Анализ стихотворения Опять раскинулся узорно Есенина

Анализ стихотворения Опять раскинулся узорно Есенина

Рассматривая лирику Есенина убеждаешься в наличии у этого поэта какой-то вечной тяги, незримой устремленности к чему-то иному, к какому-то другому миру, иному существованию. Внутренний мир Есенина действительно вполне мог напоминать раздолье русских просторов, он стремился к необъятности, к парадоксальной свободе.

В стихе Опять раскинулся узорно мы видим диалог с возлюбленной, мечтания и грезы, которые перемежаются с основными аспектами миропонимания лирического героя. Вероятно, этот герой во многом соответствует характеру самого поэта, который в этом стихотворении видит себя послушником в далеком монастыре, уединенным монахом, который мечтает о земле другой. Заключительные строки не только резюмируют стихотворение, но и подчеркивают основной вектор направленности ума поэта.

Глаза, увидевшие землю,
В иную землю влюблены

Про какую землю идет речь? Безусловно, если говорить в рамках христианской терминологии, то речь идет о земле обетованной, то есть ином мире, возвышенном и чистом, который является собой существенное отличие от земного.

Есенин пишет о собственной неприльщенности земными ласками и возможной глубиной этого мира, он видит цель в уходе от этого мира и, возможно, сам вектор такой нацеленности, такой душевной ориентации и представляет собой в какой-то степени и цель как таковую. Мотивом в этом стихотворении также является разлука, ведь возлюбленная мечтает о высокой светлице, а он о далеком монастыре, то есть здесь тоже противопоставляются как бы земные и небесные потребности. Он также противопоставляет эти ориентации и в словах разгульная и ласковый послушник – разная манера поведения предполагает различные внутренние ориентиры.

Тем не менее, в таких противоположностях поэт не видит противоречия, даже наоборот в этом он наблюдает единство. Такая разлука в действительности становится чем-то целостным, ведь грустить они оба станут в тишине и в этом заключается единство, которое описывает автор.

Последовательность изложения стихотворения ведет читателя как бы от земного к небесному. Сначала описывается земля, какие-то подробности и земная красота, но далее повествование смещается к духовному уровню, автор выделяет основную суть, он в заключительной строчке вообще отвергает землю так сказать земную и указывает на влюбленность в иную землю. Как сказано ранее, Землю обетованную, то есть небесную обитель праведной души поэта.

Вариант 2

Произведение относится к любовной лирике Есенина, посвященное одному из увлечений поэта, имевшему несчастливый конец.

Описываю красоту своей избранницы, автор подчеркивает ее деревенское происхождение, облик настоящей русской красавиц, сложившийся в его представлении. Коса, которая к тому же рыжего цвета и, притом, покрытая косынкой, вряд ли мог вызвать восхищение или показаться хотя бы достойным упоминания человеку, выросшему в городе или даже происходящему из сельской местности, но ставшему душой городским.

Здесь же поэт упоминает и о другой своей любви, пронесенной им через всю жизнь – любви к родной земле и ее просторам. Рядом с описание любимой девушки он рисует образ малиновых полей, растянувшихся вокруг. Малиновый цвет, не присущий сельскохозяйственным угодьям, возможно, призван нарисовать всеобъемлющий образ родной страны. Он должен подчеркнуть, что поля здесь не просто фон.

Говоря о разлуке, Есенин также обращается к образам, которые, впрочем, вполне понятны и легко читаемы. Он рисует разрыв отношений как нахождение в разных местах. Высокая светлица, в которой поэт видит свою любимую символизирует трудность или даже невозможность воссоединения. Если можно пройти через горы и поля, то дотянуться до того, что находится выше гораздо сложнее. Для контраста автор помещает себя в монастырь, который, подчеркнуто, назван дальним. Есенин не был особенно религиозным человеком, поэтому монашеская обитель для него это, скорее, не символ покоя, умиротворения и движения к Небу, а потеря свободы и плен.

Характеризуя далее себя и любимую в разлуке , Есенин также использует контраст. Образы разгульной жены и ласкового послушника можно понимать по-разному, но в них самих видны специально созданные противоречия. В каждом из них прилагательное совершенно не соответствует существительному. Вероятно, используя эти образы, поэт показать ненормальность создавшегося положения, неестественное состояние, в котором они окажутся друг без друга.

Говоря об их взаимной грусти, Есенин продолжает использовать метафоры. Глухость тумана и упругость тишины символизируют стену непонимания, возникшую между влюбленными.

Анализ стихотворения Опять раскинулся узорно по плану

Опять раскинулся узорно

Возможно вам будет интересно

Стихотворение Афанасия Афанасьевича Фета написано в конце 1850-х годов. Названо оно по первой строке «Зреет рожь над жаркой нивой…» Великолепие красок жаркого лета, широту русских просторов поэт умело выражает в своих стихах

Как бы не хотелось описывать некоторые стихотворения в отрыве от ситуации написания и личности автора, нередко дело принимает совершенно обратный ход. Например, Письма к стене Бродского мог ли бы быть великолепным стихотворением

Красивое философское стихотворение начинается с признания автора, что он в этом мире ищет соединение прекрасного и вечного. Ведь, в основном, прекрасное (молодость, цветы, радость) быстро проходит

Произведение отличается необычностью формы и сложным философским содержанием, представленным в форме белых стихов, в которых отмечается несовпадение границ предложений и границ строк, а также отсутствие рифм.

Некрасов Николай Алексеевич появился на свет в 1821 году, в один год с другой великой творческой личностью – Достоевским Ф. М. Известен всем нам как выдающийся поэт и писатель, способствовавший гуманизации русской литературы

Комментарии к стихам (страница 1)

Печатается по наб. экз. (список С.А.Толстой-Есениной).

Автограф неизвестен. Текст был продиктован автором С.А.Толстой-Есениной в период подготовки Собр. ст. На списке в наб. экз. ее помета: «Самое первое. 1910 г.» Датируется согласно этой помете.

В 1919—20 гг. Есенин предполагал выпустить сборник Тел., который был задуман как своего рода итоговый. Возможно, в связи с подготовкой этого издания на обороте одного из листов чернового автографа стихотворения «Хулиган» (РГБ) он набросал перечень стихотворений. В перечень включены стихи, относящиеся к различным периодам его творческого пути, начиная с ранних, преимущественно не вошедшие в Тел. Это как бы дополнение к составу сборника. Список открывается стихотворением «Там, где. », следующим назван «Вечер», далее известные стихи «Рекруты», «Калики», «Дед» и др. Под заглавием «Вечер» в Р 16 публиковалось стихотворение «На лазоревые ткани. » (однако оно входило в Тел. и поэтому в данном списке не должно было фигурировать). Стихотворение Есенина с таким заглавием зарегистрировано как поступившее 16 января 1915 г. в редакцию Еж. ж. Из числа ранних стихов такой заголовок могло также иметь «Вечер, как сажа. ». Но не исключено, что в 1919 г. под этим заголовком — тем более в соседстве с «Там, где. » — могло подразумеваться «Вот уже вечер. Роса. ».

В 1940 г. С.А.Толстая-Есенина об этом и следующем стихотворениях писала: «По словам Есенина, это его первые стихи. Считая их слабыми, он не хотел включать их в „Собрание“. Согласился напечатать стихи только благодаря просьбе своих близких. Текст был продиктован им. Дата проставлена по его указанию» (Восп., 2, 260).

Возражения против авторской датировки высказывал В.А.Вдовин, аргументируя это отсутствием рукописей стихотворения или других документальных подтверждений его создания в 1910 г., а также его стилистическим отличием от стихов, достоверно относящихся к тому времени: «Это стихи зрелого мастера, ошибочно датируемые 1910 годом» (журн. «Вестник МГУ», серия VII, Филология, журналистика, 1965, №6, с.94). Стилистический анализ, подтверждающий принадлежность стихотворения к ранним опытам поэта, сказавшуюся в нем «непосредственность и неопытность в обращении со словом» приводит, полемизируя с В.А.Вдовиным, Л.Л.Бельская (ВЛ, 1972, №9, с.175—176).

Печатается по наб. экз. (список С.А.Толстой-Есениной) с исправлением в ст. 2 («поливает» вместо «поливают»).

Текст этого стихотворения, также как и предшествующего, был продиктован в 1925 г. автором С.А.Толстой-Есениной, которая на списке в наб. экз. пометила: «Второе. 1910 г.»

В черновой рукописи первой редакции стихотворения «Хулиган» (РГБ) есть две строки, близкие к ст. 3 и 4 стихотворения «Там, где капустные грядки. ». Образ «клененочка маленького» должен был завершить стихотворение «Дождик мокрыми метлами чистит. », которое поначалу задумывалось как преимущественно пейзажное. На основании текстуальной близости данных строк выдвигалось предложение датировать «Там, где капустные грядки. » «не ранее 1919 года» — времени создания стихотворения «Хулиган» (Юшин П.Ф., «Сергей Есенин», М., 1969, с.76; ВЛ, 1972, №9, с.180—181).

Однако на одном из листов той же рукописи «Хулигана» имеется составленный автором перечень стихотворений, который открывается «Там, где. ». В данном случае скорее всего имелось в виду именно стихотворение «Там, где капустные грядки. », а это позволяет сделать вывод, что автор еще в 1919г. предусматривал возможность публикации этого стихотворения как самостоятельного произведения. Появление же строк о «клененочке маленьком» среди черновиков 1919г. может быть объяснено тем, что Есенин, очевидно, попытался использовать давно возникший у него поэтический образ, но потом отказался от этого намерения и восстановил стихотворение в первоначальном виде. Весьма спорным представляется предположение, что под записью «Там, где. » скрывалось стихотворение «Там, где вечно дремлет тайна. », т.к. перечень практически полностью составлен из стихов, не вошедших в Тел., а данное стихотворение включено в сборник. Кроме того, если видеть в списке прикидку композиции будущего сборника, то «Там, где вечно дремлет тайна. » никак не могло соседствовать с «Рекрутами».

«Поет зима — аукает. »
(с. 17).— Журн. «Мирок», М., 1914, №2, февраль, с.57; детские альманахи «Творчество», кн. 1, М.—Пг., 1917, с.74.

Печатается по наб. экз. (список С.А.Толстой-Есениной).

Автограф — ИРЛИ (ф. М.В.Аверьянова), без даты, в составе рукописи сб. «Зарянка», подготовленного Есениным в 1916 г. На списке в наб. экз. С.А.Толстая-Есенина пометила: «1910 г. Третье». Датируется по этой помете.

В первых публикациях — под заглавием «Воробышки». По сообщению С.А.Толстой-Есениной, среди материалов Собр. ст. имелась машинописная копия стихотворения с заглавием «В дурную погоду». «Готовя „Собрание“, Есенин снял название» (Комментарий — ГЛМ).

Стихотворение входило в число тех произведений Есенина, которые вскоре после выхода в свет начали перепечатываться в различных хрестоматиях и других изданиях для детей. Вошло в сб. «Урожай. Вторая после азбуки книга для чтения». Составил Н.Казмин-Вьюгов, Пг., 1918, с.104; «Утренние зори. Вторая книга для чтения», М.—Пг., 1923 (под заглавием «В дурную погоду»); «Красная звездочка», Харьков, 1924, №1, с.6; «Зеленый шум. Хрестоматия для трудовой школы. Первый год», М.—Пг., 1923 (семь изданий в 1923—25 гг.). В альм. «Творчество» было напечатано с двумя рисунками Д.С.Моора.

Печатается по наб. экз. (список С.А.Толстой-Есениной).

Автограф — в 1926 г. был описан И.В.Евдокимовым (Собр. ст., 4, 321), местонахождение в настоящее время не установлено, сохранилась копия, сделанная И.А.Белоусовым (РГАЛИ). Копия — по новой орфографии, следовательно, выполнена после 1918 г. Автограф, очевидно, не был датирован; поскольку он находился у И.А.Белоусова, то предположительно может быть отнесен к 1914 г. При подготовке Собр. ст. в наб. экз. стихотворение было помечено 1911 г. Датируется в соответствии с этой пометой.

В ГЛМ — просмотренный автором единый список этого и трех других стихотворений из ГЖ, выполненный в 1925 г. И.И.Есениным (см. с.395—396 наст. тома).

В ГЖ было напечатано вместе со стихотворениями «Темна ноченька, не спится. », «В хате» и «По дороге идут богомолки. ». Это была первая крупная публикация Есенина в столичной печати (в том же апреле в «Новом журнале для всех» было напечатано «Зашумели над затоном тростники. », а в журнале «Задушевное слово» — «Черемуха»). Позже, в краткой автобиографии, выделяя этот факт, Есенин писал даже, что в ГЖ он «напечатался впервые», хотя, как известно, публиковаться он начал раньше чем за год до того в мелких московских журналах. Значимость этой публикации возросла еще и потому, что она появилась в сопровождении статьи З.Н.Гиппиус «Земля и камень». Хотя статья была напечатана под псевдонимом Роман Аренский, подлинное имя автора тогда ни для кого секретом не было.

Читайте также:  Анализ стихотворения До свиданья, друг мой, до свиданья Есенина

Отмечая в Есенине прежде всего способность найти «свои, свежие, первые и верные слова» для передачи виденного, З.Н.Гиппиус, в частности, писала: «В стихах Есенина пленяет какая-то «сказанность» слов, слитость звука и значения, которая дает ощущение простоты. Если мы больше и чаще смотрим на слова (в книгах), чем слышим их звуки,— мастерство стиха приходит после долгой работы; трудно освободиться от «лишних» слов. Тут же мастерство как будто данное: никаких лишних слов нет, а просто есть те, которые есть, точные, друг друга определяющие. Важен конечно талант; но я сейчас не говорю о личном таланте; замечательно, что при таком отсутствии прямой, непосредственной связи с литературой, при такой разностильности Есенин — настоящий, современный поэт» (ГЖ, 1915, №17, 22 апреля, с.12). Выделив особенности есенинского словаря, З.Н.Гиппиус обратила внимание на то, что прежде всего отметил и А.А.Блок: «Стихи свежие, чистые, голосистые, многословные. Язык».

Правда, в оценках этих двух поэтов было и немаловажное различие. Во время встречи 9 марта 1915 г. А.А.Блок отобрал шесть стихотворений Есенина и направил его с ними к С.М.Городецкому. Какие именно стихи отобрал Блок — неизвестно, но, вероятнее всего, когда 12 марта Есенин, на этот раз уже с рекомендательным письмом Городецкого, пришел к редактору Еж. ж. В.С.Миролюбову и передал ему свои стихи (среди них — все еще неразысканное стихотворение «Галки»), то в их число вошли те, что были выделены Блоком. Встреча с Гиппиус произошла после встреч с Блоком, Городецким и Миролюбовым (первое воскресенье, когда Есенин мог быть у Гиппиус, приходилось на 15 марта). Дважды отдать одни и те же стихи Есенин не мог, поэтому можно считать, что стихи, которые Гиппиус выбрала для публикации в ГЖ, не входили в число отобранных Блоком. Действительно, стихи, появившиеся в ГЖ, выделяются среди ранних произведений Есенина картинностью, предметностью, «вещностью», в них менее ощутимо лирическое начало. Обращает на себя внимание также то, что Блок отмечает «многословность» стихов Есенина, а Гиппиус напротив: «Никаких лишних слов нет». При этом она подчеркивает, что он «прежде всего видит», а не чувствует, что он «описатель». Так, уже с первых шагов, начало проявляться существенное различие в понимании и оценке Есенина: одни видели в нем самобытного лирика, другие — парня, «орущего частушки», нечто от деревенской стихии; позже одни видели в его стихах движение народной души, другие пытались свести суть поэта к серии масок, сначала — «пейзанина», мужичка-травести, затем — хулигана и забулдыги.

Заинтересованное отношение Гиппиус вскоре сменилось отчуждением, а после революции перешло в откровенную враждебность к Есенину.

«Темна ноченька, не спится. »
(с. 20).— ГЖ, 1915, № 17, 22 апреля, с.13. Перепечатывалось в сб. «Северная звезда», Пг., 1916, №6, 15 марта, с ошибочной подписью «Яков Годин».

Печатается по наб. экз. (список С.А.Толстой-Есениной). Ранняя редакция («Гусляр» — с.297) печатается по факсимиле автографа (сб. «Памяти Есенина», М., 1926, с.233).

Автограф — в 1926 г. входил в собрание И.А.Белоусова, датировался владельцем 1914 г.; местонахождение в настоящее время не установлено. В ГЛМ список стихотворения, просмотренный автором в 1925 г. (см. с.395—396 наст. тома).

Стихотворение в наб. экз. помечено 1911 г. Датируется в соответствии с этой пометой.

Печатается по наб. экз. (список С.А.Толстой-Есениной).

Автограф неизвестен. Датируется по наб. экз., где помечено 1911 г.

Печатается по наб. экз. (список С.А.Толстой-Есениной).

Автограф неизвестен. Датируется по помете в наб. экз. 1916 г. В «Книге регистрации рукописей, поступающих в „Ежемесячный журнал“» (ИРЛИ, ф. В.С.Миролюбова), отмечено, что стихотворение поступило в редакцию 3 апреля 1916 г. В ГЛМ — просмотренный автором список стихотворения, выполненный И.И.Есениным (см. с.395—396 наст. тома). На списке авторская помета: «Нужно», свидетельствующая о решении включить стихотворение в Собр. ст.

В первой публикации стихотворение имело посвящение «Анне Сардановской». Анна Алексеевна Сардановская (1896—1921) — юношеское увлечение поэта. Внучатая племянница отца Ивана (И.Я.Смирнова, священника села Константиново), она вместе с матерью, сестрой и братом часто приезжала к нему и, случалось, проводила в Константинове все лето. «Сергей был в близких отношениях с этой семьей, и часто, бывало, в саду у Поповых можно было видеть его с Анютой Сардановской. » — вспоминала Е.А.Есенина (Восп., 1, 38). Во второй половине июня 1916 г. Есенин, получив краткосрочный отпуск с воинской службы, ездил к себе на родину и там виделся с А.А.Сардановской. В июле 1916 г. она ему писала: «Спасибо тебе, пока еще не забыл Анны, она тебя тоже не забывает. Очень многое хочется сказать о чувстве, настроении, смотря на чудесную природу, но, к сожалению, не имею хотя бы немного слов, чтобы высказаться» (РЛ, 1970, №2, с.151). В 1918 г. она вышла замуж. Скончалась родами 7 апреля 1921г. Не исключено, что с известием о ее смерти связан рассказ Есенина, записанный И.В.Грузиновым и отнесенный им к весне 1921г.: «У меня была настоящая любовь. К простой женщине. В деревне. Я приезжал к ней. Приходил тайно. Все рассказывал ей. Об этом никто не знает. Я давно люблю ее. Горько мне. Жалко. Она умерла. Никого я так не любил. Больше я никого не люблю» (Восп., 1, 353).

«Опять раскинулся узорно. »
(с. 24).— Еж. ж., 1916, № 9/10, сентябрь-октябрь, стб. 9; Г.тр. кр., 1918, 2 июля, №162.

Печатается по наб. экз. (список С.А.Толстой-Есениной) с исправлениями в ст. 11 по списку И.И.Есенина с авторскими пометами (ГЛМ) и первопечатному тексту («не обмашет» вместо «не обманет») и в ст. 25 по тем же источникам и Г.тр. кр. («Но и познав» вместо «Но и поняв»).

Автограф неизвестен. Датируется по наб. экз., где помечено 1916г.

На списке, выполненном И.И.Есениным (см. с.395—396 наст. тома), авторская помета: «Нужно», свидетельствующая о решении включить стихотворение в Собр.ст., и авторское исправление ошибок (ГЛМ).

Есенин, датируя это и предшествующее стихотворения 1916г., тем не менее поместил их в самом начале тома, резко нарушив этим общую хронологическую последовательность. Автор не дал этому объяснения, но можно предполагать, что причина — в особенностях его собственного отношения к этим стихам, в том, какую грань творческого пути, с его точки зрения, они открывали и подчеркивали.

Исследователями отмечено сходство стихотворения с «Осенней волей» А.А.Блока:

Вот оно, мое веселье, пляшет
И звенит, звенит, в кустах пропав!
И вдали, вдали призывно машет
Твой узорный, твой цветной рукав.

Близость третьей строфы стихотворения Есенина к этим строкам дала основание писать даже о «текстуальном заимствовании» (Бельская Л.Л.«Песенное слово», М., 1990, с.32). В стихотворении ясны отзвуки и других стихов Блока («Опять, как в годы золотые. », «Не мани меня ты, воля. » и мн. др.). Не менее ощутимы в этом и предшествующем стихотворениях следы чтения Н.А.Клюева. Ср., например, у Есенина:

Ты идешь, моя бедная странница,
Поклониться любви и кресту.

Ты будешь нищею монашкой
Стоять на паперти в углу.
И, может быть, пройду я мимо,
Такой же нищий и худой.

(«Любви начало было летом. »)

У Клюева там же: «Но сердце чует: есть туманы. »; у Есенина: «Я по тебе — в глухом тумане. » и т.д.

Обращает на себя внимание и сходство балладно-романсного строя обоих стихотворений Есенина: в первом — она «бедная странница», поклоняется «любви и кресту», молится за его «погибшую душу», во втором — то же самое, но в зеркальном повороте: он «ласковый послушник», она «разгульная жена». Реминисценции стихов Блока и Клюева настолько отчетливы, что не позволяют предположить непреднамеренного, случайного совпадения. Тем более, что Есенин отлично знал стихи обоих поэтов. «У Есенина была исключительная память. Он помнил почти всего Блока»,— свидетельствовал, например, Г.Ф.Устинов (сб. «Сергей Александрович Есенин. Воспоминания», М.—Л., 1926, с.152).

Определенные элементы ученичества, подражательности, ощутимые в этих стихах, возможно, явились причиной особенности их композиционного расположения в Собр. ст. Автор мог намеренно поставить их среди самых первых, ранних стихотворений, как своеобразную иллюстрацию к словам автобиографии, которой открывалось издание: «Блок и Клюев научили меня лиричности». Следует отметить, что эта фраза была вписана в автобиографию именно в октябре 1925г., т.е. тогда, когда формировалась структура т. 1 Собр. ст. Возможно, что такая авторская оценка этих стихов была причиной того, что Есенин никогда не включал их в свои сборники.

Печатается по наб. экз. (машинописный список с пометами автора).

Автограф неизвестен. Датируется по наб. экз., где рукой Есенина проставлена дата: 1912г. Помета сделана перед текстом. Рядом помета рукой С.А.Толстой-Есениной — 1910 . Колебания в датировке были, видимо, разрешены в пользу авторской даты, поскольку в Собр. ст. дата — 1912.

На листе машинописи в наб. экз. помета рукой Есенина: «Начало», отражающая один из этапов работы по подготовке Собр. ст. (см. с.393—394 наст. тома).

В рецензии на Р 16 Г.Д.Деев-Хомяковский отмечал, что это стихотворение «обработано или, проще, написано на мотив старинной народной песни про „тальяночку — резвы голоски“» (журн. «Друг народа», М., 1916, №1, октябрь, с.76). Стихотворение часто приводилось в качестве доказательства песенных начал творчества Есенина. Так, В.Л.Львов-Рогачевский, считавший песенность вообще одной из отличительных примет «новокрестьянской» поэзии, подчеркивал: «Сами поэты-певцы прекрасно сознают, что они не стихотворцы, а певцы. Клюев слышит и заставляет слушать „сосен перезвон“. Сергей Есенин радостно обращается к своей „тальяночке“ со стихами, в которых вы слышите самые звуки „тальяночки“» (журн. «Рабочий мир», М., 1918, №8, 7 июля, с.10—11).

Литература. 11 класс

Конспект урока

Анализ лирических произведений С. Есенина

Перечень вопросов, рассматриваемых в теме

1. Характерные особенности имажинизма;

2. Цветопись, звукопись, метафоричность и мелодику стихотворений;

3. Анализ стихотворений.

Имажинизм – литературное направление в русской поэзии XX века, представители которого заявляли, что цель творчества состоит в создании образа.

Метафора – скрытое сравнение.

Звукопись – применение разнообразных фонетических приёмов для усиления звуковой выразительности речи.

Цветопись – изображение с помощью цветов внутреннего состояния героя.

Список литературы

1. Журавлёв В. П. Русский язык и литература. Литература. 11 класс. Учебник для общеобразовательных организаций. Базовый уровень. В 2 ч. Ч 1. М.: Просвещение, 2015. — 415 с.

Теоретический материал для самостоятельного изучения

Имажинизм как литературное направление возникает в начале XX века. Это создание поэтического образа (от английского image – образ), используя, как инструмент, метафорические переносы.

У истоков возникновения литературного направления стоят Сергей Есенин, Анатолий Мариенгоф и бывший футурист Вадим Шершеневич, которые создают «Орден имажинистов».

В 1919 году они публикуют «Декларацию» – манифест принципов создания произведения имажинистами. У группы есть своя типография, книжная лавка и литературное кафе. Это позволяет достаточно быстро публиковать книги и продвигать поэтов.

Для анализа имажинистской поэтики возьмём стихотворение поздней лирики Сергея Есенина «Письмо матери». Поэт пишет его в 1924 году, когда поле восьмилетней разлуки вновь посещает родное село Константиново в Рязанской области. Уже с первых мы видим аллитерация на глухие согласные, что создаёт ощущение шелеста осенней листвы и ветра. Начало стихотворения представляет собой диалог с пропущенными ответами матери:

Читайте также:  Анализ стихотворения Песнь о хлебе Есенина

Ты жива ещё, моя старушка?

Жив и я. Привет тебе, привет!

Пусть струится над твоей избушкой

Тот вечерний несказанный свет.

Пишут мне, что ты, тая тревогу,

Загрустила шибко обо мне,

Что ты часто ходишь на дорогу

В старомодном ветхом шушуне.

И тебе в вечернем синем мраке

Часто видится одно и то ж:

Будто кто-то мне в кабацкой драке

Саданул под сердце финский нож.

Ничего, родная! Успокойся.

Это только тягостная бредь.

Не такой уж горький я пропойца,

Чтоб, тебя не видя, умереть.

Я по-прежнему такой же нежный

И мечтаю только лишь о том,

Чтоб скорее от тоски мятежной

Воротиться в низенький наш дом.

Я вернусь, когда раскинет ветви

По-весеннему наш белый сад.

Только ты меня уж на рассвете

Не буди, как восемь лет назад.

Не буди того, что отмечталось,

Не волнуй того, что не сбылось, —

Слишком раннюю утрату и усталость

Испытать мне в жизни привелось.

И молиться не учи меня. Не надо!

К старому возврата больше нет.

Ты одна мне помощь и отрада,

Ты одна мне несказанный свет.

Так забудь же про свою тревогу,

Не грусти так шибко обо мне.

Не ходи так часто на дорогу

В старомодном ветхом шушуне.

Анафоры 6 и 7 катренов «Не буди. » подчёркивают, как тяжело осознавать поэту, что из-за долгого отсутствия он стал чужим для семьи. Но он верит, что для матери он остался прежним. Это напоминает картину возвращения блудного сына. Несмотря на то, что к церкви его приучила бабушка, Есенин просит: «И молиться не учи меня. Не надо!» – усиливая фразу словами: «К старому возврата больше нет». В этом обнаруживается какая-то необозримая беспомощность поэта и чувство безнадёжности, хотя всё стихотворение звучит относительно оптимистично.

Детальная прорисовка событий композиции стихотворения даёт нам много образов, которые создают скульптурную зримость.

Удивительна цветопись стихотворения. С первых строк создаётся ощущение темноты, потерянности и запутанности, а затем с помощью цветописи поэт подсказывает: отчий дом – несказанный свет. В третьем четверостишии увиливает цветовое содержание: синий мрак, кабацкая драка. В 6 катрене появляется антитеза и цветопись резко меняется: на смену уже привычным чёрным и грязным картинам приходит белый цвет цветущего сада, символизируя чистоту и святость отчего дома.

Стихотворениям Есенина свойственна музыкальность. Многие его работы становятся основой для романсов. Например, имеет невероятную популярность «Клён ты мой опавший»:

Клён ты мой опавший, клён заледенелый,

Что стоишь, нагнувшись, под метелью белой?

Или что увидел? Или что услышал?

Словно за деревню погулять ты вышел

И, как пьяный сторож, выйдя на дорогу,

Утонул в сугробе, приморозил ногу.

Ах, и сам я нынче чтой-то стал нестойкий,

Не дойду до дома с дружеской попойки.

Там вон встретил вербу, там сосну приметил,

Распевал им песни под метель о лете.

Сам себе казался я таким же клёном,

Только не опавшим, а вовсю зелёным.

И, утратив скромность, одуревши в доску,

Как жену чужую, обнимал берёзку.

Поэт не скрывает трагедию личной жизни, позволяет наблюдать за ней, как через увеличительное стекло, сквозь лирику. Все свои переживания, трудности осознания и бесконечные внутренние конфликты поэт выносит на всеобщее обозрение. Например, в стихотворении «Пой же, пой! На проклятой гитаре»:

… Не гляди на её запястья

И с плечей её льющийся шёлк.

Я искал в этой женщине счастья,

А нечаянно гибель нашёл.

Я не знал, что любовь – зараза,

Я не знал, что любовь –чума.

Подошла и прищуренным глазом

Хулигана свела с ума.

Творческий путь Сергей Есенин начинает с подражания частушкам и народным песням. В свою поэтику он включает принципы написания символистских произведений и создаёт имажинизм. Каждое стихотворение поэта наполнено мелодичностью, музыкальностью и невероятной метафоричностью. За каждым образом стоит личная драма поэта.

Примеры и разбор решения заданий тренировочного модуля

Единичный выбор.

Какой цели подчинена цветопись в стихотворении «Письмо матери»?

1. Усилить ощущение безысходности.

2. Нарисовать неприятные городские картины.

3. Противопоставить дом и город.

4. Противопоставить себя прежнего и себя городского.

Противопоставить дом и город.

Поэт пишет его в 1924 году, когда поле восьмилетней разлуки вновь посещает родное село Константиново в Рязанской области. Уже с первых мы видим аллитерация на глухие согласные, что создаёт ощущение шелеста осенней листвы и ветра.

Единичный выбор.

Почему стихотворения Есенина пользуются популярностью у музыкантов?

1. Написаны двусложным размером.

2. Есть образность и метафоричность.

3. Обладают музыкальностью.

4. Есенин сам пропагандировал накладывание музыки.

Творческий путь Сергей Есенин начинает с подражания частушкам и народным песням. В свою поэтику он включает принципы написания символистских произведений и создаёт имажинизм. Каждое стихотворение поэта наполнено мелодичностью, музыкальностью и невероятной метафоричностью. За каждым образом стоит личная драма поэта.

Сергей Александрович Есенин
«Опять раскинулся узорно. »

Опять раскинулся узорно
Над белым полем багрянец,
И заливается задорно
Нижегородский бубенец.

Под затуманенною дымкой
Ты кажешь девичью красу,
И треплет ветер под косынкой
Рыжеволосую косу.

Дуга, раскалываясь, пляшет,
То выныряя, то пропав,
Не заворожит, не обмашет
Твой разукрашенный рукав.

Уже давно мне стала сниться
Полей малиновая ширь,
Тебе – высокая светлица,
А мне – далекий монастырь.

Там синь и полымя воздушней
И легкодымней пелена.
я буду ласковый послушник,
А ты – разгульная жена.

И знаю я, мы оба станем
Грустить в упругой тишине:
Я по тебе – в глуxом тумане,
А ты заплачешь обо мне.

Но и поняв, я не приемлю
Ни тиxиx ласк, ни глубины.
Глаза, увидевшие землю,
В иную землю влюблены.

Экспресс- анализ стихотворения

Cтихотворение состоит из 7-ти строф (всего 28 строк)
Размер: четырёхстопный ямб
Стопа: двухсложная с ударением на 2-м слоге ( — )
————————————————————————
1-я cтрофа – 4 строки, четверостишие.
Рифмы: узорно-багрянец-задорно-бубенец.
Рифмовка: ABAB – перекрёстная

2-я cтрофа – 4 строки, четверостишие.
Рифмы: дымкой-красу-косынкой-косу.
Рифмовка: ABAB – перекрёстная

3-я cтрофа – 4 строки, четверостишие.
Рифмы: пляшет-пропав-обмашет-рукав.
Рифмовка: ABAB – перекрёстная

4-я cтрофа – 4 строки, четверостишие.
Рифмы: сниться-ширь-светлица-монастырь.
Рифмовка: ABAB – перекрёстная

5-я cтрофа – 4 строки, четверостишие.
Рифмы: воздушней-пелена-послушник-жена.
Рифмовка: ABAB – перекрёстная

6-я cтрофа – 4 строки, четверостишие.
Рифмы: станем-тишине-тумане-мне.
Рифмовка: ABAB – перекрёстная

7-я cтрофа – 4 строки, четверостишие.
Рифмы: приемлю-глубины-землю-влюблены.
Рифмовка: ABAB – перекрёстная

Анализ стихотворения сделан программой в реальном времени

Используйте короткие ссылки для сокращения длинных адресов

Строфа

Строфа – это объединение двух или нескольких строк стихотворения, имеющих интонационное сходство или общую систему рифм, и регулярно или периодически повторяющееся в стихотворении. Большинство стихотворений делятся на строфы и т.о. являются строфическими. Если разделения на строфы нет, такие стихи принято называть астрофическими. Самая популярная строфа в русской поэзии – четверостишие (катрен, 4 строки). Широко употребимыми строфами также являются: двустишие (дистих), трёхстишие (терцет), пятистишие, шестистишие (секстина), восьмистишие (октава) и др. Больше о строфах

Стихотворная стопа

Стопа – это единица длины стиха, состоящая из повторяющейся последовательности ударного и безударных слогов.
Двухсложные стопы состоят из двух слогов:
хорей (ударный и безударный слог), ямб (безударный и ударный слог) – самая распостранённая стопа в русской поэзии.
Трёхсложные стопы – последовательность из 3-х слогов:
дактиль (ударный слог первый из трёх), амфибрахий (ударный слог второй из трёх), анапест (ударный слог третий).
Четырёхсложная стопа – пеон – четыре слога, где ударный слог может регулярно повторяться на месте любого из четырёх слогов: первый пеон – пеон с ударением на первом слоге, второй пеон – с ударением на втором слоге и так далее.
Пятисложная стопа состоит из пяти слогов: пентон – ударный слог третий из пяти.
Больше о стопах

Стихотворный размер

Размер – это способ звуковой организации стиха; порядок чередования ударных и безударных слогов в стопе стихотворения. Размер стихотворения повторяет название стопы и указывает на кол-во стоп в строке. Любая стопа может повторяться в строке несколько раз (от одного до восьми, и более). Кол-во повторов стопы и определяет полный размер стиха, например: одностопный пентон, двухстопный пеон, трехстопный анапест, четырёхстопный ямб, пятистопный дактиль, шестистопный хорей и т.д. Больше о размерах

Рифма

Рифма – это звуковой повтор, традиционно используемый в поэзии и, как правило, расположенный и ожидаемый на концах строк в стихах. Рифма скрепляет собой строки и вызывает ощущение звуковой гармонии и смысловой законченности определённых частей стихотворения. Рифмы помогают ритмическому восприятию строк и строф, выполняют запоминательную функцию в стихах и усиливают воздействие поэзии как искусства благодаря изысканному благозвучию слов. Больше о рифмах

Рифмовка

Рифмовка – это порядок чередования рифм в стихах. Основные способы рифмовки: смежная рифмовка (рифмуются соседние строки: AA ВВ СС DD), перекрёстная рифмовка (строки рифмуются через одну: ABAB), кольцевая или опоясывающая рифмовка (строки рифмуются между собой через две другие строки со смежной рифмовкой: ABBA), холостая (частичная рифмовка в четверостишии с отсутствием рифмы между первой и третьей строкой: АBCB), гиперхолостая рифмовка (в четверостишии рифма есть только к первой строке, а ожидаемая рифма между второй и четвёртой строкой отсутствует: ABAC, ABCA, AABC), смешанная или вольная рифмовка (рифмовка в сложных строфах с различными комбинациями рифмованных строк). Больше о рифмовке

💧 Капли

  • ☹ Грусть
  • 🍷 Есенин

В 1912 году Сергей Есенин отрывается от родного Константиново и начинает самостоятельный полёт, в котором он долетит до поэтического Олимпа, преодолев немало бурь и погибнув в одном из ураганов жизни. На этом этапе становления и пишется стихотворение «Капли», где уже просматривается лирика будущего гения пера и видны задатки мастера.

Из анализа стиха вы узнаете историю его написания, тему и жанр, а также ознакомитесь с используемыми средствами художественной выразительности.

История написания Капель

Толчком к написанию стихотворения «Капли жемчужные» стал разрыв отношений с Бальзамовой – девушкой, на которую Сергей имел виды и постоянная перепалка в письмах с другом Глебом Панфиловым. Эти события привели к одному из первых серьёзных разочарований в жизни, поэтому стих пропитан грустью и тоской.

В строфах есть место юношеской философии, навеянной разочарованием и осенней хандрой. Впоследствии подобная тоска ни раз будет прорастать в строках поэта, впрочем, преподносится она красиво.

Основная тема стиха

Тематика стихотворения – это микс пейзажной зарисовки и описание людей, которых поработила суета и веселье. Первая строфа отдала на откуп осенней грусти на фоне дождя:

Капли жемчужные, капли прекрасные,
Как хороши вы в лучах золотых.

Автор сравнивает, насколько красивы капли дождя в золотых лучах солнца и насколько они печальны на фоне осени. Далее идёт сравнение людей, которые велики в своём веселии в глазах других, но не вызывают ничего, кроме жалости во время падения.

И как вы жалки во мраке падения,
Нет утешенья вам в мире живых.

Далее автор опять обращается к осенним каплям, говоря им, что они наводят на душу много тяжёлых чувств, но тут же оправдывает их:

Тихо скользите по стеклам и бродите,
Точно как ищете что-то веселого.

Завершается произведение вторым возвращением к людям, которых Есенин называет убитыми жизнью и несчастными. По мнению автора строк, в эту осеннюю пору они просто доживают свой век, чувствуют раскаяние и призывают прошлое вернуться. Строку:

Можно смело отнести к описанию состояния самого Есенина, скорее всего, именно так чувствовал себя поэт, работая над стихотворением.

Читайте также:  Анализ стихотворения Какая ночь! Я не могу Есенина

Конечно, Есенин на фоне жизненного разочарования сгущает краски, не все так плохо в этой жизни, но это мнение автора, и он имеет на это право.

Средства выразительности, жанр и размер

По жанру стихотворение является элегией, написанной в размере дактиля в четыре строфы с перекрёстной рифмовкой (прекрасные – золотых – ненастные – сырых). В качестве средств художественной выразительности использованы:

  • Олицетворения (ищите, бродите).
  • Метафоры (жизни забвения, лучах золотых).
  • Эпитеты (капли жемчужные, прекрасные и т д.).

Они помогают передать состояние души Есенина в момент написания строк и глубже проникнуться лирическими строфами.

Текст

Капли жемчужные, капли прекрасные,
Как хороши вы в лучах золотых,
И как печальны вы, капли ненастные,
Осенью черной на окнах сырых.

Люди, веселые в жизни забвения,
Как велики вы в глазах у других
И как вы жалки во мраке падения,
Нет утешенья вам в мире живых.

Капли осенние, сколько наводите
На душу грусти вы чувства тяжелого.
Тихо скользите по стеклам и бродите,
Точно как ищете что-то веселого.

Люди несчастные, жизнью убитые,
С болью в душе вы свой век доживаете.
Милое прошлое, вам не забытое,
Часто назад вы его призываете.

Песня на стихи

Песню на стихи “Капли жемчужные” исполняет Н Басков

«Запели тёсаные дроги…», анализ стихотворения Есенина

История создания

Стихотворение «Запели тёсаные дроги…» было написано Есениным в 1916 г. или на год раньше и напечатано в газете «Биржевые ведомости» за 17 апреля 1916 г. Оно не раз перепечатывалось в других изданиях, даже в «Свободной газете» в Чикаго в 1923 г. Исследователи отмечали влияние на стихотворение поэзии Блока, с которым Есенин познакомился в 1915 г., но оно вполне самобытно, хотя живущему в Москве автору всего 20 лет. В стихотворении отражены воспоминания о жизни среди просторов родной природы.

Литературное направление и жанр

Стихотворение Есенина «Запели тёсаные дроги» нельзя отнести к определённому литературному направлению, но в нём видны основные черты, которые Есенин в дальнейшем развивал в своих стихах: особая образность, давшая начало имажинизму, связь человека с природой, её оживление и одухотворение. Эти черты позволили Блоку назвать Есенина талантливым крестьянским поэтом-самородком.

Несмотря на то что описание родной природы занимает в произведении важное место, стихотворение относится к жанру гражданской лирики, так как подчинено единой цели – признаться родине в любви. При этом в нём звучат и элегические нотки, размышление о бренности всего сущего.

Тема, основная мысль и композиция

Стихотворение состоит из 5 строф. Сознание лирического героя сначала фиксирует пейзажи родной земли (первая строфа), потом собственное настроение (вторая строфа), затем обращается к родине Руси (третья и четвёртая строфа). Лирический герой переживает смешанные чувства: восхищение (третья строфа), опасение и признание в любви и верности (четвёртая строфа). В последней строфе композиция закольцовывается, возвращаясь снова к русской природе. Повторяется также мотив церкви, обозначенный в первой строфе. В конце в единое целое сливаются родина, природа и Бог.

Есенин использует традиционный для русской литературы эпический приём, объединяя все описанные в стихотворении пейзажи мотивом дороги.

Тема стихотворения – любовь к родине, выражающаяся в любви к родной природе и опасении за судьбу отчизны. Основная мысль: любовь, в том числе и к родине, – чувство иррациональное. Лирический герой одновременно наслаждается и тяготится этим чувством (возникает образ цепей).

Тропы и образы

Движение по материальному пространству описано в первых двух строфах. Тёсаные дроги (открытая повозка, которой обычно пользовались в деревнях) сопровождают лирического героя. Олицетворение «Запели тёсаные дроги» обозначает начало пути. С песней ассоциируется скрип осей в колёсах повозки.

Скорость движения Есенин передаёт тоже с помощью олицетворений: равнины и кусты бегут. Однородные подлежащие в первой строфе описывают то, что видит едущий. Вдоль дороги встречаются часовни и поминальные кресты. По традиции они устанавливаются на месте гибели, а это часто случалось на дороге. Мотив смерти, появляющийся в первой строфе, становится причиной грусти лирического героя (метафора «опять я тёплой грустью болен»). Поддержкой для лирического героя становится не столько вера или Бог (Есенин, хоть и был воспитан дедом-старообрядцем, вырос атеистом), сколько традиции родины. Поэтому рука лирического героя невольно крестится.

Современник Есенина мог уловить мотив смерти, прочитав только первую строку. Дроги в жизни деревни исполняли печальную роль: на них увозили покойников.

Извёстке колоколен (белый цвет) противопоставлена яркость красок третьей строфы. Русь (не Россия!) называется малиновым полем и упавшей в реку синью. Если второй троп – метафора неба, то первый – не поле в цветах, а общее ощущение от красочности и просторов родины.

В третьей строфе настроение лирического героя меняется и становится контрастным. Грусть, природа которой сначала неясна, оформляется в противоречивое чувство любви, сочетающее в себе радость и боль (оксюморон). Причина грусти – в объекте любви. Русь в сознании лирического героя связана с озёрной тоской (метафора).

Из пары радость-боль в четвёртой строфе остаётся только последняя, превращаясь в холодную скорбь. Такое чувство сопровождает тоску по покойнику, невозможность перестать любить того, кого нет. Эта мысль явно не выражена в стихотворении, Русь живая, но «на туманном берегу». Это метафора опасности, неизвестности, связанных с судьбой родины. В 1916 году глубокий кризис России проявился в жизни самого поэта. Он был призван на бессмысленную войну и смог избежать печальной участи только стараниями императрицы, хлопотавшей о назначении его санитаром в Царскосельский военно-санитарный поезд.

И всё-таки для поэта Россия остаётся Русью, о которой его боль и скорбь. Русь – это материальное воплощение духа народа, это традиции и обряды, мечты и чаяния, неразрывные с природой и крестьянским укладом.

Конец четвёртой и начало пятой строфы построены как отрицания сначала чувств (не могу научиться не любить родину и не верить ей), а потом действий, выраженных метафорами (не отдам цепи, не расстанусь с долгим сном).

Любовь к родине, какой бы тягостной она ни была – живая связь с ушедшими поколениями. Метафора долгого сна (смерти) помогает вернуться к мотиву народного её понимания как церковного отпевания и поминовения. Отсюда образ молитвословного ковыля (метафорический эпитет), которым звенят степи (метафора). Лирический герой слышит звон, подобный колокольному, потому что для него природа – часть жизни крестьянской Руси.

Размер и рифмовка

Стихотворение написано четырёхстопным ямбом с пиррихиями (хотя классики 19 в. считали, что звук копыт лучше всего передаёт хорей). Рифмовка перекрёстная, женская рифма чередуется с мужской.

Анализ стихотворения Прячет месяц за овинами Есенина

В стихотворении “Прячет месяц за овинами” лирический герой испытывает искренне душевное чувство неподдельного восторга от наступления весны и пробуждения природы. Душевный всплеск передан с помощью радужных интонаций и милых, полных света образов, которые олицетворяют собой приход долгожданной весны. Составляющим звеном авторской аллегории становится дерево в цвету, которое сравнивается с образом невесты.

В зарисовке пейзажа, которая открывает произведение, особое влияние оказывают мотивы носящие мифологический характер. Предупреждает о пышущем зареве фантастическая сцена, в которой месяц делает попытки скрыть свой лик от восхода пылающего солнца. Эпитет в форме прилагательного “ярый” является архаичным уходящим в праславянские корни. Явления природы преподносятся персонифицированными вариантами произведений в жанре фольклора. Ряд олицетворений продолжает заря окутанная туманом, сравнение которой идёт с глубокими и таинственными очами невестиными.

Рассказав детально про все обстоятельства, субъект речи начинает само описание прихода весны, которая уподобляется страннице в лаптях несущей посох. Диковинная героиня трудится, развешивает на берёзах звонкие серьги. Когда туман рассеивается, загадочный мотив становится разрешенным. Фантастический образ перевоплощается в мотылька и улетает из рощи в сад. Все художественное пространство данного стихотворения создано по принципам сказки.

Стихотворение представляет собой двенадцатистишие, которое насыщено яркими образами природных явлений. Образные эпитеты “желтый лик”, “серьги звонкие”, “сад сиреневый” создают атмосферу весеннего пробуждения. Многочисленные сравнения передают атмосферу сказки “заря туманится, словно глубь очей невесты”, “весна как странница” по ходу действия превращается в мотылька.

Стихотворение скорее всего было написано в самый ранний период творчества совсем ещё юного поэта. Именно этот этап характеризуют волшебные темы, воспевание природной красоты, введение в содержание образов взятых из мифологических сюжетов и олицетворение неодушевленных объектов.

Вариант 2

Когда читаешь пейзажную есенинскую лирику, возникает ощущение погружения в сказочное пространство. Хотя, даже, называть такое пространство сказочным было бы немного нелепо, ведь речь не идет только о сказке как таковой. Более всего транслируемое поэтому похоже на обращение к каким-то глубинным русским корням, чем-то истинному и настоящему.

Атрибуты сказки и мифологии тут являются только способами выражения, инструментами и методами, которые могут передать определенное миропонимание. Прячет месяц за овинами – написано не ранее 1914 года и не позднее 1916, то есть относится к тому раннему периоду, когда поэт подобно кувшину до краев наполненному этим светлым русским, истинным, изливал эти благодатные воды, нектаром через собственные стихи.

Отмеченных ранее атрибутов тете действительно много и используются таковые с самого начала стиха. Образы луны и солнца как живых существ – являются одними из наиболее древних в традиционных мифологических системах. Есенин предлагает своеобразное взаимодействие между этими живыми существами, месяц прячет собственное лицо от ярого солнца.

Далее наблюдается олицетворение весны, изображение ее как волшебницы, которая может обернуться странницей и развесить по лесу, по березкам сережки, а потом превращается в мотылька и летит в сиреневый сад. Также туманная заря наделяется человеческими свойствами и уподобляется образу глаз невесты, которые так глубоки. Образ невесты тут, конечно, перекликается с образом весны, ведь каждый представляет собой нечто новое, чистое, молодое.

Использование характерной лексики в чем-то похоже на пушкинский прием, менять лексический состав в зависимости от ситуации. Когда великий поэт описывал простых людей, то в диалоги вкраплял много просторечия, в описании представителей высоких сословий он использовал соответствующие слова. Есенин тут обращается к образам мифилогизированной природы, глубокой русской культуры и поэтому использует такие слова как: ярый, очи, зарево.

Все эти слова имеют довольно глубокую укорененность в языке. Например, ярый или яро вообще является как бы атрибутом небесного светила, солнечное божество в традиции, как известно, называли именно Ярило, отсюда и возникло в дальнейшем прилагательное. Таким образом Есенин предлагает как бы своеобразный экскурс, путешествие духа в пространство древней культуры, которая на самом деле всегда доступна через чуткое понимание природы.

Анализ стихотворения Прячет месяц за овинами по плану

Прячет месяц за овинами

Возможно вам будет интересно

Брюсов не только сочувствовал революции, но и принял довольно активное участие в новом преобразовании страны после событий 1917 года. Стихотворение Работа относится именно к этому времени и представляет собой своеобразный идеологический призыв

Произведение представляет собой поэтическое размышление о наслаждении человеком упоительных жизненных минут в единении с собственным душевным состоянием.

Весна в лирике Афанасия Фета является олицетворением возрождения и новым смыслом жизни. Благодаря этом автор находит силы жить заново и находить новые цели. Множество своих стихотворений Афанасий посвящает весне

Произведение Сонет к форме – это отличный пример творения символистов. Хоть и на момент создания Валерий Брюсов был очень молод, в стихотворении прослеживается его огромный талант.

Раннее стихотворение Батюшкова Вакханка предлагает античный сюжет, который разворачивается в пространстве праздника, на который спешат вакханки. Вероятнее всего, речь идет о празднике

Ссылка на основную публикацию