Анализ стихотворения Настанет день исчезну я Бунина

Анализ стихотворения «Настанет день – исчезну я…”

Настанет день – исчезну я

А в этой комнате пустой

Всё то же будет: стол, скамья

Да образ древний и простой.

И так же будет залетать

Цветная бабочка в шелку,

Порхать, шуршать и трепетать

По голубому потолку.

И так же будет неба дно

Смотреть в открытое окно,

И море ровной синевой

Манить в простор пустынный свой.

Это стихотворение можно рассматривать как минимум с двух точек зрения:

Во-первых, можно сказать, что лирический герой грустит о том, что его скоро не станет,

а мир будет всё также маняще – прекрасен.

С другой стороны, возможно, здесь высказан некоторый оптимизм в том, что смерть это совсем не конец, не катастрофа, и, что пусть человек и исчезнет, но опять же – лишь он,

а много прекрасных вещей и весь Мир будет существовать, такой же вечный и неизменный.

Во-вторых, сам – собой напрашивается и третий вариант: – стихотворение представляет собой сложный синтез печали и радости, неотвратимости конца и надежды, фатализма и оптимизма, если хотите.

Теперь попробуем разобраться во всём по-подробнее.

ИДЕЙНО – ОБРАЗНЫЙ УРОВЕНЬ:

1. Идея: Всё движется к концу, но что-то остаётся.

Эмоция: Печаль и надежда.

2. Образы и мотивы:

Образы: Комната, стол, скамья, и образ (икона)

Бабочка, море, небо, простор.

Мотив: Мотив печали – круговорот жизни и смерти (Буддистский мотив)

Не живая, пустая комната со стулом и т.п. и будет залетать бабочка – живое существо; такая же как залетает сейчас. Т

неба дно стол бабочка

простор образ (икона)

Какие получились группы слов:

Первый столбец – описание природы.

Здесь особенно бросается в глаза словосочетание «неба дно» – этакая метафора ещё раз дающая понять, что всё конечно. ( по крайней мере она создаёт такой намёк )

И слово Море как противоположность, антитеза, противопоставление:

НЕБО – МОРЕ – две стихии вроде похожие и в то же время абсолютно разные, стоит ли говорить, что море тоже имеет дно… далее после существительных море и небо идёт ещё такое существительное как ПРОСТОР – ещё одно объединяющее звено в абсолютно разных, повторюсь, стихиях.

И опять же на этом противопоставлении, небо – море, невольно возникает уже знакомая ассоциация Жизнь – Смерть – лейтмотив всего стихотворения.

Второй столбец – самый большой, – от экстерьера мы переходим к интерьеру ( в самом стихотворении наоборот) к окружающей бытовой, урбанистической обстановке.

Это совершенно обычные вещи: Комната, стол, скамья, икона, потолок и… ОКНО

– своеобразная связка, градация – начинающаяся с общего – комната – и переходящая постепенно через другие предметы интерьера к окну – через которое мы и переносимся в этот простор о коем говорилось выше, – простор моря и неба.

И, наконец, третий столбец – самый маленький, состоящий всего из двух слов, но самый, на мой взгляд, интересный и ёмкий.

Эти два слова – местоимение «Я» и существительное «БАБОЧКА».

Всего два живых существа в окружении природы неживой.

И снова приходит на ум идея возрождения – реинкарнации.

Это сравнение невидимое в тексте Я – БАБОЧКА так или иначе присутствует в стихотворении очень ярко определяя его основную мысль. (Кстати, такое сравнение очень часто встречается в трудах одного из основателей Даосизма).

2. Чувственная, эмоциональная окраска художественного мира произведения:

Древний и простой (образ)

Все прилагательные тематически представляют собой практически одно и то же.

Пустая комната – говорит о том, что человек уже исчез => лёгкая грусть.

Образ древний и простой – простые вещи – бабочка и икона существуют дольше, –

Первая бесконечно возрождаясь, вторая просто в силу

Голубой потолок под которым порхает бабочка – прямая аналогия с цветом неба – этакий мир в мире, вселенная во вселенной, личное небо, собственный внутренний мир.

Далее «ровная синева» – на сей раз Моря. Ровная – значит в тихую погоду.

От этой картины так и веет покоем и умиротворённостью.

И вновь, не побоюсь повториться, возникает эта тема – покоя т.е смерти,

и умиротворённости т.е надежды и возрождения.

И, наконец, «пустынный простор» – ещё одна тема данного стихотворения – тема одиночества. Недаром в стихотворении так много уделено места описанию интерьера и бытовой обстановки, а живых существ всего два, да и то соединённых с одной стороны во едино – Я БАБОЧКА – а с другой разделённых т.к исчезну я … а всё то же будет, когда лирический герой исчезнет.

3. Действия и состояния в художественном мире произведения:

Настанет день – исчезну я (противопоставление) снова отсылка к лейтмотиву стихотворения.

Трепетать – переживать, любить, страдать.

Шуршать – работать, заниматься чем – либо, писать, в конце – концов!

Другими словами, в образе бабочки представлена нескончаемая череда жизненного цикла, рождения новых людей которые будут жить, и работать после.

Это что касается внешнего мира лирического героя. После чего следует переход к внутреннему.

Тому, что испытал и испытывает лирический герой в данный момент: Небо смотрит в окно, а простор моря манит его к себе.

Таков вырисовывающийся перед нами Художественный мир стихотворения Бунина.

Чтобы он приобрёл окончательный вид. Нужно посмотреть в заключении на три самые общие его характеристики: Как выражено в нём пространство, время и точка авторского (и читательского) зрения.

Точка авторского зрения уже достаточна ясна из всего сказанного, – она субъективна, мир представлен не внешне, а внутренне пережитым – «интериоризированным».

Это вообще характерно для творчества Бунина. Для примера можно взять любое его стихотворение. Да и вообще его творчество связано с импрессионизмом – описанием мимолётных чувств, идей в чистом виде, – без анализа этих чувств.

Пространство и время:

Пространство здесь выражено слабее, чем время, не смотря на явное преобладание описаний, а время включено в понятие будущего, того, что случится, всего этого движения и круговорота жизни – а это и есть главная тема стихотворения.

Тем не менее, пространство представлено весьма и весьма ярко: это и описание комнаты и всего что в ней, затем выход через окно на описание неба и воды (описание представлено сверху вниз) и пустынного простора.

В первой строке противопоставлены друг другу прошлое (или настоящее) и будущее, а в последующих катренах будущее время всё развивается обрастая всё новыми подробностями, деталями и планами.

Таким образом будущее представлено в каждой строфе, как сквозная тема печали и надежды лирического героя.

Лексика: Неба дно – метафора создающая определенное впечатление конечности всего,

даже неба и в то же время намёк на его бездонность.

Синтаксис: Ровная синева

Простор пустынный – эпитеты создающие общее впечатление

монументальности и спокойствия.

1.Явления стиха: 4х стопный ямб

с перекрёстной рифмовкой в первых двух и параллельной в третьем.

Бунин Анализ стихотворения
план-конспект урока по литературе (11 класс) на тему

Интерпретация стихотворения Бунина “Настанет день – исчезну я. “

Скачать:

ВложениеРазмер
interpretatsiya_stikhotvoreniya_bunina.doc59 КБ

Предварительный просмотр:

Урок в 11 классе

Интерпретация стихотворения И. А Бунина «Настанет день – исчезну я…»

Пробудить интерес учащихся к поэтическому творчеству Бунина;

Активизировать мыслительную деятельность учащихся; дать им возможность осознать процесс познания через интерпретацию лирического произведения.

  • Актуализация знаний по теме занятия;
  • совершенствование навыков анализа поэтического текста в аспекте его жанрового
  • закрепление и обобщение полученных знаний в ходе решения проблемы

путём индивидуального анализа жизненного опыта ученика и

психологических аргументов в ходе дискуссии.

  • умение высказывать собственные оценочные суждения и аргументировать

свою точку зрения;

  • формирование навыков самооценки и самоанализа учебной деятельности;
  • развитие навыков творческой работы в группах;
  • развитие личности ученика, его мировоззрения;
  • Развитие мышления и способностей учащихся, развитие творческих умений.
  • Воспитание уважения к творческому наследию И.А.Бунина;
  • Формирование нравственных ценностей в ходе изучения поэтических произведений;
  • воспитание вежливости, внимательности, уважения к людям.

Методические приемы: рассказ учителя, беседа с учащимися, проблемный

вопрос, анализ стихотворения, устное рисование,

повторение литературоведческих терминов и тропов,

работа с учебником, авторское исполнение

Наглядность: портрет И.А.Бунина, фотографии, медиапроектор для показа

слайдов, рисунки детей, иллюстрации, альбом «И.А.Бунин»,

томики стихов поэта, ноутбук, книги для работы по теме.

  1. Михайлов О. Поэзия И.А. Бунина. // И.А. Бунин. Собрание

сочинений в 9-ти томах, М., «Художественная литература»,

  1. Иван Бунин: Стихотворения. М.: Проф-Издат, 2011 г.
  2. Иван Бунин: Стихотворения. Повести. Рассказы. М.: Дрофа,

I. Вступительное слово учителя

– Сегодня нам предстоит сделать анализ стихотворения Бунина «Настанет день – исчезну я» (10 августа 1917 г.). Работа будет идти по двум направлениям: большая часть класса примет участие в устном анализе, четверо учеников, предпочитающих делиться мыслями в письменной форме, выполнят творческую работу на основе услышанного и выявленного самими на тему «Восприятие, истолкование, оценка стихотворения Бунина «Настанет день – исчезну я».

Понять стихотворение вам поможет небольшое сообщение.

II. Сообщение подготовленного ученика на тему «Тютчевские традиции в поэзии Бунина».

Если на рубеже веков для бунинской поэзии была наиболее характерна пейзажная лирика в ясных традициях Фета и А.К.Толстого, то в пору первой русской революции и последующих лет Бунин все больше обращается к лирике философской, продолжающей тютчевскую проблематику. Философская лирика теснит пейзажную, проникает в нее и преображает. Непременной принадлежность бунинских пейзажей становятся кладбища, погосты, могилы, напоминающие об исчезновении древнего рода и неизбежности собственной смерти. Поэт стремится заглянуть в пределы человеческой очевидности, переступить черту, которая сторожит «незрячий взор смерти». Ее карающая десница не щадит никого, ее загадка мучит воображение поэта.

Выход из пессимизма, по Бунину, – в слиянии с природой, в возвращении к ней и обновлении жизни. Ощущение всеобщности жизни, ее вечного круговорота «в мириадах незримых существ» продолжает в стихах Бунина 1910-х годов космическую, тютчевскую традицию. Земная жизнь, бытие природы и человека воспринимаются поэтом как часть великой мистерии, грандиозного действа, развертывающегося в просторах вселенной.

III. Чтение стихотворения учителем.

Настанет день – исчезну я,

А в этой комнате пустой

Все то же будет: стол, скамья

Да образ, древний и простой.

И так же будет залетать

Цветная бабочка в шелку –

Порхать, шуршать и трепетать

По голубому потолку.

И так же будет неба дно

Смотреть в открытое окно,

И море ровной синевой

Манить в простор пустынный свой.

(10 августа 1916)

– Устное рисование стихотворения( рассказы учащихся по желанию).

IV. Анализ стихотворения.

– К разряду какой лирики отнесете это стихотворение? Аргументируйте. (Философской, т.к. в нем поднимаются проблемы бытия, раскрывается тема смерти.)

– Определите жанр стихотворения. (Это элегия, т.к. стихотворение проникнуто грустными размышлениями о скоротечности жизни.)

– Как заявлена Буниным тема смерти? (Категорично первой строкой «настанет день – исчезну я», а также ключевыми словами «пустой» и «пустынный».)

– Какое место эти слова занимают в композиции стихотворения и что это дает? (Одно находится в начале стихотворения («пустой»), другое – в конце («пустынный»), т.е. обрамляют его, образуя кольцо, что усиливает мысль о неотвратимости, неминуемости конца.)

– Какие еще слова «привязывают» к себе паронимы «пустой» и «пустынный» на уровне фоники? («На ст анет», « ст ол», «про ст ор», «про ст ой»; повторение неблагозвучных согласных « ст » подчеркивает драматизм переживаний лирического героя.)

– Можно ли утверждать, что пессимистическое настроение в стихотворении является доминирующим? (Нет, автор переосмысливает тему смерти, подводя к мысли о продолжении жизни и после ухода лирического героя.)

– Как эта мысль выражается? (Вторым рядом ключевых слов, лексическим повтором слова «будет».)

– Какие выразительные средства языка «работают» на создание оптимистического настроения? (Цветовые эпитеты: «цветная» (бабочка), «голубой» (потолок); метафоры: «бабочка в шелку», «неба дно»; анафора «и так же будет…» – все они говорят о вечном круговороте жизни, бесконечности мироздания.)

– Обратите внимание на синтаксис стихотворения. Почему именно такие синтаксические конструкции использовал автор?

(Стихотворение состоит из двух сложных и одного простого осложненного предложения.

Выбор объясняется тем, что оно содержит серьезные, философские размышления о вопросах бытия.)

– Определите размер стихотворения. Почему именно его выбрал Бунин? (Четырехстопный ямб дал возможность Бунину поразмышлять по поводу волнующих всех проблем жизни и смерти откровенно и ясно.)

– Какое воплощение в стихотворении нашли тютчевские традиции? (Лирический герой Бунина, созерцая природу, растворяется в ней, убеждается в ее незыблемости и обретает душевный покой.) – Выразите свои впечатления о стихотворении.

IV. Выступление творческой группы с результатами коллективного анализа

Стихотворение И.А.Бунина «Настанет день – исчезну я» принадлежит к разряду философской лирики. Оно раскрывает тему смерти, о чем совершенно категорично заявлено в первой строке.

В стихотворении два ряда ключевых слов. Первый ряд, подтверждающий тему, представлен паронимами «пустой» и «пустынный». Находясь в начале («пустой») и в конце («пустынный») стихотворения, они обрамляют его, создают своеобразное кольцо, выражая мысль о неотвратимости, неминуемости «ухода», что вызывает элегическую грусть.

Эта мысль усиливается и на уровне фоники. Сочетание неблагозвучных согласных «ст» (явление параномасии), четырежды повторяющихся в первой строфе («на ст анет», «пу ст ой», « ст ол», «про ст ой») и дважды в последней («про ст ор», «пу ст ынный»), подчеркивает сложность, драматизм переживаний лирического героя, связанных с сознанием неизбежности конца.

И тем не менее пессимистическое настроение здесь не является доминирующим. Автор философски переосмысливает тему смерти, выражая идею продолжения жизни и после его ухода. Эта мысль подтверждается вторым, более значимым рядом ключевых слов – повтором слова «будет». Вынесенное в центр трех строк, оно настойчиво заявляет о незыблемости мира, его полноте и красоте. Превалирование глаголов будущего времени, причем будущего сложного «будет залетать, порхать, шуршать и трепетать» [бабочка], «будет смотреть» [небо], «будет манить» [море], окончательно проясняет идею гармонии мира, вечного круговорота жизни.

Оптимистична и цветовая гамма стихотворения: «цветная» [бабочка] – символ красоты жизни, «голубой» [потолок], «ровная синева» – символы вечности, бесконечности мироздания.

Фиксирует внимание читателя на важной для автора мысли и анафора «И так же будет…». Повторы соединительного союза и (полисиндетон) не только придают стихотворению особую поэтическую энергию, но и раздвигают рамки пространства от комнаты, опустевшей без лирического героя, до бесконечности.

Все изобразительные средства лексики: эпитеты «древний и простой» (образ), «цветная» (бабочка), «пустынный» (простор) и метафоры «неба дно», «бабочка в шелку» создают образ мира, который так любим лирическим героем и который ему так трудно покинуть.

Синтаксис стихотворения представлен двумя сложными и одним простым осложненным предложением. И это объяснимо, так как перед нами стихотворение, содержащее сложные философские размышления о вопросах бытия, о скоротечности человеческой жизни. Эмоциональное напряжение автора подчеркивается намеренным изменением знака во втором предложении: вместо уместной запятой, призванной разделять однородные сказуемые, поставлено тире («залетать – порхать, шуршать и трепетать»), говорящее о переизбытке чувств.

Это же подтверждают инверсии: «настанет день», «исчезну я», «образ древний и простой», «простор пустынный». Бунин использовал самый распространенный из всех размеров русского стихосложения – четырехстопный ямб. Он дал возможность автору высказаться по поводу сложных, волнующих всех проблем откровенно, ясно и достаточно оптимистично.

V. Интерпретация стихотворения И.А.Бунина «Настанет день – исчезну я…» (автор – учитель литературы Дроздова Н.А.):

Жил великий прекрасный поэт на земле,

Иван Алексеевич Бунин.

Его мысли и чувства близки очень мне,

Соглашаться во многом с ним буду.

В своих строчка он пишет о вечной проблеме,

Быстротечности жизни на грешной земле.

А потом так красиво, как будто несмело

Признается, что рад земной красоте.

Вместе с ним я любуюсь и утренним солнцем,

Будто вижу, как падают медленно листья,

Будто с ним я дышу нерастраченным воздухом

И беседую тихо на старой скамье.

Он безвестным поэтам завещал свою тайну,

Мы услышим его через тысячи лет.

Будет жить о нем память, стихи его с нами.

Кто посмеет сказать, что его уже нет.

Да, поэт, словно песня, словно призрак чудесный,

Смерть не может его одолеть и забрать.

Если даже и стал он для всех бестелесным,

Его стих продолжает в наших душах звучать.

Посмотрите, какие прекрасные строки!

И логичность, и точность, и богатый язык!

Соблюдается все, но поэт и без нормы,

Скажет емко, красиво…и понятен весь смысл.

Знаю: время бежит. И пройдет много лет,

И не будет меня на этой земле.

Но я смерти скажу: нет и нет, снова нет,

Все равно будут помнить и обо мне.

Зацвету я березкой в весеннем саду,

Летним дождичком в окна слегка постучусь.

И быть может, увижу в парке скамью,

Где бывал и поэт, в бытие улечу.

Меня радует все, что я вижу вокруг.

Ну и пусть все изменчиво и в природе, и в нас.

Я хочу, чтоб поэт был помощник и друг,

Чтобы, словно маяк, в добрый путь звал и вас.

VI. Домашнее задание :

1) выучить стих. «Настанет день – исчезну я…»» наизусть.

2) ответить на вопрос «Какая связь между поэзией и философией?»

3) выучить по желанию другие стихотворения И.А.Бунина.

4) желающим можно сделать иллюстрации к стихотворению.

Урок литературы в 11-м классе “Анализ стихотворения И. А Бунина «Настанет день – исчезну я…»

Учитель русского языка и литературы

Первой квалификационной категории

МБОУ СОШ №199 г. Новосибирск

Урок литературы в 11-м классе

Анализ стихотворения И. А Бунина «Настанет день – исчезну я…»

Цели: совершенствование навыков анализа поэтического текста в аспекте его жанрового своеобразия; развитие навыков творческой работы в группах.

Настанет день – исчезну я,

А в этой комнате пустой

Все то же будет: стол, скамья

Да образ, древний и простой.

И так же будет залетать

Цветная бабочка в шелку –

Порхать, шуршать и трепетать

По голубому потолку.

И так же будет неба дно

Смотреть в открытое окно,

И море ровной синевой

Манить в простор пустынный свой.

10 августа 1916

I . Вступительное слово учителя

– Сегодня нам предстоит сделать анализ стихотворения Бунина «Настанет день – исчезну я» (10 августа 1917 г.). Работа будет идти по двум направлениям: большая часть класса примет участие в устном анализе, четверо учеников, предпочитающих делиться мыслями в письменной форме, выполнят творческую работу на основе услышанного и выявленного самими на тему «Восприятие, истолкование, оценка стихотворения Бунина «Настанет день – исчезну я».

Понять стихотворение вам поможет небольшое сообщение.

II . Сообщение подготовленного ученика на тему «Тютчевские традиции в поэзии Бунина».

Если на рубеже веков для бунинской поэзии была наиболее характерна пейзажная лирика в ясных традициях Фета и А.К.Толстого, то в пору первой русской революции и последующих лет Бунин все больше обращается к лирике философской, продолжающей тютчевскую проблематику. Философская лирика теснит пейзажную, проникает в нее и преображает. Непременной принадлежность бунинских пейзажей становятся кладбища, погосты, могилы, напоминающие об исчезновении древнего рода и неизбежности собственной смерти. Поэт стремится заглянуть в пределы человеческой очевидности, переступить черту, которая сторожит «незрячий взор смерти». Ее карающая десница не щадит никого, ее загадка мучит воображение поэта.

Выход из пессимизма, по Бунину, – в слиянии с природой, в возвращении к ней и обновлении жизни. Ощущение всеобщности жизни, ее вечного круговорота «в мириадах незримых существ» продолжает в стихах Бунина 1910-х годов космическую, тютчевскую традицию. Земная жизнь, бытие природы и человека воспринимаются поэтом как часть великой мистерии, грандиозного действа, развертывающегося в просторах вселенной.

III . Анализ стихотворения (после выразительного чтения подготовленного ученика)

– К разряду какой лирики отнесете это стихотворение? Аргументируйте. (Философской, т.к. в нем поднимаются проблемы бытия, раскрывается тема смерти.)

– Определите жанр стихотворения. (Это элегия, т.к. стихотворение проникнуто грустными размышлениями о скоротечности жизни.)

– Как заявлена Буниным тема смерти? (Категорично первой строкой «настанет день – исчезну я», а также ключевыми словами «пустой» и «пустынный».)

– Какое место эти слова занимают в композиции стихотворения и что это дает? (Одно находится в начале стихотворения («пустой»), другое – в конце («пустынный»), т.е. обрамляют его, образуя кольцо, что усиливает мысль о неотвратимости, неминуемости конца.)

– Какие еще слова «привязывают» к себе паронимы «пустой» и «пустынный» на уровне фоники? («На ст анет», « ст ол», «про ст ор», «про ст ой»; повторение неблагозвучных согласных « ст » подчеркивает драматизм переживаний лирического героя.)

– Можно ли утверждать, что пессимистическое настроение в стихотворении является доминирующим? (Нет, автор переосмысливает тему смерти, подводя к мысли о продолжении жизни и после ухода лирического героя.)

– Как эта мысль выражается? (Вторым рядом ключевых слов, лексическим повтором слова «будет».)

– Какие выразительные средства языка «работают» на создание оптимистического настроения? (Цветовые эпитеты: «цветная» (бабочка), «голубой» (потолок); метафоры: «бабочка в шелку», «неба дно»; анафора «и так же будет…» – все они говорят о вечном круговороте жизни, бесконечности мироздания.)

– Обратите внимание на синтаксис стихотворения. Почему именно такие синтаксические конструкции использовал автор? (Стихотворение состоит из двух сложных и одного простого осложненного предложения. Выбор объясняется тем, что оно содержит серьезные, философские размышления о вопросах бытия.)

– Определите размер стихотворения. Почему именно его выбрал Бунин? (Четырехстопный ямб дал возможность Бунину поразмышлять по поводу волнующих всех проблем жизни и смерти откровенно и ясно.)

– Какое воплощение в стихотворении нашли тютчевские традиции? (Лирический герой Бунина, созерцая природу, растворяется в ней, убеждается в ее незыблемости и обретает душевный покой.)

– Выразите свои впечатления о стихотворении.

IV . Выступление творческой группы с результатами коллективного анализа.

Стихотворение И.А.Бунина «Настанет день – исчезну я» принадлежит к разряду философской лирики. Оно раскрывает тему смерти, о чем совершенно категорично заявлено в первой строке.

В стихотворении два ряда ключевых слов. Первый ряд, подтверждающий тему, представлен паронимами «пустой» и «пустынный». Находясь в начале («пустой») и в конце («пустынный») стихотворения, они обрамляют его, создают своеобразное кольцо, выражая мысль о неотвратимости, неминуемости «ухода», что вызывает элегическую грусть.

Эта мысль усиливается и на уровне фоники. Сочетание неблагозвучных согласных «ст» (явление параномасии), четырежды повторяющихся в первой строфе («на ст анет», «пу ст ой», « ст ол», «про ст ой») и дважды в последней («про ст ор», «пу ст ынный»), подчеркивает сложность, драматизм переживаний лирического героя, связанных с сознанием неизбежности конца.

И тем не менее пессимистическое настроение здесь не является доминирующим. Автор философски переосмысливает тему смерти, выражая идею продолжения жизни и после его ухода. Эта мысль подтверждается вторым, более значимым рядом ключевых слов – повтором слова «будет». Вынесенное в центр трех строк, оно настойчиво заявляет о незыблемости мира, его полноте и красоте. Превалирование глаголов будущего времени, причем будущего сложного «будет залетать, порхать, шуршать и трепетать» [бабочка], «будет смотреть» [небо], «будет манить» [море], окончательно проясняет идею гармонии мира, вечного круговорота жизни.

Оптимистична и цветовая гамма стихотворения: «цветная» [бабочка] – символ красоты жизни, «голубой» [потолок], «ровная синева» – символы вечности, бесконечности мироздания.

Фиксирует внимание читателя на важной для автора мысли и анафора «И так же будет…». Повторы соединительного союза и (полисиндетон) не только придают стихотворению особую поэтическую энергию, но и раздвигают рамки пространства от комнаты, опустевшей без лирического героя, до бесконечности.

Все изобразительные средства лексики: эпитеты «древний и простой» (образ), «цветная» (бабочка), «пустынный» (простор) и метафоры «неба дно», «бабочка в шелку» создают образ мира, который так любим лирическим героем и который ему так трудно покинуть.

Синтаксис стихотворения представлен двумя сложными и одним простым осложненным предложением. И это объяснимо, так как перед нами стихотворение, содержащее сложные философские размышления о вопросах бытия, о скоротечности человеческой жизни.

Эмоциональное напряжение автора подчеркивается намеренным изменением знака во втором предложении: вместо уместной запятой, призванной разделять однородные сказуемые, поставлено тире («залетать – порхать, шуршать и трепетать»), говорящее о переизбытке чувств. Это же подтверждают инверсии: «настанет день», «исчезну я», «образ древний и простой», «простор пустынный».

Бунин использовал самый распространенный из всех размеров русского стихосложения – четырехстопный ямб. Он дал возможность автору высказаться по поводу сложных, волнующих всех проблем откровенно, ясно и достаточно оптимистично.

Михайлов О. Поэзия И.А. Бунина. // И.А. Бунин. Собрание сочинений в 9-ти томах, М., «Художественная литература», 1982;

Иван Бунин: Стихотворения. М.: Проф-Издат, 2011 г.

Иван Бунин: Стихотворения. Повести. Рассказы. М.: Дрофа, 2011 г.

Иван Бунин — Настанет день, исчезну я: Стих

Настанет день — исчезну я,
А в этой комнате пустой
Все то же будет: стол, скамья
Да образ, древний и простой.
И так же будет залетать
Цветная бабочка в шелку,
Порхать, шуршать и трепетать
По голубому потолку.
И так же будет неба дно
Смотреть в открытое окно
и море ровной синевой
манить в простор пустынный свой.

  • Следующий стих → Иван Бунин — Сириус
  • Предыдущий стих → Иван Бунин — Из Апокалипсиса

Читать похожие стихи:

  1. Иван Бунин — Судный день
  2. Иван Бунин — В полях сухие стебли кукурузы
  3. Иван Бунин — Руслан
  4. Иван Бунин — За всё тебя, Господь, благодарю
  5. Иван Бунин — Первый снег
  • Стихи Александра Пушкина
  • Стихи Михаила Лермонтова
  • Стихи Сергея Есенина
  • Басни Ивана Крылова
  • Стихи Николая Некрасова
  • Стихи Владимира Маяковского
  • Стихи Федора Тютчева
  • Стихи Афанасия Фета
  • Стихи Анны Ахматовой
  • Стихи Владимира Высоцкого
  • Стихи Иосифа Бродского
  • Стихи Марины Цветаевой
  • Стихи Александра Блока
  • Стихи Агнии Барто
  • Омар Хайям: стихи, рубаи
  • Стихи Бориса Пастернака
  • Стихи Самуила Маршака
  • Стихи Корнея Чуковского
  • Стихи Эдуарда Асадова
  • Стихи Евгения Евтушенко
  • Стихи Константина Симонова
  • Стихи Ивана Бунина
  • Стихи Валерия Брюсова
  • Стихи Беллы Ахмадулиной
  • Стихи Юлии Друниной
  • Стихи Вероники Тушновой
  • Стихи Николая Гумилева
  • Стихи Твардовского
  • Стихи Рождественского
  • Евгений Онегин
  • Бородино
  • Я помню чудное мгновенье (Керн)
  • Я вас любил, любовь еще, быть может
  • Парус (Белеет парус одинокий)
  • Письмо матери
  • Зимнее утро (Мороз и солнце; день чудесный)
  • Не жалею, не зову, не плачу
  • Стихи о советском паспорте
  • Я памятник себе воздвиг нерукотворный
  • У лукоморья дуб зеленый
  • Ночь, улица, фонарь, аптека
  • Сказка о царе Салтане
  • Жди меня, и я вернусь
  • Ты меня не любишь, не жалеешь
  • Что такое хорошо и что такое плохо
  • Кому на Руси жить хорошо
  • Я пришел к тебе с приветом
  • Незнакомка
  • Письмо Татьяны к Онегину
  • Александр Пушкин — Пророк
  • Анна Ахматова — Мужество
  • Николай Некрасов — Железная дорога
  • Сергей Есенин — Письмо к женщине
  • Александр Пушкин — Полтава
  • Стихи о любви
  • Стихи для детей
  • Стихи о жизни
  • Стихи о природе
  • Стихи о дружбе
  • Стихи о женщине
  • Короткие стихи
  • Грустные стихи
  • Стихи про осень
  • Стихи про зиму
  • Стихи о весне
  • Стихи про лето
  • Смешные стихи
  • Матерные стихи
  • Стихи с добрым утром
  • Стихи спокойной ночи
  • Стихи про семью
  • Стихи о маме
  • Стихи про папу
  • Стихи про бабушку
  • Стихи про дедушку
  • Стихи о войне
  • Стихи о родине
  • Стихи про армию
  • Стихи про школу
  • Стихи о музыке
  • Стихи для малышей
  • Стихи о доброте
  • Стихи на конкурс
  • Сказки в стихах
  • Популярные стихи Пушкина
  • Популярные стихи Лермонтова
  • Популярные стихи Есенина
  • Популярные басни Крылова
  • Популярные стихи Некрасова
  • Популярные стихи Маяковского
  • Популярные стихи Тютчева
  • Популярные стихи Фета
  • Популярные стихи Ахматовой
  • Популярные стихи Цветаевой
  • Популярные стихи Бродского
  • Популярные стихи Блока
  • Популярные стихи Хайяма
  • Популярные стихи Пастернака
  • Популярные стихи Асадова
  • Популярные стихи Бунина
  • Популярные стихи Евтушенко
  • Популярные стихи Гумилева
  • Популярные стихи Рождественского
  • Другие поэты

Огромная база, сборники стихов известных русских и зарубежных поэтов классиков в Антологии РуСтих | Все стихи | Карта сайта | Контакты

Все анализы стихотворений, краткие содержания, публикации в литературном блоге, короткие биографии, обзоры творчества на страницах поэтов, сборники защищены авторским правом. При копировании авторских материалов ссылка на источник обязательна! Копировать материалы на аналогичные интернет-библиотеки стихотворений – запрещено. Все опубликованные стихи являются общественным достоянием согласно ГК РФ (статьи 1281 и 1282).

Анализ стихотворения И. Бунина «Настанет день — исчезну я…»

Это стихотворение можно рассматривать как минимум с двух точек зрения:

Во-первых, можно сказать, что лирический герой грустит о том, что его скоро не станет,

а мир будет всё также маняще – прекрасен.

С другой стороны, возможно, здесь высказан некоторый оптимизм в том, что смерть это совсем не конец, не катастрофа, и, что пусть человек и исчезнет, но опять же — лишь он, а много прекрасных вещей и весь Мир будет существовать, такой же вечный и неизменный.

Во-вторых, сам — собой напрашивается и третий вариант: — стихотворение представляет собой сложный синтез печали и радости, неотвратимости конца и надежды, атализма и оптимизма, если хотите. Теперь попробуем разобраться во всём по-подробнее.

ИДЕЙНО – ОБРАЗНЫЙ УРОВЕНЬ:

1. Идея: Всё движется к концу, но что-то остаётся.

Эмоция: Печаль и надежда.

2. Образы и мотивы:

Образы: Комната, стол, скамья, и образ (икона)

Бабочка, море, небо, простор.

Мотив: Мотив печали – круговорот жизни и смерти (Буддистский мотив)

Не живая, пустая комната со стулом и т. п. и будет залетать бабочка – живое существо; такая же как залетает сейчас. Т. е всё, что сейчас перед глазами лирического героя всё повторится, всё ему до боли знакомое повторится, даже когда его уже не будет => надежда: Может быть и он, пройдя этот круговорот, повторится тоже?

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МИР ПРОИЗВЕДЕНИЯ:

1. Предметный состав:

неба дно стол бабочка

простор образ (икона)

Какие получились группы слов:

Первый столбец – описание природы.

Здесь особенно бросается в глаза словосочетание «неба дно» — этакая метафора ещё раз дающая понять, что всё конечно. ( по крайней мере она создаёт такой намёк ) И слово Море как противоположность, антитеза, противопоставление: НЕБО — МОРЕ — две стихии вроде похожие и в то же время абсолютно разные, стоит ли говорить, что море тоже имеет дно… далее после существительных море и небо идёт ещё такое существительное как ПРОСТОР – ещё одно объединяющее звено в абсолютно разных, повторюсь, стихиях. И опять же на этом противопоставлении, небо – море, невольно возникает уже знакомая ассоциация Жизнь – Смерть – лейтмотив всего стихотворения.

Второй столбец – самый большой, — от экстерьера мы переходим к интерьеру ( в самом стихотворении наоборот) к окружающей бытовой, урбанистической обстановке.

Это совершенно обычные вещи: Комната, стол, скамья, икона, потолок и… ОКНО — своеобразная связка, градация – начинающаяся с общего – комната – и переходящая постепенно через другие предметы интерьера к окну – через которое мы и переносимся в этот простор о коем говорилось выше, — простор моря и неба.

И, наконец, третий столбец – самый маленький, состоящий всего из двух слов, но самый, на мой взгляд, интересный и ёмкий. Эти два слова – местоимение «Я» и существительное «БАБОЧКА».

Всего два живых существа в окружении природы неживой. Эти слова, вычлененные из текста, кричат, говорят сами за себя составляя всю основу стиха – Я БАБОЧКА – и снова мы возвращаемся к Буддистским мотивам в творчестве Бунина, снова этот круговорот жизни и смерти:

… Всё так же залетает бабочка и после смерти того кто её видит сейчас, может уже не та, но такая же и так же. И снова приходит на ум идея возрождения – реинкарнации.

Это сравнение невидимое в тексте Я – БАБОЧКА так или иначе присутствует в стихотворении очень ярко определяя его основную мысль. (Кстати, такое сравнение очень часто встречается в трудах одного из основателей Даосизма).

2. Чувственная, эмоциональная окраска художественного мира произведения:

Древний и простой (образ)

Все прилагательные тематически представляют собой практически одно и то же.

Пустая комната – говорит о том, что человек уже исчез => лёгкая грусть.

Образ древний и простой – простые вещи – бабочка и икона существуют дольше,

Первая бесконечно возрождаясь, вторая просто в силу своей механической особенности и неприкосновенности (это я об иконе).

Голубой потолок под которым порхает бабочка – прямая аналогия с цветом неба – этакий мир в мире, вселенная во вселенной, личное небо, собственный внутренний мир. Далее «ровная синева» – на сей раз Моря. Ровная – значит в тихую погоду. От этой картины так и веет покоем и умиротворённостью. И вновь, не побоюсь повториться, возникает эта тема – покоя т. е смерти, и умиротворённости т. е надежды и озрождения.

И, наконец, «пустынный простор» — ещё одна тема данного стихотворения – тема одиночества. Недаром в стихотворении так много уделено места описанию интерьера и бытовой обстановки, а живых существ всего два, да и то соединённых с одной стороны во едино – Я БАБОЧКА – а с другой разделённых т. к исчезну я … а всё то же будет, когда лирический герой исчезнет.

3. Действия и состояния в художественном мире произведения:

Настанет день – исчезну я (противопоставление) снова отсылка к лейтмотиву стихотворения.

Всё то же будет: будет залетать (бабочка)

Бабочка описывается как любое другое живое существо и в то же время со всеми действиями присущими человеку:

Порхать – жить, веселиться, гулять, радоваться жизни.

Трепетать – переживать, любить, страдать.

Шуршать – работать, заниматься чем – либо, писать, в конце – концов!

Другими словами, в образе бабочки представлена нескончаемая череда жизненного цикла, рождения новых людей которые будут жить, и работать после.

Это что касается внешнего мира лирического героя. После чего следует переход к внутреннему.

Тому, что испытал и испытывает лирический герой в данный момент: Небо смотрит в окно, а простор моря манит его к себе.

Таков вырисовывающийся перед нами Художественный мир стихотворения Бунина.

Чтобы он приобрёл окончательный вид. Нужно посмотреть в заключении на три самые общие его характеристики: Как выражено в нём пространство, время и точка авторского (и читательского) зрения.

Точка авторского зрения уже достаточна ясна из всего сказанного, — она субъективна, мир представлен не внешне, а внутренне пережитым – «интериоризированным».

Это вообще характерно для творчества Бунина. Для примера можно взять любое его стихотворение. Да и вообще его творчество связано с импрессионизмом – описанием мимолётных чувств, идей в чистом виде, — без анализа этих чувств.

Пространство и время:

Пространство здесь выражено слабее, чем время, не смотря на явное преобладание описаний, а время включено в понятие будущего, того, что случится, всего этого движения и круговорота жизни – а это и есть главная тема стихотворения.

Тем не менее, пространство представлено весьма и весьма ярко: это и описание комнаты и всего что в ней, затем выход через окно на описание неба и воды (описание представлено сверху вниз) и пустынного простора. (описание пространства в ширину)

Время представлено с нарастающей подробностью. В первой строке противопоставлены друг другу прошлое (или настоящее) и будущее, а в последующих катренах будущее время всё развивается обрастая всё новыми подробностями, деталями и планами.

Таким образом будущее представлено в каждой строфе, как сквозная тема печали и надежды лирического героя.

Лексика: Неба дно – метафора создающая определенное впечатление конечности всего, даже неба и в то же время намёк на его бездонность.

Синтаксис: Ровная синева

Простор пустынный — эпитеты создающие общее впечатление монументальности и спокойствия.

1.Явления стиха: 4х стопный ямб

с перекрёстной рифмовкой в первых двух и параллельной в

Иван Бунин – Солнечный удар

  • 100
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Иван Бунин – Солнечный удар краткое содержание

Рассказ впервые опубликован в журнале «Современные записки», Париж, 1926, кн. XXXVIII.

Примечания О. Н. Михайлова, П. Л. Вячеславова, О. В. Сливицкой.

И. А. Бунин. Собрание сочинений в девяти томах. Том 5. Издательство «Художественная литература». Москва. 1966.

Солнечный удар – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

После обеда вышли из ярко и горячо освещенной столовой на палубу и остановились у поручней. Она закрыла глаза, ладонью наружу приложила руку к щеке, засмеялась простым, прелестным смехом, — все было прелестно в этой маленькой женщине, — и сказала:

— Я, кажется, пьяна… Откуда вы взялись? Три часа тому назад я даже не подозревала о вашем существовании. Я даже не знаю, где вы сели. В Самаре? Но все равно… Это у меня голова кружится, или мы куда-то поворачиваем?

Впереди была темнота и огни. Из темноты бил в лицо сильный, мягкий ветер, а огни неслись куда-то в сторону: пароход с волжским щегольством круто описывал широкую дугу, подбегая к небольшой пристани.

Поручик взял ее руку, поднес к губам. Рука, маленькая и сильная, пахла загаром. И блаженно и страшно замерло сердце при мысли, как, вероятно, крепка и смугла она вся под этим легким холстинковым платьем после целого месяца лежанья под южным солнцем, на горячем морском песке (она сказала, что едет из Анапы). Поручик пробормотал:

— Куда? — спросила она удивленно.

— На этой пристани.

Он промолчал. Она опять приложила тыл руки к горячей щеке.

— Сойдем, — повторил он тупо. — Умоляю вас…

— Ах, да делайте, как хотите, — сказала она, отворачиваясь.

Разбежавшийся пароход с мягким стуком ударился в тускло освещенную пристань, и они чуть не упали друг на друга. Над головами пролетел конец каната, потом понесло назад, и с шумом закипела вода, загремели сходни… Поручик кинулся за вещами.

Через минуту они прошли сонную конторку, вышли на глубокий, по ступицу, песок и молча сели в запыленную извозчичью пролетку. Отлогий подъем в гору, среди редких кривых фонарей, по мягкой от пыли дороге, показался бесконечным. Но вот поднялись, выехали и затрещали по мостовой, вот какая-то площадь, присутственные места, каланча, тепло и запахи ночного летнего уездного города… Извозчик остановился возле освещенного подъезда, за раскрытыми дверями которого круто поднималась старая деревянная лестница, старый, небритый лакей в розовой косоворотке и в сюртуке недовольно взял вещи и пошел на своих растоптанных ногах вперед. Вошли в большой, но страшно душный, горячо накаленный за день солнцем номер с белыми опущенными занавесками на окнах и двумя необожженными свечами на подзеркальнике, — и как только вошли и лакей затворил дверь, поручик так порывисто кинулся к ней и оба так исступленно задохнулись в поцелуе, что много лет вспоминали потом эту минуту: никогда ничего подобного не испытал за всю жизнь ни тот, ни другой.

В десять часов утра, солнечного, жаркого, счастливого, со звоном церквей, с базаром на площади перед гостиницей, с запахом сена, дегтя и опять всего того сложного и пахучего, чем пахнет русский уездный город, она, эта маленькая безымянная женщина, так и не сказавшая своего имени, шутя называвшая себя прекрасной незнакомкой, уехала. Спали мало, но утром, выйдя из-за ширмы возле кровати, в пять минут умывшись и одевшись, она была свежа, как в семнадцать лет. Смущена ли была она? Нет, очень немного. По-прежнему была проста, весела и — уже рассудительна.

— Нет, нет, милый, — сказала она в ответ на его просьбу ехать дальше вместе, — нет, вы должны остаться до следующего парохода. Если поедем вместе, всё будет испорчено. Мне это будет очень неприятно. Даю вам честное слово, что я совсем не то, что вы могли обо мне подумать. Никогда ничего даже похожего на то, что случилось, со мной не было, да и не будет больше. На меня точно затмение нашло… Или, вернее, мы оба получили что-то вроде солнечного удара…

И поручик как-то легко согласился с нею. В легком и счастливом духе он довез ее до пристани, — как раз к отходу розового «Самолета», — при всех поцеловал на палубе и едва успел вскочить на сходни, которые уже двинули назад.

Так же легко, беззаботно и возвратился он в гостиницу. Однако что-то уж изменилось. Номер без нее показался каким-то совсем другим, чем был при ней. Он был еще полон ею — и пуст. Это было странно! Еще пахло ее хорошим английским одеколоном, еще стояла на подносе ее недопитая чашка, а ее уже не было… И сердце поручика вдруг сжалось такой нежностью, что поручик поспешил закурить и, хлопая себя по голенищам стеком, несколько раз прошелся взад и вперед по комнате.

— Странное приключение! — сказал он вслух, смеясь и чувствуя, что на глаза его навертываются слезы. — «Даю вам честное слово, что я совсем не то, что вы могли подумать…» И уже уехала…

Ширма была отодвинута, постель еще не убрана. И он почувствовал, что просто нет сил смотреть теперь на эту постель. Он закрыл ее ширмой, затворил окна, чтобы не слышать базарного говора и скрипа колес, опустил белые пузырившиеся занавески, сел на диван… Да, вот и конец этому «дорожному приключению»! Уехала — и теперь уже далеко, сидит, вероятно, в стеклянном белом салоне или на палубе и смотрит на огромную, блестящую под солнцем реку, на встречные плоты, на желтые отмели, на сияющую даль воды и неба, на весь этот безмерный волжский простор… И прости, и уже навсегда, навеки… Потому что где же они теперь могут встретиться? — «Не могу же я, — подумал он, — не могу же я ни с того, ни с сего приехать в этот город, где ее муж, ее трехлетняя девочка, вообще вся ее семья и вся ее обычная жизнь!» И город этот показался ему каким-то особенным, заповедным городом, и мысль о том, что она так и будет жить в нем своей одинокой жизнью, часто, может быть, вспоминая его, вспоминая их случайную, такую мимолетную встречу, а он уже никогда не увидит ее, мысль эта изумила и поразила его. Нет, этого не может быть! Это было бы слишком дико, неестественно, неправдоподобно! — И он почувствовал такую боль и такую ненужность всей своей дальнейшей жизни без нее, что его охватил ужас, отчаяние.

«Что за черт! — подумал он, вставая, опять принимаясь ходить по комнате и стараясь не смотреть на постель за ширмой. — Да что же это такое со мной? Кажется, не в первый раз — и вот… Да что в ней особенного и что собственно случилось? В самом деле, точно какой-то солнечный удар! И главное, как же я проведу теперь, без нее, целый день в этом захолустье?»

Он еще помнил ее всю, со всеми малейшими ее особенностями, помнил запах ее загара и холстинкового платья, ее крепкое тело, живой, простой и веселый звук ее голоса… Чувство только что испытанных наслаждений всей ее женской прелестью было еще живо в нем необыкновенно, но теперь главным было все-таки это второе, совсем новое чувство — то странное, непонятное чувство, которого совсем не было, пока они были вместе, которого он даже предположить в себе не мог, затевая вчера это, как он думал, только забавное знакомство, и о котором уже некому, некому было сказать теперь! — «А главное, — подумал он, — ведь и никогда уже не скажешь! И что делать, как прожить этот бесконечный день, с этими воспоминаниями, с этой неразрешимой мукой, в этом богом забытом городишке над той самой сияющей Волгой, по которой унес ее этот розовый пароход!»

Бунин – Солнечный удар

Когда бы не было так грустно…

— Да вставай же ты, наконец!

Я уже проснулся, но старался показать, что страшно разоспался и не понимаю, в чем дело. Натягивая всеми силами на голову одеяло, которое тащили с меня Петя и Лева, я только мычал и брыкал ногами. Но они не унимались и, спрыгнув с подоконника, на котором сидели (влезли они из сада в окно), остановились около кровати.

— Вот какой ты! — пробормотал в нерешительности Петя. — Что с ним делать? Мы пропустим зарю…

— Уйдем, — своим обыкновенным, резким и отрывистым, тоном сказал Лева. — Он не товарищ, а баба, старый колелый лось! Влепим по кулаку и уйдем!

— Я, брат, так влеплю, что ты… умрешь! — неожиданно крикнул я, приподнимаясь и взмахивая кулаком так, как будто в нем что-нибудь было. В эту минуту мне казалось, что я необыкновенно грозен и дик.

Но Петя и Лева, к удивлению моему, разразились самым добродушнейшим хохотом и протянули мне руки.

Я, немного сконфуженный, пожал их, хмуро и нехотя, и опять упал на подушку.

— Ну, идем же, идем! — сказал Петя. — Мы в самом деле пропустим зарю.

Это было сказано так искренне-серьезно, что я сам испугался мысли пропустить зарю. На что нам была эта заря, для чего мы друг другу давали слово стеречь ее — я, право, теперь хорошо не объясню. Но тогда я думал, что это необходимо. Нам ужасно нравилось выходить из дому чем свет, когда еще и деревня, и темные поля, и далекий густой лес объяты мертвым сном и только на востоке небо покрывается серебряными, светлыми полосами. Тогда нам казалось, что мы совершенно одни и в свежем полутемном лесу действительно все таинственно и первобытно. Мы, как настоящие индейцы, забирались в самую чащу сада и, дожидаясь восхода солнца, садились в кружок и курили «трубку мира», или, иными словами, трубку, утащенную у моего дяди. И хотя я был уже лет двенадцати и отлично понимал, что все это игра, и даже совсем детская игра, но мне она так нравилась, что я не мог не наслаждаться ею.

Поэтому я сейчас же вскочил и стал натягивать чулки.

— Солнце ведь еще не взошло? — спросил я торопливо.

— Ты бы дрыхнул до обеда, — ответил Лева, — да потом бы и спрашивал.

«Пугает! Не так уж и поздно», — подумал я, подходя к умывальнику и ежась от утренней свежести, которая плыла в открытое окно.

Холодная струя воды заставила меня еще больше вздрогнуть и окончательно проснуться. Торопливо умывшись, я был уже готов к походу. Мы должны были отправиться нынче в дальний путь, в самый конец большого луга, который был у нас за садом. Там начинался лес, и широкий луг переходил в узкие овраги, каменистые и изрытые весеннею водою. Сегодня мы намеревались выкурить там последнюю «трубку мира», чтобы распрощаться до лета. Был последний день пасхальных каникул, и дня через два я должен был ехать в Орел, в гимназию.

— Берите же, — скомандовал Лева, — поскорее луки.

Мы сейчас же надели луки и вылезли в окно на росистую траву сада.

Солнце еще только всходило. На траве лежало холодное матовое серебро росы, но по дорожкам земля уже отсырела и почернела. Светлый, зеркальный пруд слабо дымился. Но отражения высоких, стройных осин были еще неподвижны и ясны; соловей особенно звучно щелкал в молодой зелени. Утро только начиналось.

Мы шли вниз, к пруду, по широкой береговой аллее. Лева был предводителем. Он всегда любил быть первым, любил командовать нами, хотя и был моложе меня и Пети года на два. Выглядывал он еще совсем мальчиком; коротко остриженные белые волосы торчали на макушке; сложение было еще совсем детское. Но, несмотря на это, он постоянно старался казаться большим, вечно сдвигал брови над бегающими и дикими, как у зверька, глазками и хвалился, или, точнее сказать, не хвалился, а искренне воображал, что он необыкновенно силен. Брови он сдвигал главным образом для того, чтобы казаться грозным; при игре в индейцы, когда мы назначали, кому кем или чем быть, Лева выбирал себе всегда роль какого-нибудь особенно кровожадного краснокожего; называл он себя постоянно «Черной пантерою», смеялся и дразнил Петю, когда тот, в какой-нибудь стычке с мальчишками, раненный, садился и горько плакал и т. д. Но в душе Лева был все-таки очень добрый и чуткий мальчик; по уму — очень сообразительный и бойкий. Петя, напротив, был мальчик, которых можно встретить на каждом шагу.

Мы шли мимо пруда. Лева уже несколько раз сбегал к воде и изо всей силы бил палкою лягушек. Он уже вспотел, раскраснелся и измазал грязью, по своему обыкновению, руки, сапоги и штаны. Петя больше любовался природою.

— Что же, ты приедешь на лето сюда, к дяде, или уедешь к отцу? — спросил он меня.

— Непременно приеду сюда, — ответил я.

Лева обернулся в эту минуту и вдруг разразился самым веселым смехом.

— Чего ты? — в один голос спросили мы.

Лева продолжал хохотать.

— Я, брат, все знаю, — проговорил он наконец.

— Что ты знаешь? — удивился я.

Я почувствовал, что моментально покраснел до самой шеи. Лева попал в самое больное место: я был в это время «страшно», как мне тогда казалось, влюблен в Сашу, его двоюродную сестру. Она обыкновенно проводила каникулы у отца Левы, так что, мечтая приехать на лето, я имел в виду единственно ее.

— Какую Сашу? — не зная, что сказать, спросил я и сам почувствовал, что сказал страшную глупость.

— Зачем ты лжешь, как старая баба? — вдруг строго перебил меня Лева. Глаза у него засветились, как у зверька, брови сдвинулись.

— Что я лгу? — спросил я тоже строго.

— Ты лжешь, что ты не знаешь, про какую Сашу я говорю, — отчеканил Лева, — а сам влюблен в нее…

Я моментально схватил лук с плеч и трясущимися руками наложил стрелу.

— Нет, ты лжешь! — закричал я, уже совсем растерявшись. — Я вот тебя сейчас…

Но Лева перебил меня:

— Я давно знал. Я не хотел говорить Пете… А вот теперь скажу… Только она уже вчера вечером уехала… Выкуси… А если хочешь выходить на бой — становись.

Лева тоже разозлился. Глаза бегали, щеки раскраснелись.

— Не хочу я с тобою драться, — сказал я, всеми силами стараясь казаться спокойным. — А только ты сам дурак! И я не хочу больше с тобою идти.

С этими словами я повернулся и пошел опять в сад.

— Да на меня-то за что ж? — жалобно закричал Петя.

Но мне показалось, что они оба заодно хотели меня огорчить и сконфузить. «Братцы», — подумал я и потом, не оборачиваясь, крикнул:

— Подите вы к черту!

Итак, обстоятельства сложились весьма плохо: вместо мирной прощальной экспедиции вышла ссора, вместо окончательного свидания с Сашей — весть о ее отъезде, или, иными словами, — о разлуке с нею до самого лета. Я говорю «окончательного» потому, что думал перед отъездом улучить минутку, чтобы объясниться с нею. Правда, уже раз я с нею объяснился, но тогда это как-то не вышло. Мы встретились у них в сенях; я покраснел, почувствовал, как будто кто-то провел мне по волосам ледяною щеткою, ероша волосы; я даже не сказал «здравствуйте». Несмотря на то, что Саша была старше меня года на два, я постоянно ее конфузился. Она сама протянула мне руку.

— Что это вас давно не видно? — спросила она.

— Нет, я был недавно, — сказал я, — вы меня не видали.

— Вы, должно быть, были в саду?

— Нет, я и в доме был.

Саша засмеялась вдруг так звонко и мило, что я сразу ободрился, хотя и не понял, чему она смеется.

— Вы, должно быть, в шапке-невидимке были?

— Нет, в своем картузе, — сострил я и окончательно смешался.

— Ну как же я вас не видела? — добивалась Саша.

— Да вы всегда не хотите меня видеть.

— Как это не хочу?

Но я уже не слушал ее и, чувствуя, что мне становится все жарче и жарче, продолжал:

Читайте также:  Анализ стихотворения У птицы есть гнездо, у зверя есть нора Бунина
Ссылка на основную публикацию