Варька – краткое содержание рассказа Носова

Краткое содержание Носов Варька для читательского дневника

Год: 1967 Жанр произведения: рассказ

Главные герои: девушка Варька, цыган Сашка.

В рассказе Евгения Носова «Варька» идет речь о школьнице, которую зовут Варька. Она все летние каникулы проводит на колхозном птичнике и помогает в выращивании уток. Варька это делает на добровольных началах, хоть ее мать ругалась и даже ходила к председателю жаловаться, но все ее старания были напрасны — дочь все равно пропадала на птичьем дворе все лето. И это продолжалось уже три года подряд.

Главная мысль. Основная поучительная мысль этого произведения — нужно делать в жизни все то, что тебе нравится, а не прислушиваться к мнению окружающих. В противном случае выполняя, ненавистную работу, или общаясь с неприятными для себя людьми, не будешь счастлив, а станешь обозленным на весь мир.

Краткое содержание Носов Варька

Так и Варька, впервые увидев маленьких, сереньких, пушистых утят влюбилась в них и пошла помогать птичницам. Все лето она кормила и ухаживала за утятами, но стоило им только вырасти, как она начинала ненавидеть их всем сердцем. И на следующий год, решала уже ни при каких обстоятельствах не приходить на птичник. А весной, когда снова завозили таких же маленьких, сереньких утят, она, увидев этих пищащих пушистиков, влюблялась снова и не могла устоять перед ними. И снова Варька приходила на помощь птичницам, которые за три года уже успели привыкнуть к ней.

В то время в Варькин колхоз приехала с сыном Сашкой, брошенная мужем, цыганка. Им дали кусок земли и помогли с постройкой дома. Соседи помогли цыганке Марии с семенами и научили, как сажать ухаживать за огородиной. Сашка такой же подросток, как и Варька не смог подружиться с местными ребятами, он не ходил в школу, но работал, выпасая коней и иногда перевозил разные грузы. Он был изгоем в деревне, над ним постоянно подтрунивали все, кому не лень. Люди не любят тех, кто чет-то от них отличается — это людская сущность. А Сашка был цыган с черными кудрями на голове и выпученными как у любого цыгана глазами. Ему приписывали все самые нелепые особенности предков, в частности, умение готовить разные зелья.

Варька прониклась к Сашке любопытством и симпатией с первого дня, как увидела. И вот однажды он приехал и привез корм уткам. Птичницы стали задевать его, говоря не очень приятные вещи о нем. Варька хоть и не посмела перечить взрослым, но ей стало жаль парня и стыдно за людей, обижавших его.

В тот же день вечером птичница Ленка попросила в очередной раз Варьку подменить ее на дежурстве, а сама пошла на свидание. После тяжелого дня, когда утки были загнаны и накормлены, Варька искупалась в пруду и, увидев вдалеке огоньки пашущего трактора, пошла посмотреть. Было темно, но она шла через поле, но уже не на огни трактора, а на огонь от костра. Оказалось, что это Сашка-цыган пригнал на выпас лошадей. Посидев некоторое время у костра, и выпив смородинового чая, Варьке вдруг захотелось проехаться на коне. Она вскочила на белую лошадь и помчалась, Сашка поскакал за ней. А когда он догнал девчонку, то страстно поцеловал прямо в губы. Варька, испугавшись, убежала, но ей было это приятно, хоть и неожиданно.

Читать краткое содержание Варька. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Носов. Краткие содержания произведений

Другие пересказы и отзывы для читательского дневника

Молодой инженер по фамилии Лось сконструировал стальной летательный аппарат в форме яйца для экспедиции на Марс. По его объявлению к нему пришёл американский журналист

Первые части произведения содержат в себе наставления молодым людям: важно стремиться к достижению правильных, не материальных и сугубо личных, целей в жизни, быть интеллигентным независимо от образа жизни и окружения

Полководец из Рима Тит Андроник одержал победу и возвращается на родину, война проходила с готами. Теперь по правилам в Риме должны казнить принца готов, сына королевы Таморы. Так народ мстит за пролитую кровь их сограждан.

В богатом королевстве жил король с прекрасной королевой. Была у них дочь, красивее которой не встречали во всём государстве и за его пределами. В конюшне стоял осёл, который приносил королевству богатство – золотые монеты. Его очень берегли.

Возвращаясь из санатория, Павел Георгиевич Сафонов решил посетить свой родной городок, в котором не был очень давно. Суета повседневных дел, семья, известность отодвинули воспоминания о школьных годах на задний план.

Варька (Носов)

Председатель колхоза начал разводить уток, «когда пошла по колхозам мода на водоплавающую птицу». Место для птичника он выбрал на берегу заросшего травой озера, бывшего когда-то частью русла реки. Будучи человеком прижимистым, председатель не стал возводить каменное здание, обошёлся сплетённым из лозы сараем, а для птичниц выделил старую бытовку.

Зимой и в весеннее половодье птичник пустовал, весной туда завозили несколько тысяч инкубаторских утят, к августу из них выкармливали жирных уток и отвозили на птицекомбинат. Варька стала птичницей случайно. Позапрошлой весной, возвращаясь домой из школы, она увидела грузовик, полный ящиков с утятами и не смогла оторваться от этих пушистых зеленовато-жёлтых комочков, так, в грузовике, и приехала к птичнику.

Сначала птичницы называли Варьку приблудной, но вскоре привыкли и уже не могли обойтись без её помощи. Мать ругалась, что девку от дома отбивают, но Варька всё равно проводила на птичнике все каникулы.

Сарафанишко висел на ней застиранной и вконец выгоревшей тряпицей, сама же она заветривала и обгорала до сизой шелухи, а руки и ноги истончались до такой степени, что походили на узловатые жерди.

К августу нежные, пушистые утята «превращались в прожорливых, нахальных и бестолковых тварей», и Варька клялась, что ноги её больше не будет на проклятом птичнике, а весной прибегала снова. Так продолжалось уже третье лето.

В тот день подкормку для уток привёз не шофёр на «газике», а Сашка-цыган. Годя три назад Сашка с матерью прибились к деревне. Председатель выделил им участок земли, стройматериалы для дома, и они остались. Мать Сашки, работящая женщина «без нарочной цыганской нахалинки», рассказала, что её бросил муж, отправился искать цыганской воли в Молдавию.

Сашка приживался в деревне трудно. Местные мальчишки нещадно дразнили его, а девчонки сторонились, опасаясь цыганских ненадёжных глаз. Для дневной школы Сашка был слишком взрослым, а для вечерней — слишком неграмотным. Завуч пожалел мальчишку и давал ему уроки по вечерам.

Увидев Сашку, птичницы начали над ним посмеиваться. Варька, сочувствовавшая Сашке с первого дня его появления в деревне, испытывала неловкость из-за обидных шуточек птичниц. Те заметили смущение девушки, решили, что Сашка ей нравится и начали издеваться уже над ней. Варя убежала, а Сашка еле вырвался от нахальных птичниц.

Варька обижалась весь оставшийся день, но вечером к ней подошла Ленка Пряхина и попросила подежурить за неё ночью. Варя знала, «что у Ленки любовь», и не смогла ей отказать. Она наблюдала, как Ленка собирается на свидание.

Ей было любопытно и сладко наблюдать все эти таинства девичьих сборов.

Оставшись у птичника вместе со стариком-сторожем, Варька переделала все дела, вволю накупалась, поужинала, а потом ей стало смертельно скучно. Уже взошла луна, когда Варька увидела за озером трактор, распахивающий поле, и решила сбегать посмотреть, кто там работает.

Добравшись до поля, девочка увидела в стороне горящий костёр и двинулась к нему. Оказалось, что костёр разжёг Сашка, которого послали пасти колхозных лошадей. Варька сразу вспомнила его «внимательно-тягучий» взгляд, замеченный ею накануне, у птичника.

Некоторое время они сидели у костра молча, но потом разговорились. Сашка угостил Варьку чаем со свежей лепёшкой и рассказал, что учиться начал, только поселившись здесь. До этого он с родителями жил в кибитке, кочевал, плясал на базарах. Он даже сплясал для Варьки, а та аккомпанировала ему, дуя в зажатый между ладонями листок. Сашка учился уже два года и мечтал стать трактористом.

Вдруг Варьке захотелось покататься верхом. Взобравшись на лошадь, она пустила её в галоп, а Сашка понёсся вдогонку.

Ей даже хотелось, чтобы он за нею погнался. Она только не знала, какой скачет за нею Сашка: то ли обозлённый её своеволием, то ли задетый её насмешливым вызовом…

Догнал он её на краю вспаханного поля, перетащил на своего коня и внезапно «впился в губы торопливым, жадным поцелуем». «Полыхая стыдом», Варька соскользнула с коня и, не оглядываясь, поспешила через пашню назад к птичнику.

Уже занялась заря. Запаривая корм для уток, Варька «с запоздалым счастливым откликом» думала о поцелуе. Размышляя, рассказать обо всём Ленке или нет, она решила: «Низачтошеньки!».

Евгений Носов – Варька

Евгений Носов – Варька краткое содержание

Варька – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Вот уже битый час Варька, мокрая и встрепанная, в куцем, выгоревшем за лето сарафане, гонялась по озеру за утками. Она упиралась широко расставленными ногами в борта полузатопленной плоскодонки, весло цепко увязало в иле, путалось в пухлых травяных пластах. От каждого толчка лодка заваливалась набок, и в ее отсеках хлюпала и взбрызгивалась парная, цвелая вода. Комары столбом толклись над головой, и Варька, отмахиваясь, яростно шлепала себя то по остро выпиравшим лопаткам, темным и худым плечам, то по мокрым и красным, исцарапанным камышами икрам.

Читайте также:  Анализ стихотворения Утро Никитина (5 класс)

— И штоб я в другой раз заместо кого осталась! — кричала она злым, грубым голосом. — И пропади они все пропадом, те утки! Нашли дуру!

Птица нахально лезла в самое непролазное лопушье, набивалась в камыши, рассчитывая пересидеть там Варькино буйство и все-таки остаться ночевать на озере. Варька шуровала веслом в камышах, колотила плашмя по воде, взбивая розовые при закатном солнце брызги. Утки, тоже розовые, мельтешили в ее глазах вместе с ослепительными бликами взбаламученной воды. Устав махать веслом, Варька оглядела озеро, рукой заслоняясь от багрового солнца.

— И когда же вас, самураев, заберут от меня на птицекомбинат, навязались вы на мою головушку…

Сторож Емельян что-то кричал, командовал Варьке, но она в утином гомоне ничего не разбирала и только, оборачиваясь, видела, как Емельян, черный на светлом предвечернем небе, прыгал на своей деревяшке по крутому голому берегу, размахивая кисетом.

— А иди ты… — досадовала на него Варька. — Размахался!

Птичник стоял в лугах, верстах в семи от деревни, на берегу глубокой старицы с донными ключами. Построили его года четыре назад, когда пошла по колхозам мода на водоплавающую птицу. Председатель Парашечкин, круглый, коренастый мужичок в кепке с пуговкой, верхом на своем белом горбоносом жеребце, как Наполеон перед сражением, самолично выбирал позицию. Он долго петлял по лугам, среди неразберихи стариц, заросших ивняком и всякой дурной болотной всячиной, и под конец остановился на этом одиноком бугре. Будучи человеком осторожным и прижимистым, он не стал сразу разоряться на капитальное строительство, а поначалу распорядился сладить птичник на скорую руку — для пробы. «Так — дак так, а не так — дак и ладно», — приговаривал он, размечая бугор саженкой — откуда и докуда ладить постройку. Плотники сплели из лозы опояску в полметра высотой, сверху сомкнули жердяные стропильца и все это закидали соломой. С тех пор и стоит посреди лугов этот приземистый, безглавый балаган. Мода, однако, прижилась, утка оказалась доходной птицей, теперь можно было бы взамен шалаша поставить что-нибудь поосновательнее, тем более что колхоз при средствах, но Парашечкин что-то не спешил.

— Срамота-то какая! — донимали Парашечкина птичницы, когда тот появлялся на озере. — Против соседей совестно. В миллионерах ведь ходим.

Парашечкин, сощурясь, издали оглядывал птичник и вдруг, побагровев, начинал ругаться:

— Ну-к што, што в миллионерах! С красоты воды не пить. Птичник как птичник. Не капает. Утка тебе што? Утка тебе не курица. Ей хоромы не нужны. А если я сюда двести тыщ кирпича убухаю, посчитайте, во что кило птицы обернется, дуры!

— Да ведь мы-то не утки. Нам и переночевать негде. В деревню каждый раз не набегаешься.

— Вон берите тракторную будку, хватит с вас.

По весне на птичник завозили с инкубатора две-три тысячи зеленовато-желтых пискунов, выпускали их на старицу, все лето полоскались они на полной природе, казенные харчи, правда, тоже были подходящие, подкармливали зерновыми отходами, мучной мешанкой, так что к концу августа, к тому моменту, когда надо закруглять дело, от уток на озере некуда было бросить камень. К этой поре все чаще наведывался Парашечкин, хватал первую попавшуюся утку, прикидывал ее на руке, разгребал пух и тихо так, заискивающе говорил:

— Вы уж, девки, давайте пошуруйте эту недельку. Чтоб все по высшей категории пошло. А я, так и быть, помимо грамот… — он прищуривал один глаз и совсем так, как только что оглядывал уток, оценивающе посматривал на птичниц, — так и быть, я вам по набору духов преподнесу. По «Кармену». От себя лично.

Наконец объявляли сдачу, несколько дней на птичнике стоял гам, уток распихивали по клетушкам, грузили на машины и отправляли на птицекомбинат.

Остальное время балаган пустовал. Зимой по нему, занесенному сугробами, упиваясь утиным духом, шастали лисы. Весной же он одиноко торчал на бугре, со всех сторон облитый полой водой.

Варьку на птичнике называли приблудной. Она объявилась там сама по себе и не числилась ни в каких штатных расписаниях. Позапрошлой весной шла она из школы домой, увидела возле правления грузовик, из которого доносился жалобный многоголосый писк, залезла на заднее колесо, заглянула в кузов. В решетчатых ящиках копошились черноглазые, похожие на пуховички вербы утята.

«Ой, да какие же они!» — загорелась Варька счастливой нежностью, закинула портфель в кузов и прикатила на птичник. Сначала бегала туда после уроков, а когда распустили на каникулы, осталась там на все лето.

Приходила мать, ругалась с птичницами за то, что они сманивают девку, отбивают ее от двора, и Варька пряталась от матери в камышах. Из-за этого птичницы сперва косились на Варьку, гнали ее домой, но потом привыкли и даже не мыслили дела без Варькиной помощи.

Варька разжигала кормозапарник, замешивала отруби, гонялась за утками, когда те, узнав про соседнюю бахчу, улепетывали туда клевать помидоры, бегала с поручениями птичниц в контору, палила из дробовика по коршунам, с Емельяном ставила в лопушистых заводях верши. Сарафанишко висел на ней застиранной и вконец выгоревшей тряпицей, сама же она заветривала и обгорала до сизой шелухи, а руки и ноги истончались до такой степени, что от выпиравших суставов походили на узловатые жерди.

К концу лета утки надоедали ей до крайности. Из нежных беспомощных пискунов они превращались в прожорливых, нахальных и бестолковых тварей. Они изматывали Варьку до того, что у нее начинал портиться характер, Варька становилась злой, как осенняя муха, и клялась широким остервенелым крестом, что больше ноги ее не будет на этом распроклятом птичнике. А на следующую весну Варька опять прибегала к озеру, с какой-то болезненной жадностью набрасывалась на недельных утят, прижималась к ним щекой, хватала ртом черные мягкие клювики и визжала, дрожа голосом:

— Ой, девчата, не могу! Какие же они хорошенькие!

И все начиналось сначала. Вот уже третье лето.

После обеда на птичник должны были привезти подкормку. Возил корм обычно Генка на «газике». Но вместо него неожиданно прикатил на пароконке с тремя мешками комбикорма Сашка-цыган.

Мадам Жизнь

Познавательно-развлекательный проект

Отзыв о рассказе Евгения Носова «Варька»

Главная героиня рассказа Евгения Носова «Варька» — деревенская девчонка, которая однажды после школы увидела маленьких утят, которых собирались везти на птичник, и решила за ними ухаживать. Птичник находился далеко, в семи верстах от деревни, и Варька, как только наступали летние каникулы, перебиралась туда на все лето. Она помогала женщинам, которые ухаживали за утками, до самой осени, пока не наступало время отвозить подросших уток на птицекомбинат.

И хотя к концу лета Варька очень уставала, на следующий год она снова отправлялась на птичник. Так случилось и на третий год, когда Варька уже закончила девятый класс. Она снова поселилась на птичнике, помогая во всем работавшим там женщинам.

Однажды корм на птичник привез не водитель на автомобиле, а паренек по имение Сашка на повозке, запряженной двумя лошадьми. Сашка был цыганом, когда-то он вместе с матерью поселился в колхозе и местные жители давно к ним привыкли.

Когда Сашка разгрузил корм, птичницы стали подшучивать над его цыганскими кудрями, а потом кто-то из них спросил мальчишку, правда ли, что тот подсыпает девушкам зелье, от которого они становятся дурочками?

Сашка огрызался на нападки женщин, а птичницы, заметив, что Варька застенчиво прячется за их спинами, стали шутливо ей говорить о том, что цыгане глазливые, и надо беречься их взгляда. Потом женщины продолжили свои шутки над Сашкой, уговаривая его сплясать, но он разозлился, хлестнул лошадей и уехал.

В тот день в деревенском клубе должны были показывать кино, и одна из молодых птичниц, которую звали Ленка, уговорила Варьку подменить ее, чтобы вечером сходить в клуб. Варька знала, что у Ленки любовь и согласилась поработать вместо нее.

Вечером, когда утки были накормлены, Варька искупалась, поужинала на берегу озера и, улегшись на ватнике, стала смотреть в небо. Потом в сумерках она заметила, как вдалеке трактор пашет землю, освещая себе путь фарой. Заняться было нечем, и девушка решил сходить и посмотреть на трактор.

Но по пути она увидела, что кто-то зажег костер в полях, и направилась туда. У костра никого не было, и только неподалеку паслись кони. Прошло какое-то время, и к костру подошел Сашка-цыган. В руках у него был чайник и сухие ветки для костра.

Сашка поставил чайник в костер и достал из сумки какие-то ягоды и веточки. На вопрос Варьки, что он делает, Сашка сказал, что варит зелье. Девушка не поверила ему, поняв, что паренек шутит. И действительно, когда он протянул ей кружку с заваренным напитком, она убедилась, что это обычная смородина. Варька и Сашка разговорились, и девушка стала расспрашивать молодого цыгана, как он жил до того, как с матерью поселился в колхозе?

Читайте также:  Усвятские шлемоносцы - краткое содержание рассказа Носова

Сашка рассказал, что ездил вместе с табором и плясал на базаре. Варька попросила его сплясать, но паренек сказал, что без музыки он плясать не умеет. Тогда девушка нашла листок растения под названием лисохвост, зажала его между пальцами и принялась наигрывать мелодию песни «Яблочко». Сашка поначалу удивленно ее слушал, а потом пустился в пляс, да так расплясался, что Варька принялась хохотать.

Потом они продолжили разговор, и девушка узнала, что Сашка мечтает освоить трактор и даже приобрел специальную книгу по тракторам, но чтение дается ему с трудом, потому что у него всего два класса образования.

Варька сказала, что чтение надо осваивать на более простых книгах, а Сашка подтвердил, что так и делает. Он протянул ей маленькую книжку, в которой были поэмы Пушкина. Сашка видел портрет Пушкина, и считал, что тот является цыганом и пишет для цыган. В ответ Варька наизусть прочитала ему одно стихотворений великого поэта и сказала, что Пушкин – он для всех.

После стихов Пушкина настроение у Варьки стало задорным, и она предложила Сашке покататься на лошадях. Не дождавшись его ответа, она вскочила на стоявшего рядом коня и помчалась в темноту. Спустя какое-то время Сашка догнал ее на другом коне. Он пересадил Варьку к себе, а потом неожиданно поцеловал ее.

Варька стала отбиваться и спрыгнула на землю. Она назвала Сашку дураком, и пошла прочь. Уже наступило утро, когда она вернулась на птичник. Девушка принялась кормить уток, весело рассказывая им, что корм для них вчера привез Сашка. Потом она стала размышлять о том, говорить или не говорить Ленке о ночной встрече с Сашкой, но вспомнив о поцелуе, решила той ничего не рассказывать.

Таково краткое содержание рассказа.

Главная мысль рассказа Евгения Носова «Варька» заключается в том, что любовь в нашем сердце поселяется внезапно. Человек начинается с любви. Чтобы понять человека, нужно полюбить его. Варька, встретившая ночью Сашку-цыгана, поначалу возмутилась, когда он ее поцеловал, но потом она вспоминала об этом поцелуе со счастливой улыбкой.

Рассказ Евгения Носова «Варька» учит быть целеустремленным и настойчивым в достижении поставленных целей. Сашка-цыган мечтал освоить управление трактором, несмотря на то, что у него всего два класса образования. Сашка обзавелся специальной книгой по тракторам, а чтобы повысить свой уровень грамотности, читал стихи Пушкина.

В рассказе мне понравилась главная героиня, девушка по имени Варька, которая по собственной воле каждое лето помогала птичницам растить уток. Варька с пониманием относилась к Сашке-цыгану, над которым подшучивали птичницы, и подружилась с ним.

Какие пословицы подходят к рассказу Евгения Носова «Варька»?

Для кого труд – радость, для того жизнь – счастье.
Любви все возрасты покорны.
Птица сильна крыльями, а человек дружбой.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.

Евгений Носов: Варька

Здесь есть возможность читать онлайн «Евгений Носов: Варька» весь текст электронной книги совершенно бесплатно (целиком полную версию). В некоторых случаях присутствует краткое содержание. категория: Русская классическая проза / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 80
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Варька: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Варька»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Евгений Носов: другие книги автора

Кто написал Варька? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Возможность размещать книги на на нашем сайте есть у любого зарегистрированного пользователя. Если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

В течение 24 часов мы закроем доступ к нелегально размещенному контенту.

Варька — читать онлайн бесплатно полную книгу (весь текст) целиком

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система автоматического сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Варька», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Не бойтесь закрыть страницу, как только Вы зайдёте на неё снова — увидите то же место, на котором закончили чтение.

Вот уже битый час Варька, мокрая и встрепанная, в куцем, выгоревшем за лето сарафане, гонялась по озеру за утками. Она упиралась широко расставленными ногами в борта полузатопленной плоскодонки, весло цепко увязало в иле, путалось в пухлых травяных пластах. От каждого толчка лодка заваливалась набок, и в ее отсеках хлюпала и взбрызгивалась парная, цвелая вода. Комары столбом толклись над головой, и Варька, отмахиваясь, яростно шлепала себя то по остро выпиравшим лопаткам, темным и худым плечам, то по мокрым и красным, исцарапанным камышами икрам.

— И штоб я в другой раз заместо кого осталась! — кричала она злым, грубым голосом. — И пропади они все пропадом, те утки! Нашли дуру!

Птица нахально лезла в самое непролазное лопушье, набивалась в камыши, рассчитывая пересидеть там Варькино буйство и все-таки остаться ночевать на озере. Варька шуровала веслом в камышах, колотила плашмя по воде, взбивая розовые при закатном солнце брызги. Утки, тоже розовые, мельтешили в ее глазах вместе с ослепительными бликами взбаламученной воды. Устав махать веслом, Варька оглядела озеро, рукой заслоняясь от багрового солнца.

— И когда же вас, самураев, заберут от меня на птицекомбинат, навязались вы на мою головушку…

Сторож Емельян что-то кричал, командовал Варьке, но она в утином гомоне ничего не разбирала и только, оборачиваясь, видела, как Емельян, черный на светлом предвечернем небе, прыгал на своей деревяшке по крутому голому берегу, размахивая кисетом.

— А иди ты… — досадовала на него Варька. — Размахался!

Птичник стоял в лугах, верстах в семи от деревни, на берегу глубокой старицы с донными ключами. Построили его года четыре назад, когда пошла по колхозам мода на водоплавающую птицу. Председатель Парашечкин, круглый, коренастый мужичок в кепке с пуговкой, верхом на своем белом горбоносом жеребце, как Наполеон перед сражением, самолично выбирал позицию. Он долго петлял по лугам, среди неразберихи стариц, заросших ивняком и всякой дурной болотной всячиной, и под конец остановился на этом одиноком бугре. Будучи человеком осторожным и прижимистым, он не стал сразу разоряться на капитальное строительство, а поначалу распорядился сладить птичник на скорую руку — для пробы. «Так — дак так, а не так — дак и ладно», — приговаривал он, размечая бугор саженкой — откуда и докуда ладить постройку. Плотники сплели из лозы опояску в полметра высотой, сверху сомкнули жердяные стропильца и все это закидали соломой. С тех пор и стоит посреди лугов этот приземистый, безглавый балаган. Мода, однако, прижилась, утка оказалась доходной птицей, теперь можно было бы взамен шалаша поставить что-нибудь поосновательнее, тем более что колхоз при средствах, но Парашечкин что-то не спешил.

— Срамота-то какая! — донимали Парашечкина птичницы, когда тот появлялся на озере. — Против соседей совестно. В миллионерах ведь ходим.

Парашечкин, сощурясь, издали оглядывал птичник и вдруг, побагровев, начинал ругаться:

— Ну-к што, што в миллионерах! С красоты воды не пить. Птичник как птичник. Не капает. Утка тебе што? Утка тебе не курица. Ей хоромы не нужны. А если я сюда двести тыщ кирпича убухаю, посчитайте, во что кило птицы обернется, дуры!

— Да ведь мы-то не утки. Нам и переночевать негде. В деревню каждый раз не набегаешься.

— Вон берите тракторную будку, хватит с вас.

По весне на птичник завозили с инкубатора две-три тысячи зеленовато-желтых пискунов, выпускали их на старицу, все лето полоскались они на полной природе, казенные харчи, правда, тоже были подходящие, подкармливали зерновыми отходами, мучной мешанкой, так что к концу августа, к тому моменту, когда надо закруглять дело, от уток на озере некуда было бросить камень. К этой поре все чаще наведывался Парашечкин, хватал первую попавшуюся утку, прикидывал ее на руке, разгребал пух и тихо так, заискивающе говорил:

— Вы уж, девки, давайте пошуруйте эту недельку. Чтоб все по высшей категории пошло. А я, так и быть, помимо грамот… — он прищуривал один глаз и совсем так, как только что оглядывал уток, оценивающе посматривал на птичниц, — так и быть, я вам по набору духов преподнесу. По «Кармену». От себя лично.

Наконец объявляли сдачу, несколько дней на птичнике стоял гам, уток распихивали по клетушкам, грузили на машины и отправляли на птицекомбинат.

Остальное время балаган пустовал. Зимой по нему, занесенному сугробами, упиваясь утиным духом, шастали лисы. Весной же он одиноко торчал на бугре, со всех сторон облитый полой водой.

Читайте также:  Живое пламя - краткое содержание рассказа Носова

Евгений Носов – Варька

Евгений Носов – Варька краткое содержание

Варька читать онлайн бесплатно

Вот уже битый час Варька, мокрая и встрепанная, в куцем, выгоревшем за лето сарафане, гонялась по озеру за утками. Она упиралась широко расставленными ногами в борта полузатопленной плоскодонки, весло цепко увязало в иле, путалось в пухлых травяных пластах. От каждого толчка лодка заваливалась набок, и в ее отсеках хлюпала и взбрызгивалась парная, цвелая вода. Комары столбом толклись над головой, и Варька, отмахиваясь, яростно шлепала себя то по остро выпиравшим лопаткам, темным и худым плечам, то по мокрым и красным, исцарапанным камышами икрам.

— И штоб я в другой раз заместо кого осталась! — кричала она злым, грубым голосом. — И пропади они все пропадом, те утки! Нашли дуру!

Птица нахально лезла в самое непролазное лопушье, набивалась в камыши, рассчитывая пересидеть там Варькино буйство и все-таки остаться ночевать на озере. Варька шуровала веслом в камышах, колотила плашмя по воде, взбивая розовые при закатном солнце брызги. Утки, тоже розовые, мельтешили в ее глазах вместе с ослепительными бликами взбаламученной воды. Устав махать веслом, Варька оглядела озеро, рукой заслоняясь от багрового солнца.

— И когда же вас, самураев, заберут от меня на птицекомбинат, навязались вы на мою головушку…

Сторож Емельян что-то кричал, командовал Варьке, но она в утином гомоне ничего не разбирала и только, оборачиваясь, видела, как Емельян, черный на светлом предвечернем небе, прыгал на своей деревяшке по крутому голому берегу, размахивая кисетом.

— А иди ты… — досадовала на него Варька. — Размахался!

Птичник стоял в лугах, верстах в семи от деревни, на берегу глубокой старицы с донными ключами. Построили его года четыре назад, когда пошла по колхозам мода на водоплавающую птицу. Председатель Парашечкин, круглый, коренастый мужичок в кепке с пуговкой, верхом на своем белом горбоносом жеребце, как Наполеон перед сражением, самолично выбирал позицию. Он долго петлял по лугам, среди неразберихи стариц, заросших ивняком и всякой дурной болотной всячиной, и под конец остановился на этом одиноком бугре. Будучи человеком осторожным и прижимистым, он не стал сразу разоряться на капитальное строительство, а поначалу распорядился сладить птичник на скорую руку — для пробы. «Так — дак так, а не так — дак и ладно», — приговаривал он, размечая бугор саженкой — откуда и докуда ладить постройку. Плотники сплели из лозы опояску в полметра высотой, сверху сомкнули жердяные стропильца и все это закидали соломой. С тех пор и стоит посреди лугов этот приземистый, безглавый балаган. Мода, однако, прижилась, утка оказалась доходной птицей, теперь можно было бы взамен шалаша поставить что-нибудь поосновательнее, тем более что колхоз при средствах, но Парашечкин что-то не спешил.

— Срамота-то какая! — донимали Парашечкина птичницы, когда тот появлялся на озере. — Против соседей совестно. В миллионерах ведь ходим.

Парашечкин, сощурясь, издали оглядывал птичник и вдруг, побагровев, начинал ругаться:

— Ну-к што, што в миллионерах! С красоты воды не пить. Птичник как птичник. Не капает. Утка тебе што? Утка тебе не курица. Ей хоромы не нужны. А если я сюда двести тыщ кирпича убухаю, посчитайте, во что кило птицы обернется, дуры!

— Да ведь мы-то не утки. Нам и переночевать негде. В деревню каждый раз не набегаешься.

— Вон берите тракторную будку, хватит с вас.

По весне на птичник завозили с инкубатора две-три тысячи зеленовато-желтых пискунов, выпускали их на старицу, все лето полоскались они на полной природе, казенные харчи, правда, тоже были подходящие, подкармливали зерновыми отходами, мучной мешанкой, так что к концу августа, к тому моменту, когда надо закруглять дело, от уток на озере некуда было бросить камень. К этой поре все чаще наведывался Парашечкин, хватал первую попавшуюся утку, прикидывал ее на руке, разгребал пух и тихо так, заискивающе говорил:

— Вы уж, девки, давайте пошуруйте эту недельку. Чтоб все по высшей категории пошло. А я, так и быть, помимо грамот… — он прищуривал один глаз и совсем так, как только что оглядывал уток, оценивающе посматривал на птичниц, — так и быть, я вам по набору духов преподнесу. По «Кармену». От себя лично.

Наконец объявляли сдачу, несколько дней на птичнике стоял гам, уток распихивали по клетушкам, грузили на машины и отправляли на птицекомбинат.

Остальное время балаган пустовал. Зимой по нему, занесенному сугробами, упиваясь утиным духом, шастали лисы. Весной же он одиноко торчал на бугре, со всех сторон облитый полой водой.

Варьку на птичнике называли приблудной. Она объявилась там сама по себе и не числилась ни в каких штатных расписаниях. Позапрошлой весной шла она из школы домой, увидела возле правления грузовик, из которого доносился жалобный многоголосый писк, залезла на заднее колесо, заглянула в кузов. В решетчатых ящиках копошились черноглазые, похожие на пуховички вербы утята.

«Ой, да какие же они!» — загорелась Варька счастливой нежностью, закинула портфель в кузов и прикатила на птичник. Сначала бегала туда после уроков, а когда распустили на каникулы, осталась там на все лето.

Приходила мать, ругалась с птичницами за то, что они сманивают девку, отбивают ее от двора, и Варька пряталась от матери в камышах. Из-за этого птичницы сперва косились на Варьку, гнали ее домой, но потом привыкли и даже не мыслили дела без Варькиной помощи.

Варька разжигала кормозапарник, замешивала отруби, гонялась за утками, когда те, узнав про соседнюю бахчу, улепетывали туда клевать помидоры, бегала с поручениями птичниц в контору, палила из дробовика по коршунам, с Емельяном ставила в лопушистых заводях верши. Сарафанишко висел на ней застиранной и вконец выгоревшей тряпицей, сама же она заветривала и обгорала до сизой шелухи, а руки и ноги истончались до такой степени, что от выпиравших суставов походили на узловатые жерди.

К концу лета утки надоедали ей до крайности. Из нежных беспомощных пискунов они превращались в прожорливых, нахальных и бестолковых тварей. Они изматывали Варьку до того, что у нее начинал портиться характер, Варька становилась злой, как осенняя муха, и клялась широким остервенелым крестом, что больше ноги ее не будет на этом распроклятом птичнике. А на следующую весну Варька опять прибегала к озеру, с какой-то болезненной жадностью набрасывалась на недельных утят, прижималась к ним щекой, хватала ртом черные мягкие клювики и визжала, дрожа голосом:

— Ой, девчата, не могу! Какие же они хорошенькие!

И все начиналось сначала. Вот уже третье лето.

После обеда на птичник должны были привезти подкормку. Возил корм обычно Генка на «газике». Но вместо него неожиданно прикатил на пароконке с тремя мешками комбикорма Сашка-цыган.

Года три назад в позднюю осеннюю распутицу Сашка прибился к деревне вместе со своей матерью. Варька впервые увидела его в тот день возле правления. Пока мать обговаривала свою просьбу в кабинете Парашечкина, Сашка, тогда еще щуплый, узкоплечий мальчонка с заостренным, перепуганным лицом, сидел на затоптанном осенней грязью крыльце правления и сторожил узелок с пожитками. На нем была какая-то замызганная, не по росту кацавейка с подвернутыми рукавами, из которых зябко торчали черные сухие пальцы с белесыми ногтями. Больше всего Варьке запомнилась Сашкина обувь — глубокие резиновые старушечьи боты, дырявые и переломленные в носках, отчего казались странно и неприятно пустыми. Варька, пока шла мимо, поминутно оглядывалась, дивясь не столько самому цыганенку, сколь его неприкаянному и равнодушно-покорному виду, и ей хотелось, чтобы Парашечкин принял их в колхоз.

Зимовали они на свиноферме, в общественной хате, служившей красным уголком и обогревалкой. Весной для них запахали кусок выгона на краю деревни, и до той поры, когда появится вольный материал на хату, плотники помогали сладить маленькую времянку в одно оконце. С первыми теплыми днями соседка бабка выгребла из своего погреба мешок картошки, набрала в подол узелков и кулечков со всякими семенами и повела Сашкину мать Марию на свежераспаханный выгон обучать земле. Мария, высокая, сухая цыганка, застенчиво улыбаясь своей неумелости, неловко и терпеливо что-то сажала и сеяла, поглядывая на проворные и корявые бабкины пальцы. Любопытные бабы нарочно бегали с ведрами к выездному колодцу, чтобы ненароком подсмотреть, как обживаются чужепришельцы. Иные, не скрывая своей стародавней крестьянской непримиримости к бродяжьей жизни, посмеивались, кивали.

— Сеять да пахать — не на карты брехать!

Однако постепенно все это изгладилось. Мария помаленьку обвыклась, привыкли и к ней. Она оказалась неназойливой женщиной, без нарочной цыганской нахалинки, на свинарнике работала с молчаливым терпением — одним словом, баба как баба. К тому ж и горе носила в себе самое обычное, бабье: бросил ее муж. Рассказывала, что цыган не смирился перед новым законом, не сдал коня государству, а в необдуманной горячности и глухой тоске по прежней кочевой жизни тайно забил его в лесу, мясо продал, а сам подался искать волю в Молдавию, а может, и дальше куда, к сербам. Звал и ее с собой. Но одному, может, где и воля, а куда ж ей с мальчонкой…

Ссылка на основную публикацию