Анализ стихотворения Бог Державина

«Бог» Г. Державин

О ты, пространством бесконечный,
Живый в движеньи вещества,
Теченьем времени превечный,
Без лиц, в трех лицах божества!
Дух всюду сущий и единый,
Кому нет места и причины,
Кого никто постичь не мог,
Кто все собою наполняет,
Объемлет, зиждет, сохраняет,
Кого мы называем: бог.

Измерить океан глубокий,
Сочесть пески, лучи планет
Хотя и мог бы ум высокий, —
Тебе числа и меры нет!
Не могут духи просвещенны,
От света твоего рожденны,
Исследовать судеб твоих:
Лишь мысль к тебе взнестись дерзает,
В твоем величьи исчезает,
Как в вечности прошедший миг.

Хаоса бытность довременну
Из бездн ты вечности воззвал,
А вечность, прежде век рожденну,
В себе самом ты основал:
Себя собою составляя,
Собою из себя сияя,
Ты свет, откуда свет истек.
Создавый всe единым словом,
В твореньи простираясь новом,
Ты был, ты есть, ты будешь ввек!

Ты цепь существ в себе вмещаешь,
Ее содержишь и живишь;
Конец с началом сопрягаешь
И смертию живот даришь.
Как искры сыплются, стремятся,
Так солнцы от тебя родятся;
Как в мразный, ясный день зимой
Пылинки инея сверкают,
Вратятся, зыблются, сияют,
Так звезды в безднах под тобой.

Светил возженных миллионы
В неизмеримости текут,
Твои они творят законы,
Лучи животворящи льют.
Но огненны сии лампады,
Иль рдяных кристалей громады,
Иль волн златых кипящий сонм,
Или горящие эфиры,
Иль вкупе все светящи миры —
Перед тобой — как нощь пред днем.

Как капля, в море опущенна,
Вся твердь перед тобой сия.
Но что мной зримая вселенна?
И что перед тобою я?
В воздушном океане оном,
Миры умножа миллионом
Стократ других миров, — и то,
Когда дерзну сравнить с тобою,
Лишь будет точкою одною;
А я перед тобой — ничто.

Ничто! — Но ты во мне сияешь
Величеством твоих доброт;
Во мне себя изображаешь,
Как солнце в малой капле вод.
Ничто! — Но жизнь я ощущаю,
Несытым некаким летаю
Всегда пареньем в высоты;
Тебя душа моя быть чает,
Вникает, мыслит, рассуждает:
Я есмь — конечно, есть и ты!

Ты есть! — природы чин вещает,
Гласит мое мне сердце то,
Меня мой разум уверяет,
Ты есть — и я уж не ничто!
Частица целой я вселенной,
Поставлен, мнится мне, в почтенной
Средине естества я той,
Где кончил тварей ты телесных,
Где начал ты духов небесных
И цепь существ связал всех мной.

Я связь миров, повсюду сущих,
Я крайня степень вещества;
Я средоточие живущих,
Черта начальна божества;
Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь — я раб — я червь — я бог!
Но, будучи я столь чудесен,
Отколе происшел? — безвестен;
А сам собой я быть не мог.

Твое созданье я, создатель!
Твоей премудрости я тварь,
Источник жизни, благ податель,
Душа души моей и царь!
Твоей то правде нужно было,
Чтоб смертну бездну преходило
Мое бессмертно бытие;
Чтоб дух мой в смертность облачился
И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! — в бессмертие твое.

Неизъяснимый, непостижный!
Я знаю, что души моей
Воображении бессильны
И тени начертать твоей;
Но если славословить должно,
То слабым смертным невозможно
Тебя ничем иным почтить,
Как им к тебе лишь возвышаться,
В безмерной разности теряться
И благодарны слезы лить.

Анализ стихотворения Державина «Бог»

Оду «Бог» Державин задумал еще в 1780 году, но приступить к написанию сразу не смог, будучи занят на службе и не отказывая себе в выходах в свет. В итоге стихотворение появилось только в 1784-ом. Существует достаточно распространенное мнение, что произведение – ответ Гавриила Романовича на высказывания французских философов-материалистов. При этом возражал им поэт не с позиций официальной православной церкви. В оде явно просматриваются идеи пантеизма – религиозно-философского учения, последователи которого воспринимают мир и Бога как единое целое. Естественно, такой подход Державина вряд ли когда-нибудь в полной мере устроит ортодоксальных представителей православной ветви христианства. По мнению известного поэта двадцатого столетия Ходасевича, изначально главной целью Гавриил Романович ставил изображение величества Господа. Но по мере развития сюжета сменились приоритеты. В итоге ода Богу превратилась в «оду божественному сыновству человека».

В стихотворении часто встречается архаичная лексика, в том числе и церковнославянская. С ее помощью транслируется религиозное и философское воодушевление автора, достигается необходимая степень торжественности. Произведение изобилует риторическими восклицаниями, что подчеркивает восхищение Державина величием Бога. Ключевой стилистический прием оды – антитеза. Их много раскидано по тексту, но особенного внимания требует следующая строка: «…я Царь – я раб, – я червь, – я Бог…». Здесь ода достигает кульминации, которая подчеркивается посредством двойного противопоставления и афористичной формулировки мысли. Процитированная фраза – вершина эмоционального напряжения в стихотворении.

Ключевая идея оды – всесильный непостижимый Бог сотворил человека, существо ничтожное, но при этом своему Создателю подобное. Именно через людей духовный мир связывается с материальным, их смертность представляет собой форму бессмертия Господа. Державин стихотворение «Бог» не зря считал одним из лучших в своем творчестве. В нем поэту удалось выразить то, что словами описать крайне сложно: вечность и бесконечность. Для этого он соединил абстрактно-метафизические рассуждения с реалиями мира материального, представленными через метафоры и сравнения.

Более полному выражению главной мысли служит и композиционное построение стихотворения. Оно четко делится на две части и заключение. Первые пять строф посвящены Богу. Сначала Державин определяет Господа относительно времени, пространства, причинности и так далее. Затем утверждает непостижимость Творца для человеческой мысли. В третьей строфе речь идет о Боге как о создателе пространства и времени, в четвертой – окружающего мира. В пятой декларируется ничтожность всех миров перед Богом. Вторая часть рассказывает о человеке. Первая строфа – констатация его ничтожности перед лицом Господа. Во второй повествуется о том, что Бог отражается, следовательно, существует в человеке. Далее обозначается роль человека как связующего звена между «тварями телесными» и «Духами небесными». Как уже говорилось выше, четвертая строфа – кульминационная. В ней человек провозглашается центром мира, соединением духа и плоти. Пятая строфа называет смертность формой бессмертия:
…И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! в бессмертие Твое.

В заключении Державин извиняется перед читателями за то, что посмел обратиться к теме столь великой и безграничной.

Духовные оды Гавриила Романовича – это не только выражение религиозных чувств, но и прекрасные образцы философской лирики, что прекрасно видно на примере стихотворения «Бог».

Почему в оде бог державин прославляет человека. Анализ стихотворения Державина “Бог”

Анализ оды Державина «Бог»
Гавриила Романовича Державина можно считать одним из самых важных деятелей литературы восемнадцатого века. Его творчество было необычайно и разнообразно. Образ гражданина, воспетый в творчестве Державина, был воистину велик и поэтичен. Поэт был новатором, он имел и не боялся выражать собственные прогрессивные мысли. Немало внимания в своей жизни Державин уделил теме значения поэта, творчества. Об этом было написано множество его произведений, в том числе стихотворение «Памятник».
Философия Державина Гавриила Романовича очень не проста, её нелегко понять. Необходимо внимательно вчитываться не только в строки его произведений, но и пытаться читать «между строк». Державин однажды писал о себе, что первым словом, которое он произнёс в своей жизни, было слово «Бог». Спустя года поэт напишет прекрасную оду «Бог», о которой мы сейчас и побеседуем.
Ода Державина «Бог» — одно из самых глубоких и философских произведений поэта. Она была написана в 1780-1784-ые года. В этом стихотворении, Гавриил Романович показал своё мировоззрение, отношение к окружающему миру. Когда Державин написал оду «Бог», ему было больше сорока, и основанием для этого произведения послужили его жизненный опыт и полученная с годами мудрость.
В оде «Бог» Державина сложно найти что-то новое, то, что нельзя прочесть в других произведениях. Но поэту удалось сказать главное – Бог-это мы с вами. Он отражается в нас, он всегда вокруг. Это стихотворение необычайно чистое и светлое. Именно поэтому я так люблю Державинскую оду «Бог».
На этой странице искали:
державин бог анализ
бог державин анализ
ода державина бог анализ
ода бог анализ
ода бог державин анализ
Державин ода бог анализ

Оду “Бог” Державин задумал еще в 1780 году, но приступить к написанию сразу не смог, будучи занят на службе и не отказывая себе в выходах в свет. В итоге стихотворение появилось только в 1784-ом. Существует достаточно распространенное мнение, что произведение – ответ Гавриила Романовича на высказывания французских философов-материалистов. При этом возражал им поэт не с позиций официальной православной церкви.

В оде явно просматриваются идеи пантеизма – религиозно-философского учения, последователи которого воспринимают мир и Бога как единое целое. Естественно, такой подход Державина вряд ли когда-нибудь в полной мере устроит ортодоксальных представителей православной ветви христианства. По мнению известного поэта двадцатого столетия Ходасевича, изначально главной целью Гавриил Романович ставил изображение величества Господа. Но по мере развития сюжета сменились приоритеты. В итоге ода Богу превратилась в “оду божественному сыновству человека”.

В стихотворении часто встречается архаичная лексика, в том числе и церковнославянская. С ее помощью транслируется религиозное и философское воодушевление автора, достигается необходимая степень торжественности. Произведение изобилует риторическими восклицаниями, что подчеркивает восхищение Державина величием Бога. Ключевой стилистический прием оды – антитеза. Их много раскидано по тексту, но особенного внимания требует следующая строка: “…я Царь – я раб, – я червь, – я Бог…”. Здесь ода достигает кульминации, которая подчеркивается посредством двойного противопоставления и афористичной формулировки мысли. Процитированная фраза – вершина эмоционального напряжения в стихотворении.

Ключевая идея оды – всесильный непостижимый Бог сотворил человека, существо ничтожное, но при этом своему Создателю подобное. Именно через людей духовный мир связывается с материальным, их смертность представляет собой форму бессмертия Господа. Державин стихотворение “Бог” не зря считал одним из лучших в своем творчестве. В нем поэту удалось выразить то, что словами описать крайне сложно: вечность и бесконечность. Для этого он соединил абстрактно-метафизические рассуждения с реалиями мира материального, представленными через метафоры и сравнения.

Более полному выражению главной мысли служит и композиционное построение стихотворения. Оно четко делится на две части и заключение. Первые пять строф посвящены Богу. Сначала Державин определяет Господа относительно времени, пространства, причинности и так далее. Затем утверждает непостижимость Творца для человеческой мысли. В третьей строфе речь идет о Боге как о создателе пространства и времени, в четвертой – окружающего мира. В пятой декларируется ничтожность всех миров перед Богом.

Вторая часть рассказывает о человеке. Первая строфа – констатация его ничтожности перед лицом Господа. Во второй повествуется о том, что Бог отражается, следовательно, существует в человеке. Далее обозначается роль человека как связующего звена между “тварями телесными” и “Духами небесными”. Как уже говорилось выше, четвертая строфа – кульминационная. В ней человек провозглашается центром мира, соединением духа и плоти. Пятая строфа называет смертность формой бессмертия: …И чтоб чрез смерть я возвратился, Отец! в бессмертие Твое. В заключении Державин извиняется перед читателями за то, что посмел обратиться к теме столь великой и безграничной.

Духовные оды Гавриила Романовича – это не только выражение религиозных чувств, но и прекрасные образцы философской лирики, что прекрасно видно на примере стихотворения “Бог”.

(Пока оценок нет)

Сочинения по темам:

  1. Гавриила Романовича Державина можно считать одним из самых важных деятелей литературы восемнадцатого века. Его творчество было необычайно и разнообразно. Образ.
  2. Зрел ли ты, певец Тииский! Как в лугу весной бычка Пляшут девушки российски Под свирелью пастушка? Как, склонясь главами, ходят.
  3. Каждый поэт рано или поздно подводит итоги своей литературной деятельности и, оглядываясь назад, пытается определить то самое важное, ради чего.
  4. «Водопад». В стихотворении Державин возвращается к теме скоротечности бытия и задает вопрос, что такое вечность, кто из людей имеет право.

Гавриил Державин, по своей натуре, был человеком напористым, смелым. Он не боялся экспериментов, не сдерживал свои чувства и всегда прямо выражал свои мысли. Его творение «Бог» изначально было опубликовано без какой-либо жанровой принадлежности, но уже с первых строк на читателя обрушивается торжественный восторг, что испытывал автор в процессе написания. Что такое «ода»?

Это стихотворение, в котором поэт поставил своей целью воспеть некое событие, показать героический образ отдельного героя или целого народа. Стихотворение «Бог» несет за собой именно такую цель. Так, Державин хотел показать нам свои чувства, что посетили его в Светлое воскресенье, о чем он пишет в своем дневнике: «воображение так было разгорячено, что в самом деле проливал он благодарные слезы за те понятия, которые ему вверены были».

Сколь великолепны были его чувства, что спустя почти два века, мы можем ощутить ту силу, которую вложил Державин в свою оду. Оду, которую он сам лично считал лучшим своим творением. Тогда, в 18-м веке, ода «Бог» вызвала широчайший публичный резонанс, имела потрясающий читательский успех. Неудивительно, ведь в те времена тема религии почиталась особо, и стихотворение, превозносящее Творца, да еще в такой совершенной форме не могло остаться незамеченным.

Своей первоначальной целью, Державин поставил изобразить могущество и всеобъемлющее величие Бога. Но, по мере того, как строфы складывались друг за другом, ему открылась истина – Бог, это мы. Отражение Бога есть все сущее в нашем мире. Державин пишет: «Я царь, – я раб, – я червь, – я Бог!», и, пораженный этой мыслью, ставит точку в своей оде.

Читайте также:  Анализ стихотворения Русская песня (Соловей мой, соловей…) Дельвига

Изобразив Бога, как всемогущую силу, Державин, сравнивает его с человеком. Читатель видит, чувствует, сколь ничтожен и мал человек по сравнению со Вселенной, воплощением которой и является Бог. И наша маленькая человеческая сущность в своих мечтах и терзаниях вечно стремится приблизиться к богу, вознестись к нему, увидеть воочию великий смысл бытия. По ходу лиричного, торжественного повествования, в своей оде Державин раскрывает свой главный замысел.

Человек – это не просто ничтожная пылинка, обреченная на приземленное существования, не знающая и не имеющая ничего, кроме земных, материальных оков. Человек – это и есть Бог, человек – тот, кто пробуждает Бога не только в себе, но и во всем окружающем мире. И эта мысль, открывшаяся Державину совершенно неожиданным образом, и мастерски воплощенная в стихах, настолько поразила общественность, что споры о замысле Державина до сих пор не утихают.

Поэзия Г.Р.Державина – одно из самых значительных явлений в русской литературе XVIII века. Поэтический диапазон
Державина необыкновенно широк. В его творчестве создается образ достойного гражданина и просвещенного правителя, сатирически обличаются высокопоставленные чиновники, утверждаются идеалы патриотизма и служения отечеству, прославляется героизм русских воинов. Во всем он поэт со своим лицом, со своей программой, со своей правдой. Он смело идет на разрушение привычных уже для его времени норм классицизма и создает свою особую поэтическую систему.
Но, разумеется, не только общественно-политические проблемы волновали поэта, не только о сильных мира сего, о важнейших государственных вопросах его стихи, и не только в этом сказалось его новаторство. Поистине сама жизнь во всем ее разнообразии и богатстве входит в художественный мир Державина. Особенно в позднем творчестве он все чаще задумывается о глубинных основах бытия.
Чтобы до конца понять Державина, нужно обратиться к его философским раздумьям о мире и человеке. Для этого попробуем внимательно прочитать стихотворение, названное словом, которое, если верить «Запискам» Державина, было первым произнесенным мальчиком Гаврилой, когда ему исполнился всего лишь год, – это «Бог».
Философская ода «Бог», которая создавалась в 1780-1784 годах, определяет основы миросозерцания поэта, его представления о мироздании и человеке как составной его части.
Ко времени создания этого своеобразного поэтического манифеста Державину было уже 41 год. Прожитая жизнь и многолетний опыт творчества послужили ему опорой для создания этого важнейшего его произведения.
Даже если собрать все, что сказано в мировой поэзии о Боге, эта ода будет заметной, если не лучшей. Безусловно, создавая свою оду, Державин опирался на богатый опыт мировой литературы, особенно на библейские псалмы Давида. Но в его произведении отразились и традиции отечественной литературы, осмысливающей философские проблемы, – это были духовные оды Ломоносова «Вечернее» и «Утреннее размышление о Божьем величестве». В своем «Утреннем размышлении. » Ломоносов пишет:
От мрачной ночи свободились
Поля, бугры, моря и лес,
И взору нашему открылись.
Исполнены твоих чудес.
Там всякая взывает плоть:
«Велик Зиждитель наш Господь!»
В державинской оде мы также слышим хвалу величию Божьего творения:
В оде Державина человек оказывается противоречив по своей природе: он не только «умом повелевает громам», но и «телом истлевает в прахе»; он не только «царь» и «Бог», но также «червь» и «раб».
Ломоносов хочет проникнуть за грань непознанного:
Творец, покрытому мне тьмою
Простри премудрости лучи,
И, что угодно пред Тобою,
Всегда творити научи.
Державин готов принять Бога и Человека в их естественной данности, где соединено материальное и духовное, временное и вечное, высокое и низкое, индивидуальное и всеобщее:
Твое созданье я, Создатель!
Твоей премудрости я тварь,
Источник жизни, благ податель.
Душа души моей и царь!
Твоей то правде нужно было.
Чтоб смертну бездну преходило
Мое бессмертно бытие;
Чтоб дух мой в смертность облачился
И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! – в бессмертие твое.
Державин не разгадывает тайну такого соединения – он ее обнаруживает опытом и воображением, осознает мыслью и чувствует сердцем. Вот почему он не просто изливает стихами религиозный восторг, не просто философствует, а «в сердечной простоте беседует о Боге».
И оказывается, что, если собрать в душе все, что мы уже знаем о Боге и о себе, этого достаточно для ответа на важнейшие вопросы жизни. Материальное, временное, ничтожное – лишь форма проявления великого, вечного и духовного. Таков Бог – таков и человек, отражающий Бога в себе, «как солнце в малой капле вод». А потому так высока должна быть и самооценка человека, и его требования к самому себе. Этому учат нас великие русские поэты-философы, среди которых Ломоносов и Державин по праву занимают свое место.

Большинство стихотворений Г. Р. Державина не выдержит ни одной снисходительной эстетической критики. Они громоздкие, неуклюжие, а местами вообще не «читабельные». Содержание их, по большей части, составляют нравственные постулаты. Большинство его произведений по форме представлены в виде философских размышлений, от чего, порой, чрезмерно длинны и нравоучительны.

Иногда читая иную оду Державина, вы увлекаетесь возвышенностью мысли, энергией, размашистым полетом фантазии, — и вдруг неловкий стих, странное выражение, а иногда и риторика охлаждает неожиданный восторг,- и вы испытываете это несколько раз при повторном чтении одних и тех же строк. И, тем не менее, мы ставим себе целью доказать, что Державин не так уж плох.

Смесь риторики с поэзией, проблески гениальности с непостижимыми странностями – вот характер всех стихотворений и од Державина. Его поэзия четко отражает настроения того времени, в котором он творил. Он восхищался Екатериной Второй как мудрой правительницей, читал ее статьи, указы и сказки, поэтому ода «Фелица»- это не лесть в адрес императрицы, а искренний душевный порыв:

Тебе единой лишь пристойно,
Царевна! свет из тьмы творить;
Деля Хаос на сферы стройно ,
Союзом целость их крепить;…

Едина ты лишь не обидишь,
Не оскорбляешь никого,
Дурачествы сквозь пальцы видишь,
Лишь зла не терпишь одного;
Проступки снисхожденьем правишь,
Как волк овец, людей не давишь,
Ты знаешь прямо цену их.
Царей они подвластны воле, –
Но богу правосудну боле,
Живущему в законах их.

Искренность Державина нисколько не может повредить его славе, ни унизить литературных заслуг. Если рассматривать его поэзию с исторической точки зрения, она- ничто иное, как блестящая страница из истории русской поэзии, — «некрасивая куколка, из которой должна была выпорхнуть, на очарование глаз и умиление сердца, роскошно-прекрасная бабочка. И это дивное насекомое признано было вдохновить массу других талантливых авторов».

Вся поэзия Державина окутана противоречиями, поскольку на иную удачную оду можно насчитать несколько других, как будто написанных специально в опровержение первой. Причина, возможно, кроется в том, что не было тогда сильного общественного мнения. Кружок столичных интеллектуалов никак не мог заменить того многообразия оценок, которые можно услышать сейчас, причем, от представителя любого социального слоя. Кроме того, Державин все-таки был придворным поэтом, поэтому его литературная деятельность приравнивалась к службе. То есть, он был обязан отрабатывать свой хлеб независимо от наличия вдохновения.

«Сама Россия Екатеринина века- с чувством исполинского своего могущества, с своими торжествами и замыслами на Востоке, с нововведениями европейскими и с остатками старых предрассудков и поверий – это Россия пышная, роскошная, великолепная, убранная в азиатские жемчуга и камни и еще полудикая, полуварварская, полуграмотная, — такова и поэзия Державина, во всех ее красотах и недостатках».

Ода «Бог»: анализ

Многие оды Державина посвящены таким вечным вопросам как жизнь и смерть, смысл существования, что есть Бог и т.д. Считается, что именно Державин дал самое точное определение и описание понятия «Бог» в своей оде с одноименным названием. Настолько убедительными показались строки из этого произведения тибетским монахам, что они выгравировали их у себя в кельях.

Я связь миров, повсюду сущих,
Я крайня степень вещества;
Я средоточие живущих,
Черта начальна божества;
Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь – я раб – я червь – я бог!
Но, будучи я столь чудесен,
Отколе происшел? – безвестен;
А сам собой я быть не мог.

Твое созданье я, создатель!
Твоей премудрости я тварь,
Источник жизни, благ податель,
Душа души моей и царь!
Твоей то правде нужно было,
Чтоб смертну бездну преходило
Мое бессмертно бытие;
Чтоб дух мой в смертность облачился
И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! – в бессмертие твое.

Анализ стихотворений «Приглашение к обеду», «Евгению. Жизнь званская»

Помимо философских и нравственных поэтических произведений в творчестве Гавриила Романовича можно найти анакреонтические стихотворения (название произошло благодаря древнегреческому поэту Анакреонту, восхваляющего радости жизни), где, по большей части, автор обращается к бытовым описаниям мироустройства. Например, стихотворение «Приглашение к обеду» 1795 г. написано, по сути своей, ради одной главной строчки, последней: «Умеренность есть лучший пир». Но перед этим он показал подробное изображение быта тех времен:

«Клеймак и борщ уже стоят, в крафинах фина, пунш…», «С курильниц благовонья льются, плоды среди корзин смеются. Не смеют слуги и дохнуть…», «Не чин, не случай и не знатность – на русский мой простой обед я звал одну благоприятность».

Стихотворение «Евгению. Жизнь званская» также пронизано эпикурейскими мотивами (склонность к комфорту и жизненным удовольствиям). Но помимо гедонистических настроений (где на ум сразу приходит знаменитая фраза Хлестакова: «Мы живем, чтобы срывать цветы удовольствия») оно пронизано и талантливыми пейзажными зарисовками:

«Дыша невинностью, пью воздух, влагу рос, зрю на багрянец зарь, на солнце восходяще, ищу красивых мест между лилий и роз»; «Серпами злато нив – ароматом полн»; «бежит над тучей тучей тень».

«Я озреваю стол – вижу разных блюд цветник, поставленный узором. Багряна ветчина, зелены щи с желтком, румяно-желт пирог, сыр белый, раки красны, янтарь – икра, с голубым пером щука пестрая…».

Стихотворения Державина очень многолики и разношерстны. Даже те, кто не является поклонником творчества данного поэта, смогут найти для себя полезные идеи или выражения. Ведь именно Гавриле Романовичу принадлежат многие известные афоризмы: «все суета сует», «блажен, кто менее зависим от людей».

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Духовная поэзия Державина. Анализ оды «Бог».

Большой популярностью в XVIII и даже XIX в. пользовалась ода «Бог» (1784). Она была переведена на ряд европейских, а также на китайский и японский языки. В ней говорится о начале, противостоящем смерти. Бог для Державина — «источник жизни», первопричина всего сущего на земле и в космосе, в том числе и самого человека. На представление Державина о божестве оказала влияние философская мысль XVIII в. На это указывал сам поэт в своих «Объяснениях» к этой оде. Комментируя стих «Без лиц в трех лицах божества!», он писал: «Автор, кроме богословского. понятия, разумел тут три лица метафизические, то есть: бесконечное пространство, беспрерывную жизнь в движении вещества и нескончаемое течение времени, которое бог в себе совмещает». Тем самым, не отвергая церковного представления о трех сущностях божества, Державин одновременно осмысляет его в категориях, почерпнутых из арсенала науки, — пространства, движения, времени. Державинский бог не бесплотный дух, существующий обособленно от природы, а творческое начало, воплотившееся, растворившееся в созданном им материальном мире («живый в движеньи вещества»). Пытливая мысль эпохи Просвещения не принимала ничего на веру. И Державин, как сын своего века, стремится доказать существование бога.

Сочетание науки и религии — характерная черта философии XVIII в., которой причастны такие крупные мыслители, как Гердер, Вольф, Кант. О существовании бога, по словам Державина, свидетельствует прежде всего «природы чин», т. е. порядок, гармония, закономерности окружающего мира. Другое доказательство — чисто субъективное: стремление человека к высшему, могущественному, справедливому и благостному творческому началу: «Тебя душа моя быть чает» Вместе с тем Державин воспринял от эпохи Просвещения мысль о высоком достоинстве человека, о его безграничных творческих возможностях:

Я телом в прахе истлеваю,

Умом громам повелеваю,

Я царь — я раб — я червь — я бог!

«Высокая» сатира Г.Р. Державина («Властителям и судиям», «Вельможа»).

Гражданские стихотворения Державина адресованы лицам, наделенным большой политической властью: монархам, вельможам. Их пафос не только хвалебный, но и обличительный, вследствие чего некоторые из них Белинский, а именно «Вельможу», называет сатирическими. К ним относится знаменитое стихотворение «Властителям и судиям» (1787), которое любил декламировать Ф. М. Достоевский на литературных чтениях. Рукописный сборник с этим произведением в 1795 г. Державин поднес императрице. Однако вместо благодарности последовала немилость. Екатерина перестала замечать Державина, придворные избегали с ним встречи. Дело в том, что стихотворение «Властителям и судиям» представляет собой переложение 81-го псалма царя Давида, который был перефразирован якобинцами и пользовался большой популярностью во время Французской революции. Но сам поэт узнал об этом значительно позже.

Стихотворение «Властителям и судиям» отличается предельно ясной композицией. Оно состоит из семи четверостиший и делится на две части, В первых трех строфах бог гневно напоминает царям и судьям об их обязанностях к народу: они должны строго и честно выполнять законы, , защищать сирот и вдов, освободить из темниц должников. Четвертая строфа подводит горестный итог этим увещаниям. Властители и судьи оказались глухи и слепы к страданиям народа. Равнодушие и корыстолюбие власть имущих вызывают гнев поэта, и в последних трех строфах он требует наказания виновных. Во избежание недоразумения сразу же заметим, что речь идет не о революционном возмездии, как это показалось напуганной якобинским террором Екатерине II. Поэт лишь напоминает царям о том, что они так же смертны, как и их подданные, и, следовательно, рано или поздно предстанут перед божьим судом. Но загробный суд кажется поэту слишком далеким, и в последнем четверостишии он умоляет бога покарать виновных, не дожидаясь их смерти. В Библии этот мотив сурового наказания царей отсутствует. Завершающие стихи библейского псалма призывают бога вместо несправедливого людского суда утвердить свой суд, у Державина же последняя строфа содержит в себе призыв к беспощадной каре земных властителей.

Читайте также:  Анализ стихотворения Державина Властителям и судиям 7, 9 класс

Гражданская поэзия, облеченная в библейскую форму, перейдет из XVIII в XIX век. Вслед за стихотворением «Властителям и судиям» появятся пушкинский и лермонтовский «Пророк», произведение Грибоедова «Давид», а также переложения псалмов поэтами-декабристами.

В стихотворении «Вельможа» (1774-1794) представлены оба начала, выведенные в оде «Фелица», — хвалебное и сатирическое. Но если в «Федице» торжествовало положительное начало, а насмешки над вельможами отличались шутливым характером, то в оде «Вельможа» соотношение добра и зла совершенно иное. Хвалебная часть занимает очень скромное место. Она представлена лишь в самом конце оды, упоминанием одного из опальных вельмож — П. А. Румянцева, на фамилию которого намекает последний стих — «Румяна вечера заря». Центр тяжести перенесен Державиным на сатирическую часть оды, причем зло, проистекающее от равнодушия вельмож к своему долгу, представлено с таким негодованием, до которого возвышались немногие произведения XVIII в. Писатель возмущен положением народа, подданных, страдающих от преступного равнодушия царедворцев: военачальник, часами ожидающий в передней выхода вельможи, вдова с грудным младенцем на руках, израненный солдат. Этот мотив повторится в XIX в. в «Повести о капитане Копейкине» Гоголя и в «Размышлениях у парадного подъезда» Некрасова.

Державинская сатира исполнена гневного чувства. Будучи введена в оду, она приняла одическую художественную форму. Сатира облеклась здесь в четырехстопные ямбы, которыми раньше писались оды. Она заимствует у оды и такую черту, как повторы, усиливающие ее гневную патетику.

19. «Легкая поэзия» в русской литературе 70-90-х гг. XVIII в. Поэма И.Ф. Богдановича «Душенька», жанрово-стилевое своеобразие. Новаторство поэта.

Ипполит Федорович Богданович (1743-1803) вошел в историю русской литературы как автор «Душеньки» (1783), которая узаконила еще один вариант русской поэмы: волшебно-сказочный. Дальнейшее развитие этого жанра выражалось в замене античного содержания образами, почерпнутыми из национального русского фольклора. «Душенька» стоит на периферии русского классицизма, с которым она связана античным сюжетом к некоторой назидательностью повествования. Сюжет «Душеньки» восходит к древнегреческому мифу о любви Купидона и Психеи, от брака которых родилась богиня наслаждения. Эту легенду в качестве вставной новеллы включил в книгу «Золотой осел» римский писатель Апулей. В конце XVII в. произведение «Любовь Психеи и Купидона», написанное прозой со стихотворными вставками, опубликовал французский писатель Жан Лафонтен. В отличие от своих предшественников, Богданович создал свое стихотворное произведение, полностью отказавшись от прозаического текста.

Сюжет «Душеньки» — сказка, широко распространенная у многих народов, — супружество девушки с неким фантастическим существом. Муж ставит перед супругой строгое условие, которое она не должна нарушать. Жена не выдерживает испытания, после чего наступает длительная разлука супругов. Но в конце концов верность и любовь героини приводит к тому, что она снова соединяется с мужем. В русском фольклоре один из образцов такой сказки — «Аленький цветочек».

Богданович дополнил сказочную основу выбранного им сюжета образами русской народной сказки. К ним относятся Змей Горыныч, Кащей, Царь-Девица, в ней присутствует живая и мертвая вода, кисельные берега, сад с золотыми яблоками. Греческое имя героини — Психея — Богданович заменил русским словом Душенька. В отличие от героических поэм типа «Илиады», «Душенька», служила чисто развлекательным целям.

Шутливая манера повествования сохраняется по отношению ко всем героям поэмы, начиная с богов и кончая. смертными. Античные божества подвергаются в поэме легкому травестированию, но оно лишено у Богдановича грубости и непристойности майковского «Елисея». Каждый из богов наделен чисто человеческими слабостями: — высокомерием и мстительностью, Юпитер — чувственностью, Юнона — равнодушием к чужому горю. Не лишена известных недостатков и сама Душенька. Она доверчива, простодушна и любопытна. От античных и классицистических героических поэм «Душенька» отличается не только содержанием, но и метрикой. Первые писались гекзаметром, вторые — александрийским стихом. Богданович обратился к разностопному ямбу с вольной рифмовкой.

«Душенька» написана в стиле рококо, популярном в аристократическом обществе XVIII в. Его представители в живописи, скульптуре, поэзии любили обращаться к античным мифологическим сюжетам, которым они придавали кокетливо-грациозный эротический характер. Постоянными персонажами искусства рококо были Венера, Амур, Зефир, Тритон и т. п. Во французской живописи XVIII в. наиболее известными представителями рококо А. Ватто и Ф. Буше. Белинский объяснял популярность «Душеньки» именно особенностями, ее стиха и языка. «Представьте себе, — писал он, — что вы оглушены громом, трескотнёю пышных слов и фраз. И вот в это-то время является человек со сказкою, написанною языком простым, естественным и шутливым. Вот причина необыкновенного успеха «Душеньки». Вместе с тем она расширила границы самого жанра поэмы. Богданович первый предложил образец сказочной поэмы. За «Душенькой» последуют «Илья Муромец» Карамзина, «Бова» Радищева, «Альоша Попович» Н. А. Радищева, «Светлана и Мстислав» Востокова и, наконец, «Руслан и Людмила» Пушкина.

18. Героико-комическая поэма В.И. Майкова «Елисей, или раздраженный Вакх». Жанровое новаторство поэта.

Во французской литературе XVII в. различались два типа комических поэм: бурлескная, от итальянского слова burla — шутка и герое-комическая. Самим ярким, представителем бурлеска во Франции был автор «Комического романа» Поль Скаррон, написавший поэму «Вергилий наизнанку». Как ярый противник классицистической литературы, он решил высмеять «Энеиду» Вергилия. С этой целью он огрубляет язык и героев произведения. Поэма имела шумный успех и вызвала множество подражаний. Это вызвало возмущение у главы французского классицизма Буало, который в «Искусстве поэзии» осудил бурлеск как грубый, площадной жанр. Он написал герое-комическую поэму «Налой», где низкая материя излагалась высоким слогом. Драка двух церковников из-за места, где должен стоять налой, была описана высоким слогом и александрийскими стихами.

Появление в России бурлескных и герое-комических поэм не было признаком разрушения классицизма. Этот жанр был узаконен Сумароковым в «Эпистоле о стихотворстве». Сам Сумароков не написал ни одной комической поэмы, но это сделал его ученик — Василий Иванович Майков (1728-1778).

Майкову принадлежат две героекомические поэмы — «Игрок Ломбера» (1763) и «Елисей, или Раздраженный Вакх» (1771). В первой из них комический эффект создается тем, что похождения карточного игрока описаны высоким, торжественным слогом. Сама игра сравнивается с Троянской битвой. В роли богов выступают карточные фигуры.

Неизмеримо большим успехом пользовался «Елисей». Своеобразие поэмы — прежде всего в выборе главного героя. Это не мифологический персонаж, не крупный исторический деятель, а простой русский крестьянин, ямщик Елисей. Его похождения подчеркнуто грубы и даже скандальны. Они начинаются в кабаке, где Елисей разгромил весь питейный дом. Затем продолжаются в работном доме для развратных женщин, в котором он заводит «роман» с начальницей этого заведения. Последним приключением Елисея стало участие в драке ямщиков с купцами, после чего он был арестован как беглый крестьянин и сдан в солдаты.

Поэма испытала сильное влияние фольклора. В бытовой сказке издавна был популярен образ находчивого ремесленника, торжествующего над богатыми и именитыми обидчиками и вступающего в любовную связь с их женами. Из народной сказки перенесена знаменитая шапка-невидимка, помогающая герою в трудную минуту. В описании драк «стенка на стенку» слышится былина о Василии Буслаеве, Автор даже использовал ее язык. Но Майков создавал не былину, не героический эпос, а смешную, забавную поэму. «Изнадорвать» «читателей кишки» — так сам поэт формулировал свою задачу.

В многочисленных комических ситуациях автор проявил поистине неистощимую изобретательность: пребывание героя в работном доме, который он сначала принял за женский монастырь, любовное соперничество со старым капралом, появление Елисея в шапкеневидимке в доме откупщика и многое другое. Комический эффект в описании драк и любовных героя усиливается использованием торжественного слога, почерпнутого из арсенала эпической поэмы. Смех вызывает несоответствие «низкого» содержания поэмы и «высокой» эпической формы, в которую облекается. Здесь Майков — достойный продолжатель Буало. Так, первая песня начинается с традиционного «пою» и краткого изложения объекта воспевания. Само повествование, в духе гомеровских поэм, неоднократно прерывалось напоминанием о смене дня и ночи. Кулачные бои с расплющенными носами, откушенными ушами, оторванными рукавами, лопнувшими портами уподобляются древним битвам, а их участники — античным героям Аяксу, Диомеду и т. п.

Своеобразие поэмы Майкова состоит в том, что он унаследовал приемы не только Буало, но и Скаррона, имя которого неоднократно упоминается в «Елисее». От поэмы Скаррона идет другой тип комического контраста: изысканные герои совершают грубые, смехотворные поступки (Плутон вместе со жрецами пирует на поминках, Венера распутничает с Марсом, Аполлон рубит топором дрова, выдерживая при этом ритм то ямба, то хорея).

Созданная в эпоху классицизма, поэма Майкова воспринималась как обогащение этого направления еще одним жанром. Герое-комическая поэма расширила представление о художественных возможностях жанра поэмы и показала, что она допускает ее только историческое высокое, но и современное, даже комическое содержание.

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Папиллярные узоры пальцев рук – маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ – конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰).

Подготовка к ОГЭ по литературе 1
учебно-методический материал по литературе (9 класс)

ОГЭ по литературе, типовые экзаменационные варианты Л.В. Новиковой, 2019 г. экзаменационная работа №2, вариант 2 . Как можно ответить на некоторые вопросы ОГЭ по литературе

Скачать:

ВложениеРазмер
podgotovka_k_oge_po_literature_1.docx17.85 КБ

Предварительный просмотр:

Г. Р. Державин. Бог («О ты, пространством бесконечный. »)

О ты, пространством бесконечный,
Живый в движеньи вещества,
Теченьем времени превечный,
Без лиц, в трех лицах божества!
Дух всюду сущий и единый,
Кому нет места и причины,
Кого никто постичь не мог,
Кто все собою наполняет,
Объемлет, зиждет, сохраняет,
Кого мы называем — Бог!

Измерить океан глубокий,
Сочесть пески, лучи планет
Хотя и мог бы ум высокий, —
Тебе числа и меры нет!
Не могут духи просвещенны,
От света твоего рожденны,
Исследовать судеб твоих:
Лишь мысль к тебе взнестись дерзает, —
В твоем величьи исчезает,
Как в вечности прошедший миг.

Хаоса бытность довременну
Из бездн ты вечности воззвал,
А вечность, прежде век рожденну,
В себе самом ты основал:
Себя собою составляя,
Собою из себя сияя,
Ты свет, откуда свет истек.
Создавый всё единым словом,
В твореньи простираясь новом,
Ты был, ты есть, ты будешь ввек!

Ты цепь существ в себе вмещаешь,
Ее содержишь и живишь;
Конец с началом сопрягаешь
И смертию живот даришь.
Как искры сыплются, стремятся,
Так солнцы от тебя родятся;
Как в мразный, ясный день зимой
Пылинки инея сверкают,
Вратятся, зыблются, сияют, —
Так звезды в безднах под тобой.

Светил возжженных миллионы
В неизмеримости текут,
Твои они творят законы,
Лучи животворящи льют.
Но огненны сии лампады,
Иль рдяных кристалей громады,
Иль волн златых кипящий сонм,
Или горящие эфиры,
Иль вкупе все светящи миры —
Перед тобой — как нощь пред днем.

Как капля в море опущенна,
Вся твердь перед тобой сия.
Но что мной зримая вселенна?
И что перед тобою я?
В воздушном океане оном,
Миры умножа миллионом
Стократ других миров, — и то,
Когда дерзну сравнить с тобою,
Лишь будет точкою одною:
А я перед тобой — ничто.

Ничто! — Но ты во мне сияешь
Величеством твоих доброт;
Во мне себя изображаешь,
Как солнце в малой капле вод.
Ничто! — Но жизнь я ощущаю,
Несытым некаким летаю
Всегда пареньем в высоты;
Тебя душа моя быть чает,
Вникает, мыслит, рассуждает:
Я есмь — конечно есть и ты!

Ты есть! — Природы чин вещает,
Гласит мое мне сердце то,
Меня мой разум уверяет,
Ты есть — и я уж не ничто!
Частица целой я вселенной,
Поставлен, мнится мне, в почтенной
Средине естества я той,
Где начал тварей ты телесных,
Где кончил ты духов небесных
И цепь существ связал всех мной.

Я связь миров повсюду сущих,
Я крайня степень вещества;
Я средоточие живущих,
Черта начальна божества;
Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь — я раб — я червь — я бог!
Но, будучи я столь чудесен,
Отколе происшел? — безвестен;
А сам собой я быть не мог.

Твое созданье я, создатель!
Твоей премудрости я тварь,
Источник жизни, благ податель,
Душа души моей и царь!
Твоей то правде нужно было,
Чтоб смертну бездну преходило
Мое бессмертно бытие;
Чтоб дух мой в смертность облачился
И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! в бессмертие твое.

Неизъяснимый, непостижный!
Я знаю, что души моей
Воображении бессильны
И тени начертать твоей;
Но если славословить должно,
То слабым смертным невозможно
Тебя ничем иным почтить,
Как им к тебе лишь возвышаться,
В безмерной разности теряться
И благодарны слезы лить.

1.2.1. Какие философские проблемы раскрываются в оде Г.Р.Державина «Бог»?

1.2.2.В чем заключено своеобразие композиции оды Г.Р.Державина «Бог»?

Сформулируйте прямой связный ответ(3-5 предложений) на каждый вопрос . Аргументируйте свои суждения , опираясь на анализ текста произведения.

1.2.1. В оде Бог раскрываются философские проблемы бытия.

Державин пытается определить, что есть Бог?

О ты, пространством бесконечный,
Живый в движеньи вещества,
Теченьем времени превечный,
Без лиц, в трех лицах божества!

Какое место в божественном творении занимает человек?

Я царь – я раб – я червь – я бог

Философ приходит к выводу , что человек – «частица вселенной»:

Твоей премудрости я тварь.

Державин считает, что человеку не дано понять Бога:

Я знаю, что души моей

И тени начертать твоей.

1.2.2. Державин отступает от общепринятого понятия композиции.

Вступлением является обращение к Богу. Далее следует рассуждение о величии Бога. Державин использует рассуждение, чтобы объяснить читателю, что такое Бог. Неожиданно задает вопрос: ”И что перед тобою я?” Начинается беседа с самим собой о сущности Бога и Человека. Заключением становится вывод о бессилии человека в понимании божественной сущности:

Я знаю, что души моей
Воображении бессильны
И тени начертать твоей;

То слабым смертным невозможно
Тебя ничем иным почтить,
Как им к тебе лишь возвышаться,
В безмерной разности теряться
И благодарны слезы лить.

1.2.3. Сопоставьте оду Г. Р. Державина “Бог” и стихотворение М. И. Цветаевой « Всё великолепье…” Что сближает двух поэтов в воплощении темы Божьего величия?

Труб – лишь только лепет

Трав – перед тобой.

Бурь – лишь только щебет

Птиц – перед тобой.

Крыл – лишь только трепет

Век – перед тобой [5, с. 173].

1.2.3. Оду Державина “Бог” и стихотворение М. Цветаевой “Все великолепье” сближает одна общая тема Божьего величия.

Чтобы доказать это, сравним несколько цитат из обоих произведений:

…и вкупе все светящи миры

Перед тобой – как нощь пред днём.

Все великолепье труб, трав, бурь птиц, крыл, – лишь только лепет, щебет, трепет перед Тобой.

Я знаю, что души моей

И тени начертать твоей

Оба поэта понимают величие и непостижимость Божественной Вселенной. У Марины Цветаевой ничего не говорится о человеке, как части вселенной, но чувствуется, что она осознает ничтожность любого существа перед Богом.

Таким образом, мысль о непостижимости Творца объединяет отношение к миру двух поэтов совершенно разных эпох, направлений, взглядов.

По теме: методические разработки, презентации и конспекты

On-line игры помогут отработать основные термины и понятия, необходимые для успешного написания части В ЕГЭ по литературе.Роды и жанры литературы:http://quizlet.com/_5o7ktСюжет и элементы сюжета, конф.

Данный материал позволяет качественно подготовить учащихся к сдаче ГИА и ЕГЭ по литературе, включает в себя все необходимые для этого литературоведческие понятия и термины.

Предлагаю сценарий факультативного занятия «Сонет в мировой литературе», построенного в логике технологии РКМЧП. Данная модель занятия универсальна. Её можно использовать не только при работе с поняти.

On-line игры по жизни и творчеству Ф.М.Достоевского помогут при подготовке к ЕГЭ по литературе и при изучении романа1. Достоевский Ф.М.: жизнь и творчествоhttp://quizlet.com/_6pi052. Достоевский .

К семинару по роману Е.Замятина “Мы” 11 класс, к семинару по пьесе М.Горького “На дне” 11 класс, к семинару по рассказу Л.Андреева “Ангелочек” 11 класс, к семинару по “Маленькой трилогии” А.П.Чехова 1.

Элективный курс по литературе для обучающихся 10-11 классов. Данный курс предназначен для расширения представления о мире современной литературы. Помогает в подготовке к ЕГЭ по литературе.

Пояснительная записка Урок по теме : «Отголоски войны» предназначен для курса «Русская литература» по гуманитарному направлению.

Богословско-философский анализ оды Г.Р. Державина «Бог»

Величайший из русских поэтов допушкинского периода Гавриил Романович Державин родился 3 июля 1743 г. в Казанской губернии в дворянской семье. Начальное образование он получил в Казанской гимназии и в 19 лет начал службу солдатом в Преображенском полку, впоследствии дослужившись до генеральского чина.

Стихи Державин начал писать с юности, так как имел к этому врождённый дар от Бога. В казарме он сочинял письма, прошения и стишки для офицеров и солдат. В 70-х годах поэт писал уже песни, басни, оды и эпиграммы. Хотя в художественном отношении они были ещё недостаточно зрелыми, но весь облик поэтической системы уже предсказывал будущего мастера. Около 1779 года Державин осознал свой самостоятельный путь в поэзии. В этом году появились первые значительные произведения поэта, напечатанные в журнале «Санкт-Петербургский вестник»: «Ключ», «Стихи на рождение в Севере порфирородного отрока» и другие.

В 1780-1784 годах Державиным создана ода «Бог», ставшая одним из наиболее значительных его произведений. Он выступил в ней против французских материалистов XYIII века.

Ода Державина потрясла весь мир. Её переводили не менее 15 раз на французский язык, не менее восьми – на немецкий, несколько раз – на польский. Кроме того, ода Державина была переведена на английский, итальянский, шведский, чешский, латинский, греческий и японский языки.

Главная тема, проходящая красной нитью через всю оду, – это тема богосыновства. Всемогущий Господь, сокровенно от нашего сознания, единым словом (имеется в виду творческий акт) привёл в бытие материю, из которой впоследствии и создал физический мир. Прославляя промыслительность, всемогущество и предвечность Небесного Творца, Гавриил Романович Державин в оде «Бог» замечает следующее:

Создавый всё единым словом.

В творенье простираясь новом,

Ты был, Ты есть, Ты будешь ввек!

Небо, земля, море и то, что в них создано Богом, целесообразно и прекрасно. Красота и мудрость, проявленные в устройстве вселенной, служат одним из вернейших доказательств бытия Божия. Но как ни огромны пространства вселенной, всё же они являются творением Божиим и поэтому перед полнотой всемогущества Божия, по словам Державина, составляют лишь одну точку:

В воздушном океане оном,

Миры умножа миллионом

Стократ других миров – и то,

Когда дерзну сравнить с Тобою

Лишь будет точкою одною.

А я перед Тобой – ничто.

Хотя и преступил заповеди Божии человек, погрязнув в тине согрешений, но Милосердный Господь не оставил его. По своей неизреченной благости и человеколюбию Бог послал в мир Сына Своего, «чтобы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» /Ин. 3,16/.

Образ Божий, заложенный в человеческом существе Творцом изначала, не упразднился полностью и после согрешения. Несмотря на то, что человек проводит жизнь свою в греховности, всё же душа его стремится к своему первоисточнику – Богу.

Выражая идею богосыновства между Богом и человеком, Державин говорит:

Ничто! – Но Ты во мне сияешь

Величеством Твоих доброт;

Во мне Себя изображаешь

Как солнце в малой капле вод.

Ещё в ветхозаветные времена псалмопевец Давид приводил следующую аналогию стремления человеческой души к Богу, говоря: Как елень стремится к источникам водным, так душа моя желает к Тебе, Боже (Пс.41). Державин также свидетельствует об этом, говоря:

Несытым некаким летаю

Всегда пареньем в высоты;

Тебе душа моя быть чает,

Вникает, мыслит, рассуждает:

Я есмь – конечно есть и Ты!

Целесобразное устройство вселенной свидетельствует человеку о делах Божиих. Рассматривая и изучая «дела рук Божиих», человек приходит к заключению о реальном существовании Творца. Об этом Державин говорит следующим образом:

Ты есть – Природы чин вещает,

Гласит мое мне сердце то,

Меня мой разум уверяет,

Ты есть; – и я уже не ничто!

По словам Державина, человек представляет частицу вселенной. В пределах физического мира он является царем над растительным и животным миром. Открывая новые галактикии законы, человек, по заключению Державина, не мог произойти сам собой и является творением Небесного Творца:

Я средоточие живущих.

Черта начальна Божества;

Я телом в прахе истлеваю,

Умом громам повелеваю,

Я царь – я раб – я червь – я бог!

Но, будучи я столь чудесен,

Отколе происшел? безвестен;

А сам собой я быть не мог.

И далее великий поэт свидетельствует всему миру, что дивны дела Божии, и Своей премудростью сотворил Он всё:

Твое созданье я, Создатель!

Твоей премудрости я тварь,

Источник жизни, благ Податель,

Душа души моей и Царь!

По благому промыслу Божьему, человек создан для прославления Господа, изучения окружающего мира, наслаждения бытием и продолжения своего рода. Земная жизнь человеческая является временной. Десница Божия определила, чтобы человек, созданный из персти земной, в землю и возвращался. Однако душа человеческая бессмертна и по успении тела отходит к Богу. По этому поводу Державин говорит:

Твоей то правде нужно было,
Чтоб смертну бездну преходило
Мое бессмертно бытие;
Чтоб дух мой в смертность облачился
И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! в бессмертие твое.

Человек своим разумом бессилен постигнуть полноту существа своего Творца. Размышляя об этом, поэт говорит:

Я знаю, что души моей

И тени начертать Твоей.

Но прославлять Бога и стремиться к Нему своей душой человек обязан. Ежедневно получая множество благ от Бога, человек часто не замечает сего. Он стремится преимущественно к стяжению материальных благ и наслаждениям житейским. Но сколько бы человек не стяжал материальных благ, сколько бы не наслаждался различными житейскими утехами, его душа не сможет найти отрады и утешения. Только в Боге человек может обрести мир, радость и полное блаженство. Только в Боге успокоится душа его.

Проникнутый любовью к Богу, Гавриил Романович Державин призывает «слабых смертных» тянуться к Богу («к Тебе лишь возвышаться»), поражаясь величию Его творческого гения («В безмерной разности теряться»), и за всё благодарить Его:

Но если славословить должно,

То слабым смертным невозможно

Тебя ничем иным почтить,

Как им к Тебе лишь возвышаться,

В безмерной разности теряться

И благодарны слёзы лить.

Контактная информация: Смоленская областная организация Союза писателей России,214 000, г. Смоленск, ул. Большая Советская д.12/1
Дорогань Олег Иванович, председатель правления, spr-smolensk@yandex.ru (4812) 38-32-24
Николаенкова Галина Егоровна, секретарь, (4812) 38-14-23
Парамонова Мария Николаевна,зам.председателя правления,гл.редактор сайта- mariapa2007@ya.ru

Создание сайта — “Проминадо”, фотографии — Парамонова Мария. 2010 год.

Анализ оды “Бог” Державина

Державин считал, что человек заключает в себе Бога и не может существовать приземленно. Именно человек может пробудить в себе Создателя, а также оказывать воздействие на окружающую действительность. Державин написал оду “Бог”, анализ которой мы сейчас проведем, чем вызвал интерес и восхищение общественности. Даже сегодня споры по поводу его стихотворения не затихают.

История создания оды “Бог” Державина

Державин сам писал о том, что мысль о написании оды пришла ему еще в 1780 году. На дворе стояло Светлое Воскресенье, что наталкивает на мысль об общении Державина с самим Творцом. Однако писать он в то время не мог, ведь все время этот деятельный человек верно отдавал службе в Сенате, поэтому и сосредоточиться на творческой деятельности было довольно проблематично. Продолжим анализ оды “Бог”.

После написания первых строк Державин положил бумаги в дальний ящик и на некоторое время забыл о возвышенных мыслях. Только спустя четыре года ему удалось отправиться в Нарву и найти полное уединение, что сподвигло его на продолжение работы. Державин творил несколько ночей, но никак не мог доделать заключительную часть. Вдохновение пришло к нему во сне – он проснулся и, наконец, завершил свое знаменитое произведение, навсегда оставившее след в литературе.

Анализ оды “Бог” Державина – главная идея

Гавриил Державин создал хвалебную песнь величию Создателя, которое не в состоянии постичь простые смертные. Однако в оде кроме восхваления явно вырисовываются строки о человеческой сущности, ничтожности, но в то же время человек не унижен в оде чрезмерно.

Ода “Бог” несет в себе глубокую философию, наталкивает на размышления о мироздании и Всевышнем. Автор рассуждает в стихах о природе человека, его способности приблизиться к Господу. Анализ оды “Бог” ясно свидетельствует об этом.

Первые строфы Державин посвятил Создателю. Он представляет его как создание жизни во Вселенной, без которого осталась бы лишь пустота. Намекает на то, что человек не может существовать только в материальном мире, что у него нет начала и нет конца, ему нужно подняться над земным хаосом и узнать сферы другого существования, более возвышенного и мудрого. Господь является вечностью, он способен заполнить все и вызвать перемены во всем. Так размышляет автор, и анализ оды “Бог” подтверждает это.

Человеческий мир Державин воспринимает лишь как миг, который проносит людей через пелену вечности. Земля и мирская жизнь является только каплей в океане, силой, которую подарил Создатель. Человек обязан поклоняться Господу, ведь какой смысл ему противостоять? Конечно, человек не в состоянии понять природу существования Всевышнего и постичь тайны Вселенной. Человек является ничтожным существом, которому соизволили подарить жизнь.

И все-таки, как показывает анализ оды “Бог”, несмотря на свою ничтожность человек неспроста создан по подобию и образу Бога, поэтому его невозможно отделить от Всевышнего. Державин сделал вывод, что люди являются отражением Создателя, они его потомки, которые могут совершать ошибки и учиться на них. Разделяет их с Творцом Вселенной только мирская жизнь и непонимание высшего, настоящего. Однако и здесь можно стремиться к высоким идеалам, оправдывая свое существование.

В оде “Бог” Державина звучит величие человеческой сущности, ее осознание, но все это неотделимо в мирской суете от ничтожности. Против Господа человек не может выстоять, он является рабом, но для своей мирской жизни и души он является Богом.

Автор считает, что человек является посредником и связующим звеном, которое неизменно приведет мирскую жизнь в духовную, сделает душу бессмертной. Люди воистину отражают Творца, несмотря на свои недостатки, но не являются для него равными. Божественность должна присутствовать в душе, быть ее частью. Именно Господь является прародителем всего живого на земле, ему нужно поклоняться, но частичка его присутствует в каждом.

Вы прочитали анализ оды “Бог” Державина, и надеемся, что он оказался полезным для вас. Больше материалов вы найдете в разделе нашего сайта Блог.

Читайте также:  Анализ стихотворения Русские девушки Державина
Ссылка на основную публикацию