Анализ стихотворения Письма римскому другу Бродского

Анализ стихотворения Бродского Письма римскому другу

Творчество Иосифа Александровича Бродского, постоянно вызывало множество споров, среди литературного общества. Многие, считают его труды безнравственными, грубыми и очень трудными для восприятия. Другие наоборот, превозносят произведение Бродского на пьедестал. Но среди всего многообразия сочинений этого поэта, выделяется одно стихотворение, которое, на мой взгляд, сочетает самые лучшие качества, всего творчества этого писателя. И называется оно « Письмо римскому другу », написанное в 1972 году. Именно над этим произведением мне хотелось сегодня поразмыслить и познакомиться немного поближе.

Как уже отмечалось, характерной чертой всего творчества Иосифа, является сложный стиль, но только не в этом стихотворение. С первых строк нас затягивает, волна повествования. Мы видим, лирического героя, который живет в Римской империи, при правлении Юрия Цезаря. По каким то обстоятельствам, он был вынужден покинуть столицу, где остался его друг Постум, которому он пишет это письмо. Оно начинается с описаний природы, где наш герой делиться радостью от окружающей его, природной красоты. Дальше по тексту, автор затрагивает множество тем, одна из которых имеет аналогию с советским государством и его правителем, когда герой интересуется делами Цезаря и столицы. Но не только это, развивает поэт в стихотворение, он пишет об торговце, приплывшего из дальних стран, для которого ничего не предвещало беды, и он неожиданно умирает от лихорадки. Или воина, который рисковал жизнью на полях сражений, но умер седой в глубокой старости. На основе этих примеров, писатель поднимает философский вопрос о судьбе и предопределённости. Он говорит и о своей смерти, но без страха и горести, как о повседневном явлении.

В итоге, мы видим стихотворение, которое напоминает красивый узор, ведь в нем переплились глубокие и сложные вопросы, касающиеся смысла жизни и политики. Но почему то эти вопросы не вызывают тяжести. Мы читаем и думаем о них легко, не задумываясь. Возможно, этому способствует особая форма повествования, в стиле письма старому другу.

Вариант №2

Для того чтобы проанализировать данное произведение, прежде всего, стоит обратиться к биографии самого поэта – Иосифа Александровича, а именно к её части, содержащей историю написания стихотворения «Письма римскому другу». Как известно, Бродский на тот момент находился за границей, а потому, вполне логично, что в своём творчестве весьма своеобразно комментирует политическую ситуацию, относящуюся к его Родине, и высказывает собственное отношение к ней. Он проводит параллель между Римом и Москвой, органически сравнивая их, называя Сталина Цезарем. Поэтому, здесь также не лишним будет и предположить, что произведение является своего рода развёрнутой метафорой, содержащей в себе всестороннюю оценку всего в целом: жизни, личности, политической ситуации, отношений с другом, оставшимся в далёкой столице за множество километров и так далее.

Кроме всего прочего, стихотворение является кладезем философской мысли. Более того, именно этим оно уникально, поскольку в простой и очень оригинальной форме демонстрирует простые, но вместе с тем такие сложные истины, до которых возможно добраться исключительно опытным путём. «Как там в Ливии, мой Постум, — или где там? /Неужели до сих пор еще воюем?» – эти строки, как может показаться на первый и неискушённый взгляд, говорят о том, что международные конфликты Бродскому безразличны, однако это не так. Здесь как нельзя ясно выражается несогласие с данной политикой, что и явилось одной из причин нелюбви советской власти к Иосифу Александровичу. К слову сказать, и соотечественники неоднозначно относились к творчеству поэта. Многим его стихи казались грубыми и лишёнными поэтической эстетики, кому-то они нравились именно этим, но произведения Бродского – это ни что иное, как правда Иосифа Александровича.

Что касается структурного анализа, то стихотворение представляет собой отрывочные письма и мысли во временной проекции; по композиции – «Письма…» состоят из девяти четверостиший, написанных перекрёстной рифмовкой; используется смешанная лексика, так как поэт лавирует между лексикой высокой (старший Плиний, жрица, Постум) и разговорной (как там? всё еще воюем?). Преобладают различные метафоры и скрытые сравнения: «в шевелюре кипариса».

Картинка к стихотворению Письма римскому другу

Популярные темы анализов

«Листок, гонимый бурей» всегда символичен в русской поэзии. Вот и М. Ю. Лермонтов решил увековечить этот образ в своём стихотворении, написанном в 1841 году. Аллегорична вся описываемая поэтом ситуация, за природой кроется общество,

Игорю Северянину открылся дар поэта, когда ему было восемнадцать лет. В этом возрасте он влюбился в девушку, которую звали Евгенией, вскоре она стала музой для него, и молодой литератор стал называть её Златой. Именно в этом возрасте он

Афанасий Афанасьевич Фет написал стихи, «Какая грусть!», которые содержат в себе нотки пейзажной лирики, но основной идеей является внутреннее переживание лирического героя, его состояние души. Он переносит нас в конец аллеи, что

Стихотворение «Брожу ли я вдоль улиц шумных» было написано Пушкиным в честь своего тридцатилетия. К этому времени он уже был знаменит, его произведения обсуждались в салонах – современные поэты могут лишь мечтать о таком.

«Во глубине сибирских руд» – это лирическое послание, адресованное декабристам, находящимся в ссылке в далекой Сибири. Александр Сергеевич написал его спустя год после восстания.

Образ письма в творчестве И.Бродского. “Письма римскому другу”

Разделы: Литература

Цели урока:

  • Образовательные: выявить сущностные характеристики образа “письмо” (объективные и субъективные) на примере “Писем римскому другу” И. Бродского; определить художественные средства, использованные писателем для выстраивания диалога с читателем; доказать необходимость письма как средства межличностного общения для каждого культурного человека.
  • Развивающие: продолжить формирование навыков анализа поэтического текста; развитие логического мышления учащихся, формирование коммуникативной компетентности учащихся, работать над развитием критического мышления подростков через чтение и письмо;
  • Воспитывающие: способствовать формированию у учащихся сознательного отношения к проблеме выбора, к этическим и моральным нормам; способствовать ценностному самоопределению школьников.

Тема достаточно сложна для подростков, так как выводит на широкие обобщения и позволяет работать над формированием ценностного самоопределения школьников. Урок или уроки (2 часа) (в зависимости от подготовленности класса) проводятся в жанре “диалога”. В ходе урока бывает трудно предугадать варианты ответа учащихся, но обращение к основным понятиям и к тексту позволяет выстроить беседу в соответствии с целями урока. В качестве оборудования используется презентация в Power Point, созданная или учителем, или учениками (подготовлен визуальный ряд, иллюстрирующий понятие письмо и стихотворение И. Бродского).

В описании урока мы используем лишь примерные краткие ответы учащихся, которые бывают сформулированы непредсказуемым образом. Но опыт практической деятельности показывает, что тема ученикам интересна, вызывает бурные споры, способствует живому общению.

Ход урока

1. Вступительное слово учителя.

Сегодня, продолжая разговор о поэтическом восприятии времени поэтами второй половины двадцатого века, мы обратимся к творчеству одного из самых парадоксальных и неординарных авторов, чье имя золотыми буквами вписано на страницы всемирной литературы. Он стал одним из пяти русских авторов лауреатов Нобелевской премии. А превыше всего ставил “язык и литературу”.

Это имя Знак. Символ эпохи. Это имя звук. Мотив. Вечный образ.

2. Стадия вызова.

Какие ассоциации у вас вызывает эта фамилия? Почему? Вспомните свое знакомство с творчеством поэта.

(По ответам учеников выстраивается следующий возможный ряд:

Учитель: Кому поэт может стать посторонним? От чего отстраняется?

Ученики: Поэт может уходить от своего времени, уклоняться от того, что не приемлет.

Учитель: Вот об одном из стихотворений этого блистательного поэта, который сознательно уклонился от тяжбы со Временем, шагнув в Вечность.

Итак, запишем тему и эпиграф урока

“Образ письма в творчестве Иосифа Бродского. “Письма римскому другу””

3. Творческая работа.

Учитель: Почему письма? Расскажите об этом жанре.

Ученики: Письмо – письменное сообщение кому-либо о чем-либо (по словарю С.Ожегова). Письмо позволяет вступать в воображаемый диалог. Оно адресно направлено, предполагает откровенность и искренность. Это опосредованное общение, которое должно быть продумано.

Учитель: Попробуем “заглянуть” вглубь понятия “письмо”. Ведь помимо объективного смысла каждый вкладывает в него что-то свое, сокровенное. Чтобы суметь увидеть потаенный смысл каждый сейчас попробует написать синквейн на слово “письмо”.

(В технологии “Развитие критического мышления через чтение и письмо” Синквейн – это белый стих, состоящий из пяти строк, в которых человек высказывает свое отношение к проблеме, понятию. Порядок написания синквейна: Первая строка – одно ключевое слово, определяющее содержание синквейна. Вторая строка – два прилагательных, характеризующих данное слово. Третья строка – три глагола, показывающие действие понятия. Четвертая строка – предложение из четырех слов, в котором автор высказывает свое отношение к новой информации, полученной на занятии. Пятая строка – одно слово, обычно существительное, с помощью которого человек выражает свои чувства, ассоциации, связанные с данным понятием).

Ученики: (примеры синквейнов)

Вспоминать, узнавать, передавать.

Письмо – это вечное воспоминание.

Рассказывает, передает, чувствует

Письма есть выражение жизни.

Лететь, ждать, плакать

Легкость прошла через воздух

Читать, думать, размышлять

Письмо – большое собрание символов

Учитель: Как видим, каждый выбрал свои самые главные и верные слова для определения понятия “письмо”. (Далее идет обсуждение синквейнов, возникших образов)

Примечание (У учащихся возник вопрос, а что означает суффикс –м- в слове “письмо”? Поскольку в имеющихся словарях мы ответа не нашли, попытались сами определить. у Денисюка Илья возникло мнение, что –м- означает “мыслить”, то есть письмо – это писать и мыслить о то, что пишешь.)

Учитель: В чем же коренные отличия письма от всех других видов письменной речи?

Ученики: Письмо предполагает определенную структур, логику изложения мысли. В нем обязательно указание даты, обращение к адресату, подпись, иногда постскриптум.

Учитель: А чем прозаическое письмо отличается от поэтического?

Ученики: Прозаическое письмо стремится передать информацию, а поэтическое – эмоции, впечатления.

4. Чтение текста. Анализ поэтического текста. (Мы организуем анализ по письмам, в зависимости от уровня подготовленности класса предлагаем проблемные вопросы. В методической разработке мы указываем примерные вопросы, которые могут варьироваться, поскольку ответы детей могут стать отправной точкой к совершенно иному полилогу).

В ходе анализа могут быть использованы вопросы учебника “Литература 8 класс” под редакцией В.Г.Маранцмана. – М., “Просвещение”, 2003 – стр. 338-341.

Нынче ветрено, и волны с перехлёстом.
Скоро осень, всё изменится в округе.
Смена красок этих трогательней, Постум,
Чем наряда перемена у подруги.

Дева тешит до известного предела –
дальше локтя не пойдёшь или колена.
Сколь же радостней прекрасное вне тела:
ни объятье невозможно, ни измена!

Учитель: Почему писем девять? Почему первое письмо начинается с описания пасмурного дня? Какие темы и мотивы звучат в первом четверостишии? Какими вам видятся собеседники, разделенные пространством и временем?

Посылаю тебе, Постум, эти книги.
Что в столице? Мягко стелют? Спать не жёстко?
Как там Цезарь? Чем он занят? Всё интриги?
Всё интриги, вероятно, да обжорство.

Я сижу в своём саду, горит светильник.
Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.
Вместо слабых мира этого и сильных –
Лишь согласное гуденье насекомых

Учитель: Каким образом происходит развитие темы? Почему так много вопросов? Что означает одиночество героя? Какими бы словами вы его описали? Обратите внимание на антитезу “слабые мира этого и сильные”. Как вы её понимаете?

Здесь лежит купец из Азии. Толковым
Был купцом он – деловит, но незаметен.
Умер быстро: лихорадка. По торговым
Он делам сюда приплыл, а не за этим.

Рядом с ним – легионер, под грубым кварцем.
Он в сражениях империю прославил.
Сколько раз могли убить! А умер старцем.
Даже здесь не существует, Постум, правил.

Учитель: Почему, на ваш взгляд, возникает тема смерти? С какими другими мотивами и образами связана эта тема? Какие языковые средства выбирает поэт и почему?

Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
Но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в Империи родиться,
Лучше жить в глухой провинции, у моря.

И от Цезаря далёко, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники – ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.

Учитель: Каким образом в прошлое входит современная Бродскому жизнь? Какие аллюзии возникают с образом вьюги? Попробуйте сами составить вопросы к этому письму.

Читайте также:  Батальоны просят огня - краткое содержание повести Бондарева

Этот ливень переждать с тобой, гетера,
Я согласен, но давай-ка без торговли:
Брать сестерций с покрывающего тела
Всё равно, что дранку требовать у кровли.

Протекаю, говоришь? Но где же лужа?
Чтобы лужу оставлял я, не бывало.
Вот найдёшь себе какого-нибудь мужа,
Он и будет протекать на покрывало.

Учитель: Почему так неромантично заявлена тема любви? Какие эмоции вызывает она у читателя?

Вот и прожили мы больше половины.
Как сказал мне старый раб перед таверной:
“Мы, оглядываясь, видим лишь руины.”
Взгляд, конечно, варварский, но верный.

Был в горах. Сейчас вожусь с большим букетом.
Разыщу большой кувшин, воды налью им…
Как там в Ливии, мой Постум, – или где там?
Неужели до сих пор ещё воюем?

Учитель: Как вы понимаете слова раба, приведенные в письме? Какова роль противопоставления мира и война во втором четверостишии письма? Какие средства выразительности и почему использовал автор? Какое настроение создают эти строфы?

Помнишь, Постум, у наместника сестрица?
Худощавая, но с полными ногами.
Ты с ней спал ещё… недавно стала жрица.
Жрица, Постум, и общается с богами.

Приезжай, попьём вина, закусим хлебом.
Или сливами. Расскажешь мне известья.
Постелю тебе в саду под чистым небом
И скажу, как называются созвездья.

Учитель: Какова палитра чувств в этом письме? Попробуйте составить цветовое решение. Обоснуйте выбор цвета.

Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье,
Долг свой давний вычитанию заплатит.
Забери из-под подушки сбереженья,
Там немного, но на похороны хватит.

Поезжай на вороной своей кобыле
В дом гетер под городскую нашу стену.
Дай им цену, за которую любили,
Чтоб за ту же и оплакивали цену.

Учитель: Переплетение каких тем и образов использовано в этом письме? какова цел автора, на ваш взгляд? Какое значение имеет мотив цены? Почему появляется образ денег?

Зелень лавра, доходящая до дрожи.
Дверь распахнутая, пыльное оконце.
Стул покинутый, оставленное ложе.
Ткань впитавшая полуденное солнце.

Понт шумит за чёрной изгородью пиний.
Чьё-то судно с ветром борется у мыса.
На рассохшейся скамейке – старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса.

Учитель: От чьего имени написано последнее письмо? На протяжении девяти писем прошла целая жизнь. Какой она была? Определите те идеи писем, которые кажутся вам общечеловеческими, вечными. И все же почему в вечность Бродский обращается при помощи самого сиюминутного жанра – жанра письма?

5. Творческая работа.

Учитель: Попробуйте и вы написать небольшое стихотворное письмо.

Ученики (примеры работ) чтение без обсуждения.

Здравствуй, “завтра” может быть не будет?
Не ответишь ну и ладно.
Пусть тебя и не забудет
Вечности начал начало.
Говорю, тебе не слышно
А зайдешь за круги ада!
Ты, живешь в душе так пышно,
Вот и в смерти вся отрада!

Вот и солнце появилось,
Негодуя на рассвете,
Македонец, тебе снилось,
Нет сильней тебя на свете.
Но ты прав. Тебя убедить
Ни за что никто не сможет,
И будет длиться все, пока
Тебя никто не потревожит…

Письмо себе в будущее.
Что там будет? Кто все знает?
Кто ответит, что нас ждет,
Там, далеко?
Нет, ответа не услышим,
Никогда.
Ведь это невозможно.
Есть вопросы, на которых нет ответа.
Нет ответа, есть лишь только
Вечность.

Продолжение писем римскому другу И. Бродского.

Скоро вечер. Солнце клонится к закату.
Этот сад давно укрыт покоем вечным.
Помнишь, Постум, был наш путь когда-то
Однотонным, серым, быстротечным…
Друг давно твой в путь готов. Осталось мыслить,
Вещь одна, не завершенная доселе.
Я давно уж мертв на самом деле,
Только дописать письмо осталось.

“На смену”
Путь к вступлению, ладони обгорели?
Вьюга разметала те кострища.
Хорошо, когда любовь в апреле.
То цветочки, то обломки днища.
Птица – вольная фигура, ложь по ветру.
На заклепках улетит за синей стаей.
Эх, как жаль. Что, правду эту?
Как ты знаешь?
Унесет журавль в клюве, отдаляя.

Я пишу тебе, мой друг прекрасный:
Солнце за окном блестит
Жизнь не суточная доля страсти
В ней часы меняют на рубли!
Как ты время тратишь?
Надеюсь не напрасно!
“Нынче ветрено…” – сказал один писатель
Я ответа жду на вечность и на сны!

Сейчас темно и холодно –
Лето за окном стоит.
Моя душа шагнула в сторону,
Погуляв, потянулась за нить.
Ну, как дела? Тепло ль, холодно?
Ну, как вам нынешняя быль?
Я потерялась, подскажите, где реальность,
Где вымысел?
Мы под властью времени.

Я писал тебе вчера
Я пишу тебе сегодня.
Бездыханны вечера.
Моя жизнь, как та погоня,
Из советского кино.
А у вас там все нормально?
Иль тебе уж все равно
Что сейчас со мной творится?
Что бывало и ушло?
Моя жизнь, как небылица.
Я в нее сейчас не верю.
От страдания я тлею.
Ты свободная, как птица.
Ты вздымаешь крылья в небо.
Обожжешься, не спускайся,
Сохрани свое ты тело,
От безумственных зверей
Тихо в небе ты скрывайся.

Не пытайся провести все параллели,
Ведь заранее провальная попытка
Не гонись за всем и сразу – нету цели,
Все равно придется восполнять убытки.
А когда созреешь выбрать дело
Чтоб связать себя узлами света, брака,
Доверяй не разуму, а сердцу,
Чтоб оставить добрый отпечаток.

Возможно, опыты детей несовершенны (они написаны в течение небольшого количества времени, сразу “на чистовик”, по итогам урока), но они позволяют открыть для себя и для других новое, неожиданное, творческое. Традиционных итогов урока мы не подводим, на наш взгляд, достаточно детских работ.

6. Домашнее задание (перспективное): Напишите письмо о самом ярком событии лета.

Урок внеклассного чтения “Анализ стихотворения И. Бродского “Письма римскому другу”
план-конспект урока по литературе (9 класс) на тему

Тема достаточно сложна для подростков, так как выводит на широкие обобщения и позволяет работать над формированием ценностного самоопределения школьников. Урок или уроки (2 часа) (в зависимости от подготовленности класса) проводятся в жанре «диалога». В ходе урока бывает трудно предугадать варианты ответа учащихся, но обращение к основным понятиям и к тексту позволяет выстроить беседу в соответствии с целями урока. В описании урока мы используем лишь примерные краткие ответы учащихся, которые бывают сформулированы непредсказуемым образом. Но опыт практической деятельности показывает, что тема ученикам интересна, вызывает бурные споры, способствует живому общению.

Скачать:

ВложениеРазмер
Pisma_rimskomu_drugu_.docx30.7 КБ

Предварительный просмотр:

Методическая разработка урока с использованием технологииРКМЧП .

«Образ письма в творчестве Иосифа Бродского. «Письма римскому другу»»

(урок рассчитан на два учебных часа)

  1. Образовательные: выявить сущностные характеристики образа «письмо» (объективные и субъективные) на примере «Писем римскому другу» И. Бродского; определить художественные средства, использованные писателем для выстраивания диалога с читателем; доказать необходимость письма как средства межличностного общения для каждого культурного человека.
  1. Развивающие: продолжить формирование навыков анализа поэтического текста; развитие логического мышления учащихся, формирование коммуникативной компетентности учащихся, работать над развитием критического мышления подростков через чтение и письмо;
  1. Воспитывающие: способствовать формированию у учащихся сознательного отношения к проблеме выбора, к этическим и моральным нормам; способствовать ценностному самоопределению школьников.
  1. Вступительное слово учителя.

Сегодня, продолжая разговор о поэтическом восприятии времени поэтами второй половины двадцатого века, мы обратимся к творчеству одного из самых парадоксальных и неординарных авторов, чье имя золотыми буквами вписано на страницы всемирной литературы. Он стал одним из пяти русских авторов лауреатов Нобелевской премии. А превыше всего ставил «язык и литературу».

Это имя Знак. Символ эпохи. Это имя звук. Мотив. Вечный образ.

Какие ассоциации у вас вызывает эта фамилия? Почему? Вспомните свое знакомство с творчеством поэта.

(По ответам учеников выстраивается следующий возможный ряд:

Учитель: Кому поэт может стать посторонним? От чего отстраняется?

Ученики: Поэт может уходить от своего времени, уклоняться от того, что неприемлет.

Учитель: Вот об одном из стихотворений этого блистательного поэта, который сознательно уклонился от тяжбы со Временем, шагнув в Вечность.

Итак, запишем тему и эпиграф урока

И. Бродский «Письма римскому другу»

Учитель: Почему письма? Расскажите об этом жанре.

Ученики: Письмо – письменное сообщение кому-либо о чем-либо (по словарю С.Ожегова). Письмо позволяет вступать в воображаемый диалог. Оно адресно направлено, предполагает откровенность и искренность. Это опосредованное общение, которое должно быть продумано.

Учитель: Попробуем «заглянуть» вглубь понятия «письмо». Ведь помимо объективного смысла каждый вкладывает в него что-то свое, сокровенное. Чтобы суметь увидеть потаенный смысл каждый сейчас попробует написать синквейн на слово «письмо».

(В технологии «Развитие критического мышления через чтение и письмо» Синквейн – это белый стих, состоящий из пяти строк, в которых человек высказывает свое отношение к проблеме, понятию. Порядок написания синквейна: Первая строка – одно ключевое слово, определяющее содержание синквейна. Вторая строка – два прилагательных, характеризующих данное слово. Третья строка – три глагола, показывающие действие понятия. Четвертая строка – предложение из четырех слов, в котором автор высказывает свое отношение к новой информации, полученной на занятии. Пятая строка – одно слово, обычно существительное, с помощью которого человек выражает свои чувства, ассоциации, связанные с данным понятием).

Ученики: (примеры синквейнов)

Вспоминать, узнавать, передавать.

Письмо – это вечное воспоминание.

Рассказывает, передает, чувствует

Письма есть выражение жизни.

Лететь, ждать, плакать

Легкость прошла через воздух

Читать, думать, размышлять

Письмо – большое собрание символов

Учитель: Как видим, каждый выбрал свои самые главные и верные слова для определения понятия «письмо». (Далее идет обсуждение синквейнов, возникших образов)

Примечание (У учащихся возник вопрос, а что означает суффикс –м- в слове «письмо»? Поскольку в имеющихся словарях мы ответа не нашли, попытались сами определить. Возникло мнение, что –м- означает «мыслить», то есть письмо – это писать и мыслить о то, что пишешь.)

Учитель: В чем же коренные отличия письма от всех других видов письменной речи?

Ученики: Письмо предполагает определенную структур, логику изложения мысли. В нем обязательно указание даты, обращение к адресату, подпись, иногда постскриптум.

Учитель: А чем прозаическое письмо отличается от поэтического?

Ученики: Прозаическое письмо стремится передать информацию, а поэтическое – эмоции, впечатления.

  1. Чтение текста. Осмысление содержания. Анализ поэтического текста . (Мы организуем анализ по письмам, в зависимости от уровня подготовленности класса предлагаем проблемные вопросы. В методической разработке мы указываем примерные вопросы, которые могут варьироваться, поскольку ответы детей могут стать отправной точкой к совершенно иному полилогу).

Работа сопровождается компьютерной презентацией.

Нынче ветрено, и волны с перехлёстом.

Скоро осень, всё изменится в округе.

Смена красок этих трогательней, Постум,

Чем наряда перемена у подруги.

Дева тешит до известного предела –

дальше локтя не пойдёшь или колена.

Сколь же радостней прекрасное вне тела:

ни объятье невозможно, ни измена!

Учитель: Почему писем девять? Почему первое письмо начинается с описания пасмурного дня? Какие темы и мотивы звучат в первом четверостишии? Какими вам видятся собеседники, разделенные пространством и временем?

Посылаю тебе, Постум, эти книги.

Что в столице? Мягко стелют? Спать не жёстко?

Как там Цезарь? Чем он занят? Всё интриги?

Всё интриги, вероятно, да обжорство.

Я сижу в своём саду, горит светильник.

Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.

Вместо слабых мира этого и сильных –

лишь согласное гуденье насекомых

Учитель: Каким образом происходит развитие темы? Почему так много вопросов? Что означает одиночество героя? Какими бы словами вы его описали? Обратите внимание на антитезу «слабые мира этого и сильные». как вы её понимаете?

Здесь лежит купец из Азии. Толковым

был купцом он – деловит, но незаметен.

Умер быстро: лихорадка. По торговым

он делам сюда приплыл, а не за этим.

Рядом с ним – легионер, под грубым кварцем.

Он в сражениях империю прославил.

Сколько раз могли убить! А умер старцем.

Даже здесь не существует, Постум, правил.

Учитель: Почему, на ваш взгляд, возникает тема смерти? С какими другими мотивами и образами связана эта тема? Какие языковые средства выбирает поэт и почему?

Пусть и вправду, Постум, курица не птица,

но с куриными мозгами хватишь горя.

Если выпало в Империи родиться,

лучше жить в глухой провинции, у моря.

И от Цезаря далёко, и от вьюги.

Лебезить не нужно, трусить, торопиться.

Говоришь, что все наместники – ворюги?

Но ворюга мне милей, чем кровопийца.

Учитель: Каким образом в прошлое входит современная Бродскому жизнь? Какие аллюзии возникают с образом вьюги? Попробуйте сами составить вопросы к этому письму.

Этот ливень переждать с тобой, гетера,

я согласен, но давай-ка без торговли:

брать сестерций с покрывающего тела

всё равно, что дранку требовать у кровли.

Протекаю, говоришь? Но где же лужа?

Чтобы лужу оставлял я, не бывало.

Вот найдёшь себе какого-нибудь мужа,

он и будет протекать на покрывало.

Учитель: Почему так неромантично заявлена тема любви? Какие эмоции вызывает она у читателя?

Вот и прожили мы больше половины.

Как сказал мне старый раб перед таверной:

«Мы, оглядываясь, видим лишь руины.»

Взгляд, конечно, варварский, но верный.

Был в горах. Сейчас вожусь с большим букетом.

Разыщу большой кувшин, воды налью им…

Как там в Ливии, мой Постум, – или где там?

Неужели до сих пор ещё воюем?

Учитель: Как вы понимаете слова раба, приведенные в письме? Какова роль противопоставления мира и война во втором четверостишии письма? Какие средства выразительности и почему использовал автор? Какое настроение создают эти строфы?

Помнишь, Постум, у наместника сестрица?

Худощавая, но с полными ногами.

Ты с ней спал ещё… недавно стала жрица.

Жрица, Постум, и общается с богами.

Приезжай, попьём вина, закусим хлебом.

Или сливами. Расскажешь мне известья.

Постелю тебе в саду под чистым небом

и скажу, как называются созвездья.

Учитель: Какова палитра чувств в этом письме? Попробуйте составить цветовое решение. Обоснуйте выбор цвета.

Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье,

долг свой давний вычитанию заплатит.

Забери из-под подушки сбереженья,

там немного, но на похороны хватит.

Поезжай на вороной своей кобыле

в дом гетер под городскую нашу стену.

Дай им цену, за которую любили,

Чтоб за ту же и оплакивали цену.

Учитель: Переплетение каких тем и образов использовано в этом письме? какова цел автора, на ваш взгляд? Какое значение имеет мотив цены? Почему появляется образ денег?

Зелень лавра, доходящая до дрожи.

Дверь распахнутая, пыльное оконце.

Стул покинутый, оставленное ложе.

Ткань впитавшая полуденное солнце.

Понт шумит за чёрной изгородью пиний.

Чьё-то судно с ветром борется у мыса.

На рассохшейся скамейке – старший Плиний.

Дрозд щебечет в шевелюре кипариса.

Учитель: От чьего имени написано последнее письмо? На протяжении девяти писем прошла целая жизнь. Какой она была? Определите те идеи писем, которые кажутся вам общечеловеческими, вечными. И все же почему в вечность Бродский обращается при помощи самого сиюминутного жанра – жанра письма?

  1. Художественная рефлексия. Творческая работа.

Учитель: Попробуйте и вы написать небольшое стихотворное письмо.

Ученики (примеры работ) чтение без обсуждения.

Здравствуй, завтра может быть не будет?

Не ответишь ну и ладно.

Пусть тебя и не забудет

Вечности начал начало.

Говорю, тебе не слышно

А зайдешь за круги ада!

Ты, живешь в душе так пышно,

Вот и в смерти вся отрада!

Продолжение писем римскому другу И. Бродского.

Скоро вечер. Солнце клонится к закату.

Этот сад давно укрыт покоем вечным.

Помнишь, Постум, был наш путь когда – то

Однотонным, серым, быстротечным…

Друг давно твой в путь готов. Осталось мыслить,

Вещь одна, не завершенная доселе.

Я давно уж мертв на самом деле,

Только дописать письмо осталось.

Не пытайся провести все параллели,

Ведь заранее провальная попытка

Не гонись за всем и сразу – нету цели,

Все равно придется восполнять убытки.

А когда созреешь выбрать дело

Чтоб связать себя узлами света, брака,

Доверяй не разуму, а сердцу,

Чтоб оставить добрый отпечаток.

Возможно, опыты детей несовершенны (они написаны в течение небольшого количества времени, сразу «на чистовик», по итогам урока), но они позволяют открыть для себя и для других новое, неожиданное, творческое. Традиционных итогов урока мы не подводим, на наш взгляд, достаточно детских работ.

  1. Домашнее задание (перспективное): Напишите письмо о самом ярком событии вашей жизни.

Сайганова Лидия Александровна, учитель русского языка и литературы

муниципального общеобразовательного учреждения «Лицей №1» г. Оренбурга

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

Презентация даёт общее представление о жанре стихотворений в прозе, знакомит с основоположниками этого жанра.

Тема урока: “Лицо войны”. Технология: элементы творческой мастерской.

Данная разработка содержит методические рекомендации по проведению внеклассного мероприятия по экологии в свете требований ФГОС.

Урок разработан в рамках системно-деятельностного подхода на основе технологии творческой мастерской.

Урок внеклассного чтения в 5 классе. Тема: Р.Л. Стивенсон. «Остров сокровищ» и другие произведения писателя.

Доказать, что произведение «Как хороши, как свежи были розы» – стихотворение в прозе (считается стихотворением).

Урок рассчитан на 2 часа. Урок знакомит выпускников с творчеством сюрреалистов, осуществляет метапредметные связи через музыку, живопись, литературу;формирует метапредметные понятия: муза и гени.

«Письма римскому другу (из Марциала)» И. Бродский

«Письма римскому другу (из Марциала)» Иосиф Бродский

Нынче ветрено и волны с перехлестом.
Скоро осень, все изменится в округе.
Смена красок этих трогательней, Постум,
чем наряда перемена у подруги.

Дева тешит до известного предела —
дальше локтя не пойдешь или колена.
Сколь же радостней прекрасное вне тела:
ни объятья невозможны, ни измена!

Посылаю тебе, Постум, эти книги.
Что в столице? Мягко стелют? Спать не жестко?
Как там Цезарь? Чем он занят? Все интриги?
Все интриги, вероятно, да обжорство.

Я сижу в своем саду, горит светильник.
Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.
Вместо слабых мира этого и сильных —
лишь согласное гуденье насекомых.

Здесь лежит купец из Азии. Толковым
был купцом он – деловит, но незаметен.
Умер быстро – лихорадка. По торговым
он делам сюда приплыл, а не за этим.

Рядом с ним – легионер, под грубым кварцем.
Он в сражениях империю прославил.
Сколько раз могли убить! а умер старцем.
Даже здесь не существует, Постум, правил.

Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.

И от Цезаря далеко, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники – ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.

Этот ливень переждать с тобой, гетера,
я согласен, но давай-ка без торговли:
брать сестерций с покрывающего тела —
все равно что дранку требовать от кровли.

Протекаю, говоришь? Но где же лужа?
Чтобы лужу оставлял я – не бывало.
Вот найдешь себе какого-нибудь мужа,
он и будет протекать на покрывало.

Вот и прожили мы больше половины.
Как сказал мне старый раб перед таверной:
«Мы, оглядываясь, видим лишь руины».
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный.

Был в горах. Сейчас вожусь с большим букетом.
Разыщу большой кувшин, воды налью им…
Как там в Ливии, мой Постум, – или где там?
Неужели до сих пор еще воюем?

Помнишь, Постум, у наместника сестрица?
Худощавая, но с полными ногами.
Ты с ней спал еще… Недавно стала жрица.
Жрица, Постум, и общается с богами.

Приезжай, попьем вина, закусим хлебом.
Или сливами. Расскажешь мне известья.
Постелю тебе в саду под чистым небом
и скажу, как называются созвездья.

Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье,
долг свой давний вычитанию заплатит.
Забери из-под подушки сбереженья,
там немного, но на похороны хватит.

Поезжай на вороной своей кобыле
в дом гетер под городскую нашу стену.
Дай им цену, за которую любили,
чтоб за ту же и оплакивали цену.

Зелень лавра, доходящая до дрожи.
Дверь распахнутая, пыльное оконце,
стул покинутый, оставленное ложе.
Ткань, впитавшая полуденное солнце.

Понт шумит за черной изгородью пиний.
Чье-то судно с ветром борется у мыса.
На рассохшейся скамейке – Старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса.

Анализ стихотворения Бродского «Письма римскому другу»

Стихотворение «Письмо римскому другу» было написано Иосифом Александровичем Бродским в 1972 году. В заглавии указано «Из Марциала», но это не вольный перевод какой-либо из работ знаменитого эпиграммиста Марка Валерия Марциала, а самостоятельное произведение по мотивам римской истории.

В стихотворении автор выступает в роли римлянина, живущего в эпоху правления Юлия Цезаря. Из текста стихотворения мы понимаем, что когда-то он жил в столице, знал лично сильных мира сего, но решил уехать в глухую провинцию. Всё, что связывает героя с прежней жизнью – это друг по имени Постум, которому он шлёт письма, рассказывает о своих буднях и расспрашивает о новостях.

Несмотря на то, что стихотворение повествует об исторически значимых вещах, касается серьёзных философских тем, читается оно легко. Этот эффект достигается благодаря незатейливой лексике, лишённой пафосных высказываний, архаичных выражений и мудрёных слов. Зато в нём достаточно поговорок, которые делают сюжеты античной жизни более понятными и близкими для русского читателя. Вот, например, как поэт интересуется подробностями пребывания друга в Риме:
Что в столице? Мягко стелют? Спать не жёстко?
Как там Цезарь? Чем он занят? Всё интриги?

Конечно, все эти вопросы – риторические. Автор и сам прекрасно разбирается в подковёрной борьбе, извечно сопутствующей любому престолу. Здесь легко увидеть параллель с современным миром и эпохой, в которой жил сам Иосиф Александрович.

В восьмой строфе поэт позволяет себе покритиковать власть:
Говоришь, что все наместники – ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.

Именно придворные козни и оттолкнули лирического героя от суеты большого города. Снова используя поговорку, поэт объясняет, почему он старается держаться подальше от дворцовых интриг:
Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
но с куриными мозгами хватишь горя.

Он признаётся Постуму, что ему стало спокойнее жить, когда он перебрался к морю. С помощью ярких выразительных эпитетов автор рисует перед своим собеседником картины провинциальной жизни. Природа играет сочными, радующими глаз красками: «под чистым небом», «шевелюра кипариса», «чёрная изгородь пиний», «ткань, впитавшая полуденное солнце».

Не стесняясь, автор делится подробностями своей простой жизни. Он то беседует с рабами, которые изрекают неожиданно мудрые идеи. То делит прохудившуюся крышу с продажной женщиной. Поэт в ироничных двусмысленных выражениях повествует, как он спорит с девицей по поводу просачивающихся капель, не переживая, что строки сочтут оскорбительно непристойными:
Протекаю, говоришь? Но где же лужа?
Чтобы лужу оставлял я, не бывало.
Вот найдёшь себе какого-нибудь мужа,
он и будет протекать на покрывало.

Но кроме этих простоватых описаний будничных происшествий поэт поднимает и серьёзные темы. Часто в произведении звучит мотив смерти и смысла жизни. На примере нескольких персонажей автор раскрывает проблему непредсказуемости судьбы. Он повествует о сметливом торговце, который прибыл в эти земли, чтобы совершать выгодные сделки. Но внезапно слёг с лихорадкой и скончался. Поэт подчёркивает, что человек может сколько угодно планировать свои поступки, но ему не под силу совладать с предопределением:
…По торговым
он делам сюда приплыл, а не за этим.

В противовес автор приводит историю легионера. Этот человек всю жизнь рисковал собой, но судьба распорядилась так, что смерть миновала его там, где погибли многие его соратники. А это солдат, в свою очередь, дожил до старости и тихо почил.

Говорит поэт и о собственной кончине. Но в строфах, которые посвящены этому событию, нет трагизма. Автор просто рисует знакомые картины, но без своей фигуры на них. Он использует метонимию – «На рассохшейся скамейке – Старший Плиний», показывая, что после его смерти останется след, подобный тому, что остался древнего поэта в виде его книги. Поэт демонстрирует, что жизнь продолжит идти своим чередом, поэтому последние строфы так спокойны и полны тепла.

Это стихотворение удивительно. В нём поднимаются глубокие вопросы о жизни и смерти, однако произведение не вызывает тягости и не погружает в задумчивость. Иосифу Александровичу удалось простым языком поговорить с читателем, как со старым другом, на серьёзные темы, но не растревожить и не напугать его. В этом заключается потрясающий талант Бродского как поэта.

Иосиф Бродский — Письма римскому другу: Стих

Нынче ветрено и волны с перехлестом.
Скоро осень, все изменится в округе.
Смена красок этих трогательней, Постум,
чем наряда перемена у подруги.

Дева тешит до известного предела —
дальше локтя не пойдешь или колена.
Сколь же радостней прекрасное вне тела:
ни объятья невозможны, ни измена!

Посылаю тебе, Постум, эти книги.
Что в столице? Мягко стелют? Спать не жестко?
Как там Цезарь? Чем он занят? Все интриги?
Все интриги, вероятно, да обжорство.

Я сижу в своем саду, горит светильник.
Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.
Вместо слабых мира этого и сильных —
лишь согласное гуденье насекомых.

Здесь лежит купец из Азии. Толковым
был купцом он — деловит, но незаметен.
Умер быстро — лихорадка. По торговым
он делам сюда приплыл, а не за этим.

Рядом с ним — легионер, под грубым кварцем.
Он в сражениях империю прославил.
Сколько раз могли убить! а умер старцем.
Даже здесь не существует, Постум, правил.

Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.

И от Цезаря далеко, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники — ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.

Этот ливень переждать с тобой, гетера,
я согласен, но давай-ка без торговли:
брать сестерций с покрывающего тела —
все равно что дранку требовать от кровли.

Протекаю, говоришь? Но где же лужа?
Чтобы лужу оставлял я — не бывало.
Вот найдешь себе какого-нибудь мужа,
он и будет протекать на покрывало.

Вот и прожили мы больше половины.
Как сказал мне старый раб перед таверной:
«Мы, оглядываясь, видим лишь руины».
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный.

Был в горах. Сейчас вожусь с большим букетом.
Разыщу большой кувшин, воды налью им…
Как там в Ливии, мой Постум, — или где там?
Неужели до сих пор еще воюем?

Помнишь, Постум, у наместника сестрица?
Худощавая, но с полными ногами.
Ты с ней спал еще… Недавно стала жрица.
Жрица, Постум, и общается с богами.

Приезжай, попьем вина, закусим хлебом.
Или сливами. Расскажешь мне известья.
Постелю тебе в саду под чистым небом
и скажу, как называются созвездья.

Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье,
долг свой давний вычитанию заплатит.
Забери из-под подушки сбереженья,
там немного, но на похороны хватит.

Поезжай на вороной своей кобыле
в дом гетер под городскую нашу стену.
Дай им цену, за которую любили,
чтоб за ту же и оплакивали цену.

Зелень лавра, доходящая до дрожи.
Дверь распахнутая, пыльное оконце,
стул покинутый, оставленное ложе.
Ткань, впитавшая полуденное солнце.

Понт шумит за черной изгородью пиний.
Чье-то судно с ветром борется у мыса.
На рассохшейся скамейке — Старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса.

Анализ стихотворения «Письма римскому другу» Бродского

Творчество И. Бродского до сих пор воспринимается крайне неоднозначно. Одни превозносят его в качестве величайшего поэта современности, другие подвергают уничижительной критике. Главной причиной для негативных высказываний является туманный и грубый стиль поэта, использование нецензурной лексики. Критики считают, что такой язык никак не может считаться составной частью классического культурного наследия. В этом плане очень интересно стихотворение Бродского «Письмо римскому другу» (1972 г.). В нем поэт практически не использует сложные образы и символы. Произведение является спокойным размышлением автора, написанным простым и доступным языком.

В названии Бродский указывает на возможный перевод стихотворения («из Марциала»). Однако это не так. Оно является самостоятельным произведением. Поэт просто использует распространенный древнеримский жанр дружеского послания-размышления к близкому человеку.

Бродскому были близки древнеримские поэты, которые воспевали индивидуальную свободу творческой личности. При этом они чаще всего отрицательно относились к всемогущим императорам. Явно заметно сравнение Советского союза с Римской империей. Себя автор уподобляет римскому гражданину, который по какой-то причине находится в далекой провинции. Возможной причиной могут быть гонения властей.

Автор обращается к другу, оставшемуся в столице. В ироничных вопросах о состоянии Цезаря видны намеки на советского вождя. Коммунистическое руководство Бродский считает точной копией древнеримской верхушки общества. Власть двух величайших империй объединяют интриги и безумная роскошь.

Главный герой подчеркивает, что находясь вдали от столицы, он ощущает огромное спокойствие, которое позволяет ему предаваться философским размышлениям. Бродский никогда не скрывал, что ему незнакомо чувство патриотизма. Его совершенно не прельщало звание гражданина империи. В могущественной державе он стремится попасть на самую окраину, чтобы не испытывать на себе идеологическое давление. Автор выдвигает серьезное обвинение, направленное в первую очередь против Сталина, — «кровопийца». По сравнению с ним все мелкие руководители – просто «ворюги», с которыми еще можно как-то сосуществовать.

Бродского совершенно не заботят общегосударственные вопросы. Это ярко проявляется в замечании: «в Ливии… или где там? …до сих пор еще воюем?». Для него набрать воды для букета цветов намного важнее, чем международный конфликт.

В упоминании «наместника сестрицы» виден намек Бродского на тех людей, которые стремятся добиться расположения власти. «Общение с богами» он приравнивает к общественному уважению, которое ему глубоко чуждо.

Финал стихотворения описывает простую обстановку, окружающую добровольного изгнанника («пыльное оконце», «оставленное ложе»). Бродский изображает свое представление об идеальном образе жизни, которого он смог впоследствии достигнуть, покинув Советский союз.

Письма римскому другу

Вот и прожили мы больше половины.
Как сказал мне старый раб перед таверной:
«Мы, оглядываясь, видим лишь руины».
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный.

Забудьте о Риме. Рим – средство, декорация. Ибо, как подметил Элиот, «когда поэт пишет о себе, он пишет и о своём времени».

Исследователи творчества Бродского уже всё проанализировали и разложили по полочкам.

«Письма римскому другу» – время Марка Валерия Марциала, середина первого века. Марциал – известный автор многочисленных эпиграмм древнего Рима, друг Плиния Младшего и Ювенала. Он великолепно знал жизнь римской знати, её особенности, и едко высмеивал её в своих книгах. Истинный житель столицы Империи, он покинул её, став добровольным изгнанником в провинции. Также, как и герой «писем» у Иосифа Бродского».

«Совпадения» неслучайны и очевидны. Бродский пишет «Письма…» весной 1972 года, сидя на чемоданах перед вынужденной эмиграцией. И ощущая себя осколком некогда цельного культурного сообщества, от юного лицеиста Пушкина до ровесников-шестидесятников. Но так случилось, что он покидает руины тоталитаризма ради руин умеренного упадка. Что благодатно ощущает, ещё не ступив ногой на Запад. Меньшее из зол, да.

Он обращается в письмах к Постуму. Здесь всё – «пост». Пост-история. Пост-культура. Да и сам Бродский – пост-дитя Серебряного века.

Всё то, что Шпенглер филологически кропотливо выводил в труде «Закат Европы», Бродский изящно уместил в 9 поэтически связанных миниатюр писем.

Такова сила подлинной поэзии. Проза часами наводит макияж, дабы предстать в наилучшем виде, а эта красавица, на мгновение появившись и едва заметно обнажив плечико, стяжает всю любовь…

Но «Письма…» для меня поглубже, чем сформулированные чуть выше вещи. Это ещё и приговор всякой имперскости – не менее убедительный, чем библейская притча о Вавилоне. Слишком короток век. И слишком изменчив и непрочен человеческий «материал». И то, что агония имперских форм с различными доминирующими доктринами (идеология, экономика, религия) длится столетиями, ничего не меняет. Напротив, делает её ещё более выпуклой и безжалостной.

Человеку для счастья насущно совсем немногое. Как пример из Бродского, лачуга на брегу моря, кусок хлеба, тёплое солнце и друг, которому возможно написать и поделиться. Но грехопадение в том, что неделю-другую спустя после такой жизни человек начинает искренне считать, что он «несчастен» и «прозябает». И тогда, на горизонте возникает новый диктатор с имперской идеей en masse.

Бродский осознавал, конечно, что человечество находится во младенческом состоянии. Уточню: дошкольник, научившийся писать с ошибками и читать по слогам, но мнящий себя зрелым взрослым. Как осознавал и пропасть световых лет на пути к исцелению.

Но разве то, что ты прочувствовал это и смог передать, не награда для художника? И не один из признаков подлинного бессмертия?

Фото, к слову, одно из любимейших. 1972 год. Ощущение заката Империи. Града с великой историей и ничего не значащим настоящим, в котором – что Марк Аврелий, что Венера Милосская – античные статуи чудаковатых скульпторов былых времён.

И ощущение места, где для жизни есть всё. Нет только самой жизни…

ПИСЬМА РИМСКОМУ ДРУГУ

Нынче ветрено и волны с перехлёстом.
Скоро осень, всё изменится в округе.
Смена красок этих трогательней, Постум,
чем наряда перемена у подруги.

Дева тешит до известного предела —
дальше локтя не пойдёшь или колена.
Сколь же радостней прекрасное вне тела:
ни объятья невозможны, ни измена!

Посылаю тебе, Постум, эти книги.
Что в столице? Мягко стелют? Спать не жёстко?
Как там Цезарь? Чем он занят? Всё интриги?
Всё интриги, вероятно, да обжорство.

Я сижу в своём саду, горит светильник.
Ни подруги, ни прислуги, ни знакомых.
Вместо слабых мира этого и сильных —
лишь согласное гуденье насекомых.

Здесь лежит купец из Азии. Толковым
был купцом он — деловит, но незаметен.
Умер быстро — лихорадка. По торговым
он делам сюда приплыл, а не за этим.

Рядом с ним — легионер, под грубым кварцем.
Он в сражениях империю прославил.
Сколько раз могли убить! а умер старцем.
Даже здесь не существует, Постум, правил.

Пусть и вправду, Постум, курица не птица,
но с куриными мозгами хватишь горя.
Если выпало в Империи родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.

И от Цезаря далёко, и от вьюги.
Лебезить не нужно, трусить, торопиться.
Говоришь, что все наместники — ворюги?
Но ворюга мне милей, чем кровопийца.

Этот ливень переждать с тобой, гетера,
я согласен, но давай-ка без торговли:
брать сестерций с покрывающего тела —
всё равно что дранку требовать от кровли.

Протекаю, говоришь? Но где же лужа?
Чтобы лужу оставлял я — не бывало.
Вот найдёшь себе какого-нибудь мужа,
он и будет протекать на покрывало.

Вот и прожили мы больше половины.
Как сказал мне старый раб перед таверной:
«Мы, оглядываясь, видим лишь руины».
Взгляд, конечно, очень варварский, но верный.

Был в горах. Сейчас вожусь с большим букетом.
Разыщу большой кувшин, воды налью им…
Как там в Ливии, мой Постум, — или где там?
Неужели до сих пор ещё воюем?

Помнишь, Постум, у наместника сестрица?
Худощавая, но с полными ногами.
Ты с ней спал ещё… Недавно стала жрица.
Жрица, Постум, и общается с богами.

Приезжай, попьём вина, закусим хлебом.
Или сливами. Расскажешь мне известья.
Постелю тебе в саду под чистым небом
и скажу, как называются созвездья.

Скоро, Постум, друг твой, любящий сложенье,
долг свой давний вычитанию заплатит.
Забери из-под подушки сбереженья,
там немного, но на похороны хватит.

Поезжай на вороной своей кобыле
в дом гетер под городскую нашу стену.
Дай им цену, за которую любили,
чтоб за ту же и оплакивали цену.

Зелень лавра, доходящая до дрожи.
Дверь распахнутая, пыльное оконце,
стул покинутый, оставленное ложе.
Ткань, впитавшая полуденное солнце.

Понт шумит за чёрной изгородью пиний.
Чьё-то судно с ветром борется у мыса.
На рассохшейся скамейке — Старший Плиний.
Дрозд щебечет в шевелюре кипариса.

PS: Как же ты его любишь! – написала мне на днях литсобрат Лена Янушевская. И спорить не стала. Быть может, и зря 🙂

Читайте также:  Анализ стихотворения Я вас любил. Любовь ещё... Бродского
Ссылка на основную публикацию