Анализ стихотворения Двойная бездна Мережковского

Д мережковский двойная бездна. Анализ стихотворения Мережковского. Младшие символисты «соловьевцы»

Серебряный век – целостный и особый культурно-исторический феномен. Данная эпоха характеризовалась:

  • Резкой поляризацией в духовной сфере (С одной стороны – в предреволюционные годы – взлет атеистических умонастроений и активная пропаганда материалистической картины миросоздания. С другой стороны, это годы взлета разнообразных духовных исканий: теософия, антропософия, гностицизм, толстовство и т.п. «формы богоискательства», еретические с точки зрения православно-христианской церкви);
  • Наличием эффектных теорий во многих областях человеческого знания (математика, физика, философия, биология, генетика, механика, психология, литература) как в России, так и в странах запада (Менделеев, Федоров Н.Ф., Циалковский, Фрейд З., Юнг К., Пуанкарэ А., Мах Э., Ницше);
  • Соединением разнохарактерных сторон и элементов в качественно новое единое целое в искусстве (идея художественного синтеза);

Символизм вообще – это направление в литературе и искусстве, которое впервые появилось во Франции в последней четверти XIX века и к концу века распространилось в большинстве стран Европы.

Для русских символистов чрезвычайно важны понятия Слова и Синтеза . ««Слово-символ» делается магическим внушением, приобщающего слушателя к мистериям поэзии. Символизм в новой поэзии кажется первым и смутным воспоминанием о священном языке жрецов и волхвов, усвоивших некогда словам всенародного языка особенное, таинственное значение, им одним открытое, в силу ведомых им одним соответствий между миром сокровенного и пределами общедоступного опыта» (Иванов Вяч. Борозды и межи. Цитата по учебнику МИГ). «Священный язык», «особенное, таинственное значение слова» – вовсе не риторические фигуры и не метафоры. Во все это верили и на такого рода представлениях попытались основывать творчество, поставившую своей целью небывалую для художников задачу: преображение физического мира и преображения (духовного и физического) самого человека.

Итак, в символизме:

  1. Художник – посредник, демиург;
  2. Слово – символ, знак иного мира;
  3. Художник открыт тому, что диктуется ему свыше;
  4. Художественный синтез искусств – характерная черта творчества;
  5. Иерархия искусств в творчестве символистов выстраивается следующим образом (от высшего к меньшему): музыка – литература (искусство слова, поэзия) – живопись – скульптура – архитектура.

Символисты и поэты круга символистов:

Идейно близки символистам, но не являются символистами (и даже иногда не являются писателями): П.А. Флоренский (1882-1937) (о нем и его идеях уч. Стр. 55), В. С.Соловьев (1853-1900) – стр.52, А.А. Потебня стр. – 55, А.Н. Скрябин (1871-1915).

Старшие символисты «декаденты»:

Дм.С. Мережковский (1865-1941) – стр.70, З.Гиппиус, К.Бальмонт, Ф.Сологуб и др.

Младшие символисты «соловьевцы»:

А.Белый, А.Блок, В.Брюсов, В.Иванов, Г.Чулков и др.

Не стоит, однако, воспринимать «старших» и «младших» символистов как представителей разных полюсов. Символизм претерпевал генезис, развивался. Мережковский развернулся в литературе, когда Блок был еще ребенком. «Старший» и «младший» символизм зародились в разное время, а потому не отвечают всему комплексу признаков, связываемых с понятием о двух полюсах, полюса возникают и существуют в неразрывной связи друг с другом, то есть синхронно, а не сменяют друг друга.

Проблема усложняется и наличием противоречивых тенденций в самом «соловьевстве». Разграничение «мистического» («идеалистического») и «реалистического» символизма – линия, по которой сами «соловьевцы» пробовали «делиться» на два течения. Например А.Белый и Г.Чулков – из разных лагерей. А.Белый так характеризует это различие: «Жизненное кружево, сотканное из отдельных мгновений, исчезает, когда мы найдем выход к тому, что прежде сквозило за жизнью. Таков мистический символизм, обратный реалистическому символизму, передающему потустороннее в терминах окружающей всех действительности». (такой реалистический символизм А.Белый начинал с Чехова, а его представителем в современности считал самого себя).

Анализ стихотворения Мережковского:

В стихотворении Д. Мережковского «Двойная бездна» (1901) говорится о зеркальности, а следовательно равнозначности жизни и смерти. Та и другая «родные бездны», они «подобны и равны», при этом не понятно, да и не имеет значения, где смотрящийся, а где отражение. Жизнь и смерть – это два зеркала, между которыми помещен человек, путающийся в многократно повторенных ликах зазеркалья:

Не плачь о неземной отчизне,

И помни,- более того,

Что есть в твоей мгновенной жизни,

Не будет в смерти ничего.

И жизнь, как смерть необычайна…

Есть в мире здешнем – мир иной.

Есть ужас тот же, та же тайна –

И в свете дня, как в тьме ночной.

И смерть и жизнь – родные бездны;

Они подобны и равны,

Друг другу чужды и любезны,

Одна в другой отражены.

Одна другую углубляет,

Как зеркало, а человек

Их съединяет, разделяет

Своею волею навек.

И зло, и благо,- тайна гроба.

И тайна жизни – два пути –

Ведут к единой цели оба.

И все равно, куда идти.

Будь мудр,- иного нет исхода.

Кто цепь последнюю расторг,

Тот знает, что в цепях свобода

И что в мучении – восторг.

Ты сам – свой Бог, ты сам свой ближний.

О, будь же собственным Творцом,

Будь бездной верхней, бездной нижней,

Своим началом и концом.

В смерти и переживании «смертности» есть нечто такое, что не только отражает жизнь, но и дополняет ее. Ее неизбежность приносит чувство основательности и стабильности, неизвестное по обыденной жизни, где все преходяще и неустойчиво. Она идентифицирует, выделяет из толпы, вылущивает из шершавой коры коммунальных сущностей нечто индивидуальное, особенное, «свое». Только на пороге Вечности можно сказать «я», а не «мы», понять, что такое «я», почувствовать все величие своей противопоставленности миру.

Анализ стихотворения Блока:

Девушка пела в церковном хоре

О всех усталых в чужом краю,

О всех кораблях, ушедших в море,

О всех, забывших радость свою.

И луч сиял на белом плече,

И каждый из мрака смотрел и слушал ,

Как белое платье пело в луче.

И всем казалось, что радость будет ,

Что в тихой заводи все корабли,

Что на чужбине усталые люди

И только высоко, у Царских Врат,

Причастный Тайнам,- плакал ребенок

О том, что никто не придет назад.

Это стихотворение было написано в августе 1905 года.

Современник Блока Измайлов данное произведение связывает с Цусимским сражением в русско-японскую войну, считая ключевым образ кораблей живым откликом на гибель русской эскадры. Нам сейчас это не кажется столь важным, значение имеет свет, оставивший «луч» «на белом плече», который рождает у нас надежду на воскресенье и вечную жизнь.

В стихотворении «Девушка пела в церковном хоре…» мотив кораблей также является знаковым и определяет пафос всего текста. С ними связано представление об уходе и возвращение в «тихую заводь» как извечном жизненном пути. Без путешествия к новому не будет щемящей радости обретения домашнего очага. Но философия жизни такова, что не каждая мечта, даже самая высокая, в действительности становиться реальной, и оказывается, что мы «из мрака» только грезим о песнях «светлой жизни».

Композиционно стихотворение выстроено по принципу антитезы, излюбленному приему Блока. Борьба светлого и темного, мрачного и жизнеутверждающего бросает отсвет на все образы. Луч является символом духа, он «тонок», но его видит «каждый». Белый цвет, на который автор постоянно обращает наше внимание при описании облика героини, – это цвет святости и чистоты, непорочности и невинности. Только ей доверено петь «О всех усталых в чужом краю, / О всех кораблях, ушедших в море, / О всех, забывших радость свою». Однако люди видят луч надежды «из мрака», прихожане слышат лишь голос «белого платья».

Может быть, поэтому «у царских врат, / Причастный тайнам, – плакал ребенок…» Сразу несколько акцентов призваны вызвать у читателя сомнения в лучшем исходе для тех, кто оказался отлученным от родины. Понимая окружающих мир по – своему, не умея объяснить то, что чувствуют, дети способны предугадывать события. И ребенку дано знание, «что никто не придет назад». Мрак жизни оказывается подвластным светлому лучу лишь в церкви, песня надежды почти неземной героини оказывается противопоставлена плачу. И лексический ряд стихотворения отражает антитетичность авторского восприятия мира.

При чтении стихотворения переживания сменяют друг друга: томление от неизвестности, песня – надежда девушки и чувство обреченности, вызванной плачем малыша. Поэтом постигается загадка нашей жизни, в которой все противоречиво. Красота бытия состоит в ярком чувствовании моментов прекрасного, мудрость – в умении увидеть этот тонкий луч радости. Парадокс и заключается в том, что именно на фоне мрака сияние света становится заметнее. Хочется верить, что ребенок плачет о мраке дня сегодняшнего, а девушка поет о будущем, ее голос, «летящий в купол», направлен ввысь, обращен к царским вратам с мольбой за человечество.

Двойная бездна (Не плачь о неземной отчизне. )

Не плачь о неземной отчизне
И помни, – более того,
Что есть в твоей мгновенной жизни,
Не будет в смерти ничего.

И жизнь, как смерть, необычайна.
Есть в мире здешнем – мир иной.
Есть ужас тот же, та же тайна –
И в свете дня, как в тьме ночной.

И смерть и жизнь – родные бездны:
Они подобны и равны,
Друг другу чужды и любезны,
Одна в другой отражены.

Одна другую углубляет,
Как зеркало, а человек
Их съединяет, разделяет
Своею волею навек.

И зло, и благо, – тайна гроба
И тайна жизни – два пути –
Ведут к единой цели оба.
И всё равно, куда идти.

Будь мудр, – иного нет исхода.
Кто цепь последнюю расторг,
Тот знает, что в цепях свобода
И что в мучении – восторг.

Ты сам – свой Бог, ты сам свой ближний,
О, будь же собственным Творцом,
Будь бездной верхней, бездной нижней,
Своим началом и концом.

Между 1895 и 1899

МИ. 1901. № 5, без строфического деления, с вар. в ст. 14 («Как зеркала; и человек» — ПСС-I, т. 15 — ПСС-II, т. 22. В СС-1904 без строфического деления. Перепеч.: ИСРП. Автограф (ИРЛИ), с правкой в ст. 3 (было: «Что ты имеешь в этой жизни»), в ст. 6 («И» на «Есть»), в ст. 12 («повторены» на «отражены»), в ст. 13 («отражает» на «углубляет»), в ст. 15 («Соединяет» на «Их съединяет»), в ст. 17 (было: «Но тьма и свет и тайна гроба») и в ст. 27 («И» на «Будь»). Находится в тетради с текстами после 1895 г., что служит основанием для датировки. Идея о «двух безднах» («верхней и нижней», «духа и плоти»), синтез которых «есть разрешение мировых противоречий» и «тайна всей будущей русской культуры» (Мережковский Д. Л. Толстой и Достоевский. Вечные спутники. М. 1995. С. 11), и порожденных ими антиномиях — одна из основополагающих в работах Мережковского этого времени. В указанном исследовании о двух великих писателях имеется косвенное указание на ближайшие источники образа — знаменитое описание сна в трактате Л. Н. Толстого «Исповедь» и размышления о двух безднах русской души в «Братьях Карамазовых» Достоевского (кн. 12, гл. 6: Речь прокурора. Характеристика: «. Мы натуры широкие способные разом созерцать обе бездны, бездну над нами, бездну высших идеалов, и бездну под нами, бездну самого низшего и зловонного падения»). Образ двух бездн («бездны вверху и бездны внизу») как аллегории жизни и смерти использует А. Волынский в статье «Нравственная философия гр. Льва Толстого» (СВ. 1891. № 10. С. 190—191), которая произвела очень сильное впечатление на Мережковского. По воспоминаниям М. Цетлина, тема двух бездн была темой «одержимых, вдохновенных и самозабвенных» многочасовых монологов молодого Волынского в редакции журнала «Северный вестник» (Цетлин Мих. Восьмидесятые годы // Новый журнал. 1946. № 14. С. 205), т. е. получает распространение в философском языке с начала 1890-х гг. Она находит наиболее яркое воплощение в трилогии «Христос и Антихрист», в частности во втором романе «Воскресшие боги» , где указан наиболее ранний источник образа — «Изумрудная скрижаль» Гермеса Трисмегиста (в пер. Мережковского: «Небо — вверху, небо — внизу, / Звезды — вверху, звезды — внизу, / Всё, что внизу, все и вверху. » и т. д.); используя это четверостишие как эпиграф к «Вечным спутникам», Мережковский называет его «мемфисской надписью». Сама формула «двойная бездна» восходит к ст-ние Ф. И. Тютчева «Лебедь» (1838—1839): «Она, между двойною бездной, / Лелеет свой всезрящий сон», стиху, который, в свою очередь, дал загл. «Между двойною бездной» (1897) ст-нию Брюсова. Тютчевский образ лебедей, плывущих по ночной «водной глади» и «со всех сторон окруженных звездами», был использован Мережковским в конце девятой книги романа «Воскресшие боги». Кроме того, исследователи указывали, что термины «верхняя и нижняя бездны» встречается у Гераклита (Poggioli Renato. The Poets of Russia: 1890—1930. Cambridge; Massachusetts, 1960. P. 72), а также привязывали его к выражению из Псалмов «Бездна бездну призывает» (Пс., 41:8) и ее трактовке в трактате Августина «О псалмах» (Goering L. Belyj”s symbolist abyss // Slavic and East European Journal. 1995. V. 39. № 4. P. 570—571); в качестве возможного источника образа назывался и Ницше (Rosenthal В. G. Dmitri Sergeevich Merezhkovsky and Silver Age. Hague, 1975. P. 76), но в близких словесных вьтражениях этот образ в произведениях указанных авторов обнаружить не удалось. Ст-ние вызвало издевательский отклик А. Волынского, назвавшего его (не без иронии) «философским» и «декадентски дерзновенным»; цитируя третью строфу, критик восклицает: «Подобные и равные, и взаимно любезные бездны — это в самом деле прелесть что такое»; в выражении «соединяет, разделяет» он видит «светлые реминисценции из “Смерти” Баратынского»; и, наконец, о последней строфе пишет: «Можно было бы сказать, что поэт — плохой “творец” и плохой “ближний себе”, если рекомендует себе “стать бездной нижней” и притом рифмует эти слова» (Волынский, с. 432). А. П. Налимов произвольно трактует мысль второй и третьей строф как «выражение рокового безразличия вселенной» (ПиЖ. 1904. № 6. Стб. 413). Критики иного лагеря высоко оценили это ст-ние: см. оценку В. В. Гофмана (примеч. 112) и позже — рецензента «Новой жизни», отметившего удачно сформулированные в нем мысли (1911. № 5. С. 263). Есть ужас тот же, та же тайна — / И в свете дня, как в тьме ночной . Стихи полемически используют образы из «Дня и ночи» Тютчева. О прямом использовании этих же образов см. в

В стихотворении Д. Мережковского “Двойная бездна” говорится о зеркальности, а следовательно равнозначности жизни и смерти. Та и другая “родные бездны”, они “подобны и равны”, при этом не понятно, да и не имеет значения, где смотрящийся, а где отражение. Жизнь и смерть – это два зеркала, между которыми помещен человек, путающийся в многократно повторенных ликах зазеркалья:

И смерть и жизнь – родные бездны:

Они подобны и равны,

Друг другу чужды и любезны,

Одна в другой отражены.

Одна другую углубляет,

Зеркало, а человек Их съединяет, разделяет Своею волею навек.

И зло и благо – тайна гроба.

И тайна жизни – два пути –

Ведут к единой цели оба,

И все равно куда идти…

В смерти и переживании “смертности” есть нечто такое, что не только отражает жизнь, но и дополняет ее. Ее неизбежность приносит чувство основательности и стабильности, неизвестное по обыденной жизни, где все преходяще и неустойчиво. Она идентифицирует, выделяет из толпы, вылущивает из шершавой коры коммунальных сущностей нечто индивидуальное, особенное, “свое”. Только на пороге Вечности можно сказать “я”, а не

Читайте также:  Анализ стихотворения Мережковского Родное

“мы”, понять, что такое “я”, почувствовать все величие своей противопоставленности миру.

У Дмитрия Мережковского проявляется двойственность в сознании. Он превращается в человека, соединяющего несоединимые вещи, что особенно ярко видно в стихотворении “Двойная бездна” , в котором говорится, что “и зло, и благо (…) – два пути, – Ведут к единой цели оба, И все равно, куда идти”. Это и есть ничто иное, как духовная слепота, следствие безумного порыва к свободе.

ДМИТРИЙ МЕРЕЖКОВСКИЙ

1866—1941

В 1892 г. в Петербурге вышел сборник стихов Дмитрия Сергеевича Мережковского «Символы», давший имя зарождающемуся направлению русской поэзии. В том же году в лекции Мережковского «О причинах упадка и о новых течениях в современной русской литературе» символизм получил первое теоретическое обоснование. Отвергая позитивизм и натурализм в литературе, автор полагал, что ее обновит «мистическое содержание», язык символов и импрессионизм как «расширение художественной впечатлительности». С того времени Мережковский был признан одним из теоретиков и учителей русских символистов.

Писать стихи Мережковский начал в 13 лет. В «Автобиографии» он упоминает о том, как его отец, столоначальник в придворной конторе, привез пятнадцатилетнего гимназиста к Достоевскому, который нашел ученические стихи Мережковского плохими и слабыми: «Чтоб хорошо писать, — страдать надо, страдать!» Тогда же Мережковский познакомился с Надсоном и через него вошел в литературную среду, встречался с Плещеевым, Гончаровым, Майковым, Полонским. О Н. Михайловском и Г. Успенском он всегда говорил как о своих учителях. Благодаря Якубовичу в 16 лет опубликовал первое стихотворение, после чего стал печататься в «Отечественных записках». В 1888 г. женился на начинавшей тогда поэтессе З. Гиппиус. К тому времени относится пережитый Мережковским религиозный переворот, давший новое направление его творчеству и литературно-общественной деятельности.

Брюсов связывал с именем Мережковского возникшее в русском обществе начала 1900-х годов движение, суть которого «состояла в призыве к религиозному возрождению и в проповеди неохристнанства», способного объединить евангельский идеал с полножизненным «языческим» началом, утвердив «равносвятость» духа и плоти. Теоретические концепции Мережковский развивал в книге статей «Вечные спутники» (1897), двухтомном сочинении «Лев Толстой и Достоевский» (1901—1902), а также в исторических романах и пьесах (трилогия «Христос и Антихрист», «Александр I», «Павел I» и др.). Вместе с З. Гиппиус Мережковский был инициатором и активным участником Религиозно-философских собраний в Петербурге (1901—1903 и 1907—1917), журнала «Новый путь» (1903—1904). По его признанию, решающее значение для него имели события 1905 г., когда он безуспешно пытался заручиться поддержкой официальной церкви в борьбе против черносотенных погромов, в затем против измены царского правительства его собственному манифесту 17 октября. «Я понял. — писал он, — связь православия со старым порядком в России, понял также, что к новому пониманию христианства нельзя иначе подойти, как отрицая оба начала вместе» («Автобиография»). 1905—1907 годы провел в Париже, позднее выступал по преимуществу как прозаик, публицист и критик. Октябрьской революции не принял, с 1920 г. в эмиграции. Отойдя от художественной прозы, писал историко-религиозные эссе.

Мережковский-поэт целиком принадлежит к поколению «старших символистов», начинавших с декларативных подражаний Надсону и активно использовавших клише народнической поэзии, а затем переживших определенный творческий кризис, закончившийся обновлением поэтических мотивов и средств. Сознание безысходного одиночества человека в мире, роковой раздвоенности и бессилия личности, проповедь красоты, «спасающей мир», — развивая эти общие для «старших символистов» мотивы, Мережковский не сумел преодолеть в стихах рассудочности и декларативности. Издав в 1896 г. «Новые стихотворения. 1891—1895», выступал как поэт все реже. В 1911 г. для последнего своего «Собрания стихов

1883—1910» (СПб.) он отобрал те, которым сам «придавал значение», — 49 лирических пьес и 14 «легенд и поэм».

Изд.: Мережковский, Д. С. Собр. соч.: В 4 т. М., 1990.

ПАРКИ*

Будь что будет — все равно.
Парки дряхлые, прядите
Жизни спутанные нити,
Ты шуми, веретено.

Всё наскучило давно
Трем богиням, вещим пряхам:
Было прахом, будет прахом, —
Ты шуми, веретено.

Нити вечные судьбы
Тянут парки из кудели,
Без начала и без цели.
Не склоняют их мольбы,

Не пленяет красота:
Головой они качают,
Правду горькую вещают
Их поблекшие уста.

Мы же лгать обречены:
Роковым узлом от века
В слабом сердце человека
Правда с ложью сплетены.

Лишь уста открою — лгу,
Я рассечь узлов не смею,
А распутать не умею,
Покориться не могу.

Лгу, чтоб верить, чтобы жить,
И во лжи моей тоскую.
Пусть же петлю роковую,
Жизни спутанную нить,

Цепи рабства и любви,
Все, пред чем я полон страхом,
Рассекут единым взмахом,
Парка, ножницы твои!

* Богини судьбы у древних римлян.

ДЕТИ НОЧИ

Устремляя наши очи
На бледнеющий восток,
Дети скорби, дети ночи,
Ждем, придет ли наш пророк
И, с надеждою в сердцах,
Умирая, мы тоскуем
О несозданных мирах,
Мы неведомое чуем.
Дерзновенны наши речи,
Но на смерть осуждены
Слишком ранние предтечи
Слишком медленной весны.
Погребенных воскресенье
И, среди глубокой тьмы,
Петуха ночное пенье,
Холод утра — это мы.
Мы — над бездною ступени,
Дети мрака, солнца ждем,
Свет увидим и, как тени,
Мы в лучах его умрем.

ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ

О, Винчи, ты во всем — единый:
Ты победил старинный плен.
Какою мудростью змеиной
Твой страшный лик запечатлен!
Уже, как мы, разнообразный,
Сомненьем дерзким ты велик.
Ты в глубочайшие соблазны
Всего, что двойственно, проник.
И у тебя во мгле иконы
С улыбкой Сфинкса смотрят вдаль
Полуязыческие жены, —
И не безгрешна их печаль.
Пророк, иль демон, иль кудесник,
Загадку вечную храня,
О Леонардо, ты предвестник
Еще не ведомого дня.
Смотрите вы, больные дети
Больных и сумрачных веков:

Во мраке будущих столетий
Он, непонятен и суров, —
Ко всем земным страстям бесстрастный,
Таким останется навек —
Богов презревший, самовластный,
Богоподобный человек.

Больной, усталый лед,
Больной и талый снег.
И все течет, течет.
Как весел вешний бег
Могучих, мутных вод!
И плачет дряхлый снег,
И умирает лед.
А воздух полон нег,
И колокол поет.
От стрел весны падет
Тюрьма свободных рек,
Угрюмых зим оплот, —
Больной и темный лед,
Усталый, талый снег.
И колокол поет,
Что жив мой Бог вовек,
Что Смерть сама умрет!

ДВОЙНАЯ БЕЗДНА

Не плачь о неземной отчизне,
И помни — более того,
Что есть в твоей мгновенной жизни,
Не будет в жизни ничего.

И жизнь, как смерть, необычайна.
Есть в мире здешнем — мир иной.
Есть ужас тот же, та же тайна —
И в свете дня, как в тьме ночной.

И смерть, и жизнь — родные бездны:
Они подобны и равны,
Друг другу чужды и любезны,
Одна в другой отражены.

Одна другую углубляет,
Как зеркало, а человек
Их съединяет, разделяет
Своею волею навек.

И зло, и благо — тайна гроба.
И тайна жизни — два пути —
Ведут к единой цели оба.
И всё равно, куда идти.

Будь мудр — иного нет исхода.
Кто цепь последнюю расторг,
Тот знает, что в цепях свобода
И что в мучении — восторг.

Ты сам — свой Бог, ты сам свой ближний,
О, будь же собственным Творцом,
Будь верхней бездной, бездной нижней,
Своим началом и концом.

МОЛИТВА О КРЫЛЬЯХ

Ниц простертые, унылые
Безнадежные, бескрылые,
В покаянии, в слезах, —
Мы лежим, во прахе прах,
Мы не смеем, не желаем,
И не верим, и не знаем,
И не любим ничего.
Боже, дай нам избавленья,
Дай свободы и стремленья,
Дай веселья Твоего.
О, спаси нас от бессилья,
Дай нам крылья, дай нам крылья,
Крылья духа Твоего!

ВЕСЕЛЫЕ ДУМЫ

Без веры давно, без надежд, без любви,
О, странно веселые думы мои!
Во мраке и сырости старых садов —
Унылая яркость последних цветов.

О, Боже мой, благодарю
За то, что дал моим очам
Ты видеть мир, Твой вечный храм,
И ночь, и волны, и зарю.
Пускай мученья мне грозят, —
Благодарю за этот миг,
За всё, что сердцем я постиг,
О чем мне звезды говорят.
Везде я чувствую, везде
Тебя, Господь, — в ночной тиши,
И в отдаленнейшей звезде,
И в глубине моей души.
Я Бога жаждал — и не знал;
Еще не верил, но, любя,
Пока рассудком отрицал,
Я сердцем чувствовал Тебя.
И Ты открылся мне: Ты — мир,
Ты — всё! Ты — небо и вода,
Ты — голос бури, Ты — эфир,
Ты — мысль поэта, Ты — звезда.
Пока живу — Тебе молюсь.
Тебя люблю, живу Тобой,
Когда умру — с Тобой сольюсь,
Как звезды с утренней зарей.
Хочу, чтоб жизнь моя была
Тебе немолчная хвала,
Тебя за полночь и зарю,
За жизнь и смерть — благодарю.

ОСЕННИЕ ЛИСТЬЯ

Падайте, падайте, листья осенние,
Некогда в теплых лучах зеленевшие
Легкие дети весенние,
Сладко шумевшие.

В утреннем воздухе дым, —
Пахнет пожаром лесным,
Гарью осеннею.
Молча любуюсь на вашу красу,
Поздним лучом позлащенные!

Падайте, падайте, листья осенние.
Песни поет похоронные
Ветер в лесу.

Тихих небес побледневшая твердь
Дышит бессмертною радостью
Сердце чарует мне смерть
Неизреченною сладостью.

ЧУЖБИНА-РОДИНА

Нам и родина — чужбина,
Всюду путь и всюду цель.
Нам безвестная долина —
Как родная колыбель.
Шепчут горы, лаской полны:
«Спи спокойно, кончен путь!»
Шепчут медленные волны:
«Отдохни и позабудь!»

Рад забыть, да не забуду;
Рад уснуть, да не усну.
Не любя, любить я буду,
И прокляв, не прокляну:
Эти бледные березы
И дождя ночные слезы,
И унылые поля.
О, проклятая, святая,
О, чужая и родная
Мать и мачеха земля!

Всё кончается смертью, всё кончается сном.
Буйных надежд истощил я отвагу.
Что-то устал я. Ну-ка прилягу.
Всё кончается смертью, всё кончается сном.

Гроб — колыбель. теперь и потом.
Было и будет, будет и было.
Сердце любило, сердце забыло.
Всё кончается смертью, всё кончается сном.

ДА НЕ БУДЕТ

Надежды нет, и нет боязни.
Наполнен кубок через край.
Твое прощенье — хуже казни,
Судьба. Казни меня, прощай.

Всему я рад, всему покорен.
В ночи последний замер плач.
Мой путь, как ход подземный, чёрен —
И там, где выход, ждет палач.

Двойная бездна (Не плачь о неземной отчизне. )

МИ. 1901. № 5, без строфического деления, с вар. в ст. 14 («Как зеркала; и человек» — ПСС-I, т. 15 — ПСС-II, т. 22. В СС-1904 без строфического деления. Перепеч.: ИСРП. Автограф (ИРЛИ), с правкой в ст. 3 (было: «Что ты имеешь в этой жизни»), в ст. 6 («И» на «Есть»), в ст. 12 («повторены» на «отражены»), в ст. 13 («отражает» на «углубляет»), в ст. 15 («Соединяет» на «Их съединяет»), в ст. 17 (было: «Но тьма и свет и тайна гроба») и в ст. 27 («И» на «Будь»). Находится в тетради с текстами после 1895 г., что служит основанием для датировки. Идея о «двух безднах» («верхней и нижней», «духа и плоти»), синтез которых «есть разрешение мировых противоречий» и «тайна всей будущей русской культуры» (Мережковский Д. Л. Толстой и Достоевский. Вечные спутники. М. 1995. С. 11), и порожденных ими антиномиях — одна из основополагающих в работах Мережковского этого времени. В указанном исследовании о двух великих писателях имеется косвенное указание на ближайшие источники образа — знаменитое описание сна в трактате Л. Н. Толстого «Исповедь» и размышления о двух безднах русской души в «Братьях Карамазовых» Достоевского (кн. 12, гл. 6: Речь прокурора. Характеристика: «. Мы натуры широкие способные разом созерцать обе бездны, бездну над нами, бездну высших идеалов, и бездну под нами, бездну самого низшего и зловонного падения»). Образ двух бездн («бездны вверху и бездны внизу») как аллегории жизни и смерти использует А. Волынский в статье «Нравственная философия гр. Льва Толстого» (СВ. 1891. № 10. С. 190—191), которая произвела очень сильное впечатление на Мережковского. По воспоминаниям М. Цетлина, тема двух бездн была темой «одержимых, вдохновенных и самозабвенных» многочасовых монологов молодого Волынского в редакции журнала «Северный вестник» (Цетлин Мих. Восьмидесятые годы // Новый журнал. 1946. № 14. С. 205), т. е. получает распространение в философском языке с начала 1890-х гг. Она находит наиболее яркое воплощение в трилогии «Христос и Антихрист», в частности во втором романе «Воскресшие боги», где указан наиболее ранний источник образа — «Изумрудная скрижаль» Гермеса Трисмегиста (в пер. Мережковского: «Небо — вверху, небо — внизу, / Звезды — вверху, звезды — внизу, / Всё, что внизу, все и вверху. » и т. д.); используя это четверостишие как эпиграф к «Вечным спутникам», Мережковский называет его «мемфисской надписью». Сама формула «двойная бездна» восходит к ст-ние Ф. И. Тютчева «Лебедь» (1838—1839): «Она, между двойною бездной, / Лелеет свой всезрящий сон», стиху, который, в свою очередь, дал загл. «Между двойною бездной» (1897) ст-нию Брюсова. Тютчевский образ лебедей, плывущих по ночной «водной глади» и «со всех сторон окруженных звездами», был использован Мережковским в конце девятой книги романа «Воскресшие боги». Кроме того, исследователи указывали, что термины «верхняя и нижняя бездны» встречается у Гераклита (Poggioli Renato. The Poets of Russia: 1890—1930. Cambridge; Massachusetts, 1960. P. 72), а также привязывали его к выражению из Псалмов «Бездна бездну призывает» (Пс., 41:8) и ее трактовке в трактате Августина «О псалмах» (Goering L. Belyj’s symbolist abyss // Slavic and East European Journal. 1995. V. 39. № 4. P. 570—571); в качестве возможного источника образа назывался и Ницше (Rosenthal В. G. Dmitri Sergeevich Merezhkovsky and Silver Age. Hague, 1975. P. 76), но в близких словесных вьтражениях этот образ в произведениях указанных авторов обнаружить не удалось. Ст-ние вызвало издевательский отклик А. Волынского, назвавшего его (не без иронии) «философским» и «декадентски дерзновенным»; цитируя третью строфу, критик восклицает: «Подобные и равные, и взаимно любезные бездны — это в самом деле прелесть что такое»; в выражении «соединяет, разделяет» он видит «светлые реминисценции из “Смерти” Баратынского»; и, наконец, о последней строфе пишет: «Можно было бы сказать, что поэт — плохой “творец” и плохой “ближний себе”, если рекомендует себе “стать бездной нижней” и притом рифмует эти слова» (Волынский, с. 432). А. П. Налимов произвольно трактует мысль второй и третьей строф как «выражение рокового безразличия вселенной» (ПиЖ. 1904. № 6. Стб. 413). Критики иного лагеря высоко оценили это ст-ние: см. оценку В. В. Гофмана (примеч. 112) и позже — рецензента «Новой жизни», отметившего удачно сформулированные в нем мысли (1911. № 5. С. 263). Есть ужас тот же, та же тайна — / И в свете дня, как в тьме ночной. Стихи полемически используют образы из «Дня и ночи» Тютчева. О прямом использовании этих же образов см. в примеч. 195.

Читайте также:  Анализ стихотворения Не надо звуков Мережковского

Copyright © 2011-2019 merezhkovsky.ru — сайт посвящен жизни и творчеству Д. С. Мережковского. Сайт работает с декабря 2011 года.

Публикуемые материалы предоставлены здесь только для ознакомления, все права на них принадлежат их владельцам. Если вы считаете, что какие-либо материалы, находящиеся здесь, нарушают ваши авторские права, напишите нам.

анализ стихотворения двойная бездна Д. Мережковский

Ответы:

Ответы на похожие вопросы:

Стихотворение ‘Зимнее утро’ написано ямбом. Автор использует быстрый, мажорный, выразительный, живописный, совсем не таинственный размер. Читая стихотворение можно почувствовать, что оно проникнуто радостным настроением. Всё стихотворение можно разделить на части:Первая часть. Начало стихотворения – радостное восклицание. Звучные и яркие определения ‘чудесный, прелестный’ показывают силу чувства поэта, счастье, которое его переполняет. Вторая часть. Поэт при описании природы использует контрастное состояние природы. Великолепие зимнего утра ощущается ещё сильнее по контрасту со вчерашней бурей, которая описана так же точно.3-я строфа. В третьей строфе автор описывает Небо, снег, лес… Снег сравнивается с великолепным ковром. В строфе есть повтор – анафору Используются однокоренные слова: Блестя, блестит, блеском.4-я строфа. Автор от любования красотой природы переходит к описанию интерьера , к передаче ощущения мира и покоя домашнего очагИспользует прием аллетерации…Весёлым треском трещит затопленная печь” . Чувство радости поэта растёт и требует движения, хочется навестить милые сердцу места – 4-я строфа.

Стихотворение А. С. Пушкина ‘ Зимняя дорога’ – одно из замечательных произведений русского поэта. Когда читаешь это стихотворение, невольно представляются унылые ив то же время таинственные русские пейзажи. ‘ Пробирается луна’, ‘ на печальные поляны льет печально свет она’. Эти слова передают именно тот пейзаж, который видит Пушкин, проезжая мимо. Наверное, он специально повторяет слова ‘ печальный’, ‘ печально’, чтобы усилить грусть и уныние.

Для А. С. Пушкина стихотворение ‘Анчар’ было важным, оно закрепляло связь со временем. Вероятно, не зря в его черновой рукописи обозначена точная дата написания – 9 ноября 1828 года.

Пушкин создает символический образ. Его не интересует больше само дерево, растущее на острове Ява. Потрясает какой-то просветленный пушкинский гуманизм. Поэт поднимается до постановки огромной проблемы о праве человека на жизнь и о праве на его жизнь со стороны другого человека.

И зелень мертвую ветвей

Трагизм заключается в том, что к дереву, к которому ‘и птица не летит’, ‘и тигр нейдет’, а ветер, соприкоснувшийся с ним, ‘мчится прочь уже тлетворный’, человека отправляют ‘властным взглядом’. Причем посылающий прекрасно знает о последствиях своих действий. Посланный же ‘послушно в путь потек’, потому как раб, давно забывший, что он такой же человек. Подданный выполнил свою миссию: принес с ядовитого дерева своему князю ‘смолу’ и ‘умер… у ног непобедимого владыки’. Доволен остался деспот, разослав с принесенным ядом гибель ‘к соседям в чуждые пределы’, умножая и распространяя вокруг себя зло.

Стиль на удивление спокоен. Несмотря на это, голос Пушкина будто заклинает: подобное недопустимо в человеческом обществе.

Стихотворение ностальгическое, Ахматова говорит о каком-то воспоминании, и приятном и печальном для нее. Возможно, оно о каком-то конкретном человеке, быть может, о прошедшей любви или чувствах. Она таит это воспоминание ото всех, она боится, что кто-то о нем узнает, возможно, ей стыдно за некогда сказанные слова, или же наоборот – не высказанные.

Стихотворение ‘Разуверение’ – яркий тому пример. В нем автор пытается убедить неизвестную особу в том, что он уже не верит в любовь. Обращаясь к избраннице, он просит ее: ‘Не искушай меня без нужны возвратом нежности своей’. Что именно произошло между влюбленными – неизвестно. Однако это была не просто размолвка, а достаточно крупная ссора, во время которой девушка, по-видимому, уязвила самолюбие Баратынского своею холодностью и надменностью. Поэтому поэт решил поставить точку в этом романе, хотя его избранница была уверена, что все обойдется. Но, увы, по мнению поэта, к прошлому нет возврата, и он просит любимую: ‘Слепой тоски моей не множь’. Автор явно разочарован, он не привык, чтобы с ним поступали подобным образом. И, в то же время, его самолюбие удовлетворено, потому что именно возлюбленная сделала первый шаг к примирению. Но она не нужна поэту, который давно уже расстался с иллюзиями. Поэтому признается: ‘В душе моей одно волнение, а не любовь пробудишь ты’. Отвергая избранницу, Баратынский, тем не менее, остается в ней предельно искренним и не утрачивает чувства собственного достоинства.

Стихотворение читается сложно изза постоянных шипящих звуков. Сама же идея писателя изначально была хорошей. Рассказывается в нем про спокойный и красивый летний вечер на полянке.

К раннему периоду творчества этого автора относится стихотворение ‘Помню – долгий зимний вечер’, написанное в 1887 году. Посвящено оно детским воспоминаниям и тем удивительным ощущениям, которые все мы испытывали хотя бы раз в жизни, находясь в родительском доме. Из первых строчек произведения становится ясно, что за окном бушует непогода. ‘Тускло льется свет лампады, буря плачет у окна’, – отмечает поэт. Но под защитой заботливых материнских рук герой стихотворения чувствует себя в полной безопасности, а тихий голос самого близкого и дорогого человека дарит удивительное ощущение радости. Мать уговаривает малыша заснуть, но для этого он должен забыть о том, что за окном воет вьюга. ‘Вспомни тихий шепот леса и полдневный летний зной’, – советует женщина своему маленькому сыну. Казалось бы, в этих словах нет ничего удивительного, но именно они согревают душу малыша. Он мысленно представляет, что холодная зима сменилась ласковым летом, и на поле, что расположено за сельской околицей, ‘ходят медленно и плавно золотые волны ржи’. Стихотворение Бунина ‘Помню – долгий зимний вечер … ‘, пронизанное особой теплотой дорогого сердцу автора воспоминания,

собственными воспоминаниями о детстве. Их детство ещё не кончилось, но ранняя его пора позади и видится пятиклассникам хоть и сквозь

В стихотворении Н. А. Некрасов определяет сущность своего поэтического творчества. Н. А. Некрасова как гражданского поэта заботит судьба крестьянства, роль поэтического творчества, назначение поэта. Поэтому в своих лирических произведениях Николай Алексеевич не раз обращается к теме назначения поэзии, к судьбе поэта и его творческих произведений. Н. А. Некрасов пишет стихотворение ‘Вчерашний день, часу в шестом…’, в котором в рамках одного художественного целого соединяются две темы: тяжелое положение крестьянства и сложная миссия поэта в обществе. Лирическое произведение – небольшое по объему, всего два четверостишия. В центре первой части стихотворения образ молодой крестьянки, публично избиваемой кнутом на Сенной площади Санкт-Петербурга:Вчерашний день, часу в шестом, Зашел я на Сенную,Там били женщину кнутом, Крестьянку молодую. Ни звука из ее груди, Лишь бич свистал, играя…Молчание женщины свидетельствует о ее особой гордости: она не просит пощады у своих палачей. В лирическом произведении используются метафоры, олицетворения , характеризующие действия палачей. Стихотворение написано четырехстопным ямбом. Этот стихотворный размер передает звуки совершаемого действия, свист бича. Поэт сравнивает свою музу с публично избиваемой женщиной:И музе я сказал: ‘Гляди! Сестра твоя родная!’Так Н. А. Некрасов определяет сущность собственного поэтического творчества. Муза здесь олицетворяется и становится сестрой избиваемой женщины. Но так же как и молодая крестьянка, поэзия Некрасова горда и независима от общественного мнения. Стихотворение Н. А. Некрасова написано в 1848 году, то есть задолго до отмены крепостного права в России. Стихотворение состоит из двух предложений, двух частей. Первая – определение времени и места действия. Не в первый раз поэт обращается к теме Петербурга, причем не парадного, а Петербурга простого народа, подавляемого, избиваемого, терпеливого. Перед нами бытовая, вполне типичная сцена: на одной из улиц Питера за что-то наказывают плетьми молодую крестьянку. Женщина не стонет, не плачет, не умоляет, а терпеливо переносит наказание, вдвойне жестокое, так как оно еще и публичное. Это – сюжетная основа стихотворения, картинка, предстающая перед нашими глазами в первой части произведения. Образ русской крестьянки – один из основных образов поэзии Некрасова. Кто не знает знаменитых его слов о женщине ‘в русском селении’, которая ‘коня на скаку остановит’ и ‘в горящую избу войдет’. Только неожиданно фантазия поэта поставила рядом крепостную крестьянку и Музу. Большинству из нас Муза представляется красивой молодой женщиной в белом длинном одеянии с арфой, пером или книгой в руках, воздушная, не от мира сего, само вдохновение, мечта. А здесь? Распростертое на земле или на помосте обнаженное крепкое тело крестьянки, привычной к работе, к побоям, не слышавшей за всю жизнь слова благодарности, терпеливо, молча сносящая любое оскорбление, любое надругательство. Ни звука из ее груди, Лишь бич свистал, играя…И Музе я сказал: ‘Гляди! Сестра твоя родная!’Что же позволило Н. А. Некрасову сравнить Музу и крепостную крестьянку? Прежде всего – долготерпение, которое не первый раз осуждает поэт в своих произведениях . Как и женщина на Сенной, русская поэзия XIX века бесправна, избиваема критикой, цензурой. Поэта за его неблагонадежные стихи можно сослать, посадить в тюрьму, убить, если не физически, то морально. Но она сильна и терпелива, она вынесет все и оставит свое слово гнева потомкам.

Лавная мысль в том, что бедная девушка влюбилась в богатого молодого человека. Она не знала, что он может ее обмануть. В повести рассказывается о наивности бедной Лизы, как она верила ему.

Рядом с большим судном располагаются – маленькие лодки. Это выражает метафоричность, которая показывает величие большого парохода.

Одну молитву чудную твержу я наизусть… М. Ю. Лермонтов ‘Молитва’ – одно из поздних стихотворений М. Ю. Лермонтова . Поэтому можно смело сказать, что оно отражает сложившееся миро-воззрение художника. В минуту слабости или душевной боли поэт обращается к Богу. В произведении с психологической проникновенностью передается состояние ‘душевного просветления’. Это состояние противопоставлено ‘трудной минуте жизни’ – обычному для лирического героя Лермонтова настроению подавленности, грусти и скептицизма. В данном стихотворении поэт открывается совершенно с другой стороны: он возносит молитву, восхищаясь, удивляясь и радуясь одновременно этому спасительному ‘мостику’, который приводит героя к ‘светлым душевным порывам’. Известно, что ‘Молитва’ написана для Марии Щербаковой, княгини, которой художник был увлечен . Поэтому приведено выше толкование вполне уместно. Вместе с тем, ‘святая прелесть’ предстает и как власть слова над человеком: Есть сила благодатная В созвучье слов живых… В самом деле, в нехитрых словах молитвы есть что-то мистическое. И, как бы ни был удручен поэт, в молитве он находит успокоение и черпает новые силы: С души как бремя скатится Сомненье далеко – И верится, и плачется, И так легко, легко… В дореволюционных работах стихотворение нередко рассматривалось как свидетельство перехода Лермонтова от мятежности к религиозному смирению. Но еще в 1841 году В. Г. Белинский подчеркнул, что ‘… из того же самого духа поэта, из которого вышли такие безотрадные, леденящие сердце звуки, вышла и эта молитвенная, елейная мелодия надежды, примирения и блаженства в жизни жизнью’. Я согласен с утверждением великого критика. По сути, поэт и здесь намекает на свою неудовлетворенность окружающей его действительностью. Он остается разочарованным и мятежным, но ‘живые слова’ даруют ему, пусть временное, но такое необходимое избавление от сомнений. В завершение хочу обратить внимание на необычайную мелодичность произведения. Это стихотворение положили на музыку более сорока композиторов! ‘Молитва’ вошла и в народный песенный репертуар. По-моему, М. Ю. Лермонтов – самый ‘музыкальный’ поэт нашей литературы, понимать которого нужно не умом, а сердцем

В своём творчестве Н. А. Некрасов неоднократно обращался к теме любви. В его стихотворениях любовное чувство многогранно, оно выступает во всей его неоднозначности, непредсказуемости. Главная тема стихотворения – любовь, чувство, которое автор хотел показать во всем его многообразии, со всеми его конфликтами и поисками к примирению.

Главная мысль стихотворения’Мы с тобой бестолковые люди’ – жизнь прозаична, и не всегда любовь – это прекрасные моменты. Любовь, как и жизнь, противоречива, бывает, что на ней и не лежит отпечаток идилличности и умиленности.

Обращение – ‘друг мой’

Неман – стихотворение Федора Ивановича Тютчева, написанное в 1853 году, в 3-й период творчества и впервые опубликованное под заглавием ‘Проезд через Ковно’ в альманахе ‘Раут на 1854 год’ .

Стихотворение отображает события Отечественной войны с точки зрения Ф. И. Тютчева и дает нам представление о произошедших событиях.

Это стихотворение отражает состояние осенней природы и одновременно внутреннее состояние лирического героя. Как изменяются времена года, так меняется и человек, его чувства и настроения.

Мертвым листом осеннего листопада становится душа лирического героя, которая попала под власть фатальности судьбы.

Анализ стихотворения ‘После грозы’.

4. Цельное, стройное, неделимое произведение. 5. Лирический герой. 6. Олицетворение, эпитеты, метафора. Они ярче и глубже раскрывают идею произведения: метались цветы, светлое утро, солнечный веер, дышат нектаром цветы…и т. д…. 7. Быстрый ритм.

10. Автор хочет передать свои чувства, которые испытывает лирический герой во время грозы.

В стихотворении ‘Зимняя дорога’, написанном в 1826 году, звучит традиционная для лирики Пушкина тема дороги. Однако, в отличие от стихотворений романтического периода, здесь она осмысливается иначе. Романтический герой – вечный скиталец, вся его жизнь – в пути, в дороге, и любая остановка означает для него потерю свободы. В романтической поэзии тема свободы с темой дороги связана очень тесно. Здесь же тема дороги соединяется не со стремлением к свободе, а наоборот – герой стремится домой. Дорога здесь связывается с ‘волнистыми туманами’, ‘печальными полянами’ и ‘однозвучным’ колокольчиком, а сама дорога названа ‘скучной’. Этому долгому и утомительному пути противопоставлен домашний уют. Таким образом, если в романтических стихотворениях мотив дороги связывался с постоянным движением, с кочевой жизнью и именно такая жизнь представляется как наиболее приближенная к идеалу – полной свободе человека, то в 1826 году Пушкин осмысляет эту тему по-другому.

Анализ стихотворения Брюсова «Между двойною бездной…»

Точная дата создания этого стихотворения неизвестна, однако не возникает сомнений по поводу того, кому именно оно была адресовано. Дело в том, что в 1897 году Валерий Брюсов обвенчался с чешской переводчицей Иоанной Рунт, которая до конца жизни оставалась не только верной спутницей, но и музой поэта.

Свои чувства к женщинам мужчины выражают по-разному, однако испытывают они практически одно и то же — нежность, желание заботиться и оберегать возлюбленную, а также щемящее чувство счастья, перед которым меркнут все другие жизненные ценности.

Поэтому неудивительно, что его стихотворение начинается со строчки, которой суждено было войти в хрестоматийные сборники: «Я люблю тебя и небо, только небо и тебя». Впрочем, автор признается, что обе его избранницы имеют много общего. Он любит смотреть

Более того, она дает чувство свободы и полета, поэтому поэт признается: «Я, как лебедь на волнах, меж двойною бездной рею, отражен в своих мечтах.

Читайте также:  Анализ стихотворения Маяковского Хорошее отношение к лошадям

Брюсов убежден, что каждый человек приходит в этот мир с единственной целью — научиться любить. И только после этого небо раскрывает перед ним свои тайны, которые недоступны людям с жестоким сердцем и черствой душой. Однако далеко не всегда земной путь человека наполнен счастьем и радостью, и не каждому дается возможность встретить настоящую любовь, которая будет согревать своим светом двух людей на протяжении всей жизни.

Но если это произошло, то лучшей судьбы для себя не следует и желать. Две бездны в какой-то момент соединятся, создав тот удивительный мир радости и гармонии, двери в который открыты для всех нас. Проблема лишь в том, что не каждый способен оценить такой дар по достоинству и бережно пронести его сквозь всю жизнь, не растратив чувства, которые вспыхнули однажды и преобразили весь мир.

Дайджест:

Анализ стихотворения Брюсова «Тени прошлого» В 25 лет Валерий Брюсов мог похвастаться богатым жизненным опытом. К этом времени он являлся студентом последнего курса историко-филологического факультета Московского университета, автором четырех литературных сборников и тесно связывал свою. .

Анализ стихотворения Брюсова «Умершим мир!» Брюсов считал себя настоящим патриотом России, поэтому начало первой мировой войны он воспринял с воодушевлением. Однако очень скоро оно сменилось депрессивностью, в творчестве поэта вновь стали проскальзывать нотки декадентства, к. .

Анализ стихотворения Брюсова «В тиши задремавшего парка…» В юности Валерий Брюсов пережил бурный роман, который закончился весьма трагически. Его возлюбленная Елена Краскова, с которой поэт рассчитывал сочетаться узами законного брака, в 1893 году скончалась от оспы. Однако. .

Анализ стихотворения Брюсова «Первый снег» Валерий Брюсов с юности увлекался символизмом, поэтому неудивительно, что его первые литературные эксперименты были связаны именно с этим направлением. Позже уверенность в том, что произведения с двойным смыслом представляют несомненную. .

Анализ стихотворения Брюсова «Умирающий костер» Валерий Брюсов никогда не считал себя гражданским поэтом, так как привык наблюдать за общественными переменами со стороны. Поэтому он довольно редко позволял себе публичные высказывания относительно того, что ждет его. .

Анализ стихотворения Брюсова «Облака» До момента своего увлечения символизмом Валерий Брюсов экспериментировал с различными направлениями в поэзии. Его ранняя пейзажная лирика выдержана в лучших традициях классицизма, и в ней можно найти подражание Фету и. .

Анализ стихотворения Брюсова «Старый викинг» С юности увлекаясь французским символизмом, Валерий Брюсов постоянно искал не только новые формы выражения своих мыслей, но и оригинальные темы для произведений. Поэт поочередно увлекался любовной лирикой и социальными проблемами. .

Анализ стихотворения Брюсова «Грядущие гунны» Валерий Брюсов не воспринимал всерьез революционные идеи, хотя понимал, что общество нуждается в переменах. Тем не менее, его путь развития через войны и потрясения поэт считал ошибочным. События 1904 -1905. .

Анализ стихотворения Брюсова «Сумасшедший» Молодой Валерий Брюсов, как и многие его коллеги по поэтическому цеху, довольно много экспериментировал, пытаясь найти свой путь в литературе. Однако даже в ранних произведениях этого автора достаточно четко прослеживаются. .

Анализ стихотворения Брюсова «Мучительный дар» С самого детства Валерий Брюсов связывал свою жизнь с литературой, считая, что обладает настоящим талантом. Это мнение разделяли и близкие юного поэта, поэтому свой первый сборник стихов Брюсов назвал «Шедевры». .

Анализ стихотворения Брюсова «Женщине» В любовной лирике русских поэтов образ женщины-богини занимает одно из ключевых мест. Не стало исключением в этом отношении и стихотворение Валерия Брюсова «Женщине», которое он написал в 1899 году, спустя. .

Анализ стихотворения Брюсова «К моей стране» События 1905 года живо обсуждались в литературных кругах. Кто-то видел в революционных погромах знамение судьбы и выступал за свержение самодержавия, кто-то, наоборот, поддерживал смутьянов, считая, что будущее России — за. .

Анализ стихотворения Брюсова «Сонет к форме» Валерий Брюсов является одним из основоположников русского символизма — направления, которое возводит форму любого литературного произведения в абсолют. Поэтому неудивительно, что в своих ранних стихах этот поэт проповедует идеи выбранного. .

Анализ стихотворения Брюсова «Фонарики» Синдром нового столетия коснулся многих русских поэтов на рубеже 19 и 20 веков. Некоторым из них будущее предвиделось мрачным и зловещим, для чего действительно были весьма веские основание. Другие литераторы. .

Анализ стихотворения Брюсова «Хвала Человеку» Начало 20 века стало переломным для Валерия Брюсова, который изначально считал себя символистом. Однако по мере осознания своей роли в современной литературе поэт все чаще и чаще стал уделять внимание. .

Анализ стихотворения Брюсова «Ранняя осень» Валерий Брюсов по праву считается одним из основоположников русского символизма. Особенно ярко эта литературная тенденция прослеживается в его ранних произведениях — поэт пытается найти философский смысл в привычных предметах и. .

Анализ стихотворения Брюсова — размышление о судьбе по­эта Стихотворение В. Я. Брюсова — размышление о судьбе по­эта, о назначении поэтического творчества. Брюсов видит тяже­лый трудный путь поэта. Все его произведение является своеоб­разным наставлением, призывом тем, кто считает себя. .

Анализ стихотворения Брюсова «Каменщик» Рубеж 19 и 20 веков ознаменовался революционными брожениями в обществе, которые поддерживали многие русские литераторы. Среди них оказался и Валерий Брюсов, который в тот момент считал себя декадентом и видел. .

Анализ стихотворения Брюсова «Труд» К теме труда Брюсов обращался не единожды, причем в разные периоды творчества. В частности, он написал сразу два стихотворения с одинаковым названием — «Работа». Первое датировано 1901 годом, второе —. .

Анализ стихотворения Брюсова «Памятник» В 1912 году Брюсов создает стихотворение «Памятник». Текст отсылает сразу к двум великим одноименным произведениям русской литературы. Из двадцатого столетия поэт общается с Державиным и Пушкиным. Кроме того, Валерий Яковлевич. .

Анализ стихотворения Брюсова «Юному поэту» Валерий Брюсов по праву считается одним из основоположников русского символизма — литературно-художественного течения, которое приобрело огромную популярность на рубеже 19 и 20 веков. Несмотря на то, что сам по себе. .

Анализ стихотворения Брюсова «У себя» В 1903 году Брюсов выпускает четвертый поэтический сборник, получивший название «Urbi et Orbi» . В нем огромное место отведено урбанистической теме. Валерий Яковлевич рисует картины жизни в большом городе, уделяя. .

Анализ стихотворения «Кинжал» Брюсова В. Я Чтение этого стихотворения вслух поможет настроиться на восприятие контрастной Бальмонту стилевой системы Брюсова. Это не баюкающе-распевная мелодия бальмонтовской «Фантазии», а энергичная, четко артикулированная поступь брюсовского стихотворения. Заметим, что современники отмечали. .

Анализ стихотворения Брюсова «В будущем» Стихотворение «В будущем» относится к раннему творчеству Брюсова. Поэт включил его в свой дебютный сборник «Chefs d’oeuvre» , созданный по большей части под влиянием творчества Поля Верлена и увидевший свет. .

Анализ стихотворения Брюсова «Опять сон» Валерий Брюсов по праву считается одним из основоположников русского символизма. Первый собственный сборник стихотворений под названием «Chefs d’oeuvre» он издал в 1895 году. В то время молодой поэт вообще скромностью. .

Анализ стихотворение «В будущем» В. Я. Брюсова Стихотворение В. Я. Брюсова «В будущем», одно из красивейших и душевных стихотворений поэта. Оно не самое известное среди читателей, но его душевность, лиричность просто околдовывают. Стихотворение небольшое, состоит из трех. .

Анализ стихотворения Брюсова «Отреченье» «Отреченье» — стихотворение, написанное в 1896 году и относящееся к раннему творчеству Брюсова. Оно входит в последнюю часть сборника «Me eum esse» , увидевшего свет на закате девятнадцатого столетия. В. .

Анализ стихотворения Брюсова «В магическом саду» Произведению 1895 г. предпослан эпиграф из тютчевского творения » Пошли, Господь, свою отраду…» Интертекстуальные связи, заявленные цитатой, распространяются на контуры лирической ситуации, только герой Тютчева наблюдает за нищим странником со. .

Анализ сцены объяснения между Наташей Ростовой и князем Андреем по роману эпопее Война и мир 23 глава, часть 3, том 2 Масштабное эпическое повествование в романе Л. Н. Толстого «Война и мир» сочетается с исследованием человеческой души. В ходе повествования мы наблюдаем процесс развития внутреннего. .

Анализ стихотворения Лермонтова «Она была прекрасна, как мечта…» Первый раз юный Лермонтов влюбился в 9-летнем возрасте, поэтому к 18 годам он не только успел познать сладость душевных мук, но и научился выражать свои чувства в стихах. Подавляющее их. .

Анализ стихотворения С — А — Есенина «Гой ты, Русь моя родная!… — -» анализ стихотворения есенина гой Подготовка к ЕГЭ: Сочинение Анализ стихотворения С. А. Есенина «Гой ты, Русь моя родная!…..» анализ стихотворения есенина гой Стихотворение «Гой ты, Русь моя родная…» написано Есениным в 1914 году, когда. .

Анализ стихотворения «Родина» средства художественной выразительности Стихотворение «Родина» написано в 1841 году, незадолго до смерти поэта. Главная его тема — любовь к Родине. Лермонтов любит свои родные края, свою страну, избы и поселки, любит всю простоту. .

Анализ стихотворения Тютчева «Небо бледно-голубое…» После возвращения из Европы Федор Тютчев не оставил государственной службы и до самой смерти совмещал ее с литературной деятельностью. Он был приближен к царскому двору и мог бы рассказать своим. .

Анализ стихотворения Пастернака «Любимая,- жуть! Когда любит поэт…» В юности Борис Пастернак пережил личную драму, когда получил отказ от Иды Высоцкой выйти за него замуж. Тем не менее, образ этой московской красавицы долгие годы преследовал поэта, которому порой. .

Анализ стихотворения Андрея Белого «Любовь» В жизни Андрея Белого было несколько серьезных романов, каждый из которых закончился весьма трагически. Поэт предвидел, что его личная жизнь будет состоять из сплошных взлетов и падений, так как предъявлял. .

Анализ стихотворения Блока «Всю жизнь ждала…» Семейная жизнь Александра Блока с самых первых дней складывалась непросто. Поэт боготворил свою избранницу, однако был убежден, что в браке важен духовный союз, а не физическая близость. В итоге Любовь. .

Анализ стихотворения Баратынского «Разуверение» Мать Евгения Баратынского была фрейлиной императрицы Марии Федоровны, поэтому будущий поэт в подростковом возрасте был определен в пажеский корпус. Его родители рассчитывали, что юноша сделает блестящую карьеру при дворе, однако. .

Анализ стихотворения Жуковского «Море» В классической русской литературе существует множество направлений, среди которых одним из наиболее привлекательных и волнующих по праву считается романтизм. Зародившись в Европе, он очень скоро приобрел популярность во многих странах. .

Анализ стихотворения Жуковского «Песня « Василий Жуковский женился довольно поздно, будучи уже 58-летним зрелым мужчиной. Свой отказ создавать семью поэт часто аргументировал тем, что на это у него попросту нет времени. Все дело в том. .

Анализ стихотворения Фета «Если ты любишь, как я, бесконечно…» До самой смерти Афанасий Фет хранил свою сердечную тайну, укоряя себя за то, что отверг любовь женщины, которая могла сделать его по-настоящему счастливым. Вскоре после расставания с Марией Лазич возлюбленная. .

Стихотворение “Двойная бездна” Мережковский Дмитрий Сергеевич

Не плачь о неземной отчизне,
И помни,- более того,
Что есть в твоей мгновенной жизни,
Не будет в смерти ничего.

И жизнь, как смерть необычайна…
Есть в мире здешнем — мир иной.
Есть ужас тот же, та же тайна —
И в свете дня, как в тьме ночной.

И смерть и жизнь — родные бездны;
Они подобны и равны,
Друг другу чужды и любезны,
Одна в другой отражены.

Одна другую углубляет,
Как зеркало, а человек
Их съединяет, разделяет
Своею волею навек.

И зло, и благо,- тайна гроба.
И тайна жизни — два пути —
Ведут к единой цели оба.
И все равно, куда идти.

Будь мудр,- иного нет исхода.
Кто цепь последнюю расторг,
Тот знает, что в цепях свобода
И что в мучении — восторг.

Ты сам — свой Бог, ты сам свой ближний.
О, будь же собственным Творцом,
Будь бездной верхней, бездной нижней,
Своим началом и концом.

Еще стихотворения:

Вся мысль моя — тоска Вся мысль моя — тоска по тайне звездной… Вся жизнь моя — стояние над бездной… Одна загадка — гром и тишина, И сонная беспечность и тревога, И малый злак, и.

Старик и смерть Прискучил мужику свой век; Коль несчастен человек! О! Несчастная судьбина! Злое счастье он бранил. «Я в работе, как скотина, — Он себе так говорил, — Как был молод, без роптанья.

Над миром тайна и в сердце тайна Над миром тайна и в сердце тайна, А здесь — пустынный и мглистый сон. Все в мире просто, необычайно: И бледный месяц, и горный склон. В тиши вечерней все стало.

Будь готов! Пионер! Всегда будь смелым, Не бросай на ветер слов И проверить слово делом Будь готов! — Всегда готов! Будь веселым, плавай, прыгай, Жги костры среди кустов, Но склонить лицо над.

Люблю в романе все пышное и роковое Люблю в романе все пышное и роковое: Адский смех героинь, напоенный ядом клинок… А наша повесть о том, что всегда нас — двое, Что, друг к другу прильнув, я одна.

Признание Моя дорога — дорога бури, Моя дорога — дорога тьмы. Ты любишь кроткий блеск лазури, Ты любишь ясность, — и вместе мы! Ах, как прекрасно, под сенью ясной, Следить мельканье.

Кому о радости поведать? «Кому повем печаль мою?» Кому о радости поведать? Печали розданы. Их нет. «Опять ты бодренький с рассвета?» — корит меня дружок-поэт. Его сомненья, как вериги, бренчат, пугая певчих птах. «Пошто.

Чему бы жизнь нас ни учила Чему бы жизнь нас ни учила, Но сердце верит в чудеса: Есть нескудеющая сила, Есть и нетленная краса. И увядание земное Цветов не тронет неземных, И от полуденного зноя Роса.

Снежная ночь в Вене Ты безумна, Изора, безумна и зла, Ты кому подарила свой перстень с отравой И за дверью трактирной тихонько ждала: Моцарт, пей, не тужи, смерть в союзе со славой. Ах, Изора.

Как океан объемлет шар земной Как океан объемлет шар земной, Земная жизнь кругом объята снами; Настанет ночь — и звучными волнами Стихия бьет о берег свой. То глас ее; он нудит нас и просит… Уж.

Служителю муз Свой хор заветный водят музы Вдали от дольных зол и бед, Но ты родные Сиракузы Люби, как древле Архимед! Когда бросает ярость ветра В лицо нам вражьи знамена,- Сломай свой.

Что в жизни, если мы не любим никого Что в жизни, если мы не любим никого, Когда и нас взамен никто любить не может, Когда в прошедшем мы не видим ничего И в будущем ничто нам сердца не.

Старость Чем больше я живу — тем глубже тайна жизни, Тем призрачнее мир, страшней себе я сам, Тем больше я стремлюсь к покинутой отчизне, К моим безмолвным небесам. Чем больше я.

Так жизнь ничтожеством страшна Так жизнь ничтожеством страшна, И даже не борьбой, не мукой, А только бесконечной скукой И тихим ужасом полна, Что кажется — я не живу, И сердце перестало биться, И это.

Разлад Есть много горестных минут! Томится ум, и сердцу больно, Недоумения растут, И грудь стесняется невольно. В душе вопросов длинный ряд, Все тайна — нету разрешенья, С людьми, с самим собой.

Ссылка на основную публикацию