Анализ стихотворения На смерть князя Мещерского Державина

Анализ стихотворения На смерть князя Мещерского Державина

Произведение представляет собой размышления автора о смерти, навеянные кончиной его знакомого. Поэт не сделал из него обычную хвалебную надгробную речь, но высказал свои чувства и мысли по поводу судьбы, ожидающей каждого.

Образ смерти рисуется, безусловно, как зловещий. Автор не изображает ужасные картины, для него главное – это неотвратимость ухода в небытие. Он подчеркивает, что путь к могиле начинается с момента появления на свет. Образ, использованный им – это обычная фольклорная старуха с косой, цель явно не внушить ужас, а напомнить то, что известно всем.

Кроме того, поэт связывает образ смерти с образом времени, еще раз напоминая, что кончина каждого неотвратимо приближается.

Автор акцентирует внимание на одинаковой судьбе каждого человека, ждущей его в конце земного существования. Он говорит о том, что положение в этом мире перед лицом смерти ничего не значит. Для этого Державин ставит рядом царя и самого униженного человека – узника тюрьмы. Даже царства и природные объекты, даже такие долговечные, как солнце или звезды ждет та же участь.

Поэт, усиливая создаваемое им тягостное впечатление, использует метафоры. Например, старение он сравнивает с дверями, ведущими в вечность. Образ звенящего металла символизирует хватку смерти, невозможность выбраться из ее рук.

Однако поэт все же находит для себя утешение среди безрадостных картин, нарисованных им. Смерть для него естественна. Он говорит о насильственном конце, а о естественном умирании, когда старость подтачивает силы. В смерти автор стихотворения видит всего лишь следование неумолимым законам мироздания. Раз человеку положено умереть, то протестовать против смерти просто бессмысленно.

В данном произведении отсутствует религиозная тематика и даже упоминание о Боге. Скорее всего, это не выражение атеизма автора, а его нежелание рисовать благостную картину. Державин прямо говорит, что ему неизвестна доподлинно судьба покинувших этот мир. Смерть Мещерского для него представлялась потерей, поэт не желал разбавлять печаль утешениями. Он призывал спокойно встретить неизбежное, насколько бы страшным оно не представлялось.

Вариант 2

Произведение На смерть князя Мещерского написано в 1801 в связи с понятными событиями. Как таковой жанр некролога и эпитафии имеет довольно глубокие корни, но Державин, как представитель классицизма, особенным образом концентрировался на подобных событиях. Он нередко писал оды, которые посвящал великим людям при жизни, но также часто отмечался и произведениями, которые были посвящены значительным фигурам своего времени, отошедшим в мир иной.

Помимо рассмотрения собственно личности какого-либо человека Державин, как правило, также затрагивал некий философский вопрос, наряду с частностями рассуждал о вечном и создавал произведения довольно универсальные, такие, которые могли быть приурочены не только к определенному событию, но и быть истолкованы как поэтическое произведение вневременного толка. Начинает поэт с обращения к самому Мещерскому и констатации понятного факта «Оставил ты сей жизни брег…». Тем не менее, далее рассуждение продолжается в немного ином ключе и рассматривает не отдельную личность, а общий факт неизбежности гибели, который является актуальным для всех и каждого, ведь кончина наступает для любого обладателя тела.

Различные варианты поэтизирования смерти являются довольно распространенными. Как правило, речь идет о каком-то женском образе, а также с неким духом атрибутами которого являются разнообразные устрашающие действия. Так Державин пишет об этой вечной подруге человечества как той которая: «на всех глядит», «зубами скрежещет», «точит лезвие косы», «глотает царства», «бледна», говорит «страшным гласом» и многое другое.

Далее рассматривается тема великого уравнения и безразличности этого феномена к людям. Ведь действительно, каким бы не был человек, какими бы не представлялись его возможности, итог всегда идентичен для нищего и короля, дуралея и мудреца, красавицы и чудовища. Ко всему смерть полностью равнодушна и также обладает способностью уничтожать целые сообщества людей, создавая эпидемии, войны или нечто подобное.

Хотя рассуждение является довольно разнообразным и рассматривает феномен как бы с разных сторон и различными образами, в действительности Державин говорит только об одном – о неминуемости гибели, которая настигнет каждого. Он берет пример князя Мещерского только для того чтобы рассказать живым о потребности относиться к собственной жизни соответствующим образом и не создавать иллюзий.

Анализ стихотворения На смерть князя Мещерского по плану

На смерть князя Мещерского

Возможно вам будет интересно

Первые стихи Анны Ахматовой были изданы в 1911 году. Ранняя лирика поэтессы была всецело наполнена темой любви и страдания из-за нее. Хотя Ахматова и была поэтом-акмеистом

Стихотворение Упоенье — яд отравы.. написано в 1914 году молодым Есениным, который, тем не менее, в раннем возрасте начал пользоваться вниманием публики. Его стихи обретали популярность

Изучив стихотворение «Россия» я считаю, что лирическим героем в нем является любимая, вечная Россия. С первых же строк ясно, что у автора особенное отношение к России. Если бы он любил ее как все-он бы стал писать про чарующие пейзажи и безграничные леса.

Прекрасная Белла, прогремевшая в своё время, до сих пор звучит – в записях, в каждом своём стихотворении, в каждой, даже не озвученной – немой ещё, строчке.

Отношения человека и природы – одна из основных тем пейзажной лирики Н. А. Заболоцкого. Любование окружающим миром у поэта неотделимо от философских размышлений о подобии человека всему сущему на Земле.

Анализ оды Г.Р. Державина «На смерть князя Мещерского»

Тематически державинская ода сцепляла между собой два прямо противоположных начала: вечности и смерти. Для поэта они были не отвлеченными понятиями, – но явлениями бытия, касающимися каждого из его читателей. Человек является частью природы, и потому в масштабах мироздания он вечен, как вечна сама природа. Однако отдельное человеческое существование преходяще, кратковременно и конечно. И знатного, и ничтожного одинаково поджидает неизбежная смерть.

Радостное ощущение жизни и трагическое переживание смерти объединены в оде глубоким и страстным лирическим чувством. Оно имеет сюжетные контуры. Умер князь Мещерский, близкий знакомый поэта. Его смерть, мрачная и неумолимая, поразила тем больше, что вся жизнь князя, “сына роскоши и нег”, была “праздником красоты и довольства”. Драматизм кончины многократно усилен противопоставлением этих полюсов. Конфликтна развернутая в оде коллизия, конфликтна вся образная система произведения. И этот художественный конфликт, заложенный в основу структуры державинской оды, подводит читателя к мысли о противоречивой, не сводимой к единству диалектической сущности мироздания:

В оде – одиннадцать строф, по восемь строк в каждой строфе. И во всех одиннадцати содержится мотив противостояния жизни и смерти. Заявлено это противостояние на разных уровнях поэтики: образа, детали, синтаксической конструкции, ритмического звучания строк и т.д. Поясним мысль примерами. В оде много тропов (то есть поэтических иносказаний), которые чуть позже, в творчестве Жуковского и Батюшкова, обретут завершенную художественную форму оксюморона. Это один из самых сложных и выразительных тропов: когда в одном образе соединяются противоположные смыслы. Оксюмороны передают неоднозначность наших душевных состояний, чувств и переживаний. Они показывают противоречивость наших поступков, поведения и всей нашей жизни. Разработка и усовершенствование приема оксюморона вели в поэзии ко все большей психологической правдивости произведения. Читая державинскую оду, постоянно встречаешь подобные тропы:

Как раздвигается картина человеческого бытия в этих чеканных, почти афористических строках! Пока еще, правда, не найдем в них конкретных красочных деталей жизнеописания героя. Узнаем только, что он был “сыном роскоши”, что благополучие соединял с крепким здоровьем (“Утехи, радость и любовь / Где купно с здравием блистали”). И что смерть его была внезапной и потому тем больше поразила друзей. Но знаменательно уже и то, что в высоком одическом жанре поэт обратился не к важному историческому лицу, как предписывали нормы классицизма, а к простому смертному, своему знакомому. Белинский прокомментировал это поэтическое новшество: “Что же навело поэта на созерцание этой страшной картины жалкой участи всего сущего и человека в особенности? – Смерть знакомого ему лица. Кто же было это лицо – Потемкин, Суворов, Безбородко, Бецкий или другой кто из исторических действователей того времени? – Нет: то был – сын роскоши, прохлад и нег!” То был обычный, заурядный человек. Через судьбу обычного человека решился поэт осмыслить масштабную философскую тему: всеобщность и всевластность законов мироздания.

А вот образ Смерти выписан в этой оде красочно и детально. Он динамичен и развернут в произведении со впечатляющей последовательностью. В первой строфе: Смерть “скрежещет зубами” и “косою сечет дни человеческой жизни”. Во второй: “алчна Смерть глотает” “целые царства”, “без жалости разит” все вокруг. Следом идет прямо-таки космический размах образного рисунка:

Создавая именно этот образ, поэт нашел возможным проявить смелое новаторство: намеренно снижая величественный космический образ, он включил в его контуры зримую и насмешливую сценку-деталь. Усмехаясь, Смерть глядит на царей, “пышных богачей” и умников – “и… точит лезвие косы”.

При всей четкости деления на строфы, ода отличается плавностью повествования. Этому способствует целый ряд художественных приемов. Один из них, едва ли не впервые в русской поэзии так полно примененный Державиным, – прием “перетекаемости” одной строфы в другую, соседнюю. Достигалось это таким образом: мысль предыдущей строфы, сконцентрированная в последней ее строке, повторялась первой строчкой следующей строфы. А затем всей этой строфой мысль развивалась и усиливалась. Повторяющиеся мысль и образ называются лейтмотивом (немецкое слово Leitmotiv, что значит ведущий). Лейтмотивы скрепляют повествование, делают его последовательным и стройным. Покажем это на примерах.

Один из главных лейтмотивов державинской оды: Смерть взирает на все равнодушно и бесстрастно, потому что для нее все равны. Этот главный мотив стихотворения приходится как раз на его кульминационную срединную часть: конец шестой строфы. Именно здесь обнаруживаем строку: “И бледна Смерть на всех глядит”. Следующая, седьмая, строфа эту мысль подхватывает и многократно усиливает, развивая и конкретизируя:

Еще пример. Последняя строчка восьмой строфы заявляет новый лейтмотив: скоротечности человеческой жизни, пролетающей, словно сон. Мысль звучит так: “И весь, как сон, прошел твой век”. Девятая строфа подхватывает эту мысль и продолжает:

Читайте также другие темы главы VI:

Перейти к оглавлению книги Русская поэзия XVIII века

Гавриил Державин — На смерть князя Мещерского: Стих

Глагол времен! металла звон!
Твой страшный глас меня смущает,
Зовет меня, зовет твой стон,
Зовет — и к гробу приближает.
Едва увидел я сей свет,
Уже зубами смерть скрежещет,
Как молнией, косою блещет
И дни мои, как злак, сечет.

Ничто от роковых кохтей,
Никая тварь не убегает:
Монарх и узник — снедь червей,
Гробницы злость стихий снедает;
Зияет время славу стерть:
Как в море льются быстры воды,
Так в вечность льются дни и годы;
Глотает царства алчна смерть.

Скользим мы бездны на краю,
В которую стремглав свалимся;
Приемлем с жизнью смерть свою,
На то, чтоб умереть, родимся.
Без жалости все смерть разит:
И звезды ею сокрушатся,
И солнцы ею потушатся,
И всем мирам она грозит.

Читайте также:  Анализ стихотворения Державина Река времен в своем стремленьи 7 класс

Не мнит лишь смертный умирать
И быть себя он вечным чает;
Приходит смерть к нему, как тать,
И жизнь внезапу похищает.
Увы! где меньше страха нам,
Там может смерть постичь скорее;
Ее и громы не быстрее
Слетают к гордым вышинам.

Сын роскоши, прохлад и нег,
Куда, Мещерский! ты сокрылся?
Оставил ты сей жизни брег,
К брегам ты мертвых удалился;
Здесь персть твоя, а духа нет.
Где ж он? — Он там.- Где там? — Не знаем.
Мы только плачем и взываем:
«О, горе нам, рожденным в свет!»

Утехи, радость и любовь
Где купно с здравием блистали,
У всех там цепенеет кровь
И дух мятется от печали.
Где стол был яств, там гроб стоит;
Где пиршеств раздавались лики,
Надгробные там воют клики,
И бледна смерть на всех глядит.

Глядит на всех — и на царей,
Кому в державу тесны миры;
Глядит на пышных богачей,
Что в злате и сребре кумиры;
Глядит на прелесть и красы,
Глядит на разум возвышенный,
Глядит на силы дерзновенны
И точит лезвие косы.

Смерть, трепет естества и страх!
Мы — гордость, с бедностью совместна;
Сегодня бог, а завтра прах;
Сегодня льстит надежда лестна,
А завтра: где ты, человек?
Едва часы протечь успели,
Хаоса в бездну улетели,
И весь, как сон, прошел твой век.

Как сон, как сладкая мечта,
Исчезла и моя уж младость;
Не сильно нежит красота,
Не столько восхищает радость,
Не столько легкомыслен ум,
Не столько я благополучен;
Желанием честей размучен,
Зовет, я слышу, славы шум.

Но так и мужество пройдет
И вместе к славе с ним стремленье;
Богатств стяжание минет,
И в сердце всех страстей волненье
Прейдет, прейдет в чреду свою.
Подите счастьи прочь возможны,
Вы все пременны здесь и ложны:
Я в дверях вечности стою.

Сей день иль завтра умереть,
Перфильев! должно нам конечно,-
Почто ж терзаться и скорбеть,
Что смертный друг твой жил не вечно?
Жизнь есть небес мгновенный дар;
Устрой ее себе к покою
И с чистою твоей душою
Благословляй судеб удар.

Анализ стихотворения «На смерть князя Мещерского» Державина

Гаврила Романович Державин — цвет русского классицизма, учитель и образец для поэтов следующего за ним поколения. В стихотворении «На смерть князя Мещерского» он рассуждает в духе той эпохи о бренности человеческой жизни.

Стихотворение написано в 1779 году. Его автору исполнилось 36 лет. Всю жизнь он занимал важные государственные посты, но творчество все же не оставлял. К этому времени он уже был статским советником, заседал в Правительствующем сенате, а в 1802 году и вовсе стал министром. По жанру — ода на кончину, по размеру — четырехстопный ямб с перекрестной и кольцевой рифмовкой, 11 строф. Рифмы открытые и закрытые. Лирический герой — сам автор. Поводом послужила внезапная смерть в 48 лет князя Александра Мещерского. Друзьями они не были, но Г. Державин не раз принимал участие в в пирах и балах этого вельможи. Притихшие пирующие словно встают из-за изобильного стола, потеряв аппетит и здоровую веселость. Восклицания, вопросы, пессимистическая интонация сразу бросаются в глаза: увы! Куда, Мещерский! ты сокрылся? Смерть, трепет естества и страх! Сегодня бог, а завтра прах.

Поэт рассуждает не как христианин, а как воспитанник эпохи Просвещения, эдакий вольнодумец, которого окатили ушатом холодной воды. Впрочем, переиначенная цитата из Библии здесь есть: приходит смерть к нему, как тать, и жизнь внезапу похищает. Тать — значит «вор». Есть параллели и с библейской книгой Екклесиаста с известным выражением из нее, что все — суета сует. «Где там? -Не знаем». Похоже, Г. Державин не уверен в благополучной посмертной участи князя. А может он и вовсе отрицает посмертную жизнь души? «Где стол был яств — там гроб стоит» и «жизнь есть небес мгновенный дар» — два самых известных афоризма из этого стиха. «К брегам ты мертвых удалился» — явный намек на античные представления о смерти.

С. Перфильев — многолетний друг покойного князя, видимо, тоже пораженный этой неожиданной и потому грозной — для еще остающихся жить — кончиной. «Покой» и «чистая душа» — вот рецепт поэта для тех, кто желает мужественно встретить смерть в любую минуту. Повторы усиливают смятение: глядит, сегодня, не столько, зовет. Сравнение: как сон, как мечта. Образ смерти поэт одушевляет и зловещей метафорой возвышает над всякой жизнью — человека ли, звезды.

В поэзии Г. Державина жанр оды занимает почетное первое место. Однако произведение «На смерть князя Мещерского» стоит в его творчестве особняком, ведь это ода на кончину.

Анализ стихотворения На смерть князя Мещерского Державина

Анализ оды Державина «НА СМЕРТЬ КНЯЗЯ МЕЩЕРСКОГО»

Перейти к полному тексту работы

Скачать работу с онлайн повышением оригинальности до 90% по antiplagiat.ru, etxt.ru

Смотреть полный текст работы бесплатно

Смотреть похожие работы

* Примечание. Уникальность работы указана на дату публикации, текущее значение может отличаться от указанного.

Анализ оды Г. Р. Державина “На смерть князя Мещерского”

Ода “На смерть князя Мещерского” уже по малому количеству строк (всего 88!) не походила на обширное и величественное одическое произведение. Ее проникновенный, искренний лирический тон сразу же привлекал к себе внимание. Тематически державинская ода сцепляла между собой два прямо противоположных начала: вечности и смерти. Для поэта они были не отвлеченными понятиями, – но явлениями бытия, касающимися каждого из его читателей. Человек является частью природы, и потому в масштабах мироздания он вечен, как вечна сама природа. Однако отдельное человеческое существование преходяще, кратковременно и конечно. И знатного, и ничтожного одинаково поджидает неизбежная смерть.

Радостное ощущение жизни и трагическое переживание смерти объединены в оде глубоким и страстным лирическим чувством. Оно имеет сюжетные контуры. Умер князь Мещерский, близкий знакомый поэта. Его смерть, мрачная и неумолимая, поразила тем больше, что вся жизнь князя, “сына роскоши и нег”, была “праздником красоты и довольства”. Драматизм кончины многократно усилен противопоставлением этих полюсов. Конфликтна развернутая в оде коллизия, конфликтна вся образная система произведения. И этот художественный конфликт, заложенный в основу структуры державинской оды, подводит читателя к мысли о противоречивой, не сводимой к единству диалектической сущности мироздания:

Утехи, радость и любовь,

Где купно с здравием блистали,

У всех там цепенеет кровь

И дух мятется от печали.

Где стол был яств – там гроб стоит;

Где пиршеств раздавались клики –

Надгробные там воют лики,

И бледна смерть на всех глядит.

В оде – одиннадцать строф, по восемь строк в каждой строфе. И во всех одиннадцати содержится мотив противостояния жизни и смерти. Заявлено это противостояние на разных уровнях поэтики: образа, детали, синтаксической конструкции, ритмического звучания строк и т. д. Поясним мысль примерами. В оде много тропов (то есть поэтических иносказаний), которые чуть позже, в творчестве Жуковского и Батюшкова, обретут завершенную художественную форму оксюморона. Это один из самых сложных и выразительных тропов: когда в одном образе соединяются противоположные смыслы. Оксюмороны передают неоднозначность наших душевных состояний, чувств и переживаний. Они показывают противоречивость наших поступков, поведения и всей нашей жизни. Разработка и усовершенствование приема оксюморона вели в поэзии ко все большей психологической правдивости произведения. Читая дер жавинскую оду, постоянно встречаешь подобные тропы:

Едва увидел я сей свет –

Уже зубами смерть скрежещет.

Приемлем с жизнью смерть свою,

На то, чтоб умереть, родимся.

. быть себя он вечным чает –

Приходит смерть к нему, как тать,

И жизнь внезапно похищает.

Здесь персть твоя, а духа нет.

Где стол был яств – там гроб стоит.

Где пиршеств раздавались клики –

Надгробные там воют лики,

И бледна смерть на всех глядит.

Сегодня бог, а завтра прах.

Как раздвигается картина человеческого бытия в этих чеканных, почти афористических строках! Пока еще, правда, не найдем в них конкретных красочных деталей жизнеописания героя. Узнаем только, что он был “сыном роскоши”, что благополучие соединял с крепким здоровьем (“Утехи, радость и любовь / Где купно с здравием блистали”). И что смерть его была внезапной и потому тем больше поразила друзей. Но знаменательно уже и то, что в высоком одическом жанре поэт обратился не к важному историческому лицу, как предписывали нормы классицизма, а к простому смертному, своему знакомому. Белинский прокомментировал это поэтическое новшество: “Что же навело поэта на созерцание этой страшной картины жалкой участи всего сущего и человека в особенности? – Смерть знакомого ему лица. Кто же было это лицо – Потемкин, Суворов, Безбородко, Бецкий или другой кто из исторических действователей того времени? – Нет: то был – сын роскоши, прохлад и нег!” То был обычный, заурядный человек. Через судьбу обычного человека решился поэт осмыслить масштабную философскую тему: всеобщность и всевластность законов мироздания.

А вот образ Смерти выписан в этой оде красочно и детально. Он динамичен и развернут в произведении со впечатляющей последовательностью. В первой строфе: Смерть “скрежещет зубами” и “косою сечет дни человеческой жизни”. Во второй: “алчна Смерть глотает” “целые царства”, “без жалости разит” все вокруг. Следом идет прямо-таки космический размах образного рисунка:

И звезды ее сокрушатся,

И солнцы ее потушатся,

И всем мирам она грозит.

Создавая именно этот образ, поэт нашел возможным проявить смелое новаторство: намеренно снижая величественный космический образ, он включил в его контуры зримую и насмешливую сценку-деталь. Усмехаясь, Смерть глядит на царей, “пышных богачей” и умников – “и. точит лезвие косы”.

При всей четкости деления на строфы, ода отличается плавностью повествования. Этому способствует целый ряд художественных приемов. Один из них, едва ли не впервые в русской поэзии так полно примененный Державиным, – прием “перетекаемости” одной строфы в другую, соседнюю. Достигалось это таким образом: мысль предыдущей строфы, сконцентрированная в последней ее строке, повторялась первой строчкой следующей строфы. А затем всей этой строфой мысль развивалась и усиливалась. Повторяющиеся мысль и образ называются лейтмотивом (немецкое слово Leitmotiv, что значит ведущий). Лейтмотивы скрепляют повествование, делают его последовательным и стройным. Покажем это на примерах.

Один из главных лейтмотивов державинской оды: Смерть взирает на все равнодушно и бесстрастно, потому что для нее все равны. Этот главный мотив стихотворения приходится как раз на его кульминационную срединную часть: конец шестой строфы. Именно здесь обнаруживаем строку: “И бледна Смерть на всех глядит”. Следующая, седьмая, строфа эту мысль подхватывает и многократно усиливает, развивая и конкретизируя:

Глядит на всех – и на царей,

Кому в державу тесны миры;

Глядит на пышных богачей,

Что в злате и сребре кумиры;

Глядит на прелесть и красы,

Глядит на разум возвышенный,

Глядит на силы дерзновенны –

И. точит лезвие косы.

Еще пример. Последняя строчка восьмой строфы заявляет новый лейтмотив: скоротечности человеческой жизни, пролетающей, словно сон. Мысль звучит так: “И весь, как сон, прошел твой век”. Девятая строфа подхватывает эту мысль и продолжает:

«На смерть князя Мещерского» Г. Державин

Глагол времен! металла звон!
Твой страшный глас меня смущает,
Зовет меня, зовет твой стон,
Зовет – и к гробу приближает.
Едва увидел я сей свет,
Уже зубами смерть скрежещет,
Как молнией, косою блещет
И дни мои, как злак, сечет.

Ничто от роковых кохтей,
Никая тварь не убегает:
Монарх и узник – снедь червей,
Гробницы злость стихий снедает;
Зияет время славу стерть:
Как в море льются быстры воды,
Так в вечность льются дни и годы;
Глотает царства алчна смерть.

Скользим мы бездны на краю,
В которую стремглав свалимся;
Приемлем с жизнью смерть свою,
На то, чтоб умереть, родимся.
Без жалости все смерть разит:
И звезды ею сокрушатся,
И солнцы ею потушатся,
И всем мирам она грозит.

Не мнит лишь смертный умирать
И быть себя он вечным чает;
Приходит смерть к нему, как тать,
И жизнь внезапу похищает.
Увы! где меньше страха нам,
Там может смерть постичь скорее;
Ее и громы не быстрее
Слетают к гордым вышинам.

Сын роскоши, прохлад и нег,
Куда, Мещерский! ты сокрылся?
Оставил ты сей жизни брег,
К брегам ты мертвых удалился;
Здесь персть твоя, а духа нет.
Где ж он? – Он там.– Где там? – Не знаем.
Мы только плачем и взываем:
«О, горе нам, рожденным в свет!»

Утехи, радость и любовь
Где купно с здравием блистали,
У всех там цепенеет кровь
И дух мятется от печали.
Где стол был яств, там гроб стоит;
Где пиршеств раздавались лики,
Надгробные там воют клики,
И бледна смерть на всех глядит.

Глядит на всех – и на царей,
Кому в державу тесны миры;
Глядит на пышных богачей,
Что в злате и сребре кумиры;
Глядит на прелесть и красы,
Глядит на разум возвышенный,
Глядит на силы дерзновенны
И точит лезвие косы.

Смерть, трепет естества и страх!
Мы – гордость, с бедностью совместна;
Сегодня бог, а завтра прах;
Сегодня льстит надежда лестна,
А завтра: где ты, человек?
Едва часы протечь успели,
Хаоса в бездну улетели,
И весь, как сон, прошел твой век.

Как сон, как сладкая мечта,
Исчезла и моя уж младость;
Не сильно нежит красота,
Не столько восхищает радость,
Не столько легкомыслен ум,
Не столько я благополучен;
Желанием честей размучен,
Зовет, я слышу, славы шум.

Но так и мужество пройдет
И вместе к славе с ним стремленье;
Богатств стяжание минет,
И в сердце всех страстей волненье
Прейдет, прейдет в чреду свою.
Подите счастьи прочь возможны,
Вы все пременны здесь и ложны:
Я в дверях вечности стою.

Сей день иль завтра умереть,
Перфильев! должно нам конечно, –
Почто ж терзаться и скорбеть,
Что смертный друг твой жил не вечно?
Жизнь есть небес мгновенный дар;
Устрой ее себе к покою
И с чистою твоей душою
Благословляй судеб удар.

Анализ стихотворения Державина «На смерть князя Мещерского»

Удивительно, как одни и те же по сути события вызывают разные чувства у тех, кто их наблюдает. В 1800 году Гавриил Романович Державин, ставший свидетелем смерти своего товарища А. С. Суворова, написал торжественную оду «Снигирь», в которой отразилось восхищение личностью генералиссимуса. В 1779 году поэт присутствовал на похоронах другого близкого человека – князя А. И. Мещерского. Однако стихотворение «На смерть князя Мещерского» имеет совершенно другое настроение.

Это произведение можно назвать философским рассуждением о судьбе человека, ведь именно такие мысли вызвала у поэта кончина приятеля. Главная героиня этого глубокого по смыслу стихотворения – смерть во всей своей неминуемой величественности. Не о друге вспоминает автор, непосредственно к князю он обращается всего один раз:
Куда, Мещерской! ты сокрылся?
Оставил ты сей жизни брег…

Больше поэта волнует то, что этой участи не избежать никому.

Смерть предстаёт в самых грозных и мрачных красках. Поэт олицетворяет это явление, придавая ему поведение и черты живого существа. Смерть совершает различные действия: она «зубами скрежещет», «на всех глядит», «точит лезвие косы».

Суровость произведения поддерживается с помощью метафор: бой часов – «глагол времён», старение – «двери вечности» и др.

Зловещий образ смерти поэт рисует с помощью эпитетов. Героиня обладает «страшным гласом», тусклой кожей («бледна смерть») и острыми когтями. Она жадная – «глотает царства алчна смерть». Поэт подразумевает, что не только люди поодиночке сталкиваются с печальным концом, но и население целых стран порой выкашивают эпидемии или войны. В представлении поэта смерть совершенно равнодушна, она одинаково безучастна к красоте, молодости, бедности, роскоши, власти или беспомощности:
Глядит на всех – и на царей,

Глядит на пышных богачей,

Глядит на прелесть и красы,
Глядит на разум возвышенный,
Глядит на силы дерзновенны…

Здесь автор применяет приём анафора, который подчёркивает впечатление равенства всего в глазах смерти.
Этот способ поэт использует ещё раз, чтобы показать, что в близости смерти и ему становятся безразличны удовольствия молодости:
Не столько восхищает радость,
Не столько легкомыслен ум,
Не столько я благополучен…

У стихотворения эффектная строгая композиция, что делает его похожим на непререкаемое наставление. Каждая строфа состоит из двух четверостиший, одно из которых имеет перекрёстную рифму, а второе – кольцевую.

Всё стихотворение пронизано идеей: смерть неотвратима. Люди склонны не беспокоиться о будущем, стремиться к мелким наслаждениям. Но когда они сталкиваются с неизбежностью, то начинают скорбеть об упущенных возможностях. Поэт призывает не терзаться сожалениями, а принимать всё, что даёт судьба:
Жизнь есть небес мгновенный дар;
Устрой её себе к покою
И с чистою твоей душою
Благословляй судеб удар.

Ссылка на основную публикацию

Ода Державина «НА СМЕРТЬ КНЯЗЯ МЕЩЕРСКОГО»

Ода написана в связи с получением известия о внезапной кончине князя А. И. Мещерского в 1779 году. Князь был очень богат, любил давать пышные пиры, на которых бывал и Державин.

Ода начинается словами «Глагол времен, металла звон». Что это?

Глагол времен, металла звон – бой часов, олицетворяющих неизбежный ход времени.

Твой страшный глас меня смущает;

Зовет меня, зовет твой стон,

Зовет — и к гробу приближает.

Едва увидел я сей свет,

Уже зубами смерть скрежещет,

Как молнией, косою блещет,

И дни мои, как злак, сечет.

Когда я читала это в юности, мне эти звучные строки казались пустым звоном. О чем он? Страшный глас смерти? Молодая девушка по определению не будет думать об этом.

Сейчас, по прошествии многих лет, тема эта стала мне ближе.

А Державину в это время было 36 лет.

Образ смерти, скрежещущей зубами, и косою секущей дни жизни. Красиво! Волнующе! И чуть-чуть жутко.

Где-то я прочитала про эти гулкие и звенящие строки, как будто воспроизводящие звон маятника, отмеряющего безвозвратно уходящее время, и захотелось перечитать эту оду.

Многое можно вернуть, но только не отмеренное нам время. Уходит безвозвратно, оставляя после себя чувство, что мало сделано, мало прочувствовано, понято, испытано.

А Державин смотрит на это гораздо шире!

Как в море льются быстры воды,
Так в вечность льются дни и годы;
Глотает царства алчна смерть.

Какой красивый образ утекающих в вечность дней и лет!

В которую стремглав свалимся;

Приемлем с жизнью смерть свою,

На то, чтоб умереть, родимся.

Опять красивейший образ, написанный эмоциональным, страстным языком. Получая в подарок жизнь, мы вместе с ней получаем в подарок и будущую смерть.

И звезды ею сокрушатся,

И солнцы ею потушатся,

И всем мирам она грозит.

Мой ум всё время сводит мысли ко мне любимой. Насколько шире смотрит на смерть Державин.

Не мнит лишь смертный умирать

И быть себя он вечным чает;

Приходит смерть к нему, как тать,

И жизнь внезапу похищает.

Занятые суетными делами, мы действительно очень мало думаем о смерти, как будто бы жизнь будет длиться вечно. Для чего мы живём? Что оставим после себя? Эти мысли даже в преклонные годы в круговерти дел и забот редко приходят нам в голову.

И бледна смерть на всех глядит.

Глядит на всех — и на царей,

Кому в державу тесны миры;

Глядит на пышных богачей,

Что в злате и сребре кумиры;

Глядит на прелесть и красы,

Глядит на разум возвышенный,

Глядит на силы дерзновенны

И точит лезвие косы.

Ни власть, ни богатство, ни красота, ни ум, ни энергия не смогут остановить смерть. Смотрит смерти на нашу суету и «точит лезвие косы». Вот она неожиданно настигла князя Мещерского…

Сегодня льстит надежда лестна,

А завтра: где ты, человек?

Как пыжатся президенты, олигархи и т. д. А конец такой же, как у всех. Ни богатство, ни власть не остановят смерть.

Я специально перевожу на нормальный язык, чтобы подчеркнуть звучание строк и красоту образов Державина.

Хаоса в бездну улетели,

И весь, как сон, прошел твой век.

Многие перед смертью говорят, что жизнь прошла как сон. Как же надо жить, чтобы в конце жизни не было этого чувства?

И потрясающий вывод в конце, прямо как эзотерической книге.

Жизнь есть небес мгновенный дар;

Повышение оригинальности

Предлагаем нашим посетителям воспользоваться бесплатным программным обеспечением «StudentHelp» , которое позволит вам всего за несколько минут, выполнить повышение оригинальности любого файла в формате MS Word. После такого повышения оригинальности, ваша работа легко пройдете проверку в системах антиплагиат вуз, antiplagiat.ru, РУКОНТЕКСТ, etxt.ru. Программа «StudentHelp» работает по уникальной технологии так, что на внешний вид, файл с повышенной оригинальностью не отличается от исходного.

Результат поиска


реферат Философская ода Г.Р. Державина На Смерть Князя Мещерского
Тип работы: реферат. Добавлен: 23.08.2012. Год: 2011. Страниц: 6. Уникальность по antiplagiat.ru:

План работы:
Вступление. Гавриил Романович Державин как значимая фигура своего времени………………….2
Становление Г.Р. Державина как поэта. Предпосылки к дальнейшему творчеству на примере его биографии. Особенности стиля Державина. Ода «На смерть князя Мещерского» как начало пути…………………………………………………………………… …………………………………. 4
Жанр. Композиция. Проблематика оды «На смерть князя Мещерского». Сочетание высокой оды и низкой элегии. Тема смерти. Ода «На смерть князя Мещерского» – одна из произведений его философской лирики. Скользящая структура оды. . . 7
Метрика и тропы. Ввод термина «оксюморон». Образ смерти. Новаторство оды Державина. Ввод понятия «лейтмотив»………………………………………………… ………………………………. 12
Заключение. Гипотеза о принадлежности Державина к масонам. Вывод по всему творчеству…………………………………… ………………………………………………………. 16
Использованная литература…………………………………………………… ………………………17

Вступление

Впервые ода «На смерть князя Мещерского» нашла своего читателя в 1779 году, когда была опубликована в журнале «Русский вестник». Стихи были без подписи, но, начинаясь громогласной звукописью и восклицаниями, яркими метафорами и аллегориями, знаменовали рождение новой звезды на небосклоне русского классицизма.
« Глагол времен! Металла звон!
Твой странный глас меня смущает,
Зовет меня, зовет твой стон,
Зовет – и к гробу приближает.
Едва увидел я сей свет,
Уже зубами смерть скрежещет,
Как молнией, косою блещет
И дни мои, как злак, сечет…»
Трудно представить, какой эффект произвело достаточно смелое на тот момент произведение на приверженцев «трёх штилей» и почитателей Монтексьё и Декарта. До этого стихотворения русские поэты-последователи наказов Ломоносова могли только рассуждать о смерти, вечности и капризах судьбы, в то время, как Гавриил Романович Державин своей одой заставил читателей буквально услышать звон погребальных колоколов. Это произведение было написано так, словно тогда ещё неизвестный никому поэт Державин наяву видел ту самую смерть, вынося свою грусть, скорбь и размышления о смысле жизни на суд читателей.
Князь Мещерский, практически никак не проявивший себя, не заслуживший особых чинов и не имевший заслуг перед отечеством, сам по себе был не самым благоприятным объектом для написания оды, по Ломоносову – высокого и самого достойного жанра. Жанр оды «На смерть князя Мещерского», наиболее близок к элегии, стоящей по приоритетам, скорее на периферии классицизма.
Не удивительно, что именно Державин окажется соединительным звеном между эпохами двух гениев – Михаила Васильевича Ломоносова и Александра Сергеевича Пушкина.

    Становление Г.Р. Державина, как поэта. Предпосылки к творчеству.

    А Державин!
    Но тут уж творится нечто вовсе несообразное. Тут под могильной плитой “лжеклассициз-ма” заживо погребен просто огромный поэт, которым всякая иная литература, более памятливая (а следственно, более развитая), гордилась бы по сей день. Не надо скрывать, что и у Державина имеются слабые вещи, хотя бы его трагедии. Но из написанного Державиным должно составить сборник, объемом в 70– 100 стихотворений, и эта книга спокойно, уверенно станет в одном ряду с Пушкиным, Лермонтовым, Боратынским, Тютчевым.
    В. Ходасевич
    Из статьи “Слово о полку Игореве”

    На момент написания «На смерть князя Мещерского» Гавриле Романовичу Державину было тридцать шесть лет. Происходил Державин из небогатой семьи. Его отец, армейский офицер, жил то в Яранске, то в Ставрополе, под конец в Оренбурге. Родители Державина не обладали образованием, но старались дать детям по возможности лучшее воспитание.
    Высшего образования Державин не имел и начал службу простым солдатом, в офицеры вышел поздно. Как говорят, жил буйно и служил ревностно: «Служебная деятельность Державина, вышедшего из «низкой доли» и достигшего министерского кресла и «стула сенатора Российской империи», представляет собой непрерывный ряд подъёмов и самых резких падений. В результате блестяще начавшейся деятельности его во время пугачёвского бунта он был признан «недостойным продолжать военную службу». Губернаторство Державина закончилось отставкой и преданием суду; недолго удержался Державин и в должности секретаря Екатерины II, жаловавшейся, что он «не только грубил при докладах, но и бранился». Павел подвергнул Державина опале «за непристойный ответ», Александр — за то, что «он слишком ревностно служит». 1
    После такой характеристики несложно предугадать стиль и прочие особенности творчества Державина. Вполне возможно было перенести столь яркую и страстную натуру Державина на его произведения. Не раз упомянуто в отечественной исследовательской литературе о вкладе Державина в развитие классицизма:
    «Революция в искусстве» захватила и поэзию, которая была скована правилами нормативной поэтики классицизма. Но этот процесс был более трудным, потому что традиции сильнее всего сказывались именно в поэзии. При этом реализм в поэзии проявлял себя иначе, чем в драматургии и прозе, — здесь складывались свои черты нового стиля, новой структуры. Решающий вклад в развитие принципов реалистической лирики был сделан гениальным поэтом XVIII в. Державиным, что в свое время уже отмечал Гуковский: «В самой сущности своего поэтического метода Державин тяготеет к реализму». «Державин выдвинул новый принцип искусства, новый критерий отбора его средств, — принцип индивидуальной выразительности». «Поэтическая система классицизма оказалась радикально разрушенной Державиным» 2
    После дела Державина, как ни странно, пошли в гору. Он поселился в Петербурге, на редкость удачно женился и устроился на неплохую должность в Сенате. Тогда же (во второй половине 70-х годов) начал созревать и поэтический талант Державина, хотя стихи он писал с юности. Его друзьями в то время и на все жизнь стали молодые поэты Василий Капнист, Николай Львов и Иван Хемницер. Знакомство с ними позволило Державину восполнить недостаток образования, исправить многие шероховатости стиля и стихосложения. Ода «На смерть князя Мещерского», еще раз повторюсь, знаменовала рождение нового поэта.
    Н. В Гоголь о Державине: “Слог у него (Державина) так крупен, как ни у кого из наших поэтов; разъяв анатомическим ножом, увидишь, что это происходит от необыкновенного соединения самых высоких слов с самыми низкими и простыми.»
    Он необычайно расширил тематический диапазон русской поэзии, в полном смысле слова сблизил поэзию с жизнью. Но прежде всего Державин сумел посмотреть на мир, на природу глазами простого человека и увидел жизнь не через оптические приспособления теории классицизма, а такой, какой она представлялась взору и слышалась ушам – яркой, многоцветной, постоянно меняющейся.
    Державин начал рисовать портреты людей. Пусть это было лишь первыми шагами на пути к реалистическому искусству, но важно то, что они были сделаны, и сделаны именно им. Это знаменовало принципиальный отход Державина от канонов классицизма. Ода «На смерть князя Мещерского» является ярким тому подтверждением.

    Жанр, композиция, философия проблематики оды Г.Р. Державина “На смерть князя Мещерского”

    Ода, привыкшая быть высоким жанром, посвящения которой удостаивались только высокопоставленные лица и первые люди страны, в случае с одой «На смерть князя Мещерского», имеет совсем не традиционный гражданский оттенок. Это скорее элегия.
    «Непосредственным поводом к ее написанию послужила кончина приятеля Державина, эпикурейца князя А. И. Мещерского, глубоко поразившая поэта своей неожиданностью. На биографической основе вырастает философская проблематика оды, вобравшая в себя просветительские идеи XVIII в.
    Тема смерти раскрывается Державиным в порядке постепенного нагнетания явлений, подвластных этому закону уничтожения, действующему, как принцип домино: смертен сам поэт, смертны все люди, «глотает царства алчна смерть». 3
    Ода не имеет ни эпиграфа, ни предисловия, что никак не отнимает у неё, тем не менее, смысловой нагрузки. Нам, имеющим немного сведений о жизни князя Мещерского, из текста произведения не совсем понятно, какие отношения связывали его с Державиным при жизни. Можно от части сказать, что знаем мы о некоем князе Мещерском только благодаря оде Державина. Благодаря такой её эмоциональной окраске и новым для того времени идеям (философия на тему жизни и смерти), её вполне можно считать новаторской.
    Ода – жанр лирический. Однако в классицистической оде, как помним, эмоциональный строй имел строго определенную направленность, соотнесенную с государственными и гражданскими идеалами. Высокий пафос торжественных од Ломоносова был истинно патриотическим, но он вовсе не должен был содержать в себе проекцию на детали и события жизни поэта. Иначе – в новаторской оде Державина. “На смерть князя Мещерского” – произведение, в котором автор и его лирический герой (что по сути одно и то же лицо) ищут разрешения лично для них мучительной загадки. Если жизнь так скоротечна, если не по воле самого человека она обрывается в любой момент, то как можно воспринимать все сущее спокойно и радостно?
    Ода «На смерть князя Мещерского» имеет, в отличие от каноничных по тем временам, скованным пафосом и торжественностью, произведений, имеет яркую и экспрессивную атмосферу. Видно это в незамысловатой, но такой живой и выразительной структуре, где Державин молниеносно переходит с одной проблемы на другую, то и дело вворачивая полные выразительности и смысла образы. Проследим композиционное развитие темы.

    Итак, в первой строфе, (в экспозиции) видим:

    «Глагол времён! металла звон!
    Твой страшный глас меня смущает,
    Зовёт меня, зовёт твой стон,
    Зовёт – и к гробу приближает…» -очевидно, здесь заявлена грозная тема смерти.
    Строфа вторая. От смерти не убережется никто на земле:
    «Ничто от роковых кохтей,
    Никая тварь не убегает:
    Монарх и узник – снедь червей,
    Гробницы злость стихий снедает…»

    Строфа третья. Державин приходит к мрачному выводу о том, что на то и родятся люди, чтобы умереть:

    «Скользим мы бездны на краю,
    В которую стремглав свалимся;
    Приемлем с жизнью смерть свою,
    На то, чтоб умереть, родимся.»

    В четвертой строфе автор недоумевает на предмет того, как можно понять внезапность смерти? Видим это в фрагменте:
    «Не мнит лишь смертный умирать
    И быть себя он вечным чает;
    Приходит смерть к нему, как тать,
    И жизнь внезапну похищает.»

    Пятая строфа: вот так внезапно забрала смерть баловня судьбы князя Мещерского.

    «Сын роскоши, прохлад и нег,
    Куда, Мещерский! ты сокрылся?
    Оставил ты сей жизни брег,
    К брегам ты мёртвых удалился…»

    В строфах шестой, седьмой и восьмой мысль поэта восходит на свою кульминационную вершину: нужно быть готовым к тому, что смерть поджидает каждого человека и на каждом шагу.

    «Где стол был яств, там гроб стоит;
    Где пиршеств раздавались лики,
    Надгробные там воют клики,
    И бледна смерть на всех глядит.»

    И именно здесь возникает самый объемный и значимый образ: “сегодня Бог, а завтра прах”. Тем самым Державин оспаривает авторитет религиозных учений, чем, несомненно, производит фурор. Впрочем, Державин оставляет вопрос открытым. Он не знает, что там, за порогом смерти. И что же дальше происходит с человеческой субстанцией, его душой:
    Сегодня льстит надежда лестна,
    А завтра: где ты, человек?
    В заключительных трех строфах – девятой, десятой и одиннадцатой – автор прямо обнаруживает себя. Здесь повествование подходит к финалу, где само собой напрашивается лаконичное логическое завершение. Одно из самых ценных качеств Державина – способность всегда трезво оценивать положение вещей, и эта трезвость сочеталась с лирическим одушевлением его стихов. Прошла молодость, та замечательная пора жизни, когда человек еще не ищет мучительно ответа на вопрос о конечности бытия. Зато теперь, в зрелые годы, автору и его лирическому герою наконец-то стала понятна тщета честолюбивых желаний, одолевавших в молодости. Теперь он “желанием честей размучен”.
    и т.д.