Анализ стихотворения Игра Зинаиды Гиппиус

Анализ стихотворения Гиппиус Игра

Анализ стихотворения Гиппиус «14 декабря 1918 года»

Сложным явлением в символическом искусстве XX в. была лирика Зинаиды Гиппиус. Её неутомимая поэтическая мысль, страстно бунтовавшая против конечности земной жизни, не знала полной удовлетворенности в своих исканиях.

Лирика З. Гиппиус исторична. В ней ясно видны следы национальных идей, веяний, переживаний, эмоций, конкретной жизненной обстановки начала XX в. Живой облик эпохи возникал у Гиппиус в стихах, написанных на основе исторического и психологического параллелизма. Важную роль в этом случае играет внешняя, бытовая деталь, которая своим метафорическим сближением с изломами человеческой души передает целую гамму лирических переживаний и размышлений. Такой прием, определивший композиционно-сюжетную основу стихотворения «14 декабря 1918 года». позволил автору обрисовать внутренний мир современника, природу его смятения через психологию самой истории. Когда в последней происходят какие-то события, они перемещаются в сердце человека.

Октябрьскую революцию, разгон Учредительного собрания, Брестский мир, большевистскую диктатуру Гиппиус воспринимает как поругательство над мечтой о свободной России. В стихотворении «14 декабря 1918 года» она прибегает к приему исторического параллелизма, сопоставив современные события с событиями декабря 1825 г. когда идея видеть Россию демократической конституционной республикой потерпела фиаско. Именно поэтому автор отсылает читателя к документальным источникам декабристов: Конституции Муравьева и своду законов «Русская Правда», разработанному Пестелем.

В произведении З. Гиппиус ощущается какое-то нежное очарование хрупкостью человеческой жизни, её незащищенностью. И здесь лепка образной мысли достигает удивительно филигранных очертаний. Особое значение в этой связи поэтесса придавала тщательной подборке поэтически сравниваемых явлений. Так революцию и последовавший за ней хаос она называет с вихрем невиданной игры. «Гремящий Зверь железный» олицетворяет самодержавие, но ему на смену приходит «зверь из бездны», ещё страшнее, беспощаднее – диктатура пролетариата, власть большевиков.

Оксюморон «победив – не победил» показывает, что царское самодержавие, жестоко подавившее движение декабристов, повержено и уничтожено. Ведь 1918 г. отличился ещё и расстрелом царской семьи.

После заключения Брестского мира 3 марта 1918 г. Россия потеряла 780 тыс. кв. км. Территории с 66 млн. населения, 40% промышленного потенциала, около трети продовольственных ресурсов. Россия находилась буквально в состоянии коллапса.

Наш конь домчался, бездорожен,
Безузден, яр, — куда? куда?
И вот, исхлестан и стреножен,
Последнего он ждет суда.

Страна у последней черты, на краю гибели. Но главное, что в этом хаосе уже нет надежды на свободное демократическое развитие России, на свободу и права человека:

И не осталось даже пепла
От «Русской Правды» на земле.

Здесь мы видим метонимическое смещение: идеи и названия документа, где она была прописана. Перифраза «тайные заветы Муравьева» нужна поэту для той же цели – метафорического намека, призванного не только экспозиционно расширить лирическое действие, но и выразить в нем свое умозаключение.

Особенно безысходным представлялось Гиппиус несоответствие устремлений своего поколения: «Нас больше нет. Мы все забыли», «Мы преданы червю и тле». Метафоры «свились напрасные листы», «не осталось даже пепла» раскрывают несбыточность идей декабристов, они сожжены и забыты, их пепел развеяли по ветру. Анафора «напрасно» и метафора «душа ослепла» подчеркивают эту мысль. Повествование наполняется публицистичностью благодаря риторическому вопросу «Наш конь домчался, бездорожен, безузден, яр, — куда? куда?». Поистине зримая сцена создается этим патетическим возгласом.

Для выражения этой идеи требовался особый поэтический язык, и Гиппиус кропотливо создавала его, подбирая из словаря точные в смысловом отношении элементы нейтральной книжной речи и отдавая предпочтение лишь тем словесным оборотам, которые исключали всякую метафорическую вычурность. Это делает её стих чётким, афористически глубоким и ясным.

Совсем не плох и спуск с горы:
Кто бури знал, тот мудрость ценит.
Лишь одного мне жаль: игры.
Ее и мудрость не заменит.

Игра загадочней всего
И бескорыстнее на свете.
Она всегда – ни для чего,
Как ни над чем смеются дети.

Котенок возится с клубком,
Играет море в постоянство.
И всякий ведал – за рулем –
Игру бездумную с пространством.

Играет с рифмами поэт,
И пена – по краям бокала.
А здесь, на спуске, разве след –
След от игры остался малый.

Анализ стихотворения “Песня” Зинаиды Гиппиус

Анализ стихотворения «Песня» Зинаиды Гиппиус.

Дата написания стихотворения 1893 год.

Тема: «Песня». Идея: Автор описывает томление героини, жаждущей душевного спасения и ясности на пути от человеческого ко вселенному.

По эмоциональной окраске и жанру – песня.

Общая тематика стихотворения – философская лирика.

Строфика стихотворения – катрен.

С самого начала стихотворения наше внимание невольно сосредоточивается на частном образе окна, куда, словно в космический просвет, устремляются земные вековечные чувства, мысли, переживания:

Окно мое высоко над землею,

Высоко над землею.

Я вижу только небо с вечернею зарею,

С вечернею зарею.

И небо кажется пустым и бледным,

Таким пустым и бледным…

Оно не сжалится над сердцем бедным,

Над моим сердцем бедным.

Увы, в печали безумной я умираю,

Стремлюсь к тому, чего я не знаю,

Но сердце хочет и просит чуда…

эпитеты: с вечернею зарею; небо бледное, пустое; печаль безумная;

олицетворения: небо не сжалится; над сердцем бедным; сердце хочет и просит чуда; небо чудес обещает; желание не знаю, откуда пришло;

метафора: небо не сжалится над сердцем бедным

много повторов местоимений я (4 раза) и моя (4 раза) Звуковые повторы усиливают воздействие авторского образа.

Инверсий много: окно мое; над сердцем бедным; в печали безумной;

Умолчания наблюдаются во 2-м, в 3-м, в 6-м катренах.

Во всем стихотворении «Песня» наблюдаются повторы слов конца строки на начало новой строки – композиционный стык.

Аллитерация (д-н) создает звуковой образ, подчеркивает образ томящейся героини, ведь она жаждет душевного спасения.

Ассонанс. Окно мое высоко над землею

Я вижу только небо с вечернею зарею…

Стихотворный размер – свободный стих.

Рифмовка – парная, аабб

Рифмы – точные, богатые ( композиционный стык )

Цветовая гамма стихотворения – преобладают светлые тона.

В первом катрене автор говорит, что видит из окна небо с вечернею зарею. Это символ света любви – высшее выражение душевного подъема. Но во втором катрене видим, что небо кажется пустым и бледным. Здесь мы видим безнадежность и страдание героини.

В третьем и четвертом катренах строки проникнуты мучительной тоской, отчаянием, воспоминаниями о былом счастье.

Поэт не раз свидетельствует, что она стремится к тому, чего не знает; это желание не знает, откуда пришло; пишет, что будет то, чего никогда не бывает.

Последние 4 строки – это смысловое, музыкальное завершение стихотворения. У Зинаиды Гиппиус финал очень значим. Она с мучительной напряженностью переживает проблему личности и истории их «таинственной» связи с «вечностью». Внутренний мир личности для нее – показатель общего трагического состояния мира. Автор стремится к высшему идеалу: «Мне нужно то, чего нет на свете». А в предпоследнем катрене мы читали, что автор сказал: «Пусть будет то, чего не бывает». Видим, что автор стихотворения – человек оптимист.

Данное стихотворение Зинаиды Гиппиус «Песня» с точки зрения тематики, стиля, языка, вида лирического героя, цветовой гаммы, мелодики и ритма стиха относится к декадентству.

Анализ стихотвореня “Игра” автор Гиппиус

Валёк Громушкин Ученик (174), на голосовании 4 месяца назад

Совсем не плох и спуск с горы:
Кто бури знал, тот мудрость ценит.
Лишь одного мне жаль: игры.
Ее и мудрость не заменит.

Игра загадочней всего
И бескорыстнее на свете.
Она всегда – ни для чего,
Как ни над чем смеются дети.

Котенок возится с клубком,
Играет море в постоянство.
И всякий ведал – за рулем –
Игру бездумную с пространством.

Играет с рифмами поэт,
И пена – по краям бокала.
А здесь, на спуске, разве след –
След от игры остался малый.

чудо Мыслитель (9198) 5 месяцев назад

анализ одноименного стихотворения Гиппиус «Игра» /1930 г. / доказывается, что для самой поэтессы игра была отнюдь не забавой, не развлечением, не притворством. Для Гиппиус, сознательно ограждавшей себя и свое окружение рамками игрового пространства, игра в первую очередь была значима тем, что предоставляла возможность обособления от обыденной жизни и создавала ту идеальную действительность, в которой она чувствовала себя комфортно и которая была ей необходима для самовыражения.

Вопросы и ответы к стихотворению З. Н. Гиппиус «14 декабря»

  1. Как в общем тоне и в отдельных словах сти­хотворения сопоставляются время изображенное и время, когда было написано стихотворение?

Стихотворение названо «14 декабря» без указания года. Таким образом, оно ад­ресовано всем тем 14 декабря, которые прошли следом за годом восстания дека­бристов — 1825 годом. И мы видим почти в каждой строфе стихотворения слова, которые подчеркивают перекличку вре­мен:

Минули годы, годы, годы… Мы — ваши дети, ваши внуки… Мы, слабые, — вас не забыли… И вашими пойдем стопами…

Так утверждается важность того един­ственного 14 декабря для всех последую­щих лет.

Как в начале стихотворения переданы высо­кие устремления тех, кто сошелся «на площади Сената»? Как их подвиг оценивается спустя «во­семьдесят страшных лет»? Почему, обращаясь к восставшим, поэтесса называет их «первенцами свободы»?

В начале стихотворения его герои «идут навстречу упованью», но «освободитель­ный костер» был погашен их же кровью. После этого подвига прошли годы, но па­мять о «первенцах свободы» жива. Они, как утверждает поэт, были первыми сре­ди тех, кто отдал свою жизнь за мечту о свободе.

В каких словах стихотворения с особенной силой передана взволнованность Гиппиус, вспо­минающей спустя годы о подвиге восставших? По­чему в «14 декабря» так последовательно сопо­ставляются местоимения «они», «вы», «ваши» и «мы»?

Можно выбрать строфу:

Своею молодой любовью Их подвиг режуще-остер, Но был погашен их же кровью Освободительный костер.

Но можно привести в пример и другие строфы.

Сопоставление местоимений использу­ется многократно. Следом за словом они упоминается мы. Эти местоимения и со­поставляются, и утверждается надежда на будущие поколения:

О, если б начатое вами Свершить нам было суждено!

Сопоставление местоимений способст­вует постоянной связи времен: «И ваши­ми пойдем стопами…»

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском ↑↑↑

На этой странице материал по темам:

  • как в начале стихотворения переданы высокие
  • краткий анализ стихотворения гиппиус 14 декабря
  • как в общем тоне и в отдельных словах стихотворения сопоставляются время изображенное и время, когда было написано стихотворение
  • комментарий к стихотворению гиппиус 14 декабря
  • анализ брюсов тени прошлого

Послушайте стихотворение Гиппиус Игра

Анализ стихотворения Игра Зинаиды Гиппиус

Совсем не плох и спуск с горы:
Кто бури знал, тот мудрость ценит.
Лишь одного мне жаль: игры…
Ее и мудрость не заменит.

Игра загадочней всего
И бескорыстнее на свете.
Она всегда — ни для чего,
Как ни над чем смеются дети.

Котенок возится с клубком,
Играет море в постоянство…
И всякий ведал — за рулем —
Игру бездумную с пространством.

Играет с рифмами поэт,
И пена — по краям бокала…
А здесь, на спуске, разве след —
След от игры остался малый.

Статьи раздела литература

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, отправьте простую заявку нам на почту stream@team.culture.ru. Образец можно скачать здесь. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Читайте также:  Анализ стихотворения Все кругом Гиппиус

Анализ творчества

Начало литературной деятельности Зинаиды Гиппиус (1889–1892 годы) принято считать этапом «романтически-подражательным»: в её ранних стихотворениях и рассказах критики того времени усматривали влияния Надсона, Рескина, Ницше[14]. После появления программной работы Д.С. Мережковского «О причине упадка и о новых течениях современной русской литературы» (1892), творчество Гиппиус приобрело отчетливо «символистский» характер[4]; более того, впоследствии её стали причислять к числу идеологов нового модернистского движения в русской литературе. В эти годы центральной темой её творчества становится проповедь новых этических ценностей. Как писала она в «Автобиографии», «меня занимало, собственно, не декадентство, а проблема индивидуализма и все относящиеся к ней вопросы». Сборник рассказов 1896 года она полемически озаглавила «Новые люди», подразумевая тем самым изображение характерных идейных устремлений формирующегося литературного поколения, заново переосмысливающего ценности «новых людей» Чернышевского. Её герои кажутся непривычными, одинокими, болезненными, подчёркнуто непонятыми. Они декларируют новые ценности: «Я бы не хотела доживать совсем»; «А болезнь — это хорошо… Надо ведь умирать от чего-нибудь», рассказ «Мисс Май», 1895. В рассказе «Среди мёртвых» показана необыкновенная любовь героини к умершему художнику, чью могилу она окружила заботой и на которой, в конце концов, замерзает, соединившись, таким образом, в своём неземном чувстве со своим возлюбленным[18]:121-122.

Впрочем, обнаруживая среди героев первых прозаических сборников Гиппиус людей «символистского типа», занимавшихся поиском «новой красоты» и путей духовного преображения человека, критики замечали и отчётливые следы влияния Достоевского (не утраченные с годами: в частности, «Роман-царевич» 1912 года сравнивался с «Бесами»)[4]. В рассказе «Зеркала» (одноимённый сборник 1898 г.) герои имеют своих прототипов среди персонажей произведений Достоевского. Главная героиня повествует, как она «всё хотела сделать что-нибудь великое, но такое… беспримерное. А потом вижу, что не могу — и думаю: дай что-нибудь дурное сделаю, но очень, очень дурное, до дна дурное…», «Знайте, что обижать ничуть не плохо». Но её герои унаследовали проблематику не только Достоевского, но и Мережковского. («Мы для новой красоты//Нарушаем все законы,//Преступаем все черты…»). В новелле «Златоцвет» (1896) рассматривается убийство по «идейным» мотивам во имя полного освобождения героя: «Она должна умереть… С ней умрёт всё — и он, Звягин, будет свободен от любви, и от ненависти, и от всех мыслей о ней». Размышления об убийстве перемежаются спорами о красоте, свободе личности, об Оскаре Уайльде и т.д. Гиппиус не копировала слепо, а заново переосмысливала русскую классику, помещая своих героев в атмосферу произведений Достоевского. Этот процесс имел большое значение для истории русского символизма в целом[18]:122-123.

З. Гиппиус на рисунке И. Репина, 1894 год.

«Новый энциклопедический словарь» отмечал, что, как поэт, Гиппиус… «занимает в русской литературе совершенно самостоятельное место»; её сравнительно немногочисленные произведения «почти все… глубоко содержательны, а по форме безукоризненны и интересны»:

…Техника стиха доведена у Гиппиус до виртуозности. Ей одинаково удаются как смелые новшества в стихосложении, так и привычные размеры, которым она умеет придать неожиданную новизну и своеобразное очарование. Всего ближе поэзия Гиппиус подходит к поэзии Баратынского; муза Гиппиус также поражает читателя «лица необщим выраженьем»…[14]

Основными мотивами ранней поэзии Гиппиус критики начала XX века считали «проклятия скучной реальности», «прославление мира фантазии», поиск «новой нездешней красоты». Характерный для символистской литературы конфликт между болезненным ощущением внутричеловеческой разобщенности и, одновременно, стремлением к одиночеству присутствовал и в раннем творчестве Гиппиус, отмеченном характерным этическим и эстетическим максимализмом. Подлинная поэзия, считала Гиппиус, сводится к «тройной бездонности» мира, трем темам — «о человеке, любви и смерти». Поэтесса мечтала о «примирении любви и вечности», но объединяющую роль отводила смерти, которая только и может спасти любовь от всего преходящего. Подобного рода раздумья на «вечные темы», определившие тональность многих стихов Гиппиус 1900 годов[8], господствовали и в двух первых книгах рассказов Гиппиус, основными темами которых были — «утверждение истинности лишь интуитивного начала жизни, красоты во всех её проявлениях и противоречиях и лжи во имя некоей высокой истины»[8].

«Третья книга рассказов» (1902) Гиппиус вызвала существенный резонанс; критика в связи с этим сборником заговорила о «болезненной странности» автора, «мистическом тумане», «головном мистицизме», концепции метафизики любви «на фоне духовных сумерек людей… ещё не способных её осознать»[4]. Формула «любви и страдания» по Гиппиус (согласно «Энциклопедии Кирилла и Мефодия») соотносится со «Смыслом любви» В.С. Соловьева и несёт в себе основную идею: любить не для себя, не для счастья и «присвоения», а для обретения в «Я» бесконечности. Императивы: «выразить и отдать всю душу», идти до конца в любом опыте, в том числе в экспериментировании с собой и людьми, — считались основными её жизненными установками[13].

Заметным событием в литературной жизни России начала XX века стал выход первого сборника стихотворений З. Гиппиус в 1904 году. Критика отметила здесь «мотивы трагической замкнутости, отрешённости от мира, волевого самоутверждения личности». Единомышленники отмечали и особую манеру «поэтического письма, недоговоренности, иносказания, намека, умолчания», манеру играть «певучие аккорды отвлеченности на немом пианино», — как назвал это И. Анненский. Последний считал, что «ни один мужчина никогда не посмел бы одеть абстракции таким очарованием»[7], и что в этой книге наилучшим образом воплотилась «вся пятнадцатилетняя история… лирического модернизма» в России[2]. Существенное место в поэзии Гиппиус заняла тема «усилий по сотворению и сохранению души», со всеми неотделимыми от них «дьявольскими» искусами и соблазнами; многими была отмечена откровенность, с которой поэтесса рассказывала о своих внутренних конфликтах. Выдающимся мастером стиха считали её В.Я. Брюсов и И.Ф. Анненский, восхищавшиеся виртуозностью формы, ритмическим богатством и «певучей отвлечённостью» лирики Гиппиус конца 1890-х — 1900-х годов[13].

Некоторые исследователи считали, что творчество Гиппиус отличает «характерная неженственность»; в её стихах «всё крупно, сильно, без частностей и мелочей. Живая, острая мысль, переплетенная со сложными эмоциями, вырывается из стихов в поисках духовной целостности и обретения гармонического идеала»[10]. Другие предостерегали от однозначных оценок: «Когда задумываешься, где у Гиппиус сокровенное, где необходимый стержень, вкруг которого обрастает творчество, где — ‘лицо’, то чувствуешь: у этого поэта, может быть, как ни у кого другого, нет единого лица, а есть — множество…»[25], — писал Р. Гуль. И.А. Бунин, подразумевая стилистику Гиппиус, не признающую открытой эмоциональности и часто построенную на использовании оксюморонов, называл ее поэзию «электрическими стихами», В.Ф. Ходасевич, рецензируя «Сияния», писал о «своеобразном внутреннем борении поэтической души с непоэтическим умом»[2].

Сборник рассказов Гиппиус «Алый меч» (1906) высветил «метафизику автора уже в свете неохристианской тематики»; при этом богочеловеческое в состоявшейся человеческой личности здесь утверждалось как данность, грех само- и богоотступничества считался единым[13]. Сборник «Чёрное по белому» (1908), вобравший в себя прозаические произведения 1903–1906 годов, был выдержан в «касательной, туманно-импрессионистической манере» и исследовал темы достоинства личности («На веревках»), любви и пола («Влюбленные», «Вечная ‘женскость’», «Двое-один»); в рассказе «Иван Иванович и черт» вновь были отмечены влияния Достоевского[4].

В 1900-х годах Гиппиус заявила о себе и как драматург: пьеса «Святая кровь» (1900) вошла в третью книгу рассказов. Созданная в соавторстве с Д. Мережковским и Д. Философовым пьеса «Маков цвет» вышла в 1908 году и явилась откликом на революционные события 1905–1907 годов[4]. Самым удачным драматическим произведением Гиппиус считается «Зелёное кольцо» (1916); пьеса, посвящённая людям «завтрашнего дня», была поставлена Вс.Э. Мейерхольдом в Александринском театре[4].

Важное место в творчестве З. Гиппиус занимали критические статьи, публиковавшиеся сначала в «Новом пути», затем в «Весах» и «Русской мысли» (в основном, под псевдонимом Антон Крайний). Впрочем, её суждения отличались (согласно «Новому энциклопедическому словарю») как «большою вдумчивостью», так и «крайнею резкостью и порою недостатком беспристрастия»[14]. Разойдясь с авторами журнала «Мир искусства» С.П. Дягилевым и А.Н. Бенуа на религиозной почве, Гиппиус писала: «…жить среди их красоты страшно. В ней „нет места для… Бога“, веры, смерти; это искусство “для „здесь“”, искусство позитивистское». А.П. Чехов в оценке критика — писатель «охлаждения сердца ко всему живому», и те, кого Чехов сможет увлечь, «пойдут давиться, стреляться и топиться». По её мнению («Mercure de France»), Максим Горький «посредственный социалист и отживший художник». Константина Бальмонта, публиковавшего свои стихи в демократическом «Журнале для всех», критик порицала следующим образом: «В этом литературном „омнибусе“ … даже г. Бальмонт, после некоторого стихотворного колебания, решает быть „как все“» («Новый путь», 1903, № 2), что не помешало ей также помещать свои стихи в этом журнале. В рецензии на сборник А. Блока «Стихи о Прекрасной Даме» с эпиграфом «Без Божества, без вдохновенья» Гиппиус понравились лишь некоторые подражания Владимиру Соловьёву. В целом же сборник был оценен как туманный и безверный «мистико-эстетический романтизм». По мнению критика, там, где «без Дамы», стихи Блока «нехудожественны, неудачны», в них сквозит «русалочий холод» и т. д.[26]:330[18]:140, 216[27]:90

В 1910 году вышел второй сборник стихов Гиппиус «Собрание стихов. Кн.2. 1903–1909», во многом созвучный первому; его основной темой стал «душевный разлад человека, во всём ищущего высшего смысла, божественного оправдания низкого земного существования…»[3]. Два романа неоконченной трилогии, «Чёртова кукла» («Русская мысль», 1911, № 1-3) и «Роман-царевич» («Русская мысль», 1912, № 9-12), призваны были «обнажить вечные, глубокие корни реакции в общественной жизни», собрать «черты душевной мертвенности в одном человеке», но встретили неприятие критики, отметившей тенденциозность и «слабое художественное воплощение»[4]. В частности, в первом романе были даны шаржированные портреты А. Блока и Вяч. Иванова, а главному герою противостояли «просветлённые лики» участников триумвирата Мережковских и Философова. Другой роман был целиком посвящён вопросам богоискательства и был, по оценке Р. В. Иванова-Разумника, «нудным и тягучим продолжением никому не нужной ‘Чёртовой куклы’».[27]:42 После их публикации «Новый энциклопедический словарь» писал:

Гиппиус оригинальнее как автор стихов, чем как автор рассказов и повестей. Всегда внимательно обдуманные, часто ставящие интересные вопросы, не лишенные меткой наблюдательности, рассказы и повести Гиппиус в то же время несколько надуманы, чужды свежести вдохновения, не показывают настоящего знания жизни. Герои Гиппиус говорят интересные слова, попадают в сложные коллизии, но не живут перед читателем; большинство их — только олицетворение отвлечённых идей, а некоторые — не более, как искусно сработанные марионетки, приводимые в движение рукою автора, а не силой своих внутренних психологических переживаний.

— «Новый энциклопедический словарь» о З.Н. Гиппиус[14]

Ре-Ми. Шарж на З. Гиппиус, Д.Мережковского и Д. Философова. Петербург. 1908-1913

Ненависть к Октябрьской революции заставила Гиппиус порвать с теми из бывших друзей, кто принял её, — с Блоком, Брюсовым, Белым. История этого разрыва и реконструкция идейных коллизий, которые привели к октябрьским событиям, сделавшими неизбежной конфронтацию былых союзников по литературе, составила суть мемуарного цикла Гиппиус «Живые лица» (1925). Революция (наперекор Блоку, увидевшему в ней взрыв стихий и очистительный ураган) была описана ею как «тягучее удушье» однообразных дней, «скука потрясающая» и вместе с тем, «чудовищность», вызывавшая одно желание: «ослепнуть и оглохнуть». В корне происходившего Гиппиус усматривала некое «Громадное Безумие» и считала крайне важным сохранить позицию «здравого ума и твердой памяти»[2].

Сборник «Последние стихи. 1914–1918» (1918) подвёл черту под активным поэтическим творчеством Гиппиус[2], хотя за границей вышли ещё два её поэтических сборника: «Стихи. Дневник 1911–1921» (Берлин, 1922) и «Сияния» (Париж, 1939)[3]. В произведениях 1920-х годов преобладала эсхатологическая нота («Россия погибла безвозвратно, наступает царство Антихриста, на развалинах рухнувшей культуры бушует озверение», — согласно энциклопедии «Кругосвет»). В качестве авторской хроники «телесного и духовного умирания старого мира» Гиппиус оставила дневники, воспринимавшиеся ею как уникальный литературный жанр, позволяющий запечатлеть «само течение жизни», зафиксировать «исчезнувшие из памяти мелочи», по которым потомки смогли бы восстановить достоверную картину трагического события[2].

Художественное творчество Гиппиус в годы эмиграции (согласно энциклопедии «Кругосвет») «начинает затухать, она все больше проникается убеждением, что поэт не в состоянии работать вдали от России»: в её душе воцаряется «тяжелый холод», она мертва, как «убитый ястреб». Эта метафора становится ключевой в последнем сборнике Гиппиус «Сияния» (1938), где преобладают мотивы одиночества и все увидено взглядом «идущего мимо» (заглавие важных для поздней Гиппиус стихов, напечатанных в 1924). Попытки примирения с миром перед лицом близкого прощания с ним сменяются декларациями непримиренности с насилием и злом[2].

Согласно «Литературной энциклопедии» (1929–1939), зарубежное творчество Гиппиус «лишено всякой художественной и общественной ценности, если не считать того, что оно ярко характеризует `звериный лик’ эмигрантщины»[28]. Иную оценку творчеству поэтессы даёт В. С. Фёдоров:

Творчество Гиппиус при всём своём внутреннем драматизме и антиномичной полярности, при напряжённо-страстном стремлении к недостижимому всегда являло собой не только ‘изменение без измены’, но и несло в себе освобождающий свет надежды, огненную, неистребимую веру-любовь в запредельную правду конечной гармонии человеческой жизни и бытия. Уже живя в эмиграции, о своей ‘зазвёздной стране’ надежды с афористическим блеском поэтесса писала: Увы, разделены они / Безвременность и Человечность./ Но будет день: совьются дни / в одну трепещущую вечность.

— В.С. Фёдоров. З.Н. Гиппиус. Русская литература XX века: писатели, поэты, драматурги[11]

Статья о Зинаиде Гиппиус

Гиппиус Зинаида Николаевна /8 (20) ноября 1869 года – 9 сентября 1945 года/

Зинаида Гиппиус родилась 20 ноября 1869 года в России, в маленьком уездном городке Белеве. Детство ее проходило в семье юриста, обрусевшего немца. (Псевдоним — Антон Крайний и др.; в замужестве Мережковская)

Читайте также:  Анализ стихотворения Песня Гиппиус

Свой путь писателя Гиппиус начала как поэт. Два ее первых, еще подражательных, “полудетских” стихотворения были напечатаны в “Северном вестнике” (1888. Ранние стихи Гиппиус отражали общую ситуацию пессимизма и меланхолии 1880-х гг.

Молодое поколение было увлечено поэзией Надсона, и Гиппиус вместе с Минским, Бальмонтом и Мережковским не была здесь исключением. Первый романтическо-подражательный этап творчества Гиппиус 1889—1892 гг. совпал со временем становления раннего русского символизма и стал для Гиппиус периодом поисков собственного литературного лица.

Первой заметной публикацией в прозе стал ее небольшой рассказ “Простая жизнь”, появившийся в “Вестнике Европы” в 1890 г. с небольшими купюрами и под измененным редактором названием “Злосчастная”. Если стихи Гиппиус писала как бы интимно и “для себя” и творила их, по ее словам, словно молитву, то в прозе она сознательно ориентировалась на общий эстетический вкус. В этом проявилась характерная для Гиппиус яркая двойственность ее личности.

После появления программной работы Мережковского “О причине упадка и о новых течениях современной русской литературы” (1892) творчество Гиппиус приобретает отчетливый “символический” характер. Первые сборники рассказов Гиппиус “Новые люди” (1896; 1907) и “Зеркала” (1898) показывали людей символистского типа.

В глазах участников литературной жизни России становится олицетворением декаданса и её гордо именуют «декадентской мадонной».

Простят ли чистые герои?
Мы их завет не сберегли.
Мы потеряли всё святое:
И стыд души, и честь земли…

Октябрьская революция 1917 года, для Гиппиус была переломным моментом, к ней она относилась край негативно и с непримиримой враждебностью. Это было видно из книг: «Последние стихи» (1914-1918) и «Петербургские дневники», частично изданных в эмигрантской периодике 1920-х годов.

Мы, умные,- безумны,
Мы, гордые,- больны,
Растленной язвой чумной
Мы все заражены.

В одной критической статье Гиппиус было написано: «Россия погибает безвозвратно и наступает власть Антихриста, а на руинах культуры бушует озверение»

Вражда с революцией заставила Зинаиду Николаевну порвать с теми, кто поддерживал и принял революцию, а именно – с Брюсовым, Блоком, А. Белым. История этого разрыва и показ идейных противоречий, приведшие к октябрьской революции, заключается в мемуарном цикле Гиппиус – «Живые лица» (1925).

У каждого, кто встретится случайно
Хотя бы раз – и сгинет навсегда,
Своя история, своя живая тайна,
Свои счастливые и скорбные года.

В отличие от Блока, который воспринимал революцию как – «взрыв стихий и очистительного урагана», Гиппиус воспринимала её как «потрясающая скука и «тяжелое удушье однообразных дней» и все это внушает мысли – «Хорошо бы ослепнуть и оглохнуть».

Гиппиус эмигрирует из России в Европу, и ее творческая активность постепенно затухает. Она все больше убеждается, что поэт не может творить вдали от Родины и в душе остается «тяжелый холод». Душа мертва, как «убитый ястреб». Эти метафоры становятся ключевыми в последнем сборнике Гиппиус «Сияния» (1938). В 1941 году умирает муж и

Гиппиус посвящает свое оставшееся время работе над его биографией, и не окончив ее, умирает в 1945 году в Париже.

Есть счастье у нас, поверьте,
И всем дано его знать.
В том счастье, что мы о смерти
Умеем вдруг забывать.
Не разумом, ложно-смелым.
(Пусть знает,— твердит свое),
Но чувственно, кровью, телом
Не помним мы про нее.

Сочинение: Зинаида Николаевна Гиппиус

Сложным явлением в символическом искусстве ХХ века была лирика Зинаиды Гиппиус. Ее неутомимая поэтическая мысль, страстно бунтовавшая против конечности земной жизни, не знала полной удовлетворенности в своих исканиях. Рассудочно – холодное осмысление сущего постоянно смешивалось с жалобными мотивами смиренности и сентиментальности.

Зинаида Николаевна Гиппиус (1869-1945) родилась в небогатой дворянской семье, в городке Белеве Тульской губернии. Но детство и юность ее прошли преимущественно в северной столице, где родители предпочитали жить большую часть года. Там же, после окончания женской гимназии, начинающая поэтесса познакомилась со студентом университета Д. Мережковским, за которого вскоре вышла замуж. В обществе своего мужа, ставшего со временем крупным писателем, и происходило становление ее поэзии.

Художнические интересы Гиппиус были широки: она писала лирические стихи и романную прозу, охотно выступала с критическими статьями, вместе с Д. Мережковским и Д. Философовым редактировала литературный журнал “Новый путь”. Высокая, интеллигентная талантливость Мережковских снискала им уважение в культурных кругах Петербурга. Их семейный салон посещали знаменитые писатели и поэты: И. Анненский, Ф. Сологуб, В. Брюсов, А. Блок, К. Бальмонт, Вяч. Иванов, А. Белый, А.Н. Толстой и другие. Позднее, Когда супруги жили в Париже (они уехали в 1920 году), их друзьями стали И. Бунин и А. Куприн.

Лирика Гиппиус исторична. В ней ясно видны следы национальных идей, веяний, переживаний, эмоций, конкретной жизненной обстановки начала текущего столетия. Конечно, стих ее не притязал на многогранное описание реальности ; он касался лишь отдельных, в основном порочных ее явлений:

Страшное, грубое, липкое, грязное,

Жестко – тупое, всегда безобразное,

Медленно – рвущее, мелко – нечестное,

Скользкое, стыдное, низкое, тесное,

Явно – довольное, тайно – блудливое,

Плоско – смешное и тошно – трусливое,

Вязко, болотно, и тинно застойное,

Жизни и смерти равно недостойное,

Критики Гиппиус нередко соединяли эти строки с конкретной российской действительностью и на этом основании обвиняли автора в нелюбви к Отечеству. Между тем проблематика данного произведения гораздо шире, “космичнее”, чем это может показаться при первом чтении. Поэтесса здесь высказала (естественно, на материале русской жизни) мысль о несовершенстве человеческого “я”, и его земного общества. Текст построен в виде развернутого, психологически обостренного предложения, в котором ведущую, сюжетную функцию выполняют определения. Истинный замысел стихотворения “Все кругом” проясняется в конце повествования, где однотонное, несколько рассудочное движение темы внезапно сменяется эмоционально – напряженным мотивом, раскрывающим неугасимую надежду человека на изменение сложившегося миросостояния:

Но жалоб не надо; что радости в плаче?

Мы знаем, мы знаем: все будет иначе.

Живой облик эпохи возникал у Гиппиус и в стихах, написанных на основе психологического параллелизма. Важную роль в этом случае играла внешняя, природно-бытовая деталь, которая своим метафорическим сближением с изломами человеческой души передавала целую гамму лирических переживаний и размышлений:

Над водами, стихнувшими в безмятежности

Вечера ясного, – все бродит туман;

В последней жестокости есть бездонность нежности,

И в Божией правде – Божий обман.

Разумеется, для выражения подобной темы требовался особый поэтический язык, и Гиппиус кропотливо создавала его, подбирая из словаря точные в смысловом отношении элементы нейтральной книжной речи и отдавая предпочтение лишь тем словесным оборотам, которые исключали всякую метафорическую вычурность. В скрытом течении ее стиха словно бы велся давний спор с воображаемым оппонентом на тему, начатую еще Л. Толстым и Достоевским: каков человек изнутри, чем он значителен на Земле? В ее произведениях постоянно ощущалось какое-то нежное очарование хрупкостью человеческой жизни, ее незащищенностью в мироздании. И здесь лепка образной мысли достигала удивительно филигранных очертаний.

Особое значение в этой связи Гиппиус придавала тщательной подборке поэтически сравнимых явлений. Наиболее выигрышным ей представлялось соединение в композиционно-сюжетном строе внутреннего, незримо духовного с предметом из мира природы, традиционно воспеваемым в классической пейзажной лирике (серебристой паутиной, светом настольной лампы, светом зари).

В стихотворении “ Нить” величественное и простое в человеческой душе уподоблено летней паутинной нити, повиснувшей над лесной тропинкой. И многоцветное сверкание природной “ струны”, и ее чуткое дрожание на ветру, готовое оборваться от неосторожного дыхания воздуха, и еще множество других пластично выписанных мелочей, оживляющий пустое небо, сообщают на какое-то время повествованию характер самоценной пейзажной сценки:

Нить паутинная упруга и чиста,

Повисла в небесах; и дрожью незаметной

Колеблет ветер нить, порвать, пытаясь тщетно;

Она крепка, тонка, прозрачна и проста.

Разрезана небес живая пустота

Сверкающей чертой – струною многоцветной.

А далее обнаруживается, что эта зарисовка природы есть развернутая метафорическая характеристика таинственного и сложного человеческого “я”, схожего своей зыбкой тонкостью с опоэтизированной внешней природной частностью:

В запутанных узлах, с какой-то страстью ложной

Мы ищем тонкости, не веря, что возможно

Величье с простотой в душе соединить.

Но жалко, мертвенно и грубо все, что сложно;

А тонкая душа проста, как эта нить.

Общие эпитеты подчеркивают общность природного и духовного (паутинка тонка и проста, и душа тонкая, простая). Но компоненты эти скреплены еще и единым, стержневым мотивом, сложенным по ступенчатому принципу: сначала паутинная нить сопоставлена со сверкающей чертой; затем в ее образное оформление внесено еще одно приращение: струна многоцветная; и только после этого она представлена в качестве “портретной” схемы человеческой души.

Стихотворение “ Нить” написано в жанрово-стилевой форме философского пояснения. Известный еще со времен Пушкина и Тютчева своей идилличностью лирический образ паутины получил здесь нетрадиционное толкование. Гиппиус овеяла этот образ психологическим драматизмом. Правда, пафос последнего не был глубоко развит в ее произведении; в сущности, он только намечен тематически.

Все жанрово-стилевые средства вели к многослойности символа, который можно было толковать вариативно. Так , в символике романсного стихотворения , названного автором “ Песней”, можно особо выделить мотив томления героини, жаждущей душевного спасения и ясности на пути от человеческого ко вселенному, и вместе с тем наше внимание невольно сосредоточивается на частном образе окна, куда, словно в космический просвет, устремляются земные вековечные чувства, мысли, переживания:

Окно мое высоко над землею,

Высоко над землею.

Я вижу только небо с вечернею зарею,

С вечернею зарею.

И небо кажется пустым и бледным,

Таким пустым и бледным…

Оно не сжалится над сердцем бедным,

Над моим сердцем бедным.

Увы, в печали безумной я умираю,

Стремлюсь к тому, чего я не знаю,

Но сердце хочет и просит чуда…

Еще на заре творчества у поэтессы мелькнула догадка о жизни после смерти. Она почувствовала это “в дыхании ветра, в солнечных лучах”, и в “бледной” морской волне, и в облачной тени. Раздвигая границы художественного времени, Гиппиус попыталась тогда поэтически обесценить самую смерть и таким образом “убрать порог” между нею и жизнью. Причем явление смерти она как бы подводила к заключительному моменту бытия, когда “уже не душно, достигнута последняя ступень”:

И если смерть придет – за ней послушно

Уйду в ее безгорестную тень.

Так осенью светло и равнодушно

На бледном небе умирает день.

Гиппиус постоянно колебалась между землею и небом, жизнью и богом. Если в середине 90-х годов “ мудрый Соблазнитель” казался ей “непонятным Учителем Великой Красоты”, то в начале нового столетия Божия, правда и Божий обман”, несмотря на свое полюсное положение, драматически сблизились в ее лирике:

Небо – вверху; небо – внизу,

Звезды – вверху; звезды – внизу,

Все, что вверху, то и внизу,

Если поймешь, благо тебе.

Стих З.Гиппиус, стремившейся к звучной точности, обрел здесь предельно-лапидарное выражение.

З.Гиппиус ввела свою образную мысль в русло художественно-филосовских исканий Достоевского и в свете его мощной, трагической поэтики попыталась дорисовать то, что недоступно монументальной, романной прозе, но что способна выполнить утонченная, символико-психологическая лирика.

Вглядываясь в ее творчество, я не могу не отметить следующее: поэтический дебют ее состоялся в 1888г. на страницах “Северного вестника”, издаваемого в Петербурге. Этот журнал вскоре стал литературной трибуной символистов. Известность Зинаиде Николаевне принесли творчески разработанные самостоятельные опыты – стихотворения “ Посвящение” и “Песня”.

В 1904 г. отдельным изданием вышло “Собрание стихов.1889-1903”. Еще ее современники отметили смелую реформацию в раннем творчестве: она неустанно экспериментирует, варьирует стихотворные размеры, использует прием “перебоя ритма”, виртуозно пользуется аллитерацией и т.д. Часто она строит свои стихи как монологи – молитвы, обращение к Богу.

Отличительной чертой ее творчества является афористичность мыслей.

Особо надо отметить то, что она стала во главе “неохристиан”, печатным органом которых был журнал “ Новый путь”, где поэтесса “спряталась” за псевдоним Антон Крайний, потом Антон Кирша.

Я не касаюсь ее прозаических произведений, хотя и там она сказала свое, новое слово. Последняя книга ее стихотворений вышла в 1939году – “ Сияние”, главное в ней – раздумья о божественной любви, открывающей путь в вечность, о силе и бессмертии божественного слова.

Последние годы своей одинокой жизни (Д.Мережковский умер в 1941 году) она отдала поэме “Последний круг” и книге воспоминаний “Дмитрий Мережковский”, которая осталась незавершенной.

Есть под Парижем русское кладбище – Сен-Женевьев де Буа. Там в одной могиле похоронены Д.Мережковский и его верная спутница Зинаида Гиппиус, поэт, писатель, литературный критик…

Знакомство с новым поэтом – всегда радость. Не скажу, что творчество З.Гиппиус произвело на меня особое впечатление. Нет! В нем много вычурности, какие-то изломы, что-то болезненное.…Однако ее стихи своеобразны и ярки, лирический герой поэтессы – человек воспринимающий красоту мира и сердцем чувствующий добро и зло на земле. Это – блестящий художник:

Вот первый луч – вот алый меч…

И плачет сердце…

Так написать может только талантливый поэт.

Из сборника “Последние стихи”, с которыми я познакомился, я выбрал одно – “ Нет” и попытаюсь поделиться своими впечатлениями о нем и дать ему свою оценку.

Прежде всего, я обратил внимание на название – оно не совсем обычно ,если учесть содержание: “нет” кому или чему? Удивила и дата написания: “Февр . 18.”,она же и помогла мне правильно понять тему произведения. Я знал, что Зинаида Николаевна отрицательно отнеслась к первой мировой войне, не разделила националистических настроений части творческой интеллигенции. Не приняла она и Октябрьскую революцию, для нее это была трагедия. “Последние стихи”, куда входит “Нет”, и направлены против “восставшего Хама”, но З.Гиппиус всегда волновала судьба России, судьба Родины. “Нет” – крик души поэтессы, крик отчаяния и крик надежды. Она, словно луч солнца, озаряет миниатюру, в котором только восемь строк, и зовет всех верить не только ей – Надежде, но и Вере, и Любви.

Приподнято торжественное звучание каждого слова позволяет мне сказать о том, что стихи написаны в публицистическом ключе. Об этом напоминают нам, читателям, использованные автором риторические восклицания:

Она не погибнет – знайте!

Она не погибнет – Россия!

Именно они, эти восклицания, выражают замысел поэта: высокое патетическое звучание гимна русской земли.

“Нет” – это, значит, не исчезнет Русь, ее государственность, не пропадет ее народ. Она, как держава, будет стоять вечно. Думаю, что не ошибусь в определении идеи этого небольшого стихотворения: она – в вечности! Более ста лет до З.Гиппиус Ф.И.Тютчев – поэт золотого века – по-своему выразил свой лирический облик Родины: “Умом России не понять…” З.Гиппиус в новом, “серебряном веке”, утвердила мысль собрата по перу: вечны, будут Россия, ее земля и ее народ! Отсюда и та торжественная приподнятость, тот пафос, что усиливает звучание каждого слова. Употребление же такого художественного приема, как анафора, и делает ее особенно звучным:

Она не погибнет, – знайте!

Она не погибнет, Россия.

Они всколосятся ,– верьте!

Поля ее золотые.

И мы не погибнем, – верьте…

Повтор слова “ верьте” в конце двух строк есть не что иное, как другой художественный прием – эпифора.

Удачно применены поэтессой глаголы повелительного наклонения: и в первом и во втором катрене они усиливают мотив стихотворения, наполняя его оптимизмом. Именно это и не мог принять Блок, написавший поэтессе письмо и посвятивший ей стих, где зловеще определяют их жизнь следующие строки:

Мы – дети страшных лет России-

Забыть не в силах ничего.

Перечитываю вновь миниатюру З.Гиппиус и думаю о том , как все-таки талантлива была она как поэт. Какие образы нашла она для выражения своей мысли, какие художественные средства!

Они всколосяться, – верьте!

Поля ее золотые.

Эпитет “ золотой” не редкий у поэтов, пишущий о русском поле, здесь же он звучит особо, словно выражая богатство страны – ее хлеб.

Достигая образности и выразительности стиха, автор использует приём олицетворения, погибнет “и…спасётся”, видя в России живое существо. Особое значения в композиционном строе имеет противительный союз “но”. Им часто пользовался А. С. Пушкин (“Анчар”, “Деревня”). Зинаида Николаевна сознательно делит им стихотворение на две части: главное не спасение всех её современников, а воскресение России, в которое она верила, любя и ненавидя.

“Нет” – одно из завершающих стихотворений цикла “Последние песни”, написанного в Петербурге. Но как оно актуально в наши дни!

Я выбрал его для анализа потому, что оно вселяет в меня оптимизм, и мне вместе с поэтессой хочется сказать всем, кто не верит в будущее нашей Родины, а живёт прошедшим:

Зинаида Гиппиус: биография и творчество русской поэтессы, лучшие стихи

Зинаиду Гиппиус называли сатанессой, ведьмой, декадентской мадонной. Ее любили и осуждали за эпатажные выходки, смелость и острый язык. Она была неповторима и уникальна. Еще при жизни ее возвели в ранг великих поэтов Серебряного века. Многие литераторы называют ее гением русского символизма. Сегодня ее стихами зачитывается как молодежь, так и зрелые люди. Итак, биографию Зинаиды Гиппиус и самые интересные факты из ее жизни рассмотрим ниже.

Детство и юность

Поэтесса появилась на свет 20 ноября (по старому стилю 8) 1869 года. Родной город Зинаиды Гиппиус – Белев (ныне это Тульская область).

Девочка родилась в обрусевшей дворянской семье немецкого происхождения. Ее отец, Николай Гиппиус, был известным юристом. Помимо старшей Зинаиды, в семье было еще три дочери – Анна, Татьяна и Наталья. Семья вынуждена была часто переезжать – этого требовала работа Николая Романовича. Поэтому маленькая Зина часто меняла учебные заведения и готовилась к экзаменам дома, с гувернантками. Уже с 7 лет будущая поэтесса писала стихи и вела дневники.

В 1880 году отец семейства получил должность обер-прокурора и отправился с семьей в Нежин. Однако вскоре почувствовал резкое ухудшение здоровья. В 1881 году Николай умер от туберкулеза. Его вдова осталась одна с четырьмя дочерьми на руках, престарелой бабушкой и незамужней младшей сестрой.

Борьба с туберкулезом

Семья переехала в Москву, надеясь улучшить свое материальное положение. Зину отправили учиться в гимназию Фишер, но вскоре у нее диагностировали туберкулез. Анастасия Васильевна, опасаясь за здоровье дочерей, особенно старшей, отправилась в Ялту. Финансовое положение семьи оставалось тяжелым. Следует заметить, что на протяжении всей жизни Зинаида страдала из-за частых болезней верхних дыхательных путей.

В Крыму семью Гиппиус навестил брат Анастасии, Александр Степанов. Он взял на себя решение финансовых вопросов и перевез родных в Тифлис (ныне – Тбилиси). Кроме этого, арендовал для Зинаиды дачу в Боржоми, где она имела возможность поправить свое здоровье.

Однако будущую поэтессу ждала еще одна трагедия. В 1885 году Александр Степанов, дядя Зинаиды, скончался от менингита. Семья вынуждена была остаться в Тифлисе.

Первая и единственная любовь

В 1888 году будущая поэтесса с матерью вновь поехала в Боржоми. Там восемнадцатилетняя Гиппиус познакомилась с писателем Дмитрием Сергеевичем Мережковским. Он выделялся среди ее поклонников молчаливостью и некоей отстраненностью, которые сразу привлекли внимание молодой красавицы.

Почувствовав духовную близость, пара решила пожениться. Через год после знакомства влюбленные обвенчались в церкви Михаила Архангела. Вскоре они переехали в Петербург. Сама Зинаида в своих автобиографических заметках писала, что с тех пор они не разлучались ни на один день в течение 52 лет.

И рассыпается волна.

Не может сердце жить изменой,

Измены нет: любовь — Одна.

Мы негодуем, иль играем,

Иль лжем — но в сердце тишина.

Мы никогда не изменяем:

Душа одна — любовь одна.

Однообразно и пустынно

Проходит жизнь. И в жизни длинной

Любовь одна, всегда одна.

Лишь в неизменном — бесконечность,

Лишь в постоянном глубина.

И дальше путь, и ближе вечность,

И все ясней: любовь одна.

Любви мы платим нашей кровью,

Но верная душа — верна,

И любим мы одной любовью.

Любовь одна, как смерть одна.

Именно с приезда в Петербург начался творческий путь поэтессы Зинаиды Гиппиус. Она познакомилась с талантливыми писателями, поэтами, художниками, философами. Общество не всегда понимало, но принимало эксцентричную литераторшу.

Молодые супруги, будучи людьми творческими, договорились: Зинаида пишет только прозу, а Дмитрий – только поэзию. Но вскоре сам Мережковский нарушил эту договоренность, ведь в его голове зрел сценарий романа о Юлиане Отступнике.

Позже Зинаида вспоминала о своем браке как о родстве душ и общности идей. Но при этом отношения супругов были платоническими. У обоих случались короткие романы. А ссоры бывали лишь на творческой почве. Но при этом они были очень близки духовно. Это был возвышенный союз двух талантливых душ в бренном мире.

Вихри перемен

Революция 1905 года и расстрел рабочих 9 января оказали сильное влияние на творчество поэтессы. В ее стихах появились политические мотивы. Она и ее муж яростно отрицали самодержавие, считая, что оно пришло от Антихриста. В 1906 году супруги были вынуждены уехать в Париж, где пробыли почти 2 года. При этом они продолжали творить и сотрудничать с русскими изданиями.

В 1908-м Мережковские вернулись на родину. Помимо прозы и стихов, Зинаида Гиппиус также писала критические статьи под псевдонимом Антон Крайний. Ее критика была остра и саркастична, подчас субъективна и капризна. Но в ее профессионализме не было никаких сомнений.

В 1917 году налаженная жизнь супругов вновь рухнула. Мережковские не приняли Октябрьскую революцию. Зинаида Николаевна писала: “. на развалинах рухнувшей культуры бушует озверение. “.

В 1920 году Гиппиус с мужем нелегально пересекла русско-польскую границу. Но после недолгого пребывания в Польше супруги навсегда иммигрировали в Париж. Здесь они продолжали писать стихи и прозу и даже основали философское общество “Зеленая лампа”, которое просуществовало до 1940 года.

Любовь и смерть

В 1941 году умер Дмитрий Мережковский. Для Зинаиды Николаевны его смерть стала тяжелым ударом, от которого она так и не оправилась. В 1945 году, в возрасте 76 лет, врач констатировал смерть Зинаиды Гиппиус. Ее похоронили на русском кладбище Сен-Женевьев-де-Буа в одной могиле с мужем.

Творчество поэтессы

Что мне делать с тайной лунной?

С тайной неба бледно-синей,

С этой музыкой бесструнной,

Со сверкающей пустыней?

Я гляжу в нее – мне мало,

Я люблю – мне не довольно.

Лунный луч язвит, как жало, –

Остро, холодно и больно.

Я в лучах блестяще-властных

Умираю от бессилья.

Ах, когда б из нитей ясных

Мог соткать я крылья, крылья!

О, Астарта! Я прославлю

Власть твою без лицемерья,

Их сияющие перья,

В сине-пламенное море

Кинусь в жадном изумленьи,

Задохнусь в его просторе,

Утону в его забвеньи.

Зинаида Гиппиус – не только талантливая поэтесса. Она прозаик, драматург, литературный критик. В детстве девочка писала шуточные стихи о членах собственной семьи и даже заразила этим увлечением гувернантку и тетю. Однако исследователи ее творчества отмечают, что с ранних лет ей было присуще меланхоличное настроение, которое прослеживается в ее поэзии.

Зинаида была блестящей поэтессой и литератором. Она писала много прозы. В начале ее творческого пути, сразу после замужества, поэтесса печатала прозу в многочисленных журналах. Однако позже признавалась, что не помнит даже названий этих рассказов. Семье просто нужны были средства. Особенно остро в деньгах нуждался Дмитрий Мережковский, который в тот период писал книгу об Юлиане Отступнике.

Позже были написаны еще несколько сборников рассказов, два романа, пьесы. Посредством своего творчества Гиппиус выражала некую идею или тонкое психологическое наблюдение. На творчество литераторши влияли романы Достоевского. Но герои Зинаиды были абстрактными. В них не было огня жизни, который присущ героям романов великого писателя.

А вот стихи Зинаиды Гиппиус наполнены серьезностью и острым умом, которые были присущи этой уникальной женщине. В них практически полностью отсутствует утонченность и женское кокетство. Именно поэтому они столь пронзительны и уникальны.

Ее секретарь, Владимир Злобин, писал, что с детства Зину волновали высокие материи и вечные, философские вопросы. Она еще в юном возрасте чувствовала то, что смогла выразить словами только на склоне лет. Период ее детства (70-80-е годы) не наложил отпечаток на ее жизнь. Будущая поэтесса была словно отстранена от реального мира. Поэтому многие ее стихи абстрактны и сюрреалистичны. Лишь события, произошедшие на ее родине в период с 1905 по 1917 год, оставили отпечаток на ее эмоциональном состоянии.

Я в тесной келье – в этом мире

И келья тесная низка.

А в четырех углах – четыре

Они ловки, жирны и грязны,

И все плетут, плетут, плетут.

И страшен их однообразный

Они четыре паутины

В одну, огромную, сплели.

Гляжу – шевелятся их спины

В зловонно-сумрачной пыли.

Мои глаза – под паутиной.

Она сера, мягка, липка.

И рады радостью звериной

Четыре толстых паука.

Интересные факты о знаменитой поэтессе

Внешность Зинаиды Николаевны Гиппиус, как и ее творчество, были поистине уникальны и неповторимы. Новых знакомых поражал ее яркий и неординарный внешний вид – густые локоны с медным отливом, миндалевидные зеленые глаза, худоба и необычные наряды. Однако еще более экстравагантным было ее поведение.

Критиков приводили в бешенство известные всей России строки:

Любовь мою душу спасет.

Первое впечатление о Зинаиде складывалось неоднозначное. Многие литературоведы отмечают, что Гиппиус казалась высокомерной и холодной особой. Она умела добиться от толпы восхищения и вела себя как королева. Но при этом внутри она оставалась чутким и добрым человеком. Именно она помогла обрести известность многим талантливым поэтам, в числе которых были Сергей Есенин, Осип Мандельштам, Александр Блок. С последним она разорвала отношения после начала Октябрьской революции.

Зинаида питала слабость к мужскому образу. Некая маскулинность ее характера резко констатировала с нежным нравом ее супруга. Она часто использовала мужские псевдонимы, писала стихи от лица мужчины. А порой появлялась на публике в мужских костюмах и с ярким макияжем.

Заключение

Биографию Зинаиды Гиппиус можно обсуждать бесконечно. Она – неординарная, невероятная личность и просто незабываемая, красивая женщина.

Читайте также:  Анализ стихотворения Бессилие Гиппиус
Ссылка на основную публикацию
Название: Зинаида Николаевна Гиппиус
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: сочинение Добавлен 11:49:46 31 мая 2001 Похожие работы
Просмотров: 1774 Комментариев: 21 Оценило: 8 человек Средний балл: 4.9 Оценка: 5 Скачать