Карлик – краткое содержание книги Брэдбери

Рэй Бредбери – Карлик

Рэй Бредбери – Карлик краткое содержание

Карлик – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Рэй Бредбери

КАРЛИК

Эмми спокойно взглянула на небо. Был один из тех жарких вечеров, когда воздух совершенно неподвижен. Бетонная набережная опустела. Красные, желтые, белые фонарики, похожие на диковинных насекомых, неподвижно висели в воздухе. Менеджеры карнавальных балаганов стояли у билетных касс, подобно вылепленным восковым фигурам, тупо глядя перед собой.

Эмми подошла к кассе аттракциона «Кривые Зеркала». Она увидела свою фигуру, сплющенную, словно под прессом, в зеркалах, выставленных снаружи. Эмми вошла внутрь будки, задержав взгляд на худой шее Ральфа Бангарда. Стиснув в зубах незажженную сигару, он неторопливо раскладывал пасьянс. Когда на американских юрках снова завизжали развлекающиеся посетители. Эмми заговорила:

— Что за люди ходят на эти горки?

Ральф Бангард вынул сигару изо рта.

— Люди хотят умирать. А эти американские горки ближе всего подводят их к ощущению смерти. — Он прислушался к слабым звукам выстрелов, доносящимся из соседнего тира. — Проклятый карнавальный бизнес! Например, этот карлик. Ты видела его? Каждый вечер платит дайм[1] и бежит к зеркалам.

— Интересно, — подумала Эмми вслух, — как чувствовать себя карликом? Мне жаль его.

— Он похож на говорящую куклу из магазина Вудворта. Я мог бы играть на нем, как на аккордеоне.

— Тоже мне! — Ральф похлопал ее по бедру. — Странно, что это ты так забоишься о нем? — откинувшись в кресле, он захихикал. — Только один я знаю его секрет А он об этом даже и не подозревает.

— Сегодня жарко, — Эмми нервно надела на кисть руки большое деревянное кольцо.

— Не пытайся переменить тему разговора. Он приходит сюда в любую погоду каждый день.

В замешательстве Эмми переступила с ноги на ногу. Она уже хотела уйти, то Ральф схватил ее за локоть.

— Эй, ты случайно не сумасшедшая? Ты хочешь видеть этого карлика? — Ральф повернулся к окошку кассы.

Волосатая рука с зажатой в ней серебряной монетой появилась в окошке. Невидимый человек сказал «один» высоким детским голосом.

Эмми выглянула в окошко.

Карлик взглянул на нее, черноволосый, черноглазый, безобразный человек, с морщинистым загорелым лицом.

Ральф наполовину надорвал желтый билет и сунул его в окошко.

Карлик, как бы испуганный приближающимся штормом, поднял воротник пиджака, и, потоптавшись на месте, направился к аттракциону.

Минутой позже десять тысяч бесформенных уродцев заплясали в зеркалах, подобно бешеным черным жукам, испуганным ярким светом.

— Скорее! — Ральф потащил за собой Эмми к щели, сквозь которую было видно помещение аттракциона. — Это интересно, — захихикал он. — Смотри.

Эмми заколебалась, затем наклонившись, взглянула в щель.

— Видишь? — прошептал Ральф.

Эмми почувствовала, как ее сердце бешено запрыгало в груди. Кровь тяжелыми толчками пульсировала в артериях.

Прошла минута. Карлик стоял посредине маленькой комнаты, окруженный зеркалами. Его глаза были закрыты. Наконец, он взглянул в большое зеркало перед ним. То, что он увидел, заставило его улыбнуться. Он подмигивал, делал пируэты, размахивал руками, кланялся, исполнял какой-то дикий неповторимый танец. Зеркала повторяли каждое его движение. Но теперь ею руки были длинные и тонкие. Гигантский черный глаз, чудовищный оскал зубов. Уродливые губы, раздвинутые в улыбке. И поклоны. Поклоны Гулливера.

— Каждый вечер он делает одно и то же, — прошептал Ральф в ухо Эмми. — Разве это не забавно?

Эмми повернула голову и взглянула на Ральфа, но ничего не сказала. Затем она нова прильнула к щели. Эмми почувствовала, что глаза ее стали мокрыми от слез.

Ральф подтолкнул ее, шепнув:

— Интересно, что он сейчас делает, этот маленький чудак?

Спустя полчаса они пили кофе в билетной будке, не глядя друг на друга. Карлик вышел из павильона, снял шляпу и направился к будке, но увидев Эмми, поспешил прочь.

— Он что-то хотел сказать, — прошептала Эмми.

— Да, — Ральф смял сигарету. — Я знаю, что ему надо. У него просто не хватает мужества спросить. Как-нибудь он скажет своим визгливым голосом: «Эти зеркала слишком дороги». Я притворюсь непонимающим и отвечу: «Да, они дороги». Он, выжидающе посмотрит на меня, но я промолчу. Тогда он пойдет домой. Но на следующий вечер он снова вернется и спросит: «Сколько стоят эти зеркала? Пятьдесят, сто долларов?» — «Может быть», — отвечу я.

— Ральф, — прервала его Эмми.

Он взглянул на нее.

— Ральф, — повторила она. — Почему бы тебе не продать ему одно лишнее зеркало?

— Послушай, Эмми. Я же не учу тебя, как управлять твоим аттракционом.

— Сколько стоят эти зеркала?

— Я могу достать их с рук за тридцать пять долларов.

— Почему ты не скажешь ему, где можно купить такое зеркало?

— Эмми, ты не деловой человек.

Он положил ей руку на колено. Эмми отодвинулась.

— Боюсь у него не найдется денег, даже если бы я и сказал, где купить зеркало. К тому же он самолюбия. Если бы он знал, что я за ним наблюдаю, он никогда бы не пришел сюда снова. Он притворяется, что ходит сюда, чтобы развлечься, как все остальные люди. Он всегда приходит к концу дня, когда уже мало посетителей. У него нет друзей. А если бы они у него, даже и были, он никогда не попросил бы их купить такую вещь. Гордость! Я, наверное, один знаю его тайну.

— Я ужасно себя чувствую. Мне жаль его. Интересно, где он живет.

— Наверное, в какой-нибудь дыре.

— Мне его ужасно жаль, — повторила она.

— Эмми, — процедил он, — ты всегда шутишь.

Теплая ночь, жаркое утро и палящий полдень. Морс похоже на блестящий лист фольги. Эмми медленно шла по аллее, стараясь держаться в тени. Под мышкой она держала журнал. Эмми открыла дверь и позвала:

Он лениво поднялся с раскладкой кровати.

— Ты выглядишь, как кошка, которая съела канарейку, — протянул он, зевая.

— Ральф, я сейчас узнала о нем очень интересную вещь.

Она протянула ему журнал. Ее глаза сняли.

— Оказывается, он писатель. Только подумай!

— Сегодня слишком жарко, чтобы думать.

Ральф снова лег, полузакрыв глаза.

— Я проходила сегодня мимо по Брэдфорд Стрит и встретила мистера Грили. Он мне сказал, что машинка целыми днями стучит в комнате мистера Бига[2].

— Его так зовут?! — Ральф разразился смехом.

— Он пишет детективные рассказы, — продолжала Эмми, не обратив внимания на реплику Ральфа — Один из них и случайно нашла в журнале, который купила у букиниста. Как интересно, Ральф.

Рэй Брэдбери «Карлик»

Карлик

Рассказ, 1954 год

Язык написания: английский

Перевод на русский: В. Обухов, А. Берг (Карлик), 1968 — 1 изд. С. Трофимов (Карлик), 1997 — 16 изд. Перевод на украинский: М. Шурпик (Карлик), 2016 — 1 изд.

  • Жанры/поджанры: Реализм
  • Общие характеристики: Психологическое
  • Место действия: Наш мир (Земля)( Америка( Северная ) )
  • Время действия: 20 век
  • Сюжетные ходы: Становление/взросление героя
  • Линейность сюжета: Линейный
  • Возраст читателя: Любой

В этом рассказе Брэдбери маленький несчастный уродливый человечек каждую ночь приходил в Комнату Смеха, чтобы зеркало сделало его другим хотя бы на полчаса…

Первая публикация на русском: Рэй Брэдбери. Карлик: [Фантастический] рассказ / Перевод с английского В. Обухова, А. Берга // Звезда Востока (Ташкент), 1966, №6 – с.219-224.

– Так же в журнале «Байкал» в 1968 г., №1.

— условный цикл «Альфред Хичкок представляет» > Отечественные подборки на основе оригинальных антологий > антологию «Ведьма», 2006 г.

Издания на иностранных языках:

Доступность в электронном виде:

Тиань, 10 ноября 2017 г.

Есть вещи, о которых трудно говорить, потому что совсем немногие способны уловить глубинную суть проблемы, с одной стороны, и очень неловко вторгаться в некоторые переживания, с другой. Рассказ этот касается как раз такой темы — самоидентификация человека с явным физическим недостатком и отношение к нему окружающих.

Карлик и зеркало. Это даже комментировать больно. Маленький человек живет среди обычных людей, он где-то работает, как-то устроен и уже свыкся со своим положением, научился держать лицо, принял навязанную судьбой дистанцию. И вдруг это зеркало. Он видит себя, каким мог бы быть — красивого мужчину, и несостоявшуюся жизнь этого мужчины, которая могла бы быть его жизнью, но никогда не будет. Он смотрится в это зеркало, как будто зуб больной трогает: знает, что нельзя, больно будет, но всё равно трогает, потому что в боли этой заключено мучительное приближение к несостоявшейся жизни. Он как бы подсматривает в замочную скважину за самим собой. И боится разоблачения, насмешки, пинка в душу.

Разумеется, пинок не заставляет себя ждать.

Ральф и Эйми по отношению к карлику — антиподы.

Ральф из тех, кто готов посмеяться открыто и громко. Даже не из жестокости, а просто в силу некоторой эмоциональной инфантильности. Он не злой, он просто не понимает, что перед ним чувствующий и страдающий человек. Ограниченность ума, чувств, опыта для Ральфа непреодолимы. Ему досталась душа-карлик, которая не может развиться до нормального человеческого уровня эмпатии.

Эйми совсем другая. Она сразу понимает про зеркало почти всё. Это тонко чувствующий открытый для сопереживания человек. Но, как мне кажется, понимает она именно «почти» Ее порыв подарить маленькому человеку зеркало с отражением иного себя по факту способен причинить столь же сильную боль, как и грубые выходки Ральфа. Ведь зеркало в специальном аттракционе — это одно, а в комнате, где живешь — совсем другое. Постоянное соседство с такой вещью может оказаться непереносимым.

Грубо намеченная развязка драмы не особенно интересна. Понятно, что финал такой истории может быть только трагическим. А вот идея с зеркалом, где человек видит несостоявшегося себя, меня даже потрясла в какой-то мере. Страшно приближаться к такому образу, страшно и даже неприлично заглядывать за край чужой боли. Это образчик самого настоящего хоррора, который из реальной жизни и потому многократно страшнее любых придуманных страданий и монстров. Ведь это есть. И это невозможно изменить.

Рассказ мне совершенно не понравился. Но это очень сильная вещь. Из того, что я читала у Брэдбери, самая сильная.

Читайте также:  Кошкина пижама - краткое содержание Брэдбери

Iricia, 29 августа 2011 г.

Противопоставление чудовищного и прекрасного, разница между внутренним и внешним и зеркала, чтобы подчеркнуть эту разницу.

Уродливый карлик с душой, способной творить чудесные миры, и обычный мужчина с невероятно уродливой внутри.

И кривые зеркала здесь действительно показывают то, что не видно глазу.

Alexandre, 30 октября 2009 г.

Мне трудно любить тех, кто внешне неприятен. Я не смог бы просто так вдруг начать хорошо относиться к уродливому карлику. Но и издеваться над ним, или даже подшутить — я бы не смог.

Рассказ страшен и мерзок. Т.е мерзок герой и его поступки — издеваться над беззащитным — это подло. Это ужасно, и неудивительно, что женщина это поняла и человек, к которому она питала определённую симпатию предстал перед ней в образе чудовища.

Мне жалко ни в чём не виноватого маленького уродца. Мне не понравилась сама идея подарить ему зеркало, кажется он мог воспринять это как издёвку, но, то что сотворил с ним Ральф — это почти убийство, хуже, чем убийство.

Опять писатель выступил в роли талантливого автора ужасов. Хорошо написано, но как тяжело читать.

Anastasia2012, 21 января 2013 г.

Расказ грустный, как сама жизнь подчас. Карлик — ярлык. Но не только для тех, кто низок ростом. Карликовой может быть душа, сердце, ум. Самоутверждение за счёт кого-либо — грустно. Мимо таких хочется пройти мимо.

Dart Kangol, 20 августа 2013 г.

Рассказ о том, что форма и содержание очень часто в жизни не соответствуют друг другу. Порой у внешне некрасивых и уродливых людей душа и внутренний мир намного богаче, а у обычных — он пустой и насквозь прогнивший. Здесь как и в некоторых других своих рассказах автор касается темы ксенофобии. Внешне уродливый карлик вызывает у героя рассказа неприятие только исходя из его внешности, а не духовных качеств. Неприязнь это только увеличивается, когда героиня говорит ему о таланте карлика и вообще начинает испытывать к нему теплые человеческие чувства. Вся эта злость находит свое внешнее проявление в злой шутке персонажа, способной разрушить чужую жизнь.

Yazewa, 4 января 2008 г.

Опять и опять проблема непонимания между близкими людьми. Это — главное, карлик лишь повод.

Просто крик души: бегите от тех, кто черств, жесток, груб, не доверяйте им добрые порывы своей души! Иначе и выйдет, что благими намерениями.

Vendorf, 20 июля 2007 г.

Вселенская справедливость расставила в итоге все на свои места. Над чужим горем не стоит так кромко смеяться иначе все воздастся в многократном размере. Жаль героя рассказа, у него отобрали чуть ли не единственную отдушину в жизни.

zdraste, 20 октября 2017 г.

Трудно сказать, на что делается упор, но судя по окончанию, и обретении главной героини Эйми свободы, это скорее всего осознание того, какой человек находится постоянно рядом, и как его поступки влияют на твое настроение. Любое доброе дело Эйми сводится на нет Ральфом. Карлик с Зеркалами это скорее всего проходной персонаж, и является лакмусовой бумажкой в химии взаимоотношений между Эйми и Ральфом.

Спасибо за совет maxxx8721

Frigorifico, 10 июня 2010 г.

Очень злой и неприятный рассказ. Конечно же писатель не должен писать только о приятном, но уже не первый раз появилось стойкое ощущение, что Брэдбери прямо-таки смакует что-то гадкое. Первый раз такое ощущение появилось, когда в одном из рассказов он ОЧЕНЬ ПОДРОБНО описал как топили котенка и все чувства ребенка, связанные с этим.

Читать онлайн “Карлик” автора Брэдбери Рэй Дуглас – RuLit – Страница 1

Эйми отрешенно смотрела на небо.

Тихая ночь была такой же жаркой, как и все это лето. Бетонный пирс опустел; гирлянды красных, белых и желтых лампочек светились над деревянным настилом сотней сказочных насекомых. Владельцы карнавальных аттракционов стояли у своих шатров и, словно оплавленные восковые фигуры, безмолвно и слепо разглядывали темноту.

Час назад на пирс пришли два посетителя. Эта единственная пара развлекалась теперь на “американских” горках и с воплями скатывалась в сиявшую огнями ночь, перелетая из одной бездны в другую.

Эйми медленно зашагала к берегу, перебирая пальцами несколько потертых деревянных колец, болтавшихся на ее руке. Она остановилась у билетной будки, за которой начинался “Зеркальный лабиринт”. В трех зеркалах, стоявших у входа, мелькнуло ее печальное лицо. Тысячи усталых отражений зашевелились в глубине коридора, заполняя чистый и прохладный полумрак горячими конвульсиями жизни.

Она вошла внутрь и остановилась, задумчиво рассматривая тощую шею Ральфа Бэнгарта. Тот раскладывал пасьянс, покусывая желтыми зубами незажженную сигару. Веселая пара на “американских” горках вновь завопила, скатываясь вниз в очередную пропасть, и Эйми вспомнила, о чем хотела спросить.

– Интересно, что привлекает людей в этих взлетах и падениях?

Помолчав с полминуты, Ральф Бэнгарт вытащил сигару изо рта и с усмешкой ответил:

– Многим хочется умереть. “Американские” горки дают им почувствовать смерть.

Он прислушался к слабым винтовочным выстрелам, которые доносились из тира.

– Наш бизнес создан для идиотов и сумасшедших. Взять хотя бы моего карлика. Да ты его видела сотню раз. Он приходит сюда каждую ночь, платит десять центов, а потом тащится через весь лабиринт в комнату Чокнутого Луи. Если бы ты только знала, что он там вытворяет. О Боже! На это действительно стоит посмотреть!

– Он такой несчастный, – ответила Эйми. – Наверное, тяжело быть маленьким и некрасивым. Мне его так жалко, Ральф.

– Я мог бы играть на нем, как на аккордеоне.

– Перестань. Над этим не шутят.

– Ладно, не дуйся. – Он игриво шлепнул ее ладонью по бедру. – Ты готова тревожиться даже о тех парнях, которых не знаешь. – Ральф покачал головой и тихо засмеялся. – Кстати, о его секрете. Он еще не в курсе, что я знаю о нем, понимаешь? Поэтому лучше не болтай – иначе парень может обидеться.

– Какая жаркая ночь. – Она нервно провела пальцами по деревянным кольцам на своей руке.

– Не меняй темы, Эйми. Он скоро придет. Ему даже дождь не помеха.

Она отступила на шаг, но Ральф ухватил ее за локоть.

– Чего ты боишься, глупенькая? Неужели тебе не интересно посмотреть на причуды карлика? Тихо, девочка! Кажется, это он.

Ральф повернулся к окну. Тонкая и маленькая волосатая рука положила на билетную полку монету в десять центов. Высокий детский голос попросил один билет, и Эйми, сама того не желая, пригнулась, чтобы посмотреть на странного посетителя.

Карлик бросил на нее испуганный взгляд. Этот черноглазый темноволосый уродец напоминал человека, которого сунули в давильный пресс, отжали до блеклой кожуры, а потом набили ватой – складку за складкой, страдание за страданием, пока поруганная плоть не превратилась в бесформенную массу с распухшим лицом и широко раскрытыми глазами. И эти глаза, должно быть, не закрывались и в два, и в три, и в четыре часа ночи несмотря на теплую постель и усталость тела.

Ральф надорвал желтый билет и лениво кивнул:

Будто испугавшись приближавшейся бури, карлик торопливо поднял воротник черной куртки и вперевалку зашагал по коридору. Десять тысяч смущенных уродцев замелькали в зеркалах, как черные суетливые жуки.

Ральф потащил Эйми в темный проход за зеркалами. Она почувствовала его руки на своей талии, а потом перед ней возникла тонкая перегородка с маленьким отверстием для подглядывания.

– Смотри, смотри, – хихикал он. – Только не смейся громко.

Она нерешительно взглянула на него и прижала лицо к стене.

– Ты видишь его? – прошептал Ральф.

Эйми кивнула, стараясь унять гулкие удары сердца. Карлик стоял посреди небольшой голубой комнаты – стоял с закрытыми глазами, предвкушая особый для него момент. Он медленно приоткрыл веки и посмотрел на большое зеркало, ради которого приходил сюда каждую ночь. Отражение заставило его улыбнуться. Он подмигнул ему и сделал несколько пируэтов, величаво поворачиваясь, пригибаясь и медленно пританцовывая.

Зеркало повторяло его движения, удлиняя тонкие руки и делая тело высоким, красивым и стройным. Оно повторяло счастливую улыбку и неуклюжий танец, который позже закончился низким поклоном.

– Каждую ночь одно и то же! – прошептал Ральф. – Забавно, правда?

Она обернулась и молча посмотрела на его тонкий, искривленный в усмешке рот. Не в силах противиться любопытству, Эйми тихо покачала головой и вновь прижалась лицом к перегородке. Она затаила дыхание, взглянула в отверстие, и на ее глазах появились слезы.

А Ральф толкал ее в бок и шептал:

– Что он там делает, этот маленький урод?

Через полчаса они сидели в билетной будке и пили кофе. Перед уходом карлик снял шляпу и направился было к окошку, но, увидев Эйми, смутился и зашагал прочь.

Карлик, стр. 1

Эйми отрешенно смотрела на небо.

Тихая ночь была такой же жаркой, как и все это лето. Бетонный пирс опустел; гирлянды красных, белых и желтых лампочек светились над деревянным настилом сотней сказочных насекомых. Владельцы карнавальных аттракционов стояли у своих шатров и, словно оплавленные восковые фигуры, безмолвно и слепо разглядывали темноту.

Час назад на пирс пришли два посетителя. Эта единственная пара развлекалась теперь на “американских” горках и с воплями скатывалась в сиявшую огнями ночь, перелетая из одной бездны в другую.

Эйми медленно зашагала к берегу, перебирая пальцами несколько потертых деревянных колец, болтавшихся на ее руке. Она остановилась у билетной будки, за которой начинался “Зеркальный лабиринт”. В трех зеркалах, стоявших у входа, мелькнуло ее печальное лицо. Тысячи усталых отражений зашевелились в глубине коридора, заполняя чистый и прохладный полумрак горячими конвульсиями жизни.

Она вошла внутрь и остановилась, задумчиво рассматривая тощую шею Ральфа Бэнгарта. Тот раскладывал пасьянс, покусывая желтыми зубами незажженную сигару. Веселая пара на “американских” горках вновь завопила, скатываясь вниз в очередную пропасть, и Эйми вспомнила, о чем хотела спросить.

– Интересно, что привлекает людей в этих взлетах и падениях?

Помолчав с полминуты, Ральф Бэнгарт вытащил сигару изо рта и с усмешкой ответил:

– Многим хочется умереть. “Американские” горки дают им почувствовать смерть.

Он прислушался к слабым винтовочным выстрелам, которые доносились из тира.

– Наш бизнес создан для идиотов и сумасшедших. Взять хотя бы моего карлика. Да ты его видела сотню раз. Он приходит сюда каждую ночь, платит десять центов, а потом тащится через весь лабиринт в комнату Чокнутого Луи. Если бы ты только знала, что он там вытворяет. О Боже! На это действительно стоит посмотреть!

Читайте также:  Марсианские хроники - краткое содержание романа Брэдбери

– Он такой несчастный, – ответила Эйми. – Наверное, тяжело быть маленьким и некрасивым. Мне его так жалко, Ральф.

– Я мог бы играть на нем, как на аккордеоне.

– Перестань. Над этим не шутят.

– Ладно, не дуйся. – Он игриво шлепнул ее ладонью по бедру. – Ты готова тревожиться даже о тех парнях, которых не знаешь. – Ральф покачал головой и тихо засмеялся. – Кстати, о его секрете. Он еще не в курсе, что я знаю о нем, понимаешь? Поэтому лучше не болтай – иначе парень может обидеться.

– Какая жаркая ночь. – Она нервно провела пальцами по деревянным кольцам на своей руке.

– Не меняй темы, Эйми. Он скоро придет. Ему даже дождь не помеха.

Она отступила на шаг, но Ральф ухватил ее за локоть.

– Чего ты боишься, глупенькая? Неужели тебе не интересно посмотреть на причуды карлика? Тихо, девочка! Кажется, это он.

Ральф повернулся к окну. Тонкая и маленькая волосатая рука положила на билетную полку монету в десять центов. Высокий детский голос попросил один билет, и Эйми, сама того не желая, пригнулась, чтобы посмотреть на странного посетителя.

Карлик бросил на нее испуганный взгляд. Этот черноглазый темноволосый уродец напоминал человека, которого сунули в давильный пресс, отжали до блеклой кожуры, а потом набили ватой – складку за складкой, страдание за страданием, пока поруганная плоть не превратилась в бесформенную массу с распухшим лицом и широко раскрытыми глазами. И эти глаза, должно быть, не закрывались и в два, и в три, и в четыре часа ночи несмотря на теплую постель и усталость тела.

Ральф надорвал желтый билет и лениво кивнул:

Будто испугавшись приближавшейся бури, карлик торопливо поднял воротник черной куртки и вперевалку зашагал по коридору. Десять тысяч смущенных уродцев замелькали в зеркалах, как черные суетливые жуки.

Ральф потащил Эйми в темный проход за зеркалами. Она почувствовала его руки на своей талии, а потом перед ней возникла тонкая перегородка с маленьким отверстием для подглядывания.

– Смотри, смотри, – хихикал он. – Только не смейся громко.

Она нерешительно взглянула на него и прижала лицо к стене.

– Ты видишь его? – прошептал Ральф.

Эйми кивнула, стараясь унять гулкие удары сердца. Карлик стоял посреди небольшой голубой комнаты – стоял с закрытыми глазами, предвкушая особый для него момент. Он медленно приоткрыл веки и посмотрел на большое зеркало, ради которого приходил сюда каждую ночь. Отражение заставило его улыбнуться. Он подмигнул ему и сделал несколько пируэтов, величаво поворачиваясь, пригибаясь и медленно пританцовывая.

Зеркало повторяло его движения, удлиняя тонкие руки и делая тело высоким, красивым и стройным. Оно повторяло счастливую улыбку и неуклюжий танец, который позже закончился низким поклоном.

– Каждую ночь одно и то же! – прошептал Ральф. – Забавно, правда?

Она обернулась и молча посмотрела на его тонкий, искривленный в усмешке рот. Не в силах противиться любопытству, Эйми тихо покачала головой и вновь прижалась лицом к перегородке. Она затаила дыхание, взглянула в отверстие, и на ее глазах появились слезы.

А Ральф толкал ее в бок и шептал:

– Что он там делает, этот маленький урод?

Через полчаса они сидели в билетной будке и пили кофе. Перед уходом карлик снял шляпу и направился было к окошку, но, увидев Эйми, смутился и зашагал прочь.

– Он что-то хотел сказать.

– Да. И я даже знаю, что именно, – лениво ответил Ральф, затушив сигарету. – Парнишка застенчив, как ребенок. Однажды ночью он подошел ко мне и пропищал своим тонким голоском: “Могу поспорить, что эти зеркала очень дорогие”. Я сразу смекнул, к чему он ведет, и ответил, что зеркала безумно дорогие. Коротышка думал, что у нас завяжется разговор. Но я больше ничего не сказал, и он отправился домой. А на следующую ночь этот придурок заявил: “Могу поспорить, что такие зеркала стоят по пятьдесят или даже по сто баксов”. Представляешь? Я ответил, что так оно и есть, и продолжал раскладывать пасьянс.

– Ральф. – тихо сказала Эйми.

Он взглянул на нее и с удивлением спросил:

– Почему ты так на меня смотришь?

– Ральф, продай ему одно из своих запасных зеркал.

– Слушай, девочка, я же не учу тебя, как вести дела в твоем аттракционе с кольцами.

Рэй Дуглас Брэдбери – Карлик

На сайте КнигаГо можно читать онлайн выбранную книгу: Рэй Дуглас Брэдбери – Карлик – бесплатно (ознакомительный отрывок). Жанр книги: Научная Фантастика . На странице можно прочесть аннотацию, краткое содержание и ознакомиться с комментариями и впечатлениями о выбранном произведении. Приятного чтения, и не забывайте писать отзывы о прочитанных книгах.

Изадано в серии:

неизвестно
неизвестно
неизвестно

Поделись книгой с друзьями!

Краткое содержание книги “Карлик”

Аннотация к этой книге отсутствует.

Читаем онлайн “Карлик” (ознакомительный отрывок). Главная страница.

Рэй Брэдбери Карлик

Эйми отрешенно смотрела на небо.

Тихая ночь была такой же жаркой, как и все это лето. Бетонный пирс опустел; гирлянды красных, белых и желтых лампочек светились над деревянным настилом сотней сказочных насекомых. Владельцы карнавальных аттракционов стояли у своих шатров и, словно оплавленные восковые фигуры, безмолвно и слепо разглядывали темноту.

Час назад на пирс пришли два посетителя. Эта единственная пара развлекалась теперь на «американских» горках и с воплями скатывалась в сиявшую огнями ночь, перелетая из одной бездны в другую.

Эйми медленно зашагала к берегу, перебирая пальцами несколько потертых деревянных колец, болтавшихся на ее руке. Она остановилась у билетной будки, за которой начинался «Зеркальный лабиринт». В трех зеркалах, стоявших у входа, мелькнуло ее печальное лицо. Тысячи усталых отражений зашевелились в глубине коридора, заполняя чистый и прохладный полумрак горячими конвульсиями жизни.

Она вошла внутрь и остановилась, задумчиво рассматривая тощую шею Ральфа Бэнгарта. Тот раскладывал пасьянс, покусывая желтыми зубами незажженную сигару. Веселая пара на «американских» горках вновь завопила, скатываясь вниз в очередную пропасть, и Эйми вспомнила, о чем хотела спросить.

— Интересно, что привлекает людей в этих взлетах и падениях?

Помолчав с полминуты, Ральф Бэнгарт вытащил сигару изо рта и с усмешкой ответил:

— Многим хочется умереть. «Американские» горки дают им почувствовать смерть.

Он прислушался к слабым винтовочным выстрелам, которые доносились из тира.

— Наш бизнес создан для идиотов и сумасшедших. Взять хотя бы моего карлика. Да ты его видела сотню раз. Он приходит сюда каждую ночь, платит десять центов, а потом тащится через весь лабиринт в комнату Чокнутого Луи. Если бы ты только знала, что он там вытворяет. О Боже! На это действительно стоит посмотреть!

— Он такой несчастный, — ответила Эйми. — Наверное, тяжело быть маленьким и некрасивым. Мне его так жалко, Ральф.

— Я мог бы играть на нем, как на аккордеоне.

— Перестань. Над этим не шутят.

— Ладно, не дуйся. — Он игриво шлепнул ее ладонью по бедру. — Ты готова тревожиться даже о тех парнях, которых не знаешь. — Ральф покачал головой и тихо засмеялся. — Кстати, о его секрете. Он еще не в курсе, что я знаю о нем, понимаешь? Поэтому лучше не болтай — иначе парень может обидеться.

— Какая жаркая ночь. — Она нервно провела пальцами по деревянным кольцам на своей руке.

— Не меняй темы, Эйми. Он скоро придет. Ему даже дождь не помеха.

Она отступила на шаг, но Ральф ухватил ее за локоть.

— Чего ты боишься, глупенькая? Неужели тебе не интересно посмотреть на причуды карлика? Тихо, девочка! Кажется, это он.

Ральф повернулся к окну. Тонкая и маленькая волосатая рука положила на билетную полку монету в десять центов. Высокий детский голос попросил один билет, и Эйми, сама того не желая, пригнулась, чтобы посмотреть на странного посетителя.

Карлик бросил на нее испуганный взгляд. Этот черноглазый темноволосый уродец напоминал человека, которого сунули в давильный пресс, отжали до блеклой кожуры, а потом набили ватой — складку за складкой, страдание за страданием, пока поруганная плоть не превратилась в бесформенную массу с распухшим лицом и широко раскрытыми глазами. И эти глаза, должно быть, не закрывались и в два, и в три, и в четыре часа ночи несмотря на теплую постель и усталость тела.

Ральф надорвал желтый билет и лениво кивнул:

Будто испугавшись приближавшейся бури, карлик торопливо поднял воротник черной куртки и вперевалку зашагал по коридору. Десять тысяч смущенных уродцев замелькали в зеркалах, как черные суетливые жуки.

Ральф потащил Эйми в темный проход за зеркалами. Она почувствовала его руки на своей талии, а потом перед ней возникла тонкая перегородка с маленьким отверстием для подглядывания.

— Смотри, смотри, — хихикал он. — Только не смейся громко.

Она нерешительно взглянула на него и прижала лицо к стене.

— Ты видишь его? — прошептал Ральф.

Эйми кивнула, стараясь унять гулкие удары сердца.

Электронная книга: Рэй Брэдбери «Карлик»

«Эйми отрешенно смотрела на небо. Тихая ночь была такой же жаркой, как и все это лето. Бетонный пирс опустел; гирлянды красных, белых и желтых лампочек светились наддеревянным настилом сотней сказочных насекомых. Владельцы карнавальных аттракционов стояли у своих шатров и, словно оплавленные восковые фигуры, безмолвно и слепо разглядывали темноту…»

Издательство: “Эксмо” (1954)

Другие книги автора:

КнигаОписаниеГодЦенаТип книги
Рэй Брэдбери. ИзбранноеВ данное издание вошли романы, принесшие Рэю Брэдбери славу не только одного из классиков фантастики, но и мастера современной прозы. Истории, рассказанные великимписателем в романах 451 ПО… — Эксмо, (формат: 60×90/16, 880 стр.) Золотая коллекция фантастики Подробнее.2014534бумажная книга
Тени грядущего злаИздана в 1992 году. Сохранность хорошая. Популярный американский писатель-фантаст Рэй Дуглас Брэдбери (род. в 1920 г.) знаком отечественному читателю по романам “Марсианские хроники”, “450 С по… — Северо-Запад, (формат: 84×108/32, 608 стр.) Science Fiction Подробнее.1992670бумажная книга
Отныне и вовекВ книгу вошли две повести Великого Рэя Брэдбери, работа над которыми велась более полувека. Повесть “Где-то играет оркестр”, написанная о журналисте, попавшем в идиллический городок, где никто не… — Эксмо, (формат: 76×100/32, 224 стр.) Pocket Book Подробнее.2013119бумажная книга
Кошкина пижамаПьяные сенаторы проигрывают в индейском казино один штат за другим, пока не спускают всю страну. Величайшим художником современности оказывается уличный хулиган, мастер граффити и аэрозольного… — Эксмо, (формат: 76×100/32, 256 стр.) Pocket Book Подробнее.2012131бумажная книга
Механизмы радостиУ этих механизмов никогда не бывает сбоев. Они вечны, как вечный двигатель и снега на вершине Килиманджаро. Потому что человек, их создавший, один из лучших в мире выдумщиков небывалых вещей, Рэй… — Эксмо, (формат: 76×100/32, 416 стр.) Pocket Book Подробнее.2012119бумажная книга
Летнее утро, летняя ночь“Летнее утро, летняя ночь” – один из новейших сборников рассказов великого мастера, которому в августе 2010 года исполнилось 90 лет. Выпущенная под Хеллоуин 2008-го эта книга представляет собой… — Эксмо, Домино, (формат: 76×100/32, 208 стр.) Pocket Book Подробнее.2011119бумажная книга
Марсианские хроникиХотите покорить Марс, этот странный изменчивый мир, населенный загадочными, неуловимыми обитателями и не такой уж добрый к человеку? Дерзайте. Но только приготовьтесь в полной мере испить чашу… — Эксмо, Домино, (формат: 70×90/32, 368 стр.) Подробнее.2010211бумажная книга
Лето, прощайВсе прекрасно знают “Вино из одуванчиков” – классическое произведение Рэя Брэдбери, вошедшее в золотой фонд мировой литературы. А его продолжение пришлось ждать полвека! Свое начало роман “Лето… — Эксмо, (формат: 76×100/32, 192 стр.) Pocket Book Подробнее.2009119бумажная книга
Кладбище для безумцевВпервые на русском – второй роман в условной трилогии, к которой также относятся уже знакомые читателю книги “Смерть – дело одинокое” и “Давайте все убьем Констанцию” . Снова действие происходит в… — Эксмо, Домино, (формат: 84×108/32, 448 стр.) Интеллектуальный бестселлер Подробнее.2009336бумажная книга
Передай добро по кругуВ данном издании вы найдете повесть “Вино из одуванчиков” и рассказы о сложном мире отрочества и юности, о человеческой доброте, о высокой мечте составили книгу прогрессивного современного… — Молодая гвардия, (формат: 84×108/32, 416 стр.) Библиотека юношества Подробнее.1982430бумажная книга
Золотые яблоки солнцаМечты у всех разные. Кто-то хочет снять самый великий фильм всех времен и народов. Кому-то позарез нужно подстрелить тиранозавра, пусть даже ценой гибели цивилизации. А кто-то жаждет откусить кусочек… — Эксмо, (формат: 76×100/32, 320 стр.) Pocket-book Подробнее.2013181бумажная книга
Смерть – дело одинокое1949 год. Венеция, штат Калифорния. “Американские горки” разобраны на металлолом. Кинотеатр на пирсе пуст и заколочен. В львиной клетке, затопленной в канале, находят мертвое тело. Первое из… — Эксмо, Домино, (формат: 115×180, 384 стр.) Pocket Book Подробнее.2010119бумажная книга
Лето, прощайВсе прекрасно знают «Вино из одуванчиков» – классическое произведение Рэя Брэдбери, вошедшее в золотой фонд мировой литературы. А его продолжение пришлось ждать полвека!Свое начало роман «Лето… — Эксмо, Гринтаунский цикл электронная книга Подробнее.2006119электронная книга
Пристальная покерная фишка работы А. Матисса«Сейчас, в момент нашего с ним знакомства, Джордж Гарви – ничто, нуль без палочки. Позднее он будет щеголять моноклем работы самого Матисса – белой покерной фишкойс изображением голубого глаза… — Эксмо, электронная книга Подробнее.195414.99электронная книга
Удивительная кончина Дадли Стоуна«– Жив! – Умер! – Живет в Новой Англии, черт возьми! – Умер двадцать лет назад! – Пустите-ка шапку по кругу, и я сам доставлю вам его голову. » — Эксмо, электронная книга Подробнее.195429.9электронная книга

Рэй Брэдбери

Ray Douglas Bradbury

Рэй Ду́глас Брэ́дбери (англ. Ray Douglas Bradbury , по-русски часто транскрибируют как “Бредбери”, род. 22 августа 1920, Уокиган, штат Иллинойс, США) — выдающийся писатель-фантаст.

Биография

Рэй Брэдбери родился 22 августа 1920 года в городе Уокиган, штат Иллинойс. Полное имя — Раймонд Дуглас Брэдбери (второе имя в честь знаменитого актёра Дугласа Фэрбенкса). Отец — Леонард Сполдинг Брэдбери (потомок англичан-первопоселенцев). Мать — Мари Эстер Моберг, шведка по происхождению.

В 1934 году семья Брэдбери перебирается в Лос-Анджелес, где Рэй проживает и по сей день. Детство и юношество писателя прошли во времена Великой депрессии, средств на университетское образование у него не было, тем не менее, приняв едва ли не в 12 лет решение стать писателем, Рэй с завидным упорством ему следовал, никогда не задумываясь об иной профессии. Будучи молодым он продавал газеты, затем несколько лет жил за счёт жены, пока в 1950 году наконец не было опубликовано первое его крупное произведение — «Марсианские хроники». Затем (в первых номерах журнала «451 градус по Фаренгейту». Далее его слава разрослась до всемирной.

Рэя Брэдбери часто называют мэтром фантастики, одним из лучших писателей-фантастов и основоположником многих традиций жанра. Фактически же Брэдбери не является фантастом, так как его творчество следует отнести к «большой», внежанровой литературе, да и истинно фантастичных произведений у него лишь малая доля. Тем не менее, Брэдбери является обладателем нескольких наград в области фантастики (Небьюла — 1988, Хьюго — 1954), помимо множества общелитературных премий.

Произведения Брэдбери в большинстве своём — это короткие рассказы, не развлекательного характера, содержащие короткие зарисовки, сводящиеся к остродраматическим, психологическим моментам, построенные в основном на диалогах, монологах, размышлениях героев, нежели на действии. Несмотря на явный талант к придумыванию различных сюжетов, зачастую занимательных и оригинальных, писатель часто ограничивается бессюжетными зарисовками, очень метафоричными, полными скрытого смысла или же не несущими определённой смысловой нагрузки вообще. И даже в хорошо «скроенных» произведениях Брэдбери может легко оборвать повествование, уйти от подробностей, оставив действие в момент острого накала страстей. Также практически ни в одном произведении писателя не удастся уличить в морализаторстве и навязывании своей точки зрения: в 99 % произведений автор остаётся «за кадром». Ситуация может развиваться сколь угодно пристрастно, но никогда Брэдбери не приведёт читателя к выводу. Словно бы он видит свою задачу в том, чтобы взволновать читателя, обострить ситуацию и уйти, оставив его размышлять за книгой.

И если от иных своих творческих принципов Брэдбери и отходил, то его «язык», то есть способы изложения образов, мыслей, практически никогда не менялся. Характерные черты его языка — это «акварельность», минимум деталей, описаний, подробностей, действий. Имеет место даже не столько фантастичность, (отсутствие реалистичности), сколько пренебрежение значением правдоподобия. Эта черта касается и сюжетов (фантастичность легко уживается со сказочностью, детектив с мелодрамой, сметая рамки жанров), и языка: Брэдбери пренебрегает описаниями мест действий, внешности героев, именами, датами, цифрами. Естественно, в его произведениях не встретить технических подробностей и полное отсутствие вымысла в технической сфере.

Соответственно, не возводя сюжетную основу в абсолют, Брэдбери легко меняет стили и жанры своих произведений. В рассказах одного и того же года написания легко можно встретить и фантастику, и мелодраму, и детектив, и фэнтези, исторические зарисовки, стихи и прочее.

Насколько можно судить по эссе и интервью, Брэдбери проповедует литературу чувств, а не мыслей. Эмоций, а не действий. Состояний, а не событий.

Брэдбери ратует за духовные ценности и прежде всего за фантазию, творчество. Едва ли не высшей ценностью Брэдбери объявляет внутренний мир человека, его мировоззрение, фантазию. Способность человека чувствовать, сопереживать писатель признаёт главным качеством. В своих произведениях сочувствует прежде всего людям искусства (и даже больше его ценителям), нежели всем прочим. Зачастую при этом на страницах своих книг Брэдбери жестоко расправляется с «врагами» — чёрствыми людьми, лишёнными фантазии, мещанами, чиновниками, политиками — теми, кто препятствует нормальной жизни творческих людей, самовыражению, общению, кто сводит культуру к условностям, массовости, стандартизации, делает жизнь сухой, скучной, духовно бедной, пресной. (в повести «Марсианские хроники» (глава «Эшер II») главный герой с болью и надрывом описывает сжигание книг, но потом хладнокровно убивает с десяток живых людей, при этом обставляя убийства с завидной фантазией, по книгам Эдгара По…

Своеобразно Брэдбери решает и этические проблемы: зло и насилие в его книгах предстают нереальными, «понарошными». Как некие «тёмные силы», лучший способ борьбы с которыми — их игнорирование, обыгрывание, уход в другую плоскость восприятия. Очень ярко эта позиция нашла отражение в романе «Надвигается беда», где в финале главные герои побеждают «тёмный карнавал» нечисти балаганным весельем.

Произведения

Основные крупные произведения, переведённые на русский язык:

  • Марсианские хроники, 1950 год (The Martian Chronicles)
  • 451 градус по Фаренгейту, 1953 год (Fahrenheit 451)
  • Вино из одуванчиков, 1957 год (Dandelion Wine)
  • Надвигается беда, 1962 год (…Something wicked this way comes)
  • Канун всех святых, 1972 год (The Halloween Tree)
  • Смерть — дело одинокое, 1985 год (Death is a lonely business)
  • Зелёные тени, белый кит, 1992 год (Green shadows, white whale)
  • Лето, Прощай!, 2006 (Farewell Summer)

Рассказы же составляют самую большую по объёму часть творчества Брэдбери. В них же заключено, пожалуй, всё то, за что Брэдбери любят, ценят и признают мэтром литературы. Не умаляя значения крупных, «серьёзных» произведений, повестей и романов, стоит признать, что именно в этой форме литературного творчества писатель достиг верха мастерства. По собственным словам писателя, за жизнь он написал более 400 рассказов. Некоторые из них послужили основой для более крупных произведений. Иные можно объединить в циклы по тематике и по героям, кочующим из одного рассказа в другой.

Некоторые из его рассказов:

  • Жила-была старушка, 1944 (There Was an Old Woman)
  • Будет ласковый дождь, 1950 (There Will Come Soft Rains)
  • Ревун, 1951 (The Fog Horn)
  • И грянул гром, 1952 (A Sound of Thunder)
  • Здравствуй и прощай, 1953 (Hail and Farewell)
  • Запах сарсапарели, 1958 (A Scent of Sarsaparilla)
  • Берег на закате, 1959 (The Shore Line at Sunset)
  • Всё лето в один день, 1959 (All Summer in a Day)
  • Диковинное диво, 1962 (A Miracle of Rare Device)

Читайте также:  Анализ стихотворения Бродского Не выходи из комнаты, не совершай ошибку
Ссылка на основную публикацию
Рэй Брэдбери
Ray Bradbury

Фотография 1975 г.
Имя при рождении:
Дата рождения:
Место рождения:
Гражданство:
Род деятельности:
Годы творчества: