Анализ стихотворения Вдохновение Дельвига

Антон дельвиг вдохновение. Анализ стихотворения “вдохновение” дельвиг

*Краткая биографическая справка – билет 24

Дельвиг вошел в историю литературы как ближайший друг и поэтический соратник Пушкина. Связь эта не ограничивалась их дружбой и известной общностью их литературных вкусов. Дельвиг своим поэтическим творчеством принимал деятельное участие в формировании поэзии пушкинской эпохи. Он стоял во главе печатных органов пушкинской группы (альманах «Северные цветы», «Литературная газета»), выступая как поэт и критик. Но талант Дельвига, по словам Пушкина, рано засверкавший, не получил полного развития.

Наиболее продуктивными жанровыми формами в творчестве Дельвига являются идиллии, народные песни и сонеты. Сонеты – наиболее яркое и полное воплощение философских, «мыслительных» тенденций поэзии Дельвига. Перу поэта принадлежит семь сонетов, выдержанных в строгом соответствии с каноническим сонетом французского типа. Ни одного, даже самого незначительного отступления от принятого эталона (AbbA AbbA cDD ccD) Дельвиг не допускает.

Тяготением к строгим классицистическим формам можно объяснить, по-видимому, обращение Дельвига к твердой жанрово-строфической форме сонета. Высоким образцом жанра является у поэта сонет «Вдохновение» (1822/3 г.).Лирический герой этого сонета находится в конфликте с окружающей его действительностью, как и поэт других стихотворений Дельвига. Жанр дружеского послания во «Вдохновении» осложняется рефлексией о высоком предназначении поэта («В друзьях обман, в любви разуверенье/ И яд во всем, чем сердце дорожит,/ Забыты им: восторженный пиит/ Уж прочитал свое предназначенье»). Оно заключается в том, что истинный поэт «говорит с грядущими веками», что и обеспечивает ему бессмертную славу (кульминация стихотворения – первый терцет). Вообще, надо сказать, в этом сонете легко отыскать параллели с «Пророками» Пушкина и Лермонтова. Равным образом сонет Пушкина «Поэту» можно рассматривать как непосредственное продолжение программных размышлений своего друга-единомышленника.

Другой сонет Дельвига «Златых кудрей приятная небрежность. » (1822 г.) трактует традиционный мадригальный мотив страстной, но неразделенной, безнадежной любви. Атрибуты внешнего облика героини и характер их образного осмысления напоминают о возлюбленной Петрарки Лауре («Златых кудрей приятная небрежность,/ Небесных глаз мечтательный привет,/ Звук сладкий уст при слове даже нет/ Во мне родят любовь и безнадежность). Подобно Петрарке Дельвиг использует антонимы: «кипит-холодеет», «печаль-веселье», «смерть-жизнь», призванные обнажить жестокую драму любовного смятения. Легко и непринужденно преодолевает он стилистическое расстояние от предельно обобщенного обожествления любимой, так хорошо нам знакомого в образах Беатриче и Лауры, до конкретной интимности, которую позволил себе Шекспир в образе «смуглой красавицы». Для этого Дельвигу потребовалось лишь соединить архаизированный поэтизм «златых кудрей» с бытовой реалией «приятная небрежность».

Еще последовательнее эта тенденция проявилась в сонете «Языкову» (1823 г.). В нем Дельвиг обращается к конкретному адресату, а также упоминает еще двоих друзей: Пушкин называется прямо, а Баратынский значится под именем «Певец Пиров» (тот был автором поэмы «Пиры»). В предыдущем сонете автор разбавлял высокую лирическую ситуацию бытовой конкретикой. На этот раз Дельвиг пошел другим путем: интимное дружеское общение он осветил идеализирующими эпитетами («к парнасским высотам», «возвышенным певцам», «любовию пристрастной»), а также архаичными формами слов («младой», «пламень», «влеком»). Пушкин в своем письме Дельвигу разделил надежды писателя, связанные с Языковым, который впоследствии стал ярким представителем золотого века русской поэзии, «поэтом разгула и свободы». В благодарность за лестный отзыв о его творчестве Языков пообещал Дельвигу принять участие в первом выпуске альманаха «Северные цветы». Как мы видим, элементы поэтики дружеских посланий нашли себе место в сонете Дельвига «Языкову».

Таким образом, Дельвиг одним из первых разрабатывал жанр сонета в русской литературе. Несмотря на то, что поэт был отодвинут на задний план последующим ходом развития русской литературы, он обогатил содержание лирики новыми мыслями и формами, а также внес неоценимый вклад в в процесс формирования большого, нового явления русской литературы – поэзии пушкинской эпохи.

Поэтический текст, относящийся к 1817 г., вошел в число лицейских произведений, переделанных автором спустя 8-9 лет после их написания. Стихотворение, жанровые особенности которого определены рамками товарищеского послания, является характерным примером ранней пушкинской лирики. Ее адресаты – товарищи по лицейской учебе.

Лирический субъект произведения уверен в творческом амплуа своего однокашника, выраженного краткой формулой «Ты поэт». Герой призывает друга, «наперсника богов», оберегать и развивать высокий дар художественного слова, воспитывая его «в уединении», вдали от суеты и тревог. Источниками вдохновения служат вечные чувства любви и дружбы, к которым присоединяется неожиданная составляющая – «лень». При помощи последней поэт юмористически характеризует не только собственное настроение, но и стихотворный образ Дельвига, восторженного «сына лени».

В поэтическом тексте декларируется «святое», божественное происхождение творческих способностей, которые преподносят «богини песнопенья», покровительницы искусства. Прекрасные неземные девы одарили таинственной «искрой вдохновения» и лирического субъекта, и адресата его произведения. «Лира мой удел», – так резюмирует свое предназначение герой, испытавший «жар сердца» в упоительные минуты творческого порыва.

Заключительный эпизод посвящен известной романтической теме разочарования, вызванного наговорами завистников и клеветников. Обозначая себя как жертву интриг, поэт прибегает к метафорам «кровавый взор» и «невидимый кинжал». Оскорбленный и отчаявшийся герой желает забыться в «бездействии счастливом», оставив муз-«мучительниц». Путь, который избрал лирический субъект, – его собственный выбор, вынужденное решение трагического романтика. Оно противопоставляется судьбе адресата, который остается верен гармоничным «звукам струн» высокой поэзии, способной успокоить мятущуюся душу лирического «я».

Юношеское стихотворение предваряет основные мотивы ключевой темы предназначения поэта: провозглашаются божественные истоки творчества, его гуманистическая суть и безразличие к земным волнениям.

Попытка моделирования собственной судьбы изображается в юношеском произведении «Товарищам». Герой не желает прославиться на воинской или гражданской стезе. Относя характеристику «сын лени» к собственной персоне, он выбирает душевное спокойствие и «красный колпак», символ свободы

Не часто к нам слетает вдохновенье,
И краткий миг в душе оно горит;
Но этот миг любимец муз ценит,
Как мученик с землею разлученье.

В друзьях обман, в любви разуверенье
И яд во всем, чем сердце дорожит,
Забыты им: восторженный пиит
Уж прочитал свое предназначенье.

И презренный, гонимый от людей,
Блуждающий один под небесами,
Он говорит с грядущими веками;

Он ставит честь превыше всех частей,
Он клевете мстит славою своей
И делится бессмертием с богами.

Анализ стихотворения Дельвига «Вдохновение»

Рассуждая о «золотом веке» русской поэзии, обычно вспоминают самых ярких его представителей – А.С. Пушкина, В.А. Жуковского, И.А. Крылова и других. На фоне этих значительных фигур персона Антона Антоновича Дельвига немного теряется – в отличие от некоторых своих современников, молодой поэт не был слишком плодовит в творческом плане. Однако это не дает никаких оснований считать, что Дельвиг был менее талантливым автором. Его незаурядный поэтический дар оставил заметный след в развитии русской культуры.

Одной из отличительных черт поэта была необыкновенная способность к подражанию. Перу Антона Антоновича принадлежат изящные строки стихотворений, созданных по образу греческих идиллий, христианских псалмов; баллады и романсы, имитирующие стиль и форму европейских авторов. При этом нельзя сказать, что это вторичные, лишенные художественной ценности и смысла, произведения. Подражая другим традициям, Дельвигу удавалось привнести в поэзию свежие образы, чувства и смыслы.

Одним из таких произведений является сонет «Вдохновение», созданный в 1822 году. В этом стихотворении Дельвиг обращается к классической строгой поэтической форме и размеру – пятистопному ямбу, применяет типичное для сонета чередование мужских и женских рифм. Структура катренов напоминает «французскую» последовательность abba abba ccd eed, но в терцетах автор меняет ее на cdd ccd.

Поэт играючи обходится не только с формой стихотворения, но и с темой. Если обычным для сонетов мотивом является любовь, преклонение перед женской красотой, возвышенные чувства, то для Дельвига центральной фигурой становится поэт. Подчеркивая его значение, автор прибегает к метафорам («любимец муз») и устаревшим выражениям («пиит»).

Это стихотворение вполне можно назвать философским размышлением о предназначении и судьбе поэта в мире. Дельвиг сравнивает момент творческого озарения со смертью, избавлением от земных мук, потому что только в этот миг поэт освобождается от суеты, несовершенства окружающего мира, разочарований и страданий. В остальное же время участь поэта, по мнению автора, незавидна – он не понят обществом, «презренный, гонимый от людей, блуждающий один под небесами».

Лирический герой сонета похож на прорицателя: «Он говорит с грядущими веками». Он предвосхищает наступление новых времен, крушение старых порядков, и за это его отвергают. Эта идея получит впоследствии развитие – выдающиеся современники, например, М.Ю. Лермонтов и А.С. Пушкин также прославят поэтов как пророков будущего.

Поэзия Дельвига

Н. В. Ф ридман

«Никто на свете не был мне ближе Дельвига», — писал Пушкин о безвременной кончине своего лучшего друга.

Дельвиг первым угадал и оценил гений Пушкина, когда тот был еще мальчиком. Под впечатлением от публичного лицейского экзамена в январе 1815 г., на котором Пушкин читал свои «Воспоминания в Царском Селе», Дельвиг сочинил стихотворение, которое заканчивалось так:

Пушкин! Он и в лесах не укроется: Лира выдаст его громким пением,

И от смертных восхитит бессмертного Аполлон на Олимп торжествующий.

Еще в конце 1824 г. Дельвиг стал издавать альманах «Северные цветы», а в 1830-1831 гг. — «Литературную газету», вокруг которой объединились, передовые писатели во главе с Пушкиным. «Литературная газета» прежде всего боролась с реакционной журналистикой Булгарина и Греча, и роль Пушкина в ней была настолько велика, что — по верному замечанию современного исследователя — «она никак не может быть определена словом «сотрудник». И все же Дельвиг вошел в историю русской культуры прежде всего как поэт. Еще Пушкин писал о Дельвиге, называя его «прекрасным талантом»: «Он не был оценен при раннем появлении на кратком своем поприще: но он еще не оценен и теперь, когда покоится в своей безвременной могиле!» И даже в наши дни поэзия Дельвига иногда рассматривается с чисто формальной стороны, как некое «упражнение» в жанрах и стихотворных размерах. Между тем поэзия Дельвига глубоко содержательна и может быть отнесена к числу интереснейших идейно-художественных явлений пушкинского времени.

Понятие поэты пушкинской плеяды поныне точно не определено. Недаром часто говорят о поэтах пушкинской поры, пушкинского окружения и т. п. С нашей точки зрения, к пушкинской плеяде следует относить тех поэтов, которые были связаны личной дружбой с Пушкиным, испытали его творческое влияние. Но все же эти поэты были интереснее всего там, где не повторяли, не дублировали Пушкина. Это хорошо понимал и сам Пушкин. Недаром он писал о крупнейшем из поэтов пушкинской плеяды Боратынском: «Он у нас оригинален — ибо мыслит». Сосредоточенно-философская поэзия Боратынского, удалая гусарская поэзия Дениса Давыдова, грубовато-вакхическая поэзия Языкова отражали влияние Пушкина. Но никто из этих поэтов не был подражателем, эпигоном Пушкина. Собственной, ярко выраженной творческой индивидуальностью обладал и Дельвиг.

Дельвиг входил в организации, связанные с передовыми, в первую очередь декабристскими, идеями — в «Зеленую лампу» и в Вольное общество любителей российской словесности. В его стихах встречаются смелые выпады против властей и церкви. Он переводит, по-видимому, в 1821 г. одно из атеистических произведений Беранже («Подражание Беранже») и уже в 1814 г. прославляет тех, «кто в советах не мудрствует», явно иронически характеризуя правящие круги («Пушкину»), но политические идеалы Дельвига были довольно расплывчатыми. Дельвиг-поэт чувствует себя затерянным и лишним в современной ему действительности. Он отчетливо видит тяжкий «удел поэта» (так и называется одно из его стихотворений). Образ поэта дан у Дельвига в двух планах — реально-бытовом и возвышенно-романтическом. Характерно, что в своих стихах Дельвиг очень прочно прикрепляет к себе эпитет бедный, имеющий как материальное, так и моральное значение. У Дельвига есть стихотворение «Утешение бедного поэта» и «Бедный Дельвиг». Второе из них начато словами:

Вот бедный Дельвиг здесь живет,
Не знаем суетою,
Бренчит на лире и поет
С подругою мечтою.

Но именно «мечта» — романтические устремления — позволяла Дельвигу создать в своей лирике и образ поэта-пророка, близкий к такому же образу у Пушкина. Это поэт, которому открыто будущее; он стоит гораздо выше окружающей его среды, где он должен вести жалкое существование.

Читайте также:  Анализ стихотворения романса Прекрасный день, счастливый день Дельвиг

Кульминации эти мысли Дельвига достигает в стихотворении «Поэт», сочиненном в 1820 г., в пору развития декабристского движения. Здесь поэт-пророк представлен как обличитель общественного зла, осуществляющий свое призвание вопреки безнравственности общественных верхов.

Познайте! Хоть под звук цепей Он усыплялся б в колыбели,

И все же возвышенно-патетический тон строк мало характерен для Дельвига. Официальному и светскому миру Дельвиг, вслед за Батюшковым и ранним Пушкиным, противопоставляет искреннюю дружбу и земную пылкую любовь — «счастье в Лилете». При этом, в отличие от своих предшественников, он, так сказать, распространяет эту философию на все возрасты человеческой жизни и даже на старость и смерть. Дельвиг часто рисует старика, который не только не тяготится своими годами, но вместе с юношами говорит о вине и любви; он «по опыту веселый человек».

Самыми замечательными и самыми характерными стихотворениями Дельвига были идиллии, заслужившие высокую оценку Пушкина. «Идиллии Дельвига для меня удивительны, — писал Пушкин. — Какую должно иметь силу воображения, дабы из России так переселиться в Грецию, из 19 столетия в золотой век, и необыкновенное чутье изящного, дабы так угадать греческую поэзию сквозь латинские подражания или немецкие переводы».

Дельвиг действительно — и в этом выражались романтические тенденции его творчества — хотел уйти от неудовлетворявшей его современности в воображаемый «золотой век» древней Греции. Вспомним, что и Пушкин, и многие близкие к нему поэты, используя образ из поэмы Гесиода «Труды и дни», называли свой, XIX век «железным». «Наш век — торгаш; в сей век железный Без денег и свободы нет», — писал Пушкин в «Разговоре книгопродавца с поэтом». А Боратынский начал стихотворение «Последний поэт» словами: «Век шествует путем своим железным, В сердцах корысть. ». Тема гибели «золотого века» с большой силой выразилась и в поэзии Дельвига. Одна из его самых ярких идиллий озаглавлена «Конец золотого века». Здесь нарисована гибель некогда счастливой Аркадии и наступившие затем тяжелые времена. В идиллии путешественник восклицает:

Жестокие люди С детства гонят меня далеко от родимого града. На что его собеседник-пастух отвечает: Вечная ночь, поглоти города! Из вашего града Вышла беда и на бедную нашу Аркадию!

Эти последние строки связаны с глубинами мироощущения Дельвига и его романтическими настроениями. Дельвиг вообще отрицательно относился к современной ему городской цивилизации и к типичной для нее власти денег. И с тем большим упорством он стремился хотя бы в поэзии воспроизвести картины золотого века древней Греции.

Опираясь на идиллии Феокрита, Дельвиг проникает в самую суть античного искусства и в то же время очень обдуманно выбирает свой творческий материал. Его не интересуют городские сцены, нарисованные эллинским поэтом в нарочито грубоватых тонах, он старается воспроизвести и творчески переосмыслить мотивы буколических, пастушеских сцен Феокрита, изображающих кипение и покой человеческого духа и земную красоту.

Мир света и доброты в идиллиях Дельвига создан яркими красками, пластичностью и предельной зримостью образов. Поэт дал превосходные образцы русского гекзаметра и заявил себя как блестящий мастер поэтической звукописи и ритмики.

Большинство звуковых и ритмических приемов и опытов Дельвига было несомненно удачным и знаменовало собой значительный шаг вперед в области стихотворного мастерства. Это, быть может, сильнее всего сказалось в таком мало освоенном в русской литературе того времени жанре, как сонет. Недаром Пушкин в стихотворении «Сонет» писал:

У нас еще его не знали девы,
Как для него уж Дельвиг забывал
Гекзаметра священные напевы.

Сонеты Дельвига прекрасно звучат и отличаются той медленной певучестью, той поэтической кантиленой, без которых вообще невозможно представить высокохудожественный образец этого жанра. Такое «сладкозвучие» живет в начале стихотворения Дельвига «H. М. Языкову», которое, вероятно, является лучшим сонетом в его творчестве:

Младой певец, дорогою прекрасной
Тебе идти к парнасским высотам,
Тебе венок (поверь моим словам)
Плетет Амур с каменой сладкогласной.
От ранних лет и пламень не напрасный
Храню в душе, благодаря богам,
Я им влеком к возвышенным певцам
С какою-то любовью пристрастной.

Прав был Пушкин, писавший после смерти Дельвига, что в его произведениях «заметно необыкновенное чувство гармонии и той классической стройности, которой никогда он не изменял». Эти свойства поэзии Дельвига проявились и в его песнях, которые прочно вошли в историю русской литературы и музыки.

Песни Дельвига — не просто подражание народным песням или их использование. Они глубоко содержательны и отражают мироощущение «бедного Дельвига». В этих песнях звучат преимущественно мотивы печали и щемящей тоски, то «уныние новейшей поэзии», которое — по словам Пушкина — было одной из отличительных черт творчества Дельвига, Вспомним знаменитую песню «Соловей, мой соловей», получившую широкую популярность благодаря музыке Алябьева. Это песня о погубленной любви, о девушке, которую разлюбил милый:

Кто-то бедная, как я,
Ночь прослушает тебя,
Не смыкаючи очей,
Утопаючи в слезах?
Побывай во всех странах,
В деревнях и в городах:
Не найти тебе нигде
Горемышнее меня.

Песни Дельвига, несмотря на иногда проявляющуюся в них «литературность», были гораздо более народными, чем песни русских сентименталистов — Карамзина, Дмитриева и Нелединского-Мелецкого, так как песни этих авторов сильно портила излишняя чувствительность и манерность.

В стихотворных ритмах своих песен Дельвиг подчас предвосхищает Некрасова. Б. В. Томашевский привел прекрасный пример сходства ритмических интонаций Дельвига и Некрасова в трехстопном ямбе дактилического окончания.

Мой суженый, мой ряженый, Услышь меня, спаси меня.

Б. В. Томашевский сопоставил с этим началом песни Дельвига одно из мест поэмы Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» («Разобран по кирпичику Красивый дом помещичий. » и т. д.). Но можно привести еще более близкое к строчкам Дельвига место из этой поэмы:

Ой, ласточка! ой, глупая!
Не вей гнезда под берегом,
Под берегом крутым!

И дело здесь не только в ритмическом сходстве. В процитированной выше песне «Сон» Дельвиг предвосхитил не только ритмическую энергию и стремительность стихов Некрасова, но и их чисто народный колорит и одну из лучших черт созданного Некрасовым характера русской женщины — необыкновенную силу ее любви, силу, преодолевшую все препятствия.

На тексты песен Дельвига, равно как и на тексты его романсов и элегий, писали свои произведения крупные русские композиторы — М. И. Глинка, А. С. Даргомыжский, А. А. Алябьев, А. Е. Варламов и др. Особенно показательна любовь к поэзии Дельвига Глинки, тесно связанного и по времени и по характеру своего творчества с Пушкиным и поэтами его плеяды. Глинка сочиняет вариации на музыку романса Алябьева «Соловей» со словами Дельвига. Сочиняет он и очень популярный романс на слова Дельвига «Не осенний частый дождичек. ».

Дельвиг с несправедливой скромностью оценивал свое творчество. Ему казалось, что он только помогал другим поэтам, а его лирика лишь отражает свет чужих, гораздо более значительных художественных образов. Дельвиг писал о Пушкине и Боратынском, дарование которых он открыл и поддерживал: «И славой их горжусь в вознагражденье». На самом же деле Дельвиг явно недооценивал себя. Он был самостоятельной, обладающей собственным, неземным, светом, звездой пушкинской плеяды. Конечно, его творчество захватывало довольно узкий диапазон интимно-психологических мотивов, и он на практике не осуществил выдвинутые им в критических статьях принципы реализма. Но в области интимно-психологической лирики он сделал много. Особенно большим было значение Дельвига в создании отмеченных печатью народности русских песен и высокохудожественных произведений в античном духе. Идиллии Дельвига, столь высоко оцененные Пушкиным, в пределах этого жанра до сих пор остаются непревзойденными в русской поэзии. Дельвиг и сам понимал, что здесь он отличается от Пушкина и идет своим путем. Недаром он однажды сказал: «Пушкину позволительно ошибаться в древних размерах: он ими не пишет!»

Не менее важно, что поэзия Дельвига воплощала высокую гуманность и человечность ее автора. Потому-то Пушкин с грустью писал о смерти своего ближайшего друга: «Со мной доброго Дельвига нет». Но добрая поэзия Дельвига осталась с нами. Сейчас нас по-прежнему восхищает ослепительный блеск «солнца русской поэзии» — Пушкина. Но до нас доносит мягкий, ровный и теплый свет и добрая звезда лирики Дельвига.

Л-ра: Литература в школе. – 1973. – № 4. – С. 90-92.

Антон Дельвиг — Вдохновение: Стих

Не часто к нам слетает вдохновенье,
И краткий миг в душе оно горит;
Но этот миг любимец муз ценит,
Как мученик с землею разлученье.

В друзьях обман, в любви разуверенье
И яд во всем, чем сердце дорожит,
Забыты им: восторженный пиит
Уж прочитал свое предназначенье.

И презренный, гонимый от людей,
Блуждающий один под небесами,
Он говорит с грядущими веками;

Он ставит честь превыше всех частей,
Он клевете мстит славою своей
И делится бессмертием с богами.

  • Следующий стих → Антон Дельвиг — Эпилог (Любви моей напевы)
  • Предыдущий стих → Антон Дельвиг — Элизиум поэтов

Читать похожие стихи:

  1. Антон Дельвиг — Твой друг ушел
  2. Антон Дельвиг — Романс (Друзья, друзья)
  3. Антон Дельвиг — Я тебя люблю
  4. Антон Дельвиг — Хлоя
  5. Антон Дельвиг — Романс (Прекрасный день)
  • Стихи Александра Пушкина
  • Стихи Михаила Лермонтова
  • Стихи Сергея Есенина
  • Басни Ивана Крылова
  • Стихи Николая Некрасова
  • Стихи Владимира Маяковского
  • Стихи Федора Тютчева
  • Стихи Афанасия Фета
  • Стихи Анны Ахматовой
  • Стихи Владимира Высоцкого
  • Стихи Иосифа Бродского
  • Стихи Марины Цветаевой
  • Стихи Александра Блока
  • Стихи Агнии Барто
  • Омар Хайям: стихи, рубаи
  • Стихи Бориса Пастернака
  • Стихи Самуила Маршака
  • Стихи Корнея Чуковского
  • Стихи Эдуарда Асадова
  • Стихи Евгения Евтушенко
  • Стихи Константина Симонова
  • Стихи Ивана Бунина
  • Стихи Валерия Брюсова
  • Стихи Беллы Ахмадулиной
  • Стихи Юлии Друниной
  • Стихи Вероники Тушновой
  • Стихи Николая Гумилева
  • Стихи Твардовского
  • Стихи Рождественского
  • Евгений Онегин
  • Бородино
  • Я помню чудное мгновенье (Керн)
  • Я вас любил, любовь еще, быть может
  • Парус (Белеет парус одинокий)
  • Письмо матери
  • Зимнее утро (Мороз и солнце; день чудесный)
  • Не жалею, не зову, не плачу
  • Стихи о советском паспорте
  • Я памятник себе воздвиг нерукотворный
  • У лукоморья дуб зеленый
  • Ночь, улица, фонарь, аптека
  • Сказка о царе Салтане
  • Жди меня, и я вернусь
  • Ты меня не любишь, не жалеешь
  • Что такое хорошо и что такое плохо
  • Кому на Руси жить хорошо
  • Я пришел к тебе с приветом
  • Незнакомка
  • Письмо Татьяны к Онегину
  • Александр Пушкин — Пророк
  • Анна Ахматова — Мужество
  • Николай Некрасов — Железная дорога
  • Сергей Есенин — Письмо к женщине
  • Александр Пушкин — Полтава
  • Стихи о любви
  • Стихи для детей
  • Стихи о жизни
  • Стихи о природе
  • Стихи о дружбе
  • Стихи о женщине
  • Короткие стихи
  • Грустные стихи
  • Стихи про осень
  • Стихи про зиму
  • Стихи о весне
  • Стихи про лето
  • Смешные стихи
  • Матерные стихи
  • Стихи с добрым утром
  • Стихи спокойной ночи
  • Стихи про семью
  • Стихи о маме
  • Стихи про папу
  • Стихи про бабушку
  • Стихи про дедушку
  • Стихи о войне
  • Стихи о родине
  • Стихи про армию
  • Стихи про школу
  • Стихи о музыке
  • Стихи для малышей
  • Стихи о доброте
  • Стихи на конкурс
  • Сказки в стихах
  • Популярные стихи Пушкина
  • Популярные стихи Лермонтова
  • Популярные стихи Есенина
  • Популярные басни Крылова
  • Популярные стихи Некрасова
  • Популярные стихи Маяковского
  • Популярные стихи Тютчева
  • Популярные стихи Фета
  • Популярные стихи Ахматовой
  • Популярные стихи Цветаевой
  • Популярные стихи Бродского
  • Популярные стихи Блока
  • Популярные стихи Хайяма
  • Популярные стихи Пастернака
  • Популярные стихи Асадова
  • Популярные стихи Бунина
  • Популярные стихи Евтушенко
  • Популярные стихи Гумилева
  • Популярные стихи Рождественского
  • Другие поэты

Огромная база, сборники стихов известных русских и зарубежных поэтов классиков в Антологии РуСтих | Все стихи | Карта сайта | Контакты

Все анализы стихотворений, краткие содержания, публикации в литературном блоге, короткие биографии, обзоры творчества на страницах поэтов, сборники защищены авторским правом. При копировании авторских материалов ссылка на источник обязательна! Копировать материалы на аналогичные интернет-библиотеки стихотворений – запрещено. Все опубликованные стихи являются общественным достоянием согласно ГК РФ (статьи 1281 и 1282).

Читайте также:  Краткое содержание Гюго Человек, который смеётся

Анализ стихотворения “вдохновение” дельвиг.

Не часто к нам слетает вдохновенье,
И краткий миг в душе оно горит;
Но этот миг любимец муз ценит,
Как мученик с землею разлученье.

В друзьях обман, в любви разуверенье
И яд во всем, чем сердце дорожит,
Забыты им: восторженный пиит
Уж прочитал свое предназначенье.

И презренный, гонимый от людей,
Блуждающий один под небесами,
Он говорит с грядущими веками;

Он ставит честь превыше всех частей,
Он клевете мстит славою своей
И делится бессмертием с богами.

Анализ стихотворения Дельвига «Вдохновение»

Рассуждая о «золотом веке» русской поэзии, обычно вспоминают самых ярких его представителей – А.С. Пушкина, В.А. Жуковского, И.А. Крылова и других. На фоне этих значительных фигур персона Антона Антоновича Дельвига немного теряется – в отличие от некоторых своих современников, молодой поэт не был слишком плодовит в творческом плане. Однако это не дает никаких оснований считать, что Дельвиг был менее талантливым автором. Его незаурядный поэтический дар оставил заметный след в развитии русской культуры.

Одной из отличительных черт поэта была необыкновенная способность к подражанию. Перу Антона Антоновича принадлежат изящные строки стихотворений, созданных по образу греческих идиллий, христианских псалмов; баллады и романсы, имитирующие стиль и форму европейских авторов. При этом нельзя сказать, что это вторичные, лишенные художественной ценности и смысла, произведения. Подражая другим традициям, Дельвигу удавалось привнести в поэзию свежие образы, чувства и смыслы.

Одним из таких произведений является сонет «Вдохновение», созданный в 1822 году. В этом стихотворении Дельвиг обращается к классической строгой поэтической форме и размеру – пятистопному ямбу, применяет типичное для сонета чередование мужских и женских рифм. Структура катренов напоминает «французскую» последовательность abba abba ccd eed, но в терцетах автор меняет ее на cdd ccd.

Поэт играючи обходится не только с формой стихотворения, но и с темой. Если обычным для сонетов мотивом является любовь, преклонение перед женской красотой, возвышенные чувства, то для Дельвига центральной фигурой становится поэт. Подчеркивая его значение, автор прибегает к метафорам («любимец муз») и устаревшим выражениям («пиит»).

Это стихотворение вполне можно назвать философским размышлением о предназначении и судьбе поэта в мире. Дельвиг сравнивает момент творческого озарения со смертью, избавлением от земных мук, потому что только в этот миг поэт освобождается от суеты, несовершенства окружающего мира, разочарований и страданий. В остальное же время участь поэта, по мнению автора, незавидна – он не понят обществом, «презренный, гонимый от людей, блуждающий один под небесами».

Лирический герой сонета похож на прорицателя: «Он говорит с грядущими веками». Он предвосхищает наступление новых времен, крушение старых порядков, и за это его отвергают. Эта идея получит впоследствии развитие – выдающиеся современники, например, М.Ю. Лермонтов и А.С. Пушкин также прославят поэтов как пророков будущего.

*Краткая биографическая справка – билет 24

Дельвиг вошел в историю литературы как ближайший друг и поэтический соратник Пушкина. Связь эта не ограничивалась их дружбой и известной общностью их литературных вкусов. Дельвиг своим поэтическим творчеством принимал деятельное участие в формировании поэзии пушкинской эпохи. Он стоял во главе печатных органов пушкинской группы (альманах «Северные цветы», «Литературная газета»), выступая как поэт и критик. Но талант Дельвига, по словам Пушкина, рано засверкавший, не получил полного развития.

Наиболее продуктивными жанровыми формами в творчестве Дельвига являются идиллии, народные песни и сонеты. Сонеты – наиболее яркое и полное воплощение философских, «мыслительных» тенденций поэзии Дельвига. Перу поэта принадлежит семь сонетов, выдержанных в строгом соответствии с каноническим сонетом французского типа. Ни одного, даже самого незначительного отступления от принятого эталона (AbbA AbbA cDD ccD) Дельвиг не допускает.

Тяготением к строгим классицистическим формам можно объяснить, по-видимому, обращение Дельвига к твердой жанрово-строфической форме сонета. Высоким образцом жанра является у поэта сонет «Вдохновение» (1822/3 г.).Лирический герой этого сонета находится в конфликте с окружающей его действительностью, как и поэт других стихотворений Дельвига. Жанр дружеского послания во «Вдохновении» осложняется рефлексией о высоком предназначении поэта («В друзьях обман, в любви разуверенье/ И яд во всем, чем сердце дорожит,/ Забыты им: восторженный пиит/ Уж прочитал свое предназначенье»). Оно заключается в том, что истинный поэт «говорит с грядущими веками», что и обеспечивает ему бессмертную славу (кульминация стихотворения – первый терцет). Вообще, надо сказать, в этом сонете легко отыскать параллели с «Пророками» Пушкина и Лермонтова. Равным образом сонет Пушкина «Поэту» можно рассматривать как непосредственное продолжение программных размышлений своего друга-единомышленника.

Другой сонет Дельвига «Златых кудрей приятная небрежность. » (1822 г.) трактует традиционный мадригальный мотив страстной, но неразделенной, безнадежной любви. Атрибуты внешнего облика героини и характер их образного осмысления напоминают о возлюбленной Петрарки Лауре («Златых кудрей приятная небрежность,/ Небесных глаз мечтательный привет,/ Звук сладкий уст при слове даже нет/ Во мне родят любовь и безнадежность). Подобно Петрарке Дельвиг использует антонимы: «кипит-холодеет», «печаль-веселье», «смерть-жизнь», призванные обнажить жестокую драму любовного смятения. Легко и непринужденно преодолевает он стилистическое расстояние от предельно обобщенного обожествления любимой, так хорошо нам знакомого в образах Беатриче и Лауры, до конкретной интимности, которую позволил себе Шекспир в образе «смуглой красавицы». Для этого Дельвигу потребовалось лишь соединить архаизированный поэтизм «златых кудрей» с бытовой реалией «приятная небрежность».

Еще последовательнее эта тенденция проявилась в сонете «Языкову» (1823 г.). В нем Дельвиг обращается к конкретному адресату, а также упоминает еще двоих друзей: Пушкин называется прямо, а Баратынский значится под именем «Певец Пиров» (тот был автором поэмы «Пиры»). В предыдущем сонете автор разбавлял высокую лирическую ситуацию бытовой конкретикой. На этот раз Дельвиг пошел другим путем: интимное дружеское общение он осветил идеализирующими эпитетами («к парнасским высотам», «возвышенным певцам», «любовию пристрастной»), а также архаичными формами слов («младой», «пламень», «влеком»). Пушкин в своем письме Дельвигу разделил надежды писателя, связанные с Языковым, который впоследствии стал ярким представителем золотого века русской поэзии, «поэтом разгула и свободы». В благодарность за лестный отзыв о его творчестве Языков пообещал Дельвигу принять участие в первом выпуске альманаха «Северные цветы». Как мы видим, элементы поэтики дружеских посланий нашли себе место в сонете Дельвига «Языкову».

Таким образом, Дельвиг одним из первых разрабатывал жанр сонета в русской литературе. Несмотря на то, что поэт был отодвинут на задний план последующим ходом развития русской литературы, он обогатил содержание лирики новыми мыслями и формами, а также внес неоценимый вклад в в процесс формирования большого, нового явления русской литературы – поэзии пушкинской эпохи.

Поэтический текст, относящийся к 1817 г., вошел в число лицейских произведений, переделанных автором спустя 8-9 лет после их написания. Стихотворение, жанровые особенности которого определены рамками товарищеского послания, является характерным примером ранней пушкинской лирики. Ее адресаты – товарищи по лицейской учебе.

Лирический субъект произведения уверен в творческом амплуа своего однокашника, выраженного краткой формулой «Ты поэт». Герой призывает друга, «наперсника богов», оберегать и развивать высокий дар художественного слова, воспитывая его «в уединении», вдали от суеты и тревог. Источниками вдохновения служат вечные чувства любви и дружбы, к которым присоединяется неожиданная составляющая – «лень». При помощи последней поэт юмористически характеризует не только собственное настроение, но и стихотворный образ Дельвига, восторженного «сына лени».

В поэтическом тексте декларируется «святое», божественное происхождение творческих способностей, которые преподносят «богини песнопенья», покровительницы искусства. Прекрасные неземные девы одарили таинственной «искрой вдохновения» и лирического субъекта, и адресата его произведения. «Лира мой удел», – так резюмирует свое предназначение герой, испытавший «жар сердца» в упоительные минуты творческого порыва.

Заключительный эпизод посвящен известной романтической теме разочарования, вызванного наговорами завистников и клеветников. Обозначая себя как жертву интриг, поэт прибегает к метафорам «кровавый взор» и «невидимый кинжал». Оскорбленный и отчаявшийся герой желает забыться в «бездействии счастливом», оставив муз-«мучительниц». Путь, который избрал лирический субъект, – его собственный выбор, вынужденное решение трагического романтика. Оно противопоставляется судьбе адресата, который остается верен гармоничным «звукам струн» высокой поэзии, способной успокоить мятущуюся душу лирического «я».

Юношеское стихотворение предваряет основные мотивы ключевой темы предназначения поэта: провозглашаются божественные истоки творчества, его гуманистическая суть и безразличие к земным волнениям.

Попытка моделирования собственной судьбы изображается в юношеском произведении «Товарищам». Герой не желает прославиться на воинской или гражданской стезе. Относя характеристику «сын лени» к собственной персоне, он выбирает душевное спокойствие и «красный колпак», символ свободы

Главная » Английский алфавит » Анализ стихотворения “вдохновение” дельвиг.

Анализ стихотворения Пушкина Дельвигу

Стихотворений с таким названием написано Пушкиным два. Одно в 1830 году, другоё в 1817.

В 1830 году, в пору знаменитой Болдинской осени, Пушкин пишет стихотворение своему другу Дельвигу. Он издаёт «Литературную газету», а Пушкин в ней работает редактором. Стихотворение написано в стиле дружеского послания.

В своё время оба учились в Царскосельском лицее. И уже там у обоих появились литературные способности. «…Киприда, Феб и Вакх румяный
играли нашею судьбой…». Феб – второе имя Аполлона, покровителя солнца и поэзии. Киприда – другое имя Афродиты. По преданию она вышла на берег из моря на берегу Кипра. Пушкин намекает на то, что они оба интересовались прекрасным слабым полом, любили выпить рюмочку вина.

Поэтому, они безразлично относились к судьбе своих произведений. Пушкин сравнивает их с «гуляющими детьми», оставленными без присмотра. Будучи человеком лишённым низменного корыстолюбия, Дельвиг не продавал свои произведения.

В двух последних строфах описываются литературные будни журналов. Поэтов упрекают в том, что они тщеславны, любят вино. Критиков и журналистов-недоброжелателей Пушкин называет «какой-то пародист» и «беззубый журналист».

Стихотворение, написанное в 1817 году, тоже посвящено другу Дельвигу. Его можно отнести к ранней лирике поэта. Тогда они были молоды и дружески подшучивали друг над другом.

В то время он писал стихотворения, посвященные друзьям и товарищам по учёбе в лицее. Пушкин считает своего друга «наперсником богов», подающим большие надежды, поэтом. И указывает, что у него и Дельвига общие творческие интересы.

Интересен тот момент, что Пушкин переписал это стихотворение через некоторое время, примерно 8-9 лет.

Пушкин призывает Дельвига беречь и развивать свой талант, вдали от мирской суеты и ежедневных тревог. Источниками вдохновения могут быть любовь, дружба и, как ни странно, лень. Пушкин в шутку называет своего друга «сыном лени».

Талант – это от бога, точнее от богини, покровительницы искусства. Они вдохнули искру вдохновенья и в грудь самого Пушкина, и в грудь Дельвига. Пушкин пишет о себе «лира мой удел». Он испытал минуты «упоенья, сердца жар, …слёзы вдохновенья». Шедевры всегда рождаются в творческих муках.

Но завистники и клеветники не дремлют. Они вонзают «невидимый кинжал» в сердце поэта. Слово – это сильное оружие в человеческих руках. Словом можно убить, а можно и спасти. Так хочется на минутку отложить перо, отпустить на волю музу. Пушкин называет её мучительницей.

Но в отличие от поэта, Дельвиг верен звукам, исходящим от струн его возвышенной поэзии. Поэтому Пушкин хочет вздохнуть « в восторге молчаливом», слушая и внимая стихам друга.

Картинка к стихотворению Дельвигу

Популярные темы анализов

1917 год в России полным ходом разгорается революция. В стране происходит смена власти. Казалось бы, все уже позади, но нет. Войска Атланты не признают новое правительство во главе с Лениным, и всякими способами пытаются захватить

У Фета была любовь всей жизни. Её звали Мария Лазич. Фет испытывал к ней чувства, и она отвечала взаимностью. Всё могло быть хорошо. Но поэт стремился к материальному благополучию, и поэтому отверг свою любовь. А потом девушка погибла в пожаре.

Смерть страшит. После неё – неизвестность, и сколько бы различные люди с различной репутацией не писали про загробную жизнь, всё равно страшен этот переход. Но не для Фета. Стихотворение «Грёзы» – о смерти, но не страшной,

Читайте также:  Краткое содержание Гюго Человек, который смеётся

Стихотворение Валерия Яковлевича Брюсова «Да, можно любить ненавидя», было опубликовано в его третьем сборнике, в 1897 году «Me eum esse», что в переводе на русский означает «Я люблю. ». На тот момент, ему было 23 года, и он все ещё был

Стихотворение «Июль» Пастернака воплощает в себе идею того, как при помощи стихотворных строк можно «наделить жизнью», придать человеческий облик явлениям природы.

Жанр сонета в лирике А.А.Дельвига

*Краткая биографическая справка — билет 24

Дельвиг вошел в историю литературы как ближайший друг и поэтический соратник Пушкина. Связь эта не ограничивалась их дружбой и известной общностью их литературных вкусов. Дельвиг своим поэтическим творчеством принимал деятельное участие в формировании поэзии пушкинской эпохи. Он стоял во главе печатных органов пушкинской группы (альманах «Северные цветы», «Литературная газета»), выступая как поэт и критик. Но талант Дельвига, по словам Пушкина, рано засверкавший, не получил полного развития.

Наиболее продуктивными жанровыми формами в творчестве Дельвига являются идиллии, народные песни и сонеты. Сонеты – наиболее яркое и полное воплощение философских, «мыслительных» тенденций поэзии Дельвига. Перу поэта принадлежит семь сонетов, выдержанных в строгом соответствии с каноническим сонетом французского типа. Ни одного, даже самого незначительного отступления от принятого эталона (AbbA AbbA cDD ccD) Дельвиг не допускает.

Тяготением к строгим классицистическим формам можно объяснить, по-видимому, обращение Дельвига к твердой жанрово-строфической форме сонета. Высоким образцом жанра является у поэта сонет «Вдохновение» (1822/3 г.).Лирический герой этого сонета находится в конфликте с окружающей его действительностью, как и поэт других стихотворений Дельвига. Жанр дружеского послания во «Вдохновении» осложняется рефлексией о высоком предназначении поэта («В друзьях обман, в любви разуверенье/ И яд во всем, чем сердце дорожит,/ Забыты им: восторженный пиит/ Уж прочитал свое предназначенье»). Оно заключается в том, что истинный поэт «говорит с грядущими веками», что и обеспечивает ему бессмертную славу ( кульминация стихотворения — первый терцет). Вообще, надо сказать, в этом сонете легко отыскать параллели с «Пророками» Пушкина и Лермонтова. Равным образом сонет Пушкина «Поэту» можно рассматривать как непосредственное продолжение программных размышлений своего друга-единомышленника.

Другой сонет Дельвига «Златых кудрей приятная небрежность. » (1822 г.) трактует традиционный мадригальный мотив страстной, но неразделенной, безнадежной любви. Атрибуты внешнего облика героини и характер их образного осмысления напоминают о возлюбленной Петрарки Лауре («Златых кудрей приятная небрежность,/ Небесных глаз мечтательный привет,/ Звук сладкий уст при слове даже нет/ Во мне родят любовь и безнадежность). Подобно Петрарке Дельвиг использует антонимы: «кипит-холодеет», «печаль-веселье», «смерть-жизнь», призванные обнажить жестокую драму любовного смятения. Легко и непринужденно преодолевает он стилистическое расстояние от предельно обобщенного обожествления любимой, так хорошо нам знакомого в образах Беатриче и Лауры, до конкретной интимности, которую позволил себе Шекспир в образе «смуглой красавицы». Для этого Дельвигу потребовалось лишь соединить архаизированный поэтизм «златых кудрей» с бытовой реалией «приятная небрежность».

Еще последовательнее эта тенденция проявилась в сонете «Языкову» (1823 г.). В нем Дельвиг обращается к конкретному адресату, а также упоминает еще двоих друзей: Пушкин называется прямо, а Баратынский значится под именем «Певец Пиров» (тот был автором поэмы «Пиры»). В предыдущем сонете автор разбавлял высокую лирическую ситуацию бытовой конкретикой. На этот раз Дельвиг пошел другим путем: интимное дружеское общение он осветил идеализирующими эпитетами («к парнасским высотам», «возвышенным певцам», «любовию пристрастной»), а также архаичными формами слов («младой», «пламень», «влеком»). Пушкин в своем письме Дельвигу разделил надежды писателя, связанные с Языковым, который впоследствии стал ярким представителем золотого века русской поэзии, «поэтом разгула и свободы». В благодарность за лестный отзыв о его творчестве Языков пообещал Дельвигу принять участие в первом выпуске альманаха «Северные цветы». Как мы видим, элементы поэтики дружеских посланий нашли себе место в сонете Дельвига «Языкову».

Таким образом, Дельвиг одним из первых разрабатывал жанр сонета в русской литературе. Несмотря на то, что поэт был отодвинут на задний план последующим ходом развития русской литературы, он обогатил содержание лирики новыми мыслями и формами, а также внес неоценимый вклад в в процесс формирования большого, нового явления русской литературы — поэзии пушкинской эпохи.

Анализ стихотворения Вдохновение Дельвига

В нашей онлайн базе уже более 10821 рефератов!

Вы можете воспользоваться поиском готовых работ или же получить помощь по подготовке нового реферата практически по любому предмету. Также вы можете добавить свой реферат в базу.

Это идеи прочно вкоренились в сознание Дельвига.

Однако поэт усвоил не только представление о радостях жизни, но и о невозможности их обрести.

Русская жизнь не удовлетворяла романтически настроенного поэта. В ней Дельвиг видел всякого рола несправедливость, коварство, ложь, разобщённость человека с другими людьми, с природой, внутреннюю дисгармонию, то есть невозможность поступать так, как думается, и рассуждать, так как чувствуется. Поэзия Дельвига запечатлела мир страданий простых русских людей в печальных, заунывных мелодиях песен, настроенных на народный лад.

Мотивы лирики Дельвига.

Содержание лирических песен Дельвига всегда грустно: не сложилась судьба девицы, тоскующей о суженом («Соловей мой, соловей…»). Нет воли у молодца, заливающего грусть вином («Не осенний частый дождичек…»). Любовь никогда не приводит к счастью, а приносит лишь неизбывное горе, из которого нет выхода. Русский человек в песнях Дельвига жалуется на судьбу даже в том случае, когда нет ясной причины: просто из его жизни ушли радость и веселье.

Дельвиг угадал дух и строй русской народной песни. Он внёс в неё глубоко современное содержание, поведав о скорби русского человека, по утраченной молодости и недостижимому счастью. Песни Дельвига, широко вошедшие в народный репертуар, проникнуты гуманным сочувствием к простым людям. Поэт был недалёк от социального объяснения причин их страданий, – его интересовали лишь их интимные чувства. Но это не мешало Дельвигу замечать, как вянет молодость, лишённая свободы, любви, непосредственного проявления высоких жизненных эмоций.

В лирических песнях Дельвига слышится тихая жалоба на жизнь, отнимающую у человека его законное право на счастье. И вместе с тем в этих унылых мотивах ясно звучат и другие ноты – ожидания светлой и радостной жизни.

Не найдя счастья ни в простонародной России, ни в дворянской среде, лирический герой поэта находит его в домашнем и частном быте. Поэт создаёт идеальный мир удовольствий, основанный не на социальных связях, а на личных достоинствах человека. В лирике Дельвига возникает образ беспечного баловня судьбы, который наслаждается молодостью, здоровьем, любовью, вином, поэзией.

Условный герой Дельвига.

Вымышленный условный герой поэта уединяется на лоно природы, подальше от роскошных дворцов, от чопорных и надменных богачей. Ему дороги не богатство и знатность, не чины и титулы, а дружеское общение, чистая и нежная любовь, вдохновенная и свободная беседа с друзьями, весёлая, дружеская, шумная пирушка. Среди притязательной обстановки хижины ищи домика все равны. Здесь царствуют простые, естественные отношения между людьми, законы милого гостеприимства и личной независимости.

Продолжая мотивы «Моих пенатов» Батюшкова, Дельвиг пишет стихотворения «Моя хижина», «Домик», в которых прославляет домашний уют и высокую прелесть интимных наслаждений:

За далью туманной,

Стоит над рекой

Мой домик простой;

Для знати жеманной

Он замкнут ключом,

Отвёл я веселью

Мечтам и безделью.

Однако этот домашний быт достаточно узок и замкнут. Безмятежное личное счастье добывалось слишком дорогой ценой: лирический герой Дельвига отгораживается не только от светской дворянской России, но и от широкого вольного мира народной жизни. Искомая поэтом полнота бытия не могла быть в нём достигнута. К тому же Дельвиг понимал, что это лишь условный идеальный островок, которому постоянно грозит уничтожение в среде беспощадной стихии железного века.

Стихотворения, подобные «Домику» и «Моей хижине», по мере созревание таланта Дельвига совершенно исчезают из его поэзии. Романтическая мечта о большом идеальном мире человеческого счастья всё чаще связывается в сознании Дельвиг с седой древностью, где человек, по тогдашним представлениям, не уединялся от общественного и народного бытия, а жил с ним в согласии.

Античность в лирике Дельвига.

В античности поэт нашёл свой романтический идеал гармонического общества и прекрасного, совершенного человека. В ней он увидел прообраз счастливого будущего человечества.

Огромный интерес к поэзии Эллады, к её мифам, легендам, духу её народа появился у Дельвига ещё в лицее. С тех пор и до последних дней короткой и небогатой внешними событиями жизни Дельвиг не изменил своего пристрастия к античности. К культуре древнего мира Дельвига приобщил Кюхельбекер, любовь к нему в последствии поддерживал знаменитый переводчик «Илиады» Гнедич. Стихотворения Дельвига в антологическом роде восхищали его верных друзей – Баратынского и Пушкина.

Удивительно при этом было то, что сам Дельвиг «родом германец» – не знал не только греческого языка, но доже родного ему немецкого, и только позже выучился понимать по-немецки. Пушкин изумлялся силе воображения своего друга. Ведь Дельвиг сквозь немецкие переводы и латинские подражания безошибочно угадывал дух и строй мыслей и чувств человека «золотого века». Из XIX столетия Дельвиг легко и свободно переносился в «детство человечества». Он открыл в нём неисчерпаемый кладезь мудрости и красоты.

Но Дельвиг был человеком нового времени, и его античность – не достоверная копия древнего мира. Он вносил в античность, пользуясь словами Пушкина, «вкус и взгляд европейца». Можно даже сказать, что античность Дельвига – славянская, русская античность. Недаром Пушкин называл Дельвига «молодой славянин»: по жажде совершенства, по устремлённости к нему Дельвиг, конечно же, очень русский человек.

Воссоздавая идеальный, романтический воспринятый мир античности, Дельвиг опирался в первую очередь на идиллии Феокрита. В лирике этого замечательного древнегреческого поэта он заметил интерес к простоте и народности.

Феокрит тяготел к жанровым картинкам, сценкам, изображающим скромную, добродетельную, свободную от сильных страстей жизнь простых людей – пастухов и пастушек на лоне природы. Герои идиллий (кстати, «идиллия» в переводе означает «сценка», «картинка») Феокрита не умеют притворятся и лгать. Идиллии часто драматичны, но оканчиваются всегда благополучно, потому что победа над своим чувством радостна, а тем более радостна разделённая любовь. Дельвига пленило в идиллиях Феокрита обращения к народному быту и гармоническое равновесие между изображённой картиной и нравственной выразительностью движений души.

Действие идиллий Дельвига разворачивается обычно над сенью рощи или деревьев, в прохладной тишине, у сверкающего источника. Поэт придаёт картинам природы яркие краски, пластичность живописность форм. Состояние природы всегда умиротворённое, и это подчёркивает гармонию внутри и вне человека. На фоне мирной природы появляются герои, испытывающие силу любви или дружбы. Стихийная, внезапно вспыхивающая страсть, в конце концов, подчиняется разуму. Дельвиг считает это нормой гармонии, чрезвычайно характерной чертой древнего человека. На фоне мирной природы появляются герои, испытывающие силу дружбы. Стихийная, внезапно вспыхивающая страсть, в конце концов, подчиняется разуму. Дельвиг считает это нормой гармонии, чрезвычайно характерной чертой древнего человека.

Герои идиллий Дельвига – цельные существа, никогда не изменяющие своим чувствам. В одном их лучших стихотворений поэта – «Идиллии» – восхищенно рассказывается о прекрасной любви юноши к девушке, сохранённой ими навеки. В пластичной и чистой зарисовке поэт сумел передать благородство и высоту нежного и глубокого чувства. И природа, и боги сочувствуют влюблённым, оберегая и после их смерти неугасимое пламя любви.

Чувства героев и Дельвига всегда земные, реальные. Пушкин проницательно заметил, что Дельвиг не любил мистической поэзии. Это, конечно, звучало в устах Пушкина большой похвалой. Чуждый всякой неопределённости, туманности, зыбкости ощущений, Пушкин наблюдал тоже отвращение к поэзии потустороннего мира и у своего друга.

Герои Дельвига не рассуждают о своём чувстве – они отдаются его власти, и это приносит им радость. У поэта нет подробных психологических описаний любви, – она выражается через мимику, позы, жесты, поступки, через непосредственное действие. Зрительная выразительность картин дополняется музыкой речи, мерной и строгой, лишенной внешних эффектов.

Ссылка на основную публикацию