Анализ стихотворения Сорокоуст Есенина

“Сорокоуст” анализ поэмы Есенина

История создания

Поэма Есенина “Сорокоуст” была написана в 1920 г., отрывки напечатаны в № 7-10 журнала “Творчество”. Полностью поэма вошла в сборник “Исповедь хулигана” .

Сорокоуст – специальная церковная молитва, проводимая в течение 40 литургий. В это время человек, за которого молятся, не присутствуя в церкви , становится причастным крови и плоти Иисуса. Сорокоуст также заказывают об умерших, особенно часто – о недавно почивших. Так о ком же поэтическая молитва Есенина?

О живом или о мертвом она?

Жеребенок стал для Есенина “наглядным дорогим вымирающим образом деревни”.

Поэма посвящена Мариенгофу, товарищу Есенина в период увлечения имажинизмом .

Литературное направление и жанр

Есенин 1920 г. – убежденный имажинист. Основная цель имажинистов – создание яркого и необычного, поражающего художественного

Этот больной, почти умерший – старая жизнь, патриархальный уклад, любимая Есениным деревня.

Тема, основная мысль и композиция

Тема поэмы – столкновение уходящего мира патриархальной деревни и нового железного мира города, промышленности. Сорокоуст по старому, тяжело больному и даже умирающему миру поет Есенин. Основная мысль состоит в неизбежности умирания старого, но такого дорогого Есенину мира.

Сам он определял идею произведения в том же письме к Лившиц: “Трогает меня… только грусть за уходящее милое родное звериное и незыблемая сила мертвого, механического”.

Поэма состоит из 4 частей. В первой части Есенин создает образ грандиозного мирового преобразования, конца света, начавшегося со звука погибельного рога, подобного архангельскому. Природу ожидает гибель, враг “с железным брюхом”, которому соответствует библейский образ зверя.

Обращение лирического героя к “любителям песенных блох”, не желающим видеть перемены и наслаждающимся сентиментальными стихами прошлого, в свое время возмутило первых слушателей и читателей поэмы, так как содержало грубые слова, ругательства.

Во второй части наступление “стальной лихорадки” становится все более заметным. Железному брюху города, цивилизации противопоставлен древенчатый живот изб, словно механическое живому.

Третья часть центральная в поэме. Поезд в ней уподобляется железному чудовищу, которое побеждает жеребенка, воплотившего не только все живое, но и прошлую эпоху.

Четвертая часть обращена к скверному гостю – прогрессу, который большинство принимает с радостью, но лирический герой, певец старого мира, видит свое призвание в его отпевании. На стороне лирического героя природа и деревенские жители, скорбящие вместе с ним.

Герои и образы

Образы имажинизма – это яркие самобытные метафоры, превращающие привычные предметы и явления в грубоватые или трогательные картинки. К грубым и даже бранным образам относятся метафоры измызганные ляжки дорог, любители песенных блох, которые празднятся кротостью мордищ, которым дразнящиеся сумерки всыпают в толстые задницы окровавленный веник зари.

Эпитет окровавленный сам по себе несет трагическую окраску и перекликается с эпитетом первой строчки: погибельный рог. Метафорическое значение первой метафоры в зачине до конца не ясно. Что это за погибельный рог, который затрубил лирическому герою?

Есть ли материальное воплощение этого звука, или это только символическое начало конца света, начало смерти всего живого, техногенное убийство?

В следующих двух строфах противопоставлена привычная живая картина русской деревни, природа которой олицетворяется , и враг с железным брюхом, который тянет к глоткам равнин пятерню. Это урбанизация, техническая революция, неизбежное зло, поглощающее поселок и луга. Бык, чья работа тоже станет ненужной, – пророк умирающей деревни, который чует беду.

Первая часть начинается описанием глобальной катастрофы, которая к концу первой части сосредотачивается на конкретном поселке и лугах, даже на конкретном дворе с быком. Во второй части взгляд лирического героя, наоборот, обращается от частного к общему. Звук плачущей гармоники за селом повисает над белым подоконником в доме лирического героя . Казалось бы, гармоника привычно грустит с приходом осени, которая, будто скребницей с коней , очесывает с кленов листья . Осенний ветер называется желтым, этот метафорический эпитет описывает летящие по ветру листья и противопоставлен неподвижности белого подоконника.

Но не это причина плача гармошки. Ее слезы – о страшном вестнике с громоздкой пятой, которой он ломит чащи. Внимательный читатель уже в этом образе увидит паровоз, представленный здесь в виде одного из ангелов апокалипсиса.

Природа ожидаемо реагирует на приход конца света. Тоскуют песни . Страдания всех животных воплощены в образе библейского животного, предвещающего катастрофы, – лягушек, которые пищат от ужаса.

Вторая часть очень эмоциональна, в ней 2 междометия. В последнем четверостишье наступление технической революции приводит в ужас не только все живое, но и одухотворенную, олицетворенную деревню. Метафора электрический восход, олицетворения глухая хватка ремней и труб, стальная лихорадка противопоставлены исконному, подчеркнутому устаревшим се.

Это исконное – олицетворение и оживление деревни – древенчатый живот изб.

Манера повествования в третьей части меняется. Лирический герой задает несколько риторических вопросов, обращенных уже не к врагам или оппонентам, а к единомышленникам, с которыми он делится сокровенным. Паровоз символизирует зверя апокалипсиса, который храпит железной ноздрей и бежит на чугунных лапах.

Красногривый жеребенок противопоставлен поезду. Это не только противопоставление старого и нового, механического и живого, природного и технического. Это плач по умирающей красоте, по меняющейся эстетике – чувстве прекрасного.

Красота для лирического героя – в нелепости нерационального движения жеребенка, закидывающего тонкие ноги к голове, в бессмысленности его бытия.

В конце третьей части лирический герой пытается рационально, но с горечью объяснить единомышленникам и самому себе неизбежность ухода старого и победы стальной конницы . Поля, по которым не скачут кони, Есенин называет бессиянными, а ценность коней превращена в ценность их кожи и мяса, то есть они ценятся только мертвыми, и то невысоко.

Четвертая часть – обращение к техническому прогрессу, который называется скверным гостем. Лирический герой грубо посылает его к черту и жалеет, что не утопил в детстве. Это распространенное олицетворение – признание лирическим героем процесса урбанизации как живого поступательного движения, как живого существа.

Лирический герой видит жизнь во всем, даже в железе.

Следующие строчки показывают, что лирический герой все же различает жизнь механическую, автоматическую и настоящую. Появляются “они”, которые “стоят и смотрят”, принимая все изменения, красят рты “в жестяных поцелуях”. Это пророчество актуально и сегодня, когда даже любовь становится автоматической и механической.

Лирический герой противопоставляет себя остальным, называя себя псаломщиком, поющим славу родной стране. Как и во второй части, его единомышленниками становятся русская природа и крестьяне. Они тоже понимают неизбежность происходящего и каждый по своему приобщаются к отпеванию. Рябина, вокруг которой осенью рассыпаны красные ягоды, напоминает лирическому герою человека, размозжившего голову о плетень и облившего своей кровью сухой и холодный суглинок.

Человек, как и природа, тоскует, выполняя обычные для него ритуальные действия: изливает “тужиль” в звуках тальянки или до смерти упивается лихой самогонкой . Люди прошлого, как и природа, будто торопят собственную смерть, чтобы дать место наступающему прогрессу. Тоску подчеркивает естественное умирание осенней природы.

Художественное своеобразие

Есенин широко использует авторские неологизмы, часто метафорические: праздниться, осенница, древенчатый , тужиль , бессиянный, склень. Формально последнее слово является диалектным наречием и означает “налить в посуду вровень с краями”. Но в стихотворении это существительное, очевидно, означающее дождливую, мокрую погоду.

Размер и рифмовка

Поэма написана дольником с разным количество слогов в первой и третьей части и трехударным дольником во второй и четвертой. Дольник свойственен народной поэзии. Рифмовка в основном перекрестная, женская рифма чередуется с мужской. В первой части дактилическая рифма чередуется с мужской, а рифмовка разнообразна.

Если во втором пятистишье перекрестная рифмовка сочетается со смежной , то следующее четверостишье имеет перекрестную рифмовку , а в последних двух перекрестная рифмовка с выпадением одной строчки, остающейся незарифмованной: ДеДжзИзИ. При этом смысловую законченность имеют не четверостишья, а пяти – и шестистишья, что придает первой части речитативность, сходство с ритмической прозой.

«Сорокоуст», анализ поэмы Есенина

История создания

Поэма Есенина «Сорокоуст» была написана в 1920 г., отрывки (2 и 3 часть) напечатаны в № 7-10 журнала «Творчество». Полностью поэма вошла в сборник «Исповедь хулигана» (1921).

Сорокоуст – специальная церковная молитва, проводимая в течение 40 литургий. В это время человек, за которого молятся, не присутствуя в церкви (обычно из-за тяжёлой болезни), становится причастным крови и плоти Иисуса. Сорокоуст также заказывают об умерших, особенно часто – о недавно почивших. Так о ком же поэтическая молитва Есенина? О живом или о мёртвом она?

Ответ на вопрос можно найти в одном из писем Есенина, в котором он вспоминает, как видел жеребёнка, скачущего за паровозом и силящегося его обогнать. Жеребёнок бежал очень долго, пока его не поймали. В этом же письме Есенин объясняет, как понял этот жизненный образ: «Конь стальной победил коня живого». Жеребёнок стал для Есенина «наглядным дорогим вымирающим образом деревни».

Поэма посвящена Мариенгофу, товарищу Есенина в период увлечения имажинизмом (с 1918 г.).

Литературное направление и жанр

Есенин 1920 г. – убеждённый имажинист. Основная цель имажинистов – создание яркого и необычного, поражающего художественного образа, в основном с помощью метафор. Хотя «Сорокоуст» назван поэмой, формально он слишком мал для поэмы и распадается на цикл стихов, объединённых одной темой, показанной в её развитии. Зато поэме соответствует замысел «Сорокоуста» – молитва надежды на исцеление тяжелобольного, его приобщение к жизни народа. Этот больной, почти умерший – старая жизнь, патриархальный уклад, любимая Есениным деревня.

Тема, основная мысль и композиция

Тема поэмы – столкновение уходящего мира патриархальной деревни и нового железного мира города, промышленности. Сорокоуст по старому, тяжело больному и даже умирающему (или только что умершему) миру поёт Есенин. Основная мысль состоит в неизбежности умирания старого, но такого дорогого Есенину мира. Сам он определял идею произведения в том же письме к Лившиц: «Трогает меня. только грусть за уходящее милое родное звериное и незыблемая сила мёртвого, механического».

Поэма состоит из 4 частей. В первой части Есенин создаёт образ грандиозного мирового преобразования, конца света, начавшегося со звука погибельного рога, подобного архангельскому. Природу ожидает гибель, враг «с железным брюхом», которому соответствует библейский образ зверя. Обращение лирического героя к «любителям песенных блох», не желающим видеть перемены и наслаждающимся сентиментальными стихами прошлого, в своё время возмутило первых слушателей и читателей поэмы, так как содержало грубые слова, ругательства.

Во второй части наступление «стальной лихорадки» становится всё более заметным. Железному брюху города, цивилизации противопоставлен древенчатый живот изб, словно механическое живому.

Третья часть центральная в поэме. Поезд в ней уподобляется железному чудовищу, которое побеждает жеребёнка, воплотившего не только всё живое, но и прошлую эпоху.

Четвёртая часть обращена к скверному гостю – прогрессу, который большинство принимает с радостью, но лирический герой, певец старого мира, видит своё призвание в его отпевании. На стороне лирического героя природа и деревенские жители, скорбящие вместе с ним.

Герои и образы

Образы имажинизма – это яркие самобытные метафоры, превращающие привычные предметы и явления в грубоватые или трогательные картинки. К грубым и даже бранным образам относятся метафоры измызганные ляжки дорог, любители песенных блох, которые празднятся кротостью мордищ, которым дразнящиеся сумерки (олицетворение) всыпают в толстые задницы окровавленный веник зари.

Эпитет окровавленный сам по себе несёт трагическую окраску и перекликается с эпитетом первой строчки: погибельный рог. Метафорическое значение первой метафоры в зачине до конца не ясно. Что это за погибельный рог, который затрубил лирическому герою? Есть ли материальное воплощение этого звука, или это только символическое начало конца света, начало смерти всего живого, техногенное убийство?

В следующих двух строфах противопоставлена привычная живая картина русской деревни, природа которой олицетворяется (старая мельница водит ухом, острит мукомольный нюх), и враг с железным брюхом, который тянет к глоткам равнин пятерню. Это урбанизация, техническая революция, неизбежное зло, поглощающее посёлок и луга. Бык, чья работа тоже станет ненужной, – пророк умирающей деревни, который чует беду.

Первая часть начинается описанием глобальной катастрофы, которая к концу первой части сосредотачивается на конкретном посёлке и лугах, даже на конкретном дворе с быком. Во второй части взгляд лирического героя, наоборот, обращается от частного к общему. Звук плачущей гармоники (олицетворение) за селом повисает над белым подоконником в доме лирического героя (метафора). Казалось бы, гармоника привычно грустит с приходом осени, которая, будто скребницей с коней (сравнение), очёсывает с клёнов листья (метафора старости, когда человек теряет волосы). Осенний ветер называется жёлтым, этот метафорический эпитет описывает летящие по ветру листья и противопоставлен неподвижности белого подоконника.

Читайте также:  Анализ стихотворения Пускай ты выпита другим Есенина

Но не это причина плача гармошки. Её слёзы – о страшном вестнике с громоздкой пятой, которой он ломит чащи. Внимательный читатель уже в этом образе увидит паровоз, представленный здесь в виде одного из ангелов апокалипсиса. Природа ожидаемо реагирует на приход конца света. Тоскуют песни (олицетворение, возможно, метонимия, изображающая всё сильнее тоскующих людей). Страдания всех животных воплощены в образе библейского животного, предвещающего катастрофы, – лягушек, которые пищат от ужаса.

Вторая часть очень эмоциональна, в ней 2 междометия. В последнем четверостишье наступление технической революции приводит в ужас не только всё живое, но и одухотворённую, олицетворённую деревню. Метафора электрический восход, олицетворения глухая хватка ремней и труб, стальная лихорадка противопоставлены исконному, подчеркнутому устаревшим се. Это исконное – олицетворение и оживление деревни – древенчатый живот изб.

Манера повествования в третьей части меняется. Лирический герой задаёт несколько риторических вопросов, обращённых уже не к врагам или оппонентам, а к единомышленникам, с которыми он делится сокровенным. Паровоз символизирует зверя апокалипсиса, который храпит железной ноздрёй и бежит на чугунных лапах. Красногривый жеребёнок противопоставлен поезду. Это не только противопоставление старого и нового, механического и живого, природного и технического. Это плач по умирающей красоте, по меняющейся эстетике – чувстве прекрасного. Красота для лирического героя – в нелепости нерационального движения жеребёнка, закидывающего тонкие ноги к голове, в бессмысленности его бытия.

В конце третьей части лирический герой пытается рационально, но с горечью объяснить единомышленникам и самому себе неизбежность ухода старого и победы стальной конницы (метафора победы технического прогресса). Поля, по которым не скачут кони, Есенин называет бессиянными, а ценность коней превращена в ценность их кожи и мяса, то есть они ценятся только мёртвыми, и то невысоко.

Четвёртая часть – обращение к техническому прогрессу, который называется скверным гостем. Лирический герой грубо посылает его к чёрту и жалеет, что не утопил в детстве. Это распространённое олицетворение – признание лирическим героем процесса урбанизации как живого поступательного движения, как живого существа. Лирический герой видит жизнь во всём, даже в железе.

Следующие строчки показывают, что лирический герой всё же различает жизнь механическую, автоматическую и настоящую. Появляются «они», которые «стоят и смотрят», принимая все изменения, красят рты «в жестяных поцелуях». Это пророчество актуально и сегодня, когда даже любовь становится автоматической и механической.

Лирический герой противопоставляет себя остальным, называя себя псаломщиком, поющим славу родной стране. Как и во второй части, его единомышленниками становятся русская природа и крестьяне. Они тоже понимают неизбежность происходящего и каждый по своему приобщаются к отпеванию. Рябина, вокруг которой осенью рассыпаны красные ягоды, напоминает лирическому герою человека, размозжившего голову о плетень и облившего своей кровью сухой и холодный суглинок. Человек, как и природа, тоскует, выполняя обычные для него ритуальные действия: изливает «тужиль» в звуках тальянки или до смерти упивается лихой самогонкой (метафорический эпитет). Люди прошлого, как и природа, будто торопят собственную смерть, чтобы дать место наступающему прогрессу. Тоску подчёркивает естественное умирание осенней природы.

Художественное своеобразие

Есенин широко использует авторские неологизмы, часто метафорические: праздниться, осенница, древенчатый (от слова дерево по словообразовательной модели бревенчатый), тужиль (существительное от тужить), бессиянный, склень. Формально последнее слово является диалектным наречием и означает «налить в посуду вровень с краями». Но в стихотворении это существительное, очевидно, означающее дождливую, мокрую погоду.

Размер и рифмовка

Поэма написана дольником с разным количество слогов в первой и третьей части и трёхударным дольником во второй и четвёртой. Дольник свойственен народной поэзии.
Рифмовка в основном перекрёстная, женская рифма чередуется с мужской. В первой части дактилическая рифма чередуется с мужской, а рифмовка разнообразна. Если во втором (полном) пятистишье перекрёстная рифмовка сочетается со смежной (АбААб), то следующее четверостишье имеет перекрёстную рифмовку (ВгВг), а в последних двух перекрёстная рифмовка с выпадением одной строчки, остающейся незарифмованной: ДеДжзИзИ. При этом смысловую законченность имеют не четверостишья, а пяти- и шестистишья, что придаёт первой части речитативность, сходство с ритмической прозой.

«Сорокоуст» С. Есенин

«Сорокоуст» Сергей Есенин

Трубит, трубит погибельный рог!
Как же быть, как же быть теперь нам
На измызганных ляжках дорог?
Вы, любители песенных блох,
Не хотите ль……

Полно кротостью мордищ праздниться,
Любо ль, не любо ль — знай бери.
Хорошо, когда сумерки дразнятся
И всыпают нам в толстые задницы
Окровавленный веник зари.

Скоро заморозь известью выбелит
Тот поселок и эти луга.
Никуда вам не скрыться от гибели,
Никуда не уйти от врага.
Вот он, вот он с железным брюхом,
Тянет к глоткам равнин пятерню,

Водит старая мельница ухом,
Навострив мукомольный нюх.
И дворовый молчальник бык,
Что весь мозг свой на телок пролил,
Вытирая о прясло язык,
Почуял беду над полем.

Ах, не с того ли за селом
Так плачет жалостно гармоника:
Таля-ля-ля, тили-ли-гом
Висит над белым подоконником.
И желтый ветер осенницы
Не потому ль, синь рябью тронув,
Как будто бы с коней скребницей,
Очесывает листья с кленов.
Идет, идет он, страшный вестник,
Пятой громоздкой чащи ломит.
И все сильней тоскуют песни
Под лягушиный писк в соломе.
О, электрический восход,
Ремней и труб глухая хватка,
Се изб древенчатый живот
Трясет стальная лихорадка!

Видели ли вы,
Как бежит по степям,
В туманах озерных кроясь,
Железной ноздрей храпя,
На лапах чугунных поезд?

А за ним
По большой траве,
Как на празднике отчаянных гонок,
Тонкие ноги закидывая к голове,
Скачет красногривый жеребенок?

Милый, милый, смешной дуралей,
Ну куда он, куда он гонится?
Неужель он не знает, что живых коней
Победила стальная конница?
Неужель он не знает, что в полях бессиянных
Той поры не вернет его бег,
Когда пару красивых степных россиянок
Отдавал за коня печенег?
По-иному судьба на торгах перекрасила
Наш разбуженный скрежетом плес,
И за тысчи пудов конской кожи и мяса
Покупают теперь паровоз.

Черт бы взял тебя, скверный гость!
Наша песня с тобой не сживется.
Жаль, что в детстве тебя не пришлось
Утопить, как ведро в колодце.
Хорошо им стоять и смотреть,
Красить рты в жестяных поцелуях, —
Только мне, как псаломщику, петь
Над родимой страной аллилуйя.
Оттого-то в сентябрьскую склень
На сухой и холодный суглинок,
Головой размозжась о плетень,
Облилась кровью ягод рябина.
Оттого-то вросла тужиль
В переборы тальянки звонкой.
И соломой пропахший мужик
Захлебнулся лихой самогонкой.

Анализ стихотворения Есенина «Сорокоуст»

Известный стихотворный текст 1920 г. часто попадает в поле зрения исследователей как произведение, предопределившее важные тенденции развития русской литературы XX в. Вошел в историю трогательный образ жеребенка, пытающегося состязаться в скорости с поездом. Гонка служит выражением противостояния коней живого и железного, конфликта природного мира и человеческого общества, которое избрало путь, отдаляющий людей от естественного начала.

Танатологическая тема задана заглавием поэмы и поддерживается многочисленными реминисценциями из библейского Апокалипсиса. Тревожный голос «погибельного рога», указанный в зачине, напоминает звучание страшного оркестра из семи труб, насылающего несчастья на землю и возвещающего о конце света. Образ поезда наделяется чертами апокалипсического зверя, который издает громкий скрежет и устрашающий храп.

Пророческие интонации проявляются начиная с первого эпизода: субъект речи с тревогой и горечью говорит о скором приходе беды. Назван источник опасности — враг «с железным брюхом». Агрессивный и быстрый, он уже наметил цель и готовится к наступлению. Изнеженным завсегдатаям литературных салонов не дано предугадать опасность. Безразличие эстетствующей публики провоцирует эпатажные выпады лирического «я», который в гневе обещает обществу окровавленную зарю. Гибель предчувствуют только те, кто привык жить по законам природы.

Зловещая атмосфера определяет характер деревенского пейзажа, представленного во второй части: жалостливый плач гармоники, вихри листопада, тоскливый аккомпанемент народных песен, лягушачий писк. Важным элементом картины является образ клена, с которого ветер счесывает листву. В образной системе Есенина он ассоциируется с обликом человека: в стихотворении «Я покинул родимый дом…» старый клен схож с головой лирического героя. Включая эту деталь в общую зарисовку, автор поэмы сообщает о принадлежности субъекта речи трагической доле русской деревни.

Центральное место третьей главки отведено эпизоду неравного состязания, упомянутого выше. За серией риторических вопросов следует философский вывод: система ценностей определяется временем, и каждая эпоха перекраивает их по-своему.

В четвертой части четко определена роль героя: он пророк и псаломщик, справляющий поминальную службу по гибнущей родине. Поэма завершается короткими фрагментами из деревенской жизни, в которых диссонансные ноты достигают кульминации. Мотив крови возвращает читателя к теме возмездия, обозначенной зачином, а финальный образ мужика-пьяницы символизирует безнадежность будущего крестьянского мира.

Сорокоуст

Сорокоуст (с. 81).- Журн. «Творчество», М., 1920, № 7/10, июль-сентябрь, с. 14 (ст. 23-60: вначале – ст. 39-60, затем – ст. 23-38); сб. «Имажинисты», М., 1921 (фактически: декабрь 1920), с. ; Исп. хул., Рж. к.; Грж.; Ст. ск.; Ст 24 .

Беловой автограф ст. 35-76 – ст. 35-52 (ИМЛИ), ст. 53-72 (ГЛМ), ст. 73-76 (ИМЛИ).

Печатается по наб. экз. (вырезка из Грж.) с исправлением в ст. 9 («вам» вместо «нам») по остальным источникам (кроме Ст. ск.). Датируется по Рж. к. Та же дата – в беловом автографе (ИМЛИ), сб. «Имажинисты» и Исп. хул.

В основу произведения лег эпизод, описанный Есениным в письме к Е.И.Лившиц от 11-12 августа 1920 г.: «Ехали мы от Тихорецкой на Пятигорск, вдруг слышим крики, выглядываем в окно, и что же? Видим, за паровозом что есть силы скачет маленький жеребенок. Так скачет, что нам сразу стало ясно, что он почему-то вздумал обогнать его. Бежал он очень долго, но под конец стал уставать, и на какой-то станции его поймали. Эпизод для кого-нибудь незначительный, а для меня он говорит очень много. Конь стальной победил коня живого. И этот маленький жеребенок был для меня наглядным дорогим вымирающим образом деревни. ». По свидетельству А.Б.Мариенгофа, «Сорокоуст» был написан «в прогоне от Минеральных до Баку» (Восп., 1, 320), что вполне соответствует авторской помете «Кисловодск – Баку» после заключительной строфы белового автографа (ИМЛИ).

Об одном и том же публичном авторском чтении «Сорокоуста» оставили (с некоторыми ситуационными разночтениями) воспоминания И.Н.Розанов (Восп., 1, 434-435) и В.Г.Шершеневич. Последний писал: «. Политехнический музей. „Вечер имажинистов“. На эстраде председателем тот же Брюсов. После теоретической декларации имажинизма выступает Есенин. Читает поэму. В первой же строфе слово „задница“ и предложение „пососать у мерина“ вызывает в публике совершенно недвусмысленное намерение не дать Есенину читать дальше.

Свист напоминает тропическую бурю. Аудитория подбегает к кафедре, мелькают кулаки. Сережа стоит на столе, невозмутимо улыбаясь. Кусиков вскакивает рядом с Есениным и делает вид, что достает из кармана револьвер. Я давно стою перед Есениным и требую, чтобы ему дали дочитать.

. Мой крепко поставленный голос перекрывает аудиторию. Но мало перекрыть, надо еще убедить.

Тогда спокойно поднимается Брюсов и протягивает руку в знак того, что он просит тишины и слова.

Брюсов заговорил тихо и убедительно:

– Я надеюсь, что вы мне верите. Я эти стихи знаю. Это лучшие стихи из всех, что были написаны за последнее время!

Аудитория осеклась. Сергей прочел поэму. Овации» (в кн.: «Мой век, мои друзья и подруги: Воспоминания Мариенгофа, Шершеневича, Грузинова». М., 1990, с. 461-462). И.Н.Розанов свидетельствовал, что «через неделю-две не было, кажется, в Москве молодого поэта или просто любителя поэзии, следящего за новинками, который бы не декламировал „красногривого жеребенка“. А потом и в печати стали цитировать эти строки. » (Восп., 1, 435).

Третья главка «Сорокоуста» действительно оказалась тогда в фокусе критики. О ней писали А.Е.Кауфман (журн. «Вестник литературы», Пг., 1921, № 11, с. 7; подпись: А.Евгеньев) и И.Г.Эренбург (в его кн. «Портреты русских поэтов», Берлин, 1922, с. 83-84; вырезка – Тетр. ГЛМ), П.С.Коган (Кр. новь, 1922, № 3, май-июнь, с. 256; вырезка – Тетр. ГЛМ) и А.К.Воронский (Кр. новь, 1924, № 1, январь-февраль, с. 278), В.Л.Львов-Рогачевский (в его кн. «Новейшая русская литература». 2-е изд., испр. и доп., М. (обл.: М.-Л.), 1924, с. 317) и Ф.А.Жиц (Кр. новь, 1925, № 2, февраль, с. 282; вырезка – Тетр. ГЛМ), И.Н.Розанов (журн. «Народный учитель», М., 1925, № 2, февраль, с. 113-114; подпись: Андрей Шипов) и Б.Маковский (газ. «Полесская правда», Гомель, 1925, 17 мая, № 111; вырезка – Тетр. ГЛМ). Так, И.Г.Эренбург писал: «Тщетно бедный дуралей жеребенок хочет обогнать паровоз. Последняя схватка и ясен конец. Об этой неравной борьбе и говорит Есенин, говорит, крепко ругаясь, горько плача, ибо он не зритель. Где, как не в России, должна была раздаться эта смертная песня необъятных пашен и луговин?» По поводу этих же строк А.К.Воронский заметил, что «его антимашинный лиризм поднялся до неподдельного пафоса».

Читайте также:  Анализ стихотворения Юность Есенина

В четвертой главке поэмы «отчаяние побежденной деревни» (И.Н.Розанов) послышалось также И.Г.Эренбургу (журн. «Новая русская книга», Берлин, 1922, № 1, январь, с. 17-18; вырезка – Тетр. ГЛМ), Г.Лелевичу (журн. «Октябрь», М., 1924, № 3, сентябрь-октябрь, с. 181-182; вырезка – Тетр. ГЛМ), Б.Маковскому (цит. выше), И.Т.Филиппову (журн. «Лава», Ростов-на-Дону, 1925, № 2/3, август, с. 69-70), В.А.Красильникову (ПиР, 1925, № 7, октябрь-ноябрь, с. 119).

Что до эпатирующего зачина «Сорокоуста», то критики оказались к нему снисходительнее, чем первые слушатели поэмы. Эльвич (нераскрытый псевдоним) так обосновывал появление этих строк (со ссылкой на самого автора): «На мой вопрос о причине пристрастия к „крепким словцам“ огненно-талантливый Сергей Есенин объяснил:

– Хочется бросить вызов литературному и всяческому мещанству! Старые слова и образы затрепаны, нужно пробить толщу мещанского литературного самодовольства старым прейскурантом „зарекомендованных“ слов: отсюда выход в цинизм, в вульгарность, отсюда моя радость тому,

когда ветер весенний дразнится
и всыпает вам в толстые задницы
окровавленный веник зари.
(Сорокоуст)

Здесь не простое литературное „озорство“ и „баловство“ (вообще говоря, очень близкое С.Есенину): здесь и муки слова и жажда меткого, пусть как угодно грубого всеопределяющего слова-выстрела, хотя вызов мещанству тут слишком часто обращается в вызов всякому здоровому художественно-артистическому вкусу, а жажда оригинальности – в актерское оригинальничанье, если не в мальчишеское кривлянье.

И эта нарочитая вульгаризация имеет в русской литературе свою почтенную традицию: вспомните хотя бы, какие словечки и коленца пускал в ход А.С.Пушкин. » (журн. «Художественная мысль», Харьков, 1922, № 10, 22-30 апреля, с. 7).

Размышляя над «Сорокоустом» в контексте творчества Есенина, предшествующего этой поэме, Г.Ф.Устинов писал: «Есенин пришел в город почти мальчиком. Его старое деревенское бытие в новой городской обстановке подверглось трагическим изломам, изломам до боли, до мучительного страданья. И Есенин возненавидел за эту боль „бездушный город“, он почувствовал, что этот бездушный город оказался сильнее его души – души полной и вполне организованной, хотя бы в той же ее непримиримой анархичности. Эта битва продолжалась долго – несколько лет. Для поэта это – большой срок. И кончилась или начинает кончаться – победой города, которую признает и сам Есенин и которую он блестяще выразил в своей поэме «Сорокоуст». Сорокоуст – это отходная по всей старой жизни, полное признание победы нового – признание победы организации над хаосом. Победу индустриальной хозяйственной организации Есенин символизирует бешено мчащимся по степям поездом, которому приданы могучие образы совсем не есенинской – не деревенской лаборатории. Новое городское бытие победило старого деревенского Есенина. Ему удаются новые индустриальные образы не хуже его старых – деревенских. И то, что еще для многих является загадкой, вызывающей сомнения,- для Есенина свершившийся факт. Для него революция победила, она победила в нем самом деревенского анархосамоеда и начинает побеждать городского анархомещанина. И тут же, почти вслед за Сорокоустом всей старой побежденной жизни, вслед за тем, как он пропел ей отходную, Есенин начал брать широко общественные мотивы, и брать по-новому, не так, как брали до него писатели, у которых герой, личность, неизбежно приводился к крушению. Есенин пишет драматическую поэму «Пугачев», в которой сознательно ставит на первый план не личность, не героя, а массы.

– Победила стальная конница.

И если Мариенгоф только несколько лет тому назад был будущее Маяковского, а потом волочился за ним уже как прошлое, то Есенин – это завтрашний день Маяковского, творец-созидатель, пришедший на смену творцу-разрушителю, революционеру. По тому, как Есенин усовершенствовал стих, как расширил рамки ритма, рифмы, ассонанса, приблизил поэтическую форму к высшей художественной форме прозы, как путем образа достиг наивысшей степени четкости и художественной выразительности,- уже по одному этому даже сейчас, когда его творчество еще не развернулось во всю ширь и мощь,- Есенина можно назвать первоклассным европейским поэтом. В форме он достиг многого, содержание придет к нему вместе с новой культурой, которая уже захватила его и сделала его даже сейчас уже едва ли не одним из самых просвещенных русских писателей» (журн. «Вестник работников искусств», М., 1921, № 10/11, июль-август, с. 38-39).

Однако двумя годами позже, компонуя из своих газетных и журнальных статей книгу о современной литературе, Г.Ф.Устинов внес в только что приведенный текст существенные коррективы. Он включил в книгу лишь его первую половину, кончив фразой, что Есенину «удаются новые. образы не хуже старых. » (см. кн. Г.Ф.Устинова «Литература наших дней», М., 1923, с. 51-52). Вторая же его половина, где давалась высокая оценка Есенина-поэта, была здесь заменена другим текстом. Он вошел в главку книги критика с названием «Осуждены на погибель»:

«Чуют ли поэты свою гибель? Конечно. Ушла в прошлое дедовская Русь, и вместе с нею, с меланхолической песней, отходят ее поэты. Есенин вообще очень остро чувствует и переживает конец старой Руси. Он трогательно грустит над уходящим старым бытом, которому он еще в 1920 году пропел „Сорокоуст“ .

В таких меланхолических тонах он тоскует по привычном русском хаосе, который побежден железной организацией. Побежден ли? Для Есенина он побежден бесспорно. Но поэт еще не сдался,- быть может, и сам он решил умереть вместе с этим хаосом, не желая изменить своим рязанским предкам.

Теперь уже совершенно очевидно, что если в творчестве Есенина не произойдет поворота, его поэтический путь можно считать законченным. Но легко сказать – поворот! Тут требуется новое внутреннее содержание, новая вера,- новый человек.

Всего вероятнее, что та форма, которую дал Есенин стиху, останется и воскреснет в другом поэте, который вольет в нее новое содержание. Это и будет его заслугой. Содержание же вместе с Есениным отойдет – да уже и не отошло ли? – в прошлое. Вместе с дедовской Русью, вместе с ушедшей эпохой буржуазного субъективизма и псевдопугачевщины.

Классовая борьба продолжается» (там же, с. 60-61).

Годом позже Г.Ф.Устинов дал Есенину еще более жесткую характеристику: «Оторвался от деревни, пропел ей „Сорокоуст“, не пристал к городу – и скитается, как Пугачев, бандитом – психобандитом – по взбудораженной земле» (газ. «Последние новости», Л., 1924, 21 апреля, № 16). Впрочем, эта оценка (если отвлечься от ее нормативности) в чем-то перекликается со словами Р.Б.Гуля: «„Сорокоуст“ – звериная тоска по деревне. Цинизм и сквернословие путаются с необычайной нежностью, какую знают лишь надорвавшиеся в жизни. Надрыв одолевает. Самогонкой захлебывается мужик. Драматизм доходит до трагического» (Нак., 1923, 21 октября, № 466).

Сорокоуст – церковная служба по умершему; совершается в течение сорока дней, считая со дня кончины.

Об А.Б.Мариенгофе см. т. 1 наст. изд., с. 551-552.

Урок литературы “Тема родины в поэзии Сергея Есенина”. 11-й класс

Разделы: Литература

Класс: 11

Цель: познакомить учащихся с поэтическими произведениями С.Есенина, посвященными России, проследить эволюцию чувства к Родине в лирике поэта,как связано мироощущение поэта с образным строем его лирики.

Задачи: исследовать творчество С.Есенин; отметить особенности изображения родной природы в стихотворениях;выяснить, какое место тема Родины занимает в лирике Есенина

Вступительное слово учителя:

Сергея Есенина невозможно понять, если не говорить о теме родины в его лирике. В жизни каждого человека бывают светлые и мрачные периоды. Поэт острее воспринимает всё то , что его окружает. Посмотрим, как связано мироощущение поэта с образным строем его лирики. С этой целью выделим пять периодов в жизни Есенина.

-1914 -1916 гг. Любовь-поклонение. Есенин переезжает в Москву, затем в Петербург. Оставленные и родные рязанские просторы снятся по ночам, рождая светлую тоску по тому, что покинуто, но даёт силы жить и творить. В эти годы поэт создаёт самые светлые свои стихи.

1-й блок стихотворений. (Слайды 1-9)

-1917-1919 гг. Любовь-мираж . “О пашни, пашни, пашни. ”, “О верю, верю, счастье есть. ”, “Душа грустит о небесах”.

2-й блок стихотворений (Слайды 10-13)

-1920 – 1921 гг.Кризис. Поэт видит, как гибнет то, что ему дорого и близко. Трагическое мироощущение рождает уродливые образы, “тёмные” метафоры определяют характер поэзии.

3-й блок стихотворений: “Сорокоуст”, “Не жалею, не зову, не плачу. ”.(Слайды 14-19)

4-й блок стихотворений: “Москва кабацкая”, “Страна негодяев”. (Слайды 20-23)

-1924- 1925 гг.Возвращение на родину. Последние годы жизни. Поэт не ждёт от неё подарка, над ним сгущаются тучи. Художник не умещается в прокрустово ложе системы, набирающей скорость государственной машины. Слишком талантлив, слишком “прям”, слишком обаятельный, слишком шумный – во всём слишком.

5-й блок стихотворений. (Слайды 28-32)

Итак, первый период – “светлый”, второй – тёмный, третий – . Вот на этот вопрос и предстоит вам ответить на сегодняшнем уроке. Каково было мироощущение поэта в последние годы жизни? Каким предстаёт лирический герой Есенина 1924 – 1925 годов?

Работа в группах.

Класс разделён на 5 групп. Каждая получила задание проанализировать стихотворения С.Есенина определённого периода и выявить особенности образного мышления поэта в этот период времени. В конце урока учащиеся каждой группы должны оформить свои наблюдения в виде таблицы:

Задание первой группе:

Прочитайте стихотворения, написанные С.Есениным в первый период творчества (см. слайды). Найдите самые яркие, на ваш взгляд, строки, отражающие мироощущение поэта в это время (1914-1916 гг.). Оформите их в качестве эпиграфа над таблицей. Найдите в приведённых поэтических текстах интересующие нас образы и оформите в виде таблицы.

Каков образ родины и каково отношение к ней поэта? Ответ на этот вопрос оформите в виде небольшого текста или нескольких предложений, в которых используйте выписанные вами образы для подтверждения своих мыслей.

Задание для второй группы:

Прочтите стихотворения, написанные поэтом в 1917-1919 годах. В таких стихотворениях, как “Я по первому снегу бреду. ”,“О пашни, пашни, пашни. ”, “О верю, верю, счастье есть. ”, “Вот оно, глупое счастье. ,“О муза, друг мой гибкий. ”, “Теперь любовь моя не та. ”), “Зеленая прическа. ” , “Вот такой, какой есть. ”,“Закружилась листва золотая. ” и в ряде других, на первый взгляд, мало приметвремени. Но чем больше мы вслушиваемся в их звучание, тем отчетливее улавливаем в них новый душевный настрой поэта:

О верю, верю, счастье есть!
Еще и солнце не погасло.
.
Звени, звени, златая Русь,
Волнуйся, неуемный ветер!
(1917)

Подберите эпиграф к таблице и запишите в неё наиболее характерные образы, отражающие мироощущение Есенина в этот период творчества.

Как воспринимает поэт окружающую его действительность?

Задания для третьей группы:

Анализ стихотворения “Сорокоуст”

В начале 20-х гг. Есенин переживал глубокий духовный кризис,вызванный непониманием революционной действительности, и это накладываетотпечаток на его поэзию: в ней появляются мотивы одиночества, душевнойусталости и трагической безысходности.

В 1920 году он пишет “Сорокоуст” (Сорокоуст — молитвы об умершем в течение сорока дней после смерти православной церкви), в которомзаявляет о своем неприятии машины и города. Стихотворение открываетсяпредчувствием надвигающейся на деревню катастрофы, которая “тянет к глоткамравнин пятерню”. Природа очень тонко чувствует приближениекатастрофы: это и мельница, и бык. Образ врага в первой части стихотворенияне конкретизируется, но Есенин указывает на главные его признаки. Этожелезное существо, а значит, холодное, бездушное, искусственное, чуждоеприроде.

Во второй части стихотворения образ врага разрастается. Это уженекто, кто всё крушит и ломит, несёт в деревню погибельную болезнь подназванием “стальная лихорадка”. Поэт резко противопоставляет “железным”качествам врага незащищённость старой деревни, дорогой и милой сердцуЕсенина.

В третьей части стихотворения этот конфликт представлен какпоединок жеребёнка и чугунного поезда, догнать которого пытается бедноеживотное. Поэтические строки пронизаны горькой болью лирического героя,который понимает бессмысленность поступка животного. Поэт передаёт резкоменяющуюся на его глазах картину мира, смещение ценностей, когда за убитыхживотных покупают железного монстра:

И за тысячи пудов конской кожи и мяса
Покупают теперь паровоз.
(1920)

Возникающий в этих строках мотив насилия над природой получаетсвоё развитие в четвёртой части стихотворения через мотив смерти:

Головой размозжась о плетень,
Облилась кровью ягод рябина.
(1920)

Гибель русской деревни передаётся через мелодии русской гармоники.Сначала гармоника жалостно плачет, затем “тужиль” предстаёт уже какнеотрывное качество русской гармоники. Лирический герой этого стихотворениянесёт в себе всю грандиозную боль и горечь, переживая гибель старой деревнии народной культуры.

Читайте также:  Анализ стихотворения Мы теперь уходим понемногу Есенина

Задания для четвертой группы.

Как появляется тема родного дома?

Европа и Америка произвели удручающее впечатление на поэта. В одном

из писем он отзывался о загранице, как об “ужаснейшем царстве мещанства. ”, где “в страшной моде Господин доллар, а не искусство . самое высшее — мюзик-холл”. Взгляды С. Есенина меняются. “Там, из Москвы, нам казалось, что Европа — это самый обширнейший рынок распространения наших идей в поэзии, а теперь отсюда вижу: боже мой! до чего прекрасна и богата Россия в этом смысле. Кажется, нет еще такой страны и быть не может”

Начинается период его возрождения, очень трудный, но плодотворный.Поэт с ужасом увидел, что “очутился в узком промежутке”, что Родина, которой он посвятил свое творчество, в нем теперь не нуждается, что оностался в стороне от жизни народа, сам от него отгородился, стал ему“чужим”. Есенин стремится преодолеть это отъединение, включиться в трудовойритм новой жизни.

Задания для пятой группы.

Прочитайте стихотворения, написанные в последнее годы жизни поэта. Выпишите в таблицу наиболее характерные образы, подберите эпиграф из стихотворений данного периода (1924 – 1925годы).

Составьте 6-8 словосочетаний или предложений, которые характеризовали бы мироощущение лирического героя Есенина в 1924-1925 годы.

Перечень стихотворений для анализа:
“Низкий дом с голубыми ставнями. ”
“Мы теперь уходим понемногу. ”
“Неуютная жидкая лунность. ”
“Несказанное, синее, нежное. ”
“Спит ковыль. Равнина дорогая. ”
“Синий май. Заревая теплынь”.

Первая группа:

  • “Всё встречаю, всё приемлю,/ Рад и счастлив душу вынуть. ”
  • “Если крикнет рать святая: / “Кинь ты Русь, живи в раю!”/ Я скажу: “Не надо рая, / Дайте родину мою”.

Вторая группа:

  • “ Скоро, скоро часы деревянные / Прохрипят мой двенадцатый час!”
  • “Здравствуй ты, моя чёрная гибель, /Я навстречу к тебе выхожу!”
  • “Мир таинственный, мир мой древний, /Ты, как ветер, затих и присел. /Вот сдавили за шею деревню/ Каменные руки шоссе”

Пятая группа:

  • “И на этой на земле угрюмой/ Счастлив тем, что я дышал и жил”
  • “Радуясь, свирепствуя и мучась, /Хорошо живётся на Руси”
  • “И в этот вечер вся жизнь мне мила, /Как приятная память о друге”

Есенин — единственный среди великих русских лириков поэт, в творчестве которого невозможно выделить стихи о родине, о России в особый раздел, потому что все, написанное им, продиктовано, пронизано “чувством родины”. Это не тютчевская “вера”, не лермонтовская “странная любовь”, и даже не страсть-ненависть Блока. Это именно “чувство родины”. В определенном смысле Есенин — художественная идея России.

Есенин глубоко знал жизнь крестьянской России, был кровно связан с жизнью русского крестьянства — все это способствовало тому, что он смог стать истинно народным, национальным поэтом и в ярких произведениях сказать свое правдивое поэтическое слово о главных событиях своей эпохи.

Уйдя из жизни в 30 лет, С.А. Есенин оставил нам чудесное и богатое поэтическое наследие. И пока живёт земля, Есенину-поэту суждено жить с нами и “воспевать всем существом в поэте шестую часть земли с названьем кратким “Русь”.

Домашнее задание.

  • Написать сочинение на тему “Эволюция темы родины в лирике С.А.Есенина”

Список литературы.

  1. Занковская Л.В. Новый Есенин: Жизнь и творчество поэта без купюр и идеологии. М., 1997.
  2. Прокушев Ю.Л. Сергей Есенин: Образ. Стихи. Эпоха.М., 1979.
  3. Обучающие практические работы по литературе. Под ред. Т.Н.Андреевой. М., Дрофа, 2005.

“Сорокоуст” анализ поэмы Есенина

История создания

Поэма Есенина “Сорокоуст” была написана в 1920 г., отрывки напечатаны в № 7-10 журнала “Творчество”. Полностью поэма вошла в сборник “Исповедь хулигана” .

Сорокоуст – специальная церковная молитва, проводимая в течение 40 литургий. В это время человек, за которого молятся, не присутствуя в церкви , становится причастным крови и плоти Иисуса. Сорокоуст также заказывают об умерших, особенно часто – о недавно почивших. Так о ком же поэтическая молитва Есенина?

О живом или о мертвом она?

вопрос можно найти в одном из писем Есенина, в котором он вспоминает, как видел жеребенка, скачущего за паровозом и силящегося его обогнать. Жеребенок бежал очень долго, пока его не поймали. В этом же письме Есенин объясняет, как понял этот жизненный образ: “Конь стальной победил коня живого”.

Жеребенок стал для Есенина “наглядным дорогим вымирающим образом деревни”.

Поэма посвящена Мариенгофу, товарищу Есенина в период увлечения имажинизмом .

Литературное направление и жанр

Есенин 1920 г. – убежденный имажинист. Основная цель имажинистов – создание яркого и необычного, поражающего художественного

образа, в основном с помощью метафор. Хотя “Сорокоуст” назван поэмой, формально он слишком мал для поэмы и распадается на цикл стихов, объединенных одной темой, показанной в ее развитии. Зато поэме соответствует замысел “Сорокоуста” – молитва надежды на исцеление тяжелобольного, его приобщение к жизни народа.

Этот больной, почти умерший – старая жизнь, патриархальный уклад, любимая Есениным деревня.

Тема, основная мысль и композиция

Тема поэмы – столкновение уходящего мира патриархальной деревни и нового железного мира города, промышленности. Сорокоуст по старому, тяжело больному и даже умирающему миру поет Есенин. Основная мысль состоит в неизбежности умирания старого, но такого дорогого Есенину мира.

Сам он определял идею произведения в том же письме к Лившиц: “Трогает меня… только грусть за уходящее милое родное звериное и незыблемая сила мертвого, механического”.

Поэма состоит из 4 частей. В первой части Есенин создает образ грандиозного мирового преобразования, конца света, начавшегося со звука погибельного рога, подобного архангельскому. Природу ожидает гибель, враг “с железным брюхом”, которому соответствует библейский образ зверя.

Обращение лирического героя к “любителям песенных блох”, не желающим видеть перемены и наслаждающимся сентиментальными стихами прошлого, в свое время возмутило первых слушателей и читателей поэмы, так как содержало грубые слова, ругательства.

Во второй части наступление “стальной лихорадки” становится все более заметным. Железному брюху города, цивилизации противопоставлен древенчатый живот изб, словно механическое живому.

Третья часть центральная в поэме. Поезд в ней уподобляется железному чудовищу, которое побеждает жеребенка, воплотившего не только все живое, но и прошлую эпоху.

Четвертая часть обращена к скверному гостю – прогрессу, который большинство принимает с радостью, но лирический герой, певец старого мира, видит свое призвание в его отпевании. На стороне лирического героя природа и деревенские жители, скорбящие вместе с ним.

Герои и образы

Образы имажинизма – это яркие самобытные метафоры, превращающие привычные предметы и явления в грубоватые или трогательные картинки. К грубым и даже бранным образам относятся метафоры измызганные ляжки дорог, любители песенных блох, которые празднятся кротостью мордищ, которым дразнящиеся сумерки всыпают в толстые задницы окровавленный веник зари.

Эпитет окровавленный сам по себе несет трагическую окраску и перекликается с эпитетом первой строчки: погибельный рог. Метафорическое значение первой метафоры в зачине до конца не ясно. Что это за погибельный рог, который затрубил лирическому герою?

Есть ли материальное воплощение этого звука, или это только символическое начало конца света, начало смерти всего живого, техногенное убийство?

В следующих двух строфах противопоставлена привычная живая картина русской деревни, природа которой олицетворяется , и враг с железным брюхом, который тянет к глоткам равнин пятерню. Это урбанизация, техническая революция, неизбежное зло, поглощающее поселок и луга. Бык, чья работа тоже станет ненужной, – пророк умирающей деревни, который чует беду.

Первая часть начинается описанием глобальной катастрофы, которая к концу первой части сосредотачивается на конкретном поселке и лугах, даже на конкретном дворе с быком. Во второй части взгляд лирического героя, наоборот, обращается от частного к общему. Звук плачущей гармоники за селом повисает над белым подоконником в доме лирического героя . Казалось бы, гармоника привычно грустит с приходом осени, которая, будто скребницей с коней , очесывает с кленов листья . Осенний ветер называется желтым, этот метафорический эпитет описывает летящие по ветру листья и противопоставлен неподвижности белого подоконника.

Но не это причина плача гармошки. Ее слезы – о страшном вестнике с громоздкой пятой, которой он ломит чащи. Внимательный читатель уже в этом образе увидит паровоз, представленный здесь в виде одного из ангелов апокалипсиса.

Природа ожидаемо реагирует на приход конца света. Тоскуют песни . Страдания всех животных воплощены в образе библейского животного, предвещающего катастрофы, – лягушек, которые пищат от ужаса.

Вторая часть очень эмоциональна, в ней 2 междометия. В последнем четверостишье наступление технической революции приводит в ужас не только все живое, но и одухотворенную, олицетворенную деревню. Метафора электрический восход, олицетворения глухая хватка ремней и труб, стальная лихорадка противопоставлены исконному, подчеркнутому устаревшим се.

Это исконное – олицетворение и оживление деревни – древенчатый живот изб.

Манера повествования в третьей части меняется. Лирический герой задает несколько риторических вопросов, обращенных уже не к врагам или оппонентам, а к единомышленникам, с которыми он делится сокровенным. Паровоз символизирует зверя апокалипсиса, который храпит железной ноздрей и бежит на чугунных лапах. Красногривый жеребенок противопоставлен поезду. Это не только противопоставление старого и нового, механического и живого, природного и технического.

Это плач по умирающей красоте, по меняющейся эстетике – чувстве прекрасного. Красота для лирического героя – в нелепости нерационального движения жеребенка, закидывающего тонкие ноги к голове, в бессмысленности его бытия.

В конце третьей части лирический герой пытается рационально, но с горечью объяснить единомышленникам и самому себе неизбежность ухода старого и победы стальной конницы . Поля, по которым не скачут кони, Есенин называет бессиянными, а ценность коней превращена в ценность их кожи и мяса, то есть они ценятся только мертвыми, и то невысоко.

Четвертая часть – обращение к техническому прогрессу, который называется скверным гостем. Лирический герой грубо посылает его к черту и жалеет, что не утопил в детстве. Это распространенное олицетворение – признание лирическим героем процесса урбанизации как живого поступательного движения, как живого существа.

Лирический герой видит жизнь во всем, даже в железе.

Следующие строчки показывают, что лирический герой все же различает жизнь механическую, автоматическую и настоящую. Появляются “они”, которые “стоят и смотрят”, принимая все изменения, красят рты “в жестяных поцелуях”. Это пророчество актуально и сегодня, когда даже любовь становится автоматической и механической.

Лирический герой противопоставляет себя остальным, называя себя псаломщиком, поющим славу родной стране. Как и во второй части, его единомышленниками становятся русская природа и крестьяне. Они тоже понимают неизбежность происходящего и каждый по своему приобщаются к отпеванию. Рябина, вокруг которой осенью рассыпаны красные ягоды, напоминает лирическому герою человека, размозжившего голову о плетень и облившего своей кровью сухой и холодный суглинок.

Человек, как и природа, тоскует, выполняя обычные для него ритуальные действия: изливает “тужиль” в звуках тальянки или до смерти упивается лихой самогонкой . Люди прошлого, как и природа, будто торопят собственную смерть, чтобы дать место наступающему прогрессу. Тоску подчеркивает естественное умирание осенней природы.

Художественное своеобразие

Есенин широко использует авторские неологизмы, часто метафорические: праздниться, осенница, древенчатый , тужиль , бессиянный, склень. Формально последнее слово является диалектным наречием и означает “налить в посуду вровень с краями”. Но в стихотворении это существительное, очевидно, означающее дождливую, мокрую погоду.

Размер и рифмовка

Поэма написана дольником с разным количество слогов в первой и третьей части и трехударным дольником во второй и четвертой. Дольник свойственен народной поэзии. Рифмовка в основном перекрестная, женская рифма чередуется с мужской. В первой части дактилическая рифма чередуется с мужской, а рифмовка разнообразна.

Если во втором пятистишье перекрестная рифмовка сочетается со смежной , то следующее четверостишье имеет перекрестную рифмовку , а в последних двух перекрестная рифмовка с выпадением одной строчки, остающейся незарифмованной: ДеДжзИзИ. При этом смысловую законченность имеют не четверостишья, а пяти – и шестистишья, что придает первой части речитативность, сходство с ритмической прозой.

Ссылка на основную публикацию