Аня в стране чудес – краткое содержание рассказа Набокова

Мадам Жизнь

Познавательно-развлекательный проект

Отзыв о сказке В.Набокова «Аня в Стране чудес»

Сказка «Аня в Стране чудес» является переводом известной сказки английского писателя Л.Кэрролла «Алиса в стране чудес». Когда писатель В.Набоков делал перевод английской сказки, он изменил имя главной героини и назвал ее Аней. Начинается сказка с того, что Аня и ее старшая сестра жарким летним днем сидели на траве. Сестра читала книжку, которая Ане казалась скучной, потому что в ней не было картинок. Аню начало клонить в сон, когда она увидела необычного кролика с розовыми глазами, пробежавшего мимо.

Девочка решила посмотреть, куда направляется кролик. Вслед за ним она проникла в кроличью нору, а потом провалилась в глубокий колодец. Так Аня попала в Страну чудес. В Стране чудес с Аней происходили странные, порой совершенно нелогичные вещи.

Она становилась то крошечной, то огромной, в зависимости от того, что съела или выпила. Ей пришлось тонуть в луже из собственных слез, а потом она играла в куралесы. Путешествуя по Стране чудес, девочка встретила гигантского щенка, от которого еле убежала, а потом познакомилась с голубой гусеницей. Гусеница открыла ей секрет, как с помощью гриба можно менять свой рост.

В доме Герцогини Аня познакомилась с Масляничным Котом. Этот кот умел исчезать так, что от него оставалась только улыбка. Масляничный Кот посоветовал Ане навестить Шляпника и Мартовского Зайца. Придя к Шляпнику, девочка увидела, что он вместе с Мартовским Зайцем пьет чай. Она узнала, что Шляпник и Заяц поссорились с Временем, и время для них остановилось в момент чаепития. Теперь они вынуждены беспрерывно пить чай.

Затем Аня попала в королевский сад. Там она встретила трех садовников, которые выглядели необычно – они были плоскими и прямоугольными. Садовники занимались тем, что красили белые розы красной краской. Позднее появилась Королева с Королем и с придворными. Они тоже были плоскими и прямоугольными. Тогда Аня поняла, что перед ней игральные карты.

Королева все время была чем-либо недовольна. Она постоянно требовала отрубить провинившимся головы. Ане пришлось прятать трех садовников от королевских солдат. Она положила садовников в цветочный горшок, и солдаты их не нашли.

Королева пригласила Аню поиграть в необычный крокет. Роль шаров исполняли живые ежи, а клюшками служили фламинго. Играть в такой крокет было крайне трудно, потому что фламинго изгибали свои шеи в самый неподходящий момент, а ежи норовили уползти с поля.

После игры в крокет Королева устроила суд, на котором все присутствующие пытались выяснить, кто украл пирожки. Ане тоже пришлось выступать на этом суде в качестве свидетеля. В какой-то момент девочка позволила себе дерзко поговорить с Королевой, и та велела отрубить Ане голову. На это Аня сказала, что она никого не боится, потому что Королева и все ее приближенные – всего лишь колода карт. Карты напали на Аню, она стала от них отмахиваться и проснулась.

Оказалось что Аня уснула, сидя рядом с сестрой на траве, и путешествие в Страну чудес ей просто приснилось. Аня рассказала свой необычный сон сестре и побежала в дом пить чай.

Таково краткое содержание сказки.

Главная мысль сказки «Аня в Стране чудес» заключается в том, что маленькие дети видят окружающий мир по-своему. Для них он полон тайн и загадок. Каждый день они встречаются с чем-то новым и необычным, и порой даже не удивляются, сталкиваясь с несуразностями и нелогичностью. По той же причине малыши нередко путают сны с реальностью и воспринимают их одинаково серьезно. Для героини сказки, Ани, сон о пребывании в Стране чудес показался таким же реальным, как и окружающая ее жизнь. Аня будет еще долго помнить об этом сказочном приключении.

Сказка учит отличать реальность от сновидений, логичное от нелогичного и правду от вымысла.

В сказке «Аня в Стране чудес» мне понравилась главная героиня, девочка Аня. Хотя ее приключения происходили во сне, Аня вела себя достойно, помогая тем, кто нуждался в помощи, и не испугалась злой Королевы и ее придворных.

Какие пословицы подходят к сказке «Аня в Стране чудес»?

Во сне правды нет.
Не верь снам, а верь делам.
Что думается, то и во сне видится.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.

Краткий пересказ Аня в стране чудес

Ответ

Сказка «Аня в Стране чудес» является переводом известной сказки английского писателя Л.Кэрролла «Алиса в стране чудес». Когда писатель В.Набоков делал перевод английской сказки, он изменил имя главной героини и назвал ее Аней. Начинается сказка с того, что Аня и ее старшая сестра жарким летним днем сидели на траве. Сестра читала книжку, которая Ане казалась скучной, потому что в ней не было картинок. Аню начало клонить в сон, когда она увидела необычного кролика с розовыми глазами, пробежавшего мимо.

Девочка решила посмотреть, куда направляется кролик. Вслед за ним она проникла в кроличью нору, а потом провалилась в глубокий колодец. Так Аня попала в Страну чудес. В Стране чудес с Аней происходили странные, порой совершенно нелогичные вещи.

Она становилась то крошечной, то огромной, в зависимости от того, что съела или выпила. Ей пришлось тонуть в луже из собственных слез, а потом она играла в куралесы. Путешествуя по Стране чудес, девочка встретила гигантского щенка, от которого еле убежала, а потом познакомилась с голубой гусеницей. Гусеница открыла ей секрет, как с помощью гриба можно менять свой рост.

В доме Герцогини Аня познакомилась с Масляничным Котом. Этот кот умел исчезать так, что от него оставалась только улыбка. Масляничный Кот посоветовал Ане навестить Шляпника и Мартовского Зайца. Придя к Шляпнику, девочка увидела, что он вместе с Мартовским Зайцем пьет чай. Она узнала, что Шляпник и Заяц поссорились с Временем, и время для них остановилось в момент чаепития. Теперь они вынуждены беспрерывно пить чай.

Затем Аня попала в королевский сад. Там она встретила трех садовников, которые выглядели необычно – они были плоскими и прямоугольными. Садовники занимались тем, что красили белые розы красной краской. Позднее появилась Королева с Королем и с придворными. Они тоже были плоскими и прямоугольными. Тогда Аня поняла, что перед ней игральные карты.

Королева все время была чем-либо недовольна. Она постоянно требовала отрубить провинившимся головы. Ане пришлось прятать трех садовников от королевских солдат. Она положила садовников в цветочный горшок, и солдаты их не нашли.

Королева пригласила Аню поиграть в необычный крокет. Роль шаров исполняли живые ежи, а клюшками служили фламинго. Играть в такой крокет было крайне трудно, потому что фламинго изгибали свои шеи в самый неподходящий момент, а ежи норовили уползти с поля.

После игры в крокет Королева устроила суд, на котором все присутствующие пытались выяснить, кто украл пирожки. Ане тоже пришлось выступать на этом суде в качестве свидетеля. В какой-то момент девочка позволила себе дерзко поговорить с Королевой, и та велела отрубить Ане голову. На это Аня сказала, что она никого не боится, потому что Королева и все ее приближенные – всего лишь колода карт. Карты напали на Аню, она стала от них отмахиваться и проснулась.

Оказалось что Аня уснула, сидя рядом с сестрой на траве, и путешествие в Страну чудес ей просто приснилось. Аня рассказала свой необычный сон сестре и побежала в дом пить чай.

Таково краткое содержание сказки.

Главная мысль сказки «Аня в Стране чудес» заключается в том, что маленькие дети видят окружающий мир по-своему. Для них он полон тайн и загадок. Каждый день они встречаются с чем-то новым и необычным, и порой даже не удивляются, сталкиваясь с несуразностями и нелогичностью. По той же причине малыши нередко путают сны с реальностью и воспринимают их одинаково серьезно. Для героини сказки, Ани, сон о пребывании в Стране чудес показался таким же реальным, как и окружающая ее жизнь. Аня будет еще долго помнить об этом сказочном приключении.

Сказка учит отличать реальность от сновидений, логичное от нелогичного и правду от вымысла.

В сказке «Аня в Стране чудес» мне понравилась главная героиня, девочка Аня. Хотя ее приключения происходили во сне, Аня вела себя достойно, помогая тем, кто нуждался в помощи, и не испугалась злой Королевы и ее придворных.

Аня в стране чудес. Глава 1

← Содержание Аня в стране чудес/Глава 1
автор Льюис Кэрролл (1832—1898) , пер. Владимир Владимирович Набоков (1899—1877)
Глава 2 →

  • Википедия Алиса в стране чудес

К Читателю. Эта сказка известна маленьким читателям во всём мире. Её автор — знаменитый английский писатель Льюис Кэрролл. Рассказ об Алисе перевёл на русский язык Владимир Набоков и Алиса стала Аней, зажила новой жизнью.

Льюис КЭРРОЛЛ. АНЯ В СТРАНЕ ЧУДЕС

перевод с английского Владимира НАБОКОВА

Глава 1. НЫРОК В КРОЛИЧЬЮ НОРКУ

Ане становилось скучно сидеть без дела рядом с сестрой на травяном скате; раза два она заглянула в книжку, но в ней не было ни разговоров, ни картинок. «Что проку в книжке без картинок и без разговоров?» — подумала Аня.

Она чувствовала себя глупой и сонной — такой был жаркий день. Только что принялась она рассуждать про себя, стоит ли встать, чтобы набрать ромашек и свить из них цепь, как вдруг, откуда ни возьмись, пробежал мимо нее Белый Кролик с розовыми глазами.

В этом, конечно, ничего особенно замечательного не было; не удивилась Аня и тогда, когда услыхала, что Кролик бормочет себе под нос: «Боже мой, Боже мой, я наверняка опоздаю». (Только потом, вспоминая, она заключила, что говорящий зверек — диковина, но в то время ей почему-то казалось это очень естественным.) Когда же Кролик так-таки и вытащил часы из жилетного кармана и, взглянув на них, поспешил дальше, тогда только у Ани блеснула мысль, что ей никогда не приходилось видеть, чтобы у кролика были часы и карман, куда бы их совать. Она вскочила, сгорая от любопытства, побежала за ним через поле и как раз успела заметить, как юркнул он в большую нору под шиповником.

Аня мгновенно нырнула вслед за ним, не задумываясь над тем, как ей удастся вылезти опять на свет Божий.

Нора сперва шла прямо в виде туннеля, а потом внезапно оборвалась вниз — так внезапно, что Аня не успела и ахнуть, как уже стоймя падала куда-то, словно попала в бездонный колодец.

Да, колодец, должно быть, был очень глубок, или же падала она очень медленно: у нее по пути вполне хватало времени осмотреться и подумать о том, что может дальше случиться. Сперва она взглянула вниз, чтоб узнать, что ее ожидает, но глубина была беспросветная; тогда она посмотрела на стены колодца и заметила, что на них множество полок и полочек; тут и там висели на крючках географические карты и картинки. Она падала вниз так плавно, что успела мимоходом достать с одной из полок банку, на которой значилось: «Клубничное варенье». Но, к великому ее сожалению, банка оказалась пустой. Ей не хотелось бросать ее, из боязни убить кого-нибудь внизу, и потому она ухитрилась поставить ее в один из открытых шкафчиков, мимо которых она падала.

«Однако, — подумала Аня, — после такого испытания мне ни чуточки не покажется страшным полететь кувырком с лестницы! Как дома будут дивиться моей храбрости! Что лестница! Если бы я даже с крыши грохнулась, и тогда б я не пикнула! Это уже, конечно».

Вниз, вниз, вниз. Вечно ли будет падение?

— Хотела бы я знать, сколько верст сделала я за это время, — сказала она громко. — Должно быть, я уже приближаюсь к центру земли. Это, значит, будет приблизительно шесть тысяч верст. Да, кажется, так. (Аня, видите ли, выучила несколько таких вещей в классной комнате, и хотя сейчас не очень кстати было высказывать свое знание, все же такого рода упражнение ей казалось полезным.)

— . Да, кажется, это верное расстояние, но вопрос в том, на какой широте или долготе я нахожусь? (Аня не имела ни малейшего представления, что такое долгота и широта, но ей нравился пышный звук этих двух слов.)

Немного погодя она опять принялась думать вслух:

— А вдруг я провалюсь сквозь землю? Как забавно будет выйти на той стороне и очутиться среди людей, ходящих вниз головой! Антипатии, кажется. (На этот раз она была рада, что некому слышать ее: последнее слово как-то не совсем верно звучало.)

— Но мне придется спросить у них название их страны. Будьте добры, сударыня, сказать мне, куда я попала: в Австралию или в Новую Зеландию? (Тут она попробовала присесть — на воздухе-то!) Ах, за какую дурочку примут меня! Нет, лучше не спрашивать: может быть, я увижу это где-нибудь написанным.

Вниз, вниз, вниз. От нечего делать Аня вскоре опять заговорила. «Сегодня вечером Дина, верно, будет скучать без меня». (Дина была кошка.) «Надеюсь, что во время чая не забудут налить ей молока в блюдце. Дина, милая, ах, если бы ты была здесь, со мной! Мышей в воздухе, пожалуй, нет, но зато ты могла бы поймать летучую мышь! Да вот едят ли кошки летучих мышей? Если нет, почем же они по крышам бродят?» Тут Аня стала впадать в дремоту и продолжала повторять сонно и смутно: «Кошки на крыше, летучие мыши». А потом слова путались и выходило что-то несуразное: летучие кошки, мыши на крыше. Она чувствовала, что одолел ее сон, но только стало ей сниться, что гуляет она под руку с Диной и очень настойчиво спрашивает у нее: “Скажи мне, Дина, правду: ела ли ты когда-нибудь летучих мышей?”. — как вдруг.

Аня оказалась сидящей на куче хвороста и сухих листьев. Паденье было окончено. Она ничуть не ушиблась и сразу же вскочила на ноги. Посмотрела вверх — там было все темно. Перед ней же был другой длинный проход, и в глубине его виднелась спина торопливо семенящего Кролика. Аня, вихрем сорвавшись, кинулась за ним и успела услышать, как он воскликнул на повороте: «Ох, мои ушки и усики, как поздно становится!» Она была совсем близко от него, но, обогнув угол, потеряла его из виду. Очутилась она в низкой зале, освещенной рядом ламп, висящих на потолке.

Вокруг всей залы были многочисленные двери, но все оказались запертыми! И после того как Аня прошлась вдоль одной стороны и вернулась вдоль другой, пробуя каждую дверь, она вышла на середину залы, с грустью спрашивая себя, как же ей выбраться наружу.

Внезапно она заметила перед собой столик на трех ножках, весь сделанный из толстого стекла. На нем ничего не было, кроме крошечного золотого ключика, и первой мыслью Ани было, что ключик этот подходит к одной из дверей, только что испробованных ею. Не тут-то было! Замки были слишком велики, ключик не отпирал. Но, обойдя залу во второй раз, она нашла низкую занавеску, которой не заметила раньше, а за этой занавеской оказалась крошечная дверь. Она всунула золотой ключик в замок — он как раз подходил!

Аня отворила дверцу и увидела, что она ведет в узкий проход величиной с крысиную норку. Она встала на колени и, взглянув в глубину прохода, увидела в круглом просвете уголок чудеснейшего сада. Как потянуло ее туда из сумрачной залы, как захотелось ей там побродить между высоких нежных цветов и прохладных светлых фонтанов! — но и головы она не могла просунуть в дверь. «А если б и могла», — подумала бедная Аня, — «то все равно без плеч далеко не уйдешь. Ах, как я бы хотела быть в состоянии складываться, как подзорная труба! Если бы я только знала, как начать, мне, пожалуй, удалось бы это». Видите ли, случилось столько необычайного за последнее время, что Аня уже казалось, что на свете очень мало действительно невозможных вещей.

Постояла она у дверцы, потопталась, да и вернулась к столику, смутно надеясь, что найдет на нем какой-нибудь другой ключ или по крайней мере книжку правил для людей, желающих складываться по примеру подзорной трубы; на этот раз она увидела на нем скляночку (которой раньше, конечно, не было, — подумала Аня), и на бумажном ярлычке, привязанном к горлышку, были напечатаны красиво и крупно два слова: “ВЫПЕЙ МЕНЯ”.

Очень легко сказать: «Выпей меня», но умная Аня не собиралась действовать опрометчиво. «Посмотрю сперва», — сказала она, — «есть ли на ней пометка “яд”». Она помнила, что читала некоторые милые рассказики о детях, которые пожирались дикими зверями, и с которыми случались всякие другие неприятности — все только потому, что они не слушались дружеских советов и не соблюдали самых простых правил, как, например: если будешь держать слишком долго кочергу за раскаленный докрасна кончик, то обожжешь руку; если слишком глубоко воткнешь в палец нож, то может пойти кровь; и, наконец, если глотнешь из бутылочки, помеченной «яд», то рано или поздно почувствуешь себя неважно.

Но в данном случае на склянке никакого предостережения не было, и Аня решилась испробовать содержимое. И так как оно весьма ей понравилось (еще бы! это был какой-то смешанный вкус вишневого торта, сливочного мороженого, ананаса, жареной индейки, тянучек и горячих гренков с маслом), то склянка вскоре оказалась пуста. .

— Вот странное чувство! — воскликнула Аня. — Должно быть, я захлопываюсь, как телескоп.

Действительно: она теперь была не выше десяти дюймов росту и вся она просияла при мысли, что при такой величине ей легко можно пройти в дверцу, ведущую в дивный сад. Но сперва нужно было посмотреть, перестала ли она уменьшаться: этот вопрос очень ее волновал. «Ведь это может кончиться тем, что я вовсе погасну, как свеча, — сказала Аня. — На что же я тогда буду похожа?». И она попробовала вообразить себе, как выглядит пламя, после того, как задуешь свечу. Никогда раньше она не обращала на это внимания.

Через некоторое время, убедившись в том, что ничего больше с ней не происходит, она решила не медля отправиться в сад. Но, увы! Когда бедная Аня подошла к двери, она спохватилась, что забыла взять золотой ключик, а когда пошла за ним к стеклянному столику, то оказалось, что нет никакой возможности до него дотянуться: она видела его совершенно ясно, снизу, сквозь стекло и попыталась даже вскарабкаться вверх по одной из ножек, но слишком было скользко; и уставшая от тщетных попыток, бедняжка свернулась в клубочек и заплакала.

— Будет тебе плакать. Что толку в слезах? — довольно резко сказала Аня себе самой. – Советую тебе тотчас же перестать.

Советы, которые она себе давала, обычно были весьма добрые, хотя она редко следовала им. Иногда она бранила себя так строго, что слезы выступали на глазах, а раз, помнится, она попробовала выдрать себя за уши за то, что сплутовала, играя сама с собой в крокет. Странный этот ребенок очень любил представлять из себя двух людей. «Но это теперь ни к чему», — подумала бедная Аня. — «Ведь от меня осталось так мало! На что я гожусь. »

Тут взгляд ее упал на какую-то стеклянную коробочку, лежащую под столом: она открыла ее и нашла в ней малюсенький пирожок, на котором изящный узор изюминок образовал два слова: «СЪЕШЬ МЕНЯ!»

— Ну что же, и съем! — сказала Аня. — И если от этого я вырасту, то мне удастся достать ключ; если же я стану еще меньше, то смогу подлезть под дверь. Так или иначе, я буду в состоянии войти в сад. Будь что будет!

Она съела кусочек и стала спрашивать себя: «В какую сторону, в какую?» — и при этом ладонь прижимала к темени, чтобы почувствовать, по какому направлению будет расти голова; однако, к ее великому удивлению, ничего не случилось: она оставалась все того же роста. Впрочем, так обыкновенно и бывает, когда ешь пирожок, но она так привыкла на каждом шагу ждать одних только чудес, что жизнь уже казалась ей глупой и скучной, когда все шло своим порядком.

Поэтому она принялась за пирожок, и вскоре он был уничтожен. . .

Аня в стране чудес (Льюис Кэрролл, перевод В. Набокова)
Глава 1. Нырок в кроличью норку

Глава 1. НЫРОК В КРОЛИЧЬЮ НОРКУ

Ане становилось скучно сидеть без дела рядом с сестрой на травяном скате; раза два она заглянула в книжку, но в ней не было ни разговоров, ни картинок. “Что проку в книжке без картинок и без разговоров?” – подумала Аня.

Она чувствовала себя глупой и сонной – такой был жаркий день. Только что принялась она рассуждать про себя, стоит ли встать, чтобы набрать ромашек и свить из них цепь, как вдруг, откуда ни возьмись, пробежал мимо нее Белый Кролик с розовыми глазами.

В этом, конечно, ничего особенно замечательного не было; не удивилась Аня и тогда, когда услыхала, что Кролик бормочет себе под нос: “Боже мой, Боже мой, я наверняка опоздаю”. (Только потом, вспоминая, она заключила, что говорящий зверек – диковина, но в то время ей почему-то казалось это очень естественным.) Когда же Кролик так-таки и вытащил часы из жилетного кармана и, взглянув на них, поспешил дальше, тогда только у Ани блеснула мысль, что ей никогда не приходилось видеть, чтобы у кролика были часы и карман, куда бы их совать. Она вскочила, сгорая от любопытства, побежала за ним через поле и как раз успела заметить, как юркнул он в большую нору под шиповником.

Аня мгновенно нырнула вслед за ним, не задумываясь над тем, как ей удастся вылезти опять на свет Божий.

Нора сперва шла прямо в виде туннеля, а потом внезапно оборвалась вниз – так внезапно, что Аня не успела и ахнуть, как уже стоймя падала куда-то, словно попала в бездонный колодец.

Да, колодец, должно быть, был очень глубок, или же падала она очень медленно: у нее по пути вполне хватало времени осмотреться и подумать о том, что может дальше случиться. Сперва она взглянула вниз, чтоб узнать, что ее ожидает, но глубина была беспросветная; тогда она посмотрела на стены колодца и заметила, что на них множество полок и полочек; тут и там висели на крючках географические карты и картинки. Она падала вниз так плавно, что успела мимоходом достать с одной из полок банку, на которой значилось: “Клубничное варенье”. Но, к великому ее сожалению, банка оказалась пустой. Ей не хотелось бросать ее, из боязни убить кого-нибудь внизу, и потому она ухитрилась поставить ее в один из открытых шкафчиков, мимо которых она падала.

“Однако, – подумала Аня, – после такого испытания мне ни чуточки не покажется страшным полететь кувырком с лестницы! Как дома будут дивиться моей храбрости! Что лестница! Если бы я даже с крыши грохнулась, и тогда б я не пикнула! Это уже, конечно”.

Вниз, вниз, вниз. Вечно ли будет падение?

– Хотела бы я знать, сколько верст сделала я за это время, – сказала она громко. – Должно быть, я уже приближаюсь к центру земли. Это, значит, будет приблизительно шесть тысяч верст. Да, кажется, так. (Аня, видите ли, выучила несколько таких вещей в классной комнате, и хотя сейчас не очень кстати было высказывать свое знание, все же такого рода упражнение ей казалось полезным.)

-. Да, кажется, это верное расстояние, но вопрос в том, на какой широте или долготе я нахожусь? (Аня не имела ни малейшего представления, что такое долгота и широта, но ей нравился пышный звук этих двух слов.)

Немного погодя она опять принялась думать вслух:

– А вдруг я провалюсь сквозь землю? Как забавно будет выйти на той стороне и очутиться среди людей, ходящих вниз головой! Антипатии, кажется. (На этот раз она была рада, что некому слышать ее: последнее слово как-то не совсем верно звучало.)

– Но мне придется спросить у них название их страны. Будьте добры, сударыня, сказать мне, куда я попала: в Австралию или в Новую Зеландию? (Тут она попробовала присесть – на воздухе-то!) Ах, за какую дурочку примут меня! Нет, лучше не спрашивать: может быть, я увижу это где-нибудь написанным.

Вниз, вниз, вниз. От нечего делать Аня вскоре опять заговорила. “Сегодня вечером Дина, верно, будет скучать без меня”. (Дина была кошка.) “Надеюсь, что во время чая не забудут налить ей молока в блюдце. Дина, милая, ах, если бы ты была здесь, со мной! Мышей в воздухе, пожалуй, нет, но зато ты могла бы поймать летучую мышь! Да вот едят ли кошки летучих мышей? Если нет, почем же они по крышам бродят?” Тут Аня стала впадать в дремоту и продолжала повторять сонно и смутно: “Кошки на крыше, летучие мыши”. А потом слова путались и выходило что-то несуразное: летучие кошки, мыши на крыше. Она чувствовала, что одолел ее сон, но только стало ей сниться, что гуляет она под руку с Диной и очень настойчиво спрашивает у нее: “Скажи мне, Дина, правду: ела ли ты когда-нибудь летучих мышей?”. – как вдруг.

Аня оказалась сидящей на куче хвороста и сухих листьев. Паденье было окончено. Она ничуть не ушиблась и сразу же вскочила на ноги. Посмотрела вверх – там было все темно. Перед ней же был другой длинный проход, и в глубине его виднелась спина торопливо семенящего Кролика. Аня, вихрем сорвавшись, кинулась за ним и успела услышать, как он воскликнул на повороте: “Ох, мои ушки и усики, как поздно становится!” Она была совсем близко от него, но, обогнув угол, потеряла его из виду. Очутилась она в низкой зале, освещенной рядом ламп, висящих на потолке.

Вокруг всей залы были многочисленные двери, но все оказались запертыми! И после того как Аня прошлась вдоль одной стороны и вернулась вдоль другой, пробуя каждую дверь, она вышла на середину залы, с грустью спрашивая себя, как же ей выбраться наружу.

Внезапно она заметила перед собой столик на трех ножках, весь сделанный из толстого стекла. На нем ничего не было, кроме крошечного золотого ключика, и первой мыслью Ани было, что ключик этот подходит к одной из дверей, только что испробованных ею. Не тут-то было! Замки были слишком велики, ключик не отпирал. Но, обойдя залу во второй раз, она нашла низкую занавеску, которой не заметила раньше, а за этой занавеской оказалась крошечная дверь. Она всунула золотой ключик в замок – он как раз подходил!

Аня отворила дверцу и увидела, что она ведет в узкий проход величиной с крысиную норку. Она встала на колени и, взглянув в глубину прохода, увидела в круглом просвете уголок чудеснейшего сада. Как потянуло ее туда из сумрачной залы, как захотелось ей там побродить между высоких нежных цветов и прохладных светлых фонтанов! – но и головы она не могла просунуть в дверь. “А если б и могла”, – подумала бедная Аня, – “то все равно без плеч далеко не уйдешь. Ах, как я бы хотела быть в состоянии складываться, как подзорная труба! Если бы я только знала, как начать, мне, пожалуй, удалось бы это”. Видите ли, случилось столько необычайного за последнее время, что Аня уже казалось, что на свете очень мало действительно невозможных вещей.

Постояла она у дверцы, потопталась, да и вернулась к столику, смутно надеясь, что найдет на нем какой-нибудь другой ключ или по крайней мере книжку правил для людей, желающих складываться по примеру подзорной трубы; на этот раз она увидела на нем скляночку (которой раньше, конечно, не было, – подумала Аня), и на бумажном ярлычке, привязанном к горлышку, были напечатаны красиво и крупно два слова: “ВЫПЕЙ МЕНЯ”.

Очень легко сказать: “Выпей меня”, но умная Аня не собиралась действовать опрометчиво. “Посмотрю сперва”, – сказала она, – “есть ли на ней пометка “яд”. Она помнила, что читала некоторые милые рассказики о детях, которые пожирались дикими зверями, и с которыми случались всякие другие неприятности – все только потому, что они не слушались дружеских советов и не соблюдали самых простых правил, как, например: если будешь держать слишком долго кочергу за раскаленный докрасна кончик, то обожжешь руку; если слишком глубоко воткнешь в палец нож, то может пойти кровь; и, наконец, если глотнешь из бутылочки, помеченной “яд”, то рано или поздно почувствуешь себя неважно.

Но в данном случае на склянке никакого предостережения не было, и Аня решилась испробовать содержимое. И так как оно весьма ей понравилось (еще бы! это был какой-то смешанный вкус вишневого торта, сливочного мороженого, ананаса, жареной индейки, тянучек и горячих гренков с маслом), то склянка вскоре оказалась пуста.

– Вот странное чувство! – воскликнула Аня. – Должно быть, я захлопываюсь, как телескоп.

Действительно: она теперь была не выше десяти дюймов росту и вся она просияла при мысли, что при такой величине ей легко можно пройти в дверцу, ведущую в дивный сад. Но сперва нужно было посмотреть, перестала ли она уменьшаться: этот вопрос очень ее волновал. “Ведь это может кончиться тем, что я вовсе погасну, как свеча, – сказала Аня. – На что же я тогда буду похожа?”. И она попробовала вообразить себе, как выглядит пламя, после того, как задуешь свечу. Никогда раньше она не обращала на это внимания.

Через некоторое время, убедившись в том, что ничего больше с ней не происходит, она решила не медля отправиться в сад. Но, увы! Когда бедная Аня подошла к двери, она спохватилась, что забыла взять золотой ключик, а когда пошла за ним к стеклянному столику, то оказалось, что нет никакой возможности до него дотянуться: она видела его совершенно ясно, снизу, сквозь стекло и попыталась даже вскарабкаться вверх по одной из ножек, но слишком было скользко; и уставшая от тщетных попыток, бедняжка свернулась в клубочек и заплакала.

– Будет тебе плакать. Что толку в слезах? – довольно резко сказала Аня себе самой. – Советую тебе тотчас же перестать.

Советы, которые она себе давала, обычно были весьма добрые, хотя она редко следовала им. Иногда она бранила себя так строго, что слезы выступали на глазах, а раз, помнится, она попробовала выдрать себя за уши за то, что сплутовала, играя сама с собой в крокет. Странный этот ребенок очень любил представлять из себя двух людей. “Но это теперь ни к чему”, – подумала бедная Аня. – Ведь от меня осталось так мало! На что я гожусь. “

Тут взгляд ее упал на какую-то стеклянную коробочку, лежащую под столом: она открыла ее и нашла в ней малюсенький пирожок, на котором изящный узор изюминок образовал два слова: “СЪЕШЬ МЕНЯ!”

– Ну что же, и съем! – сказала Аня. – И если от этого я вырасту, то мне удастся достать ключ; если же я стану еще меньше, то смогу подлезть под дверь. Так или иначе, я буду в состоянии войти в сад. Будь что будет!

Она съела кусочек и стала спрашивать себя: “В какую сторону, в какую?” – и при этом ладонь прижимала к темени, чтобы почувствовать, по какому направлению будет расти голова; однако, к ее великому удивлению, ничего не случилось: она оставалась все того же роста. Впрочем, так обыкновенно и бывает, когда ешь пирожок, но она так привыкла на каждом шагу ждать одних только чудес, что жизнь уже казалась ей глупой и скучной, когда все шло своим порядком.

Поэтому она принялась за пирожок, и вскоре он был уничтожен. . .

Как относится Набоков к Ане, которая попала в Страну чудес?

Справка. Парадокс — неожидан­ное, расходящееся с привычным рассуж­дение или вывод.

Как Е. И. Замятин относится к своим юным ге­роям, которые наблюдают за Марсом?

Е. И. Замятин с симпатией и доброже­лательной усмешкой описывает «науч­ные» изыскания своих юных героев. Оче­видно, что он одобряет и их самостоятель­ные поиски, и их чтение, которое и было причиной «научных» поисков юных школьников.

Каким вам представляется отношение автора к приключениям барона Мюнхгаузена?

Все мы как читатели «Приключений барона Мюнхгаузена» обычно замечаем, что рассказ ведется от лица самого ба­рона. Отсюда и удовлетворение рассказчи­ка: он, что совершенно очевидно, не толь­ко верит своим россказням, но и ис­пытывает удовольствие, повествуя об этих «подвигах».

Почему, как вы думаете, Туве Янссон изобра­зила «самого последнего дракона» таким крохот­ным?

В сказках многих народов и многих пи­сателей дракон обычно очень страшный и очень сильный враг всего живого. Размер крохотного «последнего дракона» в одной из сказок Туве Янссон должен, скорее все­го, помочь юному читателю преодолеть страх перед любым чудовищем, которое пугало его при чтении.

Как то обстоятельство, что будущий прослав­ленный рыцарь Ланселот некрасив, помогает автору показать симпатию к этому герою?

Автор «Свечи на ветру» показывает чи­тателю не только то, что герой некрасив, но и то, что он с юных лет был готов пре­одолеть свои недостатки и добиться того, чтобы окружающие смогли увидеть его подлинные достоинства, которые важнее, чем внешние данные, важнее, чем красота.

Какое чувство, как вам кажется, преобладает в отношении автора к Роланду-оруженосцу: симпатия или уважение?

Трудно решить, что преобладает в отно­шении автора к юному Роланду. Очевидно только одно: и симпатия, и уважение в этом отношении присутствуют. Но можно предположить, что кроме этого в отноше­нии автора звучит и удивление перед ран­ним проявлением мужества сына Милона.

Что общего в отношении автора к своим юным героям в баснях «Два мальчика», «Вороненок», «Мальчик и Змея»?

Басни И. А. Крылова «Два мальчика», «Вороненок», «Мальчик и Змея» говорят о юных героях и обращены к ним же. При всем различии сюжетов и героев они учат вниманию юных читателей к тем, с кем приходится общаться. Недостаток опыта и умения оценить обстановку мешает героям в самых различных обстоятельст­вах. Сене — в отношениях с бойким прия­телем, Вороненку — во время его «охо­ты», беспечному Мальчику — при случай­ной встрече со Змеей.

Каким словом можете вы назвать то чувство, с которым автор описывает девочку Машу из произ­ведения «Отрывки из журнала Маши»?

Можно назвать это чувство симпатией к хорошей девочке, к славному и умному ребенку. Но стоит заметить, что в отноше­нии автора заметно и уважение к серьез­ности и ответственности, которые свойст­венны автору этого юношеского дневника.

Как удается автору показать различное отно­шение к каждому из мальчиков в рассказе «Бежин луг»? Найдите слова, которые показывают это от­ношение.

Сначала И. С. Тургенев собирается прос­то познакомить читателя с мальчиками. Описывая каждого из них, он об одном сказал — «а все-таки он мне понравил­ся…», а о Косте — он «возбуждал мое лю­бопытство своим задумчивым и печаль­ным взором». Но после первого знакомст­ва автор не раз добавляет попутные уточ­нения. Ильюша отвечает «…сиплым и слабым голосом, звук которого как нельзя более соответствовал выражению его лица…», немного спустя слышим мы и «дет­ский голос Вани».

Однако самое убедительное доказатель­ство отношения автора к каждому из сво­их героев звучит в описании самих исто­рий, рассказанных мальчиками, в словах автора, которые сопровождают эти исто­рии. Стоит вспомнить, как об одном и том же событии рассказывали Павлуша и Ильюша, и мы сразу же скажем, что сим­патии автора на стороне Павлуши.

В вашем учебнике 6 класса есть два произве­дения с похожими названиями: «Два мальчика» и «Мальчики». Прочтите их вновь и покажите, опираясь на текст, как автор каждого из них относит­ся к своим героям.

В басне И. А. Крылова «Два мальчика» и в рассказе А. П. Чехова «Мальчики» участвуют по два героя. И в каждом из этих произведений автор очень по-разному относится к каждому из них. Так, в басне напористый и решительный, но жадный и эгоистичный Федя противосто­ит мягкому Сенюше. В рассказе добрый и очень преданный своей семье Володя не менее резко отличается от свирепого Че­чевицына, который явно не вызывает симпатии автора.

Как можно охарактеризовать отношение ав­торов приключенческих книг к своим героям? Воз­можно ли дать этим героям краткие характеристики?

Едва ли существует приключенческое произведение, в котором читатель не оп­ределил сразу, кто из героев «хороший», а кто «плохой» по оценке автора. Сюжет каждого приключенческого произведе­ния сталкивает между собой героев, кото­рые резко отличаются и своими качества­ми, и отношением автора. Конечно, иног­да среди героев таких книг мы встречаем людей, которые сначала нравятся, а затем вызывают неприязнь. Но чаще мы сразу можем дать, пусть краткую, характерис­тику всем героям. Например, в романе Жюля Верна «Дети капитана Гранта» есть злодеи, а не только друзья путешест­венников. И их характеристика так же возможна, как и характеристика любого другого героя всей трилогии, даже самого таинственного — капитана Немо.

В характеристику героя необходимо включать рассказ о его деятельности, об отношении к тем, кто его окружает, и на­шу собственную оценку, которая неиз­бежно возникает при чтении.

13. Как имя героя повести Фазиля Искандера Чик позволяет утвердиться в мысли о симпатии ав­тора к своему герою?

Способ, которым автор создал имя свое­го героя, показывает, с какой нежностью взрослый писатель вспоминает свои детские годы. Автобиографическое произве­дение всегда передает доброе чувство авто­ра к своему герою.

Можно ли сказать, что в рассказе «Чудесный доктор» отношение автора к одному из героев зву­чит уже в названии рассказа?

Слово «чудесный» в названии рассказа говорит не о чуде, а о том, с каким чувст­вом автор рассказывает о замечательном человеке. Это — слово-характеристика, которое не смог удерживать автор и сразу наградил своего героя высокой оценкой.

Аня в стране чудес – краткое содержание рассказа Набокова

Нырок в кроличью норку

Ане становилось скучно сидеть без дела рядом с сестрой на травяном скате; раза два она заглянула в книжку, но в ней не было ни разговоров, ни картинок. «Что проку в книжке без картинок и без разговоров?» – подумала Аня.

Она чувствовала себя глупой и сонной – такой был жаркий день. Только что принялась она рассуждать про себя, сто́ит ли встать, чтобы набрать ромашек и свить из них цепь, как вдруг, откуда ни возьмись, пробежал мимо нее Белый Кролик с розовыми глазами.

В этом, конечно, ничего особенно замечательного не было; не удивилась Аня и тогда, когда услыхала, что Кролик бормочет себе под нос: «Боже мой, боже мой, я наверняка опоздаю». (Только потом, вспоминая, она заключила, что говорящий зверек – диковина, но в то время ей почему-то казалось это очень естественным.) Когда же Кролик так-таки и вытащил часы из жилетного кармана и, взглянув на них, поспешил дальше, тогда только у Ани блеснула мысль, что ей никогда не приходилось видеть, чтобы у кролика были часы и карман, куда бы их совать. Она вскочила, сгорая от любопытства, побежала за ним через поле и как раз успела заметить, как юркнул он в большую нору под шиповником.

Аня мгновенно нырнула вслед за ним, не задумываясь над тем, как ей удастся вылезти опять на свет божий.

Нора сперва шла прямо в виде туннеля, а потом внезапно оборвалась вниз – так внезапно, что Аня не успела и ахнуть, как уже стоймя падала куда-то, словно попала в бездонный колодец.

Да, колодец, должно быть, был очень глубок, или же падала она очень медленно: у нее по пути вполне хватало времени осмотреться и подумать о том, что может дальше случиться. Сперва она взглянула вниз, чтоб узнать, что ее ожидает, но глубина была беспросветна; тогда она посмотрела на стены колодца и заметила, что на них множество полок и полочек; тут и там висели на крючках географические карты и картинки. Она падала вниз так плавно, что успела мимоходом достать с одной из полок банку, на которой значилось: «Клубничное Варенье». Но, к великому ее сожалению, банка оказалась пустой. Ей не хотелось бросать ее из боязни убить кого-нибудь внизу, и потому она ухитрилась поставить ее в один из открытых шкафчиков, мимо которых она падала.

«Однако, – подумала Аня, – после такого испытанья мне ни чуточку не покажется страшным полететь кувырком с лестницы! Как дома будут дивиться моей храбрости! Что лестница! Если бы я даже с крыши грохнулась, и тогда б я не пикнула! Это уже конечно».

Вниз, вниз, вниз… Вечно ли будет падение? «Хотела бы я знать, сколько верст сделала я за это время, – сказала она громко. – Должно быть, я уже приближаюсь к центру Земли. Это, значит, будет приблизительно шесть тысяч верст.

Да, кажется, так… (Аня, видите ли, выучила несколько таких вещей в классной комнате, и хотя сейчас не очень кстати было высказывать свое знание, все же такого рода упражнение ей казалось полезным.)… Да, кажется, это верное расстояние, но вопрос в том, на какой широте или долготе я нахожусь?» (Аня не имела ни малейшего представления, что такое долгота и широта, но ей нравился пышный звук этих двух слов.)

Немного погодя она опять принялась думать вслух: «А вдруг я провалюсь сквозь землю. Как забавно будет выйти на той стороне и очутиться среди людей, ходящих вниз головой! Антипатии, кажется». (На этот раз она была рада, что некому слышать ее: последнее слово как-то не совсем верно звучало.)

«Но мне придется спросить у них название их страны. Будьте добры, сударыня, сказать мне, куда я попала: в Австралию или в Новую Зеландию?» (Тут она попробовала присесть – на воздухе-то!) «Ах, за какую дурочку примут меня! Нет, лучше не спрашивать: может быть, я увижу это где-нибудь написанным».

Вниз, вниз, вниз… От нечего делать Аня вскоре опять заговорила: «Сегодня вечером Дина, верно, будет скучать без меня. (Дина была кошка.) Надеюсь, что во время чая не забудут налить ей молока в блюдце. Дина, милая, ах, если бы ты была здесь, со мной! Мышей в воздухе, пожалуй, нет, но зато ты могла бы поймать летучую мышь! Да вот едят ли кошки летучих мышей? Если нет, почему же они по крышам бродят?» Тут Аня стала впадать в дремоту и продолжала повторять сонно и смутно: «Кошки на крыше, летучие мыши…» А потом слова путались и выходило что-то несуразное: летучие кошки, мыши на крыше… Она чувствовала, что одолел ее сон, но только стало ей сниться, что гуляет она под руку с Диной и очень настойчиво спрашивает у нее: «Скажи мне, Дина, правду: ела ли ты когда-нибудь летучих мышей?» – как вдруг…

Аня оказалась сидящей на куче хвороста и сухих листьев. Падение было окончено. Она ничуть не ушиблась и сразу же вскочила на ноги. Посмотрела вверх – там было все темно. Перед ней же был другой длинный проход, и в глубине еще виднелась спина торопливо семенящего Кролика. Аня, вихрем сорвавшись, кинулась за ним и успела услышать, как он воскликнул на повороте: «Ох, мои ушки и усики, как поздно становится!» Она была совсем близко от него, но, обогнув угол, потеряла его из виду. Очутилась она в низкой зале, освещенной рядом ламп, висящих на потолке.

Вокруг всей залы были многочисленные двери, но все оказались запертыми! И после того как Аня прошлась вдоль одной стороны и вернулась вдоль другой, пробуя каждую дверь, она вышла на середину залы, с грустью спрашивая себя, как же ей выбраться наружу.

Внезапно она заметила перед собой столик на трех ножках, весь сделанный из толстого стекла. На нем ничего не было, кроме крошечного золотого ключика, и первой мыслью Ани было, что ключик этот подходит к одной из дверей, только что испробованных ею. Не тут-то было! Замки были слишком велики, ключик не отпирал. Но, обойдя залу во второй раз, она нашла низкую занавеску, которой не заметила раньше, а за этой занавеской оказалась крошечная дверь. Она всунула золотой ключик в замок – он как раз подходил!

Аня отворила дверцу и увидела, что она ведет в узкий проход величиной с крысиную норку. Она встала на колени и, взглянув в глубину прохода, увидела в круглом просвете уголок чудеснейшего сада. Как потянуло ее туда из сумрачной залы, как захотелось ей там побродить между высоких нежных цветов и прохладных светлых фонтанов! – но и головы она не могла просунуть в дверь. «А если б и могла, – подумала бедная Аня, – то все равно без плеч далеко не уйдешь. Ах, как я бы хотела быть в состоянии складываться, как подзорная труба! Если б я только знала, как начать, мне, пожалуй, удалось бы это». Видите ли, случилось столько необычайного за последнее время, что Ане уже казалось, что на свете очень мало действительно невозможных вещей.

Постояла она у дверцы, потопталась, да и вернулась к столику, смутно надеясь, что найдет на нем какой-нибудь другой ключ или по крайней мере книжку правил для людей, желающих складываться по примеру подзорной трубы; на этот раз она увидела на нем сткляночку (которой раньше, конечно, не было, подумала Аня), и на бумажном ярлычке, привязанном к горлышку, были напечатаны красиво и крупно два слова:

Очень легко сказать: «Выпей меня», но умная Аня не собиралась действовать опрометчиво. «Посмотрю сперва, – сказала она, – есть ли на ней пометка „яд“». Она помнила, что читала некоторые милые рассказики о детях, которые пожирались дикими зверями и с которыми случались всякие другие неприятности, – все только потому, что они не слушались дружеских советов и не соблюдали самых простых правил, как, например: если будешь держать слишком долго кочергу за раскаленный докрасна кончик, то обожжешь руку; если слишком глубоко воткнешь в палец нож, то может пойти кровь; и, наконец, если глотнешь из бутылочки, помеченной «яд», то рано или поздно почувствуешь себя неважно.

Читайте также:  Камера Обскура - краткое содержание романа Набокова
Ссылка на основную публикацию
Язык оригинала: английский. Название в оригинале: Alice in Wonderland. — Опубл.: 1865; пер. 1923. Источник: Библиотека Мошкова