Анализ стихотворения Озеро Чад Гумилева

Николай Гумилёв — На таинственном озере Чад ( Озеро Чад )

На таинственном озере Чад
Посреди вековых баобабов
Вырезные фелуки стремят
№ 4 На заре величавых арабов.
По лесистым его берегам
И в горах, у зеленых подножий,
Поклоняются страшным богам
№ 8 Девы-жрицы с эбеновой кожей.

Я была женой могучего вождя,
Дочерью властительного Чада,
Я одна во время зимнего дождя
№ 12 Совершала таинство обряда.
Говорили — на сто миль вокруг
Женщин не было меня светлее,
Я браслетов не снимала с рук.
№ 16 И янтарь всегда висел на шее.

Белый воин был так строен,
Губы красны, взор спокоен,
Он был истинным вождем;
№ 20 И открылась в сердце дверца,
А когда нам шепчет сердце,
Мы не боремся, не ждем.
Он сказал мне, что едва ли
№ 24 И во Франции видали
Обольстительней меня,
И как только день растает,
Для двоих он оседлает
№ 28 Берберийского коня.

Муж мой гнался с верным луком,
Пробегал лесные чащи,
Перепрыгивал овраги,
№ 32 Плыл по сумрачным озерам
И достался смертным мукам;
Видел только день палящий
Труп свирепого бродяги,
№ 36 Труп покрытого позором.

А на быстром и сильном верблюде,
Утопая в ласкающей груде
Шкур звериных и шелковых тканей,
№ 40 Уносилась я птицей на север,
Я ломала мой редкостный веер,
Упиваясь восторгом заране.
Раздвигала я гибкие складки
№ 44 У моей разноцветной палатки
И, смеясь, наклонялась в оконце,
Я смотрела, как прыгает солнце
В голубых глазах европейца.

№ 48 А теперь, как мертвая смоковница,
У которой листья облетели,
Я ненужно-скучная любовница,
Словно вещь, я брошена в Марселе.
№ 52 Чтоб питаться жалкими отбросами,
Чтобы жить, вечернею порою
Я пляшу пред пьяными матросами,
И они, Смеясь, владеют мною.
№ 56 Робкий ум мой обессилен бедами,
Взор мой с каждым часом угасает.
Умереть? Но там, в полях неведомых,
Там мой муж, он ждет и не прощает.

Na tainstvennom ozere Chad
Posredi vekovykh baobabov
Vyreznye feluki stremyat
Na zare velichavykh arabov.
Po lesistym yego beregam
I v gorakh, u zelenykh podnozhy,
Poklonyayutsya strashnym bogam
Devy-zhritsy s ebenovoy kozhey.

Ya byla zhenoy moguchego vozhdya,
Docheryu vlastitelnogo Chada,
Ya odna vo vremya zimnego dozhdya
Sovershala tainstvo obryada.
Govorili — na sto mil vokrug
Zhenshchin ne bylo menya svetleye,
Ya brasletov ne snimala s ruk.
I yantar vsegda visel na sheye.

Bely voin byl tak stroyen,
Guby krasny, vzor spokoyen,
On byl istinnym vozhdem;
I otkrylas v serdtse dvertsa,
A kogda nam shepchet serdtse,
My ne boremsya, ne zhdem.
On skazal mne, chto yedva li
I vo Frantsii vidali
Obolstitelney menya,
I kak tolko den rastayet,
Dlya dvoikh on osedlayet
Berberyskogo konya.

Muzh moy gnalsya s vernym lukom,
Probegal lesnye chashchi,
Pereprygival ovragi,
Plyl po sumrachnym ozeram
I dostalsya smertnym mukam;
Videl tolko den palyashchy
Trup svirepogo brodyagi,
Trup pokrytogo pozorom.

A na bystrom i silnom verblyude,
Utopaya v laskayushchey grude
Shkur zverinykh i shelkovykh tkaney,
Unosilas ya ptitsey na sever,
Ya lomala moy redkostny veyer,
Upivayas vostorgom zarane.
Razdvigala ya gibkiye skladki
U moyey raznotsvetnoy palatki
I, smeyas, naklonyalas v okontse,
Ya smotrela, kak prygayet solntse
V golubykh glazakh yevropeytsa.

A teper, kak mertvaya smokovnitsa,
U kotoroy listya obleteli,
Ya nenuzhno-skuchnaya lyubovnitsa,
Slovno veshch, ya broshena v Marsele.
Chtob pitatsya zhalkimi otbrosami,
Chtoby zhit, vecherneyu poroyu
Ya plyashu pred pyanymi matrosami,
I oni, Smeyas, vladeyut mnoyu.
Robky um moy obessilen bedami,
Vzor moy s kazhdym chasom ugasayet.
Umeret? No tam, v polyakh nevedomykh,
Tam moy muzh, on zhdet i ne proshchayet.

Yf nfbycndtyyjv jptht Xfl
Gjchtlb dtrjds[ ,fj,f,jd
Dshtpyst atkerb cnhtvzn
Yf pfht dtkbxfds[ fhf,jd/
Gj ktcbcnsv tuj ,thtufv
B d ujhf[, e ptktys[ gjlyj;bq,
Gjrkjyz/ncz cnhfiysv ,jufv
Ltds-;hbws c ‘,tyjdjq rj;tq/

Z ,skf ;tyjq vjuextuj dj;lz,
Ljxthm/ dkfcnbntkmyjuj Xflf,
Z jlyf dj dhtvz pbvytuj lj;lz
Cjdthifkf nfbycndj j,hzlf/
Ujdjhbkb — yf cnj vbkm djrheu
;tyoby yt ,skj vtyz cdtnktt,
Z ,hfcktnjd yt cybvfkf c her/
B zynfhm dctulf dbctk yf itt/

,tksq djby ,sk nfr cnhjty,
Ue,s rhfcys, dpjh cgjrjty,
Jy ,sk bcnbyysv dj;ltv;
B jnrhskfcm d cthlwt ldthwf,
F rjulf yfv itgxtn cthlwt,
Vs yt ,jhtvcz, yt ;ltv/
Jy crfpfk vyt, xnj tldf kb
B dj Ahfywbb dblfkb
J,jkmcnbntkmytq vtyz,
B rfr njkmrj ltym hfcnftn,
Lkz ldjb[ jy jctlkftn
,th,thbqcrjuj rjyz/

Ve; vjq uyfkcz c dthysv kerjv,
Ghj,tufk ktcyst xfob,
Gthtghsubdfk jdhfub,
Gksk gj cevhfxysv jpthfv
B ljcnfkcz cvthnysv verfv;
Dbltk njkmrj ltym gfkzobq
Nheg cdbhtgjuj ,hjlzub,
Nheg gjrhsnjuj gjpjhjv/

F yf ,scnhjv b cbkmyjv dth,k/lt,
Enjgfz d kfcrf/otq uhelt
Ireh pdthbys[ b itkrjds[ nrfytq,
Eyjcbkfcm z gnbwtq yf ctdth,
Z kjvfkf vjq htlrjcnysq dtth,
Egbdfzcm djcnjhujv pfhfyt/
Hfpldbufkf z ub,rbt crkflrb
E vjtq hfpyjwdtnyjq gfkfnrb
B, cvtzcm, yfrkjyzkfcm d jrjywt,
Z cvjnhtkf, rfr ghsuftn cjkywt
D ujke,s[ ukfpf[ tdhjgtqwf/

F ntgthm, rfr vthndfz cvjrjdybwf,
E rjnjhjq kbcnmz j,ktntkb,
Z ytye;yj-crexyfz k/,jdybwf,
Ckjdyj dtom, z ,hjityf d Vfhctkt/
Xnj, gbnfnmcz ;fkrbvb jn,hjcfvb,
Xnj,s ;bnm, dtxthyt/ gjhj/
Z gkzie ghtl gmzysvb vfnhjcfvb,
B jyb, Cvtzcm, dkflt/n vyj//
Hj,rbq ev vjq j,tccbkty ,tlfvb,
Dpjh vjq c rf;lsv xfcjv eufcftn///
Evthtnm? Yj nfv, d gjkz[ ytdtljvs[,
Nfv vjq ve;, jy ;ltn b yt ghjoftn/

«Озеро Чад», анализ стихотворения Гумилёва

Николай Степанович Гумилёв — русский поэт Серебряного века, один из основателей акмеизма, критик и переводчик. В 1914 году, во время Первой мировой войны, отправился добровольцем на фронт и получил два Георгиевских креста, которые в царской армии давали за личный подвиг. Воспевание опасности стало отличительной чертой поэзии Гумилёва. Поэтический мир Николая Степановича складывался из романтической экзотики, ярких декоративных красок, а в напряженном и звучном стихе всегда слышалось подчеркнутое презрение к пошлой современности.

После окончания Царскосельской гимназии Гумилёв продолжил образование в Сорбонне, что позволило ему путешествовать по Европе: Франции, Швеции, Норвегии, Англии. Есть косвенные доказательства того, что в 1907 году он впервые побывал в Африке. Поэтому уже в первых его стихах возникла экзотическая реальность: природа Африки, события Первой мировой войны.

Одно из ранних стихотворений, написанных в 1907 году, — «Озеро Чад». Африканская экзотика подчеркнута самим названием: озеро Чад находится в центральной части Африки. Удивительно, но героиня стихотворения, написанного мужчиной, — женщина, не простая, а дочь вождя могучего африканского племени. Светлый оттенок ее кожи свидетельствует о том, что ее мать, вероятнее всего, родила ее от европейского мужчины. Но для жителей племени эта особенность — признак исключительности, неповторимости. О судьбе матери героини ничего не говорится, но судьба самой героини печальна: влюбившись в европейца, она сбежала вместе с ним во Францию.

Оседлав берберийских коней, любовники уносились на север птицами и даже убили мужа-вождя. В тексте нет портрета мужа. Возможно, он выглядит так, как его обычно представляют: юбка из листьев пальмы, браслеты, кольца в ушах и в носу. Истинным вождем для героини становится европеец — именно его портрет описан подробно:

Белый воин был так строен,
Губы красны, взор спокоен,
Он был истинным вождем…

Форма исповеди, которую выбрал Гумилев, помогает читателям пережить всю гамму чувств: от надежд на счастье в Европе до глубокого отчаяния и раскаяния, которые героиня испытала, оказавшись брошенной в Марселе. Наскучив коварному европейцу, искателю экзотики, героиня становится портовой танцовщицей, продающей себя пьяным матросам за «жалкие отбросы».

Читайте также:  Анализ стихотворения Слово Гумилева

Автор сравнивает героиню с «мертвой смоковницей» и «вещью». Оба эти сравнения имеют определенную символику. Смоковница еще в древнегреческой литературе была символом любви. Мертвая смоковница, у которой «листья облетели», подчеркивает, что больше героиня полюбить не сможет: она утратила иллюзии, да и «товарный вид» тоже. Поэтому участь портовой девки — все, что ее ждет в жизни.

Сравнение с вещью вызывает воспоминание о героине «Бесприданницы» А. Островского. Лариса Огудалова, испытав предательство любимого человека, принимает решение стать очень дорогой вещью — содержанкой богатого купца Кнурова. Но выстрел Карандышева освобождает ее от этой унизительной роли.

Положение героини стихотворения Николая Гумилёва намного серьезнее: она не может умереть, потому что «там, в полях неведомых», то есть на том свете, там ее муж, «он ждет и не прощает». Путь на родину закрыт, проститься с жизнью нельзя. Вот суровая расплата за любовь! Но более суровым возмездием становится то унизительное положение, в котором находится героиня теперь.

Стихотворение будто состоит из фрагментов, каждый из которых написан разным размером: есть хорей, есть анапест, причем оба размера разностопные. Такая перебивка ритма помогает поэту передавать эмоциональное состояние героини. Если в начале стихотворения шестистопный хорей звучит царственно, подобающе ее положению («Я была женой могучего вождя…»), то встреча с европейцем описана уже четырехстопным хореем, что ускоряет развитие действия. Дальше все разворачивается очень быстро: и побег, и погоня, и дальнейшая гибель мужа.

После действие замедляется с использованием трехсложного размера анапеста. Неспешное движение по пустыне на верблюде «в ласкающей груде шкур звериных и шелковых тканей»прерывается только моментами любования отблеском солнца «в голубых глазах европейца». Заключительная часть стихотворения вновь написана хореем, но уже пятистопным: он звучит резко, подчеркивая неприглядную правду жизни, которую открыла для себя бывшая «дочь властительного Чада».

В своем художественном воображении Гумилёв свободно перемещался во времени и пространстве. Действие многих его произведений разворачивается в Китае, в Индии, в Африке, и мы легко переносимся в античный мир, эпоху рыцарей или во времена великих географических открытий. Недаром один из первых поэтических сборников носит название «Путь конквистадоров» (завоевателей).

Таким образом, особенность поэзии акмеиста Гумилёва и заключается в мужественном стремлении к мечте, порой утопической, а порой вполне достижимой. Основа мироощущения поэта и его героев — романтика и героика.

«Озеро Чад» Н. Гумилев

«Озеро Чад» Николай Гумилев

На таинственном озере Чад
Посреди вековых баобабов
Вырезные фелуки стремят
На заре величавых арабов.
По лесистым его берегам
И в горах, у зеленых подножий,
Поклоняются страшным богам
Девы-жрицы с эбеновой кожей.

Я была женой могучего вождя,
Дочерью властительного Чада,
Я одна во время зимнего дождя
Совершала таинство обряда.
Говорили — на сто миль вокруг
Женщин не было меня светлее,
Я браслетов не снимала с рук.
И янтарь всегда висел на шее.

Белый воин был так строен,
Губы красны, взор спокоен,
Он был истинным вождем;
И открылась в сердце дверца,
А когда нам шепчет сердце,
Мы не боремся, не ждем.
Он сказал мне, что едва ли
И во Франции видали
Обольстительней меня
И как только день растает,
Для двоих он оседлает
Берберийского коня.

Муж мой гнался с верным луком,
Пробегал лесные чащи,
Перепрыгивал овраги,
Плыл по сумрачным озерам
И достался смертным мукам;
Видел только день палящий
Труп свирепого бродяги,
Труп покрытого позором.

А на быстром и сильном верблюде,
Утопая в ласкающей груде
Шкур звериных и шелковых тканей,
Уносилась я птицей на север,
Я ломала мой редкостный веер,
Упиваясь восторгом заранее.
Раздвигала я гибкие складки
У моей разноцветной палатки
И, смеясь, наклоняясь в оконце,
Я смотрела, как прыгает солнце
В голубых глазах европейца.

А теперь, как мертвая смоковница,
У которой листья облетели,
Я ненужно-скучная любовница,
Словно вещь, я брошена в Марселе.
Чтоб питаться жалкими отбросами,
Чтоб жить, вечернею порою
Я пляшу пред пьяными матросами,
И они, смеясь, владеют мною.
Робкий ум мой обессилен бедами,
Взор мой с каждым часом угасает…
Умереть? Но там, в полях неведомых,
Там мой муж, он ждет и не прощает.

Анализ стихотворения Гумилева «Озеро Чад»

Существует предположение о том, что в 1907 году, после нескольких месяцев, проведенных в Париже, Николай Гумилев совершил небольшое путешествие по Африке. На это указывают не только воспоминания очевидцев, но и сами стихи поэта. Одно из них под названием «Озеро Чад» как раз и датируется 1907 годом.

Примечательно, что стихотворения написано от женского имени, и его главной героиней является африканка – жена могущественного вождя, которая отличалась удивительной красотой. «Женщин не было меня светлее, я браслетов не снимала с рук. И янтарь всегда висел на шее», именно так описывает себя знойная красавица. Ее ждала вполне обеспеченная и предсказуемая жизнь, почет и уважение соплеменников. Однако случилось непредвиденное – на берегу озера Чад появился таинственный незнакомец с удивительно белой кожей. «Белый воин был так строен, губы красны, взор спокоен, он был истинным вождем», — отмечает главная героиня произведения. Она влюбилась без памяти в чужестранца, который, в свою очередь, также был очарован ее красотой. В итоге пара решила совершить побег и однажды на быстрых берберийских конях покинула африканскую деревню.

Муж красавицы организовал погоню, во время которой был убит, однако это ничуть не смутило беглянку. Нежась на шкурах диких животных и утопая в шелках, она представляла себе, насколько изменится жизнь после того, как пара поселится в сказочной Франции. Но женщина не предполагала, что в руках коварного европейца она является всего лишь временной игрушкой, и ее судьба уже предрешена.

Сравнивая себя с засохшей смоковницей, у которой облетели все листья, неверная жена вождя признается: «Я ненужно-скучная любовница, словно вещь, я брошена в Марселе». Для того, чтобы найти средства к существованию, жена вождя африканского племени, когда-то не знавшая ни в чем отказа, вынуждена зарабатывать себе на жизнь танцами в дешевых портовых пивных и продавать собственное тело. Чужая страна, озлобленные люди, грязь и хаос – со всем этим вчерашняя жрица должна мириться изо дня в день. Женщина сожалеет о том, что когда-то сделала неправильный выбор, однако уже ничего не может изменить. Она готова уйти из жизни, но от самоубийства ее сдерживает лишь то, что «там, в полях неведомых, там мой муж, он ждет и не прощает». Встреча с ним для гордой африканки гораздо страшнее боли, голода, нищеты и унижений, которым она подвергается изо дня в день со стороны пьяных моряков.

Читайте также:  Анализ стихотворения Она Гумилева

Николай Гумилев — Озеро Чад: Стих

На таинственном озере Чад
Посреди вековых баобабов
Вырезные фелуки стремят
На заре величавых арабов.
По лесистым его берегам
И в горах, у зеленых подножий,
Поклоняются страшным богам
Девы-жрицы с эбеновой кожей.

Я была женой могучего вождя,
Дочерью властительного Чада,
Я одна во время зимнего дождя
Совершала таинство обряда.
Говорили — на сто миль вокруг
Женщин не было меня светлее,
Я браслетов не снимала с рук.
И янтарь всегда висел на шее.

Белый воин был так строен,
Губы красны, взор спокоен,
Он был истинным вождем;
И открылась в сердце дверца,
А когда нам шепчет сердце,
Мы не боремся, не ждем.
Он сказал мне, что едва ли
И во Франции видали
Обольстительней меня
И как только день растает,
Для двоих он оседлает
Берберийского коня.

Муж мой гнался с верным луком,
Пробегал лесные чащи,
Перепрыгивал овраги,
Плыл по сумрачным озерам
И достался смертным мукам;
Видел только день палящий
Труп свирепого бродяги,
Труп покрытого позором.

А на быстром и сильном верблюде,
Утопая в ласкающей груде
Шкур звериных и шелковых тканей,
Уносилась я птицей на север,
Я ломала мой редкостный веер,
Упиваясь восторгом заранее.
Раздвигала я гибкие складки
У моей разноцветной палатки
И, смеясь, наклоняясь в оконце,
Я смотрела, как прыгает солнце
В голубых глазах европейца.

А теперь, как мертвая смоковница,
У которой листья облетели,
Я ненужно-скучная любовница,
Словно вещь, я брошена в Марселе.
Чтоб питаться жалкими отбросами,
Чтоб жить, вечернею порою
Я пляшу пред пьяными матросами,
И они, смеясь, владеют мною.
Робкий ум мой обессилен бедами,
Взор мой с каждым часом угасает…
Умереть? Но там, в полях неведомых,
Там мой муж, он ждет и не прощает.

Анализ стихотворения «Озеро Чад» Гумилева

Стихотворение Н. Гумилева «Озеро Чад» написано в стиле любовного сонета и повествует о трагичной судьбе африканской красавицы. Предположительно, стих был написан в 1907 г., во время путешествия поэта по центральной части Африки. Экзотическая страна произвела неизгладимое впечатление на Гумилева, взбудоражила его фантазию. В стихотворении используется множество метафор, передающих загадочный мир Востока. Повествование идет от лица женщины, без памяти влюбленной в европейского мужчину.

Главная героиня элегии – смуглая красавица из африканского племени. «Я была женой могучего вождя, Дочерью властительного Чада,» — так она говорит о себе. Она принадлежит к высшей касте в общине, исполняет роль жрицы, имеет почет и уважение среди соплеменников. Но случается любовная драма – африканка влюбляется в европейца. «Белый воин был так строен, Губы красны, взор спокоен» — она поражена его красотой и в порыве чувств решается на побег с ним во Францию. Здесь Гумилев затрагивает проблему любовных взаимоотношений между мужем и женой. Жрица сбегает от нелюбимого супруга, от брака, своей привычной жизни, поддается соблазну. Благоверный пытается вернуть ее, устраивает погоню, но погибает – «Муж мой гнался с верным луком, пробегал лесные чащи». Красавица не испытывает мук совести, узнав о смерти мужа. «Я смотрела, как прыгает солнце В голубых глазах европейца» — признается африканка. Она мечтает о беззаботной жизни во Франции со своим любовником: «Я ломала мой редкостный веер, Упиваясь восторгом заранее». Ей все равно, что супруг погиб с позором, так и не вернув ее в племя. В итоге, приехав в чужую страну, женщина оказывается обманутой коварным европейцем. Она была для него лишь экзотической игрушкой на короткое время. Африканка вынуждена жить в нищите и вести аморальный образ жизни: «Я пляшу пред пьяными матросами, И они, смеясь, владеют мною». Ее мечтам не суждено сбыться, она сравнивает себя с «мертвой смоковницей». «Взор мой с каждым часом угасает…» признается брошенная женщина. Таков печальный итог, о котором пишет автор произведения. За мимолетным любовным увлечением следует жестокая расплата и предательство. Страсть привела ее к гибели: «Умереть? Но там, в полях неведомых, Там мой муж, он ждет и не прощает». Вот о чем все мысли лирической героини. Она не может вернуться домой, в тоже время не может спокойно умереть, зная,что не получит прощения за свою измену.

Таким образом, Н.Гумилев описывает любовную драму женщины и ее расплату за необдуманные поступки. Можно предположить, что это основано на личном опыте автора и он пытается предупредить всех влюбленных.

Озеро Чад

На таинственном озере Чад
Посреди вековых баобабов
Вырезные фелуки стремят
На заре величавых арабов.
По лесистым его берегам
И в горах, у зеленых подножий,
Поклоняются страшным богам
Девы-жрицы с эбеновой кожей.

Я была женой могучего вождя,
Дочерью властительного Чада,
Я одна во время зимнего дождя
Совершала таинство обряда.
Говорили — на сто миль вокруг
Женщин не было меня светлее,
Я браслетов не снимала с рук.
И янтарь всегда висел на шее.

Белый воин был так строен,
Губы красны, взор спокоен,
Он был истинным вождем;
И открылась в сердце дверца,
А когда нам шепчет сердце,
Мы не боремся, не ждем.
Он сказал мне, что едва ли
И во Франции видали
Обольстительней меня
И как только день растает,
Для двоих он оседлает
Берберийского коня.

Муж мой гнался с верным луком,
Пробегал лесные чащи,
Перепрыгивал овраги,
Плыл по сумрачным озерам
И достался смертным мукам;
Видел только день палящий
Труп свирепого бродяги,
Труп покрытого позором.

А на быстром и сильном верблюде,
Утопая в ласкающей груде
Шкур звериных и шелковых тканей,
Уносилась я птицей на север,
Я ломала мой редкостный веер,
Упиваясь восторгом заранее.
Раздвигала я гибкие складки
У моей разноцветной палатки
И, смеясь, наклоняясь в оконце,
Я смотрела, как прыгает солнце
В голубых глазах европейца.

А теперь, как мертвая смоковница,
У которой листья облетели,
Я ненужно-скучная любовница,
Словно вещь, я брошена в Марселе.
Чтоб питаться жалкими отбросами,
Чтоб жить, вечернею порою
Я пляшу пред пьяными матросами,
И они, смеясь, владеют мною.
Робкий ум мой обессилен бедами,
Взор мой с каждым часом угасает…
Умереть? Но там, в полях неведомых,
Там мой муж, он ждет и не прощает.

Анализ стихотворения Николая Степановича Гумилёва “Озеро Чад”

Существует предположение о том, что в 1907 году, после нескольких месяцев, проведенных в Париже, Николай Гумилев совершил небольшое путешествие по Африке. На это указывают не только воспоминания очевидцев, но и сами стихи поэта. Одно из них под названием « Озеро Чад » как раз и датируется 1907 годом.

Читайте также:  Анализ стихотворения Вечер Гумилева

Примечательно, что стихотворения написано от женского имени, и его главной героиней является африканка – жена могущественного вождя, которая отличалась удивительной красотой. «Женщин не было меня светлее, я браслетов не снимала с рук. И янтарь всегда висел на шее», именно так описывает себя знойная красавица. Ее ждала вполне обеспеченная и предсказуемая жизнь, почет и уважение соплеменников. Однако случилось непредвиденное – на берегу озера Чад появился таинственный незнакомец с удивительно белой кожей. «Белый воин был так строен, губы красны, взор спокоен, он был истинным вождем», — отмечает главная героиня произведения. Она влюбилась без памяти в чужестранца, который, в свою очередь, также был очарован ее красотой. В итоге пара решила совершить побег и однажды на быстрых берберийских конях покинула африканскую деревню.

Муж красавицы организовал погоню, во время которой был убит, однако это ничуть не смутило беглянку. Нежась на шкурах диких животных и утопая в шелках, она представляла себе, насколько изменится жизнь после того, как пара поселится в сказочной Франции. Но женщина не предполагала, что в руках коварного европейца она является всего лишь временной игрушкой, и ее судьба уже предрешена.

Сравнивая себя с засохшей смоковницей, у которой облетели все листья, неверная жена вождя признается: «Я ненужно-скучная любовница, словно вещь, я брошена в Марселе ». Для того, чтобы найти средства к существованию, жена вождя африканского племени, когда-то не знавшая ни в чем отказа, вынуждена зарабатывать себе на жизнь танцами в дешевых портовых пивных и продавать собственное тело. Чужая страна, озлобленные люди, грязь и хаос – со всем этим вчерашняя жрица должна мириться изо дня в день. Женщина сожалеет о том, что когда-то сделала неправильный выбор, однако уже ничего не может изменить. Она готова уйти из жизни, но от самоубийства ее сдерживает лишь то, что «там, в полях неведомых, там мой муж, он ждет и не прощает». Встреча с ним для гордой африканки гораздо страшнее боли, голода, нищеты и унижений, которым она подвергается изо дня в день со стороны пьяных моряков.

“Озеро Чад” анализ стихотворения Гумилева

Николай Степанович Гумилев – русский поэт Серебряного века, один из основателей акмеизма, критик и переводчик. В 1914 году, во время Первой мировой войны, отправился добровольцем на фронт и получил два Георгиевских креста, которые в царской армии давали за личный подвиг. Воспевание опасности стало отличительной чертой поэзии Гумилева.

Поэтический мир Николая Степановича складывался из романтической экзотики, ярких декоративных красок, а в напряженном и звучном стихе всегда слышалось подчеркнутое презрение к пошлой современности.

После окончания Царскосельской гимназии Гумилев продолжил образование в Сорбонне, что позволило ему путешествовать по Европе: Франции, Швеции, Норвегии, Англии. Есть косвенные доказательства того, что в 1907 году он впервые побывал в Африке. Поэтому уже в первых его стихах возникла экзотическая реальность: природа Африки, события Первой мировой войны.

Одно из ранних стихотворений, написанных в 1907 году, – “Озеро Чад”. Африканская экзотика подчеркнута самим названием: озеро Чад находится в центральной части Африки. Удивительно, но героиня стихотворения, написанного мужчиной, – женщина, не простая, а дочь вождя могучего африканского племени. Светлый оттенок ее кожи свидетельствует о том, что ее мать, вероятнее всего, родила ее от европейского мужчины.

Но для жителей племени эта особенность – признак исключительности, неповторимости. О судьбе матери героини ничего не говорится, но судьба самой героини печальна: влюбившись в европейца, она сбежала вместе с ним во Францию.

Оседлав берберийских коней, любовники уносились на север птицами и даже убили мужа-вождя. В тексте нет портрета мужа. Возможно, он выглядит так, как его обычно представляют: юбка из листьев пальмы, браслеты, кольца в ушах и в носу. Истинным вождем для героини становится европеец – именно его портрет описан подробно:

Белый воин был так строен, Губы красны, взор спокоен, Он был истинным вождем…

Форма исповеди, которую выбрал Гумилев, помогает читателям пережить всю гамму чувств: от надежд на счастье в Европе до глубокого отчаяния и раскаяния, которые героиня испытала, оказавшись брошенной в Марселе. Наскучив коварному европейцу, искателю экзотики, героиня становится портовой танцовщицей, продающей себя пьяным матросам за “жалкие отбросы”.

Автор сравнивает героиню с “мертвой смоковницей” и “вещью”. Оба эти сравнения имеют определенную символику. Смоковница еще в древнегреческой литературе была символом любви.

Мертвая смоковница, у которой “листья облетели”, подчеркивает, что больше героиня полюбить не сможет: она утратила иллюзии, да и “товарный вид” тоже. Поэтому участь портовой девки – все, что ее ждет в жизни.

Сравнение с вещью вызывает воспоминание о героине “Бесприданницы” А. Островского. Лариса Огудалова, испытав предательство любимого человека, принимает решение стать очень дорогой вещью – содержанкой богатого купца Кнурова. Но выстрел Карандышева освобождает ее от этой унизительной роли.

Положение героини стихотворения Николая Гумилева намного серьезнее: она не может умереть, потому что “там, в полях неведомых”, то есть на том свете, там ее муж, “он ждет и не прощает”. Путь на родину закрыт, проститься с жизнью нельзя. Вот суровая расплата за любовь!

Но более суровым возмездием становится то унизительное положение, в котором находится героиня теперь.

Стихотворение будто состоит из фрагментов, каждый из которых написан разным размером: есть хорей, есть анапест, причем оба размера разностопные. Такая перебивка ритма помогает поэту передавать эмоциональное состояние героини. Если в начале стихотворения шестистопный хорей звучит царственно, подобающе ее положению (“Я была женой могучего вождя…”), то встреча с европейцем описана уже четырехстопным хореем, что ускоряет развитие действия.

Дальше все разворачивается очень быстро: и побег, и погоня, и дальнейшая гибель мужа.

После действие замедляется с использованием трехсложного размера анапеста. Неспешное движение по пустыне на верблюде “в ласкающей груде шкур звериных и шелковых тканей”прерывается только моментами любования отблеском солнца “в голубых глазах европейца”. Заключительная часть стихотворения вновь написана хореем, но уже пятистопным: он звучит резко, подчеркивая неприглядную правду жизни, которую открыла для себя бывшая “дочь властительного Чада”.

В своем художественном воображении Гумилев свободно перемещался во времени и пространстве. Действие многих его произведений разворачивается в Китае, в Индии, в Африке, и мы легко переносимся в античный мир, эпоху рыцарей или во времена великих географических открытий. Недаром один из первых поэтических сборников носит название “Путь конквистадоров” (завоевателей).

Таким образом, особенность поэзии акмеиста Гумилева и заключается в мужественном стремлении к мечте, порой утопической, а порой вполне достижимой. Основа мироощущения поэта и его героев – романтика и героика.

Ссылка на основную публикацию