Анализ стихотворения Посвящение Гиппиус

Анализ стихотворения Гиппиус Посвящение

Анализ стихотворения Зинаиды Гиппиус «Пауки»

Зинаида Гиппиус оставила после себя большое наследие, которое будет передаваться еще много поколений. Она была не только поэтессой, но так же писала романы, повести, рассказы и прессы. Ее произведения это всегда мудрая и целесообразная история, которая передает переживания людей.

Одним из ее самых красивых и в то же время мрачных стихотворений принято считать произведение “Пауки”. С первых же строк на читателя надвигается тяжелое и мрачное настроение, которое не отпускает его до самого конца.

“Я в тесной келье — в этом мире”. Возможно Гиппиус с помощью литературного героя описывала свои мысли и чувства. Из них мы можем только установить, что автор чувствовал себя в ловушке от куда нет выхода. Помимо тесноты и отсутствия свободы, автор так же чувствует одиночество. Место, где пребывает литературный герой стихотворения не только мрачное и тесное, но и еще очень одинокое. Ведь там ничего нет, только один человек. оказавшейся в ловушке.

Но самым главным элементом этой темницы являются пауки. которые сдерживают узника внутри. Автор описывает их, как жирных, ловких и грязных животных. однообразный труд которых заставляет ее страшиться еще больше.

Расположение пауков так же носит большую роль. Все они расположены в углах комнаты, четыре угла — четыре паука. Это означает, что они окружили своего узника, своим всеместным присутствием, они лишь больше нагнетают страха.

В начале стихотворения кажется, что литературный герой только стоит и наблюдает со стороны. Да ей до безумия страшно, но самого контакта с пауками мы не видим. И только строка :”Мои глаза — под паутиной” говорит о том, что она уже попала в эту ловушку и выбраться из нее возможности нет. А пауки, которыми она олицетворяет своих врагов и противников, рады тому, что она попала в из западню.

Стихотворение очень красивое и мистическое, оно описывает страх заключения безнадежность и отсутствием мечты.

Зинаида
Гиппиус

Анализ стихотворения Зинаиды Гиппиус «Белая одежда»

Поэтический дебют Гиппиус, состоявшийся в журнале «Северный вестник», где были опубликованы два стихотворения — «Песня» и «Посвящение», получился ярким и наделал много шуму в литературном мире. Лирику Зинаида Николаевна считала вещью глубоко интимной, создаваемой для себя. Поэзию вообще и стихосложение в частности она называла одной из форм, которую в человеческой душе принимает молитва. Такое отношение к творчеству вызвало множество нареканий со стороны критиков-современников. «Молитвенный» характер лирики ставился ими Гиппиус в вину. По их мнению, Зинаида Николаевна, обращавшаяся к Господу с использованием имен Третий, Невидимый, Он, устанавливала с Всевышним отношения прямые, равные, кощунственные. Первый поэтический сборник «декадентской мадонны», получивший название «Собрание стихов (1889 — 1903 гг.)», увидел свет в издательстве «Скорпион» в 1904 году. В него вошло произведение «Белая одежда», написанное в духе религиозной оды.

К стихотворению предпослан эпиграф, представляющий собой цитату из Откровения Иоанна Богослова. В некоторых толкованиях Апокалипсиса побеждающий воспринимается в качестве собирательного образа для христианских святых и праведников. Эти люди смогли исполнить все наставления и преодолеть искушения, о которых сказано в текстах Посланий семи церквам. Есть еще одна распространенная трактовка. Согласно ей, те, кто победят мир своей верой в Слово Божье, будут жить вечно. Белые одежды в этом контексте олицетворяют победу в духовной схватке с врагами Господа.

В религиозной оде Гиппиус обращается к Богу напрямую, что обусловлено вышеназванной «молитвенностью». При этом поэтесса употребляет три имени — Он, Сотворивший и Господь. Характерны для лирики Зинаиды Николаевны следующие строки: Но победить — Его победою — Хочу последнее страдание. Для Гиппиус страдание — это путь к Богу, движение по направлению к сотворению и сохранению души. Господа она приравнивала к абсолютной свободе. Поэтому в одном из ранних стихотворений появилась строка: «…Но люблю я себя, как Бога…». Таким образом поэтесса провозглашала любовь человека к себе как существу, свободному от смерти и судьбы, от мира и других людей. В этом тезисе заключена четверка ключевых тем всего творчества Гиппиус: любовь и смерть, человек и Бог. Вокруг квартета мотивов концентрируется поэзия Зинаиды Николаевны, что отражает существо ее идейных исканий.

Анализы других стихотворений

  • Анализ стихотворения Марины Цветаевой «Моим стихам, написанным так рано»
  • Анализ стихотворения Александра Блока «О, весна без конца и без краю»
  • Анализ стихотворения Александра Блока «О, я хочу безумно жить»
  • Анализ стихотворения Александра Блока «О, как безумно за окном»
  • Анализ стихотворения Александра Блока «Фабрика»

Побеждающему Я дам белые одежды.

Он испытует — отдалением,
Я принимаю испытание.
Я принимаю со смирением
Его любовь, — Его молчание.

И чем мольба моя безгласнее —
Тем неотступней, непрерывнее,
И ожидание — прекраснее,
Союз грядущий — неразрывнее.

Времен и сроков я не ведаю,
В Его руке Его создание…
Но победить — Его победою —
Хочу последнее страдание.

И отдаю я душу смелую
Мое страданье Сотворившему.
Сказал Господь: «Одежду белую
Я посылаю — победившему».

Посвящение (Небеса унылы и низки. )

Печатается по изд. Гиппиус З. Н. «Собрание стихов. 1889–1903». М. Скорпион, 1903.

Посвящение. Северный вестник. 1895. № 3 (в экз. ИМЛИ посвящение: «Никому»). Об этом стихотворении вспоминает друживший с Мережковскими критик, искусствовед, поэт Петр Петрович Перцов (1868—1947): «Помню, как однажды зашел я к Мережковскому (в начале 1895 г.), и Дмитрий Сергеевич с таинственным видом увел меня в свой кабинет, где подал листок с написанным на нем стихотворением, прося сказать мое мнение. На листке стояло: «Небеса унылы и низки» — одно из лучших стихотворений нашей символической школы. Я был совершенно поражен — и подлинностью поэзии, и новизной стиля. На вопрос об авторе Дмитрий Сергеевич отмалчивался. Хотя я не имел в то время никакого понятия о поэтическом таланте З. Н. Гиппиус (она печаталась немного и как-то скрывала свои еще малохарактерные стихи), — тем не менее не мог приписать стихотворение самому Мережковскому. Он, наконец, с торжеством назвал автора» ( Перцов П. Литературные воспоминания. 1890—1902 гг. М.; Л. 1933. С. 227).

Источник:Гиппиус З. Н. Собрание сочинений. Т. 2. Сумерки духа: Роман. Повести. Рассказы. Стихотворения. — М. Русская книга, 2001. — 506 с. 1 л. портр.

Посвящение
Стихотворение Зинаиды Гиппиус

Небеса унылы и низки, Но я знаю – дух мой высок. Мы с тобой так странно близки, И каждый из нас одинок. Беспощадна моя дорога, Она меня к смерти ведет. Но люблю я себя, как Бога,- Любовь мою душу спасет. Если я на пути устану, Начну малодушно роптать, Если я на себя восстану И счастья осмелюсь желать,- Не покинь меня без возврата В туманные, трудные дни. Умоляю, слабого брата Утешь, пожалей, обмани. Мы с тобою единственно близки, Мы оба идем на восток. Небеса злорадны и низки, Но я верю – дух наш высок.

Зинаида Гиппиус.
Стихи, воспоминания, документальная проза.
Москва: Наше наследие, 1991.

Другие стихи Зинаиды Гиппиус

Презентация на тему «Зинаида Гиппиус»

Поэтический дебют

Гораздо более ярким и спорным, чем прозаический, был поэтический дебют Гиппиус. Стихотворение «Посвящение», опубликованное в «Северном вестнике» получило скандальную известность. «Стихи ее – это воплощение души современного человека. ни с чем не мирящегося…» ,- отмечал позже один из критиков.

ПОСВЯЩЕНИЕ Небеса унылы и низки, Но я знаю – дух мой высок. Мы с тобой так странно близки, И каждый из нас одинок. Беспощадна моя дорога, Она меня к смерти ведет. Но люблю я себя, как Бога,- Любовь мою душу спасет. Если я на пути устану, Начну малодушно роптать, Если я на себя восстану И счастья осмелюсь желать,- Не покинь меня без возврата В туманные, трудные дни. Умоляю, слабого брата Утешь, пожалей, обмани. Мы с тобою единственно близки, Мы оба идем на восток. Небеса злорадны и низки, Но я верю – дух наш высок.

Квартира Мережковских

Квартира Мережковских в доме Мурузи стала важным центром религиозно-философской и общественной жизни Петербурга. Дом Мережковских был «настоящим оазисом русской духовной жизни начала ХХ столетия».

Мир искусства

В 1899-1901 годах Гиппиус сблизилась с кружком С.П. Дягилева, группировавшимся вокруг журнала «Мир искусства», где она и стала публиковать свои первые литературно-критические статьи.

Лучшие критические статьи были впоследствии отобраны ею для книги «Литературный дневник». Свой литературный и духовный идеал критик находила в той литературе и искусстве, которые развились «до молитвы, до понятия Бога».

Религиозное сознание

В 1899 году Мережковскими решено было создать «новую церковь» где рождалось бы «новое религиозное сознание». Воплощением этой идеи явилась организация Религиозно-философских собраний, целью которых было провозглашено создание общественной трибуны для «свободного обсуждения вопросов церкви и культуры… неохристианства, общественного устройства и совершенствования человеческой природы».

Знаменитое «троебратство»

При участии В. Философова (близкого друга Мережковских) было сформировано знаменитое «троебратство». существование которого длилось 15 лет.

В. Философов, З. Гиппиус и Д. Мережковский

В феврале 1906 года Мережковские покинули Россию и направились в Париж ,где в добровольном «изгнании» провели более двух лет. Здесь поэтесса начала организовывать «субботы», которые стали посещать старые друзья–писатели. Гиппиус много работала над публицистическими статьями и стихами.

Прозаический сборник

К началу 1910-х годов относится последний прозаический сборник Гиппиус «Лунные муравьи»(1912). который встретил прохладный прием критики, нашедшей их откровенно тенденциозными, «проблемными».

Октябрьская революция

Октябрьская революция ужаснула Гиппиус. она восприняла её как воцарение «царства Антихриста», торжество «надмирного зла». В конце 1917 года Гиппиус еще имела возможность печатать антибольшевистские стихи в сохранившихся газетах.

Период 1920-1945-е годы

Гиппиус в Париже создает общество «Зеленая лампа»(1925-1939), призванное объединить литературные круги эмиграции, которые принимали взгляд на призвание русской культуры за пределами советской России.

Смерть Дмитрия Сергеевича

Смерть Дмитрия Сергеевича явилась для Зинаиды Николаевны сильнейшим ударом. Вдова писателя посвятила последние годы работе над биографией покойного мужа. Эта книга была издана в 1951 году.

Анализ творчества

Начало литературной деятельности З. Гиппиус (1889-1892 годы) принято считать этапом «романтически-подражательным». Впоследствии ее стали причислять к числу идеологов нового модернистского движения в русской литературе. В эти годы центральной темой ее творчества становится проповедь новых этических ценностей.

Прославление мира фантазии

Основными мотивами ранней поэзии Гиппиус критики начала ХХ века считали «проклятия скучной реальности», «прославление мира фантазии», поиск «новой нездешней красоты». «Третья книга рассказов»(1902) Гиппиус вызвала существенный резонанс; критика в связи с этим сборником заговорила о «болезненной странности» автора, «мистическом тумане», «головном мистицизме».

Выход первого сборника стихотворений

Заметным событием в литературной жизни России начала ХХ века стал выход первого сборника стихотворений З. Гиппиус в 1904 году. Единомышленники отмечали и особую манеру «поэтического письма, иносказания, умолчания». Существенное место в поэзии Гиппиус заняла тема «усилий по сотворению и сохранению души».

Сборник рассказов

Сборник рассказов Гиппиус «Алый меч»(1906) высветил «метафизику автора уже в свете неохристианской тематики».

Читайте также:  Анализ стихотворения Песня Гиппиус

Сборник «Черное по белому»(1908) был выдержан в «касательной, туманно-импрессионистической манере».

В 1900-х годах Гиппиус заявила о себе и как драматург. Пьесы: «Святая кровь»(1900), «Маков цвет»(1908), «Зеленое кольцо»(1916),- были поставлены в Александринском театре.

Место в творчестве

Важное место в творчестве З. Гиппиус занимали критические статьи, публиковавшиеся сначала в «Новом пути», затем в «Весах» и «Русской мысли» (в основном, под псевдонимом Антон Крайний).

Собрание стихов

В 1910 году вышел второй сборник стихов Гиппиус «Собрание стихов. Кн.2. 1903-1909», во многом созвучный первому; его основной темой стал «душевный разлад человека, во всем ищущего высшего смысла, божественного оправдания низкого земного существования…»

Ненависть к Октябрьской революции

Ненависть к Октябрьской революции заставила Гиппиус порвать с теми из бывших друзей, кто принял ее, – с Блоком, Брюсовым, Белым. История этого разрыва составила суть мемуарного цикла Гиппиус «Живые лица»(1925).

Последние стихи

Сборник «Последние стихи. 1914-1918» подвел черту под активным поэтическим творчеством Гиппиус. Она оставила дневники, воспринимавшиеся ею как уникальный литературный жанр, позволяющий запечатлеть «само течение жизни». Художественное творчество Гиппиус в годы эмиграции «начинает затухать». Она мертва, как «убитый ястреб»(«Сияния» (1938)).

Писательская деятельность

Литературная, писательская деятельность Гиппиус формировалась условиями окружающей жизни. Это и эмиграции, и утрата близких, и события 1905-го года и т.д. Все это оставило большой след в творчестве З.Н. Гиппиус. Увы, разделены они Безвременность и человечность. Но будет день: совьются дни в одну трепещущую вечность.

Слушать стихотворение Гиппиус Посвящение

Анализ стихотворения Гиппиус Посвящение

Ярко вспыхнула на заре двадцатого века фамилия Зинаиды Гиппиус. Эта незаурядная поэтесса посмела бросить вызов сложившимся в обществе устоям. Её творчество росло и совершенствовалось вместе с самой Россией. Яркая и талантливая Гиппиус в течении своей жизни не раз меняла стиль и манеру письма. Ее произведения, продуманные до мозга костей, всегда отражали ее личную позицию – они явились миру источником вдохновения в борьбе за новые принципы.

Произведения Зинаиды Николаевны наполнены свежестью, они дышат смелым новаторством. Не исключены в ее лирике резкие, непривычные обществу двадцатого века мысли, за которые решительная Гиппиус не раз подвергалась критике со стороны литературного общества и читателей. Ее стихотворения относят к эпохе декаданса. В них заключен совершенно новый тип мышления, воспевающий личность и ее первостепенное значение в мире.

Анализируемое произведение «Посвящение» написано в 1894 году. Главным объектом в нем выступает человек с его желаниями и целями. Личность лирического героя – личность самой поэтессы. Жанр стихотворения – ода. Произведение религиозно: оно представляет собой молитву и построено на обращении к Богу. Главная мысль преподносится читателю в качестве монолога с Творцом. Идея стихотворения развивается Гиппиус на основе ее размышлений о судьбе, о вере в достижение целей и о правильности выбранного пути. Четко позиционирует Зинаида Николаевна свое стремление стать ближе к небесам, то есть стать выше и чище душой. Поэтесса с присущей ей смелостью заявляет, что она «любит себя, как Бога». Этой фразой Гиппиус стремится подчеркнуть важность личности человека и убедить читателя в том, что роль человеческой души значима в такой же степени, как и роль самого Бога. Поэтесса, разграничивая Бога и лирического героя в своем произведении, все же ясно дает понять, что между ними есть духовная близость и она неоспорима.

Стихотворение пронизано печальным настроением. Плавность и напевность произведения продают ему еще большее сходство с молитвой. Употребление таких художественных средств, как олицетворение и эпитет («дух высок», «небеса унылы», «туманные дни», «беспощадна дорога») помогают автору раскрыть главную мысль произведения и придать ему своеобразный мотив. Частичное повторение первого и последнего столбца позволяет Гиппиус сосредоточить внимание читателя на главной проблеме произведения.

Последними строками автор подытоживает все рассуждения: какие бы ни были проблемы, нужно оставаться верным душой праведным мыслям, нужно стремиться на пути к исполнению своих целей и бороться до конца за высокие идеалы!

Картинка к стихотворению Посвящение

Популярные темы анализов

Валерий Яковлевич Брюсов – это один из самых ярких представителей символизма в России. Несмотря на то, что он любил затрагивать философские вопросы в своих произведениях, Брюсов всегда предпочитал выражаться как можно более

Детство у Николая Некрасова была не самая легкая и счастливая, он познал очень много горя. Все свое детство он провел в родовом имении, где управлял всем отец тиран. Он очень жестоко относился как к своим подчиненным, так и к своей семье.

Творчество Якова Петровича Полонского прозаично с лирическими нотками. Полонский описывает красоту природы и ее волшебный круговорот событий. Яков Петрович не достиг такой популярности как его друзья, с которыми он учился.

Сталинское время очень сложное. Безвинные подвергались суровым наказаниям и тюрьме. Многие умирали из-за невыносимых тюремных условий. И Заболоцкого не миновала ссылка. Вот именно после нее,

В этом прекрасном и очень глубоком по своему смыслу произведению, автор показывает, как может манятся психология ребенка, который увидел прекрасное, неземное существо, которое делает его более добрым и понимающим.

Поэзия З.Н. Гиппиус: темы, мотивы, образы-символы, неомифологизм, жанрово-композиционные особенности, интонационно-звуковой строй.

Зинаида Гиппиус стояла у истоков русского символизма и была одним из его негласных лидеров. Ее поэзия отмечена выразительным сочетанием интеллектуальной глубины и психологической подвижности, ритмической изысканностью и стилистическим мастерством. Брюсов отмечал исключительное умение поэтессы ” писать афористически, замыкать свою мысль в краткие, выразительные , легко запоминающиеся формулы”.

В ранних стихотворениях Гиппиус, лирический герой, который видел свой путь как беспощадную дорогу, ведущую к смерти, постепенно приходит к необходимости подняться камянистой стежкой ко Всевышнему и понимает, что достичь цели можно только в единении с другими людьми.

Зинаида Николаевна смотрит на человека с точки зрения духовного и эстетического совершенствования, пути познания себя и мира, философски – психологического спора со временем и собой. Лейтмотивными являются темы несовершенства земного бытия, одиночества, диалог с Богом и устремленность к Красоте и Гармонии. Поэтесса борется с собой, пытается понять себя:

Моя душа во власти страха

И горькой жалости земной.

Человек, Любовь, Смерть, Бог – вот главные темы, вокруг которых неизменно концентрируется творчество Гиппиус, и эта концентрация является отражением идейных исканий, заполняющих все существо поэта.

Тройственность природы мироздания открывается Гиппиус от самых фундаментальных до низших, относящихся к частной жизни отдельного человека.

Для того, чтобы представить себе, как эта тройственность распространялась на все миросозерцание, выслушаем мнение основательного знатока жизни Гиппиус: Гиппиус также различала три фазы в своей концепции истории человечества и его будущего. Эти фазы представляют три различных царства: царство Бога – Отца – царство Ветхого Завета; царство Бога- Сына, Иисуса Христа — царство Нового Завета и нынешняя фаза в религиозной эволюции Человечества, и царство Бога- Духа Святого, Вечной Женщины-матери – царство Третьего Завета, который откроется человечеству в будущем. Царство Ветхого Завета открыло Божью мощь и власть как правду; царство Нового Завета откроет любовь как свободу. Третье царство, Царство Третьего Человечества, разрешит все существующие неразрешимые антитезы — пол и аскетизм, индивидуальность и общественность, рабство и свободу, атеизм и религиозность, ненависть и любовь”. [24:104-105].

И в эту тройственность должен войти человек в трех своих ипостасях, символизируемых числами1, 2 и 3. 1 – это человек как личность, лишенная внешних связей и тем самым обреченная на безнадежное существование в мире. Непременной стадией бытия для нее становилось 2 – объединение двух личностей в любви, в некоем идеальном действе, из которого практически устранена ” похоть ” и стремление к деторождению, но зато особое значение приобретает духовное единение двух человеческих индивидуальностей, опять- таки” неразделенных и неслиянных”. Но полное свое разрешение любовь могла найти только в том случае, если к двоим присоединяется третий – Бог, незримо, но явственно присутствующий в их союзе. Завершение мистического треугольника придает особую крепость и нерушимость всему происходящему.

“Человек без Бога, – подчеркивает близко знавший Гиппиус С. Маковский, представлялся ей чудовищным автоматом, “чертовой куклой”.[18: 339].

В произведениях Гиппиус, созданных в конце ХIХ – начале ХХ века, начиная с “Песни”, своего рода манифеста символизма, нашли отражение важнейшие для символистов декадентские мотивы, мысли, настроения. Прежде всего это неприятие будничного, обыденного мира, мистическая тоска по иной жизни, по недостижимому и неосуществимому, уход от скуки повседневности в сферу подсознательного, в мир фантазии и иррациональных предчувствий: “Мне нужно то, чего нет на свете. ” (” Песня “, 1893); “Люблю недостижимое, чего, быть может, нет. ” (“Снежные хлопья”, 1894).

Раздвоенность, дуализм, противоречивость характерны для лирического героя Гиппиус, который мечется между Богом и дьяволом, небесным и земным, духовным и телесным, жизнью и смертью, вечностью и мигом, в душе героя переплелись и борются друг с другом покорность и свобода, правда и ложь, прекрасное и безобразное, вера в силу молитвы, в чудо и сомнение в нем, религиозный экстаз и богохульство, волевое “самостояние” личности и отречение от собственной воли, устремленность к предельному испытанию полноты бытия и принципиальный отказ от реального воплощения мечты, надежды. Следствие внутреннего разлада – неспособность найти общий смысл жизни, сделать окончательный выбор.

Смотрю на море жадными очами,

К земле прикованный на берегу.

Стою над пропастью – над небесами –

И улететь к лазури не могу.

Гиппиус утверждала неуклонное восхождение человека – революционера, своей волей преодолевающего все препятствия на пути духовного возвышения общества.

Свои помыслы и действия Гиппиус воспринимает и выстраивает в аспекте религиозного служения, угадывает в них провиденциальное начало

Для сборника “Сияния” характерен христианский взгляд на историю и мученический путь России. В стихотворении “Грех” Гиппиус выразила одну из моральных заповедей русской эмиграции первой волны:

И мы простим, и Бог простит.

Мы жаждем мести от незнанья.

Зинаида Гиппиус считала, что должно произойти соединение Трех в Одном: Бога Отца, Бога Сына, Святого Духа, Вечной Женственности – Материнства. Гиппиус доносит до человека идею Трех в Одном как “живую, пульсирующую истину”. Она выразила эти идеи в стихотворении “Вечноженственное

Размышления о бытии, мироздании являются основой всей лирики Гиппиус. В ранней лирике преобладает в элегических стихотворениях мотив самоисследования. Мы вычленили ряд стихотворений: “Бессилие”, “Снег”, “Мгновения”, “До дна”, “Не знаю”.

В ранних произведениях Зинаиды Николаевны звучат декадентские мотивы: одиночество, неверие в жизнь, в собственные силы.

Так как поэтесса очень остро переживала диссонансы и противоречия окружающей ее действительности, то элегическим мотивом пронизан и корпус гражданских элегий: “О вере”, “Костер”, “Что есть грех?”, “Только о себе”.

Элегический мотив раздумья прослеживается в основном в зрелый период творчества Зинаиды Николаевны. Это стихотворения “Мера”, Числа”.

В элегических стихотворениях с любовной тематикой доминирующим является мотив печали, разлуки. Он берет свое начало в элегических традициях ХVIII века.

В зрелой лирике с преобладающим в ней религиозно – патриотическим пафосом, в лирике Гиппиус преобладает одическое начало.

Читайте также:  Анализ стихотворения Все кругом Гиппиус

Лирический герой наделяется индивидуальными (автобиографическими) чертами, которые объясняются особенностями ее психологического статуса, жизненного пути. В центре внимания не чувства, не переживания, а “психологизм лирического я”. Именно этот показатель для нас стал весомым в констатации характера изменений жанровой структуры элегий в лирике Зинаиды Николаевны Гиппиус.

Рассмотрев ряд стихотворений Гиппиус, мы пришли к выводу, что в творчестве Зинаиды Николаевны выделяется целый пласт лирики, которая отличается своим одическим пафосом. Эти стихотворения, в которых улавливаются ораторско-декламационные интонации, можно выделить характерные слова–сигналы, специфические синтаксические конструкции, что в целом способствует выражению авторской гражданской позиции. Так, в стихотворении “Свеча ненависти” к таким словам – сигналам относятся: мне ненавистен всякий грех; предатели; ненавижу; отомстить. В стихотворении “Веселье”: блевотина войны; омерзительно похмелье; бедная, грешная страна; народ засек кнутом свою свободу. “Петербург”: перекресток предательством дрожит; проклятый город, Божий враг.

Такая лирика Зинаиды Гиппиус становится трибуной, раскрывающей общественно-политические ориентиры поэта.

К таким “неженским” стихотворениям, представляющим гневную инвективу, принадлежат: “Петербург”(1909), “Молодому веку”(1914), “Сейчас”(1917), “Веселье”(1917).

Ее стихотворения, исполненные гневом и пристрастием, шокировали многих современников, привыкших к совсем иному звучанию ее музы.

К одическим элементам прибавляются элементы стихотворной сатиры, сочетание трагического пафоса с ироническим, сатирическим.

Наряду с традиционно политической одой в творчестве Зинаиды Николаевны обнаруживает себя и такая разновидность одической поэзии, как религиозная ода. Религиозный пафос был лишен всякой каноничности, а нередко был нацелен против богословских канонов.

Здесь нет державинской ясности, а тяготеет к четкости молитвенный гимн, экстатически выражающийся религиозный стоп. К стихотворениям этого периода относятся следующие: “Любовь”(1900), “Нескорбному учителю”(1901), “Христу”(1901).

При всей тематической и стилевой динамике, при смелости воображения и языка, все эти стихотворения спаяны библейской основой. Несмотря на то, что в поэзии Гиппиус жанр классической одической структуры трансформирован (так как она вобрала в себя компоненты других жанровых образований), тем не менее, остается жанровая доминанта оды – установка на ораторскую речь, общий действенный пафос.

«Когда задумываешься, где у Гиппиус сокровенное, где необходимый стержень, вкруг которого обрастает творчество, где — ‘лицо’, то чувствуешь: у этого поэта, может быть, как ни у кого другого, нет единого лица, а есть — множество…», — писал Р. Гуль.И. А. Бунин, подразумевая стилистику Гиппиус, не признающую открытой эмоциональности и часто построенную на использовании оксюморонов, называл её поэзию «электрическими стихами», В. Ф. Ходасевич, рецензируя «Сияния», писал о «своеобразном внутреннем борении поэтической души с непоэтическим умом».

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-29; Нарушение авторского права страницы

Анализ стихотворения Посвящение Гиппиус

Серебряный век Поэзии без золотоволосой Зинаиды – тускнеет. Тонкая, стремительная, резкая, она – врывается в Поэзию, в литературу, и властвует над многими и многим.

Ее стихи читаю в затворничестве. Поставив перед собой утонченные душистые цветы… Читаю медленно и плавно – чувства разламываются, вернее они разделяются на две стрелы света: одна летит через сердце, вторая – через разум, и – одновременно! Ранящий разрыв – белая боль… И тогда…

Но сперва – о загадочной Зинаиде. Эмигрантка, она скончалась в Париже, тоскуя-болея по Родине:

«Молюсь я в часы ночные,
Дай мне еще увидеть
Родную мою Россию»
(З.Гиппиус)

Она возвратилась в Россию много лет спустя после своей кончины. Возвратилась в белой одежде…

Зинаида Гиппиус родилась в Белеве на Тульской земле. Получив домашнее образование, с детства создавала стихи, вела дневники. В 1889 году вышла замуж за Дмитрия Мережковского, который помог с первыми публикациями стихов, переехала в Петербург. С Мережковским она прожила 52 года, не разлучаясь ни на один день! «Любовь – одна, как смерть одна».

Их дом посещали: Полонский, Майков, В.В.Розанов, Ф.Сологуб, Н.А. Бердяев, Д.В.Философов, А.Белый, А.В.Карташев и другие. Это был своеобразный Живой Журнал обсуждений литературы и модных течений в литературе – словно предтеча тусовок в Интернете, если хотите…

Гиппиус необычна и по характеру и по творчеству. Блок в своих стихах называл ее «зеленоглазою наядой»:

«Женщина, безумная гордячка!
Мне понятен каждый ваш намек,
Белая весенняя горячка
Всеми гневами звенящих строк!

Все слова — как ненависти жала,
Все слова — как колющая сталь!
Ядом напоенного кинжала
Лезвие целую, глядя в даль. “
(А.Блок)

У Гиппиус знамениты (в цитатах литературоведов!) строки:

«И я такая добрая…
Как ласковая кобра, я…»
(З.Г.)

Но это она не о себе! Это – о понятии «боль», философский «Лаокоон». Так что не надо ее озмеивать! Целуя лезвие, Блок – ее понимал.

Вижу другую, трагически-прекрасную Зинаиду:

«Не осуждай меня, пойми:
Я не хочу тебя обидеть,
Но слишком больно ненавидеть,
Я не умею жить с людьми…»
(З.Гиппиус)

Она считала, видимо, что если уснувшая душа может проснуться от раны – то надо ранить, во имя спасения этой души.

Да и в Поэзии она шла своим путём, может быть, для некоторых странным.

«К простоте возвращаться – зачем?
Зачем – я знаю, положим.
Но дано возвращаться не всем.
Такие, как я, не можем.

Сквозь колючий кустарник иду,
Он цепок, мне не пробиться.
Но пускай упаду,
До второй простоты не дойду,
Назад – нельзя возвратиться.»
(З.Гиппиус)

Октябрьскую революцию Гиппиус резко не приняла. И не только сердцем – она прекрасно разбиралась в событиях. Воистину, ее стихи того периода остры и смелы, как стрелы серебряные: «Не покажем ли Бронштейну да Ленину / Кто на русской земле господин?» (1919). Да, «красная демократия» завладела Россией: «Все за лопаты! Все за свободу! / А кто упрется – тому расстрел!» (Стих «Осенью»). Началась особая политика, особая экономика:

«В цене упали бриллианты,
появился швейцарский сыр…
Что случилось? А это Антанта
с большевиками заключает мир…»
(З.Гиппиус)

Зинаиде Гиппиус чудится наступление долгой, сплошной ночи для России: «Не рассветает! Не рассветёт». В декабре 1919 года она с Мережковским тайно эмигрировала. Остаться? Ясно – за такие стихи ее бы дачей в Переделкино не пожаловали. К счастью, она была очень догадлива, но все равно, цель эмиграции для нее – не свое спасение, а деятельное противостояние. Уезжала на время, оказалось – навсегда.

В исторических событиях она умела многое предвидеть. Думаю, что в любой Кассандре помимо сверхчувств молниеносный анализ – присутствует. Поэтому коснусь и иной стороны творчества Гиппиус. Кроме стихов и прозы, поражают философские мысли-пророчества в ее статьях, письмах, дневниках, где она идет путем разумного анализа, и этот разум ее высок настолько, что, как острейший луч, выхватывает светом Грядущее, которое Гиппиус мгновенно вычисляет логически.

Взять хотя бы одно ее письмо от 17 октября 1905 года – «Писано за час до манифеста», где она представила тончайший анализ будущего хода революции и свершений большевиков: «Но весь путь их и вся эта картина так мною неприемлема, противна, отвратительна, страшна – что коснуться к ней (т. е. войти во всё) равносильно для меня предательству моего». И она, которая страстно рвалась к обновлению общества, заявляет: «Главное – я реально представила грядущее насильническое (сами говорят) правительство и народный террор и кровь… Для их истин – такой путь!»

И самое страшное – она логически осмыслила (в 1905 году) – это будет, это неизбежно. Получается, и все последующие события (и правители!) вплоть до наших дней – не случайность. У Гиппиус была политическая прозорливость – дар врожденный. Подозреваю, что Ленин был знаком с некоторыми трудами Гиппиус – он умел извлекать умственную энергию из ярких интеллектов. Понимая свершающееся, Гиппиус даже пыталась повлиять на ход исторических событий, особенно находясь в Польше и Франции, но кто мог тогда принять всерьез зеленоглазую женщину, декадентку-поэтессу, пишущую кощунственно-безумные (для того времени!) стихи, толкующую про отвлеченно-тонкое…

Не удивляйтесь, что о Гиппиус осталось много сплетен, слухов, нелестных характеристик… Уверена, вся вина ее в том – угораздило родиться умной и красивой одновременно. Некоторые женщины – не прощали ей красоту, некоторые мужчины – ум. Двусторонняя немилость, по сути – обреченность на внутреннее одиночество. Сплетни – пища обывателя, он их сам выращивает и жадно пожирает. Он не любит высот: никогда не пытается духовно подняться до личности, а тщится (безрезультатно!) бытовыми подробностями принизить личность до себя. Гиппиус к слухам о себе была равнодушна, вероятно, они ее даже забавляли.

“Тяжки иные тропы.
Жизнь ударяет хлёстко.
Чьи-то глаза из толпы
взглянули так жёстко.

Кто ты, усталый, злой,
путник печальный?
друг ли грядущий мой?
враг ли мой дальний?

В общий мы замкнуты круг
боли, тоски, заботы.
Верю я, все ж ты мне друг,
хоть и не знаю, – кто ты. “
(З.Гиппиус)

А если глянуть на ее удивительную душу через сокровенное – ее Поэзию? В талантливых стихах кратко, зримо, подсознательно – сказано несказанное… А в ее душе таинственного столько, «что для речей единственных не знаю здешних слов…». И это свой прорыв к Богу! И попытка осмыслить Бытие и религию. Ее роковое противостояние революционным событиям рождало строки: «И если это Божья длань – / Кровавая дорога, – / Мой дух пойдет и с ним на брань, / Восстанет и на Бога». (1916). Кощунство? Понимаю так: пренебрегает спасением своей души во имя спасения Отечества.
Золотоволосая изгнанница, Вы где сейчас, Зинаида?

Когда ее Поэзию читаю – чудится, как она присаживается к моему ночному столику и узкой ладонью проводит по СВОИМ стихам так, что загораются именно те строки, видения и понятия, что хотелось бы ей высветить… Замираю. «Пойми меня, когда меня не станет…»

И гнутся цветы лилейные. Зинаида – Белая, Верная… Она приподымает край своей шляпы и, «Вся нежная, робкая, злая…» шепчет тайно-истинное: «Тихо плачу я, плачу – обо всех…»

Её походку и обличье –
духи пронзают «Лориган»!
Я – в мареве от «Нина Риччи»!
И возле нас – двойной туман…
Сквозь вековых вуалей сон –
она уходит в медальон,
забыв жестокий свой лорнет,
но разобьет его рассвет…
Здесь лепестков и лезвий кромки,
запреты, страсти и обиды.
Сквозь виртуал, в накидке тонкой,
читаю стих от Зинаиды.
(Т.Смертина)

©Татьяна Смертина. Статья “Золотоволосая”
(О Зинаиде Гиппиус)
Tatiana Smertina

СТИХИ ЗИНАИДЫ ГИППИУС
Zinaida Gippius
(Чтобы открыть файл, нажмите мышкой.
Здесь и мой скан ранее неизвестных в сети стихов Гиппиус).

ПРИЖИЗНЕННЫЕ издания Зинаиды Гиппиус:
Собрание стихов. 1889-1903. «Скорпион», М., 1904г.
Собрание стихов. 1903-1909. «Мусагет», М., 1910г.
Зинаида Гиппиус (совм. С Мережковским и Философым). Пьеса «Маков цвет». СПб., 1908.
«Литературный дневник». СПб, 1908.
Драма «Зеленое кольцо». 1912.
Рассказы. «Новые люди». СПб, 1896.
Рассказы. «Зеркала». СПб., 1898.
«Третья книга рассказов». СПб., 1902.
«Алый меч». СПб., 1906.
Рассказы. «Черное по белому». СПб., 1908.
Зинаида Гиппиус. «Чёртова кукла». Роман. М., 1911
Рассказы. «Лунные Муравьи». СПб., 1912.
«Цесаревич». Роман. М., 1913
«Последние стихи. 1914-1918». СПб., 1918.
«Стихи. Дневник 1911 – 1921». Издано в эмиграции. Б., 1922
Мемуары. «Живые лица». Прага, 1925.
Зинаида Гиппиус. «Сияние». Париж, 1939.

=======
ПОСМЕРТНЫЕ издания Зинаиды Гиппиус:
Пьесы. Л., 1990
Живые лица, тт. 1-2. Тбилиси, 1991
Сочинения. Ленинградское отд. Худож. лит. 1991 г.
Стихотворения. СПб, 1999
Дневники, тт. 1-2. М., 1999

Адамович Г., Одиночество и свобода. Нью-Йорк, 1955, с. 151—68;
Андреев В., Детство, М., 1963, с. 144—47;
Белый А., Начало века, М.— Л., 1933; его же, Между двух революций, Л., 1934, с. 58—62, 161—76;
Бенуа А. Н., Мои воспоминания, т. 2, М., 1980;
Берберова Н., Курсив мой. Нью-Йорк, 1983 (ук.). + Брокгауз; НЭС;
Бердяев Н. А., Самопознание, Париж, 1983;
Блок А. и А. Белый. Переписка, М,, 1940;
Блок в неизд. переписке и дневниках современников.— В кн.: ЛН, т. 92, кн. 3 (вступ. ст. Н. В. Котрелева и 3. Г. Минц; публ. Котрелева и Р. Д. Тименчика), с. 158 — 59, 163, 74 —201, 219 — 22, 225, 228, 243, 273, 276, 285—87, 296—310, 335, 445—47, 455, 472—75, 480—81; вкл. письма Г. к Белому);
Брюсов В., Дневники. 1891 — 1910, М., 1927;
Бунин в годы войны.— «Даугава», 1980, № 10;
Вишня к М. В., Г. в письмах.— «Новый журнал», [1954], № 37;
Волынский А. А., «Книга великого гнева», СПб., 1924, с. 190 — 91, 212—113, 433—35;
Есенин С. А., Дама с лорнетом, Собр. соч., т. 5, М., 1979;
Закржевский А., Религия. Психологические параллели, К., 1913, с. 52 — 94;
3лобин В. А., Тяжелая душа, Вашингтон, 1970;
Измайлов А. А., Помрачение божков и новые кумиры, М., 1910 (у к.); его же, Пестрые знамена, М., 1913, с. 149 — 60;
История русской литературы, т. 4, Л., 1983;
Лавров А. В., Архив П.П.
Лундберг Е., Мережковский и его новое христианство, СПб., 1914, с. 143—92;
Маковский С., На Парнасе «Серебряного века», Мюнхен. 1962, с. 87 — 122;
Минц 3. Г., А. Блок в полемике с Мережковскими.— В кн.: Блоковский сб., [т.] 4, Тарту, 1981 («Уч. зап. ТГУ», в. 535; вкл. письма Г. к Блоку);
Перцов П., Лит. восп., М.— Л., 1933;
Перцова,— В кн.: Ежегодник РО ПД. 1973;
Плеханов Г. В., Литература и эстетика, т. 1, с. 174—81; т. 2, с. 484 — 88, М., 1958;
Терапиано Ю., Встречи, Нью-Йорк, 1953, с. 36 — 87;
Фомин А. Г., Библиотека новейшей русской литературы.— В кн.: Венгеров. Литература 20 в., т. 2, кн. 5 (т. 1 вкл. Автобиографию);
Чуковский К., Лица и маски, СПб., 1914, с. 165—77;
Шагинян М. С., Человек и время, М., 1980, гл. «Петербург».

——————
© Автор списка – Н.И. Осьмакова (при участии Л.Макаровой)
© Скан (избранное) – Т.Смертина
(из биографического словаря «Русские писатели» 1800-1917 года).

Творчество Гиппиус

Зинаида Николаевна Гиппиус (1869—1945). За ней в начале ее творческого пути прочно закрепился титул «декадентская мадонна». Амплитуда ее творчества очевидна. С одной стороны — это поэзия пессимистических предчувствий, одиночества, ожидания смерти, утверждения: «убитый ястреб — душа моя», душевного разлада человека, иссушенного собственным безверием, ищущего во всем абсолюта, но так и не склонившегося к окончательному нравственному выбору: «Не ведаю, восстать иль покориться,//Нет смелости ни умереть, ни жить» («Бессилие»). А с другой — серьезные и глубокие раздумья о жизни, о своем поколении, о людях героического склада, проникновенная тревога о судьбе России и вера в ее воскресение.

Вот стихотворение 1904 года «Только о себе»:

Мы робкие — во власти всех мгновений.

Мы,— гордые,— рабы самих себя.

Мы веруем,— стыдясь своих прозрений,

И любим мы,— как будто не любя…

Мы думаем, что новый храм построим

Для новой, нам обещанной земли…

Но каждый дорожит своим покоем

И одиночеством в своей щели.

Здесь в проблематике, в эмоциях ощутима перекличка с Лермонтовым, и прежде всего с теми его мотивами, которые выражены в стихотворении «Печально я гляжу на наше поколенье».

Осуждая современников, 3. Гиппиус обращает свой взор на героический пример отцов. Мысль ее устремляется к духовному опыту декабристов:

Ужель прошло — и нет возврата?

В морозный день, в заветный час,

Они, на площади Сената,

Тогда сошлися в первый раз…

Своею молодой любовью

Их подвиг режуще-остер,

Но был погашен их же кровью

Уже эти два стихотворения — свидетельство того, что поэзия Гиппиус является частью отечественной культуры и средством выражения духовной реальности, в центре которой — Россия.

Лучшие стихотворения поэтессы проникнуты пафосом утверждения моральной ответственности каждого человека за все происходящее в окружающей жизни.

В своем творчестве Гиппиус создала ряд возвышенных женских образов. Героини ее стихотворений «Светлоокая Гризельда», «Поцелуй», русалки из драмы «Святая кровь» наделены высоким даром любви, нежности и в то же время мужества и твердости духа. Ее лучшие стихотворения 1910-х годов характеризуются умением передать сложность и противоречивость человеческих чувств, яркой звукописью.

По мере того, как Россию все более начинают сотрясать революционные бури, поэтическая мысль 3. Гиппиус становится все более острой и пронзительной, стих приобретает резкость, даже жесткость. Таково, например, стихотворение «Веселье», созданное спустя 4 дня после Октябрьского переворота. В нем она с горечью спрашивает:

Какому дьяволу, какому псу в угоду.

Каким кошмарным обуянный сном,

Народ, безумствуя, убил свою свободу,

И даже не убил — засек кнутом.

От прежнего эстетства здесь нет и следа. Мысль обнажена до предела, и стихотворение превратилось в гневную инвективу, в яростную политическую оду и одновременно в пророчество, наполненное болью, апокалипсическим ощущением гибели России.

И в эмиграции Гиппиус осознавала себя прежде всего поэтом России, той давней, с заснеженными силуэтами вечерних огней на Невском проспекте. Резко отрицательно относясь к советской власти, она верила в возрождение своего Отечества. В 1918 г. в Париже поэтесса писала:

Она не погибнет,— знайте!

Она не погибнет, Россия.

Они всколосятся,— верьте!

Поля ее золотые.

И мы не погибнем — верьте!

Но что нам наше спасенье?

Россия спасется — знайте!

И близко ее воскресенье.

Общественные проблемы осмысливаются теперь поэтессой как глубоко личные. Именно так, обращаясь от лица лирической героини к Богу, говорит 3. Гиппиус о России, о любви к ней, о вере в ее будущее:

Я от двери не отойду.

Пусть длится ночь, пусть злится ветер.

Стучу, пока не упаду.

Стучу, пока Ты не ответишь.

Не отступлю, не отступлю. Стучу,

Зову Тебя без страха:

Отдай мне ту, кого люблю,

Восстанови ее из праха!

В эмиграции выходят два сборника стихов 3. Гиппиус: «Стихи» (1920) и «Сияние» (1939). Из них наиболее значителен второй, в котором, как и раньше, все строится на антитезе: жизнь и смерть, разочарование в людях и вера в силу человеческого духа, тоска по любви и неспособность любить.

К мыслям о любви Гиппиус постоянно возвращается и в своих прозаических произведениях: в романе «Мемуары Мартынова», повести «Перламутровая трость», сборнике рассказов «Небесные слова», герои которых мучаются трагическими сомнениями о возможности полюбить, о раздвоенности духа и тела, которые сольются лишь в ином, сверхчувственном мире. Как и прежде, в ее позднем творчестве немало мистических предчувствий и переживаний. Но при всем том — это лирика мастера, страстно влюбленного в слово, умевшего создавать гармонию стиха. Таков был сложный и противоречивый путь поэтессы.

Три интересных факта о Зинаиде Гиппиус

1. «Я с детства ранена смертью и любовью»

Первые стихотворения Зинаида Гиппиус начала писать еще в раннем детстве. Будучи впечатлительным ребенком, она верила во вдохновение, творческий порыв и старалась творить «сразу, без отрыва пера от бумаги». Примечательно, что уже ее раннее творчество окрашено оттенками печали, смерти, мрачным настроением и упадком. Не случайно сама поэтесса писала: «Я с детства ранена смертью и любовью». А строки из ее стихотворения – этому подтверждение:

Полуувядших лилий аромат

Мои мечтанья легкие туманит.

Мне лилии о смерти говорят,

О времени, когда меня не станет.

(«Иди за мной», 1895 год)

Многие критики и исследователи творчества Гиппиус отмечают, что на ранний период творчества поэтессы повлияли западные декадентские настроения. Не случайно уже в начале 1900 годов в литературных кругах ее стали называть «Декадентской мадонной», чья душа «во власти страха».

В литературных кругах ее называли «Декадентской мадонной», чья душа «во власти страха».

2. Двуличность поэтессы.

Современники Гиппиус отмечали, что поэтесса на самом деле создает вокруг себя миф о своей колкости и безразличности, некой холодности и высокомерности. По природе своей, будучи человеком открытым, сопереживающим другим, отзывчивым, Гиппиус не с каждым проявляла себя такой. Ее «двуличность» подчеркивали многие критики и писатели того времени. Андрей Белый в своих воспоминаниях делился, что общение с Гиппиус – это «как вспых сена в засуху», «как брос афоризмов в каминные угли», писал о том, что «она – оса в человеческий рост. ком вспученных красных волос»; в то же время, как отмечает поэт, он в «безответственных разговорах с ней отдыхал».

Гиппиус старалась показывать себя высокомерной и безразличной не только в жизни, но и в своих стихотворениях. Вот, что она писала о своем созданном образе:

В своей бессовестной и жалкой низости,

Она как пыль сера, как прах земной.

И умираю я от этой близости,

От неразрывности ее со мной.

Она шершавая, она колючая,

Она холодная, она змея.

Меня изранила противно-жгучая

Ее коленчатая чешуя.

О, если б острое почуял жало я!

Неповоротлива, тупа, тиха.

Такая тяжкая, такая вялая,

И нет к ней доступа — она глуха.

Своими кольцами она, упорная,

Ко мне ласкается, меня душа.

И эта мертвая, и эта черная,

И эта страшная — моя душа!

По совей природе Гиппиус была открытым, доброжелательным человеком

3. Гиппиус – «не совсем женщина»

О том, что в Гиппиус совмещены и мужские, и женские черты, отмечали как критики и исследователи творчества, так и современники. Многие ее стихотворения написаны от лица мужчины, да и в качестве псевдонима поэтесса использовала более чем десяток мужских имен. Гиппиус отличалась и экстравагантностью стиля: она могла спокойно появиться на публике и на встрече в мужском костюме, с сигаретой в руках. Этот стиль контрастировал с ее хрупкой фигурой, длинными рыжими волосами, за которыми поэтесса тщательно ухаживала, а также ее манерой обильно краситься.

Гиппиус могла спокойно появиться на публике или на встрече в мужском костюме, например, как на этом портрете

КСТАТИ

Виталий Яковлевич Вульф, российский искусствовед, театровед, литературовед, киновед, переводчик и телеведущий включил имя Зинаиды Гиппиус в список величайших женщин 20 века, которые «определили лицо своей эпохи».

Ссылка на основную публикацию