Рони, дочь разбойника – краткое содержание рассказа Линдгрен

Астрид Линдгрен “Рони, дочь разбойника”: краткое содержание

Сказочная повесть шведской писательницы А. Линдгрен впервые была издана в 1981 году. В 1984 повесть была экранизирована в Швеции. В 1987 шведский фильм был переведён и показан в Советском Союзе. Из фильма была вырезана сцена с голыми детьми. В середине 90-х в Германии был создан мюзикл по сюжету книги. Знаменитый персонаж пришёл даже в аниме. В 2014 году вышел сериал японского режиссёра Горо Миядзаки, снятый по мотивам повести. Рождению Рони посвящена песня русской группы Mechanical Poet.

Рони родилась ночью во время грозы в семье атамана разбойничьей шайки Маттиса. Бандиты обитают в лесу в старом замке. В ночь рождения девочки молния ударила в замок, и он раскололся надвое. Маленькая Рони – любимица разбойников и гордость своего отца. Целый день девочка предоставлена сама себе. Она бродит по замку и его окрестностям. У Рони никогда не было друзей. Она не привыкла к ровесникам и не страдает от их отсутствия.

Однажды Рони узнаёт о том, что часть замка заняла банда атамана Борки, с которой враждует шайка её отца. У Борки есть сын – Бирк. Встреча с этим мальчиком меняет жизнь дочери Маттиса. Сначала дети не ладят, ведь их отцы – заклятые враги. Затем Рони и Бирк соревнуются и даже помогают друг другу. В конце концов, дети вечных соперников начинают чувствовать взаимную симпатию. Бирк и Рони решили стать братом и сестрой. Однако дружбе мешает непримиримая вражда родителей.

Проверка на самостоятельность

Поссорившись со своими отцами, дети уходят жить в лес. Оставшись без защиты и попечения взрослых, Бирк и Рони проводят лето в лесной чаще среди сказочных чудовищ. Их дружба неоднократно подвергается проверке на прочность.

Разбойники вынуждены помириться, чтобы заставить детей вернуться домой. Шайки Борки и Маттиса объединились. Рони и Бирк поклялись, что не станут продолжателями семейного «дела», что сильно огорчило их отцов.

Характеристика персонажа

Главная героиня показывается себя с разных сторон в течение всего повествования. После встречи с Бирком девочка обнаружила в себе новые качества. Общение с ровесником положительно влияет на неё.

Дочь разбойника

Определить будущий характер героини можно по сцене, с которой начинается повесть. В ночь рождения Рони была сильная буря. Одна из молний так сильно ударила в замок, что расколола его на две части, образовав огромную пропасть. Возле замка собрались друды, предрекавшие Маттису, что в такую бурю может родиться только уродливый ребёнок. Ловиса, мать девочки, громко пела во время родов. Жена разбойника надеялась, что если поступить подобным образом, ребёнок будет весёлым и жизнерадостным. Во время родов Ловисы Маттис отгонял от замка друдов.

Поскольку ребёнок атамана должен был продолжить «дело» своего отца, разбойники ожидали рождения мальчика. Появление на свет девочки несколько разочаровало шайку. Однако впоследствии бандиты полюбили будущего атамана. Как и хотела мать, девочка родилась весёлой и жизнерадостной. Предсказание, полученное от природы, тоже сбылось. Дочь разбойника – яркая и неукротимая, как молния.

До встречи со своим приёмным братом Рони наслаждалась одиночеством. Ей нравилась та жизнь, которую она вела, живя в замке отца. В отличие от других детей девочка не ходит в школу. Её никто ни к чему не принуждает. Рони свободолюбива и привыкла делать то, что ей хочется. От своего отца она унаследовала тягу к приключениям и храбрость. В некотором смысле маленькую разбойницу можно назвать дикой, необузданной.

Рони любит своего отца, несмотря на то, что его «профессия» не отличается благородством. Для своей дочери лесной разбойник – любящий и нежный папа. Девочка поддерживает доброжелательные отношения и с другими участниками банды. Разбойники искренне любят дочь своего вожака. Маттис гордится дочерью и надеется, что она непременно продолжит его «дело».

Сестра Бирка

После встрече со своим будущим братом Рони не изменилась. Однако главная героиня открыла в себе много нового. Читатель видит честную добрую девочку, которая оказалась намного умнее своего отца, отказавшись от никому не нужной бесполезной вражды между разбойничьими кланами. Рони не хочет и не может иметь врагов. Она в равной степени доброжелательна и к своим, и к чужим.

В Бирке маленькая разбойница узнаёт саму себя. Это очень независимый, задиристый и весёлый мальчик. Как и Рони, он любит свободу и умеет наслаждаться вольной жизнью. Только после встречи с Бирком девочка понимает, что всё это время ей для счастья не хватало сверстника, с которым можно играть и искать приключений. Ни «подчинённые» её отца, ни сам Маттис никогда не играли с Рони.

Вражда между кланами на некоторое время заставляет дочь разбойника конфликтовать с новым знакомым. Девочка привязана к отцу и не хочет общаться с его врагами. Однако со временем Рони понимает, что Бирк может быть хорошим другом и даже братом. Нет никакого смысла воевать или соперничать. Испытания, через которые прошли дети, сплотили их ещё больше.

Встретив друг друга, дети разбойников поняли, что не хотят заниматься «ремеслом» своих родителей. На свете много других интересных и достойных профессий. Вероятно, детская дружба со временем перерастёт в настоящую взрослую осмысленную любовь.

Анализ произведения

Повесть Астрид Линдгрен находит поклонников в каждом поколении читателей. В первую очередь, привлекает необычность обстановки и нетипичность персонажей. В детских сказках обычно рассказывается о принцах и принцессах, живущих во дворцах, об отважных рыцарях или волшебниках. Главная героиня повести Линдгрен не принцесса. Она любит риск и не носит красивых платьев. Рони по своему поведению больше похожа на мальчика, чем на девочку. Возможно, именно поэтому она быстро находит общий язык с Бирком.

Персонаж Астрид Линдгрен не уникален. Поклонники творчества шведской писательницы легко могут узнать в Рони легкомысленную Пеппи. Линдгрен симпатизирует своим героиням. Ей нравится их непосредственность и свободолюбие. Девочки хотят жить по своим собственным правилам. В этих образах писательница воплощает свои нереализованные детские фантазии. Вероятно, именно таким она видела своё идеальное детство. В нём были и заброшенный замок в лесной чаще, и свобода, которой можно было бы распоряжаться по своему усмотрению, и близкий друг, с которым всегда можно разделить все радости и горести.

Вспомнить детские годы вам также поможет трилогия Астрид Линдгрен “Малыш и Карлсон”, рассказывающая о приключениях необычного персонажа Карлсона и мальчика, с которым они стали лучшими друзьями.

Чудесная история мальчика в книге Астрид Линдгрен “Мио, мой Мио!”, который терпя лишения в детском доме и позже в приемной семье, обретает настоящее счастье, найдя своих настоящих родителей.

Отношения между Рони и Бирком во многом напоминают историю любви Ромео и Джульетты. Но в отличие от итальянских подростков, шведские дети смогли защитить свою дружбу. Их история не закончилась трагедией, как история Монтекки и Капулетти. Автор полагает, что, отстаивая своё счастье, нужно вступать в конфликт даже с собственными родителями, если в этом есть необходимость. Рони и Бирк ни в чём не хотят быть похожими на своих отцов-разбойников. Защитив свою дружбу, они уже не боятся защищать и своё будущее.

Сказка не была бы сказкой без сказочных существ. Эта история, в первую очередь, написана для детей. Волшебные персонажи служат для создания фона. Лес, в котором живут бандиты, полон гномов и друдов. Ни те, ни другие не дружат с разбойниками и по мере возможности стараются доставлять им всевозможные неприятности.

Астрид Линдгрен – Рони, дочь разбойника

Астрид Линдгрен – Рони, дочь разбойника краткое содержание

Рони, дочь разбойника читать онлайн бесплатно

Рони, дочь разбойника

В ту ночь, когда Рони должна была появиться на свет, грохотал гром. Да, гроза так разошлась в ту ночь над горами, что вся нечисть, обитавшая в разбойничьем лесу, забилась со страху в норки да ямки, в пещеры да щели, и только злющие друды, для которых гроза была слаще меда, с визгом и воплями носились над разбойничьим замком, стоящим на разбойничьей горе. А Ловиса готовилась родить ребенка, крики друд ей мешали, и она сказала мужу своему Маттису:

– Прогони-ка этих злющих друд, из-за них я не слышу, что пою.

Дело в том, что, ожидая малютку, Ловиса пела. Она думала, что и ей будет легче, и у ребеночка нрав будет повеселей, если он родится под ее пение.

Маттис тут же схватил лук и пустил несколько стрел из бойницы.

– Прочь отсюда! – закричал он. – Мы ждем ребенка! Понятно вам, гнусные рожи!

– Хохо-хо! – завопили в ответ друды. – Они ждут ребенка! Этой ночью!… Хо-хохо! Грозовой ребенок!… Вот урод-то будет! Хо-хохо! Как гриб-поганка!

Тогда Маттис снова стрельнул в самую гущу дикой стаи, но друды лишь злобно расхохотались и, улетая, с громким воем пронеслись над верхушками деревьев.

Пока Ловиса пела, рожая ребенка, а Маттис отгонял мерзких тварей от замка, его разбойники, все двенадцать, сидели в замке у огня и пили, и ели, и галдели, как полоумные, не хуже этих злющих друд. А что же было им делать, ведь они ждали, когда наконец разрешится Ловиса там, наверху, в башне. Потому что за всю их разбойничью жизнь еще ни разу не рождался ребенок в разбойничьем замке. Но больше всех ждал появления младенца Лысый Пер.

– Ну, когда же наконец появится этот маленький разбойник. – восклицал он. – Я уже стар и немощен, моя разбойничья жизнь подходит к концу. А как бы я хотел увидеть нашего нового атамана, перед тем как сыграю в ящик!

Не успел Лысый Пер это сказать, как распахнулись двери и в зал влетел обезумевший от радости Маттис. Он скакал, стуча каблуками по каменному полу, и орал во весь голос:

– У меня ребенок!… Эй, слышите все, у меня родился ребенок!…

– Мальчишка или девчонка? – спросил из своего угла Лысый Пер.

– Счастье мое!… Радость моя!… – вопил Маттис. – Вот она!… Дочь разбойника!

И Ловиса, переступив через высокий порог, вошла в зал с малюткой на руках. Разбойники разом замолкли.

– Эй, вы, пивом, что ли, захлебнулись? – заорал на них Маттис.

Он взял девочку из рук Ловисы и подошел с нею к каждому из двенадцати разбойников.

– Вот, любуйтесь, если хотите, самым прекрасным ребенком, который когда-либо рождался в разбойничьих замках!… – Дочь лежала на огромной ладони отца и глядела на него, не мигая. – Личико такое смышленое, будто она уже кое-что понимает.

– А как ее назвали? – снова спросил Лысый Пер.

– Рони, – ответила Ловиса. – Я это уже давно решила.

– А если бы родился мальчик? – полюбопытствовал он.

Ловиса смерила Лысого Пера спокойным и строгим взглядом.

– Раз я решила, что моего ребенка будут звать Рони, то у меня могла родиться только Рони.

Потом она повернулась к Маттису.

– Взять ее у тебя?

Но Маттис еще не хотел расставаться с дочкой. Он стоял и с изумлением разглядывал ясные глазки, крохотный ротик, темные волосики, беспомощные ручки Рони и обмирал от любви к ней.

– Детонька моя, – сказал он. – Отныне мое разбойничье сердце в твоих маленьких ручонках. Не знаю почему, но это так.

– А ну-ка, дай мне ее немножко подержать, – попросил Лысый Пер.

И Маттис с осторожностью положил ему на руки Рони, словно золотое яичко.

– Вот он, новый атаман, о котором ты так долго мечтал. Только не урони ее, не то пробьет твой последний час.

Но Лысый Пер лишь улыбнулся своим беззубым ртом.

– Да она же, как перышко, – сказал он, слегка подбрасывая малютку на руках.

Маттис разозлился и выхватил у него Рони.

– А что ты ожидал увидеть, старый осел? Уж не толстого ли атамана с отвисшим брюхом и окладистой бородой? Хе-хе, так, что ли?

И тогда все разбойники смекнули, что про этого ребенка и слова дурного сказать нельзя, если не хочешь рассориться с атаманом. А с Маттисом шутки плохи. Поэтому они тут же принялись расхваливать и славить новорожденную. И за ее здоровье осушили не одну кружку пива, что Маттису явно пришлось по душе. Он подсел к столу и снова и снова показывал им свою прелестную малютку.

– Вот кто теперь лопнет от зависти, так это Борка! – воскликнул Маттис. – Ну и пусть сидит в своей вонючей пещере и с досады скрипит зубами. Да, черт побери! Там поднимется такой стон и скрежет, что всем злющим друдам и серым гномам придется затыкать уши, уж поверьте.

Лысый Пер согласно мотнул головой и сказал со смешком:

– Еще бы ему не лопнуть от зависти! Теперь род Маттиса будет жить, а роду Борки – крышка!

– Золотые слова! – подхватил Маттис. – Крышка, это как пить дать, потому что у Борки нет ребенка и не будет…

В этот миг раздался такой удар грома, какого в разбойничьих горах еще никто никогда не слышал. Все разбойники побледнели от страху, а Лысый Пер даже упал навзничь – ведь он уже не очень твердо стоял на ногах.

Рони вдруг жалобно пискнула, и от этого ее неожиданного писка сердце Маттиса сжалось куда сильнее, нежели от жуткого удара грома.

– Мое дитя плачет! – заорал он. – Что нужно делать? Что делать?

Но Ловиса не растерялась. Она спокойно взяла у него из рук ребенка и приложила к груди. Писк сразу прекратился.

Читайте также:  Братья Львиное сердце – краткое содержание рассказа Линдгрен

– Вот это громыхнуло! – воскликнул Лысый Пер, когда пришел в себя. – Голову даю на отсечение, что где-то поблизости ударила молния.

Да, молния действительно ударила, и еще как! В этом они убедились, как только рассвело. Старый-престарый разбойничий замок, стоящий на самой вершине разбойничьей горы, раскололся пополам сверху донизу, от зубцов на башне до самых глубоких подземелий. И между этими половинами зияла пропасть.

– Как удивительно началась твоя жизнь, Рони, – сказала Ловиса, когда она, держа на руках дочку, поднялась на башню и оглядела все разрушения, что натворила гроза.

Однако Маттис метался в гневе, как дикий зверь. Как могло приключиться такое с древним замком его предков? Но он не умел долго злиться и всегда находил повод утешиться.

– Зато мы теперь освободились хоть отчасти от нескончаемых подземных ходов-переходов, от склепов да подвалов! Теперь уже никто не заблудится в нашем замке. Помните, как Лысый Пер потерялся там и вылез наружу только через четверо суток. А?

Но Лысый Пер не очень-то любил, когда ему напоминали об этом случае. Разве он виноват, что с ним приключилась такая беда? Ведь он просто хотел узнать, сколь велик и неприступен их замок, а узнал только то, что в подземелье легко заблудиться. Бедняга был еле жив, когда добрел наконец до большого зала. К счастью, разбойники так орали и хохотали, что их было слышно издалека, иначе ему никогда бы не выбраться на свет божий.

– Весь замок мы все равно никогда не использовали, – сказал Маттис. – Ведь зал и комнаты, где мы спим, и половина башен остались у нас.

И жизнь в разбойничьем замке потекла по-прежнему. С той лишь разницей, что там теперь был ребенок. Маленькая девочка, которая, как считала Ловиса, день ото дня все больше и больше прибирала к рукам не только самого Маттиса, но и всех его двенадцать разбойников.

Конечно, в том, что они изо всех сил старались вести себя не так грубо, как прежде, не было ничего дурного, однако во всем нужна мера. А вот то, что атаман и вся его шайка глупо хохочут, глядя, как маленький ребенок ползает по каменному полу, и ликуют, словно присутствуют при великом чуде, понять было решительно невозможно. Правда, Рони ползала необычайно шустро и как-то на свой манер, ловко отталкиваясь левой ногой, что особенно восхищало всех разбойников. Но ведь в конце концов большинство детей рано или поздно начинают ползать, считала Ловиса, и никто по этому поводу в телячий восторг не приходит, а отцы этих ползающих детей не глядят на них часами с умилением и не перестают заниматься своими мужскими делами.

– Маттис, ты дождешься, что Борка будет разбойничать в твоем лесу! – ворчала Ловиса, когда вся шайка во главе с атаманом врывалась в замок в самое разбойное время только для того, чтобы посмотреть, как Рони за обе щеки уплетает кашу и как мать укладывает ее спать в люльку.

Но Маттис пропускал ворчание жены мимо ушей.

– Детка, голубка моя! – кричал он, когда Рони, ловко отталкиваясь левой ногой, ползла ему навстречу, наискосок пересекая зал.

А потом он усаживал свою голубку на колени и кормил ее, а все двенадцать разбойников стояли вокруг и не спускали с них глаз.

Чугунок с кашей висел над таганком, и так как у Маттиса были сильные, неуклюжие разбойничьи руки, он то и дело проливал ее на пол, да и Рони отпихивала ложку, отчего даже брови у Маттиса были в каше. Когда она проделала это в первый раз, разбойники захохотали так громко, что Рони испугалась и заплакала. Но скоро она догадалась, что стоит ей ударить по ложке, как все смеются, и так и норовила всех рассмешить, что, впрочем, доставляло больше удовольствия разбойникам, чем ее отцу. А вот ему это почему-то не нравилось, хотя все, что бы ни делала Рони, он считал бесподобным, а ее – самым изумительным существом в мире.

Астрид Линдгрен – Рони, дочь разбойника

Описание книги “Рони, дочь разбойника”

Описание и краткое содержание “Рони, дочь разбойника” читать бесплатно онлайн.

Вашему вниманию предлагается повесть-сказка известной шведской писательницы Астрид Линдгрен о детях двух враждующих между собой разбойничьих кланов – девочке Рони и мальчике Бирке, об их приключениях, дружбе и любви.

«Всю ночь сверкали молнии и грохотал гром, какого в разбойничьих горах никто никогда не слышал. Одна из молний расколола разбойничий замок, стоящий на неприступной скале. Между его половинами образовалась огромная пропасть. В полночь, когда злобные существа друды выли и свистели у разбойничьего атамана Маттиса родилась дочь. В ту же ночь у другого атамана – Борки, врага Маттиса, родился сын Бирк. Однажды детям было суждено встретиться.»

Что произошло потом, вы узнаете, прочитав замечательную сказочную повесть шведской писательницы Астрид Линдгрен. Да, да, вы не ошиблись – той самой Линдгрен, которая придумала любимые истории про Малыша и Карлсона.

Рони, дочь разбойника

В ту ночь, когда Рони должна была появиться на свет, грохотал гром. Да, гроза так разошлась в ту ночь над горами, что вся нечисть, обитавшая в разбойничьем лесу, забилась со страху в норки да ямки, в пещеры да щели, и только злющие друды, для которых гроза была слаще меда, с визгом и воплями носились над разбойничьим замком, стоящим на разбойничьей горе. А Ловиса готовилась родить ребенка, крики друд ей мешали, и она сказала мужу своему Маттису:

– Прогони-ка этих злющих друд, из-за них я не слышу, что пою.

Дело в том, что, ожидая малютку, Ловиса пела. Она думала, что и ей будет легче, и у ребеночка нрав будет повеселей, если он родится под ее пение.

Маттис тут же схватил лук и пустил несколько стрел из бойницы.

– Прочь отсюда! – закричал он. – Мы ждем ребенка! Понятно вам, гнусные рожи!

– Хохо-хо! – завопили в ответ друды. – Они ждут ребенка! Этой ночью!… Хо-хохо! Грозовой ребенок!… Вот урод-то будет! Хо-хохо! Как гриб-поганка!

Тогда Маттис снова стрельнул в самую гущу дикой стаи, но друды лишь злобно расхохотались и, улетая, с громким воем пронеслись над верхушками деревьев.

Пока Ловиса пела, рожая ребенка, а Маттис отгонял мерзких тварей от замка, его разбойники, все двенадцать, сидели в замке у огня и пили, и ели, и галдели, как полоумные, не хуже этих злющих друд. А что же было им делать, ведь они ждали, когда наконец разрешится Ловиса там, наверху, в башне. Потому что за всю их разбойничью жизнь еще ни разу не рождался ребенок в разбойничьем замке. Но больше всех ждал появления младенца Лысый Пер.

– Ну, когда же наконец появится этот маленький разбойник. – восклицал он. – Я уже стар и немощен, моя разбойничья жизнь подходит к концу. А как бы я хотел увидеть нашего нового атамана, перед тем как сыграю в ящик!

Не успел Лысый Пер это сказать, как распахнулись двери и в зал влетел обезумевший от радости Маттис. Он скакал, стуча каблуками по каменному полу, и орал во весь голос:

– У меня ребенок!… Эй, слышите все, у меня родился ребенок!…

– Мальчишка или девчонка? – спросил из своего угла Лысый Пер.

– Счастье мое!… Радость моя!… – вопил Маттис. – Вот она!… Дочь разбойника!

И Ловиса, переступив через высокий порог, вошла в зал с малюткой на руках. Разбойники разом замолкли.

– Эй, вы, пивом, что ли, захлебнулись? – заорал на них Маттис.

Он взял девочку из рук Ловисы и подошел с нею к каждому из двенадцати разбойников.

– Вот, любуйтесь, если хотите, самым прекрасным ребенком, который когда-либо рождался в разбойничьих замках!… – Дочь лежала на огромной ладони отца и глядела на него, не мигая. – Личико такое смышленое, будто она уже кое-что понимает.

– А как ее назвали? – снова спросил Лысый Пер.

– Рони, – ответила Ловиса. – Я это уже давно решила.

– А если бы родился мальчик? – полюбопытствовал он.

Ловиса смерила Лысого Пера спокойным и строгим взглядом.

– Раз я решила, что моего ребенка будут звать Рони, то у меня могла родиться только Рони.

Потом она повернулась к Маттису.

– Взять ее у тебя?

Но Маттис еще не хотел расставаться с дочкой. Он стоял и с изумлением разглядывал ясные глазки, крохотный ротик, темные волосики, беспомощные ручки Рони и обмирал от любви к ней.

– Детонька моя, – сказал он. – Отныне мое разбойничье сердце в твоих маленьких ручонках. Не знаю почему, но это так.

– А ну-ка, дай мне ее немножко подержать, – попросил Лысый Пер.

И Маттис с осторожностью положил ему на руки Рони, словно золотое яичко.

– Вот он, новый атаман, о котором ты так долго мечтал. Только не урони ее, не то пробьет твой последний час.

Но Лысый Пер лишь улыбнулся своим беззубым ртом.

– Да она же, как перышко, – сказал он, слегка подбрасывая малютку на руках.

Маттис разозлился и выхватил у него Рони.

– А что ты ожидал увидеть, старый осел? Уж не толстого ли атамана с отвисшим брюхом и окладистой бородой? Хе-хе, так, что ли?

И тогда все разбойники смекнули, что про этого ребенка и слова дурного сказать нельзя, если не хочешь рассориться с атаманом. А с Маттисом шутки плохи. Поэтому они тут же принялись расхваливать и славить новорожденную. И за ее здоровье осушили не одну кружку пива, что Маттису явно пришлось по душе. Он подсел к столу и снова и снова показывал им свою прелестную малютку.

– Вот кто теперь лопнет от зависти, так это Борка! – воскликнул Маттис. – Ну и пусть сидит в своей вонючей пещере и с досады скрипит зубами. Да, черт побери! Там поднимется такой стон и скрежет, что всем злющим друдам и серым гномам придется затыкать уши, уж поверьте.

Лысый Пер согласно мотнул головой и сказал со смешком:

– Еще бы ему не лопнуть от зависти! Теперь род Маттиса будет жить, а роду Борки – крышка!

– Золотые слова! – подхватил Маттис. – Крышка, это как пить дать, потому что у Борки нет ребенка и не будет…

В этот миг раздался такой удар грома, какого в разбойничьих горах еще никто никогда не слышал. Все разбойники побледнели от страху, а Лысый Пер даже упал навзничь – ведь он уже не очень твердо стоял на ногах.

Рони вдруг жалобно пискнула, и от этого ее неожиданного писка сердце Маттиса сжалось куда сильнее, нежели от жуткого удара грома.

– Мое дитя плачет! – заорал он. – Что нужно делать? Что делать?

Но Ловиса не растерялась. Она спокойно взяла у него из рук ребенка и приложила к груди. Писк сразу прекратился.

– Вот это громыхнуло! – воскликнул Лысый Пер, когда пришел в себя. – Голову даю на отсечение, что где-то поблизости ударила молния.

Да, молния действительно ударила, и еще как! В этом они убедились, как только рассвело. Старый-престарый разбойничий замок, стоящий на самой вершине разбойничьей горы, раскололся пополам сверху донизу, от зубцов на башне до самых глубоких подземелий. И между этими половинами зияла пропасть.

– Как удивительно началась твоя жизнь, Рони, – сказала Ловиса, когда она, держа на руках дочку, поднялась на башню и оглядела все разрушения, что натворила гроза.

Однако Маттис метался в гневе, как дикий зверь. Как могло приключиться такое с древним замком его предков? Но он не умел долго злиться и всегда находил повод утешиться.

– Зато мы теперь освободились хоть отчасти от нескончаемых подземных ходов-переходов, от склепов да подвалов! Теперь уже никто не заблудится в нашем замке. Помните, как Лысый Пер потерялся там и вылез наружу только через четверо суток. А?

Но Лысый Пер не очень-то любил, когда ему напоминали об этом случае. Разве он виноват, что с ним приключилась такая беда? Ведь он просто хотел узнать, сколь велик и неприступен их замок, а узнал только то, что в подземелье легко заблудиться. Бедняга был еле жив, когда добрел наконец до большого зала. К счастью, разбойники так орали и хохотали, что их было слышно издалека, иначе ему никогда бы не выбраться на свет божий.

– Весь замок мы все равно никогда не использовали, – сказал Маттис. – Ведь зал и комнаты, где мы спим, и половина башен остались у нас.

И жизнь в разбойничьем замке потекла по-прежнему. С той лишь разницей, что там теперь был ребенок. Маленькая девочка, которая, как считала Ловиса, день ото дня все больше и больше прибирала к рукам не только самого Маттиса, но и всех его двенадцать разбойников.

Конечно, в том, что они изо всех сил старались вести себя не так грубо, как прежде, не было ничего дурного, однако во всем нужна мера. А вот то, что атаман и вся его шайка глупо хохочут, глядя, как маленький ребенок ползает по каменному полу, и ликуют, словно присутствуют при великом чуде, понять было решительно невозможно. Правда, Рони ползала необычайно шустро и как-то на свой манер, ловко отталкиваясь левой ногой, что особенно восхищало всех разбойников. Но ведь в конце концов большинство детей рано или поздно начинают ползать, считала Ловиса, и никто по этому поводу в телячий восторг не приходит, а отцы этих ползающих детей не глядят на них часами с умилением и не перестают заниматься своими мужскими делами.

Читайте также:  Малыш и Карлсон, который живёт на крыше - краткое содержание сказки Линдгрен

– Маттис, ты дождешься, что Борка будет разбойничать в твоем лесу! – ворчала Ловиса, когда вся шайка во главе с атаманом врывалась в замок в самое разбойное время только для того, чтобы посмотреть, как Рони за обе щеки уплетает кашу и как мать укладывает ее спать в люльку.

Но Маттис пропускал ворчание жены мимо ушей.

– Детка, голубка моя! – кричал он, когда Рони, ловко отталкиваясь левой ногой, ползла ему навстречу, наискосок пересекая зал.

А потом он усаживал свою голубку на колени и кормил ее, а все двенадцать разбойников стояли вокруг и не спускали с них глаз.

Чугунок с кашей висел над таганком, и так как у Маттиса были сильные, неуклюжие разбойничьи руки, он то и дело проливал ее на пол, да и Рони отпихивала ложку, отчего даже брови у Маттиса были в каше. Когда она проделала это в первый раз, разбойники захохотали так громко, что Рони испугалась и заплакала. Но скоро она догадалась, что стоит ей ударить по ложке, как все смеются, и так и норовила всех рассмешить, что, впрочем, доставляло больше удовольствия разбойникам, чем ее отцу. А вот ему это почему-то не нравилось, хотя все, что бы ни делала Рони, он считал бесподобным, а ее – самым изумительным существом в мире.

Рони, дочь разбойника – краткое содержание рассказа Линдгрен

Ронья, дочь разбойника

В ту ночь, когда родилась Ронья, над горами гремели грозовые раскаты. Да, гроза была такая страшная, что вся нечисть, обитавшая в лесу Маттиса, испуганно заползла в свои пещеры и потайные убежища. Одни только жестокие дикие виттры, любившие грозовую погоду больше всякой другой на свете, с воем и криком метались вокруг разбойничьего замка на горе Маттиса. Их вой и крики мешали Лувис, лежавшей во внутренних покоях замка и собиравшейся родить младенца. И она сказала Маттису:

— Прогони этих жестоких виттр, мне нужна тишина. Из-за них я не слышу, что пою.

А дело в том, что Лувис, рожая ребенка, пела. Она уверяла, что так ей легче, да и младенец наверняка будет более веселым, если появится на свет под звуки песни.

Маттис схватился за самострел и выпустил в бойницу несколько стрел.

— Убирайтесь прочь, дикие виттры! — закричал он. — Нынче ночью у меня родится ребенок! Понятно вам, кошмарихи вы этакие? Дитя грозы!

— Хо-хо, нынче ночью у него родится ребенок! Дитя грозы! Надо думать, маленький и уродливый! Хо-хо!

И Маттис еще раз выстрелил прямо в стаю. Но виттры только презрительно хохотали в ответ и, злобно воя, полетели прочь над верхушками деревьев.

Пока Лувис рожала и пела, а Маттис, по мере своих сил, расправлялся с дикими виттрами, его разбойники сидели внизу у очага в большом каменном зале, ели, пили и орали ничуть не хуже виттр. Чем-то же надо им было заняться в ожидании младенца. Все двенадцать разбойников ждали того, что должно произойти наверху, в башне. Потому что за всю их разбойничью жизнь в замке Маттиса не родился еще ни один ребенок.

А больше всех ждал младенца Пер Лысуха.

— Когда же родится это разбойничье дитя?! — спрашивал он. — Я уже стар и немощен, и скоро придет конец моей разбойничьей жизни. Хорошо бы перед смертью увидеть нового разбойничьего хёвдинга.[1]

Только он произнес эти слова, как двери отворились и в зал ворвался совершенно обезумевший от радости Маттис. Ликуя, он обежал весь зал, вопя как сумасшедший:

— У меня родилось дитя! Слышите, что я говорю? У меня родилось дитя!

— Мальчик или девочка? — спросил сидевший в своем углу Пер Лысуха.

— Дочь разбойника, о радость и счастье! — заорал Маттис. — Дочь разбойника, вот она!

И через широкий порог перешагнула Лувис с ребенком на руках. Среди разбойников воцарилась мертвая тишина.

— Ну, сейчас вы у меня захлебнетесь пивом! — сказал Маттис.

Взяв девочку у Лувис из рук, он обошел с нею весь зал, показывая дочку каждому разбойнику.

— Вот! Если хотите видеть самого красивого ребенка, который когда-либо родился в разбойничьем замке, пожалуйста!

Дочка лежала у него на руках и смотрела на него ясными, широко раскрытыми глазками, в которых и капли сна не было.

— Сразу видно, этот детеныш знает кое-что и уже разбирается кое в чем, — заявил Маттис.

— А как ее назовут? — спросил Пер Лысуха.

— Ронья, — ответила Лувис. — Я решила это уже давным-давно.

— Ну, а если бы родился мальчик? — поинтересовался Пер Лысуха.

Лувис спокойно и строго взглянула на него.

— Раз я решила, что мой ребенок будет зваться Ронья, значит, и появилась на свет Ронья!

И, повернувшись к Маттису, спросила:

— Хочешь, теперь я возьму ее?

Но Маттис не желал отдавать дочку. Он стоял, удивленно глядя на ее ясные глазки, на маленький ротик, на черные волосики, на ее беспомощные ручки, и просто дрожал от любви к девочке.

— Да, малышка, в этих вот маленьких ручонках ты держишь уже мое разбойничье сердце, — заявил он. — Не знаю, как это случилось, но так оно и есть.

— Можно, я подержу ее немножко? — попросил Пер Лысуха, и Маттис положил Ронью ему на руки так бережно, словно она была золотым яичком.

— Вот тебе новый разбойничий хёвдинг, о котором ты столько болтал. Смотри, не урони ее, а не то настанет твой последний час.

Но Пер Лысуха только улыбнулся Ронье беззубым ртом.

— Она словно бы ничего и не весит, — удивленно произнес он и несколько раз поднял ее вверх и опустил вниз.

Тут Маттис разозлился и рванул ребенка к себе.

— А чего ты ждал, баранья твоя башка? Что родится здоровенный, бородатый разбойничий хёвдинг с толстым брюхом?

Тут все разбойники поняли, что скалить зубы ни к чему, да и вообще касаться этого ребенка тоже, если не хочешь, чтобы у Маттиса портилось настроение. Да и в самом деле, незачем приводить его в ярость. Поэтому они тотчас же начали хвалить и прославлять новорожденную. Они также опрокинули несколько кружек пива в ее честь, чем несказанно обрадовали Маттиса. Он сел на свое почетное место во главе стола и время от времени показывал им свое необыкновенное дитя.

— Борка, поди, лопнет от злости, — радовался Маттис. — Пусть сидит в своей жалкой разбойничьей конуре и скрипит зубами от зависти, да, гром и молния! Тут такой вой и скрежет зубовный пойдет, что всем диким виттрам, да и серым карликам в лесу Борки придется заткнуть уши, уж поверьте мне!

Пер Лысуха радостно кивнул головой и, хихикнув, сказал:

— Да уж, Борка точно лопнет от злости. Потому что теперь род Маттиса продолжится, а роду Борки — конец!

— Да, — согласился Маттис, — его роду конец, это уж точно. Нет у Борки детеныша и не будет, так и останется он бездетным.

И тут вдруг раздался громовой раскат, какого никогда не слыхивали в лесу Маттиса. Грохот был такой, что даже разбойники побледнели, а Пер Лысуха повалился на пол. Ведь он был такой слабый. Ронья неожиданно жалобно всплакнула, и этот плач потряс Маттиса больше, чем раскат грома.

— Мое дитя плачет! — вскричал он. — Что делать? Что делать?

Но Лувис спокойно взяла у него девочку, приложила к груди, и малышка сразу перестала плакать.

— Ну и громыхнуло! — немного успокоившись, восхитился Пер Лысуха. — Готов отдать душу дьяволу, что молния ударила в замок!

Да, так и есть, молния здорово постаралась. Она ударила в замок, и, как только настало утро, все увидели, что древний замок — крепость Маттиса, на самой вершине горы Маттиса, раскололся надвое. От самого высокого зубца крепостной стены и до самого глубокого сводчатого подземелья, замок был отныне поделен на две половины, а между ними зияла бездна.

— Ронья, до чего же славно начинается твое детство! — сказала Лувис, когда с дочкой на руках стояла уже у расколотой зубчатой стены, глядя на постигшую их беду.

Маттис разъярился, словно дикий зверь. Как могло случиться такое со старинным замком его предков? Но долго свирепствовать Маттис не умел и всегда находил повод для утешения.

— Ну и ладно, зато теперь у нас не будет так много лабиринтов и подвалов, полных всякого хлама. И уж никто не заблудится в замке Маттиса. Помните ведь, как это было, когда Пер Лысуха заплутал там и не мог выбраться целых четыре дня!

Вот об этом-то Пер Лысуха не любил вспоминать. Разве он виноват, что так вышло? Ведь он только пытался узнать, насколько, собственно говоря, велик замок Маттиса. И, как уже было сказано, на своем горьком опыте понял, что он огромный и что там можно заблудиться. Бедняга, он был чуть жив, когда наконец-то нашел дорогу назад, в большой каменный зал. Разбойники, слава богу, так хохотали и вопили, что он услышал их издалека. Иначе ему никогда бы не найти дорогу.

— Замком целиком мы все равно никогда не пользовались, — сказал Маттис. — И мы по-прежнему будем жить в своих залах и покоях, и в башне, там, где жили всегда. Меня бесит лишь то, что мы остались без отхожего места. Да, гром и молния, оно ведь осталось по другую сторону подвала, и мне жаль того, кто не сможет удержаться до тех пор, пока мы соорудим новое.

Но и с этим все быстро устроилось, и жизнь в Маттисборгене снова пошла своим чередом, точь-в-точь как раньше. С той только разницей, что теперь там появился ребенок. Малышка, которая, как считала Лувис, мало-помалу превращала Маттиса и всех его разбойников в большей или меньшей степени в придурков. Не то чтобы для них было вредно стать чуть помягче и пообходительней, но ведь во всем нужна мера. Ну разве не смешно было видеть, как все двенадцать разбойников и их разбойничий хёвдинг сидят в замке, блея по-овечьи и ликуя лишь потому, что крошечный детеныш только-только научился ползать по всему каменному залу; сидят с глупым видом, сюсюкая и ликуя так, словно большего чуда никогда не свершалось во всем мире. Разумеется, Ронья передвигалась по полу с невероятной быстротой, потому что она как-то исхитрялась отталкиваться левой ножкой. И разбойники находили это чем-то в высшей степени выдающимся.

Рецензии на книгу Рони, дочь разбойника

#БК_2018 (13. Книга, в названии которой есть слово на букву Р)

И снова обзор детской литературы)
Ох сколько всего я слышала об этой книге! И что книга учит детей плохому, и что призывает бездельничать, бродяжничать и вести не совсем честный образ жизни. Вот только родители, которые так пишут, наверное, забыли, что сами были детьми, и что дети совсем по- другому воспринимают такие истории и сказки.

Главные герои книги – разбойники. Нет, в центр сюжета не вынесены их нехорошие поступки. Да и вообще об их образе жизни упоминается вначале вскользь, лишь давая понять, что живут они отдельно от общества. И вот существует два клана противостоящих друг другу разбойников. Соперничество до такой степени, что один чувствует своё превосходство даже в том, что у него родился ребёнок, а у противника нет.

Рони, дочь того самого гордого разбойника, очаровывает всех, постепенно подрастая и привыкая к опасностям леса. Но однажды, прогуливаясь, она встречает мальчика. А мальчик оказывается сыном другого разбойника. И дальнейшее противостояние неизбежно, ведь воспитываясь соперниками, дети заочно впитали их неприязнь. Но дети умнее, честнее и добрее взрослых. Я так считаю и это же показывает нам Астрид Линдгрен. На первом плане не разбой, грабежи и недостойная жизнь. В центр выносятся проблемы предубеждения, мстительности, обиды, прощения и дружбы. В конце немного затрагивается даже тема жизни и смерти. Но затрагивается так мягко и тактично, что совершенно спокойно можно читать эту книгу детям.

Но самый большой плюс книги был для меня в следующем диалоге. В нем образно передано то, как надо учить детей самостоятельности, ответственности и преодолению трудностей:
– А что мне делать, если я заблужусь?
– Найди нужную тропинку.
– Ясно, – сказала Рони.
– И еще смотри не упади в реку.
– А что мне делать, если я упаду в реку?
– Выплыви.
– Ясно.

Одна из любимейших писательниц моего детства и еще не прочитанная у Линдгрен книга, как такое могло случиться?)
Вот только я немного пришла в замешательство, кажется, что ее прочитали в моем лице три человека))

Я – маленькая девочка. Ух ты, вот это здорово. Замечательные иллюстрации, которые можно разглядывать часами и представлять себя на месте Рони в старинном и огромном замке там, где обитает воровская шайка.
И как же прекрасно наслаждаться свободой, бегать по многочисленным темным коридорам, изучить каждый уголок, каждую комнату. Или что может быть лучше, чем проснувшись ранним утром сразу укатить в лес. Тебе и только тебя принадлежит все это.
Ну и конечно, быть принцессой и папиной дочкой. А потом еще и обрести тайного друга и уже с ним бороздить окрестности замка.

Читайте также:  Приключения Эмиля из Леннеберги - краткое содержание книги Линдгрен

Я – ворчливая бабулька. Где вообще родители у девочки, что позволяют так беспрепятственно бегать и ходить, где ребенку вздумается? Интересно, как Рони не боится других людей, ведь кроме банды папаши она никого не видела. Как она вообще стала такой честной, правильной, если кругом только воришки, да и разговоры о том, ах, какие редиски в шайке Борке.
Ну ладно отец, а мать куда смотрит? Ребенок учится не бояться пропасти, а ей хоть бы хны. В общем кругом бардак и беспорядок.

Ну и я, хоть и взрослая, а все же обожающая сказки.
Итак, у главаря разбойника Маттиса и его жены Ловисы рождается дочка. Это событие отметили даже небеса, когда метали громы и молнии. Одна молния даже расколола пополам старинное пристанище и по совместительству замок воров.
Девочка росла среди мужской компании в каменных стенах замка, потом стала выбирать в близлежащий лес и территория ее обитания существенно расширилась. Она не боялась ничего, ведь лучшее средство от страха, пойти туда, где страшно и попробовать это сделать.

Только такая банда оказалась не одна. Есть и еще точно такая же. Знаете, зеркальное отражение первой, только в той банде не дочь полка, а сын (Бирк).
Эта парочка обречена на судьбу Ромэо и Джульетты, ведь их родители ненавидят друг друга. Удастся ли им выстоять, защитить свои интересы и выбрать иной путь в жизни нежели их родители?

Немного грустно от того, что конкретно этой сказке не веришь. Я люблю погружаться в волшебный мир, следить за героями, и верить, пока читаю, что все было на самом деле. С этой книгой такого волшебства не случилось.
#БК_2018 (Книга, в названии которой есть слово на букву Р)

Внимание: данная рецензия содержит спойлеры. Показать?

Отзыв о книге Астрид Линдгрен «Рони, дочь разбойника»

В книге Астрид Линдгрен «Рони, дочь разбойника» содержится множество мотивов, которые призваны для того, чтобы заставить нас задуматься над нашими повседневными поступками, отношением к другим людям, и конечно, о наших чувствах. Эта, на первый взгляд, совершенно простая и детская книга, но после её прочтения, вы лично убедитесь в том, что данная сказка — настоящий кладезь полезных советов, которые применимы абсолютно для всех возрастных категорий, как говорится, от мала до велика.

Сюжет книги завязывается с обычной вражды между двумя, так называемыми, разбойничьими кланами. Один из них нахально проник на территорию другого клана, где и жили Рони с отцом Матисом и матерью Ловисой. Дети двух врагов сразу поняли в чём дело и старались всячески насолить друг другу, но в конечном итоге, после череды необычных событий в лесу, стали друг другу братом и сестрой. Рони и Бирка объединил лес, который специально расставил свои ловушки у них на пути. Они спасали друг друга от гибели, вместе убегали от таких опасностей, как например, лесные друды и серые гномы. Сложно после таких значительных поступков оставаться врагами, тем более, что у них и без того полно врагов — солдатов, которые специально ищут их семьи, чтобы посадить их в тюрьмы за их бесчинства, то есть само разбойничество. Дети оказались умнее своих родителей и поняли этот намного раньше. Но вот не задача, родители никак не хотели их слушать и от этого Рони и Бирк пошли на крайние меры. Переломным моментом послужил прыжок Рони на другую сторону обрыва — к врагу их семьи за их бесчинства, то есть само разбойничество. Она сделала это для того, чтобы спасти Бирка, который также попал в жестокий плен Матиса. После этого Матис ушёл глубоко в себя и отрёкся от своей дочери, что послужило толчком для следующего легкомысленного, но правильного поступка Рони и Бирка — они решили уйти из дома и, живя вместе в лесу, справляться со всеми трудностями, поджидающими их за пределами отчего дома. Ранней весной, летом, да и осенью они отлично выпутывались из самых различных историй с мистикой, затаившейся в лесу, а также с обыденными трудностями, возникающими в быту любых людей. Они даже исполнили свою давнюю мечту — оседлали диких коней. Так бы замечательно и продолжалась дальше их вольная жизнь, если бы не пришли холода… Холод — один из злейших врагов человека, ведь он может просто беспощадно прикончить тебя. Но Рони было плевать на холод, ведь от неё отказался родной и любимый человек. Её отец. Ловиса сразу поняла, почему дочь не хочет возвращаться, быть может это она уговорила Матиса, а может и он сам не выдержал больше этой сердечной тоски и муки и пришёл к Рони и Бирку в их временное пристанище, а точнее — Медвежью пещеру. Он был настолько милостив, что даже согласился приютить у себя Бирка, сына его главного врага. Но эта вражда уже была абсолютно бессмысленна, поэтому Матис решил положить этому конец и предложил Борке, атаману вражеской шайки, честный поединок. Выигравший — станет атаманом одной общей, единой шайки разбойников. Этим атаманом, конечно же, стал Матис. Теперь он был не только властен, силён и хитёр, у него ещё появилось качество, которое он так упорно старался прятать в себе за спиной нелепой глупости, а качество это называлось — мудрость.

Чему же учит нас эта замечательная сказка? На мой взгляд, тому, что людям необходимо быть добрее и снисходительнее к друг другу, даже если вы яростные враги — это не повод ненавидеть весь род этого человека, тем более дети не являются точным отражением своих родителей. Допустим, на первый взгляд, человек кажется Вам совершенно отвратительным, но стоит заглянуть в его душу поглубже и вы увидите совершенно другой мир, который до этого скрывался от ваших глаз, Вы поймёте, что побудило его на те поступки, которые он когда – либо совершал. К тому же мировоззрение человека постоянно меняется. Яркий пример – взгляните на себя год назад. Что вы видите? Я, к примеру, вижу совсем другого человека перед собой. Ещё одна хорошая мысль данного произведения заключается в том, что если ты чего – то боишься — смотри страху прямо в глаза со всей уверенностью и ты перестанешь этого бояться. Как бы метафорично не говорилось о том, что «У страха глаза велики», но это абсолютная правда. Что опять же на первый взгляд кажется ужасно жутким и страшным, на деле оказывается иным как только ты соберёшь волю в кулак и посмотришь на это трезвым взглядом, под другим углом. Можно ещё бесконечно долго разбираться в тонкостях замысла Астрид Линдгрен, но думаю, что основные аспекты произведения мы разобрали. Сказка написана превосходно и этим всё сказано.

Астрид Линдгрен: Рони, дочь разбойника

Здесь есть возможность читать онлайн «Астрид Линдгрен: Рони, дочь разбойника» — ознакомительный отрывок электронной книги, а после прочтения отрывка купить полную версию. В некоторых случаях присутствует краткое содержание. Город: Санкт-Петербург, год выпуска: 2015, ISBN: 978-5-389-09023-1, издательство: АСТ, Астрель, Харвест, категория: Сказка / Детские приключения / Прочая детская литература / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 100
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Рони, дочь разбойника: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Рони, дочь разбойника»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Астрид Линдгрен: другие книги автора

Кто написал Рони, дочь разбойника? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Эта книга опубликована на нашем сайте на правах партнёрской программы ЛитРес (litres.ru) и содержит только ознакомительный отрывок. Если Вы против её размещения, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

Рони, дочь разбойника — читать онлайн ознакомительный отрывок

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система автоматического сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Рони, дочь разбойника», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Не бойтесь закрыть страницу, как только Вы зайдёте на неё снова — увидите то же место, на котором закончили чтение.

Рони, дочь разбойника

First published by Rabén & Sjögren Bokförlag,

Ronja Rovardotter © Text: Astrid Lindgren,1982/Saltkråkan AB

© Лунгина Л.З., наследники, перевод на русский язык, 2014

© Петелина И.А, иллюстрации, 2014

© Оформление, издание на русском языке. ООО «Издательская Группа «Азбука-Аттикус», 2014

В ту ночь, когда Рони должна была появиться на свет, грохотал гром. Да, гроза так разошлась в ту ночь над горами, что вся нечисть, обитавшая в разбойничьем лесу, забилась со страху в норки да ямки, в пещеры да щели, и только злющие друды, для которых гроза была слаще меда, с визгом и воплями носились над разбойничьим замком, стоящим на разбойничьей горе. А Ловиса готовилась родить ребенка, крики друд ей мешали, и она сказала мужу своему Маттису:

– Прогони-ка этих злющих друд, из-за них я не слышу, что пою.

Дело в том, что, ожидая малютку, Ловиса пела. Она думала, что и ей будет легче, и у ребеночка нрав будет повеселей, если он родится под ее пение.

Маттис тут же схватил лук и пустил несколько стрел из бойницы.

– Прочь отсюда! – закричал он. – Мы ждем ребенка! Понятно вам, гнусные рожи!

– Хохо-хо! – завопили в ответ друды. – Они ждут ребенка! Этой ночью. Хо-хохо! Грозовой ребенок. Вот урод-то будет! Хо-хохо! Как гриб поганка!

Тогда Маттис снова стрельнул в самую гущу дикой стаи, но друды лишь злобно расхохотались и, улетая, с громким воем пронеслись над верхушками деревьев.

Пока Ловиса пела, рожая ребенка, а Маттис отгонял мерзких тварей от замка, его разбойники, все двенадцать, сидели в замке у огня и пили, и ели, и галдели как полоумные, не хуже этих злющих друд. А что же было им делать, ведь они ждали, когда наконец разрешится Ловиса там, наверху, в башне. Потому что за всю их разбойничью жизнь еще ни разу не рождался ребенок в разбойничьем замке. Но больше всех ждал появления младенца Лысый Пер.

– Ну когда же наконец появится этот маленький разбойник! – восклицал он. – Я уже стар и немощен, моя разбойничья жизнь подходит к концу. А как бы я хотел увидеть нашего нового атамана, перед тем как сыграю в ящик!

Не успел Лысый Пер это сказать, как распахнулись двери и в зал влетел обезумевший от радости Маттис. Он скакал, стуча каблуками по каменному полу, и орал во весь голос:

– У меня ребенок. Эй, слышите все, у меня родился ребенок.

– Мальчишка или девчонка? – спросил из своего угла Лысый Пер.

– Счастье мое. Радость моя. – вопил Маттис. – Вот она. Дочь разбойника!

И Ловиса, переступив через высокий порог, вошла в зал с малюткой на руках. Разбойники разом замолкли.

– Эй, вы, пивом, что ли, захлебнулись? – заорал на них Маттис.

Он взял девочку из рук Ловисы и подошел с нею к каждому из двенадцати разбойников.

– Вот, любуйтесь, если хотите, самым прекрасным ребенком, который когда-либо рождался в разбойничьих замках. – Дочь лежала на огромной ладони отца и глядела на него, не мигая. – Личико такое смышленое, будто она уже кое-что понимает.

– А как ее назвали? – снова спросил Лысый Пер.

– Рони, – ответила Ловиса. – Я это уже давно решила.

– А если бы родился мальчик? – полюбопытствовал он.

Ловиса смерила Лысого Пера спокойным и строгим взглядом.

– Раз я решила, что моего ребенка будут звать Рони, то у меня могла родиться только Рони.

Потом она повернулась к Маттису.

– Взять ее у тебя?

Но Маттис еще не хотел расставаться с дочкой. Он стоял и с изумлением разглядывал ясные глазки, крохотный ротик, темные волосики, беспомощные ручки Рони и обмирал от любви к ней.

– Детонька моя, – сказал он. – Отныне мое разбойничье сердце в твоих маленьких ручонках. Не знаю почему, но это так.

– А ну-ка, дай мне ее немножко подержать, – попросил Лысый Пер.

И Маттис с осторожностью положил ему на руки Рони, словно золотое яичко.

– Вот он, новый атаман, о котором ты так долго мечтал. Только не урони ее, не то пробьет твой последний час.

Но Лысый Пер лишь улыбнулся своим беззубым ртом.

– Да она же, как перышко, – сказал он, слегка подбрасывая малютку на руках.

Ссылка на основную публикацию