Высшая Мера – краткое содержание рассказа Лиханова

Анализ повести А. Лиханова «Высшая мера»

Скачать сочинение
Тип: Идейно-художественный анализ произведения

Повесть Альберта Лиханова “Высшая мера” читается без отрыва, но очень нелегко, и будучи “короткой” повестью, она вместила в себя целый жизненный роман, драматичный, современный.

Начинаешь читать ее настороженно и даже с некоторым недоверием.

Повествование ведется от первого лица. Это не ново. И даже модно. Но вот лицо-то непривычное — пожилая женщина рассказывает о себе и о своей небольшой семье в момент ее развала, и даже не развала — кончины, краха.

Быть может, обаяние этой повести состоит в том, что она ведется по законам бесхитростного дорожного рассказа о себе, о судьбе своей, о своих близких.

Вот она, славная, добрая, самоотверженная женщина — Софья Сергеевна, обыкновенная работница студенческой библиотеки, едет в двухместном вагонном купе одна, оглушает себя снотворным, чтобы забыться и забыть, да плохо у нее это получается, и побеседовать возможно только с одним человеком — с собою. Пробует милая вагонная проводница завязать разговор, развеять явно чем-то расстроенную и больную пассажирку, но даже и этот привычный дорожный контакт не налаживается.

Да и как ему наладиться? Сердце надорвано. Жизнь сломлена. И если бы одна ее жизнь! У всех ее близких и у самой Софьи Сергеевны отныне все пойдет по другому, не по лучшему пути.

Жили две сестры: Софья и Женечка. В трудное время, в войну, разом осиротели. И вот в самый тяжкий период войны Женя влюбилась, ну конечно же, по всем законам “жестокой” военной истории влюбилась в героя, настоящего Героя Советского Союза. Если бы одна влюбилась, а то и сестра ее, Софья, тоже “тайно страдала” по Герою.

“Роковая” любовь привела к тому, что у Женечки родился-сын Саша, а потом и дочь Аля.

После смерти сестры Софья Сергеевна забирает малышей, уезжает в провинцию и там растит “сына и дочь”.

Итак, маленький домашний мир, полный забот о хлебе насущном, каждодневная, привычная и любимая работа в очень небольшом и славном коллективе, веселый народ студенты, среди которых Саша.

Будучи студентом, он повстречал Ирину и женился на ней. В общем-то типичная история. Только в квартире сделалось еще тесней и материально трудней. Саша, окончив институт на тройки, остался учителем в школе, тоже средненьким, а вот жена его — отличница — осталась вовсе без работы: она “испанистка”, в “испанцах” же этот провинциальный город не нуждается.

И вот Ирина решила устраивать свою судьбу. И устроила! Достигла своего, определилась секретаршей к директору огромного завода.

Директор так и останется ее “восторженным воздыхателем”, но все, что надо и возможно от него получить, Ирина получит, даже путь в столицу ей и мужу откроется. Вот и захочется супругам “маленько обзавестись”, пожить “для себя”, да где граница этого “маленько”, кто ее указывал? Нет такой границы, что со всей очевидностью доказывает нам окружающая жизнь.

Наша повседневная действительность дает примеры того, как рушатся судьбы, семьи под напором алчности, все возрастающих потребностей, страсти к накопительству, или вещизму, как это ныне называется. В другой семье, может быть, это накопительство и почиталось бы, сделалось бы смыслом жизни, но куда деть “влияние старой библиотекарши”, ее щепетильность, всю жизнь экономившей “рублевки и копейки”?! Но дети “справились” с ее моралью: “разбежались” выгодно для себя: Саша пристроился возле денежной вдовы, Ирина “при ее полете хватанула выше” — вышла замуж за дипломата.

“Тебе трудно, понимаю, такие новости,— говорит Саша матери, и говорит-то обиженным голосом.— Но я, кажется, впервые счастлив. Меня любят. Я люблю тоже. ”

Вот она, мораль: “Я — счастлив”, “Меня любят”, “Я, я, я, мое”. Ну, а где же мать? Где, наконец, сын Игорь, которого родители “вырвали” у строптивой бабушки, избавились от нее и от ее надоедливого досмотра.

А сын Игорек, подросток еще, учащийся школы, живет в хорошо обставленной квартире, с холодильником, набитым едой. Мама приезжает убираться в квартире, папа навещает его, интересуется учебой, отвлекает и развлекает.

Превосходно написана сцена “торжества”, во время которой не покидает читателя чувство нарастающей тревоги и протеста. “Не так-то просто стереть доброту, да и не купить ее ни за какие деньги, ни за какие вещи” — так мыслит героиня повести. Да, добро со злом несовместимо, как “гений и злодейство”.

Игорь и десяти классов не закончит — он разобьется на том самом мотоцикле “Ява”, который ему преподнесли родители в честь окончания девятого класса. Его незрелую душу разорвут надвое — с одной стороны, ложная жизнь родителей, а с другой — такая простая, но праведная жизнь Софьи Сергеевны, которая и бабкой-то ему не была.

Когда-то она не бросила больную девочку и маленького мальчика. Могла ведь выйти замуж, нарожать своих детей, испытать полноценное чувство материнства.

А долг? А исполнение простых человеческих обязанностей? И мыслимо ли все рассчитать? Мыслимо ли добиться счастья, думая лишь о себе?

“Нет, немыслимо!” — отвечает своей повестью Альберт Лиханов.

И вот они, двое, провожают бабку домой — все трое, чужие друг другу, разъединенные смертью любимого, ни в чем не повинного человека, приговорившие себя к “высшей мере” — к вечной муке и вине.

Тревожная повесть, своевременная повесть.

7736 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Альберт Лиханов – Высшая мера

Альберт Лиханов – Высшая мера краткое содержание

На алтарь собственного благополучия приносят в жертву своего сына Игоря в общем-то благополучные люди, а слышит и сострадает ему только бабушка Софья Сергеевна, про которую Игорь однажды узнает, что она не родная и не кровная.

Высшая мера – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Я точно вынырнула из глубокого черного омута, в отчаянии, последним усилием ослабевших рук раздвинула загустевшую, тягучую воду, вынырнула и, с трудом приходя в себя, возвращаясь в жизнь из странного состояния, которое втайне называла «нечто», услышала забытые и приглушенные птичьи пересвисты.

Было тихо, за вагонным окном расплывалась неверная летняя ночь, поезд стоял, и я, с трудом поднявшись, словно все еще продолжая борьбу с густой водой черного омута, опустила раму.

Душную тесноту купе раздвинул сильный поток лесного воздуха, и в то же самое мгновение кусты у насыпи озарил соловьиный голос: сперва горловая замысловатая рулада, потом высокий цокот, нежный посвист и еще какие-то невероятные звуки — волшебный органчик, отворяющий любое сердце. Первому соловью отозвался другой, еще ближе ко мне, и тотчас включился третий — придорожный сумрак был весь соткан из звуков, которые способны сделать счастливым, и я почувствовала себя такой.

Но лишь мгновение.

Сперва — на секунду — острое ощущение радости, потом — тревога и торопливо сменившая их боль. Причина мгновенного счастья лишь в том, что я еще не вполне проснулась после двух таблеток димедрола: хоть и выплыла из искусственного «нечто», но еще не примкнула к реальности. Соловьи возвращали меня в жизнь. Близкими песнями, недоступным счастьем они загоняли меня обратно — во вчера, в позавчера, в день того убийственного звонка.

Я задыхалась, слезы снова скопились во мне, застилая неверную летнюю ночь в светлеющем провале вагонного окна, — только звуки оставались обостренно ясными. Мне бы оглохнуть от моей беды — чтоб не слышать ничего окрест, не видеть, не знать, но я вопреки воле ясно слышала соловьиное сражение, такое ненужное мне и неуместное теперь. Эта резкость, этот контраст между благостным счастьем природы за окном и непоправимостью беды укрепляли боль, делали ее запредельно безжалостной.

Вагон тихо тронулся, но соловьиное счастье не утихало. Даже когда поезд разогнался во всю мощь, в окно врывались обрывки птичьих песен.

Спасаясь, я приняла снотворное.

Снотворное мешает выплыть из сна, но вернуться в него оно помогает не всегда тотчас, сразу.

Путаются явь и небыль, я вздрагиваю, когда острие луча станционного фонаря рассекает сумрак купе.

Какое счастье, что в кромешной тьме нестерпимых дней я сообразила: ехать обратно надо поездом и взять оба билета в двуспальном купе. Тут я одна, в маленькой клетке, в камере предварительного следствия, кажется, так в судейских делах? Впрочем, почему предварительного? Следствие окончательное, я провожу его сама и сужу себя хотя бы уже потому, что это мой внук и мой сын. А еду я домой, к дочери, и, прежде чем приехать туда, я должна разобраться в себе.

Боже, почему такой жестокий расчет?

Я закрыла глаза, и димедрол сделал свое дело — опустил мою душу на несколько ступенек вниз. Ко мне придвинулся вчерашний день, отходящий поезд, Саша и Ирина поодаль друг от друга идут за вагоном, а я стою за проводницей, молоденькой, хрупкой девочкой, точнее, за ее рукой, которой она ухватилась за поручень, — я стою за этой рукой, прислонясь в изнеможении к стенке тамбура, и тоненькая рука проводницы не дает мне упасть туда, на перрон, к Саше и Ирине.

Они идут все быстрее рядом с вагоном, Сашино лицо перекошено страданием, но сам он молчит, и Ирина наконец-то сбросила все свои маски, лицо ее беззащитно, мне впору ее пожалеть, но мы в равном положении — и вначале надо справиться с собой. Справиться? Если это возможно…

— Мама! — хрипло говорит Саша, и вытянутое, иссохшее лицо его передергивается. — Мама!

Кроме этого, он не может ничего выговорить, и тогда Ирина словно продолжает его восклицание:

— Как теперь жить?

Как жить? Я молчу. Я сама не знаю, как жить, как дышать, как глядеть на белый свет.

Как жить вам, я тоже не знаю.

Я молча мотаю головой.

В конце концов вы пришли туда, куда стремились, мои дорогие. Но все сказано в опустевшей однокомнатной квартире, где жил Игорек, и мои слова остались там. Здесь мне нечего сказать.

Я прикрываю глаза, а когда открываю их вновь, перехватываю испуганный взгляд девочки-проводницы. Ей явно не по себе. Двое плачущих взрослых идут за вагоном, и еще одна рыдающая старуха стоит у нее за рукой, за хрупкой, такой ненадежной заслонкой. Наверное, она боится, как бы я не выпала из вагона. И то правда, ноги едва держат меня.

Сил махнуть рукой у меня нет. Я киваю. Прощайте. Опять вы вдвоем, хотя бы только на перроне.

Осталось ли что сказать вам друг другу?

Мне часто снился один светлый сон. В последние годы он повторялся с особенной настойчивостью, и вначале я не могла понять, что это означает, если сон обязательно должен что-то предсказывать и что-то означать.

Я — пятнадцатилетняя голоножка в белом платье бегу к почтовому ящику у калитки перед нашей дачей. Ящик деревянный, грубо струганный, объемистый, можно положить целую бандероль, и всякий раз, как я подбегаю, открываю боковую дверцу и заглядываю внутрь, ящик полон разноцветных открыток, писем, каких-то извещений.

Сердце мое заходится в радости, я перебираю все эти послания, среди них есть адресованные и мне, но я узнаю знакомый почерк подруги, или тетки, или еще какого-то известного мне человека, и всякий раз расстраиваюсь, потому что жду не этих многих писем, а какое-то одно, очень важное — я и сама не знаю, от кого оно должно прийти: может, это взрослый неизвестный человек, измученный тяжелой судьбой, седой и усталый, а может, неизвестный мне мальчишка из другого города, которого я никогда не видела, но зато вот он меня видел, собирается написать, и я, дурочка, хочу получить это письмо, надеюсь, терпеливо жду.

Когда мне выпадал этот сон, я точно на крыльях летала целый день, хотя все письма ко мне уже пришли и ничего ни от кого я не ждала. Но сон как будто омолаживал мое дряхлеющее тело, во всяком случае, протирал мое сознание, точно покрытое пылью зеркало, и я улыбалась неизвестно чему. Может, самому воспоминанию: высокое крыльцо нашего дома, на террасе отец и мама, спокойные, доброжелательно улыбчивые, над головой шумят мачтовые сосны, воздух напоен запахом расплавленной от жары смолы, а я вприпрыжку скачу по белым плитам, заменявшим тротуар, к калитке, к доброму большому ящику, чтобы распахнуть боковую дверцу и опять схватить кучу разноцветных открыток.

Читайте также:  Благие намерения – краткое содержание рассказа Лиханов

Было ли это? Можно ли назвать сон воспоминанием о действительно происшедшем со мной? Я не знала. Не знаю и сейчас. Но от того, что сон повторялся, а к старости все чаще, я верила: это было.

В последний раз я видела этот сон почти год назад, когда жила в Москве у Игорька. Детство являлось, как в волшебстве, троекратно, и я, наконец, поняла мой вещий сон. Судьба Игоря терзала меня, я тщетно отыскивала ему надежную опору, не находила, и вот подсознание помогало мне. Проснувшись, я поняла, что Игорьку нужна голоножка в белом платьице, что его спасет преданное и верное сердце, ждущее любви и привязанности.

Альберт Лиханов – Высшая мера

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги “Высшая мера”

Описание и краткое содержание “Высшая мера” читать бесплатно онлайн.

На алтарь собственного благополучия приносят в жертву своего сына Игоря в общем-то благополучные люди, а слышит и сострадает ему только бабушка Софья Сергеевна, про которую Игорь однажды узнает, что она не родная и не кровная.

Я точно вынырнула из глубокого черного омута, в отчаянии, последним усилием ослабевших рук раздвинула загустевшую, тягучую воду, вынырнула и, с трудом приходя в себя, возвращаясь в жизнь из странного состояния, которое втайне называла «нечто», услышала забытые и приглушенные птичьи пересвисты.

Было тихо, за вагонным окном расплывалась неверная летняя ночь, поезд стоял, и я, с трудом поднявшись, словно все еще продолжая борьбу с густой водой черного омута, опустила раму.

Душную тесноту купе раздвинул сильный поток лесного воздуха, и в то же самое мгновение кусты у насыпи озарил соловьиный голос: сперва горловая замысловатая рулада, потом высокий цокот, нежный посвист и еще какие-то невероятные звуки — волшебный органчик, отворяющий любое сердце. Первому соловью отозвался другой, еще ближе ко мне, и тотчас включился третий — придорожный сумрак был весь соткан из звуков, которые способны сделать счастливым, и я почувствовала себя такой.

Но лишь мгновение.

Сперва — на секунду — острое ощущение радости, потом — тревога и торопливо сменившая их боль. Причина мгновенного счастья лишь в том, что я еще не вполне проснулась после двух таблеток димедрола: хоть и выплыла из искусственного «нечто», но еще не примкнула к реальности. Соловьи возвращали меня в жизнь. Близкими песнями, недоступным счастьем они загоняли меня обратно — во вчера, в позавчера, в день того убийственного звонка.

Я задыхалась, слезы снова скопились во мне, застилая неверную летнюю ночь в светлеющем провале вагонного окна, — только звуки оставались обостренно ясными. Мне бы оглохнуть от моей беды — чтоб не слышать ничего окрест, не видеть, не знать, но я вопреки воле ясно слышала соловьиное сражение, такое ненужное мне и неуместное теперь. Эта резкость, этот контраст между благостным счастьем природы за окном и непоправимостью беды укрепляли боль, делали ее запредельно безжалостной.

Вагон тихо тронулся, но соловьиное счастье не утихало. Даже когда поезд разогнался во всю мощь, в окно врывались обрывки птичьих песен.

Спасаясь, я приняла снотворное.

Снотворное мешает выплыть из сна, но вернуться в него оно помогает не всегда тотчас, сразу.

Путаются явь и небыль, я вздрагиваю, когда острие луча станционного фонаря рассекает сумрак купе.

Какое счастье, что в кромешной тьме нестерпимых дней я сообразила: ехать обратно надо поездом и взять оба билета в двуспальном купе. Тут я одна, в маленькой клетке, в камере предварительного следствия, кажется, так в судейских делах? Впрочем, почему предварительного? Следствие окончательное, я провожу его сама и сужу себя хотя бы уже потому, что это мой внук и мой сын. А еду я домой, к дочери, и, прежде чем приехать туда, я должна разобраться в себе.

Боже, почему такой жестокий расчет?

Я закрыла глаза, и димедрол сделал свое дело — опустил мою душу на несколько ступенек вниз. Ко мне придвинулся вчерашний день, отходящий поезд, Саша и Ирина поодаль друг от друга идут за вагоном, а я стою за проводницей, молоденькой, хрупкой девочкой, точнее, за ее рукой, которой она ухватилась за поручень, — я стою за этой рукой, прислонясь в изнеможении к стенке тамбура, и тоненькая рука проводницы не дает мне упасть туда, на перрон, к Саше и Ирине.

Они идут все быстрее рядом с вагоном, Сашино лицо перекошено страданием, но сам он молчит, и Ирина наконец-то сбросила все свои маски, лицо ее беззащитно, мне впору ее пожалеть, но мы в равном положении — и вначале надо справиться с собой. Справиться? Если это возможно…

— Мама! — хрипло говорит Саша, и вытянутое, иссохшее лицо его передергивается. — Мама!

Кроме этого, он не может ничего выговорить, и тогда Ирина словно продолжает его восклицание:

— Как теперь жить?

Как жить? Я молчу. Я сама не знаю, как жить, как дышать, как глядеть на белый свет.

Как жить вам, я тоже не знаю.

Я молча мотаю головой.

В конце концов вы пришли туда, куда стремились, мои дорогие. Но все сказано в опустевшей однокомнатной квартире, где жил Игорек, и мои слова остались там. Здесь мне нечего сказать.

Я прикрываю глаза, а когда открываю их вновь, перехватываю испуганный взгляд девочки-проводницы. Ей явно не по себе. Двое плачущих взрослых идут за вагоном, и еще одна рыдающая старуха стоит у нее за рукой, за хрупкой, такой ненадежной заслонкой. Наверное, она боится, как бы я не выпала из вагона. И то правда, ноги едва держат меня.

Сил махнуть рукой у меня нет. Я киваю. Прощайте. Опять вы вдвоем, хотя бы только на перроне.

Осталось ли что сказать вам друг другу?

Мне часто снился один светлый сон. В последние годы он повторялся с особенной настойчивостью, и вначале я не могла понять, что это означает, если сон обязательно должен что-то предсказывать и что-то означать.

Я — пятнадцатилетняя голоножка в белом платье бегу к почтовому ящику у калитки перед нашей дачей. Ящик деревянный, грубо струганный, объемистый, можно положить целую бандероль, и всякий раз, как я подбегаю, открываю боковую дверцу и заглядываю внутрь, ящик полон разноцветных открыток, писем, каких-то извещений.

Сердце мое заходится в радости, я перебираю все эти послания, среди них есть адресованные и мне, но я узнаю знакомый почерк подруги, или тетки, или еще какого-то известного мне человека, и всякий раз расстраиваюсь, потому что жду не этих многих писем, а какое-то одно, очень важное — я и сама не знаю, от кого оно должно прийти: может, это взрослый неизвестный человек, измученный тяжелой судьбой, седой и усталый, а может, неизвестный мне мальчишка из другого города, которого я никогда не видела, но зато вот он меня видел, собирается написать, и я, дурочка, хочу получить это письмо, надеюсь, терпеливо жду.

Когда мне выпадал этот сон, я точно на крыльях летала целый день, хотя все письма ко мне уже пришли и ничего ни от кого я не ждала. Но сон как будто омолаживал мое дряхлеющее тело, во всяком случае, протирал мое сознание, точно покрытое пылью зеркало, и я улыбалась неизвестно чему. Может, самому воспоминанию: высокое крыльцо нашего дома, на террасе отец и мама, спокойные, доброжелательно улыбчивые, над головой шумят мачтовые сосны, воздух напоен запахом расплавленной от жары смолы, а я вприпрыжку скачу по белым плитам, заменявшим тротуар, к калитке, к доброму большому ящику, чтобы распахнуть боковую дверцу и опять схватить кучу разноцветных открыток.

Было ли это? Можно ли назвать сон воспоминанием о действительно происшедшем со мной? Я не знала. Не знаю и сейчас. Но от того, что сон повторялся, а к старости все чаще, я верила: это было.

В последний раз я видела этот сон почти год назад, когда жила в Москве у Игорька. Детство являлось, как в волшебстве, троекратно, и я, наконец, поняла мой вещий сон. Судьба Игоря терзала меня, я тщетно отыскивала ему надежную опору, не находила, и вот подсознание помогало мне. Проснувшись, я поняла, что Игорьку нужна голоножка в белом платьице, что его спасет преданное и верное сердце, ждущее любви и привязанности.

Спасет? Еще тогда я вздрогнула от этого слова. Выручит, поможет, — суеверно и, пожалуй, слишком быстро отыскала я синонимы, — разве могло вериться в плохое! — да, да, преданное и верное сердечко выручит Игорька, поможет ему. Только вот Игоря и девчонку из моего сна судьба развела пространством, временем и родством, а похожей на нее вокруг не было.

Это просто моя исстрадавшаяся душа подсовывала последнюю соломинку. Она подсовывала нереальное, а моему внуку Игорю требовалось реальное спасение. От чего?

Его отец и мать разошлись.

Впрочем, это предпоследняя глава. А начало было совсем иным.

Я работала в университетской библиотеке, заведовала читальным залом. До нашего города от Москвы двое суток езды, но я, коренная москвичка краснопресненского происхождения, превосходно чувствовала себя тут, освобожденная от столичной суеты и недобрых воспоминаний, жила себе, как живут многие, не тяготясь, а радуясь пришедшему облегчению. Университетская библиотека оказалась для меня оазисом душевной незамутненности и юношеской чистоты. Выяснилось — можно взрослеть годами, даже уходить в старость, сохраняя при этом привилегии юности — простодушие, наивность, и при этом не опасаться, что попадешь впросак и над тобой станут смеяться. Дело, во-первых, в том, что ты всегда имеешь дело с совершенно молодыми людьми, еще не владеющими опытом притворства, каверз и двоедушия. Во-вторых, контакт с ними, как правило, ограничен книгами, выдаваемыми на несколько часов — таков закон читального зала. Библиотечное начальство в ту пору не требовало от нас ничего иного, кроме бесперебойной, как часы, работы: от и до. Правда, эти от и до оказывались не такими краткими — с восьми утра до десяти вечера, мы работали в две смены, но то обстоятельство, что в зале занимались студенты разных курсов и разных специальностей, делало, в сущности, невозможными читательские конференции или еще что-то в этом роде. Причина одна — кто-то непременно остался бы ущемленным: не успевал подготовиться к семинару, к зачету, к занятиям по языку, не успевал сдать задолженность — да мало ли разновеликих забот и авралов у бедного, вечно не поспевающего студенчества!

Как построить свой дом. (По повести А.Лиханова «Высшая мера»)
план-конспект урока по литературе (11 класс) на тему

Цель урока: создать условия для формирования ключевых компетенций школьников посредством технологии развития критического мышления через чтение и письмо.

Задачи: 1) осмыслить идейное содержание повести А.Лиханова «Высшая мера» через сопоставление жизненных принципов Ирины и Софьи Сергеевны;

2) формирование УУД в ходе анализа текста художественного произведения;

3) осознание истинных семейных ценностей.

Скачать:

ВложениеРазмер
urok_lihanov_vysshaya_mera.doc54 КБ

Предварительный просмотр:

Как построить свой дом.

(По повести А.Лиханова «Высшая мера»)

Цель урока: создать условия для формирования ключевых компетенций школьников посредством технологии развития критического мышления через чтение и письмо.

Задачи: 1) осмыслить идейное содержание повести А.Лиханова «Высшая мера» через сопоставление жизненных принципов Ирины и Софьи Сергеевны;

2) формирование УУД в ходе анализа текста художественного произведения;

3) осознание истинных семейных ценностей.

Хорошо, когда у тебя есть дом, способный приютить, обогреть, утешить, поддержать, дать отдохновение душе и телу.

Хорошо, когда в доме есть человек, способный встретить и понять твои мечты и поступки.

Хорошо, когда в доме раздаются голоса, способные подарить любовь и почитание.

Хорошо, когда в доме у тебя мир и покой.

Как построить такой дом, в котором не будет боли, страданий, разочарований и уныния?

(На кирпичиках пишем свои ответы…)

Тема сегодняшнего урока – «Как построить свой дом?»

Мы обратимся к судьбам героев повести А. Лиханова «Высшая мера». Наша повседневная действительность дает примеры того, как рушатся судьбы, семьи под напором алчности, все возрастающих потребностей, страсти к накопительству, или вещизму, как это ныне называется. Повесть «Высшая мера», по-моему, должна волновать каждого, у кого собственное «я» еще не затмило такие ценности, как внимание и любовь к ближнему своему, сострадание и доброту. Невозможно добиться счастья, думая лишь о себе. Говоря словами Софьи Сергеевны, которую легко назвать подвижницей, так как ее жизнь отдана неизлечимо больной Асе «не так просто стереть доброту, да и не купить её ни за какие деньги…»

Джо Джиральд сказал: «Лифт к здоровью, счастью и успеху не работает – вам придется воспользоваться лестницей и пройти все ступени по очереди». Расскажите о лестнице героев повети. Как Ирина и Саша строят свой дом?

Квартирка Софьи Сергеевны

Интеллигентская опрятность, граничащая с нищетой

Одна комната для молодоженов, в другой – Софья Семеновна и инвалид Аля. Ирина проявляет к Але ласковость и сострадание: иногда касается рукой головы, целует в лоб, помогает одеваться. «Эта ласковость к Але была, пожалуй, единственным искренним чувством моей невестки». Между свекровью и невесткой отношения сложные: «меня заколодило на Ирине», Ирина приняла вызов.

Двухкомнатная квартира ближе к центру

Заботы о малыше, покупки чудных детских мелочей – все эти погремушки и ползунки! – ежевечернее таинство купания, в котором участвуют все: отец, мать, бабушка

Хлопоты над Игорем сблизила нас с Ириной. Я часто любовалась, как она сидит в материнской простоте, с расстегнутой блузкой, кормит Игорька обильной, щедрой данью, такая вся естественная, домашняя, совершенно не похожая на себя, – и мне казалось, все позади, теперь начинается иная жизнь, такая, о какой я мечтала для Саши.

Квартира в Москве

Квартирка была ухоженной, устроенной по образцам с ненашенских картинок, но бедноватой: желания расходились с возможностями.

Спокойная и самоуверенная Ирина возвращается домой около 11, Игорек не спит, ждет маму, Саша работает, ходит за Игорьком в садик, потом сидит допоздна, дожидаясь элегантную жену, переполненную знакомствами, знаниями, жизнью, а когда жена появляется, теряется, сжимается, уходит в себя, он стал попивать. Игорек ходит в садик с внуком знаменитого маршала!

Дом менялся: сменилась мебель, возник стиль. Импортная стенка с баром, роскошный голубой диван, мохнатый ковер. Светильники расставлены так, что вечером в комнате уютно приглушенное освещение с яркими точками у дивана да на столе. Ненашенские картинки овеществлены, и хоть ничего плохого в этом нет – одно удовольствие, напротив, – мне видится во всем этом какая-то выспренность: натянутость, отсутствие простоты, которая так нужна в доме.

Все-то у вас есть, дорогие мои, только призадуматься, так ничего нет.

Нет семьи. Бывшие мужья и жены приходят на день рождения, Игорька соревнуясь в невероятной щедрости подарков и интеллигентности. Меня коробит их наступательная вежливость, но постепенно я начинаю разбирать, что они прикрывают растерянность болтливостью. Игорь сдержан, хладнокровно, без эмоций принимает подарки, говорит, ни к кому не обращаясь: «Я богат, как шейх». А потом наедине бабушке : «Ба, ты видала? Предки-то как откупаются?»

Почему Ирина вызывают отторжение Софьи Сергеевны?

(Ирина – хищница, ее металлическая логика и точный расчет скрыты хорошенькой внешностью: «пепельные, чуть ли не голубые, как у Мальвины, волосы в мелких кудряшках, водянистые, прозрачные глаза, округлое, точно у пупсика, лицо, неестественно румяные щеки. Только вот губы подводили ее – тонкие, плоские, такие губы, должно быть, невкусно целовать. И еще одно мне не нравилось в ней – она была старше Саши, и выше, немного, сантиметра на три, но выше…»)

Какие портретные детали раскрывают характер героини?

Какие поступки невестки кажутся Софье Сергеевне кощунственными?

(В учении ее был какой-то тракторный напор, мужская мощь и адово терпение. Ирина без конца читала книги на испанском, а Софье Сергеевне казалось, что она читает «Дон Кихота», чтобы до конца овладеть донкихотским характером Саши. Софью Сергеевну пугает, что Ирина забьёт Сашку, «как забивает сильная птица слабую»

Ирина решает завести ребенка, чтобы получить двухкомнатную квартиру. Софья Сергеевна с ужасом думает: «Дети не котята! Ребенок – высшее, а не лишнее лицо, на которое дают квадратные метры! Бедный Игорек! Он появился на свет не как плод любви, а как бытовая необходимость!»)

Какими, по мнению Софьи Сергеевны, должны быть домашние отношения?

(В доме должно быть равенство, а уж если соревнование, то не за то, кто умнее, сильнее, настойчивее, а за то, чтобы побольше уступить другому, скорей простить, глубже понять.)

В какой момент жизнь семьи становится именно такой, по-книжному идеальной?

(Детство Игорька – самые светлые страницы повести. Хлопоты над Игорем сблизили женщин. Маленький пушистый Игорек излучал ответную улыбку, радость, ворковал, словно птенец. Как сладки были его первые слюнявые поцелуи! Как бессола его чистая слюнка! Этот обаятельный, лохматый карапуз, смешной, шаловливый, настоящий Везувий дарит лучшие минуты жизни Софье Сергеевне, заглядывает за край ее души.)

Почему в Москве жизнь героев меняется?

(Известно, что в супружеской жизни кто-то непременно должен уступать другому, один – коренник, другой – пристяжной, так вот мой Саша – пристяжной к Ирине, а она прет по той дороге, которая нравится ей, и пристяжной ничего поделать с этим не может. Ирина занята научной работой, приемы в посольствах, светские рауты – процветает, у Саши своя жизнь, даже стал попивать. Софья Сергеевна опасается: как бы не вышло худа. Более всего Софью Сергеевну беспокоит, что родители не могут оторвать что-то от своих удовольствий во благо сына. Игорек стал строптив, непокладист, заброшен, плывет по течению, а в жизни полно опасных рифов. Взрослые люди, родители, должны отвечать за своего сына).

Закономерный итог супружеского разлада – развод. В наше время разводом трудно удивить. Согласно статистике, и в Москве, и в России в целом на каждые 10 браков в Москве сейчас приходится 5-6 разводов, а это очень много! Кстати, в семьях, где есть дети, инициаторами развода, по данным разных исследований статистика разводов, в 60-80% случаев являются женщины. И все-таки этот развод можно считать из ряда вон выходящим. Почему?

(16-летний сын отказывается ехать с кем-либо из родителей, и они соглашаются.)

Как на вопрос: «Почему вы оставили Игоря?» отвечают родители?

(Ирина: «Он ведь взрослый. Ему будет трудно в новой семье. Моей или Саши все равно. Новый отец – не отец, кто он? Новая мать или мачеха. » «Ему намного лучше, чем было, не слышит ссор. Не видит нелюбви. А это не так мало.»

Саша: «Он не нуждается в нас, взрослый парень»)

Почему разговор с сыном делает Софью Сергеевну и Сашу чужими?

(Саша сообщает, что он впервые счастлив: меня любят. Я люблю тоже, но и меня любят, понимаешь? Мать по привычке желает на прощание: «Будь счастлив!» И тут же укоряет себя в неискренности – теперь я не верила в его счастье.)

Перескажите сцену праздника по случаю окончания Игорем 9 класса от лица героев? (Ирины, Саши, Софьи Сергеевны, Игорька)

(В рассказе от лица Софьи Сергеевны звучат слова: «Все-то у вас есть, дорогие мои. Все-то у вас есть, только ничего нет, всем этим ценностям – алтын в базарный день. А втолк не возьмете, глупцы, если что и есть – дорогого, настоящего, неизменного – так это сын, родная кровь, такое не скоро наживешь, не просто получишь, а потеряешь, так не найдешь. И вы, бедняки, от этого отказываетесь!

Что ж! Жизнь вам судья, она и рассудит. Рано ли, поздно ли, а назначит Судный день.

Каким он станет, никто не знает. Может, отвернется собственный же сын, скажет: нет у меня родителей, может, тогда вам сиро и одиноко на свете станет, поступит так же, как вы…»)

Почему Игорек везет кататься на новеньком мотоцикле на мотобродвей, где пацаны катают своих девчонок?

(За внешней бравадой Игорька: «Я богат, как шейх! Ба, видала, как предки-то откупаются!» – боль, обида и одиночество. Кроме бабушки, у него никого не осталось. Мальчик знает тайну Софьи Сергеевны: Саша и Аля – дети ее сестры. Игорек мучительно думает о том, почему Софья Сергеевна чужих детей не бросила, а его родители отказались от родного.)

Почему погибает Игорек?

(Когда человек не нужен близким, он умирает)

Почему повесть называется «Высшая мера»?

(Это судный день. К высшей мере приговорены великие грешники: никогда не видела у Ирины такого человеческого лица, никогда не видела сына таким сломленным. Не приведи господь никому такого! Даже самым великим грешникам.)

Письмо по кругу… Продолжаем по предложению текст, с которого начали урок.

Как построить такой дом, в котором не будет боли и страданий, разочарований и уныния? Как сохранить тепло родного очага? Как сохранить ясный свет в окнах дома? Как важно, чтобы в окнах дома горел свет, чтобы кто-то родной ждал твоего возвращения…

Краткое содержание Высшая мера Лиханов

Высшая мера

В повести развернута жизнь Софьи Сергеевны и ее семьи в виде анализа и воспоминания. Она едет в поезде с похорон и ведет свой рассказ самой себе.

Простая и добрая женщина Софья Сергеевна, служащая студенческой библиотеки, переживает душевный надлом, трагедию, случившуюся в ее семье.

Во время войны Софья со своей сестрой Женечкой осиротели. Женя влюбилась в настоящего Героя Советского Союза. Софья тоже была тайно в него влюблена и страдала по нему.

У Женечки родились двое детей: сын Саша и дочь Аля. В скором времени Женя умирает и Софья Сергеевна берет детей к себе, воспитывая как своих родных детей и уезжает в глубинку страны. Работает в библиотеке института, где учится и ее сын Саша.

В студенческую пору Саша женился на Ирине. Дома начались неурядицы и материальные затруднения. Саша учитель в школе, а Ирина вовсе не работала из-за невозможности найти работу – она учила испанский, а знание этого языка не было нужно в провинции.

Она находит работу секретарши директора завода. Ирина начинает получать все, что требовалось, а директор остался одним

из ее поклонников. Она пробивает себе и мужу дорогу в столицу. В семье сына расцветает “вещизм” и накопительство, жизнь в удовольствие, “для себя”. Семья распадается.

Саша пристраивается возле богатой вдовушки, а Ирина находит себе мужа-дипломата.

Софья Сергеевна растила внука Игоря, но родители “вырвали его из ее лап”. Игорь, учащийся десятого класса, живет в отдельной квартире, с холодильником, всегда набитым продуктами. Мать бывает у него для проведения уборки. Отец тоже навещает.

После девятого класса Игорю делают подарок – мотоцикл “Ява”. Незрелую душу молодого человека раздваивает неискренняя, неправильная жизнь родителей и справедливая жизнь Софьи Сергеевны, которая даже не была ему родной бабушкой. В свое время она не бросила двух малых детей, вырастила их, не думая о том, что и сама могла выйти замуж и родить детей.

И вот они, эти двое, провожают бабку после похорон Игоря, разбившегося на мотоцикле, так и не закончив даже десятый класс. Все трое приговорены к мучению виной – “высшей мере”.

Похожие топики по английскому:

Краткое содержание Страх Чехов Страх Дмитрий Силин бросил службу в Петербурге и занялся сельским хозяйством. Он, будучи гениальным ученым, решил поменять все на работу в поле. Жил он богато.

Краткая биография Лиханов Альберт Анатольевич Лиханов Альберт Анатольевич Лиханов – детский писатель, президент Международной ассоциации детских фондов, председатель Российского детского фонда. Академик Российской академии образования (2001), академик Российской.

Краткое содержание Дама с собачкой Чехов А. П Дмитрий Дмитриевич Гуров рано женился, жену не любит, детьми скорее тяготится. Он не упускает случая завести роман на стороне. На отдыхе в Ялте он обращает.

Краткое содержание “Дама с собачкой” Чехова Чехов Антон Павлович Произведение “Дама с собачкой” Дмитрий Дмитриевич Гуров рано женился, жену не любит, детьми скорее тяготится. Он не упускает случая завести роман на.

Краткое содержание Три девушки в голубом Петрушевская Три девушки в голубом Три женщины “за тридцать” живут летом с маленькими сыновьями на даче. Светлана, Татьяна и Ира – троюродные сестры, детей они воспитывают.

Краткое содержание Тридцать пятый и другие годы Рыбаков Тридцать пятый и другие годы Тридцать пятый год начался с сильных холодов. Савва Лукич объясняет ссыльному Саше, что он счастливчик. Потому что не должен участвовать.

Краткое содержание Детство Люверс Пастернак Детство Люверс Женя Люверс родилась и выросла в Перми. Летом живали на берегу Камы на даче. Однажды, проснувшись среди ночи, Женя испугалась огней и звуков.

Краткое содержание “Житель окраины” Алексеева Алексеев Михаил Николаевич Произведение “Житель окраины” Повесть Житель окраины нашего современника Ивана Алексеевича состоит из шести частей. Главный герой повести – инженер Ефимов, житель окраины.

Краткое содержание Дом с мезонином Чехов Дом с мезонином Рассказчик (повествование идет от первого лица) вспоминает, как шесть-семь лет назад жил в имении Белокурова в одном из уездов Т-ой губернии. Хозяин.

Краткое содержание Валентин и Валентина Рощин Валентин и Валентина Действие происходит в наши дни в большом городе. Комната в стиле пятидесятых годов. Вечерний чай. В кресле бабка Валентины, рядом Валина мать.

Краткое содержание Саша Некрасов Н. А Саша В семье степных помещиков растет, как полевой цветок, дочь Саша. Родители ее – славные старички, честные в своем радушии, “лесть им противна, а спесь.

Краткая биография Грекова И. Грекова Биография И. Грекова – русский прозаик и ученый-математик (1907-2002). Ее настоящее имя – Вентцель Елена Сергеевна. Родилась Грекова 8 марта 1907 года в.

Краткое содержание Мильон терзаний Грибоедов Мильон терзаний В своем критическом этюде “Мильон терзаний” И. А. Гончаров описывал “Горе от ума”, как живую острую сатиру, но в тоже время и комедию.

Краткое содержание “Возвращение” Платонова Платонов Андрей Платонович Произведение “Возвращение” Прослужив всю войну, гвардии капитан Алексей Алексеевич Иванов убывает из армии по демобилизации. На станции, долго дожидаясь поезда, он знакомится.

Софья (Недоросль Фонвизин) Софья Характеристика литературного героя Софья – племянница Стародума, который является ее опекуном. Имя героини имеет значение “мудрость”. В комедии Софья наделена мудростью души, сердца, добродетели.

Краткое содержание “Саша” Некрасова Некрасов Николай Алексеевич Произведение “Саша” В семье степных помещиков растет, как полевой цветок, дочь Саша. Родители ее – славные старички, честные в своем радушии, “лесть.

Краткое содержание “Тимур и его команда” Гайдара Гайдар Аркадий Петрович Произведение “Тимур и его команда” Полковник Александров уже три месяца на фронте. Он присылает в Москву своим дочерям телеграмму, предлагает им провести.

Краткое содержание “Тяжелый песок” Васильева Васильев Борис Львович Произведение “Тяжелый песок” Отец автора родился в Швейцарии, в Базеле. У его дедушки Ивановскою было три сына. Отец был младшим в семье.

Краткое содержание “Тяжелый песок” Рыбакова Рыбаков Анатолий Наумович Произведение “Тяжелый песок” Отец автора родился в Швейцарии, в Базеле. У его дедушки Ивановскою было три сына. Отец был младшим в семье.

Краткое содержание Тяжелый песок Рыбаков Тяжелый песок Отец автора родился в Швейцарии, в Базеле. У его дедушки Ивановского было три сына. Отец был младшим в семье, как говорят – мизиникл.

Альберт Лиханов: биография и творчество писателя

Лиханова Альберта Анатольевича знают как жизнерадостного доброго писателя. Ему же более 80 лет, а он по-прежнему активно участвует в работе Российского и Международного фонда защиты детей. Продолжает публиковать серии своих романов, которые разошлись уже по всему миру огромными тиражами.

Писатель получил звание Почетного профессора гуманитарного педагогического института Москвы в 2008 г.; а в 2009 году — звание Почетного доктора Уральского университета имени А. М. Горького.

Как сложилась жизнь писателя? Какие цели он ставил перед собой, садясь за письменный стол?

Лиханов Альберт Анатольевич: биография

Известный общественный деятель, публицист, писатель книг для старшего юношеского возраста. Родился будущий писатель Альберт (Глеб) Лиханов в 1935 году. Окончил университет по специальности «журналистика». Впоследствии работал литературным сотрудником газеты «Кировская правда» в родном Кирове. А затем главным редактором «Комсомольской правды» в (1961–64 гг.). Далее, в 1964-66 году работал в газете Новосибирска.

Начало его литературной деятельности — это рассказ под названием «Шагреневая кожа». Этот рассказ опубликован в 1962 г.

Сразу после публикации писатель получает признание и становится участником совещания молодых писателей на семинаре, посвященном детской литературе.

Начиная с 1967 года наблюдается взлет популярности Лиханова. Выходят его книги «Обман» и «Лабиринт».

В период с 1968 по 1987 годы работает в журнале ЦК ВЛКСМ «Смена». Сначала ответственным секретарем (1968–1975 гг.), а затем главным редактором – до 1988 г.

Огромный стаж работы в журналистике затем стал «основным двигателем» его литературной деятельности. Вся его творческая биография сложилась благодаря живому сердцу, которое видело много несправедливости по отношению к детям и пыталось это как-то исправить. Он многое изменил в советской действительности.

До 1991 г. был занят работой по управлению детского фонда имени Владимира Ленина. И после развала СССР все те основы, касающиеся прав детей, остались в неизменном виде в законодательстве каждой самостоятельной уже державы.

Самые продуктивные годы творчества – 1970-90-е гг. В это время написаны многие достойные книги:

  • «Последние холода» (1984 г.);
  • «Магазин ненаглядных пособий»;
  • «Драматическая педагогика: очерки конфликтных ситуаций» (1983) – за эту книгу писатель и был удостоен премии Я. Корчака;
  • «Мой генерал» — роман, ставший классикой советской детской литературы;
  • «Письма в защиту детства»;
  • «Мальчик, которому не больно».

В 2000 году вышло собрание сочинений общественного деятеля в 4 томах (издательство «Терра»). В 2005 г. вышла серия из 20 лучших книг автора в современном цветном переплете.

С 1991 г. и по настоящее время автор детских повестей и юношеских романов является председателем Российского детского фонда, и Президентом Международной ассоциации защиты детей. Он утверждает, что сам боится «выпасть из детства», потерять эту веру в детей. Ведь, несомненно, это наше будущее.

Вот такие основы литературного таланта Альберта Лиханова. Биография его полна доказательств любви к душам самых беззащитных трогательных существ — детей.

Награды Альберта Лиханова

Благодаря литературной славе и активной деятельности в защиту детей писатель получил не только общественное признание, но и государственные награды. Он награжден несколькими орденами: «За заслуги перед Отечеством» 4-й степени в 2000 году, и в 2005 г. одноименный орден 3-й степени.

Имеет медаль К. Ушинского, Л. Толстого, Н. Крупской. А также 2 медали СССР. Он получил Международную премию Януша Корчака и Большую литературную премию. В 2016 году ему вручен Орден почета Президентом РФ. Кроме того, писатель удостоен почетных медалей Армении и Белоруссии.

Также автор имеет награды разных религиозных конфессий за деятельность в защиту детей всего мира — это различные ордена от нашей православной церкви, армянской о даже мусульманской.

Но наивысшая награда — это признание детей, которые выросли на его книгах и, став уже взрослыми, вспоминают любимые книги и их экранизации.

Проблематика произведений

Альберт Лиханов, биография которого посвящена литературе, затрагивает проблемы становления личности и подростковых метаний в своей творческой деятельности. Всем тем тяжелым испытаниям, которые обрушиваются на головы маленьких детей в суровой действительности. Известное произведение «Благие намерения» повествует о девушке, которая решила посвятить себя детям из детского дома. Именно ее он считает достойной героиней.

Если описать биографию Альберта Лиханова кратко, то можно сказать, что это защитник детства и юношества, который всю сознательную жизнь посвятил просвещению детей и их нравственному воспитанию через книги. Идеи писателя признаны и за рубежом. Более 100 книг переведено и опубликовано в других странах.

Дмитрий Лиханов — достойный сын писателя

Альберт Лиханов, биография которого связана с защитой детства, конечно, имеет и собственного сына. Дмитрий Альбертович родился в ноябре 1959 года. Он, так же как и отец, поступил в университет и учился на факультете журналистики.

Сейчас он крупный бизнесмен и один из тех, кто начинал журналистские расследования в начале 90-х. Кроме работы в СМИ, публикует книгу «Товарищ крестный отец». Разработал и запустил несколько интернет-проектов — например, электронный журнал для помощи родителям «Няня». Он также является членом союза писателей России.

Участие Лиханова в конгрессе ООН по правам ребенка

Популярный писатель был в 1987–1991 гг. Председателем Правления Советского детского фонда им. Владимира Ленина, в 1989 г. он стал Народным депутатом СССР. От имени правительства он отправляется участвовать в Третьем Главном комитете ООН при рассмотрении проекта о правах ребенка. А после, как заместитель главы делегации от СССР, участвует в заседании Генеральной Ассамблеи ООН, при подписании Конвенции.

Популярные книги

У знаменитого писателя советских времен большинство книг посвящено развитию нравственных задатков в сложные послевоенные годы. Его собственное человеческое отношение к моральному воспитанию и к проблемам долга перед обществом просматривается в каждой строчке.

Наиболее популярные книги Альберта Лиханова – это те, которые несут стойкую жизненную философию честности, достоинства и долга в любое политически сложное время. К таковым книгам относится:

  • «Мой генерал»;
  • роман «Мужская школа»;
  • «Мальчик, которому не больно»;
  • «Чистые камушки»;
  • «Никто»;
  • «Сломанная кукла».

У Альберта Анатольевича Лиханова огромное количество произведений. И все они написаны с целью морально-волевого воспитания подростков, поддержания детства. Сам писатель однажды сказал: «. без детства холодно на душе». И видимо, вся его жизнь в том и состоит, чтобы помогать развиваться неокрепшим душам. Этим он и продолжает заниматься в свои уже 80 лет.

Роман «Сломанная кукла»

Сага о трех поколениях женщин, носящих библейское имя Мария, – матери, бабушки и девочки. Об их тяжелых судьбах говорится в книге «Сломанная кукла». Все три женщины высокообразованные, интеллигентные, но одинаково несчастны и одиноки.

В центре рассказа наименьшая Мария — школьница с чистой верой в Бога. Весьма милая и справедливая девочка. Мася (как зовут ее мама и бабушка) встречается с таким же чистым душою мальчиком, читающим стихи. Но их детскую влюбленность омрачает суровая действительность. Мася подвергается насилию. Как ребенок справится с недетским испытанием?

Книга Альберта Лиханова «Сломанная кукла» чрезвычайно драматична, она рассказывает о жестокости «рыночных отношений», о сломанных судьбах детей в результате грехов их родителей. Как и другие книги Лиханова написана в жанре социального реализма.

Роман в повестях «Русские мальчики» А. Лиханова

Этот роман состоит из двух частей. Первая так и называется – «Русские мальчики». А вторая часть уже о повзрослевших ребятах в послевоенные годы — «Мужская школа».

В этих книгах Лиханов Альберт Анатольевич раскрывает тему становления твердого мужского характера.

Отзывы на книги А. Лиханова

Многие его повести и романы, кажется, совсем не для детей написаны: много сурового социального реализма. А в книге «Сломанная кукла» фигурирует реальная жестокость, есть даже откровенно описанная сцена насилия. В связи с этим многие родители выступают против того, чтобы подростки читали такие книги. Но нужно помнить, что эта проза носит публицистический характер. Он многое видел и переживал, работая в газетных хрониках. И все те события, о которых писал автор, на самом деле имели место в жизни.

Но, несмотря на критику, 7 его произведений экранизированы, а 3 книги поставлены как театральные композиции. Автор заслужено до сих пор окружен почетом и уважением в литературных кругах, ведь его книги действительно живые.

Это не фантастические бестселлеры, а реальная проза жизни. Лиханов Альберт Анатольевич, биография которого так необычна, может, потому и выглядит так молодо в свои 82 года, что до сих пор не теряет веру в жизнь.

Экранизация романов

Прозаик-реалист Лиханов Альберт Анатольевич, краткая биография которого изложена в этой статье, много сделал не только для литературы, но и для кинематографа своей страны. Он писал киносценарии, по которым можно было создать сюжет и показать зрителям те истории, на прочтение которых часто нет времени.

Советские телезрители помнят писателя по таким фильмам:

В 1977-м вышла картина по мотивам романа «Обман», под руководством режиссера Мартынюка. Фильм называется «По семейным обстоятельствам».

1979-й – фильм «Мой генерал» в 2 частях. Кинолента для детей об отношении деда-фронтовика и его внука.

В 1984 году — фильм «Благие намерения».

В 1986 г. работа режиссера Н. Стамбула — «Карусель на базарной площади» по повести А. Лиханова «Голгофа».

В 1987-м – по роману «Воинский эшелон» снят любимый мальчишками того времени фильм «Команда 33».

1998 год – кинолента «Высшая мера» — фильм снят в городе Братиславе на словацком языке.

1999-й — «Последние холода», реж. творения – Калымбетов и Искаков.

Все эти киноленты стали достоянием советского кинематографа.

Тут нет экшена или спецэффектов, зато есть настоящие человеческие взаимоотношения у героев, и это призывает самих зрителей быть добрее и сострадательнее.

Ссылка на основную публикацию