Одна ночь – краткое содержание рассказа Быкова

Краткое содержание Одна ночь Быкова для читательского дневника

1945 год. Великая Отечественная война была почти окончена. В одном из разрушенных советских городков начался налет фашистских самолетов. Солдат советской армии Иван Волок отстал от своих и чуть не был убит немцами. Он увидел перед собой 2 немцев и успел убить одного из них. А второй фашист успел убежать. Иван забежал в один разрушенных зданий. Не увидев ступенек солдат, провалился вниз. В темном подвале он увидел немецкого солдата, который убежал от него и хотел его убить. Солдаты хотели убить друг друга. Тут раздался взрыв, и Ивана завалило кирпичиками. Опомнившись, русский солдат увидел, что подвал целиком засыпан и выйти, оттуда никак не получится. Как ни странно, его противник оказался живым.

Волок хотел убить немца, но не смог. Поскольку его честь не позволяет убивать беспомощного и больного солдата. Иван вытащил фашиста из завала и дал ему свою аптечку. Иван видел в нем старого и раненого человека. Одна только форма напоминала герою, что тот фашист. Герои вдвоем пытались расчистить завал и убрать бетонную плиту. Оказалось, что немец чуть-чуть умеет разговаривать на русском. Он рассказал, что его зовут Фриц Хагеман. До войны он был обычным столяром. Волок не испытывал вражду к Хагеману. Его волновало, когда они вылезут наружу, кто из них умрет. Если Иван увидит немцев, то будет убит. Если их встретят русские, то убьют Фрица.

Внезапно герои услышали голоса, которые невозможно было разобрать. Фриц и Иван затихли, не зная, что делать дальше. Они решили выбираться из подвала по отдельности. Тут Волок предложил немцу сдаться и получил отказ. Фриц сообщил, что в Дрездене живет его дети и супруга и то, что он не собирается сдаваться. Тут Иван вспомнил о собственной семье. Если Фрица поймают, его семья окажется в ссылке в русском лагере для пленных. Фриц признался, что ненавидит войну. Несмотря на отсутствие напряженности, герои не выпускали из рук оружие.

Герои принялись разбирать заваленные кирпичи. Тут на Ивана свалилась бетонная плита. Солдат потерял сознание и лежал некоторое время в бесчувствии. Пока он был в бессознании, немец обрабатывал его рану и давал воды. Придя в сознание, русский солдат заметил, что дыра стала большой. Тут Иван подумал, что пора вылезать и сдавать немца советской армии. Взаимоотношения Фрица и Ивана стали опять вражескими.

Герои начали медленно лезть наверх. Хагеман выбрался первым и помог Ивану подняться. На улице Фриц увидел немецких военных и решил к ним пойти. Русский солдат не хотел, что Фриц вернулся к фашистам. Иван выстрелил в человека, который стал ему другом. Фриц выкинул в сторону Волока гранату. Иван выстрелил во Фрица еще раз и тот упал. Отскочив от гранаты, солдат получил ранение в плечо. Иван попал под отстрел, но не получил сильного ранения. Поскольку немцы не видели его среди поднятой пыли, образовавшейся после взрыва. Убегая от пуль, Иван Волок спрятался в переулке. Дальше он медленными шагами добирался к советским солдатам, думая о несправедливости и сильнейшей боли, которой он испытывал. Волоку хотелось закричать изо всех сил.

Очень кратко

В произведении известного писателя Василя Быкова говорится о неожиданной встрече нашего солдата и гитлеровца. Они вопреки обстоятельствам оказываются в подвале и становятся близкими по духу людьми. Однако после своего освобождения они вновь враждуют.

Действие происходит в конце Великой Отечественно войны в небольшом городке, который захватили советские войска. В момент, когда начался обстрел с воздуха, наш главный герой Иван Волок, рванул за сержантом, однако не смог поспеть за ним по причине того, что ему помешали 2 фашиста, возникших у него на дороге. Убив одного из них, он забежал в какую-то дверь, и, не увидев ступеньки, улетел вниз. Там находился подвал. Здесь он видит немецкого солдата, которого он не успел уничтожить. Между ними завязалась борьба, и неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы вдруг взрыв, раздавшийся рядом, разрушил верх. Иван, засыпанный камнями, потерял сознание. Когда он очнулся, то увидел, что выбраться уже из подвала невозможно, так как вход был завален. Тут же лежал немец под грудой кирпича, но он уже давно пришел в себя.

Вначале, наш герой хотел его убить, но подумав о том, что в безоружного человека как-то неудобно стрелять, стал ему помогать выбраться. Потом он дал ему бинт, чтобы тот перевязал покалеченную ногу, и они стали потихоньку разбирать вход. Вскоре выяснилось, что немец немного говорил по-русски, и потихоньку стал рассказывать о себе. В мирной жизни Фриц Хагеман столярничал. Сам он был родом из Дрездена, где сейчас жила его семья. Чем больше они разговаривали, тем больше Иван стал доверять ему, и уже не видел в нем врага. Вскоре послышались странные голоса, и солдаты замолчали. Каждый боялся напороться на неприятеля. Иван пытался убедить немца сдаться, однако тот тревожился за свою жену и детей. Ведь, если он решится на такой шаг, их отправят в концлагерь.

Вскоре, разбирая камни, нашего героя засыпало вновь камнями, и Фриц, вытащив его, перевязав раны, долго за ним ухаживал. Первой мыслью Ивана, когда он очнулся, было то, что надо срочно выбираться из подвала, и, конечно же, немца надо отправить в плен. Когда они вылезли, то немца заметили его однополчане, но Иван не захотел, чтобы Фриц вернулся к своим и выстрелил в него. Немецкий же солдат успел кинуть гранату, осколок которой попал в Ивана. Успев уйти от обстрела фашистов, Волок, неспешно стал пробираться к своим солдатам.

Читать краткое содержание Одна ночь. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Одна ночь

Очень кратко

Великая Отечественная война. Русский и немец оказываются заточёнными в подвале. Объединённые общей бедой, герои становятся друзьями, но, освободившись, вновь превращаются во врагов.

Конец Великой Отечественной войны. В захваченном советскими войсками городе внезапно начался авианалёт. Иван Волок, русский солдат, побежал за сержантом, но отстал. Неожиданно перед ним появилось двое немцев. Иван дал беспорядочную автоматную очередь и убил одного из них, второй немец куда-то исчез.

Среди взрывов и падающих зданий Иван увидел раскрытую дверь и забежал в неё. Не заметив ступенек, он оступился и полетел вниз, в подвал.

Немец, которого Иван не успел убить, прятался здесь же, в темноте. Они начали бороться, всеми способами стараясь уничтожить друг друга. Внезапно раздался новый взрыв. Ивана засыпало щебнем и осколками кирпича, он потерял сознание.

Очнувшись, Иван обнаружил, что вход в подвал полностью завалило, а бетонный потолок в углу потрескался, и в трещину проникает тонкий луч света, превращая тьму в полумрак. На миг Ивану показалось, что его противник погиб, но он ошибся — засыпанный осколками камня немец пришёл в себя.

Первым желанием Ивана было убить фашиста, однако «стрелять в беспомощного и больного всё же неловко». Удивляясь самому себе, он помог немцу выбраться из-под завала и отдал ему свой перевязочный пакет, чтобы тот забинтовал раненое колено. Немец был немолод, на его виске виднелся след от осколка — такой же рубец носил Иван на левом боку.

Он видел рядом не какого-нибудь самоуве­ренного гитлеровца первых дней войны, а пожилого, усталого и, очевидно, немало перестра­давшего человека.

Только немецкая форма не позволяла Ивану забыть, что перед ним враг. Вдвоём они начали разбирать завал, безуспешно пытаясь расшатать бетонную плиту. Вскоре выяснилось, что немец немного говорит по-русски — его научила «русска фрау». Как и Иван, в мирной жизни Фриц Хагеман был столяром, строил дома.

Иван уже не чувствовал к Фрицу враждебность. Теперь его заботило другое — что будет, когда они выберутся из подвала. Кто их встретит наверху — свои или немцы? Если немцы — не лучше ли будет застрелить Фрица прямо сейчас? Но всё изменилось, и убить Иван уже не мог.

Как стрелять в него, если между ними рушилось главное для этого — взаимная ненависть, если вдруг во вражеском мундире предстал перед ним самый обыкновенный человек…

Внезапно наверху послышались голоса, но разобрать, на каком языке говорят, было невозможно. Иван и Фриц затихли. Никто не решился подать голос, опасаясь нарваться на врага. Обоим стало ясно, что выбираться из подвала придётся самосто­ятельно.

Иван предложил Фрицу добровольно сдаться в плен русским, но тот отказался. В Дрездене у него осталась жена и трое детей. Если Фриц попадёт в русский плен, его семью сошлют в лагеря. Иван тоже вспомнил о жене и двух дочерях, оставшихся в родном колхозе. Немец признался, что ему не нравится эта война, а «Фюрер-шайза!». Но всё же в отношениях Ивана и Фрица осталась напряжённость: каждый из них чувствовал исходящую от другого опасность и боялся выпустить из рук оружие.

Разбирая завал, Иван потревожил каменную плиту, та упала на него и оглушила. Некоторое время Иван провёл в беспамятстве и бреду. Немец заботился о нём — перевязывал разбитую голову и поил просочившейся в подвал водой.

Очнувшись, Иван заметил, что в подвале стало светлее — на месте обрушившейся на него плиты образовалась дыра. Надо выбираться и сдавать немца своим. Между Иваном и Фрицем снова всё изменилось.

Там было только его уставшее, немолодое лицо, подсвеченное тусклым огоньком из зажигалки, — теперь же перед ним сидел немецкий солдат…

Фриц вылез первым и вытащил из дыры Ивана. На улице немца заметили и окликнули свои. Однако Иван не хотел, чтобы этот человек вновь вернулся во вражеский полк, и выстрелил в недавнего союзника и почти друга. Фриц бросил в Ивана гранату, но тот в последний момент успел ещё раз выстрелить, и немец упал.

Осколком гранаты Ивана ранило в плечо. Его начали обстреливать, но мешала поднятая взрывом пыль, и Ивану удалось скрыться в переулке. Он медленно брёл к своим, и ему хотелось «ругаться от боли и тупой несправед­ливости того, что случилось».

Краткое содержание Быков Одна ночь

Действие разворачивается в период окончания войны. Советская армия захватила город, и вдруг начался налет фашистских истребителей. Иван Волок бежал за сержантом, но не догнал. И тут перед ним возникли два фашиста. Иван одного пристрелил, а второй сбежал.

Город потрясла очередная волна взрывов, здания рушились. В этой суматохе Волок забежал в открытую дверь, оступился и покатился в низ, как оказалось в подвал.

Внизу он обнаружил фашиста, которого не добил. Он прятался здесь. Между двумя врагами началась драка. Каждый пытался убить соперника. Но вот очередной взрыв на время остановил потасовку. Ивана засыпало камнями и осколками, он лишился чувств.

Вход в повал оказался погребен под грудой земли, и бетона. Лишь из трещины потолка внутрь пробивался не ясный солнечный свет. В полумраке, Иван увидел немца, заваленного осколками. Волок подумал, что враг погиб, но тот очнулся.

Первым желанием нашего бойца уничтожить неприятеля. Но разум не позволил выстрелить в беспомощного человека. Вместо этого русский солдат помог выбраться немцу из-под завала и дал тому перевязочный материал. Немец был уже не молод, на виске зияла рана такая же, как у Ивана на теле.

Волок не видел в немце заклятого врага. Перед ним был пожилой человек, повидавший много лишений на своем веку. Только вот немецкое обмундирование не давало русскому солдату забыть, что старик – враг. Вместе, мужчины стали разбирать образовавшийся завал.

В процессе работы Иван узнал о жизни своего врага. Немца звали Фриц, до войны он работал простым столяром. Фашист немного говорил на русском, поэтому они довольно быстро нашли общий язык.

Волок больше не чувствовал неприязни к Фрицу, перед ним был обычный человек. Иван бал обеспокоен лишь тем, что их ожидает на поверхности. Кого они увидят, когда выберутся из своего заключения? Убить Фрица он больше не мог. Не та ситуация.

Читайте также:  Журавлиный крик - краткое содержание повести Быкова

Вдруг сверху послышались голоса. Иван и немец притихли. На каком языке разговаривали снаружи, было не разобрать. Волок и Фриц молчали, опасаясь нарваться на неприятеля.

Советский солдат предложил Фрицу сдаться нашим, но тот ответил отказом. Сказал, что дома его ждет семья, если он сдастся, то им придется плохо. Еще сказал, что не сторонник этой войны, а Гитлер глупец. Иван вдруг вспомнил о своих родных. Как они там? Хотя враги и нашли общий язык, в их отношениях была напряженность. Каждый был готов, в случае чего, убить.

Мужчины продолжили разбирать завал. Внезапно, на Ивана упала бетонная плита. Он долгое время был в беспамятстве. Немец, заботился о нем. Делал перевязки и поил водой. Так они и существовали.

Потом Волок приметил, что в том месте, откуда упала плита, образовалось отверстие. Солдат принял решение выбраться и сдать Фрица своим. Почуяв свободу, мужчины опять стали врагами.

Немец выбрался первым, и подал руку Ивану. На поверхности были фашисты. Они увидели Фрица и окликнули. Волок не желал, чтобы то возвращался к немцам, поэтому выстрелил. Фриц, в свою очередь бросил в Ивана гранату. Советский солдат успел еще раз попасть в немца, а граната его лишь чуть зацепила.

Немцы всполошились, и давай стрелять в Волока. Поднялась пыль, и русскому удалось уйти. Раненый Иван молча шел к своим, и думал о несправедливости.

Чему учит это произведение, можно рассматривать с нескольких точек зрения. Кто-то скажет, что Иван поступил правильно, убив врага. Кто-то подумает, что он не имел права так поступать, они ведь стали почти друзьями.

Война разрушила людское отношение друг к другу. Навязала незримые правила, по которым простые люди должны были убивать себе подобных. Взять того же Фрица, или Ивана, они обычные люди, которым сказали, что они враги.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Быков. Все произведения

Одна ночь. Картинка к рассказу

Сейчас читают

По улице идут мальчик и его мама. Мальчик плачет, кричит и требует купить ему мороженое. За такое неподобающее поведение, придя домой мама, поставила сына в угол, чтобы он подумал о том, как неправильно себя вел

Уже по названию пьесы Антона Павловича Чехова «Иванов» понятно, что речь пойдёт о герое с такой фамилией. Иванов – это образованный помещик, женатый на Анне Петровне

Книга рассказывает о жизни Леши Горбачева. Отец его погиб на фронте, а вскоре и мама скончалась от болезни. Дядя и тетя Леши, люди глупые и жадные, взяли над ним опеку.

Произведение показывает нам нетрадиционный любовный треугольник в одной из английских семейств. С первых страниц книги перед нами предстает ферма Кэбота. Все события происходят в 1850 году в Англии.

Лена Иконина осталась без родителей, ее мама заболела и умерла. Девочке купили билет на поезд и отправили к маминому брату. Он оказался богатым и высокомерным человеком.

Помощь по Теле2, тарифы, вопросы

Быков одна ночь краткое содержание брифли. Василий Быков: Одна ночь. Рассказ о коварном везире

Почему Онегин живет и не стареет? Этот вопрос действительно имеет место быть, потому что этот образ, во-первых, вышел из-под пера гениального писателя, признанного во всем мире. А ничто гениальное не теряет своей актуальности очень долгое время. Во-вторых, А. С. Пушкин описал в своем романе человека со сложным и противоречивым характером. Его нельзя отнести ни к “положительным”, ни к “отрицательным” героям, а это значит, что образ его далек от схематичности и предстает перед читателем более жизненным. В-третьих, Евгений Онегин – литературный герой, который пополнил галерею “лишних людей”, открытую еще Герценом. Так что же это за человек – Евгений Онегин, почему и в обществе 19 века, и в современное время его имя узнаваемо и актуально?
А. С. Пушкин достаточно реалистично описывает главного героя своего романа в стихах. Этот человек – сын богатого помещика, “наследник всех своих родных”, которому “труд упорный” был чужд. Он получает весьма губительное воспитание, так как растет без матери, а отец, легкомысленный барин – чиновник, перепоручивший сына “убогим” гувернерам и гувернанткам, почти ничему не учивших мальчика. Такое социальное положение и воспитание определили основные черты характера Онегина: из него вышел настоящий эгоист, думающий только о себе и не замечающий других людей с их интересами, чувствами и переживаниями. Губительное влияние эгоистических черт его характера на жизнь других людей мы видим на протяжении почти всего романа, начиная с невинных “нежданных эпиграмм”, которые ранили окружающий, заканчивая смертью Ленского, которая происходит лишь потому, что Онегин не умеет вовремя признавать свою неправоту. Тот же эгоизм, кокетство по отношению к женщинам, усталость от жизни в “свете”, не позволяет герою по-настоящему полюбить Татьяну Ларину, о чем он потом пожалеет, но слишком поздно…
Будучи человеком несомненно умным, он не может найти свое предназначение. Он стоит выше окружающий его людей, потому что очень скоро понимает, как наскучила ему бессодержательная жизнь, но из-за своего бездействия, обусловленного социальным положением и воспитанием, не привившим любовь к труду, он не может что-либо изменить. Его жизнь остается бессмысленной.
Пушкин, как уже упоминалось ранее, характеризует своего героя не только с отрицательной стороны, так как он, без сомнения, симпатичен самому поэту. Начиная с шестой главы мы видим, как меняется внутренний мир Онегина. Смерть Ленского, тяжелое положение народа, любовь, пробудившаяся к Татьяне – все это разбило сферу эгоизма, в которой до тех пор находился Евгений. Он стал более чутким к людям и их внутреннему состоянию, но это не принесло ему счастья, так как в одну реку нельзя войти дважды.
Таков главный герой романа. Но почему же этот образ актуален и в наши дни? Следует сказать, что Евгений Онегин – это не прототип какого-либо конкретного человека, это герой, в котором поэт обобщил черты, типичные для целого слоя тогдашних людей. Я думаю, что такие люди существуют и сейчас, так как существует, хотя не негласное, но все же классовое деление, а это значит, что люди, которым в этой жизни доступно все – деньги, прекрасное образование, должность – в будущем так же, как и наш герой, могут быстро разочароваться в жизни, стать эгоистами. И таких примеров я знаю достаточно. Из-за своей “полуреализованности”, то есть благополучия внешнего и в то же время бессодержательности жизни в целом, человек зачастую становится черствым, нечутким по отношению к окружающим его людям, он начинает думать только о себе и, возможно, он не сможет выразить себя ни в общественной деятельности, ни в личной, потому что от него все отвернуться, если он не осознает свои ошибки. Я уверен, что в противовес тем, кого устраивает все как есть, и сейчас появляются люди “думающие”, такие как Онегин, способные на переосмысление собственной жизни. И хотя в нынешних трудных общественных условиях жти люди также оказываются “лишними”, мне кажется, все же есть надежда на то, что в них проснется жажда и возможность деятельности. Такую надежду вселяет в меня финал романа. Он не заканчивается смертью героя, поэтому можно предположить, что после всех потрясений, изменивших его жизнь, Евгений Онегин все-таки сможет реализовать себя, найти на это силы.
Таким образом, заканчивая свое рассуждение, я хотел бы еще раз подчеркнуть, что такие люди, как Онегин, живут среди нас и по сей день, потому как каждая эпоха порождает их, неудовлетворенных, страдающих, но не желающих совершенствоваться. Я надеюсь, что когда-нибудь их отношение к жизни изменится, и они будут не только жить в думах о себе и мечтах, а попытаются совершать реальные дела во благо всего общества.

Сочинение по литературе на тему: Почему Онегин живет и не стареет?

Другие сочинения:

  1. Почему Онегин живет и не стареет? На мой взгляд, во-первых, потому что этот образ вышел из-под пера гениального писателя, признанного во всем мире. А ничто гениальное не теряет своей актуальности очень долгое время. Во-вторых, А. С. Пушкин описал в своем Read More .
  2. Роман А. С. Пушкина “Евгений Онегин” – произведение необычное. В нем мало событий, много отступлений от сюжетной линии, повествование как будто оборвано на половине. Вызвано это скорее всего тем, что Пушкин в своем романе ставит принципиально новые для русской литературы Read More .
  3. Роман Пушкина в стихах “Евгений Онегин” – это срез современной автору эпохи. Подобных произведений до этого не знала русская литература. Пушкин был первым, кто проницательно разглядел черту, которой было суждено развитие в русском обществе: одиночество в нем каждого, кто, так Read More .
  4. Роман в стихах Пушкина “Евгений Онегин” прежде всего – самое известное и важное для понимания его творческой личности и литературного пути произведение. Поэт начал работу весной 1823 года в Кишиневе, завер­шил роман в Болдине удивительно плодотворной и счаст­ливой для Пушкина Read More .
  5. Роман А. С. Пушкина “Евгений Онегин” – произведение необычное. В нем мало событий, много отступлений от сюжетной линии, повествование будто бы оборвано на половине. Вызвано это, на мой взгляд, тем, что Пушкин ставит в своем романе принципиально новые для русской Read More .
  6. Известно, что Анна Ахматова очень любила и ценила творчество А. С. Пушкина. В какой-то степени она считала себя его ученицей, наследницей, преемницей и просто большой почитательницей творчества. Фигура великого поэта и его творения – частые гости в стихотворениях Ахматовой. Известны Read More .
  7. Роман “Евгений Онегин” – это роман о любви. На жизненном пути каждый из героев встречает это замечательное чувство. Но ни одному из персонажей не удается соединиться с любимым человеком. Няня Татьяны Лариной говорит, что в ее время даже “не слыхали Read More .
  8. “Евгений Онегин” по праву считается центральным произведением А. С. Пушкина. Работа над ним продолжалась около восьми с половиной лет. При первом же упоминании о работе над Евгением Онегиным Пушкин сообщал: “Пишу не роман, а роман в стихах – дьявольская разница”. Read More .

Почему Онегин живет и не стареет?

Ответ оставил Гость

Думается, что читатель «Евгения Онегина» не раз задавался вопросом, почему же главные герои не были счастливы, что разве­ло Татьяну и Евгения в жизни далеко друг от друга?

Развитие конфликта, о котором мы говорим, начинается в тре­тьей главе, когда Онегин знакомится с семьей Лариных и Татьяна влюбляется в него, страдает, пишет письмо и ждет на него ответа. Героиня только один раз увидела Евгения и полюбила его на всю жизнь. Объясняется это тем, что мечтательная, наделенная пыл­ким воображением и своенравной душой, она узнала в Онегине тот идеал, который составила по сентиментальным романам. С другой стороны, она уловила в юноше сходство с собой и повери­ла, что они созданы друг для друга. Татьяна пишет Онегину пись­мо, страдая и рассчитывая на его благородство:

Я к вам пишу -чего же боле?
Что я могу еще сказать?
Теперь я знаю, в вашей воле
Меня презреньем наказать.

Но Онегин не мог оценить и принять порыв Татьяны, посколь­ку к этому времени, как говорит о нем повествователь, «в любви считался инвалидом»:

В красавиц он уж не влюблялся,

А волочился как-нибудь;
Откажут – мигом утешался;
Изменят – рад был отдохнуть.

Отсюда назидательный, нравоучительный тон его ответа Татьяне. Собственно, его ответ – это скорее исповедь, чистосердечное признание в том, что он не хочет ограничить свою жизнь «домаш-г ним кругом». А если бы он «пленился семейственной картиной», то невесты, кроме нее, не искал бы. Татьяна могла бы принять его ответ как признание в любви, но поскольку герой так акцентирует внимание на нежелании жить «домашним кругом», то отпугивает девушку, но не охлаждает ее чувства. Онегин не разглядел в Татьяне самого главного: она – одна из тех цельных поэтических натур, которые любить могут только один раз. Он поймет это в конце ро­мана, когда она в своей отповеди ему, так же открыто и доверчиво, как и в письме, скажет: «Я вас люблю (к чему лукавить?)».

Читайте также:  Дожить до рассвета - краткое содержание повести Быкова

Далее любовь Татьяны к Онегину развивается и углубляется. В его отсутствие героиня, тоскуя, заходит в опустевший дом и знакомится с библиотекой, со сделанными на книгах пометками, что Л раскрывает для нее внутренний мир столь дорогого человека. Татьяна начинает лучше понимать его и осознает, чем он живет, по­чему страдает. Но смогла ли она приобщиться к его переживаниям сердцем? Нет, она осознает все только разумом, поскольку идеи эти чужды ей, непонятны.

Однако с этого момента Татьяна начинает меняться, внутренне она из наивной девочки постепенно превращается в светскую даму, которая потом так поразит вообра­жение Онегина. Татьяна едет с матерью в Москву, чтобы начать новую жизнь. И хоть ив Москве мысль об Онегине не покидает героиню, но она отгоняет ее, стараясь владеть собой. Но вот герои снова встречаются, Татьяна ничем не выдала своего волнения:

Ей-ей! не то, чтоб содрогнулась
Иль стала вдруг бледна, красна.
У ней и бровь не шевельнулась;
Не сжала даже губ она.

Но именно ее хладнокровие покоряет теперь Онегина так, как не могла покорить милая простота и открытость. Автор-повество­ватель очень подробно описывает переживания влюбленного ге­роя, чтобы читатель не усомнился в их искренности. Татьяна ве­рит ему и поэтому признается в своих чувствах, но отвергает его, поскольку верна мужу и дорожит своим положением в свете. Оне­гин отвергнут и несчастен, но стоит задуматься над тем, был бы он счастлив, ответь Татьяна на его порыв. Скорее всего, он скоро ра­зочаровался бы и снова стал скучать, ведь ему не нужна спокойная размеренная жизнь, полная обыденных забот, ему нужна буря стра­стей, порывы, даже несчастье, чтобы он ощущал себя в мире гар­монично. Не была бы счастлива с ним и Татьяна, слишком разно­го хотели они от жизни.

На примере Онегина и Татьяны мы можем сделать вывод, что любовь не всегда является гарантией счастья

«Юнкерсы» налетели внезапно.

Их тонкохвостые стремительные тени вынырнули из-за островерхих, разбитых минами крыш и обрушили на город неистовый громовой рев. Оглушенный им, автоматчик Волока замедлил бег, присев, втянул голову в плечи и на несколько секунд сжался под все нарастающим визгом бомб. Вскоре, однако, сообразив, где спасение, боец метнулся на забросанный мусором тротуар и очутился под чугунной решеткой, тянувшейся вдоль улицы. Несколько долгих мучительных секунд, прильнув к раскаленному асфальту, ждал…

Бомбы разорвались за оградой.

Земля со вздохом, тяжело содрогнулась, тугая горячая волна ударила Волоку в спину, что-то коротко и звонко звякнуло рядом, и сразу же улица, дома и вязы в сквере окутались клубами серой пыли.

«Полутонные, не меньше», – подумал Волока, сплевывая песок. Вокруг по тротуару, в сквере и на мостовой брякали обломки камней, шлепались слитки асфальта, взметнув высоко в воздух, не спеша просеивалась туча земли, и в ней, медленно оседая, густо мельтешила листва акаций. Где-то вверху простучал пулемет, тотчас от серого исцарапанного осколками здания брызнула штукатурка, и большая, с бобовый струк, желтая пуля, цокнув по камням, бешено завертелась на тротуаре. На очередном заходе снова ревели пикировщики.

В сквере среди еще не осевшей пыли уже замелькали полусогнутые пропотевшие спины бойцов, кто-то перескочил через решетку ограды и бросился на противоположную сторону улицы. По темной латке на плече Волока узнал сержанта, командира отделения из их взвода. Обрадованный, что впереди есть свой человек, боец вскочил и, пригнувшись, пустился следом.

Сержант в несколько прыжков перебежал улицу и под новый рев пикировщиков нырнул в подворотню. Волока же немного отстал. Позади грохнул взрыв, и когда он, запыхавшись, влетел под спасительные своды подъезда, то от неожиданности едва не вскрикнул: со двора прямо на него выскочили два немца. Волока споткнулся, шарахнулся было назад, но и немцы тут, видно, не ждали его. Передний что-то бормотал заднему, на мгновенье в его расширенных глазах блеснули испуг и удивление. В то же мгновение Волока, не целясь, нажал на спуск – автомат содрогнулся от беспорядочной очереди,

Немец выпустил из рук карабин и упал лицом на мостовую. Его новенькая, меченная альпийской эмблемой каска, громко звякая, криво покатилась по тротуару.

Куда исчез задний, Волока не увидел.

Вокруг грохотали взрывы, где-то со стоном рушилось здание, в подворотню хлынули клубы рыжей кирпичной пыли. Волока пригнулся, перескочил через откинутую руку немца, на которой еще дергались костистые с перстнями пальцы, и сунулся в настежь раскрытую дверь. Внутрь и вниз тут сбегали ступеньки, в спешке Волока промахнулся ногой и торчком полетел в темноту. Опережая его, в полумраке загремел его автомат.

Так боец очутился в подвале.

Тут было тихо и темно. Прохлада бетонного пола сразу охладила разгоряченное тело. Потирая ушибленные колени, Волока прислушался, медленно встал, ступил раз, второй, наклонился, отыскивая на полу оброненное оружие, и от неожиданности вздрогнул: пальцы его наткнулись на что-то пыльное, теплое и, несомненно, живое. Волока как-то не сразу сообразил, что это сапоги, которые тут же рванулись из-под его рук, и тут что-то тупое и тяжелое ударило бойца в спину. Волока ахнул от боли, но не упал, а взмахнув обеими руками, сгреб в темноте чьи-то ноги. Сознание пронзила догадка: немец!

Немец не удержался, свалился наземь, но руками успел охватить Волоку за голову. Иван напрягся, пытаясь вырваться, но напрасно. Враг все ниже пригибал его голову и, шаркая по полу подкованными сапогами, старался одолеть его. Но Иван, уже придя в себя от испуга, уцепился за одежду немца и, нащупав подошвами опору, всем телом толкнул врага.

Они оба тяжело рухнули на пол. Иван, задыхаясь от боли в подвернутой шее, почувствовал, как что-то под ним хрустнуло. Он теперь оказался наверху и, перебирая в темноте ногами, искал надежной опоры. Через минуту, а может и меньше, он с трудом высвободил голову и, сделав сильный рывок, распластал немца на полу. Еще не совсем уверенно, Иван почувствовал, что сильнее врага, только, видно, тот был проворнее или, может, моложе, ибо не успел боец поймать в темноте его цепкие руки, как те снова ухватили Волоку за горло.

Иван только крякнул от боли, в глазах блеснул желтый огонь. На минуту он обмяк, отчаянно захрипел, а немец, извернувшись, перекинул в сторону ноги и очутился наверху.

А-а-а! Сволочь! Ы-ых. – хрипел Иван.

Он инстинктивно вцепился в руки, сжимавшие его шею, пытаясь во что бы то ни стало разомкнуть их, не дать цепким пальцам сдавить горло. После долгих судорожных усилий ему удалось оторвать одну руку, но вторая тотчас сползла ниже и ухватила за воротник его застегнутой гимнастерки.

Боец задыхался, Грудь распирало удушье; казалось, вот-вот хрустнут горловые хрящи, помутилось сознание, и Волоку охватил испуг оттого, что вот так нелепо дает умертвить себя. В нечеловеческом отчаянии он уперся в пол коленями, напрягся и обеими руками резко вывернул в сторону одну, более мешавшую руку немца. Воротник гимнастерки затрещал, что-то глухо брякнулось о пол, немец засопел; бешено зашаркали по бетону его подкованные сапоги.

Волоке стало полегче. Он высвободил шею и, кажется, начал одолевать немца. На смену отчаянию в сознание ворвалась злоба, мелькнуло намерение убить – это придало силы. Барахтаясь и сопя, он нащупал ногами стену, уперся в нее и всем телом надавил на немца. Тот снова оказался снизу – Волока, мыча от злорадства и ярости, наконец добрался до его жилистой шеи.

И-и-и-э-э! – мычал немец, и Волока чувствовал, что побеждает.

Его противник заметно сбавил напор и только оборонялся, хватаясь за ожесточившиеся Ивановы руки. Волоке, однако, очень мешала сумка с дисками, которая попала под немца и ремнем, как на привязи, держала бойца. Волока снова утратил опору, куда-то пропала стена, ноги скребли по скользкому полу. Но он изо всех сил держался наверху и не выпускал из рук немца, который вдруг захрипел, рванул Ивановы руки, раз и второй, напрягся, стукнулся о бетон головой и неистово забился всем телом. Однако Иван приналег плечом, удерживая пятерней горло, и сдавил.

В этот момент наверху что-то стряслось.

Оглушительный взрыв туго ударил в уши, в бездну рухнуло черное подземелье, сотни громов и грохотов обрушились на людей. Удушливым смрадом забило грудь, болью пронизало голову, спину, ноги, что-то навалилось и придушило… Волока инстинктивно отпрянул от немца, вскинул над головой руки, беспомощно съежился, подставив обвалу потную, побитую спину, и от боли сжал зубы.

Грохот, однако, скоро утих, но тело Волоки было сковано такой тяжестью, что нельзя было шевельнуться, и только в сознании билась короткая удивленная мысль: «Жив!» Но не было воздуха, и он задыхался от сернистого тротилового смрада, песка и пыли. Почувствовав, что задыхается, Иван рванулся из уготованной ему могилы, невероятным усилием что-то сдвинул с себя, хватил глоток воздуха и раскрыл запорошенные песком глаза.

Удивительно, как он уцелел.

Вокруг уже не было прежней темноты, вместе с нею исчезла прохлада, было душно, и повсюду громоздились кирпичные и бетонные груды. Сначала Волоке показалось, что взрывом его отбросило куда-то в сторону от того места, где он дрался с немцем, но, вглядевшись в сумерки, боец узнал засыпанные щебенкой ступени, с которых он совсем недавно скатился сюда. Их было только шесть снизу, повыше, упершись ребром в лестницу, застряла рухнувшая с потолка бетонная глыба, наглухо загородившая выход. С другой стороны, наискось врезавшись концом в заваленный кирпичом пол, лежала причудливо изогнутая взрывом ржавая двутавровая балка. Упади она всего на каких-нибудь полметра ближе, вряд ли довелось бы теперь Волоке видеть ее.

Василь Быков – Одна ночь

Василь Быков – Одна ночь краткое содержание

Дорогой друг читатель! Издавая эту небольшую книжку, автор хотел воссоздать на ее страницах несколько скромных образов наших людей, которым в памятные годы войны было суждено судьбой выполнить свой ​​иногда незаметный, но всегда многотрудный долг в борьбе с немецким фашизмом. Это не красивое описание необычных подвигов бесстрашных богатырей, это – несколько будней войны, маленьких капель в необозримом море борьбы, которое до краев было полно тогда и людской кровью и людскими слезами. И если эта попытка автора отзовется в читателе минутой искреннего волнения, то цель издания книги можно считать достигнутой .

Одна ночь – читать онлайн бесплатно ознакомительный отрывок

«Юнкерсы» налетели внезапно.

Их тонкохвостые стремительные тени вынырнули из-за островерхих, разбитых минами крыш и обрушили на город неистовый громовой рев. Оглушенный им, автоматчик Волока замедлил бег, присев, втянул голову в плечи и на несколько секунд сжался под все нарастающим визгом бомб. Вскоре, однако, сообразив, где спасение, боец метнулся на забросанный мусором тротуар и очутился под чугунной решеткой, тянувшейся вдоль улицы. Несколько долгих мучительных секунд, прильнув к раскаленному асфальту, ждал.

Бомбы разорвались за оградой.

Земля со вздохом, тяжело содрогнулась, тугая горячая волна ударила Волоку в спину, что-то коротко и звонко звякнуло рядом, и сразу же улица, дома и вязы в сквере окутались клубами серой пыли.

«Полутонные, не меньше», – подумал Волока, сплевывая песок. Вокруг по тротуару, в сквере и на мостовой брякали обломки камней, шлепались слитки асфальта, взметнув высоко в воздух, не спеша просеивалась туча земли, и в ней, медленно оседая, густо мельтешила листва акаций. Где-то вверху простучал пулемет, тотчас от серого исцарапанного осколками здания брызнула штукатурка, и большая, с бобовый струк, желтая пуля, цокнув по камням, бешено завертелась на тротуаре. На очередном заходе снова ревели пикировщики.

Читайте также:  Волчья стая - краткое содержание рассказа Быкова

Надо было бежать дальше.

В сквере среди еще не осевшей пыли уже замелькали полусогнутые пропотевшие спины бойцов, кто-то перескочил через решетку ограды и бросился на противоположную сторону улицы. По темной латке на плече Волока узнал сержанта, командира отделения из их взвода. Обрадованный, что впереди есть свой человек, боец вскочил и, пригнувшись, пустился следом.

Сержант в несколько прыжков перебежал улицу и под новый рев пикировщиков нырнул в подворотню. Волока же немного отстал. Позади грохнул взрыв, и когда он, запыхавшись, влетел под спасительные своды подъезда, то от неожиданности едва не вскрикнул: со двора прямо на него выскочили два немца. Волока споткнулся, шарахнулся было назад, но и немцы тут, видно, не ждали его. Передний что-то бормотал заднему, на мгновенье в его расширенных глазах блеснули испуг и удивление. В то же мгновение Волока, не целясь, нажал на спуск – автомат содрогнулся от беспорядочной очереди, – немец выпустил из рук карабин и упал лицом на мостовую. Его новенькая, меченная альпийской эмблемой каска, громко звякая, криво покатилась по тротуару.

Куда исчез задний, Волока не увидел.

Вокруг грохотали взрывы, где-то со стоном рушилось здание, в подворотню хлынули клубы рыжей кирпичной пыли. Волока пригнулся, перескочил через откинутую руку немца, на которой еще дергались костистые с перстнями пальцы, и сунулся в настежь раскрытую дверь. Внутрь и вниз тут сбегали ступеньки, в спешке Волока промахнулся ногой и торчком полетел в темноту. Опережая его, в полумраке загремел его автомат.

Так боец очутился в подвале.

Тут было тихо и темно. Прохлада бетонного пола сразу охладила разгоряченное тело. Потирая ушибленные колени, Волока прислушался, медленно встал, ступил раз, второй, наклонился, отыскивая на полу оброненное оружие, и от неожиданности вздрогнул: пальцы его наткнулись на что-то пыльное, теплое и, несомненно, живое. Волока как-то не сразу сообразил, что это сапоги, которые тут же рванулись из-под его рук, и тут что-то тупое и тяжелое ударило бойца в спину. Волока ахнул от боли, но не упал, а взмахнув обеими руками, сгреб в темноте чьи-то ноги. Сознание пронзила догадка: немец!

Немец не удержался, свалился наземь, но руками успел охватить Волоку за голову. Иван напрягся, пытаясь вырваться, но напрасно. Враг все ниже пригибал его голову и, шаркая по полу подкованными сапогами, старался одолеть его. Но Иван, уже придя в себя от испуга, уцепился за одежду немца и, нащупав подошвами опору, всем телом толкнул врага.

Они оба тяжело рухнули на пол. Иван, задыхаясь от боли в подвернутой шее, почувствовал, как что-то под ним хрустнуло. Он теперь оказался наверху и, перебирая в темноте ногами, искал надежной опоры. Через минуту, а может и меньше, он с трудом высвободил голову и, сделав сильный рывок, распластал немца на полу. Еще не совсем уверенно, Иван почувствовал, что сильнее врага, только, видно, тот был проворнее или, может, моложе, ибо не успел боец поймать в темноте его цепкие руки, как те снова ухватили Волоку за горло.

Иван только крякнул от боли, в глазах блеснул желтый огонь. На минуту он обмяк, отчаянно захрипел, а немец, извернувшись, перекинул в сторону ноги и очутился наверху.

– А-а-а! Сволочь! Ы-ых. – хрипел Иван.

Он инстинктивно вцепился в руки, сжимавшие его шею, пытаясь во что бы то ни стало разомкнуть их, не дать цепким пальцам сдавить горло. После долгих судорожных усилий ему удалось оторвать одну руку, но вторая тотчас сползла ниже и ухватила за воротник его застегнутой гимнастерки.

Боец задыхался, Грудь распирало удушье; казалось, вот-вот хрустнут горловые хрящи, помутилось сознание, и Волоку охватил испуг оттого, что вот так нелепо дает умертвить себя. В нечеловеческом отчаянии он уперся в пол коленями, напрягся и обеими руками резко вывернул в сторону одну, более мешавшую руку немца. Воротник гимнастерки затрещал, что-то глухо брякнулось о пол, немец засопел; бешено зашаркали по бетону его подкованные сапоги.

Волоке стало полегче. Он высвободил шею и, кажется, начал одолевать немца. На смену отчаянию в сознание ворвалась злоба, мелькнуло намерение убить – это придало силы. Барахтаясь и сопя, он нащупал ногами стену, уперся в нее и всем телом надавил на немца. Тот снова оказался снизу – Волока, мыча от злорадства и ярости, наконец добрался до его жилистой шеи.

– И-и-и-э-э! – мычал немец, и Волока чувствовал, что побеждает.

Его противник заметно сбавил напор и только оборонялся, хватаясь за ожесточившиеся Ивановы руки. Волоке, однако, очень мешала сумка с дисками, которая попала под немца и ремнем, как на привязи, держала бойца. Волока снова утратил опору, куда-то пропала стена, ноги скребли по скользкому полу. Но он изо всех сил держался наверху и не выпускал из рук немца, который вдруг захрипел, рванул Ивановы руки, раз и второй, напрягся, стукнулся о бетон головой и неистово забился всем телом. Однако Иван приналег плечом, удерживая пятерней горло, и сдавил.

В этот момент наверху что-то стряслось.

Оглушительный взрыв туго ударил в уши, в бездну рухнуло черное подземелье, сотни громов и грохотов обрушились на людей. Удушливым смрадом забило грудь, болью пронизало голову, спину, ноги, что-то навалилось и придушило. Волока инстинктивно отпрянул от немца, вскинул над головой руки, беспомощно съежился, подставив обвалу потную, побитую спину, и от боли сжал зубы.

Василь Быков: Одна ночь

Здесь есть возможность читать онлайн «Василь Быков: Одна ночь» весь текст электронной книги совершенно бесплатно (целиком полную версию). В некоторых случаях присутствует краткое содержание. категория: literature_history / literature_war / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 60
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Одна ночь: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Одна ночь»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Василь Быков: другие книги автора

Кто написал Одна ночь? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Возможность размещать книги на на нашем сайте есть у любого зарегистрированного пользователя. Если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

Одна ночь — читать онлайн бесплатно полную книгу (весь текст) целиком

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система автоматического сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Одна ночь», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Не бойтесь закрыть страницу, как только Вы зайдёте на неё снова — увидите то же место, на котором закончили чтение.

Василь Владимирович Быков

«Юнкерсы» налетели внезапно.

Их тонкохвостые стремительные тени вынырнули из-за островерхих, разбитых минами крыш и обрушили на город неистовый громовой рев. Оглушенный им, автоматчик Волока замедлил бег, присев, втянул голову в плечи и на несколько секунд сжался под все нарастающим визгом бомб. Вскоре, однако, сообразив, где спасение, боец метнулся на забросанный мусором тротуар и очутился под чугунной решеткой, тянувшейся вдоль улицы. Несколько долгих мучительных секунд, прильнув к раскаленному асфальту, ждал.

Бомбы разорвались за оградой.

Земля со вздохом, тяжело содрогнулась, тугая горячая волна ударила Волоку в спину, что-то коротко и звонко звякнуло рядом, и сразу же улица, дома и вязы в сквере окутались клубами серой пыли.

«Полутонные, не меньше», – подумал Волока, сплевывая песок. Вокруг по тротуару, в сквере и на мостовой брякали обломки камней, шлепались слитки асфальта, взметнув высоко в воздух, не спеша просеивалась туча земли, и в ней, медленно оседая, густо мельтешила листва акаций. Где-то вверху простучал пулемет, тотчас от серого исцарапанного осколками здания брызнула штукатурка, и большая, с бобовый струк, желтая пуля, цокнув по камням, бешено завертелась на тротуаре. На очередном заходе снова ревели пикировщики.

Надо было бежать дальше.

В сквере среди еще не осевшей пыли уже замелькали полусогнутые пропотевшие спины бойцов, кто-то перескочил через решетку ограды и бросился на противоположную сторону улицы. По темной латке на плече Волока узнал сержанта, командира отделения из их взвода. Обрадованный, что впереди есть свой человек, боец вскочил и, пригнувшись, пустился следом.

Сержант в несколько прыжков перебежал улицу и под новый рев пикировщиков нырнул в подворотню. Волока же немного отстал. Позади грохнул взрыв, и когда он, запыхавшись, влетел под спасительные своды подъезда, то от неожиданности едва не вскрикнул: со двора прямо на него выскочили два немца. Волока споткнулся, шарахнулся было назад, но и немцы тут, видно, не ждали его. Передний что-то бормотал заднему, на мгновенье в его расширенных глазах блеснули испуг и удивление. В то же мгновение Волока, не целясь, нажал на спуск – автомат содрогнулся от беспорядочной очереди, – немец выпустил из рук карабин и упал лицом на мостовую. Его новенькая, меченная альпийской эмблемой каска, громко звякая, криво покатилась по тротуару.

Куда исчез задний, Волока не увидел.

Вокруг грохотали взрывы, где-то со стоном рушилось здание, в подворотню хлынули клубы рыжей кирпичной пыли. Волока пригнулся, перескочил через откинутую руку немца, на которой еще дергались костистые с перстнями пальцы, и сунулся в настежь раскрытую дверь. Внутрь и вниз тут сбегали ступеньки, в спешке Волока промахнулся ногой и торчком полетел в темноту. Опережая его, в полумраке загремел его автомат.

Так боец очутился в подвале.

Тут было тихо и темно. Прохлада бетонного пола сразу охладила разгоряченное тело. Потирая ушибленные колени, Волока прислушался, медленно встал, ступил раз, второй, наклонился, отыскивая на полу оброненное оружие, и от неожиданности вздрогнул: пальцы его наткнулись на что-то пыльное, теплое и, несомненно, живое. Волока как-то не сразу сообразил, что это сапоги, которые тут же рванулись из-под его рук, и тут что-то тупое и тяжелое ударило бойца в спину. Волока ахнул от боли, но не упал, а взмахнув обеими руками, сгреб в темноте чьи-то ноги. Сознание пронзила догадка: немец!

Немец не удержался, свалился наземь, но руками успел охватить Волоку за голову. Иван напрягся, пытаясь вырваться, но напрасно. Враг все ниже пригибал его голову и, шаркая по полу подкованными сапогами, старался одолеть его. Но Иван, уже придя в себя от испуга, уцепился за одежду немца и, нащупав подошвами опору, всем телом толкнул врага.

Они оба тяжело рухнули на пол. Иван, задыхаясь от боли в подвернутой шее, почувствовал, как что-то под ним хрустнуло. Он теперь оказался наверху и, перебирая в темноте ногами, искал надежной опоры. Через минуту, а может и меньше, он с трудом высвободил голову и, сделав сильный рывок, распластал немца на полу. Еще не совсем уверенно, Иван почувствовал, что сильнее врага, только, видно, тот был проворнее или, может, моложе, ибо не успел боец поймать в темноте его цепкие руки, как те снова ухватили Волоку за горло.

Иван только крякнул от боли, в глазах блеснул желтый огонь. На минуту он обмяк, отчаянно захрипел, а немец, извернувшись, перекинул в сторону ноги и очутился наверху.

Ссылка на основную публикацию