Анализ стихотворения Бродского Я памятник воздвиг себе иной!

Анализ стихотворения Бродского Я памятник воздвиг себе иной!

Перед вами стихотворения двух поэтов второй половины XX века. Они продолжают традицию, начатую в русской поэзии за два века до них — в XVIII столетии. Что это за традиция? Произведение какого античного поэта явилось “поводом” для её возникновения? Что отличает эти стихотворения от написанных ранее?

Я памятник воздвиг себе иной!
К постыдному столетию — спиной.
К любви своей потерянной — лицом.
И грудь — велосипедным колесом.
А ягодицы — к морю полуправд.

Какой ни окружай меня ландшафт,
чего бы ни пришлось мне извинять, —
я облик свой не стану изменять.
Мне высота и поза та мила.
Меня туда усталость вознесла.

Ты, Муза, не вини меня за то.
Рассудок мой теперь, как решето,
а не богами налитый сосуд.
Пускай меня низвергнут и снесут,
пускай в самоуправстве обвинят,

пускай меня разрушат, расчленят, —
в стране большой, на радость детворе
из гипсового бюста во дворе
сквозь белые незрячие глаза
струёй воды ударю в небеса.

Я памятник воздвиг — едва ли ощутимый
для вкуса большинства и спеси единиц.
Живые сыновья, увидев этот мнимый
кумир, не прослезят взыскующих зениц.

И внуки никогда, а правнуки — подавно,
в урочищах страстей не вспомнят обо мне —
не ведая о том, сколь сладостно и славно
переплавлялась боль на стиховом огне.

Слух обо мне пройдёт, как дождь проходит летний,
как с тополей летит их безнадёжный пух, —
отсылкой в словаре, недостоверной сплетней.
И незачем ему неволить чей-то слух.

Умру. И всё умрёт. И гребень черепаший
Меркурию вернёт плешивый Аполлон.
И некому, поверь, с душой возиться нашей
и памятью о нас: нам имя — легион.

Капитолийский жрец, и род славян постылый,
и утлый рифмоплёт — всё игрища тщеты.
Но, Муза, оцени — с какой паучьей силой
противилось перо величью пустоты.

Ответ

Оду Горация «К Мельпомене» переводили и перелагали многие русские поэты: М.В. Ломоносов, Г.Р. Державин, В.В. Капнист, А.Х. Востоков, С.А. Тучков, А.С. Пушкин, К.Н. Батюшков, А.А. Фет, В.Я. Брюсов и др. В этих переводах и переложениях поэты обычно подводят своеобразный итог своему творчеству, пытаясь определить собственное место в координатах Времени и Пространства — в истории литературы и истории культуры своей страны.

Но в стихотворениях И.Бродского (датировано 1962 годом) и А.Пурина (опубликовано в сборнике 2004 года) говорится не о тех памятниках, которые “превыше пирамид и крепче меди”, “металлов твёрже… и выше пирамид”, “выше главою непокорной… александрийского столпа”. Эти два — совсем другие: один — дворовый “гипсовый бюст”, другой — “мнимый кумир”, “едва ли ощутимый для вкуса большинства и спеси единиц”.

Первый памятник “воздвигает” поэт, бросая своим творчеством вызов времени и “стране большой”, где “море полуправд”, оказывая им сопротивление. Позиция поэта выражена очень чётко, хотя и обозначена в тексте словом “поза” — ну так о памятнике и не скажешь иначе (те, прежние, были метафорическими, этот можно обойти со всех сторон и рассмотреть). Образы в стихотворении нарочито сниженные: не Время — но “постыдное столетие”, воздвигшее монументы палачам и ложным героям, “велосипедное колесо” груди, “ягодицы”, “усталость”, “гипсовый бюст во дворе”, “белые незрячие глаза” — вместо “меди”, “металлов” и “пирамид”, “рассудок… как решето, а не богами налитый сосуд”. В одном из стихотворений, написанных примерно в то же время, размышления поэта о его месте в мире прозвучат ещё более горько:

… время улыбнётся, торжествуя,
сопроводив мой безотрадный труд
в соседнюю природу неживую.

И всё-таки неумершие (а как слышна в первой строке “Мои слова, я думаю, умрут…” пушкинская надежда — “весь не умру”!) слова поэта, который, несмотря ни на что (“пускай… низвергнут и снесут, пускай в самоуправстве обвинят, пускай… разрушат, расчленят”) продолжает творить (“я облик свой не стану изменять”), “ударят в небеса” “струёй воды” — живительной влаги. И ведь об этом же будет он писать в 1981 году в стихотворении «Пьяцца Маттеи»:

…Сорвись все звёзды c небосвода,
исчезни местность,
всё ж не оставлена свобода,
чья дочь — словесность.
Она, пока есть в горле влага,
не без приюта.
Скрипи, перо. Черней, бумага.
Лети, минута.

Алексей Пурин в своём стихотворении словно начинает перекличку-игру с пушкинским текстом. Но эхо отзывается через столетия противоположными смыслами:

“Я памятник себе воздвиг нерукотворный. К нему не зарастёт народная тропа” — “Я памятник воздвиг — едва ли ощутимый для вкуса большинства и спеси единиц”, “Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой” — “Слух обо мне пройдёт, как дождь проходит летний, как с тополей летит их безнадёжный пух”, “Нет, весь я не умру” — “Умру. И всё умрёт…”.

В стихотворении слышен голос поэта, который ощущает ответственность за свой дар, не рассчитывает на славу. Сам Алексей Пурин говорил следующее: “Назначение стихотворца состоит не в том, чтобы произнести впечатляющие слова. Оно состоит в том, чтобы самой своей жизнью создать ещё один шлакоблок, ещё один кирпич для той самой стены, что экранирует человека от вселенского холода и адского зноя. Время и напор пустоты постоянно грызут эту преграду…” Об этом же стихотворение — о “сладостной и славной” боли, которая “переплавляется… на стиховом огне”, о противлении “величью пустоты” — пером, стихами, Поэзией, Творчеством.

Пушкин и Бродский

День смерти был у них один

Если правда, что звёзды определяют судьбу человека, то у Пушкина и Бродского были одни и те же звёздные покровители.
Судите сами. Александр Пушкин родился 26 мая (6 июня нового стиля) 1799 года в Москве. Иосиф Бродский родился 24 мая 1940 года в Ленинграде. Пушкин родился накануне эпохи завоевательных войн Наполеона. Он словно пришёл на смену тысячам русских людей, погибших в Первую Отечественную войну. Россия откликнулась его рождением на эту национальную трагедию. И гений Пушкина многое сделал вместо тех, кто погиб на полях сражений…
Бродский тоже родился накануне Великой Отечественной войны.
Судьба России надеялась откупиться его талантом за гибель миллионов советских людей. Всё словно повторилось, и стало повторяться и дальше в судьбах обоих поэтов. Близость дат их рождения повлекло и сближение дат их смерти. Пушкин умирал 28 января, а Бродский умер 28 января.
За двухсотлетием со дня рождения великого Пушкина следует дата смерти Бродского. Пушкину – 200, а Бродскому – 60. Даже их юбилеи близки. Но и это ещё не всё. Пушкин погиб, когда ему было за тридцать. А Бродского в этом возрасте выдворили за пределы его Родины. Тридцатилетний рубеж оба поэта преодолели, чтобы пережить потом огромную трагедию своей жизни. Пушкин не смог оправиться от ранения и умер. А вот Бродскому удалось выжить, хотя на Западе ему сделали несколько операций… Пошаливало сердце.
И всё же он выжил. Выжил для того, чтобы принять возрастную эстафету из рук самого Пушкина и тоже стать знаменитым, всемирно известным поэтом.
И Бродский стал им. Россия может гордиться своим сыном. Он не уехал в Израиль, он не изучал иврит или идишь, так как считал и был твёрдо уверен в том, что родной язык у человека только один. Этот язык для Бродского был русским. Он творил именно на нём, хотя и английский тоже знал неплохо и ряд своих произведений потом создал на нём. И всё же русский язык Бродский любил больше. Это был язык Пушкина, к которому Бродский относился с глубоким уважением и считал его одним из своих главных учителей.
Одно из первым стихотворений Иосифа Бродского называется «Другу-стихотворцу».

Нет, не посетует Муза,
если напев заурядный,
звук, безразличный для вкуса,
с лиры сорвётся нарядной…
Всего в этом стихотворении тридцать две строки, но не это наводит на раздумья, а то, что у другого юного поэта было стихотворение с похожим названием. Любителям поэзии Пушкина оно хорошо известно и называется «К другу стихотворцу».

Как видим, названия обоих стихотворений отличаются всего на одну букву. Бродский с первых своих шагов в поэзии ориентировался на гениальных поэтов мира. Он любил стихи Баратынского, считал своими учителями Горация и Вергилия, был лично знаком с великой Анной Ахматовой и очень ценил её творчество, хотя творческая манера Цветаевой была ему гораздо ближе и он стремился ритмически приближаться к её достижениям в поэтике…
Однако вернёмся к Пушкину, юбилей которого обязывает уделять ему особенное внимание. Я считаю Бродского одним из последователей и самым известным современным учеником великого Пушкина. Это можно доказать и косвенно, как я уже попытался сделать, но и достижения Бродского в поэзии говорят сами за себя. Известного в мире поэта, лауреата Нобелевской – самой престижной на сегодняшний день премии, родившегося в России и сверявшему свои творческие шаги с Пушкиным, не грех сравнить именно с ним, с Пушкиным.
В подтверждение своих слов приведу ещё один из примечательных фактов, которых множество… В у962 году накануне своего первого ареста Бродский, достигший уже заметного мастерства в поэзии, пишет своё пророческое стихотворение, которое знакомо нам всем по его первой строчке…

Читайте также:  Батальоны просят огня - краткое содержание повести Бондарева

Я памятник воздвиг себе иной!
К постыдному столетию – спиной.
К любви своей потерянной – лицом.
И грудь – велосипедным колесом.
А ягодицы – к морю полуправд…

Какой ни окружай меня ландшафт,
чего бы ни пришлось мне извинять, –
я облик свой не стану изменять.
Мне высота и поза та мила.
Меня туда усталость вознесла.

Ты, Муза, не вини меня за то.
Рассудок мой теперь, как решето,
а не богами налитый сосуд.
Пускай меня низвергнут и снесут,
пускай в самоуправстве обвинят,
Пускай меня разрушат, расчленят,-

в стране большой, на радость детворе
из гипсового бюста во дворе
сквозь белые незрячие глаза
струёй воды ударю в небеса.

Это стихотворение явно написано под влиянием стихотворения Пушкина «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» Оно ещё одно свидетельство того, что Иосиф Бродский много размышлял и изучал творческое наследие великого Пушкина, учась у него необходимому поэтическому мастерству. И об этом должны всегда помнить все начинающие поэты: пример Бродского другим – наука!
Оттолкнувшись от гения, он и сам достиг величайших вершин в поэзии. И пусть зрелый Бродский писал уже в иной – далёкой от пушкинской – манере, он всё равно ученик Пушкина. А манера Бродского явилась следствием его выдворения из страны, что и сбило его с классического, пушкинского пути развития русской поэтики. Зато он создал свою поэтику, которую признал мир. И Пушкин мог бы гордиться таким учеником, у которого есть чему поучиться всем нам, пишущим современникам поэта. У всех нас свои пути-дороги, но облик Пушкина, его гениальное творчество, русский дух его поэзии, который смог вдохнуть Иосиф Бродский, будут всем нам путеводной звездой на трудной творческой дороге к Парнасу. У Пушкина и сегодня есть чему учиться…

Памятник

Ещё одно стихотворение Бродского является аллюзией на работу Пушкина В прошлый раз мы анализировали, что хотел сказать автор в стихе «Я вас любил», а этот раз снимем шляпу и разберём по косточкам строки «Я памятник воздвиг», написанное 22-летним поэтом в 1962 году.

В стихотворении автор в образе героя рассказывает, что он уже воздвиг себе памятник, но этот монумент отличается от классического пушкинского обелиска. У Бродского памятник иной по внешнему виду и по расположению и это монумент является отражением его мыслей и взглядов.

Спиной к постыдному прошлому

С первой строки стихотворения в нём чувствуется дух бунтаря, который шёл с Бродским рука об руку всю жизнь, подобно тени. Поэт является ярым противником текущей социалистической действительности, убивающей человеческое «я» и загоняющей индивидуума в стадо общества. Автору не нравится ближайшее прошлое страны, и он не стесняясь называет его постыдным.

К постыдному столетию — спиной.
К любви своей потерянной — лицом.

Поэт противопоставляет постыдное прошлое потерянной любви, ставя последнюю наголову выше – памятник установлен к ней лицом. Внимательный читатель заметит, что грудь памятника смотрит в сторону любви, а ягодицы в сторону постыдного столетия. Любовь достойна выгнутой колесом груди, а море полуправд прошлого только взгляда на пятую точку.

Далее, уже во втором четверостишье, поэт говорит в строках, что образ и расположение памятника не случайно и он не собирается их менять. В 1962 году началось первое давление власти на Бродского, но автор стихотворения откровенного говорит, что останется при своём мнении и не изменит взглядов даже под давлением.

Какой ни окружай меня ландшафт,
………………………………………………………..
я облик свой не стану изменять.

Мой облик неизменен

Автор считает свой талант даром свыше – его подарила муза и этот огонь поэт обязан нести в чистом виде, не болтаясь с ним из стороны в сторону. Такое расположение памятника основано на фоне усталости от текущего дня, это не спонтанное решение, а продуманный выбор.

Бродский уподобляет себя этому памятнику, что видно из второй части стихотворения. Он говорит, что ничего не изменит даже если ему будет угрожать «демонтаж». Не за горами ссылка и полное презрение властей, которое вынудит покинуть страну. Бродский примет решение эмигрировать, но от своих взглядов и убеждений не откажется. Уже в 1962 году он принёс клятву верности своим убеждениям и не отречётся от них никогда.

Эта непреклонность видна в стихотворение и отражена в сцене возможного сноса памятника. Поэт буквально кричит, что его правда, его убеждения не останутся незамеченными, если обвинят, разрушат или даже расчленят, то правда вырвется сквозь незрячие глаза гипсовой статуи и ударит струёй в небеса.

сквозь белые незрячие глаза
струей воды ударю в небеса.

Стихотворение достаточно легко читается, для понимания его смыла не надо долго просматривать через лупу межстрочное расстояние.

Текст

Я памятник воздвиг себе иной!

К постыдному столетию — спиной.
К любви своей потерянной — лицом.
И грудь — велосипедным колесом.
А ягодицы — к морю полуправд.

Какой ни окружай меня ландшафт,
чего бы ни пришлось мне извинять, —
я облик свой не стану изменять.
Мне высота и поза та мила.
Меня туда усталость вознесла.

Ты, Муза, не вини меня за то.
Рассудок мой теперь, как решето,
а не богами налитый сосуд.
Пускай меня низвергнут и снесут,
пускай в самоуправстве обвинят,
пускай меня разрушат, расчленят, —

в стране большой, на радость детворе
из гипсового бюста во дворе
сквозь белые незрячие глаза
струей воды ударю в небеса.

Чтение стихотворения

Знатокам и любителям Бродского

1)кто написал монографию о Бродском в форме диалога, под впечатлением от лекций Бродского в Колумбийском университете в 1978г. этот человек культуролог и музыковед

2) чему хотел поставить памятник Бродский? (ЦИТАТА ЧТО ЛИ?)

5)Какие художественные приёмы и фигуры речи использованы поэтом в следующих отрывках из стихотворений?
1)Ее полуовальные портреты,
Ее глаза, а также голоса,
К эстетике минувшего столетья
Анапесты мои соотнеся.

2)Мимо ристалищ и капищ,
Мимо храмов и баров,
Мимо шикарных кладбищ,
Мимо больших базаров,
Мира и горя мимо,
Мимо Мекки и Рима,
Синим солнцем палимы,
Идут по земле пилигримы.

3)Меня окружают молчаливые глаголы,
Похожие на чужие головы глаголы,
Голодные глаголы, голые глаголы,
Главные глаголы, глухие глаголы.

4)И жизнь проходит в переулках,
Как обедневшая семья,
Летит на цинковые урны
И липнет снег небытия,

5)Возможно ты – пейзаж,
и, взявши лупу,
я обнаружу группу
нимф, пляску, пляж.
Светло ли там, как днем
иль там уныло,
как ночью? и светило
какое в нем
Взошло на небосклон?
чьи в нем фигуры?
Скажи, с какой натуры
был сделан он?

6). Скажите. там.
чтоб больше не будили.
Пускай ничто
не потревожит сны.
. Что из того,
что мы не победили,
что из того,
что не вернулись мы.

7)Все это лило, било,
вздергивало и мотало,
и отнимало силы,
и волокло в могилу,
и втаскивало на пьедесталы,
а потом низвергало,
а потом – забывало,
а потом вызывало
на поиски разных истин

8)Джон Донн уснул, уснуло все вокруг.
Уснули стены, пол, постель, картины,
уснули стол, ковры, засовы, крюк,
весь гардероб, буфет, свеча, гардины.
Уснуло все. Бутыль, стакан, тазы,
хлеб, хлебный нож, фарфор, хрусталь, посуда,
ночник, бельё, шкафы, стекло, часы,
ступеньки лестниц, двери. Ночь повсюду.

2010-10-17 22:10:18 – FF FFF FFF
К пункту 2) – есть такой текст:

Я памятник воздвиг себе иной!

К постыдному столетию – спиной.
К любви своей потерянной – лицом.
И грудь – велосипедным колесом.
А ягодицы – к морю полуправд.

Какой ни окружай меня ландшафт,
чего бы ни пришлось мне извинять,-
я облик свой не стану изменять.
Мне высота и поза та мила.
Меня туда усталось вознесла.

Ты, Муза, не вини меня за то.
Рассудок мой теперь, как решето,
а не богами налитый сосуд.
Пускай меня низвергнут и снесут,
пускай в самоуправстве обвинят,
пускай меня разрушат, расчленят,-

в стране большой, на радость детворе
из гипсового бюста во дворе
сквозь белые незрячие глаза
струей воды ударю в небеса.

Иосиф Бродский. Назидание.
СП `СМАРТ`, 1990.

к пункту 1) Соломон Волков `Диалоги с Иосифом Бродским` Москва: Изд-во ЭКСМО, 2002

Автор рассказывает о том, как возникла идея её создания: Начальным импульсом для книги Диалоги с Иосифом Бродским стали лекции, читанные поэтом в Колумбийском университете (Нью-Йорк)
www.sem40.ru/culture/books/4564/

2010-10-17 22:14:55 – Марина Робертовна Хуснутдинова
Анна Владимировна, спасибо. Стихотворение тоже нашла. То ли вопрос некорректно поставлен. Чему.
2010-10-17 22:20:21 – FF FFF FFF
К п.4) – Написание поэмы-мистерии Шествие стало одной из первых попыток Бродского смешать жанры пьесы и поэмы.
2010-10-17 22:24:43 – Марина Робертовна Хуснутдинова
О, спасибо! Бесценный Вы мой друг!
2010-10-17 22:29:35 – FF FFF FFF
К п.3) – Поэты пушкинской поры, ребята светские, страдальцы, пока старательны пиры, романы русские стандартны. летят, как лист календаря, и как стаканы недопиты, как жизни после декабря так одинаково разбиты.
(стих у него такой есть)

Вопросы, однако, сформулированы корявовато, но поиск даёт результаты легко))) Даже любопытно стало, хотя я отнюдь не знаток и далеко не любитель Бродского)))

Вот ещё к памятнику – может, это?
ПАМЯТНИК
Поставим памятник
в конце длинной городской улицы
или в центре широкой городской площади,
памятник,
который впишется в любой ансамбль,
потому что он будет
немного конструктивен и очень реалистичен.
Поставим памятник,
который никому не помешает.

У подножия пьедестала
мы разобьем клумбу,
а если позволят отцы города,
небольшой сквер,
и наши дети
будут жмуриться на толстое
оранжевое солнце,
принимая фигуру на пьедестале
за признанного мыслителя,
композитора
или генерала.

У подножия пьедестала ручаюсь
каждое утро будут появляться
цветы.
Поставим памятник,
который никому не помешает.
Даже шоферы
будут любоваться его величественным силуэтом.
В сквере
будут устраиваться свидания.
Поставим памятник,
мимо которого мы будем спешить на работу,
около которого
будут фотографироваться иностранцы.
Ночью мы подсветим его снизу прожекторами.

Поставим памятник лжи.

Есть у него и Памятник Пушкину. Но это уже – не чему, а кому)))

По п.5) – больно занудно. Надо по списку тропов посмотреть да подставить)))

2010-10-17 22:46:11 – Евгения Игоревна Лебедева
К п.3.Могу сказать немного о связи с Пушкиным.В поэме `Шествие` отсылки поэта к `Медному всаднику` и `Страшному суду`.В `Петербургском романе` Бродского мелькают тени Евгения из `Медного всадника` и Алеко из `Цыган`. Вот очень коротко.
2010-10-17 22:54:07 – Марина Робертовна Хуснутдинова
Мне вас просто Бог послал! Спасибо, дорогие! Я вам тоже когда-нибудь пригожусь)))
2010-10-17 22:56:16 – Елена Сергеевна .
Пункт 5.1, и 5.2 вижу анафору, ряды однородных, синтаксический праллелизм.
2010-10-17 23:01:31 – Марина Робертовна Хуснутдинова
Анна Владимировна! Тропы и правда занудно.
В первом вообще ничего не вижу.
2. Анафора или лексический повтор?
3. Эпифора
4.Сравнение
5. ?
6. ?
8 олицетворение

Елена Сергеевна, спасибо!

2010-10-17 23:09:19 – Елена Сергеевна .
1. анафора
АНАФОРА [греч. αναφορα возвращение, единоначатие, скреп] повторение каких-либо сходных звуковых элементов в начале смежных ритмических рядов (полустиший, строк, строф).
2. анафора, аллитерация, ряды однородных, инверсия
3.эпифора, инверсия
4.сравнение, инверсия
5.сравнение, рит. вопросы
6.синтаксический параллелизм
7.аллитерация, морфемный повтор,ряд однородных сказуемых
8.ряды однородных, синтакчический //, олицетворение, инверсия.
2010-10-17 23:12:22 – Марина Робертовна Хуснутдинова
Спасибо, Елена Сергеевна, инверсию тоже сейчас разглядела.
2010-10-17 23:13:19 – Елена Сергеевна .
поздновато уже копать, у нас глубокая ночь. успехов, Марина Робертовна! Олимпиадная работа, что ли?
2010-10-17 23:15:08 – Марина Робертовна Хуснутдинова
Можете идти спать, Елена Сергеевна, с чистой совестью. Спасли человека, да не одного! Конкурсная. Копаем с детьми.
2010-10-17 23:25:04 – Альбина Витальевна Егорова
5. 1) метонимия Анапесты соотнеся
2010-10-17 23:27:55 – Марина Робертовна Хуснутдинова
Спасибо! Про монографию не нахожу.
2010-10-17 23:28:02 – Альбина Витальевна Егорова
6.Фигуры умолчания (многоточие), синтаксический параллелизм, анафора, риторический вопрос

8. лексический повтор (уснуло), асиндетон (бессоюзие)

Про монографию первый вопрос?

2010-10-17 23:35:19 – Татьяна Владимировна Немчинова
Ещё о средствах языка: во 2-м есть антитеза и оксюморон; в 3-м аллитерация; в 5-м анжан-беман.
2010-10-17 23:42:42 – Марина Робертовна Хуснутдинова
Спасибо! Нашла и про монографию. Татьяна Владимировна, спасибо!
2010-10-17 23:52:12 – Альбина Витальевна Егорова
lib.ru/BRODSKIJ/wolkow.txt

3. лексический повтор, эпитеты

цинковые урны = гробы – перифраз

в 4. и развёрнутая метафора

в 5. есть антитеза

2010-10-18 12:37:13 – Марина Робертовна Хуснутдинова
Спасибо большое всем за помощь! Знает ли кто-нибудь из вас, в каких стихотворениях Бродский упоминает геометрические фигуры? В задании предлагают сделать сопоставительный анализ двух таких стихотворений.
2010-10-18 18:15:04 – Валентина Сергеевна Рябизова
Марина Робертовна, посмотрите здесь

рассуждения о мире в терминах геометрии –прием, несомненно ведущий свое начало от школы Донна и, даже у`же, от его`циркуля`, следы которого явно видны в `Горбунове и Горчакове` в VII-ойчасти:

`Я радиус расширил до родни`. `Тем хуже для тебя оно, тем хуже`. `Я только ножка циркуля. Они — опора неподвижная снаружи`. `И это как-то скрашивает дни, чем шире этот радиус?` `Чем уже. На свете так положено: одни стоят, другие двигаются вчуже`. `Бывают неподвижные огни, расширенные радиусом лужи`.
`Я двигаюсь!` `Не ведаю, где старт, но финиш — ленинградские сугробы`

В стихотворении `Семь лет спустя` любящие представлены в виде точек,слившихся друг с другом:
Так долго вместе прожили без книг, без мебели, без утвари, на старом диванчике, что — прежде, чем возник — был треугольник перпендикуляром, восставленным знакомыми стоймя над слившимися точками двумя,

где перпендикуляр — полная любовь и взаимопонимание предшествовалтреугольнику, понимаемому в этом контексте как геометрически, так и в смысле`любовный треугольник` — вернее, последнее и дает толчок геометрическомусравнению. В другом стихотворении лирический герой и умершая героиняпредставляются прямыми, сошедшимися в одной точке, чтобы снова расстаться:

Как две прямых расстаются в точке, пересекаясь, простимся. Вряд ли свидимся вновь, будь то Рай ли, Ад ли. Два этих жизни посмертной вида лишь продолженье идей Эвклида. (`Памяти Т. Б.

В шутливом ключе геометрия пронизывает стихотворение `В отеле`Континенталь“:
Победа Мондриана. За стеклом — пир кубатуры. Воздух или выпит под девяносто градусов углом, иль щедро залит в параллелепипед. В проем оконный вписано, бедро красавицы — последнее оружье: раскрыв халат, напоминает про пускай не круг хотя, но полукружье, но сектор циферблата.
Говоря насчет ацтеков, слава краснокожим за честность вычесть из календаря дни месяца, в которые `не можем` в платоновой пещере, где на брата приходится кусок пиэрквадрата.
В терминах геометрии Лобачевского с ее возможностью встречипараллельных линий говорится о новой жизни, связанной с переменой `империи`и о последствиях этой перемены:
Перемена империи связана с гулом слов, с выделеньем слюны в результате речи, с лобачевской суммой чужих углов, 87 с возрастаньем исподволь шансов встречи параллельных линий (обычной на полюсе). И она, . (`Колыбельная Трескового Мыса`)

Михаил Крепс. О поэзии Бродского (4)

2010-10-18 18:20:12 – Марина Робертовна Хуснутдинова
Валентина Сергеевна, у Вас, как всегда, есть то, что нужно! Спасибо Вам за помощь, дорогой мой друг!
2010-10-18 18:22:06 – Валентина Сергеевна Рябизова
Ссылка блокируется на Крепса- у него всё очень хорошо- посмотрите.
2010-10-18 19:34:33 – Марина Робертовна Хуснутдинова
Здорово! Как же все это интересно!
2010-10-18 19:36:37 – Валентина Сергеевна Рябизова
Я так понимаю- Вы нашли этот материал. А я своим собрала ещё стихи разной формы- от часов до сердца.
2010-10-18 23:32:56 – Марина Робертовна Хуснутдинова
Ох, ты! А можно посмотреть? Мы с детьми ввязались в конкурс, а он такой трудный, но интересный очень. Я сдуру аж пятерых детей подбила участвовать. Надо было 1-2, посмотреть, что это.А теперь помогать надо, а я физически не успеваю. Сегодня доделывают анализ. Завтра правлю и отправляем.
2010-10-19 04:34:03 – Валентина Сергеевна Рябизова
Материал дам- откопаю в архиве.

Прокомментируйте!

Выскажите Ваше мнение:


Вакансии для учителей

Я памятник воздвиг себе иной – стихи Иосифа Бродского.

ФОТО из ИНТЕРНЕТА

В 1962 ГОДУ ДВАДЦАТИДВУХЛЕТНИЙ И.Б. НАПИСАЛ ЭТО СТИХОТВОРЕНИЕ.
КОНЕЧНО ЖЕ, ОН СЛЕДОВАЛ ПО СТОПАМ ВЕЛИКОГО ПРЕДКА В РУССКОЙ ПОЭЗИИ.
УДИВИТЕЛЬНО, ЧТО ТАКОЙ СТИХ БЫЛ СОЗДАН В СТОЛЬ МОЛОДОМ ВОЗРАСТЕ.
КОГДА ВПЕРЕДИ БЫЛА ВСЯ ЖИЗНЬ.
НО ПУТИ ПОЭТОВ НЕИСПОВЕДИМЫ.

Я памятник воздвиг себе иной!

К постыдному столетию – спиной.
К любви своей потерянной – лицом.
И грудь – велосипедным колесом.
А ягодицы – к морю полуправд.

Какой ни окружай меня ландшафт,
чего бы ни пришлось мне извинять, –
я облик свой не стану изменять.
Мне высота и поза та мила.
Меня туда усталось вознесла.

Ты, Муза, не вини меня за то.
Рассудок мой теперь, как решето,
а не богами налитый сосуд.
Пускай меня низвергнут и снесут,
пускай в самоуправстве обвинят,
пускай меня разрушат, расчленят, –

в стране большой, на радость детворе
из гипсового бюста во дворе
сквозь белые незрячие глаза
струёй воды ударю в небеса.
1962

Рейтинг работы: 245
Количество рецензий: 22
Количество сообщений: 21
Количество просмотров: 3598
© 21.07.2012 Ян Подорожный
Свидетельство о публикации: izba-2012-603200

РАДА 29.06.2016 12:52:05
Отзыв: положительный
БлагоДАРЮ, ЯН!
За память. за И.Бродского.
Как всегда Ваше исполнение – на высоте!
Спасибо, за предоставленную возможность насладиться
Вашим талантом!

Вдохновения, радости творчества, всех благ!

С теплом души РАДА.

Приятно, что Вам по душе такой серьёзный поэт.
Немногие любят его поэзию.
В основном, из-за сложности.
А поэзия сильнА!

Спасибо!
Привет Валерии.

Мила Саниэлль 13.08.2014 22:06:53
Отзыв: положительный
Как приятно снова встретиться, Ян, – на хорошей песне, к примеру. ;))
Послушала с удовольствием – глубокие стихи Мэтра и твоя деликатная мелодическая подача,
а в итоге – произведение, которое слушаешь. и размышляется о многом.
Только вот маленькая ремарка:
Жил поэт, и думал, что его-то “век” – самый-самый. гнусный, возможно.
“К постыдному столетию – спиной. ”
Дай Бог, чтоб нынешний век не выдался гнуснЕе.
Ну, это так, мои размышления. ;((
.

Очень здОрово, Ян.
С теплотою!

И КАК НЕ СОГЛАСИТЬСЯ С ТОБОЙ, МИЛА!?
БОЮСЬ, ЧТО ВОТ-ВОТ ПРИБЛИЗИМСЯ К САМОМУ ДНУ.
НО ПОКА ЕЩЁ ПАДАЕМ, УВЫ.

СПАСИБО ЗА ОТЗЫВ.
ДЛЯ МЕНЯ И.Б. ОБРАЗЕЦ ПОЭЗИИ ВЫСОЧАЙШЕГО УРОВНЯ.

И тебе, Слава!
И вот что удивительно: ведь написал он эти стихи, когда ему было всего 22 года!
Каков дар предвидения!?
С теплом.

Betty(Светлана Мангутова) 23.07.2012 08:54:04
Отзыв: положительный
Ян, я не могу ни слова сказать.
Что-то давит. до невозможности.

Не знаю, что и сказать, Бетти.
Скорее всего, стихи И.Б.
Ведь 22 года только исполнилось.
А так серьёзно и несколько трагично.

МАРИЯ СМИРНОВА 22.07.2012 21:20:57
Отзыв: положительный
Ян, я не перестаю восхищаться Вами! Вы интересный собеседник, спасибо Вам!

Льстите, Маша!)
Но не скрою: приятно.
Желаю удач во всём!

Татьяна Фалалеева 22.07.2012 18:56:51
Отзыв: положительный
меня вообще потрясают его юные совсем стихи. КАК он тогда писал, живя на родине, испытывая всяческие лишения. к более поздним отношусь совсем не так. проще, что ли, хотя они, конечно, совершеннее. но то, что пишет поэт в юности, в молодости пронзает любого читателя и в старости. феномен особый.
вы спели прекрасно! именно – с ним вместе. потому так трогательно. вы не изменили облик Бродского, но “высветили звуком” его так мягко и так искусно, облекли в мелодию, еще более усилилив впечатление.
спасибо, дорогой Ян!
.
Черные города.
Иосиф Бродский
.
Черные города,
воображенья грязь.
Сдавленное «когда»,
выплюнутое «вчерась»,
карканье воронка,
камерный айболит,
вдавливанье позвонка
в стираный неолит.
.
То-то идут домой
вдоль большака столбы —
в этом, дружок, прямой
виден расчет судьбы,
чтобы не только бог,
ночь сотворивший с днем,
слиться с пейзажем мог
и раствориться в нем.

Спасибо, Таня!
И сам обожаю его ранние стихи.
И те, что после середины 80-ых.
При желании послушайте.

К своему стыду не помню приведенный Вами стих.
Спасибо за отзыв!

Наина 22.07.2012 17:21:07
Отзыв: положительный
Благодарю Вас, милый Ян за память о звонкоголосом поэте. Мне так импонировала его манера чтения. Исполнение Ваше тоже великолепно, Ян!

Да, читал он весьма интересно!
Спасибо за отзыв, Наина!
Рад, что понравилось.

mishal 22.07.2012 04:12:50
Отзыв: положительный
Мне высота и поза та мила.
Меня туда усталось вознесла.

Спасибо, Ян, за спетою душой песню!

Я всё время думаю, каким он был молодым, когда создал эти строки.
Всё-таки, поэты начинают рано.
Не все, но сколько таких можно назвать.

И. Бродский «Памятник Пушкину» (Анализ стихотворения, стиха)

Что самое ужасное, что можно себе представить? Смерть, холод, голов, убийство? Нет… это всё, конечно, ужасно, но есть то, что страшнее любого несчастья. Это тишина. Да-да, та самое тишина, с которой умирает больной или тот момент, та секунда, когда кто-то выстрелил и замирает в ожидании результата своего поступка. Это гробовая тишина. Она может длиться всего мгновение, а может тянуться годами. Но что же это такое, если тишина стала страшнее смерти и убийства? Все просто.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

После смерти или убийства, огнестрельного выстрела или природного ненастья что-то да будет, а вот после тишины нет ничего. Это как бездонная пропасть, которая не несет в себе совершенно никакой мысли или смысла. Это пустота, которая имеет звучание.

Буквы обозначают звуки, с помощью звуков произносятся слова, да и вообще заполняется пустота этого мира. Например, можно представить мору без шума волн или ветер без шелеста листьев. Но вот парадокс. В представленном стихотворении Иосифа Бродского нет звуков. Оно начинается именно с той самой гробовой тишины… но как же это возможно? Как можно описать пустоту, не называя её?

Оказывается, всё просто. Нужно всего лишь начать строку с многоточия. Интересный прием использует

И. Бродский. Многоточие заставляет остановиться и задуматься, хотя читатель ещё не прочитал ни слова. И вот она. Наступает гробовая тишина. И что самое интересное, она наступает не во внешнем мире, а во внутреннем. Обычное многоточие создаёт впечатление той самой пустоты, которую многие так старательно избегают. «…И тишина.». пауза. Как много смысла в этой паузе, и в тоже время она настолько пустая… «и более ни слова». Такое ощущение сто первые строки стихотворения должны как бы подготовить читателя к последующим событиям. Они удаляют из души читателя всю лишнюю информацию и оставляют там лишь тишину. Но вдруг в этой пустоте появляются какие-то блики. «И эхо». Всё-таки эта тишина не такая гробовая, как показалось изначально. Из-за того, что все предложения односоставные и не распространённые, создается ощущение, что эти слова постепенно рисуют перед нами достаточно простую и грубую картинку. А грубую именно из-за того, что все описание составляют отдельные слова, являющимися скорее даже звуковыми характеристиками. Но, несмотря на это, картинка представляется именно цветная, и, как ни странно, живая. Перед глазами пока что нет чего-то конкретного, зато есть такие-то пятно, пока что они черное-белые. Но вот вновь многоточие. В нашем сознание зафиксировалась картинка, наше сознание запомнило состояние, в которое погрузили нас всего несколько слов.

«…Свои стихи заканчивая кровью, они на землю тихо опускались». Перед нашими глазами возникает новый цвет — красный, а точнее алый. Благодаря данной метафоре создается ужасный, но печальный образ. Безжизненная рука скользит по только что дописанным стихам, на бумаге появляются следы крови… Автор намеренно совершает ошибку в употреблении деепричастного оборота. Благодаря этому образ остается чуть-чуть неполным и у читателя возникает несколько вопросов, которые пока что крутятся лишь на уровне подсознания. «Потом глядели медленно и нежно». Конечно же, в данной метафоре речь идет о глазах несчастного, ему же и принадлежит и безжизненная рука, и стихи. «Им было дико, холодно и странно». Что испытывает человек в свои последние секунды? Вот и ответ. «над ними наклонились безнадежно седые доктора и секунданты». Самое время вернуться к эпиграфу данного стихотворения. После этих слов становится понятно, что речь идет о великом русском поэте А. С. Пушкине. Во время смерти он не чувствовал испуг или ненависти, уму было «дико и холодно», а глаза, несмотря на это, как и всегда, были наполнены нежностью. Метафора «над ними звезды, вздрагивая пели, над ними останавливались ветры» доказывает, что не только русский народ лишился еликого человека, это утеря касается всего живого и неживого. Но вернемся к началу рассуждения. Тишина. Гробовая тишина. Ведь пение звезд беззвучно, а без ветра наступает пустота в пространстве. Вот оно — самое страшное и жуткое, что можно представить. Из-за того, что все части сложного предложения начинаются с одинаковых слов, читатель как будто бы погружается в транс. Тоже самое происходи и из-за последующий строк.

Стихотворение можно разделить на 4 смысловые части и 3 разные картинки. Первая была нечетка и черно-белая, на второй появился убитый поэт, а третья как будто бы возвращает лирического героя в его реальность. «пустой бульвар, и пение метели». Повтор строк действует на читателя как колыбельная. Все предыдущие ужасные образы забываются, перед глазами лишь метель, а в голове только завывание ветра.

И снова многоточие. Последние слова данного стихотворения являются неким выводом или заключением данного стихотворения. Намного приятнее ворочаться в постели, ощущаться себя живым и чувствовать звуки, чем стояться в абсолютном одиночестве и тишине, на площади, на пьедесталах.

А. С. Пушкин был великим человеком с великим талантом. Но после него не осталась тишины. Он оставил огромное сокровище всему человечеству — свои произведения. Его имя никогда не будет произносится в пустоте, пространство всегда будет наполнено нежность и любовью.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id72283

Читайте также:  Анализ стихотворения Письма римскому другу Бродского
Ссылка на основную публикацию