Анализ стихотворения Все кругом Гиппиус

Анализ стихотворения “Все кругом”

Скачать сочинение
Тип: Сочинение по картине

Анализ лирического произведения
«Все кругом» З. Гиппиус

Страшное, грубое, липкое, грязное, а
Жёстко тупое, всегда безобразное, а
Медленно рвущее, мелко-нечестное, б
Скользкое, стыдное, низкое, тесное, б
Явно-довольное, тайно-блудливое, а
Плоско-смешное и тошно-трусливое, а
Вязко, болотно и тинно застойное, б
Жизни и смерти равно недостойное, б
Рабское, хамское, гнойное, чёрное, а
Изредка серое, в сером упорное, а
Вечно лежачее, дьявольски косное, б
Глупое, сохлое, сонное, злостное, б
Трупно-холодное, жалко-ничтожное, а
Непереносное, ложное, ложное! а
Но жалоб не надо. Что радости в плаче? б
Мы знаем, мы знаем: всё будет иначе. б

Сначала, признаться, я решила взять стихотворение футуриста. Ничего удивительного, ведь футуристы оригинальны во всем – начиная с внешнего вида и заканчивая новаторством в поэзии. Но немного поразмышляв, решила, что символисты гораздо ближе мне по духу. Таким образом, выбор пал на яркую представительницу символизма – Зинаиду Гиппиус.
Стихотворение «Все кругом» было написано в 1904 году. Изучив хронологию событий в России за этот год, я выяснила, что ничего особенного, кроме начала Русско-японской войны, не было. Так как поэзия Гиппиус все-таки исторична, можно было предположить, что написание стихотворения как-то связано с конфликтом. Но думаю, смысл стиха куда шире.
Название «Все кругом» необъятное. Оно включает в себя буквально все! Отношения между людьми, между простым народом и властью, условия проживания этих людей, социальное неравенство и т.д. Каждый найдет в нем что-то свое.
Это стихотворение вызывает во мне бурю эмоций. Я думаю, что это очень сильное произведение. В голове мгновенно всплывают яркие, в большинстве своем, какие-то отвратительные картинки, вызванные обилием «нелестных» прилагательных. Ураган беспорядочных цветов и эмоций. Скорее всего, автор была в очень эмоциональном состоянии и, желая выпустить возмущение наружу, написала это произведение.
Стихотворение можно разделить на две смысловые части.
Первая – очень эмоциональная, довольно красочная и немного безумная смесь определений. В глаза сразу бросаются несколько окказионализмов: мелко-нечестное, явно-довольное, тайно-блудливое, плоско-смешное, тошно-трусливое и т.д. Гиппиус, для еще большей выразительности, соединила по два определения, которые обычно используются отдельно. Первая часть строится исключительно на прилагательных и наречиях.
Вторая же, в отличие от первой, пронизана безграничной верой в светлое будущее:

Но жалоб не надо. Что радости в плаче?
Мы знаем, мы знаем: всё будет иначе.

Но, неизвестно почему, мне мерещится некоторая ирония. Быть может, она на самом деле здесь присутствует, а может быть, это чувство вызывает резкий контраст между частями. Точно судить не могу.
В стихотворении, по разным источникам, есть либо одна, либо две строфы. Я все-таки решила, что их две и делятся они точно так же, как и смысловые части. В первой строфе 14 строк, во второй- всего 2.
Рифма здесь – смежная.
В стихотворении используется два размера – дактиль (в первой строфе) и амфибрахий (во второй):

Страшное, грубое, липкое, грязное
_ _ _ l _ _ _ l _ _ _ l _ _ _ (дактиль)

Но жалоб не надо. Что радости в плаче?
_ _ _ l _ _ _ l _ _ _ l _ _ _ (амфибрахий)

Уже упоминалось, что в первой строфе используется дактиль. А в дактиле, как известно, ударение падает на первую часть. Из этого можно выстроить довольно интересную теорию. Первая строфа, в ней дактиль (с ударением на первую часть)- начало истории. Вторая строфа, как середина рассказа, а в ней амфибрахий (с ударением на вторую часть). Финал, к сожалению, неизвестен, но думаю, он был бы написан с помощью анапеста.

Стихотворение имеет слегка резковатое, на мой взгляд, звучание. Думаю, это вызвано одиночными словами.
В произведении, среди употребляемых частей речи, чаще всего встречаются прилагательные и наречия. С помощью этого, слегка необычного, приема достигается очень интересная атмосфера всего стихотворения в целом.
Автор также дважды использует рефрен:

Непереносное, ложное, ложное!
И
Мы знаем, мы знаем: всё будет иначе.

Первый рефрен подчеркивает особую ложность того, о чем пишет. А с помощью второго, скорее всего, пытается убедить саму себя в том, что в итоге все изменится к лучшему.
Нужно признать, что это стихотворение нравится далеко не всем. Не понимаю почему. На мой взгляд- оно просто потрясающее, так как вызывает множество эмоций.
Произведение являет собой некоторое новаторство. Я больше нигде не видела, чтобы большая часть стиха состояла лишь из определений. Как писал о Гиппиус Сергей Маковский: «Она вся была – «наоборот», вызывающе, не как все». И это полностью подтверждается в данном стихотворении.

30528 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Сочинение: Зинаида Николаевна Гиппиус

Сложным явлением в символическом искусстве ХХ века была лирика Зинаиды Гиппиус. Ее неутомимая поэтическая мысль, страстно бунтовавшая против конечности земной жизни, не знала полной удовлетворенности в своих исканиях. Рассудочно – холодное осмысление сущего постоянно смешивалось с жалобными мотивами смиренности и сентиментальности.

Зинаида Николаевна Гиппиус (1869-1945) родилась в небогатой дворянской семье, в городке Белеве Тульской губернии. Но детство и юность ее прошли преимущественно в северной столице, где родители предпочитали жить большую часть года. Там же, после окончания женской гимназии, начинающая поэтесса познакомилась со студентом университета Д. Мережковским, за которого вскоре вышла замуж. В обществе своего мужа, ставшего со временем крупным писателем, и происходило становление ее поэзии.

Художнические интересы Гиппиус были широки: она писала лирические стихи и романную прозу, охотно выступала с критическими статьями, вместе с Д. Мережковским и Д. Философовым редактировала литературный журнал “Новый путь”. Высокая, интеллигентная талантливость Мережковских снискала им уважение в культурных кругах Петербурга. Их семейный салон посещали знаменитые писатели и поэты: И. Анненский, Ф. Сологуб, В. Брюсов, А. Блок, К. Бальмонт, Вяч. Иванов, А. Белый, А.Н. Толстой и другие. Позднее, Когда супруги жили в Париже (они уехали в 1920 году), их друзьями стали И. Бунин и А. Куприн.

Лирика Гиппиус исторична. В ней ясно видны следы национальных идей, веяний, переживаний, эмоций, конкретной жизненной обстановки начала текущего столетия. Конечно, стих ее не притязал на многогранное описание реальности ; он касался лишь отдельных, в основном порочных ее явлений:

Страшное, грубое, липкое, грязное,

Жестко – тупое, всегда безобразное,

Медленно – рвущее, мелко – нечестное,

Скользкое, стыдное, низкое, тесное,

Явно – довольное, тайно – блудливое,

Плоско – смешное и тошно – трусливое,

Вязко, болотно, и тинно застойное,

Жизни и смерти равно недостойное,

Критики Гиппиус нередко соединяли эти строки с конкретной российской действительностью и на этом основании обвиняли автора в нелюбви к Отечеству. Между тем проблематика данного произведения гораздо шире, “космичнее”, чем это может показаться при первом чтении. Поэтесса здесь высказала (естественно, на материале русской жизни) мысль о несовершенстве человеческого “я”, и его земного общества. Текст построен в виде развернутого, психологически обостренного предложения, в котором ведущую, сюжетную функцию выполняют определения. Истинный замысел стихотворения “Все кругом” проясняется в конце повествования, где однотонное, несколько рассудочное движение темы внезапно сменяется эмоционально – напряженным мотивом, раскрывающим неугасимую надежду человека на изменение сложившегося миросостояния:

Но жалоб не надо; что радости в плаче?

Мы знаем, мы знаем: все будет иначе.

Живой облик эпохи возникал у Гиппиус и в стихах, написанных на основе психологического параллелизма. Важную роль в этом случае играла внешняя, природно-бытовая деталь, которая своим метафорическим сближением с изломами человеческой души передавала целую гамму лирических переживаний и размышлений:

Над водами, стихнувшими в безмятежности

Вечера ясного, – все бродит туман;

В последней жестокости есть бездонность нежности,

И в Божией правде – Божий обман.

Разумеется, для выражения подобной темы требовался особый поэтический язык, и Гиппиус кропотливо создавала его, подбирая из словаря точные в смысловом отношении элементы нейтральной книжной речи и отдавая предпочтение лишь тем словесным оборотам, которые исключали всякую метафорическую вычурность. В скрытом течении ее стиха словно бы велся давний спор с воображаемым оппонентом на тему, начатую еще Л. Толстым и Достоевским: каков человек изнутри, чем он значителен на Земле? В ее произведениях постоянно ощущалось какое-то нежное очарование хрупкостью человеческой жизни, ее незащищенностью в мироздании. И здесь лепка образной мысли достигала удивительно филигранных очертаний.

Особое значение в этой связи Гиппиус придавала тщательной подборке поэтически сравнимых явлений. Наиболее выигрышным ей представлялось соединение в композиционно-сюжетном строе внутреннего, незримо духовного с предметом из мира природы, традиционно воспеваемым в классической пейзажной лирике (серебристой паутиной, светом настольной лампы, светом зари).

В стихотворении “ Нить” величественное и простое в человеческой душе уподоблено летней паутинной нити, повиснувшей над лесной тропинкой. И многоцветное сверкание природной “ струны”, и ее чуткое дрожание на ветру, готовое оборваться от неосторожного дыхания воздуха, и еще множество других пластично выписанных мелочей, оживляющий пустое небо, сообщают на какое-то время повествованию характер самоценной пейзажной сценки:

Нить паутинная упруга и чиста,

Повисла в небесах; и дрожью незаметной

Колеблет ветер нить, порвать, пытаясь тщетно;

Она крепка, тонка, прозрачна и проста.

Разрезана небес живая пустота

Сверкающей чертой – струною многоцветной.

А далее обнаруживается, что эта зарисовка природы есть развернутая метафорическая характеристика таинственного и сложного человеческого “я”, схожего своей зыбкой тонкостью с опоэтизированной внешней природной частностью:

В запутанных узлах, с какой-то страстью ложной

Мы ищем тонкости, не веря, что возможно

Величье с простотой в душе соединить.

Но жалко, мертвенно и грубо все, что сложно;

А тонкая душа проста, как эта нить.

Общие эпитеты подчеркивают общность природного и духовного (паутинка тонка и проста, и душа тонкая, простая). Но компоненты эти скреплены еще и единым, стержневым мотивом, сложенным по ступенчатому принципу: сначала паутинная нить сопоставлена со сверкающей чертой; затем в ее образное оформление внесено еще одно приращение: струна многоцветная; и только после этого она представлена в качестве “портретной” схемы человеческой души.

Стихотворение “ Нить” написано в жанрово-стилевой форме философского пояснения. Известный еще со времен Пушкина и Тютчева своей идилличностью лирический образ паутины получил здесь нетрадиционное толкование. Гиппиус овеяла этот образ психологическим драматизмом. Правда, пафос последнего не был глубоко развит в ее произведении; в сущности, он только намечен тематически.

Все жанрово-стилевые средства вели к многослойности символа, который можно было толковать вариативно. Так , в символике романсного стихотворения , названного автором “ Песней”, можно особо выделить мотив томления героини, жаждущей душевного спасения и ясности на пути от человеческого ко вселенному, и вместе с тем наше внимание невольно сосредоточивается на частном образе окна, куда, словно в космический просвет, устремляются земные вековечные чувства, мысли, переживания:

Окно мое высоко над землею,

Высоко над землею.

Я вижу только небо с вечернею зарею,

С вечернею зарею.

И небо кажется пустым и бледным,

Таким пустым и бледным…

Оно не сжалится над сердцем бедным,

Над моим сердцем бедным.

Увы, в печали безумной я умираю,

Стремлюсь к тому, чего я не знаю,

Но сердце хочет и просит чуда…

Еще на заре творчества у поэтессы мелькнула догадка о жизни после смерти. Она почувствовала это “в дыхании ветра, в солнечных лучах”, и в “бледной” морской волне, и в облачной тени. Раздвигая границы художественного времени, Гиппиус попыталась тогда поэтически обесценить самую смерть и таким образом “убрать порог” между нею и жизнью. Причем явление смерти она как бы подводила к заключительному моменту бытия, когда “уже не душно, достигнута последняя ступень”:

И если смерть придет – за ней послушно

Уйду в ее безгорестную тень.

Так осенью светло и равнодушно

На бледном небе умирает день.

Гиппиус постоянно колебалась между землею и небом, жизнью и богом. Если в середине 90-х годов “ мудрый Соблазнитель” казался ей “непонятным Учителем Великой Красоты”, то в начале нового столетия Божия, правда и Божий обман”, несмотря на свое полюсное положение, драматически сблизились в ее лирике:

Небо – вверху; небо – внизу,

Звезды – вверху; звезды – внизу,

Все, что вверху, то и внизу,

Если поймешь, благо тебе.

Стих З.Гиппиус, стремившейся к звучной точности, обрел здесь предельно-лапидарное выражение.

З.Гиппиус ввела свою образную мысль в русло художественно-филосовских исканий Достоевского и в свете его мощной, трагической поэтики попыталась дорисовать то, что недоступно монументальной, романной прозе, но что способна выполнить утонченная, символико-психологическая лирика.

Вглядываясь в ее творчество, я не могу не отметить следующее: поэтический дебют ее состоялся в 1888г. на страницах “Северного вестника”, издаваемого в Петербурге. Этот журнал вскоре стал литературной трибуной символистов. Известность Зинаиде Николаевне принесли творчески разработанные самостоятельные опыты – стихотворения “ Посвящение” и “Песня”.

В 1904 г. отдельным изданием вышло “Собрание стихов.1889-1903”. Еще ее современники отметили смелую реформацию в раннем творчестве: она неустанно экспериментирует, варьирует стихотворные размеры, использует прием “перебоя ритма”, виртуозно пользуется аллитерацией и т.д. Часто она строит свои стихи как монологи – молитвы, обращение к Богу.

Отличительной чертой ее творчества является афористичность мыслей.

Особо надо отметить то, что она стала во главе “неохристиан”, печатным органом которых был журнал “ Новый путь”, где поэтесса “спряталась” за псевдоним Антон Крайний, потом Антон Кирша.

Я не касаюсь ее прозаических произведений, хотя и там она сказала свое, новое слово. Последняя книга ее стихотворений вышла в 1939году – “ Сияние”, главное в ней – раздумья о божественной любви, открывающей путь в вечность, о силе и бессмертии божественного слова.

Последние годы своей одинокой жизни (Д.Мережковский умер в 1941 году) она отдала поэме “Последний круг” и книге воспоминаний “Дмитрий Мережковский”, которая осталась незавершенной.

Есть под Парижем русское кладбище – Сен-Женевьев де Буа. Там в одной могиле похоронены Д.Мережковский и его верная спутница Зинаида Гиппиус, поэт, писатель, литературный критик…

Знакомство с новым поэтом – всегда радость. Не скажу, что творчество З.Гиппиус произвело на меня особое впечатление. Нет! В нем много вычурности, какие-то изломы, что-то болезненное.…Однако ее стихи своеобразны и ярки, лирический герой поэтессы – человек воспринимающий красоту мира и сердцем чувствующий добро и зло на земле. Это – блестящий художник:

Вот первый луч – вот алый меч…

И плачет сердце…

Так написать может только талантливый поэт.

Из сборника “Последние стихи”, с которыми я познакомился, я выбрал одно – “ Нет” и попытаюсь поделиться своими впечатлениями о нем и дать ему свою оценку.

Прежде всего, я обратил внимание на название – оно не совсем обычно ,если учесть содержание: “нет” кому или чему? Удивила и дата написания: “Февр . 18.”,она же и помогла мне правильно понять тему произведения. Я знал, что Зинаида Николаевна отрицательно отнеслась к первой мировой войне, не разделила националистических настроений части творческой интеллигенции. Не приняла она и Октябрьскую революцию, для нее это была трагедия. “Последние стихи”, куда входит “Нет”, и направлены против “восставшего Хама”, но З.Гиппиус всегда волновала судьба России, судьба Родины. “Нет” – крик души поэтессы, крик отчаяния и крик надежды. Она, словно луч солнца, озаряет миниатюру, в котором только восемь строк, и зовет всех верить не только ей – Надежде, но и Вере, и Любви.

Приподнято торжественное звучание каждого слова позволяет мне сказать о том, что стихи написаны в публицистическом ключе. Об этом напоминают нам, читателям, использованные автором риторические восклицания:

Она не погибнет – знайте!

Она не погибнет – Россия!

Именно они, эти восклицания, выражают замысел поэта: высокое патетическое звучание гимна русской земли.

“Нет” – это, значит, не исчезнет Русь, ее государственность, не пропадет ее народ. Она, как держава, будет стоять вечно. Думаю, что не ошибусь в определении идеи этого небольшого стихотворения: она – в вечности! Более ста лет до З.Гиппиус Ф.И.Тютчев – поэт золотого века – по-своему выразил свой лирический облик Родины: “Умом России не понять…” З.Гиппиус в новом, “серебряном веке”, утвердила мысль собрата по перу: вечны, будут Россия, ее земля и ее народ! Отсюда и та торжественная приподнятость, тот пафос, что усиливает звучание каждого слова. Употребление же такого художественного приема, как анафора, и делает ее особенно звучным:

Она не погибнет, – знайте!

Она не погибнет, Россия.

Они всколосятся ,– верьте!

Поля ее золотые.

И мы не погибнем, – верьте…

Повтор слова “ верьте” в конце двух строк есть не что иное, как другой художественный прием – эпифора.

Удачно применены поэтессой глаголы повелительного наклонения: и в первом и во втором катрене они усиливают мотив стихотворения, наполняя его оптимизмом. Именно это и не мог принять Блок, написавший поэтессе письмо и посвятивший ей стих, где зловеще определяют их жизнь следующие строки:

Мы – дети страшных лет России-

Забыть не в силах ничего.

Перечитываю вновь миниатюру З.Гиппиус и думаю о том , как все-таки талантлива была она как поэт. Какие образы нашла она для выражения своей мысли, какие художественные средства!

Они всколосяться, – верьте!

Поля ее золотые.

Эпитет “ золотой” не редкий у поэтов, пишущий о русском поле, здесь же он звучит особо, словно выражая богатство страны – ее хлеб.

Достигая образности и выразительности стиха, автор использует приём олицетворения, погибнет “и…спасётся”, видя в России живое существо. Особое значения в композиционном строе имеет противительный союз “но”. Им часто пользовался А. С. Пушкин (“Анчар”, “Деревня”). Зинаида Николаевна сознательно делит им стихотворение на две части: главное не спасение всех её современников, а воскресение России, в которое она верила, любя и ненавидя.

“Нет” – одно из завершающих стихотворений цикла “Последние песни”, написанного в Петербурге. Но как оно актуально в наши дни!

Я выбрал его для анализа потому, что оно вселяет в меня оптимизм, и мне вместе с поэтессой хочется сказать всем, кто не верит в будущее нашей Родины, а живёт прошедшим:

Зинаида Николаевна Гиппиус

Сложным явлением в символическом искусстве ХХ века была лирика Зинаиды Гиппиус. Ее неутомимая поэтическая мысль, страстно бунтовавшая против конечности земной жизни, не знала полной удовлетворенности в своих исканиях. Рассудочно – холодное осмысление сущего постоянно смешивалось с жалобными мотивами смиренности и сентиментальности.

Зинаида Николаевна Гиппиус (1869-1945) родилась в небогатой дворянской семье, в городке Белеве Тульской губернии. Но детство и юность ее прошли преимущественно в северной столице, где родители предпочитали жить большую часть года. Там же, после окончания женской гимназии, начинающая поэтесса познакомилась со студентом университета Д. Мережковским, за которого вскоре вышла замуж. В обществе своего мужа, ставшего со временем крупным писателем, и происходило становление ее поэзии.

Художнические интересы Гиппиус были широки: она писала лирические стихи и романную прозу, охотно выступала с критическими статьями, вместе с Д. Мережковским и Д. Философовым редактировала литературный журнал “Новый путь”. Высокая, интеллигентная талантливость Мережковских снискала им уважение в культурных кругах Петербурга. Их семейный салон посещали знаменитые писатели и поэты: И. Анненский, Ф. Сологуб, В. Брюсов, А. Блок, К. Бальмонт, Вяч. Иванов, А. Белый, А.Н. Толстой и другие. Позднее, Когда супруги жили в Париже (они уехали в 1920 году), их друзьями стали И. Бунин и А. Куприн.

Лирика Гиппиус исторична. В ней ясно видны следы национальных идей, веяний, переживаний, эмоций, конкретной жизненной обстановки начала текущего столетия. Конечно, стих ее не притязал на многогранное описание реальности ; он касался лишь отдельных, в основном порочных ее явлений:

Страшное, грубое, липкое, грязное,

Жестко – тупое, всегда безобразное,

Медленно – рвущее, мелко – нечестное,

Скользкое, стыдное, низкое, тесное,

Явно – довольное, тайно – блудливое,

Плоско – смешное и тошно – трусливое,

Вязко, болотно, и тинно застойное,

Жизни и смерти равно недостойное,

Критики Гиппиус нередко соединяли эти строки с конкретной российской действительностью и на этом основании обвиняли автора в нелюбви к Отечеству. Между тем проблематика данного произведения гораздо шире, “космичнее”, чем это может показаться при первом чтении. Поэтесса здесь высказала (естественно, на материале русской жизни) мысль о несовершенстве человеческого “я”, и его земного общества. Текст построен в виде развернутого, психологически обостренного предложения, в котором ведущую, сюжетную функцию выполняют определения. Истинный замысел стихотворения “Все кругом” проясняется в конце повествования, где однотонное, несколько рассудочное движение темы внезапно сменяется эмоционально – напряженным мотивом, раскрывающим неугасимую надежду человека на изменение сложившегося миросостояния:

Но жалоб не надо; что радости в плаче?

Мы знаем, мы знаем: все будет иначе.

Живой облик эпохи возникал у Гиппиус и в стихах, написанных на основе психологического параллелизма. Важную роль в этом случае играла внешняя, природно-бытовая деталь, которая своим метафорическим сближением с изломами человеческой души передавала целую гамму лирических переживаний и размышлений:

Над водами, стихнувшими в безмятежности

Вечера ясного, – все бродит туман;

В последней жестокости есть бездонность нежности,

И в Божией правде – Божий обман.

Разумеется, для выражения подобной темы требовался особый поэтический язык, и Гиппиус кропотливо создавала его, подбирая из словаря точные в смысловом отношении элементы нейтральной книжной речи и отдавая предпочтение лишь тем словесным оборотам, которые исключали всякую метафорическую вычурность. В скрытом течении ее стиха словно бы велся давний спор с воображаемым оппонентом на тему, начатую еще Л. Толстым и Достоевским: каков человек изнутри, чем он значителен на Земле? В ее произведениях постоянно ощущалось какое-то нежное очарование хрупкостью человеческой жизни, ее незащищенностью в мироздании. И здесь лепка образной мысли достигала удивительно филигранных очертаний.

Особое значение в этой связи Гиппиус придавала тщательной подборке поэтически сравнимых явлений. Наиболее выигрышным ей представлялось соединение в композиционно-сюжетном строе внутреннего, незримо духовного с предметом из мира природы, традиционно воспеваемым в классической пейзажной лирике (серебристой паутиной, светом настольной лампы, светом зари).

В стихотворении “ Нить” величественное и простое в человеческой душе уподоблено летней паутинной нити, повиснувшей над лесной тропинкой. И многоцветное сверкание природной “ струны”, и ее чуткое дрожание на ветру, готовое оборваться от неосторожного дыхания воздуха, и еще множество других пластично выписанных мелочей, оживляющий пустое небо, сообщают на какое-то время повествованию характер самоценной пейзажной сценки:

Нить паутинная упруга и чиста,

Повисла в небесах; и дрожью незаметной

Колеблет ветер нить, порвать, пытаясь тщетно;

Она крепка, тонка, прозрачна и проста.

Разрезана небес живая пустота

Сверкающей чертой – струною многоцветной.

А далее обнаруживается, что эта зарисовка природы есть развернутая метафорическая характеристика таинственного и сложного человеческого “я”, схожего своей зыбкой тонкостью с опоэтизированной внешней природной частностью:

В запутанных узлах, с какой-то страстью ложной

Мы ищем тонкости, не веря, что возможно

Величье с простотой в душе соединить.

Но жалко, мертвенно и грубо все, что сложно;

А тонкая душа проста, как эта нить.

Общие эпитеты подчеркивают общность природного и духовного (паутинка тонка и проста, и душа тонкая, простая). Но компоненты эти скреплены еще и единым, стержневым мотивом, сложенным по ступенчатому принципу: сначала паутинная нить сопоставлена со сверкающей чертой; затем в ее образное оформление внесено еще одно приращение: струна многоцветная; и только после этого она представлена в качестве “портретной” схемы человеческой души.

Стихотворение “ Нить” написано в жанрово-стилевой форме философского пояснения. Известный еще со времен Пушкина и Тютчева своей идилличностью лирический образ паутины получил здесь нетрадиционное толкование. Гиппиус овеяла этот образ психологическим драматизмом. Правда, пафос последнего не был глубоко развит в ее произведении; в сущности, он только намечен тематически.

Все жанрово-стилевые средства вели к многослойности символа, который можно было толковать вариативно. Так , в символике романсного стихотворения , названного автором “ Песней”, можно особо выделить мотив томления героини, жаждущей душевного спасения и ясности на пути от человеческого ко вселенному, и вместе с тем наше внимание невольно сосредоточивается на частном образе окна, куда, словно в космический просвет, устремляются земные вековечные чувства, мысли, переживания:

Окно мое высоко над землею,

Высоко над землею.

Я вижу только небо с вечернею зарею,

С вечернею зарею.

И небо кажется пустым и бледным,

Таким пустым и бледным…

Оно не сжалится над сердцем бедным,

Над моим сердцем бедным.

Увы, в печали безумной я умираю,

Стремлюсь к тому, чего я не знаю,

Но сердце хочет и просит чуда…

Еще на заре творчества у поэтессы мелькнула догадка о жизни после смерти. Она почувствовала это “в дыхании ветра, в солнечных лучах”, и в “бледной” морской волне, и в облачной тени. Раздвигая границы художественного времени, Гиппиус попыталась тогда поэтически обесценить самую смерть и таким образом “убрать порог” между нею и жизнью. Причем явление смерти она как бы подводила к заключительному моменту бытия, когда “уже не душно, достигнута последняя ступень”:

И если смерть придет – за ней послушно

Уйду в ее безгорестную тень.

Так осенью светло и равнодушно

На бледном небе умирает день.

Гиппиус постоянно колебалась между землею и небом, жизнью и богом. Если в середине 90-х годов “ мудрый Соблазнитель” казался ей “непонятным Учителем Великой Красоты”, то в начале нового столетия Божия, правда и Божий обман”, несмотря на свое полюсное положение, драматически сблизились в ее лирике:

Небо – вверху; небо – внизу,

Звезды – вверху; звезды – внизу,

Все, что вверху, то и внизу,

Если поймешь, благо тебе.

Стих З.Гиппиус, стремившейся к звучной точности, обрел здесь предельно-лапидарное выражение.

З.Гиппиус ввела свою образную мысль в русло художественно-филосовских исканий Достоевского и в свете его мощной, трагической поэтики попыталась дорисовать то, что недоступно монументальной, романной прозе, но что способна выполнить утонченная, символико-психологическая лирика.

Вглядываясь в ее творчество, я не могу не отметить следующее: поэтический дебют ее состоялся в 1888г. на страницах “Северного вестника”, издаваемого в Петербурге. Этот журнал вскоре стал литературной трибуной символистов. Известность Зинаиде Николаевне принесли творчески разработанные самостоятельные опыты – стихотворения “ Посвящение” и “Песня”.

В 1904 г. отдельным изданием вышло “Собрание стихов.1889-1903”. Еще ее современники отметили смелую реформацию в раннем творчестве: она неустанно экспериментирует, варьирует стихотворные размеры, использует прием “перебоя ритма”, виртуозно пользуется аллитерацией и т.д. Часто она строит свои стихи как монологи – молитвы, обращение к Богу.

Отличительной чертой ее творчества является афористичность мыслей.

Особо надо отметить то, что она стала во главе “неохристиан”, печатным органом которых был журнал “ Новый путь”, где поэтесса “спряталась” за псевдоним Антон Крайний, потом Антон Кирша.

Я не касаюсь ее прозаических произведений, хотя и там она сказала свое, новое слово. Последняя книга ее стихотворений вышла в 1939году – “ Сияние”, главное в ней – раздумья о божественной любви, открывающей путь в вечность, о силе и бессмертии божественного слова.

Последние годы своей одинокой жизни (Д.Мережковский умер в 1941 году) она отдала поэме “Последний круг” и книге воспоминаний “Дмитрий Мережковский”, которая осталась незавершенной.

Есть под Парижем русское кладбище – Сен-Женевьев де Буа. Там в одной могиле похоронены Д.Мережковский и его верная спутница Зинаида Гиппиус, поэт, писатель, литературный критик…

Знакомство с новым поэтом – всегда радость. Не скажу, что творчество З.Гиппиус произвело на меня особое впечатление. Нет! В нем много вычурности, какие-то изломы, что-то болезненное.…Однако ее стихи своеобразны и ярки, лирический герой поэтессы – человек воспринимающий красоту мира и сердцем чувствующий добро и зло на земле. Это – блестящий художник:

Вот первый луч – вот алый меч…

И плачет сердце…

Так написать может только талантливый поэт.

Из сборника “Последние стихи”, с которыми я познакомился, я выбрал одно – “ Нет” и попытаюсь поделиться своими впечатлениями о нем и дать ему свою оценку.

Прежде всего, я обратил внимание на название – оно не совсем обычно ,если учесть содержание: “нет” кому или чему? Удивила и дата написания: “Февр . 18.”,она же и помогла мне правильно понять тему произведения. Я знал, что Зинаида Николаевна отрицательно отнеслась к первой мировой войне, не разделила националистических настроений части творческой интеллигенции. Не приняла она и Октябрьскую революцию, для нее это была трагедия. “Последние стихи”, куда входит “Нет”, и направлены против “восставшего Хама”, но З.Гиппиус всегда волновала судьба России, судьба Родины. “Нет” – крик души поэтессы, крик отчаяния и крик надежды. Она, словно луч солнца, озаряет миниатюру, в котором только восемь строк, и зовет всех верить не только ей – Надежде, но и Вере, и Любви.

Приподнято торжественное звучание каждого слова позволяет мне сказать о том, что стихи написаны в публицистическом ключе. Об этом напоминают нам, читателям, использованные автором риторические восклицания:

Она не погибнет – знайте!

Она не погибнет – Россия!

Именно они, эти восклицания, выражают замысел поэта: высокое патетическое звучание гимна русской земли.

“Нет” – это, значит, не исчезнет Русь, ее государственность, не пропадет ее народ. Она, как держава, будет стоять вечно. Думаю, что не ошибусь в определении идеи этого небольшого стихотворения: она – в вечности! Более ста лет до З.Гиппиус Ф.И.Тютчев – поэт золотого века – по-своему выразил свой лирический облик Родины: “Умом России не понять…” З.Гиппиус в новом, “серебряном веке”, утвердила мысль собрата по перу: вечны, будут Россия, ее земля и ее народ! Отсюда и та торжественная приподнятость, тот пафос, что усиливает звучание каждого слова. Употребление же такого художественного приема, как анафора, и делает ее особенно звучным:

Она не погибнет, – знайте!

Она не погибнет, Россия.

Они всколосятся ,– верьте!

Поля ее золотые.

И мы не погибнем, – верьте…

Повтор слова “ верьте” в конце двух строк есть не что иное, как другой художественный прием – эпифора.

Удачно применены поэтессой глаголы повелительного наклонения: и в первом и во втором катрене они усиливают мотив стихотворения, наполняя его оптимизмом. Именно это и не мог принять Блок, написавший поэтессе письмо и посвятивший ей стих, где зловеще определяют их жизнь следующие строки:

Мы – дети страшных лет России-

Забыть не в силах ничего.

Перечитываю вновь миниатюру З.Гиппиус и думаю о том , как все-таки талантлива была она как поэт. Какие образы нашла она для выражения своей мысли, какие художественные средства!

Они всколосяться, – верьте!

Поля ее золотые.

Эпитет “ золотой” не редкий у поэтов, пишущий о русском поле, здесь же он звучит особо, словно выражая богатство страны – ее хлеб.

Достигая образности и выразительности стиха, автор использует приём олицетворения, погибнет “и…спасётся”, видя в России живое существо. Особое значения в композиционном строе имеет противительный союз “но”. Им часто пользовался А. С. Пушкин (“Анчар”, “Деревня”). Зинаида Николаевна сознательно делит им стихотворение на две части: главное не спасение всех её современников, а воскресение России, в которое она верила, любя и ненавидя.

“Нет” – одно из завершающих стихотворений цикла “Последние песни”, написанного в Петербурге. Но как оно актуально в наши дни!

Я выбрал его для анализа потому, что оно вселяет в меня оптимизм, и мне вместе с поэтессой хочется сказать всем, кто не верит в будущее нашей Родины, а живёт прошедшим:

Другое «Анализ стихотворения зинаиды гиппиус “все кругом” по. »,
Литература

Анализ стихотворения зинаиды гиппиус “все кругом” по.

ID (номер) заказа

Анализ стихотворения Зинаиды Гиппиус “Все Кругом” по плану

Закажите подобную или любую другую работу недорого

Цены ниже –
качество выше!

Вы работаете с экспертами напрямую,
не переплачивая посредникам, поэтому
наши цены в 2-3 раза ниже

Последние размещенные задания

Тест дистанционно, Гражданское и торговое право зарубежных стран

Срок сдачи к 17 мар.

Решить 5-7 задач по производной завтра

Срок сдачи к 18 мар.

максимально быстрое решение задачи

Решение задач, финансовое право

Срок сдачи к 17 мар.

Оформить 3 таблицы

Другое, Дошкольное образование

Срок сдачи к 27 мар.

Доклад на тему “Многоковшовые экскаваторы”

Доклад, строительные машины

Срок сдачи к 5 апр.

решить задачу по теме статистика нац богатства

Решение задач, Статистика

Срок сдачи к 17 мар.

Нужно сдать сегодня итоговую контрольную(кейс),буду писать с 18-21

Срок сдачи к 17 мар.

Решить задачу и дать развёрнутый ответ

Решение задач, Международное сотрудничество в борьбе с преступностью

Срок сдачи к 20 мар.

Решение задач, налоговое право

Срок сдачи к 19 мар.

Срок сдачи к 19 мар.

Курсовая, технология строительных процессов

Срок сдачи к 10 апр.

Решить 2 задачи

Решение задач, Управление социально-техническими системами

Срок сдачи к 2 апр.

Решение задач, Высшая математика

Срок сдачи к 17 мар.

Отчет по практике, ПМ 3

Срок сдачи к 17 мар.

Решить 4 задачи по ТЭЦ

Решение задач, ТЭЦ

Срок сдачи к 17 мар.

Решить три задачи

Решение задач, Экономика

Срок сдачи к 17 мар.

правило набора. координаты и чужие буквы

Реферат, технология сми

Срок сдачи к 31 мар.

Зачет по роману Лермонтова “Герой нашего времени”

Срок сдачи к 17 мар.

Отзывы студентов о нашей работе

обратился к нам
за последний год

работают с нашим сервисом

заданий и консультаций

заданий и консультаций

выполнено и сдано
за прошедший год

Разместите задание, а
мы подберём эксперта

Сайт бесплатно разошлёт задание экспертам.
А эксперты предложат цены. Это удобнее, чем
искать кого-то в Интернете

Цены ниже в 2-3 раза

Вы работаете с экспертами напрямую, поэтому цены
ниже, чем в агентствах

Доработки и консультации
– бесплатны

Доработки и консультации в рамках задания бесплатны
и выполняются в максимально короткие сроки

Гарантия возврата денег

Если эксперт не справится — мы вернем 100% стоимости

Мы проводим строгий отбор экспертов. На сайте
работают только специалисты с высшим образованием,
имеющие в дипломе оценки «хорошо» и «отлично»

На связи 7 дней в неделю

Вы всегда можете к нам обратиться — и в выходные,
и в праздники

Гарантия возврата денег

Эксперт получил деньги за заказ, а работу не выполнил?
Только не у нас!

Деньги хранятся на вашем балансе во время работы
над заданием и гарантийного срока

Гарантия возврата денег

В случае, если что-то пойдет не так, мы гарантируем
возврат полной уплаченой суммы

Переживаете
за доработки?
Они бесплатны

С вами будут работать лучшие эксперты.
Они знают и понимают, что работу доводят
до конца

С нами с 2014
года

Помог студентам: 1915 Сдано работ: 1915

С нами с 2015
года

Помог студентам: 3123 Сдано работ: 3123

С нами с 2016
года

Помог студентам: 778 Сдано работ: 778

С нами с 2013
года

Помог студентам: 1337 Сдано работ: 1337

Сколько стоит помощь?

1. Сколько стоит помощь?

Цена, как известно, зависит от объёма, сложности и срочности. Особенностью «Всё сдал!» является то, что все заказчики работают со экспертами напрямую (без посредников). Поэтому цены в 2-3 раза ниже.

Специалистам под силу выполнить как срочный заказ, так и сложный, требующий существенных временных затрат. Для каждой работы определяются оптимальные сроки. Например, помощь с курсовой работой – 5-7 дней. Сообщите нам ваши сроки, и мы выполним работу не позднее указанной даты. P.S.: наши эксперты всегда стараются выполнить работу раньше срока.

3. Выполняете ли вы срочные заказы?

Да, у нас большой опыт выполнения срочных заказов.

4. Если потребуется доработка или дополнительная консультация, это бесплатно?

Да, доработки и консультации в рамках заказа бесплатны, и выполняются в максимально короткие сроки.

5. Я разместил заказ. Могу ли я не платить, если меня не устроит стоимость?

Да, конечно – оценка стоимости бесплатна и ни к чему вас не обязывает.

6. Каким способом можно произвести оплату?

Работу можно оплатить множеством способом: картой Visa / MasterCard, с баланса мобильного, в терминале, в салонах Евросеть / Связной, через Сбербанк и т.д.

7. Предоставляете ли вы гарантии на услуги?

На все виды услуг мы даем гарантию. Если эксперт не справится — мы вернём 100% суммы.

8. Какой у вас режим работы?

Мы принимаем заявки 7 дней в неделю, 24 часа в сутки.

ЗИНАИДА ГИППИУС

1869—1945

Зинаида Николаевна Гиппиус стояла у истоков русского символизма и стала одним из его лидеров. Вместе с Мережковским и Минским Гиппиус принадлежала к религиозному крылу этого направления: они связывали обновление искусства с богоискательскими задачами. Обладая острым критическим умом, Гиппиус в юности не получила систематического образования из-за частых переездов семьи. «Книги — и бесконечные собственные, почти всегда тайные писания — только это одно меня, главным образом, занимало», — вспоминала она об отрочестве и юности в автобиографии. В 1888 г. в Боржоме познакомилась с Мережковским, вскоре вышла за него замуж и переехала в Петербург. Поэтический дебют состоялся в 1888 г. в журнале «Северный вестник». «Наиболее яркими “внешними” событиями» своей жизни Гиппиус считала, по ее признанию, «устройство первых Религиозно-философских собраний (1901—1902), затем издание журнала “Новый путь” (1902—1904), внутреннее переживание событий 1905 года» и совместное с Мережковским и Д. В. Философовым пребывание в Париже в 1906—1908 гг. В начале века салон Мережковских (третьим его постоянным участником был Философов) в доме Мурузи на Литейном проспекте в Петербурге привлекал к себе приверженцев «неохристианства» и мистически настроенных молодых писателей; именно через Мережковских вошел в круг символистов и начал печататься в их журнале «Новый путь» молодой Блок; там же появились первые статьи Андрея Белого. Гиппиус считала наиболее важной для себя литературно-общественную деятельность, регулярно выступала как критик и публицист (чаще под псевдонимом Антон Крайний), сотрудничая вначале по преимуществу в символистских, а позднее в общелиберальных органах. Творчество Гиппиус стало особенно многообразным после 1908 г., когда вышли два сборника ее рассказов («Черное по белому», 1908 и «Лунные муравьи», 1912), книга критических статей «Литературный дневник» (1908), романная дилогия («Чертова кукла» 1911 и «Роман-царевич» 1912), пьесы. Стихи же Гиппиус публиковала не часто и, по ее признанию, «писала редко и мало — только тогда, когда не могла не писать» (Автобиография). Более чем за тридцать лет ее литературной деятельности в России вышли три небольших по объему сборника: «Собрание стихом. 1889—1903» (М., 1904), «Собрание стихов. Книга вторая (1903—1909)» (М., 1910) и, уже после Октября. «Последние стихи. 1914—1918» (Пг., 1918). Периода «ученичества» у Гиппиус не было: ранние стихотворные опыты «под Надсона» в печати не появились, а первые ее опубликованные стихи уже отличались не только новыми для русской поэзии мотивами, но и зрелым мастерством, стилистической и ритмической изысканностью при внешней скромности и отсутствии эффектов.

Тематический комплекс ранних стихов З. Гиппиус включает в себя все важнейшие для «старших» символистов мотивы: уход от скуки повседневности в мир фантазии и иррациональных предчувствий («Я — раб моих таинственных, необычайных снов»), культ одиночества, сознание собственной избранности, эстетизация упадка («Люблю я отчаянье мое безмерное») и т. д. Но при этом звучала своя нота: стремление преодолеть декадентство на путях веры, а порой и разочарование в ней, боянь «пустой пустыни» небес. Брюсов отметил «исключительное умение» Гиппиус «писать афористически, замыкать свою мысль в краткие, выразительные, легко запоминающиеся формулы». Значительно хуже давалась ей поэтическая публицистика: попытки религиозной проповеди в стихах заканчивались неудачей. Вершиной ее мастерства были небольшие стихотворения 1910-х годов, тематически предвосхищавшие трагические фантасмагории западной прозы XX в. («Терпеть, что все в машине? В зубчатом колесе?»).

Приветствовав Февральскую революцию как залог демократического переустройства русской жизни, Гиппиус заняла резко непримиримую позицию по отношению к большевикам после Октября. В «Последних стихах» она вновь обратилась к жанру стихотворной — и теперь уже политической — публицистики, декларируя свое понимание Октябрьской революции как гибели демократии в России. Эмигрировав в 1920 г. вместе с Мережковским и Философовым, до самой смерти оставалась в яростной оппозиции к СССР, отвергая попытки других эмигрантов более лояльно отнестись к Советской власти; во время Великой Отечественной войны это привело к постепенной изоляции Гиппиус в эмигрантских кругах. В Париже продолжала публицистическую деятельность, издала мемуары. Там вышла в 1938 г. ее последняя книга стихов — «Сияние».

Изд.: Гиппиус З. Н. Сочинения: стихотворения, проза. Л., 1991.

ПЕСНЯ

Окно мое высоко над землею,
Высоко над землею.
Я вижу только небо с вечернею зарею, —
С вечернею зарею.

И небо кажется пустым и бледным,
Таким пустым и бледным.
Оно не сжалится над сердцем бедным,
Над моим сердцем бедным.

Увы, в печали безумной я умираю,
Я умираю,
Стремлюсь к тому, чего я не знаю,
Не знаю.

И это желание не знаю откуда
Пришло откуда.
Но сердце просит и хочет чуда,
Чуда!

И пусть будет то, чего не бывает,
Никогда не бывает:
Мне бледное небо чудес обещает,
Оно обещает,

Но плачу без слез о неверном обете,
О неверном обете.
Мне нужно то, чего нет на свете,
Чего нет на свете.

ПОСВЯЩЕНИЕ

Небеса унылы и низки,
Но я знаю — дух мой высок.
Мы с тобою так странно близки,
И каждый из нас одинок.

Беспощадна моя дорога.
Она меня к смерти ведет.
Но люблю я себя, как Бога, —
Любовь мою душу спасет.

Если я на пути устану,
Начну малодушно роптать,
Если я на себя восстану
И счастья осмелюсь желать, —

Не покинь меня без возврата
В туманные, трудные дни.
Умоляю, слабого брата
Утешь, пожалей, обмани.

Мы с тобою единственно близки,
Мы оба идем на восток.
Небеса злорадны и низки,
Но я верю — дух наш высок.

ЛЮБОВЬ — ОДНА

Единый раз вскипает пеной
И рассыпается волна.
Не может сердце жить изменой,
Измены нет: любовь — одна.

Мы негодуем иль играем,
Иль лжем — но в сердце тишина.
Мы никогда не изменяем:
Душа одна — любовь одна.

Однообразно и пустынно,
Однообразием сильна,
Проходит жизнь. И в жизни длинной
Любовь одна, всегда одна.

Лишь в неизменном — бесконечность,
Лишь в постоянном — глубина.
И дальше путь, и ближе вечность,
И всё ясней: любовь одна.

Любви мы платим нашей кровью,
Но верная душа — верна,
И любим мы одной любовью.
Любовь одна, как смерть одна.

НАДПИСЬ НА КНИГЕ

Мне мило отвлеченное:
Я жизнь им создаю.
Я всё уединенное,
Неявное люблю.

Я — раб моих таинственных,
Необычайных снов.
Но для речей единственных
Не знаю здешних слов.

УЛЫБКА

Поверьте мне, меня не соблазнит
Печалей прежних путь давно пройденный.
Увы! Душа покорная хранит
Их горький след, ничем не истребленный.

Года идут, но сердце вечно то же.
Ничто для нас не возвратится вновь.
И ныне мне всех радостей дороже
Моя неразделенная любовь.

Ни счастья в ней, ни страха, ни стыда.
Куда ведет она меня — не знаю.
И лишь в одном душа моя тверда:
Я изменяюсь, — но не изменяю.

МГНОВЕНИЕ

Сквозь окно светится небо высокое,
Вечернее небо, тихое, ясное.
Плачет от счастия сердце мое одинокое,
Радо оно, что небо такое прекрасное.
Горит тихий, предночный свет,
От света исходит радость моя.
И в мире теперь никого нет.
В мире только Бог, небо и я.

ДО ДНА

Тебя приветствую, мое поражение,
тебя и победу я люблю равно;
на дне моей гордости лежит смирение,
и радость, и боль — всегда одно.

Над водами, стихнувшими в безмятежности
вечера ясного, — все бродит туман;
в последней жестокости — есть бездонность нежности
и в Божьей правде — Божий обман.

Люблю я отчаяние мое безмерное,
нам радость в последней капле дана.
И только одно здесь я знаю верное:
Надо всякую чашу пить до дна.

ПАУКИ

Я в тесной келье — в этом мире.
И келья тесная низка.
А в четырех углах — четыре
Неутомимых паука.

Они ловки, жирны и грязны.
И все плетут, плетут, плетут.
И страшен их однообразный
Непрерывающийся труд.

Они четыре паутины
В одну, огромную, сплели.
Гляжу — шевелятся их спины
В зловонно-сумрачной пыли.

Мои глаза — под паутиной.
Она сера, мягка, липка.
И рады радостью звериной
Четыре толстых паука.

ВСЁ КРУГОМ

Страшное, грубое, липкое, грязное,
Жестко тупое, всегда безобразное,
Медленно рвущее, мелко-нечестное,
Скользкое, стыдное, низкое, тесное,
Явно-довольное, тайно-блудливое,
Плоско-смешное и тошно-трусливое,
Вязко, болотно и тинно-застойное,
Жизни и смерти равно недостойное,
Рабское, хамское, гнойное, черное,
Изредка серое, в сером упорное,
Вечно-лежачее, дьявольски косное,
Глупое, сохлое, сонное, злостное,
Трупно-холодное, жалко ничтожное,
Непереносное, ложное, ложное!

Но жалоб не надо: что радости в плаче?
Мы знаем, мы знаем: всё будет иначе.

Если ты не любишь снег,
Если в снеге нет огня, —
Ты не любишь и меня,
Если ты не любишь снег.

Если ты не то, что я, —
Не увидим мы Лицо,
Не сомкнет он нас в кольцо,
Если ты не то, что я.

Если я не то, что ты, —
В пар взлечу я без следа,
Как шумливая вода,
Если я не то, что ты.

Если мы не будем в Нем,
Вместе, свитые в одно,
В цепь одну, звено в звено,
Если мы не будем в Нем, —

Значит, рано, не дано,
Значит нам — не суждено,
Просияв его огнем,
На земле воскреснуть в Нем.

ВОДОСКАТ

Душа моя угрюмая, угрозная,
Живет в оковах слов.
Я — черная вода, пенноморозная,
Меж льдяных берегов.

Ты с бедной человеческою нежностью
Не подходи ко мне.
Душа мечтает с вещей безудержностью
О снеговом огне.

И если в мглистости души, в иглистости
Не видишь своего, —
То от тебя ее кипящей льдистости
Не нужно ничего.

ИЗ ЦИКЛА «ТРИ ФОРМЫ СОНЕТА»

. И не мог свершить там никакого чуда.

Не знаю я, где святость, где порок,
И никого я не сужу, не меряю.
Я лишь дрожу пред вечною потерею:
Кем не владеет Бог — владеет Рок.
Ты был на перекрестке трех дорог, —
И ты не стал лицом к Его преддверию.
Он удивился твоему неверию
И чуда над тобой свершить не мог.

* Адресат посвящения — поэт Андрей Белый (Борис Бугаев).

Он отошел в соседние селения.
Не поздно, близок Он, бежим, бежим!
И, если хочешь — первой перед Ним
С безумной верою склоню колени я.
Не Он один — все вместе совершим,
По вере, — чудо нашего спасения.

ЖЕНСКОЕ «НЕТУ»

Где гниет седеющая ива,
где был и нынче высох ручеек,
девочка на краю обрыва
плачет, свивая венок.

Девочка, кто тебя обидел?
Скажи мне: и я, как ты, одинок.
(Втайне я девочку ненавидел,
не понимал, зачем ей венок.)

Она испугалась, что я увидел,
прошептала странный ответ:
меня Сотворивший меня обидел,
я плачу оттого, что меня нет.

Плачу, венок мой жалкий сплетая,
и не тепел мне солнца свет.
Зачем ты подходишь ко мне, зная,
что меня не будет — и теперь нет?

Я подумал: это святая,
или безумная. Спасти, спасти!
Ту, что плачет, венок сплетая,
взять, полюбить и с собой увести.

— О, зачем ты меня тревожишь?
Мне твоего не дано пути.
Ты для меня ничего не можешь:
того, кого нет, — нельзя спасти.

Ты душу за меня положишь, —
а я останусь венок свой вить.
Ну скажи, что же ты можешь?
Это Бог не дал мне — быть.

Не подходи к обрыву, к краю.
Хочешь убить меня, хочешь любить?
Я ни смерти, ни любви не понимаю,
дай мне венок мой, плача, вить.

Зачем я плачу — я тоже не знаю.
Высох — но он был, ручеек.
Не подходи к страшному краю:
мое бытие — плача, вить венок.

ВНЕЗАПНО.

Тяжки иные тропы́.
Жизнь ударяет хлестко.
Чьи-то глаза из толпы
взглянули так жестко.

Кто ты, усталый, злой,
путник печальный?
Друг ли грядущий мой?
Враг ли мой дальный?

В общий мы замкнуты круг
боли, тоски и заботы.
Верю я, всё ж ты мне друг,
хоть и не знаю, — кто ты.

14 ДЕКАБРЯ

Ужель прошло — и нет возврата?
В морозный день, в заветный час
Они на площади Сената
Тогда сошлися в первый раз.

Идут навстречу упованью
К ступеням Зимнего Крыльца.
Под тонкою мундирной тканью
Трепещут жадные сердца.

Своею молодой любовью
Их подвиг режуще-остер,
Но был погашен их же кровью
Освободительный костер.

Минуты годы, годы, годы.
А мы всё там, где были вы.
Смотрите, первенцы свободы:
Мороз на берегах Невы!

Мы — ваши дети, ваши внуки.
У неоправданных могил
Мы корчимся всё в той же муке,
И с каждым днем всё меньше сил.

И в день декабрьской годовщины
Мы тени милые зовем.
Сойдите в смертные долины,
Дыханьем вашим — оживем.

Мы, слабые, — вас не забыли,
Мы восемьдесят страшных лет
Несли, лелеяли, хранили
Ваш ослепительный завет.

И вашими пойдем стопами,
И ваше будем пить вино.
О, если б начатое вами
Свершить нам было суждено!

14 декабря 1909
Петербург

БАНАЛЬНОСТЯМ

Не покидаю острой кручи я
Гранит сверкающий дроблю,
Но вас, о старые созвучия,
Неизменяемо люблю.

Люблю сады с оградой тонкою,
Где роза с грезой, сны весны
И тень с сиренью — перепонкою,
Как близнецы, сопряжены.

Влечется нежность за безбрежностью,
Все рифмы-девы, — мало жен.
О как их трогательной смежностью
Мой дух стальной обворожен!

Вас гонят. Словно дети малые,
Дрожат мечта и красота.
Целую ноги их усталые,
Целую старые уста.

Создатели домов лучиночных, —
Пустых, гороховых домов,
Искатели сокровищ рыночных
Одни боятся вечных слов.

Я — не боюсь. На кручу сыпкую
Возьму их в каменный приют,
Прилажу зыбкую им зыбку я.
Пусть отдохнут! Пусть отдохнут!

Январь 1914
Петербург

Радостные, белые, белые цветы.
Сердце наше, Господи, сердце знаешь Ты.

В сердце наше бедное, в сердце загляни.
Близких наших, Господи, близких сохрани!

СЕГОДНЯ НА ЗЕМЛЕ

Есть такое трудное,
Такое стыдное.
Почти невозможное —
Такое трудное:
Это поднять ресницы
И взглянуть в лицо матери,
У которой убили сына.

Но не надо говорить об этом.

20 сентября 1916
Петербург

«ГОВОРИ О РАДОСТНОМ»

Кричу — и крик звериный.
Суди меня Господь!
Меж зубьями машины
Моя скрежещет плоть.

Свое — стерплю в гордыне.
Но — все? Но если все?
Терпеть, что все в машине?
В зубчатом колесе?

Он принял скорбь земной дороги,
Он первый, Он один,
Склонясь, умыл усталым ноги,
Слуга — и Господин
Он с нами плакал, — Повелитель
И суши, и морей.
Он царь и брат нам, и Учитель,
И Он — еврей.

СТРАШНОЕ

Страшно оттого, что не живется — спится.
И всё двоится, всё четверится.
В прошлом грехов так неистово-много,
Что и оглянуться страшно на Бога.

Да и когда замолить мне грехи мои?
Ведь я на последнем склоне круга.
А самое страшное, невыносимое, —
Это что никто не любит друг друга.

ВЕСЕЛЬЕ

Блевотина войны — октябрьское веселье!
От этого зловонного вина
Как было омерзительно твое похмелье,
О бедная, о грешная страна!

Какому дьяволу, какому псу в угоду,
Каким кошмарным обуянный сном,
Народ, безумствуя, убил свою свободу,
И даже не убил — засек кнутом?

Смеются дьяволы и псы над рабьей свалкой,
Смеются пушки, разевая рты.
И скоро в старый хлев ты будешь загнан палкой,
Народ, не уважающий святынь.

29 октября 1917

СЕЙЧАС

Как скользки улицы отвратные,
Какая стыдь!
Как в эти дни невероятные
Позорно жить!

Лежим, заплеваны и связаны
По всем углам.
Плевки матросские размазаны
У нас по лбам.

Столпы, радетели, водители
Давно в бегах.
И только вьются согласители
В своих Це-ках.

Мы стали псами подзаборными,
Не уползти!
Уж разобрал руками черными
Викжель* — пути.

14 ДЕКАБРЯ 17 ГОДА

Простят ли чистые герои?
Мы их завет не сберегли.
Мы потеряли всё святое:
И стыд души, и честь земли.

Мы были с ними, были вместе,
Когда надвинулась гроза.
Пришла Невеста. И Невесте
Солдатский штык проткнул глаза.

Мы утопили, с визгом споря,
Ее в чану Дворца, на дне,
В незабываемом позоре
И в наворованном вине.

Ночная стая свищет, рыщет,
Лед по Неве кровав и пьян.

* Викжель — Всероссийский исполнительный комитет железнодорожного профсоюза.

О, петля Николая чище,
Чем пальцы серых обезьян!

Рылеев, Трубецкой, Голицын!
Вы далеко, в стране иной.
Как вспыхнули бы ваши лица
Перед оплеванной Невой!

И вот из рва, из терпкой муки,
Где по дну вьется рабий дым,
Дрожа протягиваем руки
Мы к вашим саванам святым.

К одежде смертной прикоснуться,
Уста сухие приложить,
Чтоб умереть — или проснуться,
Но так не жить! Но так не жить!

ТАК ЕСТЬ

Если гаснет свет — я ничего не вижу.
Если человек зверь — я его ненавижу.
Если человек хуже зверя — я его убиваю.
Если кончена моя Россия — я умираю.

Литература языковедение : Сочинение: Зинаида Николаевна Гиппиус

Зинаида Николаевна Гиппиус

(1869-1945)

Сложным явлением в символическом искусстве ХХ века была лирика Зинаиды Гиппиус. Ее неутомимая поэтическая мысль, страстно бунтовавшая против конечности земной жизни, не знала полной удовлетворенности в своих исканиях. Рассудочно – холодное осмысление сущего постоянно смешивалось с жалобными мотивами смиренности и сентиментальности.

Зинаида Николаевна Гиппиус (1869-1945) родилась в небогатой дворянской семье, в городке Белеве Тульской губернии. Но детство и юность ее прошли преимущественно в северной столице, где родители предпочитали жить большую часть года. Там же, после окончания женской гимназии, начинающая поэтесса познакомилась со студентом университета Д. Мережковским, за которого вскоре вышла замуж. В обществе своего мужа, ставшего со временем крупным писателем, и происходило становление ее поэзии.

Художнические интересы Гиппиус были широки: она писала лирические стихи и романную прозу, охотно выступала с критическими статьями, вместе с Д. Мережковским и Д. Философовым редактировала литературный журнал “Новый путь”. Высокая, интеллигентная талантливость Мережковских снискала им уважение в культурных кругах Петербурга. Их семейный салон посещали знаменитые писатели и поэты: И. Анненский, Ф. Сологуб, В. Брюсов, А. Блок, К. Бальмонт, Вяч. Иванов, А. Белый, А.Н. Толстой и другие. Позднее, Когда супруги жили в Париже (они уехали в 1920 году), их друзьями стали И. Бунин и А. Куприн.

Лирика Гиппиус исторична. В ней ясно видны следы национальных идей, веяний, переживаний, эмоций, конкретной жизненной обстановки начала текущего столетия. Конечно, стих ее не притязал на многогранное описание реальности ; он касался лишь отдельных, в основном порочных ее явлений:

Страшное, грубое, липкое, грязное,

Жестко – тупое, всегда безобразное,

Медленно – рвущее, мелко – нечестное,

Скользкое, стыдное, низкое, тесное,

Явно – довольное, тайно – блудливое,

Плоско – смешное и тошно – трусливое,

Вязко, болотно, и тинно застойное,

Жизни и смерти равно недостойное,

Критики Гиппиус нередко соединяли эти строки с конкретной российской действительностью и на этом основании обвиняли автора в нелюбви к Отечеству. Между тем проблематика данного произведения гораздо шире, “космичнее”, чем это может показаться при первом чтении. Поэтесса здесь высказала (естественно, на материале русской жизни) мысль о несовершенстве человеческого “я”, и его земного общества. Текст построен в виде развернутого, психологически обостренного предложения, в котором ведущую, сюжетную функцию выполняют определения. Истинный замысел стихотворения “Все кругом” проясняется в конце повествования, где однотонное, несколько рассудочное движение темы внезапно сменяется эмоционально – напряженным мотивом, раскрывающим неугасимую надежду человека на изменение сложившегося миросостояния:

Но жалоб не надо; что радости в плаче?

Мы знаем, мы знаем: все будет иначе.

Живой облик эпохи возникал у Гиппиус и в стихах, написанных на основе психологического параллелизма. Важную роль в этом случае играла внешняя, природно-бытовая деталь, которая своим метафорическим сближением с изломами человеческой души передавала целую гамму лирических переживаний и размышлений:

Над водами, стихнувшими в безмятежности

Вечера ясного, – все бродит туман;

В последней жестокости есть бездонность нежности,

И в Божией правде – Божий обман.

Разумеется, для выражения подобной темы требовался особый поэтический язык, и Гиппиус кропотливо создавала его, подбирая из словаря точные в смысловом отношении элементы нейтральной книжной речи и отдавая предпочтение лишь тем словесным оборотам, которые исключали всякую метафорическую вычурность. В скрытом течении ее стиха словно бы велся давний спор с воображаемым оппонентом на тему, начатую еще Л. Толстым и Достоевским: каков человек изнутри, чем он значителен на Земле? В ее произведениях постоянно ощущалось какое-то нежное очарование хрупкостью человеческой жизни, ее незащищенностью в мироздании. И здесь лепка образной мысли достигала удивительно филигранных очертаний.

Особое значение в этой связи Гиппиус придавала тщательной подборке поэтически сравнимых явлений. Наиболее выигрышным ей представлялось соединение в композиционно-сюжетном строе внутреннего, незримо духовного с предметом из мира природы, традиционно воспеваемым в классической пейзажной лирике (серебристой паутиной, светом настольной лампы, светом зари).

В стихотворении “ Нить” величественное и простое в человеческой душе уподоблено летней паутинной нити, повиснувшей над лесной тропинкой. И многоцветное сверкание природной “ струны”, и ее чуткое дрожание на ветру, готовое оборваться от неосторожного дыхания воздуха, и еще множество других пластично выписанных мелочей, оживляющий пустое небо, сообщают на какое-то время повествованию характер самоценной пейзажной сценки:

Нить паутинная упруга и чиста,

Повисла в небесах; и дрожью незаметной

Колеблет ветер нить, порвать, пытаясь тщетно;

Она крепка, тонка, прозрачна и проста.

Разрезана небес живая пустота

Сверкающей чертой – струною многоцветной.

А далее обнаруживается, что эта зарисовка природы есть развернутая метафорическая характеристика таинственного и сложного человеческого “я”, схожего своей зыбкой тонкостью с опоэтизированной внешней природной частностью:

В запутанных узлах, с какой-то страстью ложной

Мы ищем тонкости, не веря, что возможно

Величье с простотой в душе соединить.

Но жалко, мертвенно и грубо все, что сложно;

А тонкая душа проста, как эта нить.

Общие эпитеты подчеркивают общность природного и духовного (паутинка тонка и проста, и душа тонкая, простая). Но компоненты эти скреплены еще и единым, стержневым мотивом, сложенным по ступенчатому принципу: сначала паутинная нить сопоставлена со сверкающей чертой; затем в ее образное оформление внесено еще одно приращение: струна многоцветная; и только после этого она представлена в качестве “портретной” схемы человеческой души.

Стихотворение “ Нить” написано в жанрово-стилевой форме философского пояснения. Известный еще со времен Пушкина и Тютчева своей идилличностью лирический образ паутины получил здесь нетрадиционное толкование. Гиппиус овеяла этот образ психологическим драматизмом. Правда, пафос последнего не был глубоко развит в ее произведении; в сущности, он только намечен тематически.

Все жанрово-стилевые средства вели к многослойности символа, который можно было толковать вариативно. Так , в символике романсного стихотворения , названного автором “ Песней”, можно особо выделить мотив томления героини, жаждущей душевного спасения и ясности на пути от человеческого ко вселенному, и вместе с тем наше внимание невольно сосредоточивается на частном образе окна, куда, словно в космический просвет, устремляются земные вековечные чувства, мысли, переживания:

Окно мое высоко над землею,

Высоко над землею.

Я вижу только небо с вечернею зарею,

С вечернею зарею.

И небо кажется пустым и бледным,

Таким пустым и бледным…

Оно не сжалится над сердцем бедным,

Над моим сердцем бедным.

Увы, в печали безумной я умираю,

Стремлюсь к тому, чего я не знаю,

Но сердце хочет и просит чуда…

Еще на заре творчества у поэтессы мелькнула догадка о жизни после смерти. Она почувствовала это “в дыхании ветра, в солнечных лучах”, и в “бледной” морской волне, и в облачной тени. Раздвигая границы художественного времени, Гиппиус попыталась тогда поэтически обесценить самую смерть и таким образом “убрать порог” между нею и жизнью. Причем явление смерти она как бы подводила к заключительному моменту бытия, когда “уже не душно, достигнута последняя ступень”:

И если смерть придет – за ней послушно

Уйду в ее безгорестную тень.

Так осенью светло и равнодушно

На бледном небе умирает день.

Гиппиус постоянно колебалась между землею и небом, жизнью и богом. Если в середине 90-х годов “ мудрый Соблазнитель” казался ей “непонятным Учителем Великой Красоты”, то в начале нового столетия Божия, правда и Божий обман”, несмотря на свое полюсное положение, драматически сблизились в ее лирике:

Небо – вверху; небо – внизу,

Звезды – вверху; звезды – внизу,

Все, что вверху, то и внизу,

Если поймешь, благо тебе.

Стих З.Гиппиус, стремившейся к звучной точности, обрел здесь предельно-лапидарное выражение.

З.Гиппиус ввела свою образную мысль в русло художественно-филосовских исканий Достоевского и в свете его мощной, трагической поэтики попыталась дорисовать то, что недоступно монументальной, романной прозе, но что способна выполнить утонченная, символико-психологическая лирика.

Вглядываясь в ее творчество, я не могу не отметить следующее: поэтический дебют ее состоялся в 1888г. на страницах “Северного вестника”, издаваемого в Петербурге. Этот журнал вскоре стал литературной трибуной символистов. Известность Зинаиде Николаевне принесли творчески разработанные самостоятельные опыты – стихотворения “ Посвящение” и “Песня”.

В 1904 г. отдельным изданием вышло “Собрание стихов.1889-1903”. Еще ее современники отметили смелую реформацию в раннем творчестве: она неустанно экспериментирует, варьирует стихотворные размеры, использует прием “перебоя ритма”, виртуозно пользуется аллитерацией и т.д. Часто она строит свои стихи как монологи – молитвы, обращение к Богу.

Отличительной чертой ее творчества является афористичность мыслей.

Особо надо отметить то, что она стала во главе “неохристиан”, печатным органом которых был журнал “ Новый путь”, где поэтесса “спряталась” за псевдоним Антон Крайний, потом Антон Кирша.

Я не касаюсь ее прозаических произведений, хотя и там она сказала свое, новое слово. Последняя книга ее стихотворений вышла в 1939году – “ Сияние”, главное в ней – раздумья о божественной любви, открывающей путь в вечность, о силе и бессмертии божественного слова.

Последние годы своей одинокой жизни (Д.Мережковский умер в 1941 году) она отдала поэме “Последний круг” и книге воспоминаний “Дмитрий Мережковский”, которая осталась незавершенной.

Есть под Парижем русское кладбище – Сен-Женевьев де Буа. Там в одной могиле похоронены Д.Мережковский и его верная спутница Зинаида Гиппиус, поэт, писатель, литературный критик…

Знакомство с новым поэтом – всегда радость. Не скажу, что творчество З.Гиппиус произвело на меня особое впечатление. Нет! В нем много вычурности, какие-то изломы, что-то болезненное.…Однако ее стихи своеобразны и ярки, лирический герой поэтессы – человек воспринимающий красоту мира и сердцем чувствующий добро и зло на земле. Это – блестящий художник:

Вот первый луч – вот алый меч…

И плачет сердце…

Так написать может только талантливый поэт.

Из сборника “Последние стихи”, с которыми я познакомился, я выбрал одно – “ Нет” и попытаюсь поделиться своими впечатлениями о нем и дать ему свою оценку.

Прежде всего, я обратил внимание на название – оно не совсем обычно ,если учесть содержание: “нет” кому или чему? Удивила и дата написания: “Февр . 18.”,она же и помогла мне правильно понять тему произведения. Я знал, что Зинаида Николаевна отрицательно отнеслась к первой мировой войне, не разделила националистических настроений части творческой интеллигенции. Не приняла она и Октябрьскую революцию, для нее это была трагедия. “Последние стихи”, куда входит “Нет”, и направлены против “восставшего Хама”, но З.Гиппиус всегда волновала судьба России, судьба Родины. “Нет” – крик души поэтессы, крик отчаяния и крик надежды. Она, словно луч солнца, озаряет миниатюру, в котором только восемь строк, и зовет всех верить не только ей – Надежде, но и Вере, и Любви.

Приподнято торжественное звучание каждого слова позволяет мне сказать о том, что стихи написаны в публицистическом ключе. Об этом напоминают нам, читателям, использованные автором риторические восклицания:

Она не погибнет – знайте!

Она не погибнет – Россия!

Именно они, эти восклицания, выражают замысел поэта: высокое патетическое звучание гимна русской земли.

“Нет” – это, значит, не исчезнет Русь, ее государственность, не пропадет ее народ. Она, как держава, будет стоять вечно. Думаю, что не ошибусь в определении идеи этого небольшого стихотворения: она – в вечности! Более ста лет до З.Гиппиус Ф.И.Тютчев – поэт золотого века – по-своему выразил свой лирический облик Родины: “Умом России не понять…” З.Гиппиус в новом, “серебряном веке”, утвердила мысль собрата по перу: вечны, будут Россия, ее земля и ее народ! Отсюда и та торжественная приподнятость, тот пафос, что усиливает звучание каждого слова. Употребление же такого художественного приема, как анафора, и делает ее особенно звучным:

Она не погибнет, – знайте!

Она не погибнет, Россия.

Они всколосятся ,– верьте!

Поля ее золотые.

И мы не погибнем, – верьте…

Повтор слова “ верьте” в конце двух строк есть не что иное, как другой художественный прием – эпифора.

Удачно применены поэтессой глаголы повелительного наклонения: и в первом и во втором катрене они усиливают мотив стихотворения, наполняя его оптимизмом. Именно это и не мог принять Блок, написавший поэтессе письмо и посвятивший ей стих, где зловеще определяют их жизнь следующие строки:

Мы – дети страшных лет России-

Забыть не в силах ничего.

Перечитываю вновь миниатюру З.Гиппиус и думаю о том , как все-таки талантлива была она как поэт. Какие образы нашла она для выражения своей мысли, какие художественные средства!

Они всколосяться, – верьте!

Поля ее золотые.

Эпитет “ золотой” не редкий у поэтов, пишущий о русском поле, здесь же он звучит особо, словно выражая богатство страны – ее хлеб.

Достигая образности и выразительности стиха, автор использует приём олицетворения, погибнет “и…спасётся”, видя в России живое существо. Особое значения в композиционном строе имеет противительный союз “но”. Им часто пользовался А. С. Пушкин (“Анчар”, “Деревня”). Зинаида Николаевна сознательно делит им стихотворение на две части: главное не спасение всех её современников, а воскресение России, в которое она верила, любя и ненавидя.

“Нет” – одно из завершающих стихотворений цикла “Последние песни”, написанного в Петербурге. Но как оно актуально в наши дни!

Я выбрал его для анализа потому, что оно вселяет в меня оптимизм, и мне вместе с поэтессой хочется сказать всем, кто не верит в будущее нашей Родины, а живёт прошедшим:

Читайте также:  Анализ стихотворения Бессилие Гиппиус
Ссылка на основную публикацию
Название: Зинаида Николаевна Гиппиус
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: сочинение Добавлен 11:49:46 31 мая 2001 Похожие работы
Просмотров: 1774 Комментариев: 21 Оценило: 8 человек Средний балл: 4.9 Оценка: 5 Скачать