Анализ стихотворения У могилы Есенина

Анализ стихотворения У могилы Есенина

Мысли о конечности человеческого существования, неотвратимости гибели тела являются, какими бы мрачными они не казались, в действительности одними из самых ценных, красивых и достойных для человека. Вероятно, только человек обладает такой роскошью размышлять о собственном конце, тогда как животное просто включено в непрерывную череду существования и на самом деле в каком-то смысле никогда не рождается и не погибает.

У могилы – раннее стихотворение Есенина, оно относится к периоду обучения в церковно-приходской школе и написано в 1913 году. Если посмотреть некоторые предыдущие творения автора от 1912 года, например, то там иногда прослеживается некоторая незрелость, отсутствие огранки поэтического таланта. Здесь, в поэтическом рассуждении-этюде «на память об усопшем» наблюдается не просто определенная зрелость, но и глубокое понимание себя и действительности.

Ведь кого на самом деле может видеть молодой Сергей Александрович в этой могиле? Вероятно, именно себя, он легко ассоциирует себя с этим юношей, так как сам молод. Также возникает вопрос, а была ли вообще могила или эти образы молодой поэт просто воспроизвел в собственному уме, когда размышлял о возможности вот так почить под ветками ивы, под ветром напускающем тоску и аккомпанемент нахмурившейся дали.

Увидеть себя в могиле – акт довольно зрелой внутренней алхимии, преобразования собственной души в нечто более зрелое и сознательное, обретение личности. Подобные практики, к слову, часто наблюдаются у христианских монахов, наиболее старательные из которых могут спать в гробу регулярно и таким образом обретать отрешенность от мира и соответствующее духовному человеку его восприятие. Духовность самого Есенина не вызывает никаких сомнений, если знать его биографию стихи и остальное, он глубоко видел мир, себя в нем, разделял судьбу страны, верно пророчествовал и стремился сохранить в этом мире красоту, через собственные стихи.

Образ юноши «страдальца земли» во многом отражает самого поэта, который также обладает «святыми порывами» и «чистой душой». Хотя в какой-то степени он создан автором для того чтобы указать на неизбежность фатальности в этом мире, на возможность погибнуть «безо времени», то есть, например, совершенно юным и полным надежд. Безусловно, стихотворение, хотя и подвергалось критике современников и считалось довольно простым, представляет собой образец талантливейшей есенинской лирики.

Вариант 2

Мимолетность человеческого существования – довольно актуальная тема, о которой люди довольно часто забывают. Конечно, каждому хочется быть обладателем длинной и счастливой жизни, но не всегда хочется становиться таковой для определенных людей. Тут не идет речи о каком-то оценочном процессе и получении по заслугам, иногда мир просто проявляется разным образом.

Так человек может жить поживать и стараться нажить добра, но в итоге в юном возрасте оказывается в могиле под ивами. Про таких говорят: такому жить да жить. Есенин вторит этой присказке: «чистой душой, со святыми порывами», этот юноша обладал верой в душе, стремился к идеалам, так почему тогда «погасли огни благодатные», почему он действительно оказался страдальцем.

Поэт объясняет этот факт отсутствием возможности рационального объяснения, он говорит о мрачных тенях, которые олицетворяют собой гибель, иной мир или нечто подобное. Эти мрачные тени ложатся на чело никому не понятными. Таким образом, с точки зрения живых мы не можем объяснить почему приходит гибель.

Как бы стоя у могилы, Есенин пытается всмотреться за этот порог в другое измерение, но понимает как трудно увидеть земным зрением там хотя бы какой-то смысл, какое-то объяснение. Хотя, кто-то может возразить: почему мы не знаем причин гибели людей, есть масса объяснений и все понятно: болезни, старость, глупое поведение, разные обстоятельства, даже следствие греховности или нечто подобное. Только вот Есенин отвечает таким людям: тогда посмотрите на молодого юношу с верой в душе, почему ему суждено лежать под этими ивами?

Действительно, никакого рационального объяснения тут не привести. Остается только грустить и тоска охватывает ивы, тоску напускает ветер, даже даль нахмурилась. Бедный юноша действительно просто оставил мир, просто так бывает и ничего больше не сказать.

Эти элементарные рассуждения в действительности имеют глубокий потенциал, так как только стоя у могилы (вы всех смыслах) люди порой могут с высокой точностью рассмотреть мир им данный, оценить собственное существование на фоне не существования. Такой глубокий контраст между двумя мирами позволяет многое понять.

Анализ стихотворения У могилы по плану

У могилы

Возможно вам будет интересно

Сергей Есенин – необыкновенный любитель творчества. Это человек, который пишет изумительно прекрасные стихи, романтичные, и иногда печальные. В данный момент, Это стихотворение относиться тоже немного к печальному тону произведений

Произведение представляет собой не традиционный материнский напев для любимого младенца, а является высказанной авторской позицией для взрослой читательской аудитории с целью изображения нелегкого и неоцененного существования русского народа.

Андрей Белый писал множество произведений, закончившихся не самым лучшим образом. Автор рассматривал себе пару очень тщательно и многого от них требовал. Он понимал, что из-за этого у него в жизни будут белые и черные полосы.

Поскольку Бальмонт является поэтом серебряного века. Именно ему как никому другому удавалось писать произведения на тему мироздания. Каждый писатель по-своему понимал и понятие «Дьявол» и «Бог»

Произведение представляет собой итог и выражение переосмысления собственной жизни, произошедшее после драматических событий в личной жизни.

В могиле Есенина Есенина нет.

Николай Николаевич Браун, поэт, общественный деятель, бывший политзаключенный. Недавно им были проведены два авторских вечера памяти поэта «Есенин в единоборстве с веком.

– Николай Николаевич, вы считаете, что Есенин умер при допросе?

– Да, точнее – в результате пыток при допросе. Именно к такому выводу пришел мой отец – известный поэт Николай Леопольдович Браун, лично знавший Сергея Есенина. В декабре 1925 года он вместе с другими писателями выносил его тело из гостиницы «Англетер».

– Николай Николаевич, когда и при каких обстоятельствах ваш отец познакомился с Сергеем Есениным?

Он был знаком с Николаем Гумилевым, Николаем Клюевым, Павлом Васильевым, Иваном Приблудным, Алексеем Ганиным. Петром Орешиным. С Сергеем Есениным отца познакомил Клюев.

Встречи Брауна с Есениным не могли быть частыми – они жили в разных городах, Сергей Александрович преимущественно в Москве, и в Петрограде-Ленинграде бывал наездами. Об их близком знакомстве говорит тот факт, что Сергей Александрович подарил отцу автографы двух своих стихотворений: «Снова пьют здесь, дерутся и плачут» и «Мне осталась одна забава: пальцы в рот – и веселый свист!». Они каким-то чудом уцелели во время блокады, не пропали при обысках, и сейчас хранятся в моем архиве.
У отца была замечательная память. Но он намеренно не писал воспоминаний, не хотел даже слышать об этом. Только в середине 60-х он впервые рассказал мне, уже взрослому, о том, как выносил убитого Есенина из «Англетера». Оказавшись в мордовских политлагерях, я на свидании обратился к отцу с просьбой написать о Есенине. Рассказать все как было. В надежде, что после освобождения опубликую его воспоминания за рубежом. У меня был большой срок – 10 лет (ст. 70 УК РСФСР), который я отбыл до конца. Отец прислушался к моей просьбе, выполнив ее частично. Воспоминания он написал, но заведомо только то, что могло быть опубликовано в советской печати. Кстати, насколько мне известно, никто другой так ярко и точно не описал чтение Есениным его стихов.

– В связи с чем в тот роковой для Есенина декабрьский день 1925 года Браун-старший оказался в «Англетере»?

  • В редакцию «Звезды», где в то утро были только Николай Браун и Борис Лавренев, из «Англетера» позвонил Павел Медведев. Он попросил их прийти, сообщив, что Есенин покончил с собой. Писатели должны были увидеть Есенина мертвым и подтвердить версию суицида. О том, как Есенин покончил самоубийством, в гостинице рассказали Медведев, Фроман и Эрлих. Но и они, как оказалось, ничего своими глазами не видели. Им тоже «рассказали». Покойный был уже приготовлен для демонстрации. Однако первоначальные фотоснимки, которыми мы сегодня располагаем, обнаруживают совсем иное. У Есенина были изрезаны, похоже, бритвой, руки. Но не поперек, а вдоль. Как при пытке. Левый глаз запал. Две пробоины чуть выше переносицы и одна – над правым глазом. А ведь Николaй Леопольдович говорил мне о «глубоко проникающей ране под правой бровью», которая была «смертельной», о «синяке под левым глазом», о «следах побоев». Отец в голодное время, в 1919-20 годах, чтобы выжить, работал санитаром «скорой помощи». Он неплохо знал анатомию. Трупов он видел много, среди них попадались и висельники. Но у Есенина не было ни посинения лица, ни высунутого языка.

«Есенина нужно было выносить, – рассказывал отец, – я взял его, уже окоченевшего, под плечи. Волосы рассыпались мне на руки. Запрокинутая голова опадала. Были сломаны позвонки». В книге Мельгунова «Красный террор в России» упоминаются специальные удавки для ломки позвоночников, имевшиеся в ЧК. Удавка могла быть применена и здесь. Чем и как был пробит лоб Есенина? Такой вопрос возникает при взгляде на одну из посмертных масок, где в проломе над переносьем две дыры. В ЧК имелись для этой цели молотки с острыми концами-клювами. (Молотки-пробойники я впервые увидел в политлагерях Мордовии – они применялись на вахте для пробивания лбов умерших заключенных при их вывозе за зону, чтобы исключить побег.) Могли ли раны Есенина быть огнестрельными? Я спрашивал Николая Леопольдовича, не был ли Есенин застрелен. Ответ был краток: «Он был умучен!» Двойная вмятина над переносьем могла быть от удара его же револьвером, к тому же у нагана на середине рукояти внизу – ушко из стали.
Поэтесса Ида Наппельбаум говорила мне, что ее брат Лев помогал милиционеру, стоявшему на стремянке, снимать повешенного Есенина с отопительной трубы. Теперь уже широко известен тот факт, что шея покойного была обмотана веревкой несколько раз.
При повешении у человека расслабляются все органы. Никакой врач не поверит, что перед ним самоубийца, если мочевой пузырь не опорожнился. И на полу и на диване, куда положили тело Есенина, было сухо.

Браун с Лавреневым категорически отказались подписаться под протоколом, где говорилось, что Есенин покончил с собой. Протокол был составлен даже на первый взгляд неумело, примитивно. Но под ним уже стояли подписи сотрудников ОГПУ Вольфа Эрлиха и Павла Медведева, секретаря Союза писателей Михаила Фромана и поэта Всеволода Рождественского. Николай Леопольдович туг же упрекнул последнего: «Сева, как же ты мог под этим подписаться! Ты же не видел, как Есенин петлю на себя надевал!» Он ответил: «Мне сказали – нужна еще одна подпись».

Проведенное в 1990-е годы писателем Виктором Кузнецовым частное расследование показало, что подпись милиционера Николая Горбова – явная фальсификация. Как и заключение Гиляревского, на которое сторонники версии самоубийства ссылаются как на главное доказательство. Гиляревский был медиком дореволюционной школы и хорошо знал, как в таких случаях составляются документы. Но здешнего медэксперта не приглашали. Зато пригласили из Москвы мастера ретуши фотографа Моисея Наппельбаума. Чтобы к делу подшить уже отретушированные снимки покойного Есенина.

– Николай Николаевич, вы считаете, что Есенин погиб при допросе. Чекисты «переусердствовали»?

= Скорее всего. Так считал и отец. Труп был в пыли, в волосах песок. Браун решил, что Есенина в номер «Англетера» принесли. «Откуда?» – спросил я. «Вероятно, с допроса. » Здесь необходимо напомнить: в этот период Есенин был под следствием (13 спровоцированных тогдашней Лубянкой уголовных дел). Даже на просьбу наркомпроса Луначарского прекратить преследование московский судья Липкин ответил, что на этот раз приговор будет исполнен! Таким образом, по моему мнению, и был исполнен приговор, замаскированный под самоубийство, чтобы снять подозрение с исполнителей.

Читайте также:  Анализ стихотворения Упоенье – яд отравы Есенина

Художник и поэт Василий Сварог, автор посмертного портрета-рисунка Сергея Есенина, сделанного с натуры, в своих воспоминаниях тоже написал, что труп был весь в пыли: сложилось впечатление, что он был принесен в номер завернутым в ковер. Кстати, воспоминания Сварога – еще одно доказательство того, что Есенин приехал в наш город жить, а не заканчивать жизнь самоубийством. У поэта было огромное желание увидеть первый том своих сочинений, подготовленный к печати, а в ближайших планах – выступить с чтением своих стихов. А поскольку Сварог был еще виртуозным гитаристом и у них с Есениным был опыт совместных выступлений, они заранее сговорились о вечере мелодекламации, где Сварог сопровождал бы чтение стихов.

«Англетер». Какую версию ни возьми, все, от начала до конца, вымысел! В декабре 1925 года Сергей Есенин в подведомственной ОГПУ гостинице не жил! Ни в одном из списков не значился. Но представьте: в гостинице остановился бы и жил, например, Маяковский, или Блок, или «король поэтов» Игорь Северянин. Это стало бы сенсацией! А тут Есенин со всеми чемоданами – постоялец-инкогнито под шапкой-невидимкой! В дни партсъезда да еще в канун Нового года. И никто о нем не слышал!

– Даже в те бесправные времена пытка поэта при допросе должна была иметь хоть какие-то основания.

  • С чекистов головы бы сняли, если бы они позволили Есенину уйти за границу, тем более, во время работы XIV съезда партии. Близкие друзья его уже были расстреляны или умерли под пытками, как, например Алексей Ганин, создавший, по фиктивной версии Лубянки, «Орден русских фашистов». По делу «Ордена» только в Москве в марте-апреле 1925 года казнили 6 человек, остальных приговорили к различным срокам заключения.

Алексей Ганин недолгое время был женат на сестре Есенина Кате до ее брака с Василием Наседкиным. Он, конечно, очень хотел, чтобы Есенин переправил за границу его тезисы, в которых называл советскую власть властью «изуверов-садистов». Ганин считал, что его тезисы должны предостеречь правительства других стран от коммунистических революций. Не случайно Сергей Есенин перед отъездом из Москвы в Ленинград дома у своей бывшей жены Анны Изрядновой сжигал бумаги в кухонной плите. Среди них наверняка были и переданные ему Ганиным для распространения за рубежом, в частности, в Италии.

Были еще и другие, параллельные дела, по которым можно было привлекать Есенина. При его задержании были изъяты все бумаги, незаконченное произведение «Пармен Крямин», начало второй части «Страны негодяев», где действие происходит в Америке, и около двух десятков новых стихотворений. Для частичного прикрытия обыска у поэта «Красная газета» 29 декабря 1925 года сообщила: «Есенин читал в кругу друзей до 15 новых лирических стихов, которые, по-видимому, были зафиксированы лишь у него в памяти».

Многие до сих пор удивляются: «Есенин писал лирику, пил вино и увлекался женщинами. При чем тут политика?» На самом деле Есенин был в эпицентре политических событий. Встречался с Кировым, Дзержинским, Троцким. Но в последнее время oн пересматривал свои взгляды. И вел себя при этом неосмотрительно. Поэма «Страна негодяев» – настоящий вызов большевистской власти. Есенин откровенно высказывался в письмах и к тем своим друзьям, которые являлись огэпэушниками или поддерживали прямые контакты с ОГПУ. В одном из писем он писал: «Я перестаю понимать, к какой революции я принадлежал. Вижу только. что не к февральской и не к октябрьской. По-видимому, в нас. скрывается какой-нибудь ноябрь». В августе 1925-го предостерегал кузена Илью в письме домой: «Только не на рабфак. Там коммунисты и комсомол».

А в сентябре имел неосторожность написать из клиники П. Чагину: «Чтоб избавиться кой от каких скандалов. махну за границу. Там и мертвые львы красивей, чем наши живые медицинские собаки».

Друзья Есенину подсказывали: ты следующий! Когда замаячила высшая мера, Есенин попытался скрыться от ОГПУ на юге – в Закавказье. В Мардакянах под Баку у него случился конфликт с Яковом Блюмкиным. Блюмкин чуть не застрелил Есенина. Есенин поехал в Тифлис и попросил друзей достать ему револьвер. С этим оружием он уже не расставался до конца. Судя по всему, Сварог прав: револьвером и был пробит лоб поэта, оказавшего сопротивление. Писатель Павел Лукницкий, с которым я был хорошо знаком, в ответ на мои расспросы о смерти Есенина прямо сказал мне о своем впечатлении от его внешности в «Англетере», вот его точные слова: поэт при допросе «был изуродован, на одежде следы крови, а левого глаза «не было». В его мемуарах, изданных в Париже в 1991 году, об этом сказано так. Цитирую: «Есенин был мало похож на себя. Лицо его при вскрытии исправили, как могли, но все же. в верхнем углу правого глаза – желвак. и левый глаз – плоский: он вытек. Синевы в лице не было: оно было бледно, и выделялись только красные пятна и потемневшие ссадины». Лукницкий был в прошлом работником ОГПУ, вел дневники.

Внешность Есенина трижды «приводилась в порядок». Без «макияжа» его могли видеть только сотрудники ОГПУ и Моисей Наппельбаум с сыном Львом. Первый грим на лицо Сергея Есенина был наложен в «Англетере» незадолго до прихода писателей. Второй – в морге Обуховской больницы, перед прощанием в Союзе писателей на Фонтанке, 50. Многих ран и, тем более, царапин уже не было видно. Николай Леопольдович Браун дважды выносил тело Есенина: вначале из «Англетера» – под плечи, затем в гробу – из Союза писателей. Он заметил большие изменения во внешности убитого. А в Москве в Доме печати, как вспоминала писательница Галина Серебрякова, уже лежала «нарумяненная кукла». Скульптура! Без каких-либо повреждений. Есенин не был похож не только на убитого, но и на самоубийцу. Вот почему сын покойного Александр Есенин-Вольпин удивлялся: «Как же так, тысячи человек видели отца и ничего не заметили!»

– Николай Николаевич, а теперь о возможной эксгумации.

= Эксгумация, сколько бы о ней ни говорили, невозможна! Потому что гроба Есенина в могилe нет. Обнаружилось это, когда хоронили мать Есенина Татьяну Федоровну. Вскрыли могилу – там три гроба, но есенинского нет. Сестра Шура помнила гроб брата. В официальном письме от 4 января 1994 года племянницы Есенина Светланы Петровны Митрофановой, дочери сестры Шуры, и ее сына в комиссию Всероссийского комитета по выяснению обстоятельств смерти Есенина сказано, что гроб матери поэта оказался не над могилой сына, а рядом с неизвестными останками. точное место его могилы теперь установить будет очень нелегко.

– Как же тогда объяснить, что разрешили снять посмертную маску с явным повреждением черепа?

= Пролом был такой глубокий, что скрыть его не представлялось возможным. Нашли объяснение: обжегся или ободрался о трубу. Следов других повреждений на маске нет. В Есенине уже видели современного Пушкина. Есть же пушкинская маска. Ну, и разрешили, в надежде, что если возможно отредактировать внешность поэта, то уж маску – труда не составит. А может быть, огэпэушники велели маску снять для отчетности, в доказательство выполненной работы. Кстати, как известно, маску снимали два человека. По крайней мере, известны две маски. Одна – со сглаженным вдавливанием. Вторая – с явными повреждениями черепа. Так называемая маска из частной коллекции. Как она «ускользнула» от огэпэушников – остается загадкой.

На следующий день после смерти Есенина 29 декабря 1925 года, ленинградская «Красная газета» опубликовала статью Бориса Лавренева «Памяти Есенина». Она имела подзаголовок: «Казненный дегенератами». И эпиграф: «И вы не смоете всей вашей черной кровью поэта праведную кровь». А завершалась так «И мой нравственный долг предписывает мне сказать раз в жизни обнаженную правду и назвать палачей и убийц, палачами и убийцами, черная кровь которых не смоет кровяного пятна на рубашке замученного поэта».

«Под иконами умирать. » Правда и мифы о Сергее Есенине

«Согласно официальной версии, жизнь Есенина трагически оборвалась в 30 лет. Но она не оборвалась — её оборвали», — уверен петербуржский поэт Николай Браун, сын поэта Николая Леопольдовича Брауна, который вместе с другими писателями выносил тело Есенина из «Англетера» 28 декабря 1925 г.

«Отец отказался подписывать протокол, где говорилось, что Есенин совершил самоубий­ство. Не поверил в самоубийство и писатель Борис Лавренёв, который тоже был в «Англетере» и на следующий день опубликовал в «Красной газете» статью о смерти поэта под заголовком «Казнённый дегенератами».

Отец говорил, что у поэта были две глубокие раны: пробоина над переносицей, как от рукоятки писто­лета, и ещё одна под бровью. На шее не было характерной для висельника борозды. «Когда Есенина надо было выносить, — рассказывал отец, — я взял его, уже окоченевшего, под плечи. Запрокинутая голова опадала. Были сломаны позвонки». На мой вопрос, не был ли Есенин застрелен, был краткий ответ: «Он был умучен». Отец был уверен, что мёртвого Есенина принесли в номер гостиницы с допроса.

Я также был знаком с писателем Павлом Лукницким, одним из организаторов похорон Есенина, и однажды спросил, что он помнит о смерти поэта. Лукницкий подтвердил: поэт «умер при допросе», после пыток, сказав: «А левого глаза не было». — «Как не было?» — «Вытек».

Для похорон внешность Есенина настолько «отреставрировали», что при прощании в Московском доме печати, по свидетельству писательницы Галины Серебряковой, в гробу лежала «нарумяненная кукла».

Поэт был убит по тем же мотивам, по которым был казнён ряд его друзей и современников из писательской среды: Ганин, Клюев, Клычков, Васильев, Наседкин, Приблудный и другие. А ещё раньше, в 1921 г., — Гумилёв. Власть воинствующих безбожников-интер­националистов ставила ц­елью сделать непокорных «бывших» русских (такой термин появился в советской печати) послушным стадом. А если человек не поддавался — его убивали. В Ленинграде линию партии воплощал в жизнь Григорий Зиновьев (глава Коминтерна), в Москве — Лев Троцкий.

От расправы Есенина спасло то, что он отбыл в путешествие по Европе и Америке с Айседорой Дункан».

Покончить с есенинщиной

Сразу после смерти поэта советские газеты писали: «С есенинщиной, которая дурно пахнет, надо заканчивать», «свихнувшийся талантливый неудачник». «Дурно пахло» для большевиков, например, то, что свой первый сборник стихов в 1915 г. Есенин «благо­говейно посвятил» императрице Александре Фёдоровне, с которой был лично знаком, как и с великими княжнами, которым посвятил стихотворение «Царевнам». Есенин не нарушил присяги, данной царю Николаю II. Во время Февральской революции поэт служил в армии. Тогда многие солдаты присягали Временному правитель­ству. А Есенин — нет. Незадолго до смерти он писал: «Я перестаю понимать, к какой рево­люции я принадлежал. Вижу только одно: что ни к февральской, ни к октябрьской».

«Когда я в “Правде” прочитал
Неправду о Христе блудливого Демьяна
Мне стало стыдно, будто я попал
В блево­тину, извергнутую спьяну».

А когда большевики решили у­брать из всех его сочинений слово «Бог», поэт подрался с наборщиком в типографии, но восстановил прежний вариант. А новая власть тем временем разобрала в его родном Константинове колокольню (на которой юный Есенин звонил к праздникам), чтобы из того кирпича. построить свинарник. В Есенине никогда не умирал сельский мальчишка, который пел в церкви на клиросе, дружил с батюшкой И­оанном Смирновым, первым разглядевшим в нём талант поэта. Этот батюшка крестил Есенина с именем Сергей в честь преподобного Сергия Радонеж­ского. Этот же батюшка и отпел поэта.

Читайте также:  Анализ стихотворения В хате Есенина

Есенин отходил от Бога и вновь возвращался. Просил:

«Чтоб за все за грехи мои тяжкие,
За неверие в благодать
Положили меня в русской рубашке
Под иконами умирать. »

Под грифом «секретно»

Когда же пил Есенин, если за последние 5 лет жизни он написал около 100 стихотворений и 5 поэм, а за последний год жизни им было подготовлено к изданию и выпущено 4 сборника стихотворений? И в Ленинград, где произошла трагедия, он ехал работать над изданием полного собрания своих сочинений.

В Москве в декабрьские морозы проститься с поэтом пришли тысячи людей. Очередь была невероятной, с пяти вечера всю ночь и до утра не заканчивался людской поток. «Казнь Есенина продолжилась и после его смерти. Из могилы на Ваганьковском кладбище исчез гроб поэта, — говорит Николай Браун. — Это обнаружила в 1955 г. сестра Есенина Шура, когда могилу вскрыли, чтобы рядом с останками поэта похоронить его маму Татьяну Фёдоровну. В конце 80-х гг. нашёлся пожилой свидетель, шофёр ОГПУ Снегирёв, который 1 января 1926 г. принимал участие в изъятии гроба из могилы. Куда увезли гроб, он не знал».

У Есенина была возможность не возвращаться из-за границы.

Но он вернулся, хотя понимал, что едет на заклание. В своей любви к России он был искренним:

«Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте Родину мою».

P. S. Дело о гибели великого русского поэта по сей день недоступно, на нём по-прежнему стоит гриф «секретно».

Сергей Александрович Есенин
«У могилы»

В этой могиле под скромными ивами
Спит он, зарытый землей,
С чистой душой, со святыми порывами,
С верой зари огневой.
Тихо погасли огни благодатные
В сердце страдальца земли,
И на чело, никому не понятные,
Мрачные тени легли.
Спит он, а ивы над ним наклонилися,
Свесили ветви кругом,
Точно в раздумье они погрузилися,
Думают думы о нем.
Тихо от ветра, тоски напустившего,
Плачет, нахмурившись, даль.
Точно им всем безо времени сгибшего
Бедного юношу жаль.

Экспресс- анализ стихотворения

Cтихотворение состоит из 16 строк
Строфа: шестнадцатистишие
Стихи астрофические (без разделения на строфы).
Размер: разностопный дактиль
Стопа: трёхсложная с ударением на 1-м слоге ( — )
————————————————————————
Рифмы: ивами-землей-порывами-огневой
благодатные-земли-понятные-легли
наклонилися-кругом-погрузилися-нем
напустившего-даль-сгибшего-жаль.
Рифмовка: ABAB CDCD EFEG ABAB

Анализ стихотворения сделан программой в реальном времени

Используйте короткие ссылки для сокращения длинных адресов

Строфа

Строфа – это объединение двух или нескольких строк стихотворения, имеющих интонационное сходство или общую систему рифм, и регулярно или периодически повторяющееся в стихотворении. Большинство стихотворений делятся на строфы и т.о. являются строфическими. Если разделения на строфы нет, такие стихи принято называть астрофическими. Самая популярная строфа в русской поэзии – четверостишие (катрен, 4 строки). Широко употребимыми строфами также являются: двустишие (дистих), трёхстишие (терцет), пятистишие, шестистишие (секстина), восьмистишие (октава) и др. Больше о строфах

Стихотворная стопа

Стопа – это единица длины стиха, состоящая из повторяющейся последовательности ударного и безударных слогов.
Двухсложные стопы состоят из двух слогов:
хорей (ударный и безударный слог), ямб (безударный и ударный слог) – самая распостранённая стопа в русской поэзии.
Трёхсложные стопы – последовательность из 3-х слогов:
дактиль (ударный слог первый из трёх), амфибрахий (ударный слог второй из трёх), анапест (ударный слог третий).
Четырёхсложная стопа – пеон – четыре слога, где ударный слог может регулярно повторяться на месте любого из четырёх слогов: первый пеон – пеон с ударением на первом слоге, второй пеон – с ударением на втором слоге и так далее.
Пятисложная стопа состоит из пяти слогов: пентон – ударный слог третий из пяти.
Больше о стопах

Размер стихотворения

Размер – это способ звуковой организации стиха; порядок чередования ударных и безударных слогов в стопе стихотворения. Размер стихотворения повторяет название стопы и указывает на кол-во стоп в строке. Любая стопа может повторяться в строке несколько раз (от одного до восьми, и более). Кол-во повторов стопы и определяет полный размер стиха, например: одностопный пентон, двухстопный пеон, трехстопный анапест, четырёхстопный ямб, пятистопный дактиль, шестистопный хорей и т.д. Больше о размерах

Рифма

Рифма – это звуковой повтор, традиционно используемый в поэзии и, как правило, расположенный и ожидаемый на концах строк в стихах. Рифма скрепляет собой строки и вызывает ощущение звуковой гармонии и смысловой законченности определённых частей стихотворения. Рифмы помогают ритмическому восприятию строк и строф, выполняют запоминательную функцию в стихах и усиливают воздействие поэзии как искусства благодаря изысканному благозвучию слов. Больше о рифмах

Рифмовка

Рифмовка – это порядок чередования рифм в стихах. Основные способы рифмовки: смежная рифмовка (рифмуются соседние строки: AA ВВ СС DD), перекрёстная рифмовка (строки рифмуются через одну: ABAB), кольцевая или опоясывающая рифмовка (строки рифмуются между собой через две другие строки со смежной рифмовкой: ABBA), холостая (частичная рифмовка в четверостишии с отсутствием рифмы между первой и третьей строкой: АBCB), гиперхолостая рифмовка (в четверостишии рифма есть только к первой строке, а ожидаемая рифма между второй и четвёртой строкой отсутствует: ABAC, ABCA, AABC), смешанная или вольная рифмовка (рифмовка в сложных строфах с различными комбинациями рифмованных строк). Больше о рифмовке

“РАЗВЕ ТАК ПОЭТА НАДО БЫ ПОЧТИТЬ?”. СТИШКИ НА СМЕРТЬ СЕРГЕЯ ЕСЕНИНА

28 декабря 1925 года повесился в гостинице «Англетер» Сергей Есенин.

Ах, какими стишками проводили в последний путь Сережу коллеги по поэтическому цеху!

Расскажу именно о свежих, непосредственных стихотворных откликах (1926-1929 годов), когда Есенин не забронзовел и масштаб его ощущался настолько смутно, что многие принялись себя с Сережей равнять.

Самым знаменитым откликом на его смерть стало стихотворение Маяковского «Сергею Есенину». Да, оно декларативно, но так, в данном случае, надо было. Маяковский решал общественную задачу, разъясняя очевидное: «В этой жизни умирать не трудно, сделать жизнь значительно трудней».

Ведь в среде неуравновешенных смерть Есенина выглядела ужасть как романтично. Всколыхнулся вал подражаний. Под последние строчки Сергея: «В этой жизни умирать не ново, но и жить, конечно, не новей» стрелялись – вешались – травились – закалывались. Всех превзошла подруга Есенина Галя Бениславская, самоубившись непосредственно на могиле поэта.

Маяковский противопоставил есенинским стихам свои, ничуть память Есенина не оскорбив.

Сравните, например, его классическое «Сергею Есенину» с ныне маловедомым стишком Иосифа Уткина, который подпёр немудреные размышля авторитетным эпиграфом из Горького: «. У людей, которым не по душе кипенье и цветенье отчизны, которые сами себя признают негодными для того, чтобы жить и работать, нельзя отнимать права умереть. ».

Моралите Уткина таково:

…Нам всем дана отчизна

И право жить и петь,

И кроме права жизни –

И право умереть.

Есть ужас бездорожья,

И в нем – конец коню!

И я тебя, Сережа,

Ни капли не виню. (и на том спасибо, – прим. авт.)

Бунтующий и шалый,

Ты выкипел до дна.

Кому нужны бокалы,

Бокалы без вина.

Кипит, цветет отчизна,

Но ты не можешь петь!

А кроме права жизни,

Есть право умереть.

Вот именно на таком контрасте и следует оценивать шедевр Маяковского.

Владимир Владимирович удержался еще от одного мотива слишком для надгробных посвящений Есенину характерного. А именно: «Есенин и мое место в поэзии».

Лидер пролетарских поэтов Михаил Герасимов в стихотворении «О чем тоскуешь, ветер мудрый…» выдал офигительно двусмысленное в своей безграмотности четверостишие:

Своею солнечной головкой
Бросал нас в творческую дрожь.
Вдруг с неба снежные верёвки
Мне шею захлестнули тож.

Ладно, оставим «солнечную головку», вдоволь посмеявшись. А насчет шеи, захлестнутой тож, удивимся: «Ты-то тут при чем?».

Ну как же… мы же тоже… энто… в рифму… творчески дрожим…

Что Герасимов, если люди, знавшие Есенина близко, и, следовательно, долженствующие понимать его масштаб и те сорвались на писк лилипута перед Гулливером: «И я! И я!».

Сергей Городецкий (ПОЧЕМУ ЕСЕНИН ЧУТЬ НЕ ПОБИЛ ГОРОДЕЦКОГО), в некотором роде давший Есенину старт, разродился стихотворением «Могила поэтов», где обращался к городу Питеру, аттестуя его кладбищем пятерых поэтов. Первым по хронологии Городецкого Питер убил Пушкина, пятым – Есенина. Не очень длинный, но все равно поэтически затянутый перечень заканчивается размышлением:

Довольно. В каменные ночи,
Мы новой жертвы не дадим,
Мы победим тебя. А, впрочем,
Не мне ли быть твоим шестым?

То есть, иерархия строится так, что начиная с Пушкина не хило закончить Городецким. Городецкий, ввернув молодцеватое «впрочем», не против. Не Есениным же, в самом деле, заканчивать.

А основной посыл Василия Казина (СЫН ВОДОПРОВОДЧИКА), с которым Есенин часто выступал, поскольку тандем «Крестьянский сын энд Сын водопроводчика» был эстрадно эффектен, таков:

Эх, Сергей, ты сам решил до срока

Завершить земных волнений круг.

Знал ли ты, что станет одинока

Песнь моя, мой приумолкший друг!

Песнь Казина, помилуй Бог, которого ныне читают только специалисты (как и Городецкого, впрочем). Говорю же, за пеной дней масштаба не чувствовали. И стыда. И что смешно будет.

Петр Орешин пошел дальше Казина и Городецкого. Тоже крестьянин он прямо заявил стихотворением «На караул»: «Ребяты, а теперь вместо Есенина у вас буду я!». Впрочем, абсолютно вся крестьянская пишущая братия относилась к Есенину ревниво, считая его славу незаслуженной. Орешин, Клюев, Клычков расходились только в вопросе: «Чье именно место Есенин занимает?». Каждый считал, что его.

Орешинский «На караул» приведу полностью. Из такой песни – нямки слово выкинуть жалко.

Сладкопевец мудрый

Утонул в снегу.

Золотые кудри

Песней сберегу.

Аржаное знамя

По снегам равнин

Вольными руками

Понесу один.

Свистом молодецким,

Перезвоном крыл

Стороне советской

Подогрею пыл.

Хорошо ли, худо ли.

В славе наша рать.

Мне ли надо удаль

Где-то занимать?

Сон хороший снился

Во сыром бору.

Соколом родился,

Соловьем умру!

Край берез и воли!

Позабыв разгул,

Я сегодня в поле

Стал на караул.

Это не измена

И не дикий пляс,

Это только смена

На короткий час!

Закончить хочется отрывком удивительного стихотворения пролетарского поэта Василия Князева. Тот нашел, чем похвастаться: в ночь с 28 на 29 декабря Васе посчастливилось сторожить тело Есенина в морге.

Процитирую готичный отрывок:

За окном — пустынный белый двор;
Дальше — город в полумраке синем…
Я да трупы — больше никого —
На почетном карауле стынем…

Вон Беляев… кровью залит весь…
Мальчик, смерть нашедший под трамваем.
Вон еще… Но всех не перечесть;
Все мы труп бесценный охраняем…

Где-то в 1960-ых масштаб вошедшего в школьную программу Есенина стал зримым. Стихотворения современников его славы принялись отличаться элегической беззубостью. Восторжествовал мотив: «А ты все равно жив!»

Но даже это обстоятельство не смогло сделать из Сергея Есенина манекен…

И в формате этого блога у меня будет о нем еще много постов

www.esenin.ru

Жизнь моя, иль ты приснилась мне.

  • Список форумовСергей ЕсенинЖизнь и Любовь
  • Изменить размер шрифта
  • Для печати
  • FAQ
  • Регистрация
  • Вход
Читайте также:  Анализ стихотворения Разбуди меня завтра рано Есенина 6 класс

Эксгумация останков Сергея Есенина

perpetum » 15:34:00, Пятница 27 Февраль 2009

Пролом или не пролом, – это уже второй вопрос.

Самое главное, чтобы там вообще были останки именно Есенина. Есть свидетельство человека, который рассказал, что участвовал во вскрытии могилы еще тогда, в первую ночь после похорон. Подробности рассказа записаны на камеру.

Марина » 17:00:01, Пятница 27 Февраль 2009

Но и тогда,
Когда во всей планете
Пройдет вражда племен,
Исчезнет ложь и грусть, –
Я буду воспевать
Всем существом в поэте
Шестую часть земли
С названьем кратким “Русь”.

__________________________
Не жалею, не зову, не плачу.

Данита » 12:59:15, Воскресенье 01 Март 2009

perpetum писал(а): Пролом или не пролом, – это уже второй вопрос.

Самое главное, чтобы там вообще были останки именно Есенина.

эксгумации не будет потому что тела там нет. Здравому уму давно ясно – что скрывает от нас страна.

Ребят! Наверху ведь знаю, что разрешив эксгумацию тем самым они раскроют перед нами пустую могилу.

Алена К. » 20:14:35, Воскресенье 01 Март 2009

Я бы не стала с такой уверенностью это утверждать. Это одна из версий, не более того.

Старуш-ка » 22:10:49, Воскресенье 01 Март 2009

Об этом неоднократно говорила Светлана Петровна. А уж в правдивости её слов сомневаться не приходится..
Из интервью В.Паршикова:
Но знаете, что рассказала мне Светлана Петровна – единственная из оставшихся в живых свидетелей похорон матери Есенина?
Татьяну Федоровну хоронили в 1955 году, рядом с поэтом. И когда часть есенинской могилы оказалась вскрыта, Светлана Петровна увидела чужой, свежий, гроб. С тех пор она теряется в догадках: может – неизвестное подзахоронение, а может – подмена? Получается, что в есенинской могиле на Ваганьковском поэта может и не быть. А в 1985 году соседние могилы в радиусе пяти метров были залиты бетоном: говорят, для укрепления памятника. А памятник не такой уж и грандиозный – мраморная глыба…

Алена К. » 23:04:50, Воскресенье 01 Март 2009

Юлия М. » 02:37:22, Понедельник 02 Март 2009

Есть сведения о том, что останки поэта были потревожены в первую же ночь после захоронения. Есть рассказ человека, который в 20 годах работал шофером в ОГПУ и был непосредственным участником тех событий.

“Мы вынули гроб Есенина и передали его другой группе, которая унесла его вглубь кладбища. А сами остались приводить могилу в порядок”.

В 1950 году был установлен памятник на могиле. В 1986 году установлен новый памятник. Всю площадку вокруг есенинской могилы залили бетоном. Бетонная подушка, уходящая вглубь больше 1 метра, по объяснению властей, должна была послужить укреплением для совсем небольшого памятника.

Алена К. » 09:51:58, Понедельник 02 Март 2009

Тогда, если останки были потревожены в первую же ночь, то как в 1955 там мог оказаться “свежий” гроб? Ведь, наверное, если туда и был подложен другой гроб, то, я полагаю, в ту же ночь?

perpetum » 17:54:16, Понедельник 02 Март 2009

Как раз с этим все известно

СВидетель этому есть. И вполне заслуживает доверия. В моей статье второй привдена точная цитата Светланы Петровны Есениной, которая своими глазами видела свежий желтый гроб, который неожиданно оказался нам месте есенинского, когда всркыли могилу, чтобы похоронить мать поэта – Татьяну Федоровну.

так что непонятные гостевые гробы в могиле Есенина – это не легенда, это факт. Отмахнуться от него довольно сложно, потому что это не из разряда “одна тетенька на базаре расказала”. Опровергнуть или подтвердить легко – дайте разрешение, проверьте.

perpetum » 17:57:23, Понедельник 02 Март 2009

Тогда, если останки были потревожены в первую же ночь, то как в 1955 там мог оказаться “свежий” гроб? Ведь, наверное, если туда и был подложен другой гроб, то, я полагаю, в ту же ночь?

Вот именно КАК. И вообще КАК могли взять и вырыть гроб в первую ночь. Что вообще происходит, товарищи.
Уже всем давно надо было бы озадачиться и властям в первую очередь.

Что туда положили, какой свежести гроб, и что-на что поменяли, мы можем только гадать. Но раз есть свидетели этим странным процессам, значит, надо проверять и давать разъяснение.

Марина » 21:44:21, Понедельник 02 Март 2009

да ладно вам,думаете власти ничего не знают? всё они знают,просто не в их интересах нам рассказать.

Но и тогда,
Когда во всей планете
Пройдет вражда племен,
Исчезнет ложь и грусть, –
Я буду воспевать
Всем существом в поэте
Шестую часть земли
С названьем кратким “Русь”.

__________________________
Не жалею, не зову, не плачу.

Алена К. » 22:14:09, Понедельник 02 Март 2009

Вот кто бы это проверил, и кто бы доказал. В любом случае просто так гроб не выроешь – ведь заметно будет, что земля была тронута, вскопана. Соответственно, нужно было как-то ограничивать доступ к могиле на время, что ли. Либо действительно его вырыли в тот же день, пока земля еще не “утопталась”.

IlyaKovalchuk » 22:56:30, Понедельник 02 Март 2009

вы не юрист случайно? или может на форуме есть такие, довольно специфическая информация просто, попробуй найди что то толковое по сайтам. вроде как по закону да, эксгумация тела предусмотрена только по уголовно-процессуальному кодексу по постанавлению следователя, ведущего дело.
но это же все по закону. я вижу как возможность участие по энтузиазму журналистов, судмедэкспертов и прочей общественности на научных-журналистых началах, вскрывают могилу. явно нарушение того же уголовно-процессуального кодееса плюс статья:
Возбуждено уголовное дело по части 1 статьи 244 УК РФ (повреждение или осквернение мест захоронения, надмогильных сооружений, предназначенных для церемоний в связи с погребением умерших или их поминовением), которая предусматривает максимальное наказание в виде арест до трех месяцев.
Пять лет колонии никому не дадут, тем более если иностранцы, приехали-уехали.

Алена К. » 23:46:52, Понедельник 02 Март 2009

Нет, я не юрист, но, в связи с тем, что сейчас я копаюсь в деле Есенина, приходится знакомиться и с уголовным кодексом, и с судмедэкспертизой, и с правилами проведения эксгумации в том числе. По закону – да, нужно разрешение следователя, ведущего дело. Причем должны быть определенные обстоятельства, которые должны убедить следователя в необходимости эксгумации, поскольку на это нужен повод, и повод весомый, значимый, и, фактически, не один. Но дела нет, следователя нет, точнее, разрешение должна дать генпрокуратура, а она его не дает, поскольку оснований для возбуждения уголовного дела они не видят. Это замкнутый круг, вы не замечаете?) Кто проведет эту эксгумацию? Даже незаконным способом? Там все бетоном залито, просто так не влезешь! Журналисты в данном случае мало что значат, судмедэксперты всеми руками за самоубийство. Пока не докажут, что эксгумация ДОЛЖНА быть проведена, никто не дернется ее проводить, потому что мы еще не знаем, что там, под памятником находится. А если там действительно находится то, что не должно быть открыто, или наоборот, ничего не находится вообще, то никто никого не убедит в необходимости ее проведения.

Марина » 18:16:19, Вторник 03 Март 2009

Но и тогда,
Когда во всей планете
Пройдет вражда племен,
Исчезнет ложь и грусть, –
Я буду воспевать
Всем существом в поэте
Шестую часть земли
С названьем кратким “Русь”.

__________________________
Не жалею, не зову, не плачу.

Ночь на могиле Есенина часть 7

Призрак Есенина ( показывая Ивану, чтобы убрал ключи и тот их убирает, но от смущения кладёт не себе в карман, а в карман Мите, чему тот несказанно рад ).
Я же писал, что средь людей дружбы не имел,
Хотя с простыми людьми дружить приятней и легче.
А вот дружба с поэтами – наибезнадёжнейший удел,
Её невесёлый смысл частенько завистью искалечен.
Сколько повстречалось за жизнь поэтического жабья,
Которое обильной слюной давилось от моего творчества!
Поэтическое сообщество – наигнилейшая семья,
Где почти любому во главе семьи гнить хочется.
И сейчас, уверен, ничего, особо, не поменялось,
Каждый бездарь мнит себя талантищем гениальным.
А на самом деле, всё, что им восторженно наковырялось,
Называется исчерпывающим старославянским словом ‘ лайно ‘ !
Лучше с чистой совестью вязать свитер дней на житейских забот спицах,
Чем быть подлым, завистливым, слюнонакопительным лайнописцем!
Иван. Лайно. Лайно. Незнакомое доселе слово!
Призрак Есенина. ( с улыбкой ). Потом узнаешь, оно всем на Земле знакомо.
Митя. Разве среди поэтов не бывает дружбы?
Призрак Есенина. Да нет, отчего же, конечно, бывает.
Но чаще душевного одиночества стужа
Медленно, но верно поэта закабаляет.
Иван. Одиночество – неумолимая, жесточайшая сила!
Но вас-то, Серёженька, одиночество не сломило?
Призрак Есенина ( тоскливо, с чувством безвозвратности ).
Храм души – есть Всевышнего зодчество.
Для того, кто сгубил это зодчество
В одиночестве есть одиночество,
Что страшней, чем само одиночество.
От него невозможно избавиться,
Только смерть принесёт избавление.
Кто застрелится, кто-то удавится,
Кто в питейном помрёт заведении.
Беспробудная непробуждаемость,
Отчуждение невыносимое.
Замогильная непроницаемость,
Отторгающая всё счастливое.
Жить не хочется. Слишком не хочется.
Мыслей злых приговор не отсрочится:
В одиночестве есть одиночество,
Что страшней, чем само одиночество.

Ивану и Мите становится жутко, от ужаса у Ивана приподымается подобие ночного колпака. Молчат. Наконец, Иван говорит.

Иван. Серёженька, а позвольте я прочитаю вам стихотворение?
Его написал один мой хороший приятель.
У стихотворения родственное настроение,
Оно и про вас, и про наше кладбище, кстати.

Призрак Есенина безразлично кивает.

Иван ( читает проникновенно, растягивая слова, отчего стих звучит почти, как эпический, во время чтения начинает вместе с Митей плакать, кот Василискиан отрывается от звёздочек и тоже слушает, особенно Иван выделяет слово ‘ плевок ‘ в предпоследней строфе, произнеся которое, невольно плюётся, слюна попадает на Митю и на цилиндр призрака Есенина, но они этого не замечают ).
На Ваганьково мокро и сыро!
Пойду прямо, а после левей,
До могилы, где мать рядом с сыном,
Его имя – Есенин Сергей!
Одиноко, с улыбкой усталой,
Возвышается он средь крестов,
А в глазах спят далёкие дали,
До которых добраться не смог.
Не от важности сложены руки!
Не презренье сквозит на лице!
Не понять, не допевшую в муке,
Душу в строчек терновом венце!
Горечь! Горечь! Весёлая горечь!
Не разлить по стаканам тоски!
В перебранках тупых пьяных сборищ
Твою речь принимали в штыки!
Нет друзей! Нет подруг! Нет любимой!
Да и Родины – будто бы нет!
Разминулся ты с жизнью незримо,
Самый русский в России поэт!
Я смотрю на тебя сознавая,
Что и сам, как и ты, одинок.
Но, пока сердце рифмы сплетает,
Подарю смерти смачный плевок!
Пусть в глазах по-кладбищенски сыро,
На душе мне здесь стало светлей
У могилы, где мать рядом с сыном,
Имя сына – Есенин Сергей!

Иван рыдает в три ручья, Митя вытирает слёзы платочком, кот Василискиан падает в мусорный контейнер от переизбытка чувств. Призрак Есенина, изрядно почерневший, ничего не говоря, резко берёт стоящую на ящике бутылку, открывает, наливает полный стакан, одним махом его осушая. И тут мрачно, почти зло говорит.

Ссылка на основную публикацию