Ранний восход – краткое содержание рассказа Кассиля

Краткое содержание Кассиль Ранний восход для читательского дневника

Текст для читательского дневника

Повесть Льва Кассиля – писателя и педагога пронизана грустью утраты… многих талантов. Показана как пример судьба Коли Дмитриева – с юности талантливого художника. Его родители, тоже художники, с началом войны рисовали камуфляжные полотна, чтоб защитить столицу, а ещё вдохновляющие людей транспаранты. И пережив даже войну, Коля ходит в школу, рисует стенгазету, становится пионером, учится… И уже студент-художник погибает на охоте по глупой случайности.

Главная мысль рассказа Ранний восход

Это повесть о судьбе творческого человека, которую может сломать простая неосторожность. Сколько талантливых, перспективных, добрых и умных людей погибло просто от случайности, когда им нужно было бы себя беречь для высшей цели.

Краткое содержание Кассиль Ранний восход читать текст

С первой главы читатель знакомится с ребятами: Коля, Катя, Женька. Главный герой Коля – одарённый мальчик. У него богатая фантазия, он придумывает игры, очень хорошо рассказывает истории, а когда говорит, то даже иллюстрирует. Мальчик рисует на земле палочкой, на асфальте мелом, в общем, как придётся, но он рисует картинки к своим историям. Кто-то восхищается его талантами, кто-то завидует.

Все интриги отступают перед Мировой войной. К счастью, Николай и вся его семья благополучно проходят сквозь эти тяжелые годы. В день Победы отец Коли даже прозревает, у него начались в войну проблемы со зрением. Всё, казалось бы, замечательно, перед Колей вся жизнь.

И талант приводит его в художественное училище, где ученика очень ценят преподаватели. Ведь студент не только одарён, но ещё и трудолюбив, и амбициозен, в хорошем смысле этого слова. Но ему однажды даже ставят «тройку» за то, что не верят авторству – такие прекрасные картины парень мог лишь скопировать, подсмотреть у Мастеров. Но Николай не отчаивается, ищет необычное в обычном, работает над собой. По городу уже распространились слухи, что появился молодой и очень талантливый художник – Дмитриев.

Но на охоте, куда он попал почти случайно – по просьбе приятеля, Николай погибает. Престарелый учитель хранит долгие годы его рисунки, понимая, что этот юноша стал бы великим художником… если бы не трагическая случайность.

В финале звучит пламенная речь помолодевшего от воспоминаний учителя. Речь в ней идёт о том, что судьба человека не должна зависеть от случайностей. И нужно сделать всё, чтобы смертельные ранения прекратили угрожать жизни. Нужно беречь друг друга.

Действительно, восход таланта оказался слишком ранним, даже преждевременным.

Читать краткое содержание Ранний восход. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Кассиль. Краткие содержания произведений

Картинка или рисунок Ранний восход

Другие пересказы и отзывы для читательского дневника

События в романе англо-американки Бернетт «Таинственный сад» связаны с началом XX века. Главная героиня, девочка-подросток Мери считает себя никому не нужной, она обижена на весь мир.

пьеса в трех действиях, одно из самых известных произведений немецкого поэта и драматурга Бертольда Брехта.

Ящеры говорят о том, что на волшебный холм в скором времени прибудут знатные гости. Дальше, когда раскрывается холм, из него появляется одна древняя фея покровительница леса, на лбу у нее было янтарное сердце

Эта известная сказка Андерсена популярна и в России, особенно благодаря прекрасному. Сама история несколько отличается от сценария. Итак, в жаркую страну прибывает ученый. Он работает, но ему очень тяжело из-за климата

Действия пьесы проходят в поместье Сорина Петра Николаевичка, к нему в гости приехала его сестра-актриса, Ирина Николаевна Аркадина, с ней ещё приехал и беллетрист Борис Тригорин, последнему еще не было сорока, но он уже являлся довольно знаменитым

Краткое содержание Кассиль Ранний восход

В повести рассказывается о начинающем талантливом художнике, который нелепо и трагично погибает в пятнадцать лет. Это юный Коля Дмитриев. Описываются реальные факты жизни молодого человека, лишь автор поменяет некоторые имена и добавит события, так как произведение художественное.

Разные люди оказывали своё влияние в детские довоенные годы на Колю Дмитриева. Он довольно много трудился над рисунками, придумывая к ним истории и рассказывая их друзьям во дворе. Маленький фантазёр, сам того не зная, случайно открыл закон перспективы, когда рисовал железную дорогу убегающую в даль. Своё первое открытие он показал родителям, они, конечно же, оценили его успехи, но мечтали видеть его музыкантом, так как Коля имел абсолютный слух.

Мальчишка всё своё свободное время от прогулок, рисовал на самые разные темы. Любил Коля изображать любимую Москву и летний отдых в Бахчисарае.

В один момент нарушиться тихая мирная жизнь, с началом войны. О ней Коля узнает, когда будет играть с друзьями во дворе. Как его родители будут стараться выстоять, рисуя полотна с изображениями кустов, которыми будут накрывать здания и вокзалы. Также они писали патриотичные транспаранты. Голод и холод останутся позади, когда, наконец, наступит победа. За эти годы он нарисует много работ с военной тематикой.

В школьные годы он пойдёт в изобразительную студию, где поразит всех своим талантом. Рисовать Коля будет только то, что ему отлично знакомо. Родителям все знакомые будут советовать отдать учиться мальчика в школу при Суриковском институте.

Так Коля будет проводить ещё больше времени, готовясь к экзаменам, чтобы поступить. Друзья будут обижаться на него, а кто-то и посмеиваться. Но, у Коли была цель, и у него всё получилось. Для пятнадцатилетнего подростка, это был довольно ранний восход.

Коля никогда не был скучным занудой, с ним всегда можно было интересно поговорить. Внимательный к окружающим его людям, он не забывал и про маму, которой иногда, любил, приносит маленький букетик цветов. Так же для себя он решил всегда поступать по совести, какие бы ситуации в жизни не возникали.

В художественной школе Коле понравилось абсолютно всё. Никто не хвастался своими успехами, так как кругом были все новички. Но в один из дней учитель поставит ему тройку, так как не поверит, что свою работу Коля не срисовал с работ Серова. Из этого он извлечёт урок для себя, искать в обычном необычное. Перечитает много книг по искусству.

Так незаметно наступит лето. Колю с сестрёнкой отправят в деревню, где у них сразу появиться много друзей из местной детворы. Но он не перестанет рисовать. Его красочной работай, должна была стать, реальная история пастушка, о том, как он в одиночку боролся с двумя волками. Даже название он придумал «Подвиг пастушка», завершить работу Коля собирался в Москве.

Но дружба с одним из местных мальчишек станет для него трагическим завершением всего, что с ним связано. Так ранним утром, Коля с другом пойдут на охоту, и по нелепой случайности тот случайно выстрелит ему в висок. По ужасному стечению обстоятельств оборвётся жизнь юного художника.

Данная повесть учит молодое поколение целеустремлённости и самосовершенствованию.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Кассиль. Все произведения

Ранний восход. Картинка к рассказу

Сейчас читают

Падчерице приходилось не сладко. Каждый день она получала новое задание. А вдовья неряшливая дочь, целый день ничего не делала.

Однажды вечером рассказчик шел по садику на Васильковском острове. Увлекшись книгой, он зачитался до самой темноты и сад вот-вот должны были закрывать. Внезапно из-за кустов послышался тихий плач.

В произведении «Коллекционер», написанном английским писателем Джоном Фаулзом, повествуется о молодом человеке. Он был охвачен двумя страстями — к Миранде Грей и коллекционированию прекрасных бабочек.

Сергей Духанин – главный герой рассказа Сапожки. Работая водителем, он едет из деревни в город для того, чтобы купить запчасти. Он запланировал так же заехать и купить своей жене очень дорогой подарок

Жили в небольшом селении муж и жена. В их семье было много детей, и родителям с каждым годом всё труднее прокормить их. Тогда они решили отвести в ближайший лес старших детей – трёх сестёр.

Ранний восход

Очень кратко

Рассказ о талантливом начинающем художнике, трагически и нелепо погибшем в пятнадцать лет.

Часть первая

Коля Дмитриев родился в семье художников по текстилю, Фёдора Николаевича и Натальи Николаевны. Детство он провёл в маленьком приарбатском дворе. Больше всего Коля любил рассказывать своему лучшему другу, огненно-рыжему Женьке (Женьче) Стриганову, и младшей сестрёнке Кате придуманные им самим истории. Попутно мальчик рисовал картинки к этим историям на маленьких — чуть больше марки — кусочках бумаги. Был у Коли и недруг — мальчик из соседнего двора Викторин Ланевский, сын директора модного ателье.

Рисовал Коля с раннего детства. Само слово «работа» было связано для мальчика с кистями и красками. Понятие перспективы, самое трудное в ремесле художника, Коля постиг самосто­ятельно в шесть лет. Родители, однако, не связывали будущее сына с изобрази­тельным искусством. У Коли нашли «почти абсолютный слух», и мальчик несколько лет учился играть на рояле.

Коля очень любил свой двор и уважал его жителей, особенно отца Женьчи, плотника Степана Порфирьевича, который строил павильоны для Всесоюзной сельско­хо­зяй­ственной выставки. Ещё одним уважаемым человеком во дворе был десятиклассник Костя Ермаков. Этот рослый, широкоплечий и приветливый юноша любил возиться с малышами и был для них непререкаемым авторитетом.

Осенью Костя планировал поступить в Институт инженеров транспорта, но его планам не суждено было исполниться — началась Великая Отечественная война, и сразу после выпускного Ермаков получил повестку из военкомата. Ушёл воевать и Степан Порфирьевич.

И всё уезжали, уезжали люди, и уходили поезда с вокзалов к тому краю советской земли, который переступил враг, всё на своём пути паля и кровавя.

Коля пытался нарисовать войну, но она не умещалась на маленьких кусочках бумаги, а работать с большими листами мальчик ещё не умел.

Вскоре начался голод. Колины родители вместе с другими художниками «делали какое-то новое, не совсем ещё понятное военное дело» — рисовали образцы камуфляжа, который будет скрывать здания и военные части от фашистских самолётов.

Немцы всё ближе подходили к Москве. Город бомбили почти каждую ночь. Коля начал бояться авианалётов, когда увидел мальчика, ослепшего от контузии, и представил, каково это — жить в вечной тьме.

Осенью началась эвакуация. Уехал в Новосибирск Викторин, а Женчу забрала в деревню тётка. Дмитриевы уехать не успели — фашисты были уже у Москвы. Однажды ночью по репродуктору объявили о провале «немецкого плана окружения и взятия Москвы». Родители разбудили Колю, чтобы и он мог порадоваться. Эту ночь мальчик запомнил на долгие годы.

Весной пришла похоронка — погиб Костя Ермаков. Коля попытался сыграть на рояле любимую мелодию Кости, но не смог, и больше к инструменту не подходил. Рисовал он теперь тоже мало. Мальчик хотел «каким-нибудь простым, посильным делом участвовать в труде взрослых». И ему пришлось потрудиться летом на огороде под Москвой, в Мамонтовке, где Дмитриевы выращивали картошку.

Война начала отступать, возвращались из эвакуации люди. Приехал домой повзрослевший Женьча и стал хозяином и повелителем окрестных дворов. Но Колю это не задевало — мальчик пошёл в школу, и теперь у него были другие интересы.

Вернулся и Викторин Ланевский. В эвакуации он занимался в кружке художественного слова и теперь неудержимо хвастался своим умением артикулировать и знакомством с известными актёрами. Женьча, который был старше Коли на несколько лет, теперь относился к нему как к малышу и всё сильнее сближался с Викторином.

Художественный талант Коли обнаружили в третьем классе, когда мальчик помог оформить школьную стенгазету. Пионервожатый Юра Гайбуров решил, что отличника Колю пора принимать в пионеры. Посмотрев Колины рисунки, Юра, немного разбиравшийся в живописи, посоветовал мальчику «не бросать этого дела». Слова пионервожатого послужили для Коли толчком — он начал больше рисовать.

Читайте также:  Черемыш – брат героя – краткое содержание рассказа Кассиля

Весной с фронта вернулся Степан Трофимович. В бою он потерял правую руку и не мог плотничать, но вскоре нашёл себе дело — начал обучать молодых плотников.

Родители Коли, просмотрев его последние рисунки, признали, что сын будет рисовать. Вскоре мальчик поступил в изобрази­тельную студию Дома пионеров.

Часть вторая

Через месяц учёбы в изостудии учитель Коли заметил явный талант и упорство мальчика и перевёл его в старшую группу. Вскоре Колю выбрали старостой студии. Теперь мальчик постоянно носил в кармане маленький альбом и зарисовывал в него жанровые сценки, подсмотренные на улице.

Девочки в студии считали, что Кате повезло иметь такого талантливого брата, как Коля. Сам мальчик так не считал. Он вспомнил, как часто обижал сестру, рисовал в её тетрадках, и решил исправиться — снова сблизился с Катей.

Той же зимой, играя на пустыре в хоккей, Женьча, Викторин и Коля познакомились с близняшками Кирой и Надей Суздальцевыми. Вскоре Викторин «поотстал от компании», а для Коли и Женьчи знакомство превратилось в дружбу. Особенно сильно юный художник сблизился с тихой, спокойной Кирой.

Коля не любил хвастаться своим талантом. Кира узнала, что её новый друг — талантливый художник только после того, как Коля помог девочке оформить школьную стенгазету. Мальчику всё больше не нравились его работы, он чувствовал, что профессионально не растёт, и считал, что его перехваливают. У него не получалось «составить нужный цвет, правильно смешать краски», хотя цветовые оттенки он улавливал очень точно.

Сергей Николаевич понимал, что студия не даст Коле необходимых знаний и навыков, и посоветовал Дмитриевым пристроить сына в художественную школу. Коля сомневался, удастся ли ему совмещать изобрази­тельную науку со школьными предметами, и решил посоветоваться с вожатым Юрой, а тот познакомил его со своим отцом — знаменитым профессором-геологом Александром Николаевичем Гайбуровым.

Профессор считал, что художник, как и любой талантливый человек, должен быть мастером, а чтобы стать им, надо учиться.

Талант есть более свойство души. Знание — это вооружение ума. Мастерство представляет собой ‹…› выражение воли, которая ищет средства и способы приложить к делу силу ума и души.

Разговор с профессором помог Коле решиться. Теперь мальчик часто навещал Александра Николаевича и советовался с ним.

Вскоре Колю приняли в Городскую Художественную школу. Началась настоящая наука — мальчику пришлось постигать всё приёмы изобрази­тельного искусства с самых азов. Коля жадно учился и много читал о знаменитых художниках. Он всё реже общался с Женьчей, который поступил в ремесленное училище.

Неожиданно Фёдор Николаевич заболел гриппом, болезнь дала осложнения, и отец Коли ослеп. Зрение к нему вернулось только через несколько долгих и тяжёлых месяцев, накануне Дня Победы. Вся страна праздновала капитуляцию Германии, и Коля с друзьями до поздней ночи толкался в праздничной толпе.

Вскоре открылась Третьяковская галерея, и Коля впервые увидел оригиналы работ художников, о которых так много знал. Мальчик стал бывать в музее каждое воскресенье и даже затащил туда солидного работягу Женьчу. Тот так проникся силой искусства, что по дороге домой приструнил бездельника, сорвавшего со стены плакат.

Фёдор Николаевич решил ещё раз проверить, верно ли Коля выбрал путь в жизни, и отнёс работы сына своему двоюродному брату, известному художнику Владимиру Владимировичу Дмитриеву. Тот признал талант племянника и предложил ему поступить в Среднюю Художественную школу, обещая поддержать его при поступлении.

Подтянуть хромавшую до сих пор живопись и цветопередачу Коле помогла художница-педагог Антонина Петровна Сергеева, с которой мальчик прозанимался всё лето. Свои рисунки Коля иногда показывал Кире, которая не восторгалась, а смотрела внимательно, с уважением и радовалась его успехам. Гуляя по городу, друзья болтали обо всём, кроме Колиных занятий, но Кира верила, что Коля станет великим художником.

Однажды, на вечеринке перед отъездом Киры с мамой в Крым, Коле признался подруге, что мечтает нарисовать картину «Ранний рассвет». Именно тогда состоялся первый в жизни Коли поцелуй — Кира поцеловала его в щёку. Через два дня мальчик нарисовал карандашный портрет Киры в профиль и попросил никому не показывать.

Осенью, однако, выяснилось, что этот портрет видели Женьча и Викторин. Женьча подлил масла в огонь, обвинив Киру в женском коварстве. Надя бросилась защищать сестру, заявив, что портрет всем показала она, но Коля был слишком обижен. Он взял портрет, стёр родинку, которой отличались близняшки, и завил, что рисовал именно Надю, а потом и вовсе порвал рисунок.

Ему казалось, будто он из себя выдрал что-то, как страницу выдирают из книжки. И вот оборвалась очень важная строка на полуслове, и следующая страница начинается бессмысленно.

В Художественную школу Коля поступил сам, не восполь­зо­вавшись протекцией дяди Володи.

Часть третья

Коля радовался честно одержанной победе. Огорчало его лишь то, что он не мог поделиться своей радостью с Кирой. С Викторином, который их поссорил, мальчик порвал окончательно, Женьча тоже перестал с ним общаться. Катя предложила брату помирить его с Кирой, но Коля, напротив, написал записку, в которой навсегда отказывался от дружбы с девочкой.

Начался учебный год. Художественной школе отвели новое здание напротив Третьяковской галереи, и теперь Коля мог забегать в любимый музей после уроков. Классной руководи­тельницей мальчика оказалась Антонина Петровна.

Учиться Коле было нелегко, но одноклассникам его работы нравились, и некоторые из них стали ему подрожать. Мальчика захватило «вдохновенное взрослое усердие, перешедшее в настойчиво зреющую страсть», он постоянно работал, и маме приходилось уговаривать сына выйти погулять.

Коля очень любил книги по искусству, но толстые иллюстри­рованные издания были Дмитриевым не по карману, поэтому по выходным мальчик обходил все книжные магазины и в каждом прочитывал по нескольку страниц желанной книги. Так за несколько недель он умудрялся прочесть книгу, не покупая её.

Коля всё ещё сомневался в своём таланте и не любил, когда его называли гением. Одна из одноклассниц, Юля Маковкина, преклонялась перед ним и требовала к нему особого отношения. Это сильно раздражало Колю, ведь он был обычным мальчиком, любил побегать, поиграть в хоккей или футбол и при случае мог подраться. Коля всё чаще сравнивал Юлю с Кирой.

Прошла зима. Тринадца­тилетний Коля легко сдал весенние экзамены. Примерно в это время у мальчика появился новый друг — смешной, похожий на плюшевого медвежонка Витя Волк.

Летом Коля и Витя вместе отдыхали в школьном лагере. Там было много красивых мест, и мальчики усиленно рисовали. Однако упорный труд не помешал Коле поучаствовать в подушечном бою. Когда же ребята в отряде решили отпраздновать Ивана Купалу, мальчик отбывал наказание — чистил картошку — вместе со всеми, хотя поучаствовать в этом мероприятии не успел.

Красный галстук пионера — это знак того, что человек добровольно принял на себя какую-то долю ответственности за всё, что происходит в мире людей.

В наступившем учебном году Коля исправил свои ошибки в выражении цвета, и стал лучшим в классе по живописи. Он много читал и ещё сильнее сдружился с Витей. Работы юного гения стали воздушными, светлыми. Глядя на них, никто не догадывался, сколько труда Коля вложил в свои акварели.

В то время Коля с Витей увлекались «психоло­ги­ческими портретами». Свободное от занятий время мальчик проводил на Гоголевском бульваре, где тайком подмечал и зарисовывал самые интересные лица. Впрочем, рисовал Коля везде — и в метро, и даже на футбольном матче.

Часто Коля забегал к своей бабушке Евдокии Констан­тиновне. Бабушка хорошо разбиралась в живописи и была знакома со многими художниками. Однажды Коля познакомился у неё с очень древним старичком — дядей Вокой, — который оказался Всеволодом Мамонтовым, сыном знаменитого мецената Саввы Мамонтова.

Из-за всех этих дел Коля реже виделся с Женьчей, но о старом друге не забывал. Женьча тем временем вступил в комсомол, поступил на курсы повышения квалификации, начал читать, ходить по музеям и лекциям.

Коля чувствовал, какие силы в нём зреют, но иногда вдруг начинал сомневаться в нужности своего труда. В такие минуты он завидовал Женьче, его мозолистым рукам. Катя считала, что брат просто тоскует по Кире, и предлагала их помирить. Фёдор Николаевич же понимал сына. Чтобы мальчик поверил в себя, отец и бабушка показывали его работы именитым художникам, и те всякий раз признавали, что Коля очень талантлив. Все эти встречи мальчик описывал в своём дневнике.

Коля много раз бывал на спектаклях, декорации к которым рисовал его знаменитый дядя Володя. На одном из спектаклей художник подошёл к племяннику, но они не успели ни поговорить, ни даже попрощаться. Тем же вечером дядя Володя умер от сердечного приступа. Смерть дяди так поразила Колю, что он несколько дней не брался за кисть и перестал делать записи в дневнике.

Пришла весна. Коля успешно сдал очередные экзамены. Возвращаясь домой с последнего экзамена, мальчик встретил Киру.

И уже ни одной минуты, ни одного мгновения дольше нельзя было терпеть, чтобы между ними оставалась лежать эта нелепая и чужая даль.

Они помирились и договорились пока быть просто друзьями. На следующий день Коля с Катей уехали в деревню Репинку, где жила Нюша, помогавшая Дмитриевым по хозяйству во время войны.

Местность вокруг Репиинки оказалась живописной, и Коля очень много работал. Кроме пейзажей он писал портреты репинцев, с которыми быстро подружился. Познакомился мальчик и с восемна­дца­тилетним ленинградцем Мишей Хруповым, семья которого снимала в Репинке дачу. Местный уважали Колю за мастерство и трудолюбие, а Мишу удивляли знания пятнадца­ти­летнего мальчика по истории искусств.

К концу каникул у Коли скопилось две объёмистые папки рисунков. Мальчик, полный сил и вдохновения, мечтал, как вернётся домой и покажет их родителям и учителям.

За несколько дней до отъезда Миша повёл Колю далеко в лес, к живописному оврагу с буреломом. С собой ленинградец прихватил ружьё, которое выпросил у соседа-охотника, хотя Коля и был против — отец запретил ему прикасаться к огнестрельному оружию.

Вышли на рассвете. На горизонте ужа разгоралась заря, которую Коля так мечтал написать. День только начинался.

Эпилог. Слово у дверей

Зимой 1951 года по СССР прошла выставка работ Коли Дмитриева. Когда картины выставлялись в Москве, профессор Гайбуров привёл на выставку группу пионеров. Перед дверями зала он сообщил ребятам, что Коля погиб 12 августа 1948 года.

Тогда, в Репинке, Миша шёл впереди, по краю глубокой промоины. Внезапно он поскользнулся, начал падать и машинально опёрся на ружьё, курок которого был взведён. Коля бросился ему помогать, и тут ружьё выстрелило. Пуля попала мальчику в висок, и он умер мгновенно.

Из Колиных акварелей сделали большую выставку. Виднейшие художники были поражены и количеством работ, и зрелым мастерством, с которым они были написаны.

Лев Кассиль – Ранний восход

Лев Кассиль – Ранний восход краткое содержание

Ранний восход читать онлайн бесплатно

Опиши пейзажи с ветром и с водой и с восходом и заходом солнца.

Леонардо да Винчи

Когда работа над этой повестью уже была начата, газета «Советское искусство» опубликовала 16 мая 1950 года письмо нескольких крупнейших деятелей искусства, театра и литературы. В нем говорилось о том, что внимание советской общественности и работников всех отраслей искусства все настойчивее привлекает творчество Коли Дмитриева.

«Выставки многочисленных работ этого феноменально талантливого и плодовитого юного художника, — рассказывали авторы письма, — организованные в ряде залов столицы, репродукции рисунков Коли Дмитриева в журналах вызвали живой интерес, всеобщее восхищение и признание самых взыскательных ценителей искусств. Достаточно перелистать, например, книгу отзывов посетителей выставки работ Коли Дмитриева… Здесь в едином взволнованном преклонении перед поразительным и светлым талантом… в патриотической гордости за страну, щедро рождающую дарования такой силы, слились высказывания крупнейших представителей советской культуры, народных артистов и народных художников, студентов, представителей Советской Армии, рабочих, педагогов, школьников.

Читайте также:  Кондуит и Швамбрания - краткое содержание повести Кассиля

В работах пятнадцатилетнего художника, едва лишь начавшего свой путь в искусстве, чувствуется следование лучшим традициям великих русских художников, в частности В. Серова. Жизнерадостная и задушевная мягкость колорита, стремительный и точный рисунок, острая наблюдательность, ласковая, сыновняя любовь к родной природе, безукоризненный вкус, творческая смелость, ведущая к вдохновенным находкам, и вместе с тем огромная настойчивость в работе, ученье, самосовершенствовании — вот наиболее отличительные черты этого юного, но богатырского таланта…»

«Мы считаем, — говорилось далее в письме, — что творчество Коли Дмитриева… является еще одним убедительным примером того, как богата яркими, молодыми дарованиями наша Родина, как вдумчиво относится она к этим талантам…» Письмо заканчивалось предложением издать монографию и повесть о Коле Дмитриеве.

Это выступление группы виднейших представителей нашей культуры, среди которых были В. Мухина, С. Меркуров, В. Барсова, С. Образцов, С. Михалков, А. Барто, еще более утвердило меня в ощущении своевременности и права на жизнь книги о художнике-подростке, над которой я уже работал некоторое время, захваченный всецело тем, что увидел в работах Коли Дмитриева, прочел в его дневниках, услышал в рассказах о нем.

Обо всем этом я попытался рассказать в этой книге. В основу повести положена действительная история жизни Коли Дмитриева. Использованы и приведены подлинные письма, документы, дневники. Соблюдены главные вехи и решающие даты в биографии юного художника. Вместе с тем, сохраняя необходимую во всякой повести свободу писательского воображения, я счел возможным в ряде моментов частично додумать, развить отдельные события и положения. Кроме того, пришлось изменить имена некоторых действующих лиц, а кое-где для стройности и цельности повествования дополнительно ввести обобщающие фигуры. Основания для этих дополнений, обобщений и догадок я находил в самом же обширном фактическом материале, собранном при отзывчивой помощи родных, педагогов и друзей Коли Дмитриева, которым я и приношу здесь сердечную благодарность.

Нет, жизнь, жизнь ловить! Воображение развивать. Вот что надо…

Сила детских впечатлений, запас наблюдений, сделанных мною при самом начале моей жизни, составляют, если будет позволено так выразиться, основной фонд моего дарования.

— Рано утром, когда был туман, поезд подошел к станции…

Так начал Коля и внезапно остановился, глядя на песок, по которому он, как всегда, прутиком вычерчивал то, о чем собирался рассказать. А замолчал он потому, что ему показалось, будто сейчас под его рукой произошло маленькое чудо. Он даже зажмурился.

Глядя на старшего брата, зажмурилась, старательно сморщив тугую круглую мордашку, и Катюшка. Это Коля научил ее такой игре: плотно зажмурить глаза, а потом сразу раскрыть их — и все на свете вдруг покажется новым, немножко чужим и неузнаваемым по своей окраске. Нечто похожее можно проделать и с ушами: плотно зажать их ладонями, а потом отпустить и снова прикрыть. И тогда все вокруг то будет замирать в ватной тишине, то вдруг наполняться чистыми, будто освободившимися от какой-то шелухи, звуками.

Зажмурившись, Катя ждала, что брат, как всегда, открыв глаза, скажет: «У меня сейчас все желтое стало», на что она готовилась тотчас же откликнуться: «Ох, и у меня все желтенькое совсем!» Но на этот раз брат ничего не сказал. И, когда Катя осторожно приоткрыла один глаз, она увидела, что Коля ногой стирает какие-то полоски, начерченные им на песке. При этом вид у Коли был словно озадаченный и чем-то даже смущенный. Он смотрел себе под ноги, хмурился, моргал и потом, вдруг оглядев знакомый двор, растерянно уставился на сестренку и сидевшего рядом с ним верхом на скамейке Женьчу Стриганова.

— Ну, а дальше что было? — спросил Женьча.

Но Коля все еще молчал и, помаргивая, глядел ярко-синими глазами то на приятеля, то на дома, окружавшие двор, то на песок, где сейчас, только что, как ему показалось, произошло…

Да нет, не может быть, все это, наверно, ему лишь показалось… Коля еще раз оглядел двор. Все было на своем месте. Из-за невысокого забора, который отделял двор дома номер десять от соседнего участка, над головами детей покровительственно протянул зеленую лохматую лапу высокий дуб. Тенью и желудями этого дуба пользовались ребята двух домов Плотникова переулка. В тихий проулок вливался шум близкого многолюдного Арбата. Все было на своем месте, ничего не произошло. И маленькое открытие, которое так поразило за минуту до этого Колю, ему, видно, только почудилось.

Надо было продолжать рассказ. Женька Стриганов, которого все во дворе звали Женьча, самый главный мальчишка не только во дворе дома номер десять, но и, пожалуй, во всем квартале, — Женьча Стриганов, сын плотника, уже с недоверием посматривал на своего младшего приятеля. Женьча рос до того курчавым и рыжим, что казалось, будто через его жесткие, в мелких витках волосы пропущен электрический ток и они превратились в раскаленные спиральки. Он был на два года старше Коли Дмитриева, но дружил с ним, покровительствовал ему и охотно слушал преинтересные истории, которые рассказывал неистощимый по этой части Коля. Как человек трудовой, из тех, что знают пользу вещей, Женьча чужой достаток прикидывал по обуви — может быть, потому, что отец его, курчавый богатырь, плотник Степан Порфирьевич Стриганов, полжизни своей проходил босым и — было время — лапти тоже считал летом обувкой не на каждый день, а на особый случай. Сам Женьча был уже обут в добротные ботинки «Скороход», и он не завидовал сандалеткам Коли — дырочки тут, по мнению Женьчи, портили все дело, — но полагал, что парень, который носит обувь из настоящей кожи, принадлежит тоже, несомненно, к кругу людей, себя в жизни оправдывающих. К тому же оказалось, что этот безбоязненно-ласковый синеглазый мальчуган с пшеничным хохолком на макушке знает пропасть удивительных историй о самолетах, пограничниках, моряках и мало того, что рассказывает их, так еще на ходу рисует все, о чем говорит: бумажка оказалась под рукой — карандашом, прутик попался — на песке, мелок нашелся — на асфальте тротуара, а уголек раздобыл — так прямо на стене…

Но сегодня почему-то рассказ у Коли не получался.

— Ну, чего же ты стал? — повторил Женьча. — Ну, подошел поезд к станции, а дальше что?

— Слезай, приехали! Станция Завирайка, кто поверит — вылезай-ка! — донеслось из-за забора, отгораживавшего соседний двор.

Было ясно, что там, под дубом, сидит и все подслушивает главный зазаборный враг Викторин Ланевский, в просторечии — Торка-касторка. Он сидел там, за забором, и подглядывал сквозь щели, готовый ко всяким пакостям и насмешкам.

— Ну, вот видишь! — шепотом сказал Женьча Коле. — Теперь не отстанет! Не обращай внимания, рассказывай.

— Рано утром, когда был туман, поезд подошел к станции на самой границе, — продолжал Коля, повысив голос и обращаясь к забору. — Ну конечно, это был бронепоезд. Мы с пограничниками прыгнули на ходу прямо с площадки. Все вокруг спало…

— И вдруг я проснулся! — послышалось по ту сторону забора.

Лев Кассиль – Ранний восход

Лев Кассиль – Ранний восход краткое содержание

Выставки многочисленных работ, репродукции рисунков Коли Дмитриева — пятнадцатилетнего художника — вызывали всеобщее восхищение в 50-х годах XX в.

В основу повести «Ранний восход» положена действительная история Коли Дмитриева. Использованы и приведены подлинные письма, документы, дневники. Соблюдены главные вехи и решающие даты в биографии юного художника.

Ранний восход – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Опиши пейзажи с ветром и с водой и с восходом и заходом солнца.

Леонардо да Винчи

Когда работа над этой повестью уже была начата, газета «Советское искусство» опубликовала 16 мая 1950 года письмо нескольких крупнейших деятелей искусства, театра и литературы. В нем говорилось о том, что внимание советской общественности и работников всех отраслей искусства все настойчивее привлекает творчество Коли Дмитриева.

«Выставки многочисленных работ этого феноменально талантливого и плодовитого юного художника, — рассказывали авторы письма, — организованные в ряде залов столицы, репродукции рисунков Коли Дмитриева в журналах вызвали живой интерес, всеобщее восхищение и признание самых взыскательных ценителей искусств. Достаточно перелистать, например, книгу отзывов посетителей выставки работ Коли Дмитриева… Здесь в едином взволнованном преклонении перед поразительным и светлым талантом… в патриотической гордости за страну, щедро рождающую дарования такой силы, слились высказывания крупнейших представителей советской культуры, народных артистов и народных художников, студентов, представителей Советской Армии, рабочих, педагогов, школьников.

В работах пятнадцатилетнего художника, едва лишь начавшего свой путь в искусстве, чувствуется следование лучшим традициям великих русских художников, в частности В. Серова. Жизнерадостная и задушевная мягкость колорита, стремительный и точный рисунок, острая наблюдательность, ласковая, сыновняя любовь к родной природе, безукоризненный вкус, творческая смелость, ведущая к вдохновенным находкам, и вместе с тем огромная настойчивость в работе, ученье, самосовершенствовании — вот наиболее отличительные черты этого юного, но богатырского таланта…»

«Мы считаем, — говорилось далее в письме, — что творчество Коли Дмитриева… является еще одним убедительным примером того, как богата яркими, молодыми дарованиями наша Родина, как вдумчиво относится она к этим талантам…» Письмо заканчивалось предложением издать монографию и повесть о Коле Дмитриеве.

Это выступление группы виднейших представителей нашей культуры, среди которых были В. Мухина, С. Меркуров, В. Барсова, С. Образцов, С. Михалков, А. Барто, еще более утвердило меня в ощущении своевременности и права на жизнь книги о художнике-подростке, над которой я уже работал некоторое время, захваченный всецело тем, что увидел в работах Коли Дмитриева, прочел в его дневниках, услышал в рассказах о нем.

Обо всем этом я попытался рассказать в этой книге. В основу повести положена действительная история жизни Коли Дмитриева. Использованы и приведены подлинные письма, документы, дневники. Соблюдены главные вехи и решающие даты в биографии юного художника. Вместе с тем, сохраняя необходимую во всякой повести свободу писательского воображения, я счел возможным в ряде моментов частично додумать, развить отдельные события и положения. Кроме того, пришлось изменить имена некоторых действующих лиц, а кое-где для стройности и цельности повествования дополнительно ввести обобщающие фигуры. Основания для этих дополнений, обобщений и догадок я находил в самом же обширном фактическом материале, собранном при отзывчивой помощи родных, педагогов и друзей Коли Дмитриева, которым я и приношу здесь сердечную благодарность.

Нет, жизнь, жизнь ловить! Воображение развивать. Вот что надо…

Сила детских впечатлений, запас наблюдений, сделанных мною при самом начале моей жизни, составляют, если будет позволено так выразиться, основной фонд моего дарования.

— Рано утром, когда был туман, поезд подошел к станции…

Так начал Коля и внезапно остановился, глядя на песок, по которому он, как всегда, прутиком вычерчивал то, о чем собирался рассказать. А замолчал он потому, что ему показалось, будто сейчас под его рукой произошло маленькое чудо. Он даже зажмурился.

Глядя на старшего брата, зажмурилась, старательно сморщив тугую круглую мордашку, и Катюшка. Это Коля научил ее такой игре: плотно зажмурить глаза, а потом сразу раскрыть их — и все на свете вдруг покажется новым, немножко чужим и неузнаваемым по своей окраске. Нечто похожее можно проделать и с ушами: плотно зажать их ладонями, а потом отпустить и снова прикрыть. И тогда все вокруг то будет замирать в ватной тишине, то вдруг наполняться чистыми, будто освободившимися от какой-то шелухи, звуками.

Зажмурившись, Катя ждала, что брат, как всегда, открыв глаза, скажет: «У меня сейчас все желтое стало», на что она готовилась тотчас же откликнуться: «Ох, и у меня все желтенькое совсем!» Но на этот раз брат ничего не сказал. И, когда Катя осторожно приоткрыла один глаз, она увидела, что Коля ногой стирает какие-то полоски, начерченные им на песке. При этом вид у Коли был словно озадаченный и чем-то даже смущенный. Он смотрел себе под ноги, хмурился, моргал и потом, вдруг оглядев знакомый двор, растерянно уставился на сестренку и сидевшего рядом с ним верхом на скамейке Женьчу Стриганова.

Читайте также:  Черемыш - брат героя - краткое содержание рассказа Кассиля

— Ну, а дальше что было? — спросил Женьча.

Но Коля все еще молчал и, помаргивая, глядел ярко-синими глазами то на приятеля, то на дома, окружавшие двор, то на песок, где сейчас, только что, как ему показалось, произошло…

Да нет, не может быть, все это, наверно, ему лишь показалось… Коля еще раз оглядел двор. Все было на своем месте. Из-за невысокого забора, который отделял двор дома номер десять от соседнего участка, над головами детей покровительственно протянул зеленую лохматую лапу высокий дуб. Тенью и желудями этого дуба пользовались ребята двух домов Плотникова переулка. В тихий проулок вливался шум близкого многолюдного Арбата. Все было на своем месте, ничего не произошло. И маленькое открытие, которое так поразило за минуту до этого Колю, ему, видно, только почудилось.

Надо было продолжать рассказ. Женька Стриганов, которого все во дворе звали Женьча, самый главный мальчишка не только во дворе дома номер десять, но и, пожалуй, во всем квартале, — Женьча Стриганов, сын плотника, уже с недоверием посматривал на своего младшего приятеля. Женьча рос до того курчавым и рыжим, что казалось, будто через его жесткие, в мелких витках волосы пропущен электрический ток и они превратились в раскаленные спиральки. Он был на два года старше Коли Дмитриева, но дружил с ним, покровительствовал ему и охотно слушал преинтересные истории, которые рассказывал неистощимый по этой части Коля. Как человек трудовой, из тех, что знают пользу вещей, Женьча чужой достаток прикидывал по обуви — может быть, потому, что отец его, курчавый богатырь, плотник Степан Порфирьевич Стриганов, полжизни своей проходил босым и — было время — лапти тоже считал летом обувкой не на каждый день, а на особый случай. Сам Женьча был уже обут в добротные ботинки «Скороход», и он не завидовал сандалеткам Коли — дырочки тут, по мнению Женьчи, портили все дело, — но полагал, что парень, который носит обувь из настоящей кожи, принадлежит тоже, несомненно, к кругу людей, себя в жизни оправдывающих. К тому же оказалось, что этот безбоязненно-ласковый синеглазый мальчуган с пшеничным хохолком на макушке знает пропасть удивительных историй о самолетах, пограничниках, моряках и мало того, что рассказывает их, так еще на ходу рисует все, о чем говорит: бумажка оказалась под рукой — карандашом, прутик попался — на песке, мелок нашелся — на асфальте тротуара, а уголек раздобыл — так прямо на стене…

Лев Кассиль – Ранний восход

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги “Ранний восход”

Описание и краткое содержание “Ранний восход” читать бесплатно онлайн.

Выставки многочисленных работ, репродукции рисунков Коли Дмитриева — пятнадцатилетнего художника — вызывали всеобщее восхищение в 50-х годах XX в.

В основу повести «Ранний восход» положена действительная история Коли Дмитриева. Использованы и приведены подлинные письма, документы, дневники. Соблюдены главные вехи и решающие даты в биографии юного художника.

Опиши пейзажи с ветром и с водой и с восходом и заходом солнца.

Леонардо да Винчи

Когда работа над этой повестью уже была начата, газета «Советское искусство» опубликовала 16 мая 1950 года письмо нескольких крупнейших деятелей искусства, театра и литературы. В нем говорилось о том, что внимание советской общественности и работников всех отраслей искусства все настойчивее привлекает творчество Коли Дмитриева.

«Выставки многочисленных работ этого феноменально талантливого и плодовитого юного художника, — рассказывали авторы письма, — организованные в ряде залов столицы, репродукции рисунков Коли Дмитриева в журналах вызвали живой интерес, всеобщее восхищение и признание самых взыскательных ценителей искусств. Достаточно перелистать, например, книгу отзывов посетителей выставки работ Коли Дмитриева… Здесь в едином взволнованном преклонении перед поразительным и светлым талантом… в патриотической гордости за страну, щедро рождающую дарования такой силы, слились высказывания крупнейших представителей советской культуры, народных артистов и народных художников, студентов, представителей Советской Армии, рабочих, педагогов, школьников.

В работах пятнадцатилетнего художника, едва лишь начавшего свой путь в искусстве, чувствуется следование лучшим традициям великих русских художников, в частности В. Серова. Жизнерадостная и задушевная мягкость колорита, стремительный и точный рисунок, острая наблюдательность, ласковая, сыновняя любовь к родной природе, безукоризненный вкус, творческая смелость, ведущая к вдохновенным находкам, и вместе с тем огромная настойчивость в работе, ученье, самосовершенствовании — вот наиболее отличительные черты этого юного, но богатырского таланта…»

«Мы считаем, — говорилось далее в письме, — что творчество Коли Дмитриева… является еще одним убедительным примером того, как богата яркими, молодыми дарованиями наша Родина, как вдумчиво относится она к этим талантам…» Письмо заканчивалось предложением издать монографию и повесть о Коле Дмитриеве.

Это выступление группы виднейших представителей нашей культуры, среди которых были В. Мухина, С. Меркуров, В. Барсова, С. Образцов, С. Михалков, А. Барто, еще более утвердило меня в ощущении своевременности и права на жизнь книги о художнике-подростке, над которой я уже работал некоторое время, захваченный всецело тем, что увидел в работах Коли Дмитриева, прочел в его дневниках, услышал в рассказах о нем.

Обо всем этом я попытался рассказать в этой книге. В основу повести положена действительная история жизни Коли Дмитриева. Использованы и приведены подлинные письма, документы, дневники. Соблюдены главные вехи и решающие даты в биографии юного художника. Вместе с тем, сохраняя необходимую во всякой повести свободу писательского воображения, я счел возможным в ряде моментов частично додумать, развить отдельные события и положения. Кроме того, пришлось изменить имена некоторых действующих лиц, а кое-где для стройности и цельности повествования дополнительно ввести обобщающие фигуры. Основания для этих дополнений, обобщений и догадок я находил в самом же обширном фактическом материале, собранном при отзывчивой помощи родных, педагогов и друзей Коли Дмитриева, которым я и приношу здесь сердечную благодарность.

Нет, жизнь, жизнь ловить! Воображение развивать. Вот что надо…

Сила детских впечатлений, запас наблюдений, сделанных мною при самом начале моей жизни, составляют, если будет позволено так выразиться, основной фонд моего дарования.

— Рано утром, когда был туман, поезд подошел к станции…

Так начал Коля и внезапно остановился, глядя на песок, по которому он, как всегда, прутиком вычерчивал то, о чем собирался рассказать. А замолчал он потому, что ему показалось, будто сейчас под его рукой произошло маленькое чудо. Он даже зажмурился.

Глядя на старшего брата, зажмурилась, старательно сморщив тугую круглую мордашку, и Катюшка. Это Коля научил ее такой игре: плотно зажмурить глаза, а потом сразу раскрыть их — и все на свете вдруг покажется новым, немножко чужим и неузнаваемым по своей окраске. Нечто похожее можно проделать и с ушами: плотно зажать их ладонями, а потом отпустить и снова прикрыть. И тогда все вокруг то будет замирать в ватной тишине, то вдруг наполняться чистыми, будто освободившимися от какой-то шелухи, звуками.

Зажмурившись, Катя ждала, что брат, как всегда, открыв глаза, скажет: «У меня сейчас все желтое стало», на что она готовилась тотчас же откликнуться: «Ох, и у меня все желтенькое совсем!» Но на этот раз брат ничего не сказал. И, когда Катя осторожно приоткрыла один глаз, она увидела, что Коля ногой стирает какие-то полоски, начерченные им на песке. При этом вид у Коли был словно озадаченный и чем-то даже смущенный. Он смотрел себе под ноги, хмурился, моргал и потом, вдруг оглядев знакомый двор, растерянно уставился на сестренку и сидевшего рядом с ним верхом на скамейке Женьчу Стриганова.

— Ну, а дальше что было? — спросил Женьча.

Но Коля все еще молчал и, помаргивая, глядел ярко-синими глазами то на приятеля, то на дома, окружавшие двор, то на песок, где сейчас, только что, как ему показалось, произошло…

Да нет, не может быть, все это, наверно, ему лишь показалось… Коля еще раз оглядел двор. Все было на своем месте. Из-за невысокого забора, который отделял двор дома номер десять от соседнего участка, над головами детей покровительственно протянул зеленую лохматую лапу высокий дуб. Тенью и желудями этого дуба пользовались ребята двух домов Плотникова переулка. В тихий проулок вливался шум близкого многолюдного Арбата. Все было на своем месте, ничего не произошло. И маленькое открытие, которое так поразило за минуту до этого Колю, ему, видно, только почудилось.

Надо было продолжать рассказ. Женька Стриганов, которого все во дворе звали Женьча, самый главный мальчишка не только во дворе дома номер десять, но и, пожалуй, во всем квартале, — Женьча Стриганов, сын плотника, уже с недоверием посматривал на своего младшего приятеля. Женьча рос до того курчавым и рыжим, что казалось, будто через его жесткие, в мелких витках волосы пропущен электрический ток и они превратились в раскаленные спиральки. Он был на два года старше Коли Дмитриева, но дружил с ним, покровительствовал ему и охотно слушал преинтересные истории, которые рассказывал неистощимый по этой части Коля. Как человек трудовой, из тех, что знают пользу вещей, Женьча чужой достаток прикидывал по обуви — может быть, потому, что отец его, курчавый богатырь, плотник Степан Порфирьевич Стриганов, полжизни своей проходил босым и — было время — лапти тоже считал летом обувкой не на каждый день, а на особый случай. Сам Женьча был уже обут в добротные ботинки «Скороход», и он не завидовал сандалеткам Коли — дырочки тут, по мнению Женьчи, портили все дело, — но полагал, что парень, который носит обувь из настоящей кожи, принадлежит тоже, несомненно, к кругу людей, себя в жизни оправдывающих. К тому же оказалось, что этот безбоязненно-ласковый синеглазый мальчуган с пшеничным хохолком на макушке знает пропасть удивительных историй о самолетах, пограничниках, моряках и мало того, что рассказывает их, так еще на ходу рисует все, о чем говорит: бумажка оказалась под рукой — карандашом, прутик попался — на песке, мелок нашелся — на асфальте тротуара, а уголек раздобыл — так прямо на стене…

Но сегодня почему-то рассказ у Коли не получался.

— Ну, чего же ты стал? — повторил Женьча. — Ну, подошел поезд к станции, а дальше что?

— Слезай, приехали! Станция Завирайка, кто поверит — вылезай-ка! — донеслось из-за забора, отгораживавшего соседний двор.

Было ясно, что там, под дубом, сидит и все подслушивает главный зазаборный враг Викторин Ланевский, в просторечии — Торка-касторка. Он сидел там, за забором, и подглядывал сквозь щели, готовый ко всяким пакостям и насмешкам.

— Ну, вот видишь! — шепотом сказал Женьча Коле. — Теперь не отстанет! Не обращай внимания, рассказывай.

— Рано утром, когда был туман, поезд подошел к станции на самой границе, — продолжал Коля, повысив голос и обращаясь к забору. — Ну конечно, это был бронепоезд. Мы с пограничниками прыгнули на ходу прямо с площадки. Все вокруг спало…

— И вдруг я проснулся! — послышалось по ту сторону забора.

Ссылка на основную публикацию