Анализ стихотворения Под венком лесной ромашки Есенина

Анализ стихотворения Есенина Под венком лесной ромашки

Сергей Есенин “Под венком лесной ромашки”. Песня на стихи Сергея Есенина. Поёт Алексей Петрухин. редкое виде.

Алексей Петрухин и гр. “Губерния” – “Под венком лесной ромашки”
Просмотров: 1274

Концерт-съёмка Шансон-ТВ. Программа Василия Ланового и Ольги Стрельмах – “Страна Есения”, посвященная 120-лети.

“Под венком лесной ромашки”- Игорь Бородин и Ольга Королькова
Просмотров: 126

Игорь Бородин и Ольга Королькова (Юрга) Ст. С.Есенина, муз.И.Бородина Фестиваль “Грушинский”-2014, сцена “Зазерк.

Есенин С – Под венком лесной ромашки (чит. Ю.Каюров)

Сергей Есенин
x x x

Под венком лесной ромашки
Я строгал, чинил челны,
Уронил кольцо милашки
В струи пенистой волны.

Лиходейная разлука,
Как коварная свекровь.
Унесла колечко щука,
С ним — милашкину любовь.

Не нашлось мое колечко,
Я пошел с тоски на луг,
Мне вдогон смеялась речка:
«У милашки новый друг».

Не пойду я к хороводу:
Там смеются надо мной,
Повенчаюсь в непогоду
С перезвонною волной.

Сергей Александрович Есе́нин (21 сентября [3 октября] 1895, село Константиново, Рязанская губерния — 28 декабря 1925, Ленинград[1]) — русский поэт, представитель новокрестьянской поэзии, а в более позднем периоде творчества и имажинизма.
С первых поэтических сборников («Радуница», 1916; «Сельский часослов», 1918) выступил как тонкий лирик, мастер глубоко психологизированного пейзажа, певец крестьянской Руси, знаток народного языка и народной души. В 1919—1923 гг. входил в группу имажинистов. Трагическое мироощущение, душевное смятение выражены в циклах «Кобыльи корабли» (1920), «Москва кабацкая» (1924), поэме «Чёрный человек» (1925). В поэме «Баллада о двадцати шести» (1924), посвящённой бакинским комиссарам, сборнике «Русь Советская» (1925), поэме «Анна Снегина» (1925) Есенин стремился постигнуть «коммуной вздыбленную Русь», хотя продолжал чувствовать себя поэтом «Руси уходящей», «золотой бревенчатой избы». Драматическая поэма «Пугачёв» (1921).

Под венком лесной ромашки.
Стихотворение Сергея Есенина

Под венком лесной ромашки Я строгал, чинил челны, Уронил кольцо милашки В струи пенистой волны. Лиходейная разлука, Как коварная свекровь. Унесла колечко щука, С ним – милашкину любовь. Не нашлось мое колечко, Я пошел с тоски на луг, Мне вдогон смеялась речка: “У милашки новый друг”. Не пойду я к хороводу: Там смеются надо мной, Повенчаюсь в непогоду С перезвонною волной.

Сергей Есенин.
Ростов-на-Дону: Феникс, 1997.

Другие стихи Сергея Есенина

“Под венком лесной ромашки. “

Под венком лесной ромашки Я строгал, чинил челны, Уронил кольцо милашки В струи пенистой волны. Лиходейная разлука, Как коварная свекровь. Унесла колечко щука, С ним – милашкину любовь. Не нашлось мое колечко, Я пошел с тоски на луг, Мне вдогон смеялась речка: “У милашки новый друг”. Не пойду я к хороводу: Там смеются надо мной, Повенчаюсь в непогоду С перезвонною волной.

Добавить в избранное

Оцените, пожалуйста, это стихотворение.
Помогите другим читателям найти лучшие произведения.

Сергей Есенин — Под венком лесной ромашки

Pod venkom lesnoy romashki
Ya strogal, chinil chelny,
Uronil koltso milashki
V strui penistoy volny.

Likhodeynaya razluka,
Kak kovarnaya svekrov.
Unesla kolechko shchuka,
S nim — milashkinu lyubov.

Ne nashlos moye kolechko,
Ya poshel s toski na lug,
Mne vdogon smeyalas rechka:
«U milashki novy drug».

Ne poydu ya k khorovodu:
Tam smeyutsya nado mnoy,
Povenchayus v nepogodu
S perezvonnoyu volnoy.

Gjl dtyrjv ktcyjq hjvfirb
Z cnhjufk, xbybk xtkys,
Ehjybk rjkmwj vbkfirb
D cnheb gtybcnjq djkys/

Kb[jltqyfz hfpkerf,
Rfr rjdfhyfz cdtrhjdm/
Eytckf rjktxrj oerf,
C ybv — vbkfirbye k/,jdm/

Yt yfikjcm vjt rjktxrj,
Z gjitk c njcrb yf keu,
Vyt dljujy cvtzkfcm htxrf:
«E vbkfirb yjdsq lheu»/

Yt gjqle z r [jhjdjle:
Nfv cvt/ncz yflj vyjq,
Gjdtyxf/cm d ytgjujle
C gthtpdjyyj/ djkyjq/

Послушать стихотворение Есенина Под венком лесной ромашки

Анализ стихотворения Под венком лесной ромашки Есенина

В. Базанов ПОЭЗИЯ СЕРГЕЯ ЕСЕНИНА

Чем дальше мы уходим от суетной молвы, слишком взвинченных и во многом односторонних суждений о Есенине его друзей и недругов, тем полнее и ярче выступает перед нами огромное дарование поэта, его щедрый и трепетный талант. Время дорисовывает портрет Есенина, бросает новый отсвет на содержание его поэтического наследия.

Есенин (1895–1925) не оставил после себя подробных жизнеописаний, он просто сказал в заметке «О себе»: «Что касается остальных автобиографических сведений, — они в моих стихах». В стихах заключена жизнь поэта, его думы и переживания, радости и сомнения, весь Есенин.

Сергей Есенин с гордостью называл себя «крестьянским сыном» и «гражданином села». Где бы он ни был, на какую бы вершину славы ни поднимался, он всегда видел крестьянскую Русь, жил ее надеждами. Даже работу над стихами сравнивал с трудом крестьянина-пахаря: «Стихи писать — как землю пахать… Семи потов мало».

Ученические стихи, написанные в Спас-Клепиковской школе, для поэта-мальчика слишком книжные, грустные, рефлективные. Когда поэт пишет о себе, о собственных переживаниях, он подражает Лермонтову, Надсону; когда стихи обращаются непосредственно к бедствую щей деревне, в них слышатся отзвуки поэзии Кольцова, Некрасова, Никитина. Среди «дум» особенно сродни Некрасову стихи о «страдальце сохи с бороной».

Но такие «крестьянские» стихи составляют редкое исключение. Даже не верится, что «Больные думы» (так называется ученическая тетрадь) написаны мальчиком, который вырос в деревенской зыбке. Такой печальный и встревоженный взрослый среди сверстников… «Звуки печали», «Слезы», «Нет сил не петь и не рыдать…», «Скучные песни, грустные звуки…», «Слезы… опять эти горькие слезы…», «Душно мне в этих холодных степях…» — даже названия стихотворений создают впечатление безысходности, щемящей тоски.

В 1912 году Есенин посвящает стихотворение «Поэт» «горячо любимому другу» Грише Панфилову. Поэт серьезно думает об общественном содержании своей поэзии, дает клятву бороться за «святую правду». «Я буду тверд» — как будто из «Гражданина» Рылеева. Тогда же было написано несохранившееся стихотворение «Пророк». Прекрасным комментарием к этим юношеским стихотворениям являются письма Есенина к М. П. Бальзамовой, опубликованные в 1969 году в журнале «Москва». В письмах многое продиктовано сугубо личными переживаниями, но в них и тот необычный, глубоко обеспокоенный, взбудораженный сомнениями Есенин, который не может примириться с общественными пороками и с окружающей действительностью. Поэт явно не в ладах с черствым, равнодушным обществом. «И скучно, и грустно, и некому руку подать», — пишет он другу. Мятежная и скорбная поэзия Лермонтова обусловила содержание ученических, во многом подражательных стихов Есенина.

Позже Есенин осознал, что его родная стихия — народная поэзия, русская деревня, рязанские дороги и косогоры, поля и леса. В одном из ранних его стихотворений, опубликованных в 1914 году в журнале «Мирок», «белая бахрома» и «сонная тишина» говорят о душевном покое.

Патриархальный, замкнутый быт кажется поэту родным и близким.

Первый сборник стихотворений Есенина «Радуница» (1916) был назван в честь весеннего народного обряда, связанного с поминанием умерших. Все тридцать три стихотворения сборника сотканы из красок и звуков самой природы — лирика мягкая, безмятежная, в нее редко вторгается проза народного быта.

В ранних стихах крестьянская Россия, еще не потревоженная грозными событиями, утопает в мягкой тишине, в патриархальности. Поэт находится во власти своеобразного руссоизма, сентиментальных переживаний и религиозных настроений. Правда, у Есенина свой бог, бог «за пазухой», свои верующие, не похожие на церковных старост и прихожан, кладущих поклоны перед алтарем. Народные легенды и духовные стихи были известны поэту с детства. С восьми лет бабка «таскала» его по монастырям. «Микола», «Калики» и другие «духовные» стихотворения берут начало в живой народной старине, книжной и фольклорной. «Религиозная» и пейзажная лирика как бы обрываются, чтобы затем слиться в одном потоке, вернуться в поэзию Есенина вместе с нахлынувшими вестями, с народными песнями и плачами военного времени. Еще слышатся залихватские, хмельные песни, но они омрачены надвигающимися грозными событиями («По селу тропинкой кривенькой…»).

Деревня поет и пляшет и тут же одевается в траур, оплакивает бравых парней, которые догуливают последние деньки. Среди записанных Есениным рязанских частушек есть и рекрутские:

Стихотворение «Русь», вошедшее во второе издание «Радуницы», — одно из самых драматических и самых социальных произведений Есенина 1914 года. В нем показан антинародный характер империалистической войны.

Русская деревня погружается в «сумерки мглистые»; зловещее карканье черных воронов (неизменная деталь рекрутских песен) вливается в оркестровку стиха.

Жалкие, бедные деревенские избенки, седые матери, незатейливая домашняя утварь, орудия крестьянского труда, даже берестяные лапти — все согрето большой и светлой любовью поэта. Нужно было вместе с «мирными пахарями» и плачущими матерями пережить и перечувствовать семейные утраты, испытать всю тяжесть невзгод, чтобы собрать в одну художественную композицию такое множество народных примет, обрядовых деталей, психологических подробностей, так верно изобразить русскую деревню в тяжелые годы империалистической войны.

Путь Есенина в большую поэзию не был прямым и легким.

В 1915 году поэт едет в Петербург. Прежде всего ему нужно было разобраться в сложной литературной среде, не сбиться с избранного пути, не стать жертвой нездоровой сенсации, выстоять, не оказаться в плену у декадентов. В литературных салонах не знали, чему больше удивляться, — то ли певучим стихам, то ли внешнему облику самого поэта. Голубые глаза и крестьянское платье удивительно соответствовали самобытному миру его лирики. Символисты тогда уже сходили со сцены. Появление талантливого поэта из народа они хотели использовать для укрепления своих пошатнувшихся позиций. Попади Есенин под влияние Мережковского и Зинаиды Гиппиус, его буйному таланту пришел бы скоро конец. К счастью, Есенин и сам понимал, что ему нечего делать в гостиных, где господствовали литературные снобы и сибариты.

Есенин облюбовал одного Блока, к нему пошел за советом. Блок увидел в Есенине крестьянского поэта-самородка. Но в то время поэт уже не был наивным молодым крестьянином, далеким от общественных интересов. Есенин приехал в Петербург не прямо из рязанской деревни. Он два года (1912–1914) провел в Москве, работал в типографии Сытина, слушал лекции в университете Шанявского. Дружба с рабочими типографии безусловно сказалась на мировоззрении Есенина, на его идейном развитии.

Многоцветие как одно из изобразительно-выразительных средств в лирике С.Есенина.

Исследование некоторых стихотворений Сергея Есенина с точки зрения использования цветописи как изобразительно-выразительного средства создания художестенного образа.

Скачать:

ВложениеРазмер
mnogocvetie_stihov_slaydy.ppt229 КБ
Предварительный просмотр:

Подписи к слайдам:

Многоцветие стихов Сергея Александровича Есенина Выполнила: ученица 6 «в» класса МОУ СОШ № 1 пгт Каа-Хем Отыргашева Тамара Руководитель: учитель русского языка и литературы Феоктистова Т.А.

Цель: изучить цветопись как средство художественной выразительности в лирике С.А.Есенина Задачи: 1. определить истоки цветовой палитры слов в стихотворениях поэта; 2. выявить, какие цвета и для чего использовал поэт в своей лирике.

ПЛАН 1.Вступление. Истоки многоцветья стихов С.А.Есенина. 2. Основная часть : б) цветовая палитра слов С.А.Есенина; в) анализ стихотворений С.А.Есенина с точки зрения применения слов, обозначающих цвета. 3.Заключение. Цветопись – одно из средств выразительности в лирике С.Есенина.

Статья А.А.Блока «Краски и слова»,1905 г. «…взрослые писатели»… «отупели к зрительным восприятиям». «Душа читателя поневоле заждалась среди абстракций, загрустила в лабораториях слов». «Тем временем перед слепым взором ее бесконечно приломлялась цветовая радуга». «И разве не выход для писателя –понимание зрительных впечатлений, умение смотреть?» «Действие света и цвета освободительно».

Истоки многоцветия стихов: 1. НАРОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО: – народные вышивки; – устная народная поэзия; – фресковая живопись. 2. «СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ».

Средства художественной выразительности в поэзии: 1. олицетворение; 2. эпитеты; 3. звукопись (аллитерация, ассонанс); 4. метафоры; 5. цветопись; 6. перифраз; 7. сравнение 8. инверсия и др.

Цветовая палитра стихов Есенина: красный цвет багряный оттенок желтый цвет золотистый оттенок зеленый цвет синий цвет голубой цвет черный цвет серый цвет

СИНИЙ И ГОЛУБОЙ ЦВЕТА например: «В прозрачном холоде заголубели долы»; «Летний вечер голубой »; « Голубизна презримой гущи»; « Синяя вьюга»; Гой ты Русь, моя родная, Хаты – в ризах образа… Не видать конца и края Только синь сосет глаза.

Есенин считал, что в самом имени « Россия » спрятано « синее что-то ». Он так писал Всеволоду Рождественскому: « Россия! Какое хорошее слово… И «роса», и «сила», и «синее что-то». Синий цвет поэт считал «божественным». « Синий » сочетается с существительными: глаза, вода, залив, небо, море, брызги, сумрак, мгла, воздух, туман ночи, ширь, вьюга, дали, вечер, май, осень, день, час, край, взгляд, дрожь, руки, счастье, голубь, изба, звездочка, листья, колокол и др.

ЖЕЛТО- ЗОЛОТЫЕ ОТТЕНКИ: « Луна под крышей, как злат бугор»; « Мне снились реки златых долин»; « Где злотятся рагожи в ряд»; « Лижут сумерки золотого солнца»; « Хвойная позолота»; « Зелень золотистая »; «Нет ни увяданья, ни смерти, Осень – золотых дел мастер – золотит холмы».

От веселого, золотистого, яркого цвета до горько желтого, когда в душе поэта появляются сомнения и боль: «В том краю, где желтая дорога…»; Весной и солнце на лугу Обвита желтая дорога, И та, чье имя берегу, меня прогонит от порога. « Желта дорога – дорога в никуда». Оттенки желтого находим и в автопортрете поэта: «Я готов рассказать тебе поле про волнистую рожь при луне», «Эти волосы взял я у ржи … По кудрям ты моим догадайся…»… «Луна, как желтый медведь…»; «Желтые кошки казацких голов…»; « Желтые поводья месяц уронил…»

Оттенки красного цвета: «На лазоревые ткани…Пролил пальцы багрянец »; «Алый мрак в небесной черни Начертил пожаром грань»; « Там, где капустные грядки Красной водой поливает восход , Клененочек маленький матке Зеленое вымя сосет»; « Под красным вязом крыльцо и двор …»

Малиновые краски: О Русь – малиновое поле И синь , упавшая в реку… Синее небо, цветная дуга, Тихо степные бегут берега, Тлеется дым у малиновых сел… С алым цветом сливается женский образ: С алым соком ягоды на коже Нежная, красивая была. На закат ты розовый похожа И как меч лучиста и светла Ярче розовой рубахи Зори вешние горят; «Словно я в весенней гулкой рани Проскакал на розовом коне…»

Зеленый цвет: «Дева Русь… в зеленой шали …»; «Не твоя ли шаль с каймою зеленеет на ветру…»; «Клененочек маленькой матке Зеленое вымя сосет…»; «В холмах зеленых табун коней…»; «В зеленях твоих стозвонных…».

Выводы: Многоцветна и многокрасочна поэзия Сергея Александровича Есенина. Природа играет и переливается всеми цветами радуги, образы живописны, словно нарисованные акварелью. Такою видел поэт свою родину, которую бесконечно любил и за которую всем сердцем переживал. «Чувство родины – основное в моем творчестве». Эта тема сквозная в творчестве поэта. И цветопись является одним из важных средств художественной выразительности в поэтической мастерской С.А.Есенина.

СПИОК РАССМОТРЕННЫХ СТИХОТВОРЕНИЙ С.А.ЕСЕНИНА 1. «Вот уж вечер. Роса… 2. «Там, где капустные грядки…» 3. «Поет зима – аукает…» 4. «Под венком лесной ромашки…» 5. «Темна ноченька, не спится…» 6. « Хороша была Танюша , краше не было в селе…» 7. « За горами, за желтыми долами…» 8. « Опять раскинулась узорно…» 9. « Выткался на озере алый свет зари…» 10. «Матушка в купальницу по лесу ходила…» 11. « Зашумели над затоном тростники…» 12. « Дымом половодья…»

13. « Сыплет черемуха снегом…» 14. «Край любимый! Сердцу снятся…» 15. « Осень» 16. « По селу тропинкой кривенькой…» 17. « Я – пастух; мои палаты…» 18. « Сохнет стоявшая глина…» 19. « По дороге идут богомолки…» 20. « Черная, потом пропахшая выть!» 21. « Топи да болота…» 22. « За темной прядью перелесиц…» 23. « В том краю, где желтая крапива…» 24. « Я снова здесь, в семье родной…» 25. « Не бродить, не мять в кустах багряных…» 26. « О красном вечере задумалась дорога…» 27. « О край дождей и непогоды…» 28. « Голубень» 29. « Колокольчик сереброзвонный…» 30. « Запели тесаные дроги…» 31. « Не напрасно дули ветры…» 32. « Корова» 33. « Под красным вязом крыльцо и двор…» 34. « Табун» 35. « Алый мрак в небесной черни…» 36. « Прощай, родная пуща…» 37. « Покраснела рябина…» 38. « В лунном кружеве украдкой…» и др.

Список использованной литературы: С.А.Есенин. Собрание сочинений в 3-х томах, М.,1970 Ю. Прокушев. О Сергее Есенине. А.Кедров. Образы древнерусского искусства в поэзии Сергея Есенина. Русская литература. Учебник-хрестоматия под редакцией В.П.Полухиной в 2-х частях.6 класс.

Анализ стихотворения Под венком лесной ромашки Есенина

В своде вариантов не учитываются разночтения орфографического и пунктуационного характера, а также изменения в графике строк и строфике. Не включаются также разночтения печатных источников, возникшие в результате опечаток или неверного прочтения авторских текстов. Случаи редакционных вмешательств в тексты указываются в комментариях.

Справочный аппарат каждого тома состоит из вводной части (преамбулы) и комментариев к каждому произведению. В комментариях приводятся сведения обо всех источниках текста (рукописных и печатных), освещается история создания произведения, отмечаются все известные автографы, приводятся данные о датировке произведений. Существенное внимание уделено прижизненной критике. Творчество Есенина стало предметом острых споров практически с самых первых шагов его в литературе. Поэт внимательно следил за отзывами. Известна его острая реакция на некоторые выступления. Сохранились две тетради Есенина, куда в течение ряда лет собирались вырезки из газет и журналов. Материал прижизненной критики весьма обширен и уже в силу этого не мог быть полностью охвачен в комментариях, однако существенные и характерные отзывы из числа выявленных приведены. Учитывались не только суждения о творчестве поэта на страницах отечественной печати, но и в изданиях русского зарубежья.

В целях обеспечения научной объективности издания редакция считала своим долгом избегать оценочных суждений в комментариях, предположений и истолкований субъективного характера.

При подготовке издания учитывался опыт предшествующих собраний сочинений. Работа, проведенная составителями, текстологами и комментаторами этих изданий, существенно облегчила подготовку настоящего Полного собрания сочинений.

Редакция приносит глубокую благодарность работникам Российского Государственного архива литературы и искусства, Государственного литературного музея и Государственного музея-заповедника С.А.Есенина, рукописных отделов Российской государственной библиотеки и Российской национальной библиотеки, Института русской литературы (Пушкинский дом) и Института мировой литературы Российской Академии наук, оказавшим всемерное содействие в использовании автографов Есенина и других документальных материалов, имеющихся в фондах хранилищ.

Не все материалы даже из тех, о существовании которых сообщалось ранее в печати, оказались доступны редакции. Так, некоторые документальные источники из частных собраний, которые учитывались в предыдущих собраниях сочинений, за прошедшие годы поменяли своих владельцев и ныне местонахождение их неизвестно.

По-прежнему оС.А. Тся неразысканным ряд произведений поэта, существование которых подтверждается документально. Среди них стихотворения «Галки», «Белые скользкие тропы…», ряд писем и др.

Редакция издания просит всех лиц, все архивы, музеи и библиотеки, которые располагают автографами Есенина или другими документальными материалами, связанными с его жизнью и творчеством, оказать ей содействие, прислав копии соответствующих материалов или сообщив о них сведения по адресу: 121069, Москва, Поварская улица, д.25а, Институт мировой литературы им. А.М.Горького Российской академии наук, редакция Полного собрания сочинений С.А.Есенина. Редакция заранее благодарит всех, кто отзовется на эту просьбу.

“Вот уж вечер. Роса…”

Вот уж вечер. Роса Блестит на крапиве. Я стою у дороги, Прислонившись к иве. От луны свет большой Прямо на нашу крышу. Где-то песнь соловья Вдалеке я слышу. Хорошо и тепло, Как зимой у печки. И березы стоят, Как большие свечки. И вдали за рекой, Видно, за опушкой, Сонный сторож стучит Мертвой колотушкой.

“Там, где капустные грядки…”

Там, где капустные грядки Красной водой поливает восход, Клененочек маленький матке Зеленое вымя сосет.

“Поет зима — аукает…”

Поет зима — аукает, Мохнатый лес баюкает Стозвоном сосняка. Кругом с тоской глубокою Плывут в страну далекую Седые облака. А по двору метелица Ковром шелковым стелется, Но больно холодна. Воробышки игривые, Как детки сиротливые, Прижались у окна. Озябли пташки малые, Голодные, усталые, И жмутся поплотней. А вьюга с ревом бешеным Стучит по ставням свешенным И злится все сильней. И дремлют пташки нежные Под эти вихри снежные У мерзлого окна. И снится им прекрасная, В улыбках солнца ясная Красавица весна.

“Под венком лесной ромашки…”

Под венком лесной ромашки Я строгал, чинил челны, Уронил кольцо милашки В струи пенистой волны. Лиходейная разлука, Как коварная свекровь. Унесла колечко щука, С ним — милашкину любовь. Не нашлось мое колечко, Я пошел с тоски на луг, Мне вдогон смеялась речка: «У милашки новый друг». Не пойду я к хороводу: Там смеются надо мной, Повенчаюсь в непогоду С перезвонною волной.

“Темна ноченька, не спится…”

Темна ноченька, не спится, Выйду к речке на лужок. Распоясала зарница В пенных струях поясок. На бугре береза-свечка В лунных перьях серебра. Выходи, мое сердечко, Слушать песни гусляра! Залюбуюсь, загляжусь ли На девичью красоту, А пойду плясать под гусли, Так сорву твою фату. В терем темный, в лес зеленый, На шелковы купыри, Уведу тебя под склоны Вплоть до маковой зари.

“Хороша была Танюша, краше не было в селе…”

Хороша была Танюша, краше не было в селе, Красной рюшкою по белу сарафан на подоле. У оврага за плетнями ходит Таня ввечеру. Месяц в облачном тумане водит с тучами игру. Вышел парень, поклонился кучерявой головой: «Ты прощай ли, моя радость, я женюся на другой». Побледнела, словно саван, схолодела, как роса. Душегубкою-змеею развилась ее коса. «Ой ты, парень синеглазый, не в обиду я скажу, Я пришла тебе сказаться: за другого выхожу». Не заутренние звоны, а венчальный переклик, Скачет свадьба на телегах, верховые прячут лик. Не кукушки загрустили — плачет Танина родня, На виске у Тани рана от лихого кистеня. Алым венчиком кровинки запеклися на челе, Хороша была Танюша, краше не было в селе.

“За горами, за желтыми долами…”

За горами, за желтыми до́лами Протянулась тропа деревень. Вижу лес и вечернее полымя, И обвитый крапивой плетень. Там с утра над церковными главами Голубеет небесный песок, И звенит придорожными травами От озер водяной ветерок. Не за песни весны над равниною Дорога мне зеленая ширь — Полюбил я тоской журавлиною На высокой горе монастырь. Каждый вечер, как синь затуманится, Как повиснет заря на мосту, Ты идешь, моя бедная странница, Поклониться любви и кресту. Кроток дух монастырского жителя, Жадно слушаешь ты ектенью, Помолись перед ликом Спасителя За погибшую душу мою.

“Опять раскинулся узорно…”

Сергей Александрович Есенин: Полное собрание сочинений в семи томах: Том 1. Стихотворения1
От редакции1
Стихотворения2
“Вот уж вечер. Роса…”2
“Там, где капустные грядки…”2
“Поет зима — аукает…”2
“Под венком лесной ромашки…”2
“Темна ноченька, не спится…”2
“Хороша была Танюша, краше не было в селе…”2
“За горами, за желтыми долами…”2
“Опять раскинулся узорно…”2
“Заиграй, сыграй, тальяночка, малиновы меха…”3
Подражанье песне *3
“Выткался на озере алый свет зари…”3
“Матушка в купальницу по лесу ходила…”3
“Зашумели над затоном тростники…”3
“Троицыно утро, утренний канон…”3
“Туча кружево в роще связала…”3
“Дымом половодье…”3
“Сыплет черемуха снегом…”3
“На плетнях висят баранки…”3
Калики *3
“Задымился вечер, дремлет кот на брусе…”4
“Край любимый! Сердцу снятся…”4
“Пойду в скуфье смиренным иноком…”4
“Шел Господь пытать людей в любови…”4
Осень *4
“Не ветры осыпают пущи…”4
В хате *4
“По селу тропинкой кривенькой…”4
“Гой ты, Русь, моя родная…”4
“Я пастух, мои палаты…”4
“Сторона ль моя, сторонка…”4
“Сохнет стаявшая глина…”5
“Чую радуницу Божью…”5
“По дороге идут богомолки…”5
“Край ты мой заброшенный…”5
“Заглушила засуха засевки…”5
“Черная, потом пропахшая выть. “5
“Топи да болота…”5
“За темной прядью перелесиц…”5
“В том краю, где желтая крапива…”5
“Я снова здесь, в семье родной…”5
“Не бродить, не мять в кустах багряных…”6
“О красном вечере задумалась дорога…”6
“Нощь и поле, и крик петухов…”: [Окончательная редакция]6
“О край дождей и непогоды…”6
Голубень *6
“Колокольчик среброзвонный…”6
“Запели тесаные дроги…”6
“Не напрасно дули ветры…”6
Корова *6
“Под красным вязом крыльцо и двор…”7
Табун *7
Пропавший месяц *7
“О товарищах веселых…”7
“Весна на радость не похожа…”7
“Алый мрак в небесной черни…”: [Окончательная редакция]7
“Прощай, родная пуща…”7
“Покраснела рябина…”7
“Твой глас незримый, как дым в избе…”7
“В лунном кружеве украдкой…”8
“Там, где вечно дремлет тайна…”8
“Тучи с ожерёба…”8
Лисица *8
“О Русь, взмахни крылами…”8
“Гляну в поле, гляну в небо…”8
“То не тучи бродят за овином…”8
“Разбуди меня завтра рано…”8
“Где ты, где ты, отчий дом…”8
“О Матерь Божья…”9
“О пашни, пашни, пашни…”9
“Нивы сжаты, рощи голы…”9
“Зеленая прическа…”9
“Я по первому снегу бреду…”9
“Серебристая дорога…”9
“Отвори мне, страж заоблачный…”9
“О верю, верю, С.А. Тье есть. “9
“Песни, песни, о чем вы кричите. “9
“Вот оно, глупое С.А. Тье…”9
“Проплясал, проплакал дождь весенний…”9
“О муза, друг мой гибкий…”9
“Я последний поэт деревни…”10
“Душа грустит о небесах…”10
“Устал я жить в родном краю…”10
“О Боже, Боже, эта глубь…”10
“Я покинул родимый дом…”10
“Хорошо под осеннюю свежесть…”10
Песнь о собаке *10
“Закружилась листва золотая…”10
“Теперь любовь моя не та…”10
“По-осеннему кычет сова…”10
Песнь о хлебе *10
Хулиган *11
“Все живое особой метой…”11
“Мир таинственный, мир мой древний…”11
“Сторона ль ты моя, сторона. “11
“Не ругайтесь! Такое дело. “11
“Не жалею, не зову, не плачу…”11
“Я обманывать себя не стану…”11
“Да! Теперь решено. Без возврата…”12
“Снова пьют здесь, дерутся и плачут…”12
“Сыпь, гармоника! Скука… Скука…”: [Окончательная редакция]12
“Пой же, пой. На проклятой гитаре…”12
“Эта улица мне знакома…”12
“Годы молодые с забубенной славой…”12
Письмо матери *12
“Я усталым таким еще не был…”13
“Этой грусти теперь не рассыпать…”13
“Мне осталась одна забава…”13
“Заметался пожар голубой…”13
“Ты такая ж простая, как все…”13
“Пускай ты выпита другим…”13
“Дорогая, сядем рядом…”14
“Мне грустно на тебя смотреть…”14
“Ты прохладой меня не мучай…”14
“Вечер черные брови насопил…”14
“Мы теперь уходим понемногу…”14
Пушкину *14
“Низкий дом с голубыми ставнями…”14
Сукин сын *14
“Отговорила роща золотая…”15
“Синий май. Заревая теплынь…”15
Собаке Качалова *15
“Несказанное, синее, нежное…”15
Песня *15
“Заря окликает другую…”15
“Ну, целуй меня, целуй…”15
“Прощай, Баку! Тебя я не увижу…”15
“Вижу сон. Дорога черная…”16
“Спит ковыль. Равнина дорогая…”16
“Не вернусь я в отчий дом…”16
“Над окошком месяц. Под окошком ветер…”16
“Каждый труд благослови, удача. “16
“Видно, так заведено навеки…”16
“Листья падают, листья падают…”16
“Гори, звезда моя, не падай…”16
“Жизнь — обман с чарующей тоскою…”17
“Сыпь, тальянка, звонко, сыпь, тальянка, смело. “17
“Я красивых таких не видел…”17
“Ах, как много на свете кошек…”17
“Ты запой мне ту песню, что прежде…”17
“В этом мире я только прохожий…”17
Персидские мотивы17
“Улеглась моя былая рана…”17
“Я спросил сегодня у менялы…”17
“Шаганэ ты моя, Шаганэ. “17
“Ты сказала, что Саади…”18
“Никогда я не был на Босфоре…”18
“Свет вечерний шафранного края…”18
“Воздух прозрачный и синий…”18
“Золото холодное луны…”18
“В Хороссане есть такие двери…”18
“Голубая родина Фирдуси…”18
“Быть поэтом — это значит то же…”18
“Руки милой — пара лебедей…”19
“Отчего луна так светит тускло…”19
“Глупое сердце, не бейся…”19
“Голубая да веселая страна…”19
“Эх вы, сани! А кони, кони. “19
“Снежная замять дробится и колется…”19
“Слышишь — мчатся сани, слышишь — сани мчатся…”!19
“Голубая кофта. Синие глаза…”19
“Снежная замять крутит бойко…”19
“Вечером синим, вечером лунным…”20
“Не криви улыбку, руки теребя…”20
“Сочинитель бедный, это ты ли…”20
“Синий туман. Снеговое раздолье…”20
“Свищет ветер, серебряный ветер…”20
“Мелколесье. Степь и дали…”20
“Цветы мне говорят — прощай…”20
Другие редакции20
Гусляр20
Троица20
“Задымился вечер…”20
Инок20
“Как покладинка лег через ров…”20
“Нощь и поле, и крик петухов…”: [Вторая редакция]21
“Песня, луг, реки затоны…”21
“Алый мрак в небесной черни…”: [Первая редакция]21
“Дождик мокрыми метлами чистит…”21
“Сыпь, гармоника, — скука, скука…”: [Другая редакция]21
Комментарии21
Выходные данные70

Лучшие электронные книги в формате fb2
Наш портал – это библиотека интересных электронных книг разнообразных жанров. Здесь вы найдете произведения как российских, так и зарубежных писателей. Все электронные книги, представленные на нашем сайте, можно скачать бесплатно. Наша библиотека содержит только лучшие бесплатные электронные книги, ведь каждую электронную книгу мы тщательно изучаем перед добавлением в базу. Мы выбираем интереснейшие произведения в удобном формате fb2, все они достойны вашего внимания. Чтение электронных книг наверняка принесет вам удовольствие. Всё что, что вам нужно сделать, – найти и скачать книгу, которая понравится вам по заголовку и описанию.
Библиотека fb2-электронных книг – полезнейшее изобретение человечества. Для того чтобы, читать книгу, вам нужно просто загрузить ее с нашего сайта. Вы можете наслаждаться чтением, не совершая лишние траты. Электронная книга, в отличие от бумажной, обладает множеством преимуществ. Вы экономите время и силы, не совершая утомительные походы по магазинам. Вам также не нужно обременять себя ношением тяжеловесной макулатуры. Скачать и читать электронную книгу легко и просто . Мы позаботились о том, чтобы вам всегда было что почитать. Электронная книга fb2 принесет вам море положительных эмоций: она способна поделиться с вами мудростью, поднять настроение или просто скрасить досуг.

Анализ стихотворения Под венком лесной ромашки Есенина

***
Вот уж вечер. Роса*
Блестит на крапиве.
Я стою у дороги,
Прислонившись к иве.

От луны свет большой
Прямо на нашу крышу.
Где-то песнь соловья
Вдалеке я слышу.

Хорошо и тепло,
Как зимой у печки.
И березы стоят,
Как большие свечки.

И вдали за рекой,
Видно, за опушкой,
Сонный сторож стучит
Мертвой колотушкой.

***
Там, где капустные грядки*
Красной водой поливает восход,
Клененочек маленький матке
Зеленое вымя сосет.

***
Поёт зима – аукает,*
Мохнатый лес баюкает
Стозвоном сосняка.
Кругом с тоской глубокою
Плывут в страну далекую
Седые облака.

А по двору метелица
Ковром шелковым стелется,
Но больно холодна.
Воробышки игривые,
Как детки сиротливые,
Прижались у окна.

Озябли пташки малые,
Голодные, усталые,
И жмутся поплотней.
А вьюга с ревом бешеным
Стучит по ставням свешенным
И злится все сильней.

И дремлют пташки нежные
Под эти вихри снежные
У мерзлого окна.
И снится им прекрасная,
В улыбках солнца ясная
Красавица весна.

***
Под венком лесной ромашки*
Я строгал, чинил челны,
Уронил кольцо милашки
В струи пенистой волны.

Лиходейная разлука,
Как коварная свекровь.
Унесла колечко щука,
С ним – милашкину любовь.

Не нашлось мое колечко,
Я пошел с тоски на луг,
Мне вдогон смеялась речка:
«У милашки новый друг».

Не пойду я к хороводу:
Там смеются надо мной,
Повенчаюсь в непогоду
С перезвонною волной.

***
Выткался на озере алый свет зари.*
На бору со звонами плачут глухари.

Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло.
Только мне не плачется – на душе светло.

Знаю, выйдешь к вечеру за кольцо дорог,
Сядем в копны свежие под соседний стог.

Зацелую допьяна, изомну, как цвет,
Хмельному от радости пересуду нет.

Ты сама под ласками сбросишь шелк фаты,
Унесу я пьяную до утра в кусты.

И пускай со звонами плачут глухари.
Есть тоска веселая в алостях зари.

***
Сыплет черёмуха снегом*
Зелень в цвету и росе.
В поле, склоняясь к побегам,
Ходят грачи в полосе.

Никнут шелковые травы,
Пахнет смолистой сосной.
Ой вы, луга и дубравы, –
Я одурманен весной.

Радугой тайные вести
Светятся в душу мою.
Думаю я о невесте,
Только о ней лишь пою.

Сыпь ты, черемуха, снегом,
Пойте вы, птахи, в лесу.
По полю зыбистым бегом
Пеной я цвет разнесу.

***
Край любимый! Сердцу снятся*
Скирды солнца в водах лонных.
Я хотел бы затеряться
В зеленях твоих стозвонных.

По меже на переметке
Резеда и риза кашки.
И вызванивают в четки
Ивы, кроткие монашки.

Курит облаком болото,
Гарь в небесном коромысле.
С тихой тайной для кого-то
Затаил я в сердце мысли.

Все встречаю, все приемлю,
Рад и счастлив душу вынуть.
Я пришел на эту землю,
Чтоб скорей ее покинуть.

В хате *
Пахнет рыхлыми драченами,
У порога в дежке квас,
Над печурками точеными
Тараканы лезут в паз.

Вьется сажа над заслонкою,
В печке нитки попелиц,
А на лавке за солонкою —
Шелуха сырых яиц.

Мать с ухватами не сладится,
Нагибается низко,
Старый кот к махотке крадется
На парное молоко.

Квохчут куры беспокойные
Над оглоблями сохи,
На дворе обедню стройную
Запевают петухи.

А в окне на сени скатые,
От пугливой шумоты,
Из углов щенки кудлатые
Заползают в хомуты.

Вы помните,
Вы всё, конечно, помните,
Как я стоял,
Приблизившись к стене,
Взволнованно ходили вы по комнате
И что-то резкое
В лицо бросали мне.

Вы говорили:
Нам пора расстаться,
Что вас измучила
Моя шальная жизнь,
Что вам пора за дело приниматься,
А мой удел –
Катиться дальше, вниз.

Любимая!
Меня вы не любили.
Не знали вы, что в сонмище людском
Я был, как лошадь загнанная в мыле,
Пришпоренная смелым ездоком.

Не знали вы,
Что я в сплошном дыму,
В разворочённом бурей быте
С того и мучаюсь, что не пойму –
Куда несет нас рок событий.

Лицом к лицу
Лица не увидать.
Большое видится на расстояньи.
Когда кипит морская гладь,
Корабль в плачевном состояньи.

Земля – корабль!
Но кто-то вдруг
За новой жизнью, новой славой
В прямую гущу бурь и вьюг
Ее направил величаво.

Ну кто ж из нас на палубе большой
Не падал, не блевал и не ругался?
Их мало, с опытной душой,
Кто крепким в качке оставался.

Тогда и я
Под дикий шум,
Незрело знающий работу,
Спустился в корабельный трюм,
Чтоб не смотреть людскую рвоту.

Тот трюм был –
Русским кабаком.
И я склонился над стаканом,
Чтоб, не страдая ни о ком,
Себя сгубить
В угаре пьяном.

Любимая!
Я мучил вас,
У вас была тоска
В глазах усталых:
Что я пред вами напоказ
Себя растрачивал в скандалах.

Но вы не знали,
Что в сплошном дыму,
В разворочённом бурей быте
С того и мучаюсь,
Что не пойму,
Куда несет нас рок событий.
.
Теперь года прошли,
Я в возрасте ином.
И чувствую и мыслю по-иному.
И говорю за праздничным вином:
Хвала и слава рулевому!

Сегодня я
В ударе нежных чувств.
Я вспомнил вашу грустную усталость.
И вот теперь
Я сообщить вам мчусь,
Каков я был
И что со мною сталось!

Любимая!
Сказать приятно мне:
Я избежал паденья с кручи.
Теперь в советской стороне
Я самый яростный попутчик.

Я стал не тем,
Кем был тогда.
Не мучил бы я вас,
Как это было раньше.
За знамя вольности
И светлого труда
Готов идти хоть до Ламанша.

Простите мне.
Я знаю: вы не та –
Живете вы
С серьезным, умным мужем;
Что не нужна вам наша маета,
И сам я вам
Ни капельки не нужен.

Живите так,
Как вас ведет звезда,
Под кущей обновленной сени.
С приветствием,
Вас помнящий всегда
Знакомый ваш

* «Вот уж вечер. Роса. » – текст был продиктован автором С.А.Толстой-Есениной в период подготовки «Собрания стихотворений». На списке в наб. экз. ее помета: «Самое первое. 1910 г.»

*«Там, где капустные грядки. » – текст этого стихотворения, также как и предшествующего, был продиктован в 1925 г. автором С.А.Толстой-Есениной, которая на списке в наб. экз. пометила: «Второе. 1910 г.».

*«Поёт зима – аукает. » – впервые напечатано в журн. «Мирок», М., 1914, № 2, февраль, с. 57.

*«Под венком лесной ромашки. » – впервые напечатано в журн. «Голос жизни», 1915, № 17, 22 апреля, с. 13.

*«Выткался на озере алый свет зари. » – впервые напечатано в журн. «Млечный Путь», М., 1915, № 3, март, с. 39.

*«Сыплет черемуха снегом. » – впервые напечатано в «Ежемесячном журнале», 1915, № 6, июнь, с. 4.

*«Край любимый! Сердцу снятся. » – впервые напечатано в газ. «Биржевые ведомости», 1915, 25 декабря, № 15290.
Стихотворение нередко приводилось в критике как пример патриотических чувств автора, любви к родному краю. Выделив из ряда других стихов, С.Я.Парнок отмечала его «несомненную поэтическую ценность» (журн. «Северные записки», Пг., 1916, № 6, июнь, с. 219).

*В хате – впервые напечатано в журн. «Голос жизни», 1915, № 17, 22 апреля, с. 13.
Стихотворение быстро приобрело известность в литературных кругах и расценивалось как своего рода «визитная карточка» Есенина. В этой связи Н.А.Клюев (еще до личного знакомства с Есениным) писал ему, пытаясь оградить от чуждых в его понимании влияний: «Твоими рыхлыми драченами объелись все поэты, но ведь должно быть тебе понятно, что это после ананасов в шампанском. Я не верю в ласки поэтов-книжников Быть в траве зеленым и на камне серым – вот наша с тобой программа, чтобы не погибнуть. Знай, свет мой, что лавры Игоря Северянина никогда не дадут нам удовлетворения и радости твердой. » («Есенин и современность», М., 1975, с. 239).

* Письмо к женщине – «Заря Востока», 1924, 21 ноября, № 733.
Автограф неизвестен. Рукопись Есенина, которая являлась первоисточником публикации в З. Вост., была, по-видимому, утрачена в 1926– 1927 гг.
В письме от 20 декабря 1924 года Есенин спрашивал Г.А.Бениславскую: «Как Вам нравится „Письмо к женщине?“» Ее ответ содержался во встречном письме от 25 декабря: „Письмо к женщине“ – я с ума сошла от него. И до сих пор брежу им – до чего хорошее оно!» (Письма, 262). 27 декабря 1924 года она вновь писала: «А „Письмо к женщине“ – до сих пор под этим впечатлением хожу. Перечитываю и не могу насытиться» (Письма, 264).

В. Базанов ПОЭЗИЯ СЕРГЕЯ ЕСЕНИНА 2 страница

Так мало пройдено дорог,

Так много сделано ошибок.

Есенин позволял себе вольности против принятых в литературной среде эстетических идеалов, порой довольно дерзкие выходки. Но и в этой словесной и эмоциональной дерзости он не выходил за пределы лиризма и нравственного самоочищения. Только в «Москве кабацкой» его стихи срываются на «жестокий» романс, иногда начинают звучать слишком надрывно.

Лирика Есенина, щедрая, доверительная, доброй своей частью обращена к природе, к ее бесценным дарам. Нужно было обладать тонкой наблюдательностью, чтобы даже частное и на первый взгляд неяркое явление превратить в пышную картину русской зимы.

Стихотворение «Пороша» начинается с описания зимней дороги:

Еду. Тихо. Слышны звоны

Под копытом на снегу,

Только серые вороны

Расшумелись на лугу.

Это не обычный «ямщицкий» романс. В нем отсутствуют и ямщик и седок, их заменяет сам поэт. Поездка не вызывает у него никаких далеких или близких ассоциаций, он обходится без обычной дорожной грусти. Все исключительно просто, как будто списано с натуры:

Дремлет лес под сказку сна,

Словно белою косынкой

Понагнулась, как старушка,

Оперлася на клюку,

А над самою макушкой

Долбит дятел на суку.

Каждый поэт входит в храм природы со своей «молитвой» и со своей палитрой. Из поэтов-символистов особенно Бальмонт любил слагать гимны природе. Но у него солнце редко согревает землю, ему чужды простые человеческие радости. Слишком громко и резонерски прославляет этот поэт мироздание, четыре его стихии — Огонь, Воду, Землю и Воздух. Он весь в потустороннем мире: «Я жалею, что жил на Земле»[11].

Есенин пришел в поэзию, чтобы разрушить космизм декадентов, воспеть родную природу, пришел как рачительный хозяин и друг. Для Есенина русская природа — источник всего прекрасного. Эту чистую любовь он пронес через всю жизнь, через всю поэзию.

Поэт любит все живое. В «Сорокоусте» содержится целая декларация в защиту животных. Даже «испачканные морды свиней» удостаиваются «изящной поэзии». Подобные декларации во множестве рассыпаны в стихах.

Каждая задрипанная лошадь

Головой кивает мне навстречу.

Для зверей приятель я хороший,

Каждый стих мой душу зверя лечит.

Л. Никулин в заметке «Памяти Есенина» пишет: «Сколько доброты в иных стихах Есенина! Кто еще может так, как он, писать о животных…» Есенин обладал исключительным чувством понимания внутреннего мира животных. А. Гатов вспоминает разговор о бегах. «Есенин нахмурился и процедил: «Не люблю бегов. Бегут две, три, четыре лошади… Скучно! То ли дело — табун бежит». Это было сказано просто, без рисовки»[12].

Любовь ко «всякому зверью» не могла заслонить в поэзии Есенина деревенских мужиков и баб. Мы не только видим луг, сотканный из полевых цветов, залитый красками, но и слышим, как «шепчут грабли» и «свистят косы». И сам стих спешит за трудовым ритмом, торопится, чтобы уверенно выводить «травяные строчки»:

К черту я снимаю свой костюм английский,

Что же, дайте косу, я вам покажу,—

Я ли вам не свойский, я ли вам не близкий,

Памятью деревни я ль не дорожу?

Нипочем мне ямы, нипочем мне кочки.

Хорошо косою в утренний туман

Выводить по долам травяные строчки,

Чтобы их читали лошадь и баран.

В этих строчках песня, в этих строчках слово.

Потому и рад я в думах ни о ком,

Что читать их может каждая корова,

Отдавая плату теплым молоком.

Поэт по-мужицки практичен, он видит в природе богатства, которые ждут человеческих рук.

Даже небесные светила поэт приглашает на землю. Сотни раз воспетая луна бросает свой отсвет на дремлющий крестьянский мир, на сельскую природу, одухотворяя ее, пробуждая, наполняя новыми красками. Месяц роняет «желтые поводья» или бросает «весла по озерам»; луна, как «коврига хлеба», надломилась над небесными сводами.

За темной прядью перелесиц,

В неколебимой синеве,

Ягненочек кудрявый — месяц

Гуляет в голубой траве.

В затихшем озере с осокой

Бодаются его рога, —

И кажется с тропы далекой —

Вода качает берега.

Схожий с жеребенком месяц, тоже рыжий, «запрягается» в сани.

В поэме «Пугачев» луна, «как желтый медведь, в мокрой траве ворочается». Даже этот вычурный образ имеет свою народно-поэтическую основу. Пугачев разъясняет происхождение столь неожиданной метафоры:

Знаешь ли ты, что осенью медвежонок

Смотрит на луну,

Как на вьющийся в ветре лист?

По луне его учит мать

Мудрости своей звериной,

Чтобы смог он, дурашливый, знать

И призванье свое и имя.

Для простого крестьянского мальчика луна всего лишь «коврига хлеба», для Пугачева, размышляющего о своем предназначении, о предстоящей борьбе, луна-медведь имеет магическое значение.

Происходит постоянное обновление поэтики, один и тот же образ (например, луна) обрастает множеством значений, приобретает все новые и новые художественные функции. Ступенчатое развитие образа — одна из особенностей поэтической системы Есенина. Другая особенность — умение поэта переселять своего лирического героя в природу, которая становится как бы эстетической собственностью самого поэта.

Под луной, теперь уже зловещей, проходят самые трудные, мучительные дни «Москвы кабацкой». Это сложный по своему художественному и идейному составу стихотворный цикл. «Кабацкие» стихи писали и до Есенина, на пороге кабака побывали Пушкин («Да пьяный топот трепака // Перед порогом кабака»), Лермонтов («Смотреть до полночи готов // На пляску с топаньем и свистом // Под говор пьяных мужиков»), Блок («Буду слушать голос Руси пьяной, // Отдыхать под крышей кабака»). Известный ученый-этнограф И. Г. Прыжов считал, что для русского интеллигента и крестьянина кабак в XIX веке был своеобразным клубом, куда заходили с большого горя. В кабаке начинались, по словам Прыжова, «всевозможные бунты и волнения с Разина и до 19 февраля 1861 года», и здесь же можно было увидеть самые «ужасные сцены» («дьявольское, темное, нечистое» [13] ).

Ночные лунные пейзажи в «Москве кабацкой» подчеркивают неблагополучие, ужас бездорожья, создают впечатление близкой трагической развязки. Остается «узда лучей», но она наброшена на «лошадиную морду месяца», в ней есть что-то зловещее, похожее на петлю. Луна освещает дорогу в кабак:

А когда ночью светит месяц,

Когда светит… черт знает как!

Я иду, головою свесясь,

Переулком в знакомый кабак.

Такой же неуютный, холодный месяц появляется и умирает в «Черном человеке» в кошмарную, бессонную ночь, предвещая гибель поэта. Только «Персидские мотивы» озарены светом прежней лучистой есенинской луны. Но такая добрая луна в поэзии Есенина встречается все реже и реже.

В стихах Есенина — вся жизнь, со всеми ее поворотами, ухабами и взлетами. Чистая, ничем не замутненная лирика вдруг оказывается в кабацком дыму, в истерике пьяного угара. В «Москве кабацкой» есть немало прекрасных, искренних, выстраданных стихов, озорных и нежных. Но в этой же «кабацкой» лирике — больной, мрачный Есенин. Ему так и не удалось выпрямиться, освободиться от злого недуга, от сомнительных знакомств, от друзей-недругов, преодолеть свое безволие. «Забубенная голова» и «горькая отрава» не из фольклора, не из удалых народных песен — это плач поэта по себе и проклятие темным силам, которые привели в кабак, загрязнили чистые родниковые воды поэзии.

Где ты, радость? Темь и жуть, грустно и обидно.

В поле, что ли? В кабаке? Ничего не видно.

Не в деревне, не в крестьянской избе, а в «Стойле Пегаса» была искалечена душа поэта.

В последний год жизни Есенин закончил работу над поэмой «Черный человек». Стих этой поэмы мужествен и энергичен, он зовет на помощь, борется со страшным привидением. Освободиться от преследований гнусавого «черного человека» Есенину так и не удалось, хотя он много сделал, чтобы выйти из поединка победителем. Из строфы в строфу нарастает драматизм переживаний.

Ночная зловещая птица,

Сеют копытливый стук.

Вот опять этот черный

На кресло мое садится,

Приподняв свой цилиндр

И откинув небрежно сюртук.

«Прескверный гость» пришел к поэту, чтобы бередить душевные раны, внушать «тоску и страх». Биографы Есенина еще долго будут разгадывать истинную природу таинственного незнакомца. Конечно, это кошмарное привидение не просто галлюцинация, не бред больного воображения. Как над «усопшим монах», читает «мерзкую книгу» Есенину ночной гость, его вчерашний «друг», способный на самое жестокое и лицемерное.

Наивно думать, что в «черном человеке» Есенин изобразил себя, нарисовал свой отрицательный портрет. Все, что хотел сказать Есенин, он сказал в своей лирике и в письмах к друзьям. «Черный человек» — не двойник поэта, а его недруг, злой и коварный. «Мерзкая книга» состоит из сенсаций, непроверенных слухов, оскорбительных подозрений и прямых наветов. Если собрать воедино, что говорит «черный человек», то получится обвинительное заключение, составленное опытным интриганом.

Поэма «Черный человек» написана под впечатлением пережитого, в минуты сильного эмоционального экстаза. Но это не исповедь грешника, не саморазоблачение, а защитительная речь, своеобразное опровержение «мерзкой книги», по которой нельзя судить о поэте, если даже он заблуждался. Поэма слишком автобиографична, чтобы превращать ее в отвлеченное нравоучение, в обличение людских пороков, в ней слышится бунт против тех, кто преследует поэта.

Есенин покончил с собой, когда ему исполнилось всего тридцать лет. Ушел из жизни, по словам Горького, «своеобразно талантливый и законченно русский поэт».

Короткий творческий путь Есенина не был прямым и легким. Но и тогда, когда Есенин ошибался, делая неверные шаги, он оставался истинным поэтом, безгранично влюбленным в свое отечество, озабоченным, взволнованным его судьбой. Душевная чистота и искренность никогда не оставляли поэта. На всем пути его горела одна заветная звезда: Родина! Возмужавшая поэзия Есенина — поэзия огромного общечеловеческого и философского смысла. Поэт по преимуществу лирический, он в самых личных, интимных стихах оставался патриотом и гражданином. «Крестьянский сын» стал великим русским поэтом, всемирно известным. Огромное дарование, щедрый и светлый талант его давно уже получили признание и любовь советского народа.

СТИХОТВОРЕНИЯ

«Вот уж вечер. Роса…»

Вот уж вечер. Роса

Блестит на крапиве.

Я стою у дороги,

Прислонившись к иве.

От луны свет большой

Прямо на нашу крышу.

Где-то песнь соловья

Вдалеке я слышу.

Как зимой у печки.

Как большие свечки.

И вдали за рекой,

Видно, за опушкой,

Сонный сторож стучит

«Там, где капустные грядки…»

Там, где капустные грядки

Красной водой поливает восход,

Клененочек маленький матке

Зеленое вымя сосет.

«Поет зима — аукает…»

Поет зима — аукает,

Мохнатый лес баюкает

Кругом с тоской глубокою

Плывут в страну далекую

А по двору метелица

Ковром шелковым стелется,

Но больно холодна.

Как детки сиротливые,

Прижались у окна.

Озябли пташки малые,

И жмутся поплотней.

А вьюга с ревом бешеным

Стучит по ставням свешенным

И злится все сильней.

И дремлют пташки нежные

Под эти вихри снежные

У мерзлого окна.

И снится им прекрасная,

В улыбках солнца ясная

Подражанье песне

Ты поила коня из горстей в поводу,

Отражаясь, березы ломались в пруду.

Я смотрел из окошка на синий платок,

Кудри черные змейно трепал ветерок.

Мне хотелось в мерцании пенистых струй

С алых губ твоих с болью сорвать поцелуй.

Но с лукавой улыбкой, брызнув на меня,

Унеслася ты вскачь, удилами звеня.

В пряже солнечных дней время выткало нить…

Мимо окон тебя понесли хоронить.

И под плач панихид, под кадильный канон,

Все мне чудился тихий раскованный звон.

«Выткался на озере алый свет зари…»

Читайте также:  Анализ стихотворения Персидские мотивы Есенина
Ссылка на основную публикацию