньше раздающегося снаружи звона “веницейских церквей”. Получается, что и в Европе, и где бы то ни было “на улице, чай, не Франция”. В связи с этим интересно отметить, что в стихотворении 1977 г. “Сан-Пьетро” присутствует (в слегка изменённом виде) не только строчка “В пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу” из “Не выходи из комнаты. “, но и соответствующий мотив:

Тень, насыщающаяся от света,
радуется при виде снимаемого с гвоздя
пальто совершенно по-христиански. Ставни
широко растопырены, точно крылья
погрузившихся с головой в чужие
неурядицы ангелов. Там и сям
слезающая струпьями штукатурка
обнажает красную, воспаленную кладку,
и третью неделю сохнущие исподники
настолько привыкли к дневному свету
и к своей веревке, что человек
если выходит на улицу, то выходит
в пиджаке на голое тело, в туфлях на босу ногу.

Другими словами, неважно, где ты находишься (вспомним в связи с этим и рассуждения Бродского о том, что Родина поэта – это его язык, и его воспоминания о том, как, оказавшись в Америке и сидя в своем рабочем кабинете, он потянулся к полке за словарём и понял, что это движение ничем не отличается от того, которое он неоднократно проделывал с своей “половине комнаты” на Пестеля).
Перечитывая недавно знаменитое стихотворение Тютчева начала 1830-х гг. “Silentium!” (“Молчание!” – лат.), я вдруг почувствовал, что своими повторяющимися императивами (и философскими, и сугубо языковыми) оно мне что-то неуловимо напоминает. В самом деле, одиночество, молчание, погружённость в собственный внутренний мир являются предельной реализацией отгороженности от “наружного шума”, от “хроноса, космоса, эроса, расы, вируса”:

Молчи, скрывайся и таи
И чувства и мечты свои –
Пускай в душевной глубине
Встают и заходят оне
Безмолвно, как звезды в ночи,-
Любуйся ими – и молчи.

Читайте также:  Марсианские хроники - краткое содержание романа Брэдбери

Как сердцу высказать себя?
Другому как понять тебя?
Поймёт ли он, чем ты живёшь?
Мысль изречённая есть ложь.
Взрывая, возмутишь ключи,-
Питайся ими – и молчи.

Лишь жить в себе самом умей –
Есть целый мир в душе твоей
Таинственно-волшебных дум;
Их оглушит наружный шум,
Дневные разгонят лучи,-
Внимай их пенью – и молчи.

В заключение хочу отметить, что я не настаиваю на том, что имеет место сознательная аллюзия, хотя, как мне кажется, для такого взгляда все же есть некоторые основания. Свою позицию по поводу подобных “перекличек” я изложил в “Ответе на комментарии” в своём предыдущем посте, размещённом в данном сообществе и посвящённом перекличке между текстами Бродского и Пушкина. Как всегда, буду признателен за любые замечания.

5 философских стихотворений Иосифа Бродского

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

“Тунеядец”, эмигрант, лауреат Нобелевской премии, гений, поэт с нелегкой судьбой, «Пушкин ХХ века». Это все он – Иосиф Бродский. Просто, звонко и с невероятной силой его рифма и сейчас задевает тончайшие струны человеческой души. Его поэзия – это возможность по-другому, чуть честнее взглянуть на многие вещи, отказаться от лишнего, оставив суть.

С благодарностью к автору мы в AdMe.ru собрали в этом посте свои самые любимые его поэтические произведения.

Шесть лет спустя
Так долго вместе прожили, что вновь
второе января пришлось на вторник,
что удивленно поднятая бровь,
как со стекла автомобиля – дворник,
с лица сгоняла смутную печаль,
незамутненной оставляя даль.

Так долго вместе прожили, что снег
коль выпадал, то думалось – навеки,
что, дабы не зажмуривать ей век,
я прикрывал ладонью их, и веки,
не веря, что их пробуют спасти,
метались там, как бабочки в горсти.

Так чужды были всякой новизне,
что тесные объятия во сне
бесчестили любой психоанализ;
что губы, припадавшие к плечу,
с моими, задувавшими свечу,
не видя дел иных, соединялись.

Так долго вместе прожили, что роз
семейство на обшарпанных обоях
сменилось целой рощею берез,
и деньги появились у обоих,
и тридцать дней над морем, языкат,
грозил пожаром Турции закат.

Так долго вместе прожили без книг,
без мебели, без утвари на старом
диванчике, что – прежде, чем возник, –
был треугольник перпендикуляром,
восставленным знакомыми стоймя
над слившимися точками двумя.
1968 г.

М. Б.
Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером
подышать свежим воздухом, веющим с океана.
Закат догорал в партере китайским веером,
и туча клубилась, как крышка концертного фортепьяно.
Четверть века назад ты питала пристрастье к люля и к финикам,
рисовала тушью в блокноте, немножко пела,
развлекалась со мной; но потом сошлась с инженером-химиком
и, судя по письмам, чудовищно поглупела.
Теперь тебя видят в церквях в провинции и в метрополии
на панихидах по общим друзьям, идущих теперь сплошною
чередой; и я рад, что на свете есть расстоянья более
немыслимые, чем между тобой и мною.
Не пойми меня дурно. С твоим голосом, телом, именем
ничего уже больше не связано; никто их не уничтожил,
но забыть одну жизнь – человеку нужна, как минимум,
еще одна жизнь. И я эту долю прожил.
Повезло и тебе: где еще, кроме разве что фотографии,
ты пребудешь всегда без морщин, молода, весела, глумлива?
Ибо время, столкнувшись с памятью, узнает о своем бесправии.
Я курю в темноте и вдыхаю гнилье отлива.
1989 г.

* * *
В деревне Бог живет не по углам,
как думают насмешники, а всюду.
Он освящает кровлю и посуду
и честно двери делит пополам.
В деревне Он – в избытке. В чугуне
Он варит по субботам чечевицу,
приплясывает сонно на огне,
подмигивает мне, как очевидцу.
Он изгороди ставит. Выдает
девицу за лесничего. И в шутку
устраивает вечный недолет
объездчику, стреляющему в утку.
Возможность же все это наблюдать,
к осеннему прислушиваясь свисту,
единственная, в общем, благодать,
доступная в деревне атеисту.
1965 г.

* * *
Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.
Зачем тебе солнце, если ты куришь “Шипку”?
За дверью бессмысленно все, особенно – возглас счастья.
Только в уборную – и сразу же возвращайся.
О, не выходи из комнаты, не вызывай мотора.
Потому что пространство сделано из коридора
и кончается счетчиком. А если войдет живая
милка, пасть разевая, выгони не раздевая.
Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.
Что интересней на свете стены и стула?
Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером
таким же, каким ты был, тем более – изувеченным?
О, не выходи из комнаты. Танцуй, поймав, боссанову
в пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу.
В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной.
Ты написал много букв; еще одна будет лишней.
Не выходи из комнаты. О, пускай только комната
догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито
эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция.
Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Франция.
Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.
Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,
слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.
1970 г.

* * *
Коньяк в графине – цвета янтаря,
что, в общем, для Литвы симптоматично.
Коньяк вас превращает в бунтаря.
Что не практично. Да, но романтично.
Он сильно обрубает якоря
всему, что неподвижно и статично.
Конец сезона. Столики вверх дном.
Ликуют белки, шишками насытясь.
Храпит в буфете русский агроном,
как свыкшийся с распутицею витязь.
Фонтан журчит, и где-то за окном
милуются Юрате и Каститис.
Пустые пляжи чайками живут.
На солнце сохнут пестрые кабины.
За дюнами транзисторы ревут,
и кашляют курляндские камины.
Каштаны в лужах сморщенных плывут,
почти как гальванические мины.
К чему вся метрополия глуха,
то в дюжине провинций переняли.
Поет апостол рачьего стиха
в своем невразумительном журнале.
И слепок первородного греха
свой образ тиражирует в канале.
Страна, эпоха – плюнь и разотри!
На волнах пляшет пограничный катер.
Когда часы показывают “три”,
слышны, хоть заплыви за дебаркадер,
колокола костела. А внутри
на муки Сына смотрит Богоматерь.
И если жить той жизнью, где пути
действительно расходятся, где фланги,
бесстыдно обнажаясь до кости,
заводят разговор о бумеранге,
то в мире места лучше не найти
осенней, всеми брошенной Паланги.
Ни русских, ни евреев. Через весь
огромный пляж двухлетний археолог,
ушедший в свою собственную спесь,
бредет, зажав фаянсовый осколок.
И если сердце разорвется здесь,
то по-литовски писанный некролог
не превзойдет наклейки с коробка,
где брякают оставшиеся спички.
И солнце, наподобье колобка,
зайдет, на удивление синичке
на миг за кучевые облака
для траура, а может, по привычке.
Лишь море будет рокотать, скорбя
безлично – как бывает у артистов.
Паланга будет, кашляя, сопя,
прислушиваться к ветру, что неистов,
и молча пропускать через себя
республиканских велосипедистов.
1966 г.

Ссылка на основную публикацию