Анализ романа Дым Тургенева

«Дым», анализ романа Тургенева

История создания

Роман Тургенева «Дым» был написан за 6 месяцев и опубликован в журнале «Русский вестник» № 3 за 1867 г. Отдельное издание романа вышло в 1868 г.

Замысел романа возник у Тургенева гораздо раньше и связан с историко-философскими и социально-политическими дискуссиями Тургенева с Герценом, Огарёвым и Бакуниным в Лондоне 1862 г.

Почти все герои имеют прототипов, чьи фамилии иногда даже созвучны (Губарёв – Огарёв).

Тургенев предостерегал читателей от отождествления героев с современниками. Прототип Ирины – княжна А.С.Долгорукова, фаворитка Александра ІІ. Но сам Тургенев утверждал, что Ирина в романе не соответствует прототипу: «Я не копирую действительные эпизоды или живые личности, но эти сцены и личности дают мне живой материал для художественных построений».

В Татьяне узнавали Ольгу Александровну Тургеневу, троюродную племянницу Тургенева, в которую тот был одно время влюблён и даже собирался жениться.

Название «Дым» было не единственным, Тургенев считал его неудачным. У него был второй вариант – «Две жизни», но главный редактор «Русского вестника» Катков предпочёл «Дым».

Литературное направление и жанр

«Дым» – реалистическое произведение, как и все произведения Тургенева. Жанр – общественно-политический роман. Это самый злободневный и полемичный роман Тургенева. Современники восприняли его как учебник по русской современной истории.

Проблематика

Наиболее важной проблемой Тургенев как западник считал проблему усвоения русским обществом лучших достижений западноевропейской цивилизации. Она поднимается в высказываниях Потугина в ответ на вопрос Литвинова, какие заимствования с Запада полезны для России. Также Потугин говорит о необходимости служить цивилизации.

Тургенев считал, что политическая мысль в России ещё не оформилась, политическая и экономическая судьба России тоже не определена. Он подвергал сатирическому осмеянию две группы политических спорщиков. Во-первых, это Губарёв и его окружение, которых Тургенев изображает как мнимых последователей идей Герцена (преклонения перед русским народом).

Более едкой сатире подвергаются представители дворянского общества от высших до низших его сфер. Это группа генералов, представители высшей знати и либералы, которые сближались с реакционными кругами.

Герои повести

Ирина

Ирина совсем не похожа на традиционную «тургеневскую девушку». Тургенев наделяет её исключительной красотой. Особо писатель подчеркивает глаза, подобные глазам египетских богинь.

Ирина родилась в аристократической дворянской семье Осининых. Бедность этой многодетной семьи была унизительна, Ирина как будто от самого рождения имела право на богатство, роскошь, поклонение. Она презирает свою бедность, после посещения бала это презрение оформляется в ней как страсть к богатству. Скрытая страсть – её особенность. С юности в ней заметны лукавство и тщеславие, своеволие и опасная для окружающих страстность. Её цель – завладеть понравившимся мужчиной.

Став женой аристократа, Ирина испытывает двойственные чувства: с одной стороны, она понимает, что общество аристократов ничтожно, с другой – не способна вырваться из него, оставить его. После разрыва с Литвиновым её отношение к своему кругу не меняется: она насмехается над теми, у кого подмечает мелкие или смешные черты характера, и даже «безжалостно клеймит» их.

Ирина в глубине души понимает, что не способна изменить свою жизнь, читатель догадывается, что она неискренна с Литвиновым, хотя и любит его страстно. Ирина разбивает Литвинову сердце, предает его дважды.

Литвинов

В начале романа Литвинову около 30 лет. Внешность его приятная, но ничем не примечательная. Литвинов – сын чиновника из купеческого рода и дворянки. Он 4 года провёл за границей, учась агрономии и технологии, чтобы привести в порядок своё запущенное отцом после смерти матери имение. В Баден-Бадене он ждёт свою невесту и троюродную сестру Татьяну. Судьба Литвинова определена, он спокоен и прост, пока не встречает юношескую любовь Ирину.

Подчёркивается стихийность его чувств к Ирине, подобных болезни или наваждению. Так случилось с ним и при первой встрече, и через 10 лет. Это не мешает ему быть решительным в отношениях при разрыве: «Кончать, так кончать».

Литвинов не имеет политических убеждений. Он вообще считает, что русским рано иметь политические убеждения. Несмотря на это, он возражает генералу, что назад вернуться невозможно и волю у народа отнять нельзя.

Татьяна

Эта героиня напоминает пушкинскую Татьяну и невольно ассоциируется с ней у читателя. Она наделена лучшими чертами женской героини: чиста, умна и проницательна, добра и искренна. Литвинов заставляет её страдать, но она обрывает все отношения, не представляя замужества без любви. Татьяна уезжает в своё поместье, где они с тётушкой, убеждённой демократкой, посвящают свои жизни служению народу, открывают школу.

Больше двух лет прошло, пока Литвинов решился приехать к Татьяне и был прощён.

Потугин

У Потугина нет прототипа, но у него говорящая фамилия. Этот герой предпринимает тщетные потуги к изменению ситуации. Потугин – разночинец, выходец из духовной среды.

В этом герое скрыта авторская западническая позиция демократической части общества. Потугин высказывает также западнические идеи Белинского, учеником которого считал себя Тургенев: о пользе заимствований у Запада, о том, что образованные люди должны нести народу цивилизацию. Потугин считает, что самобытность и роль в истории русского народа сильно преувеличены.

Надворный советник Потугин – единственный, к чьему мнению прислушивается Литвинов. Он же предостерегает Литвинова от незавидной роли любовника Ирины. Темная история Потугина о том, как он покрыл грех значительного лица и женился на едва знакомой ему женщине по просьбе Ирины и любя её, вставлена Тургеневым в текст романа после журнальной публикации. Потугин помогает Литвинову не дать разбить Ирине ещё одну жизнь, как она разбила жизнь самого Потугина.

Представители высшей знати и губарёвского окружения

Основной приём изображения этих групп – сатира и зарисовка с натуры, что несвойственно Тургеневу как писателю.

Генералы говорят об исторических судьбах поместного дворянства и дворянских имений, крестьянской реформе, демократии. Ирина наблюдает за спорами свысока.

Муж Ирины – изысканный щёголь и сноб, он знает о её измене с Литвиновым и не против неё, если бы. Литвинов был аристократом.

Сюжет и композиция

Основная сюжетная линия сосредоточена вокруг отношений Литвинова и Ирины.

На эту канву нанизываются политические и экономические споры о судьбах России, образы представителей знати, дворян, разночинцев. В начале романа монологов разных героев больше, сюжет развивается вяло. Некоторые современники шутили, что засыпали за чтением. Но Тургенев довольно органично соединил сюжет и внесюжетные элементы, многочисленные рассуждения.

Среди композиционных приёмов – ретроспективный рассказ о первой любви Литвинова и Ирины, вспыхнувшей за 10 лет до основных событий, вставной эпизод о тёмном деле, связанном с несостоявшейся женитьбой Потугина на Эльзе Бельской и оформлением опеки над её ребёнком.

Особенности стиля

В романе «Дым» нет типичного тургеневского героя (подобного Базарову). Свои общественно-политические идеи Тургенев «дарит» Потугину, уставшему от жизни и разочарованному. Главный герой Литвинов не склонен к общественной деятельности, далёк от политики и мечтает о тихой жизни в поместье.

Роман как бы распадается на сатирические сцены, памфлеты (изображение определённых групп русских) и собственно сюжет, который мог бы уместиться в небольшой повести. Почти щедринская сатира не была свойственна Тургеневу в предыдущих произведениях.

До романа «Дым» Тургенев не писал с натуры. Именно так он изобразил в романе сцену пикника у Баденского замка, вечер у Ратмировой, беседу у Губарёва.

Образ дыма – это метафора современной героям жизни. Призрачные, обволакивающие, неясные идеи, постоянно меняющие свою форму. А по содержанию – тот же дым. Этот почти финальный эпизод возвращения Литвинова на родину проясняет деятельную вялость героев, поступки которых Литвинов воспринимает как ненужную игру. Не дымом в финале оказывается рассудочная любовь Литвинова к Татьяне и народническая общественная деятельность на благо крестьян.

Тургенев Дым

Пятница, 3 февраля 2017 г.
Рубрика: Книги и Литература
Метки: история создания, главные герои, сюжеты
Автор статьи: tati2
Самобытность великого писателя Иван Сергеевич Тургенева известна всему миру. Это оригинальный и самостоятельный в своём развитии писатель. Иногда автор задерживал свои произведения, не открывая их широкой публике из-за сомнений, которые сопровождали его всю жизнь.

Действительно, не все его творения находили положительные отклики у критиков. Часто писателя обвиняли в том, что он слишком открыто демонстрирует окружающим свою личную жизнь, а все его герои имеют прототипы среди современников. Роман «Дым» не стал исключением. Когда он вышел в свет, критики сразу распределили роли главных героев среди современников. Некоторых можно было узнать просто по фамилии: Губарёв – Огарёв.

История создания тургеневского «Дыма»

Тургеневский необыкновенный роман «Дым» относят к числу самых крупных литературных произведений, которые был созданы не только автором, но и, вообще, в русской литературе девятнадцатого года. Тургеневский сюжет интересен не только по художественным приемам. В нём отлично изображается общественная жизнь страны, затрагивается и политика. Популярные вопросы, которые интересовали людей в то время, это была реформа 1860 года.

Автор пытался показать свое мнение и взгляды на то время, в какое ему приходилось жить. Свой замысел писатель вынашивал около шести месяцев, столько же заняло написание романа. И в 1867 году произведение начало публиковаться. Сначала в журнале «Русский вестник», затем через год отдельным тиражом.

Тургенев никогда не спешил со своими литературными работами, а в период работы над романом был к тому же болен. Поэтому работа двигалась не очень быстро.

Анализ тургеневского романа

Главные герои романа «Дым» находятся в постоянно поиске и жизнь, которая существует в обществе, влияет на эти искания. Известно, что многие критики и литераторы, обвинили автора в том, что он не показал в своем произведении сюжета, который бы развивался, и был бы ярким и насыщенным.

Те, кто защищали писателя, утверждали, что автор просто пытался передать всю сложности психологического характера основных персонажей, а также, что ему удалось вполне реалистично передать обстановку, в которой происходит развитие сюжета. Кроме того, известно, что как раз перед тем, как автор начал писать свой роман, он неоднократно вступал в споры о народническим движением. Тургенев полностью отрицал идею о том, что крестьяне и их община смогут возродить страну. По мнению писателя, такая функция выполнима лишь только дворянству, просвещенному и образованному.

Начинается роман со вступления, которое переносит читателя в то место, где и будут развиваться все последующие события. Автор отошёл от привычной манеры разворачивать действие в России. Он перенёс события небольшой курортный город, который находится в Германии – Баден-Баден. Во времена писателя именно на немецкие курорты и съезжались представители дворянского сословия и, соответственно, интеллигенция. Поэтому первые главы переносят читателя в общество, которое собралось на тот момент в этом немецком городке. Стоит заметить, что все люди здесь – это колоритный и удачный фон, чтобы показать развитие любовной истории и ту среду, в которой будут происходить споры о будущем его страны.

Но писатель тут же критически изображает это общество, использует даже сатиру. Он считает, что они не могут здраво и правильно оценить положение родной страны, поэтому и не могут правильно рассуждать о тех реформах, которые происходят внутри России.

Основным мужским образом в романе автор делает Литвинова, который молод и симпатичен. Он практически не участвует в разговорах о политики и поэтому совсем не разделяет какого-либо мнения. По сюжету читатель узнает, что у него хорошее образование, есть любимая девушка, на которой в скором будущем он желает жениться и мечтает о том, как после женитьбы перестроит свое поместье.

Завязка всего тургеневского сюжета начинается в тот момент, когда автор возвращает читателя в прошлое, когда только зарождалась любовь Литвинова. А ведь уже сразу становится известно, что она окончилась трагично и печально. Девушку, которая он так сильно любил, звали Ириной. Но она оставила молодого человека ради светского общества и прекрасной и блестящей жизни. Потом она приняла покровительство дальнего, но богатого родственника, а впоследствии нашла выгодную партию и вышла замуж. Вскоре она сама была центром всех светских вечером и приемов.

Литвинов долго не мог забыть Ирину, переживал и предпочитал не появляться в обществе. Однажды он встретил Татьяну, девушку прекрасную и милую. Литвинов решил на ней жениться. Но неожиданно герой встречает Ирину и его мысли опять заняты прежней любовью. Да и сама Ирина уже устала от той жизни, которую вела. Она все-таки оказалась ей чужой. Ведь девушка была сильной и смелой, любила волю и свободу. Увидев Литвинова, она снова вспомнила о нем. На тот момент он показался Татьяне самым близким и дорогим человеком, и она потянулась к нему.

События начинают развиваться мгновенно. Практически через несколько встреч они опять влюблены друг в друга, и это толкает молодого человека объясниться с Татьяной и расторгнуть помолвку. Но именно в Татьяну автор вкладывает все самые лучшие женские черты, он словно изображает ее идеальной девушкой. Она и умна, и добра, и скромна. Но главное ее качество – это душевная чуткость, которую можно встретить в человеке довольно редко.

Татьяна сразу почувствовала какие-то странные изменения в своем женихе. И стоило ему сказать всего пару слов, как она сразу поняла, что произошло. Этого совсем не ожидал Литвинов, который никак не решался начать разговор. Поэтому когда происходит наконец-то объяснение, то Татьяна уже была к этому готова, вела себя спокойно и благородно. Да, ей было больно, она сильно страдала. Но девушка была настолько мужественна, что она нашла силы в себе жить дальше, забыв обо всем.

Кульминация в тургеневском сюжете наступает, когда происходит окончательное объяснение, но уже между Литвиновым и Ириной. Этот разговор приводит к тому, что молодые люди решают сбежать и начать вдали от всего жизнь вдвоем. Хотя оба они понимали, что этого никогда не случится. Ирина была очень нерешительной и не могла так поступить. Литвинов же даже в мечтах не мог представить, как они будут жить без людей из высшего общества, что значит жить тайно, да и вообще, как такое бегство осуществить. Но все-таки молодые люди имели решительный настрой.

Уже перед самым побегом, Ирина, испугавшись, присылает молодому человеку записку, в которой сообщает, что не может совершить последний шаг. При этом она просила сохранить их отношения в том виде, в каком они существовали в настоящий момент. Поняв, что он потерял сразу двух женщин, Литвинов уезжает из страны. Герой встречает заграницей Татьяну, которая его прощает. И оказывается, что все это: и любовь, и споры, и измена – все это может рассеяться, как дым.

Тургеневское общество в романе

Автор, как и многие писатели того времени, решил обратить свое внимание на общественную и политическую жизнь страны. Это было результатом проведения Александром Вторым новых реформ, когда все задумывались о том, каким путем должна пойти страна. Об этом и ведут дворяне разговоры, собравшись случайно у Губарева.

Литвинов тоже попадает в одну из таких бесед, когда его окружают люди самого разного сословия, имеющие различные звания. Каждого из присутствующих автор описывает с неким сарказмом. А все эти споры, по мнению писателя, пусты и бессмысленны. Также считает и его герой, которого раздражает все в этой беседе: и люди, и их фразы, и даже аргументы, которые они приводят. Но есть один человек, которого автор выделяет из всего общества. Это Потугин. Известно, что он советник при дворе императоре, довольно умен, и мыслит при этом очень оригинально.

Литвинов легко находит с ним общий язык. Кстати, этот тургеневский герой, который приближен к императору, выражает и авторскую позицию на ситуацию, которая происходит в стране. Потугин придерживает идей, которые в то время были широко распространены на Западе. Он так же, как и Иван Сергеевич, считает, что народ не может быть основной движущей силой в стране.

Отзывы читателей

Многие читатели обратили внимание на то, что автору особенно хорошо удается показать в романе женские образы. К тому же отмечают, что замысел Ивана Тургенева очень оригинален и интересен. Среди положительных качеств романа читатели и критики перечисляют следующие свойства:

Литературный стиль писателя вызывал у читателей, литераторов и критиков только восхищение, хотя сюжет был воспринят не так восторженно. Известный поэт Федор Тютчев, прочитав роман Тургенева, написал эпиграмму, обличая писателя:

В результате роман не только не принес славы писателю, но еще и стал центром конфликта с его современниками, живущими в России, и даже едва не рассорил писателя с дворянским обществом того времени.

Роман «Дым» Тургенева в оценке литературоведов Текст научной статьи по специальности « Языкознание и литературоведение»

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Алексашина И. В.

В статье излагается объективное идейно-эстетическое содержание романа «Дым» и анализируется психологическое искусство писателя. Тургенев представлен как либерал-постепеновец, борющийся за распространение просвещения среди народа.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Алексашина И. В.

The article reveals the objective ideological and aesthetic content of the novel “Smoke” by I. Turgenev and the writer’s psychological works. Turgenev is represented in the article as a liberal progressive man working for public education spreading.

Текст научной работы на тему «Роман «Дым» Тургенева в оценке литературоведов»

РОМАН «ДЫМ» ТУРГЕНЕВА В ОЦЕНКЕ ЛИТЕРАТУРОВЕДОВ

Работа представлена кафедрой историко-культурного наследия Орловского государственного университета.

Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Г. Б. Курляндская

В статье излагается объективное идейно-эстетическое содержание романа «Дым» и анализируется психологическое искусство писателя. Тургенев представлен как либерал-постепеновец, борющийся за распространение просвещения среди народа.

The article reveals the objective ideological and aesthetic content of the novel «Smoke» by I. Turgenev and the writer’s psychological works. Turgenev is represented in the article as a liberal progressive man working for public education spreading.

В литературоведении некоторое время наблюдался перекос в истолковании идейного содержания «Дыма», когда «гейдельбергским арабескам» предавалось преувели-ченное значение, а сами они рассматривались как яркое выражение либерализма Тургенева. Преобладало мнение Ю. Г. Оксма-на, что «гейдельбергские арабески» – памфлет против лондонской эмиграции (и многие ученые считали Губарева прототипом Огарева). Утвердилась мысль о «Дыме» как о самом русском произведении Тургенева, рассматриваемом только в плане пародии на Герцена, Огарева и их друзей1.

«Гейдельбергские арабески» долгое время считались наиболее спорной частью романа, поскольку ученые высказывали противоположные точки зрения об их политическом смысле. Не согласны были литературоведы в основном относительно полемических целей тургеневской сатиры, обращенной против руководителей «Современника » и «Колокола».

И. И. Векслер считал, что роман обращен той своей памфлетной частью, которую сам Тургенев назвал «гейдельбергскими арабесками», «против теории Герцена и Огарева, обосновавшей народничество», и именно о ней идет речь в романе, а не о

«второстепенном явлении», не о «славянофильском социализме». Ученый убеждает, что образ Губарева – выпад против Огарева, демонстрирующий антипатию Тургенева к нему: «В «бесталанные, косноязычные, сбивчивые» речи Губарева Тургенев вложил все, с чем он спорил, что ненавидел в воззрениях Герцена и Огарева»2.

П. Г. Пустовойт, отмечая пристальное наблюдение писателя за русским освободительным движением (и в том числе за революционной эмиграцией), находит, что роман «Дым» возник из полемики Тургенева с революционной эмиграцией в 60-х гг. XIX в. и указывает на критическое отношение писателя к русской молодежи, учившейся в Гейдельберге и находившейся под мощным влиянием Герцена и Огарева. По мнению ученого, в романе «Дым» получила отражение в образе Губарева критика Тургеневым Огарева, а невзрачное изображение членов губаревского кружка воспроизвело последователей лондонских эмигрантов3.

Этому мнению противостоит точка зрения, впервые высказанная в 1947 г. Г. А. Бялым. Он утверждает, что «Дым» содержит лишь косвенное осуждение Гер -цена и Огарева; основной же удар направлен против мнимых единомышленников

Герцена4. Точку зрения Г. А. Бялого разделяют А. Б. Муратов, А. И. Батюто, С. М. Петров, Л. С. Радек, Г. Э. Винникова.

А. Б. Муратов, подобно Г. А. Бялому, оценивает значение «вставного эпизода» как выпад против мнимых «революционеров», против революционной «накипи», чья деятельность проявлялась в бесполезной шумихе. Точку зрения Г. А. Бялого поддерживает А. Б. Муратов исследованием состава русской колонии в Гейдельберге. Он делает вывод о том, что непосредственными прототипами в «Дыме» послужили члены русской колонии в Гейдельберге.

А. Б. Муратов, соглашаясь с Г. А. Бя-лым, считает, что сопоставление образов губаревского кружка с Герценом и Огаревым неправомерно. Тургенев имел в виду лишь временно присоединившихся к революционному движению5.

Большое внимание значению «гейдельбергских арабесок» в романе и спору о прототипе Губарева уделяет А. И. Батюто. Ученый разделяет точку зрения Г. А. Бялого, выраженную в его статье «Дым в ряду романов Тургенева». А. И. Батюто считает, что карикатурно-сатирическое изображение гейдельбергских «псевдореволюционеров», разоблачение их «мнимого» демократизма, «срывание масок с самодовольно-деспотического невежества и наглого ренегатства . свидетельствовало о презрении к плевелам в демократическом движении», что писатель высмеял «случайных союзников Герцена, людей политически и морально неустойчивых, лишь до поры до времени кокетничающих герценовскими идеями», а потом предающих6.

В 60-е гг. XIX в. кружки «губаревского типа» были весьма распространенным явлением, и Тургенев в «Дыме» достиг его художественного обобщения. Вслед за Г. А. Бя-лым Г. Э. Винникова утверждает, что в «Дыме» место Герцена и Огарева заняли вульгаризаторы их идей, а удар Тургенева оказался обращенным не против «лондонской», а против «гейдельбергской» эмигра-

ции, для большинства которой был характерен показной, мнимый «герценизм». Исследовательница не соглашается с теми, кто считал, что в романе за Губаревым стоит Огарев. Если даже в начале работы над «Дымом» Тургенев и намеревался в лице Губарева показать Огарева, то он этого не сделал. Губарев – собирательный образ7.

Л. С. Радек разделяет наметившуюся тенденцию ослабить тонкости «антигерце-новского элемента» в «Дыме», находит неубедительными попытки критиков считать Герцена и Огарева прототипами персонажей романа, утверждает, что «о буквенном сходстве не может быть и речи». Он считает справедливым предположение, что изначально Тургенев собирался шаржированно осветить в романе взгляды Герцена и Огарева, но впоследствии отказался от этой мысли, иронически, в тонах памфлета показав «кастовую замкнутость и кружковую ограниченность их незадачливых последователей не из лондонской, а гейдельбергской эмиграции», и выразил свое «крайне скептическое отношение к славянофильским официальным теориям, деятельности различных фракций и группировок, которые представлялись ему, человеку искусства, в равной мере сомнительными и бесперспективными»8 .

Таким образом, в работах Г. А. Бялого, А. Б. Муратова, А. И. Батюто, Л. С. Раде-ка, Г. Э. Винниковой идейное содержание «Дыма» нашло свое объективное освещение, без преувеличения одних и недооценки других его сторон и в связи с основами тургеневского мировоззрения на рубеже 1860-1870 гг.

«Дым» не укладывался в схему классического тургеневского романа. Сатирические мотивы, играющие важную роль в «Дыме», на первый взгляд были похожи на отступления.

В литературе о «Дыме» преобладало мнение, восходящее к комментариям Л. В. Пумпянского, о композиционной неслаженности романа, в котором «гейдель-

бергские арабески» будто бы представляют чисто полемический и не связанный с основным содержанием романа материал. Л. В. Пумпянский находит в «Дыме» распад жанра романа в творчестве Тургенева, сочетание в нем «любовной новеллы с двумя политическими памфлетами и одной политической идеологией»9. Тезис о падении романного творчества Тургенева ныне отвергнут всеми исследователями. Но бесспорными остаются особый характер «Дыма», его новые идейно-художественные принципы.

Что касается психологического мастерства Тургенева, то о нем писали А. П. Скафтымов, Г. А. Бялый, А. Г. Цейтлин, Г. Б. Курляндская, В. Сквозников, И. А. Винникова, С. Е. Шаталов, П. Г. Пу-стовойт, Е. В. Тюхова, О. Г. Осмоловский, Е. М. Конышев.

Художественно-психологический метод Тургенева основательно изучен в современной науке: постигнута специфика психологического искусства Тургенева, его философско-эстетические основы, обозначены эволюция и жанровая специфика, намечены и линии сопоставления с психологизмом Л. Н. Толстого, Ф. М. Достоевского и некоторых других писателей.

Положения Н. Г. Чернышевского о формах психологического анализа прочно вошло в сознание ученых. Традиции Н. Г. Чернышевского были продолжены А. П. Скаф-тымовым. Ученый придает большое значение миросозерцанию писателя, ставит проблему личности, считая, что психологический анализ зависит от концепции личности10.

Тургенев был близок Пушкину в стремлении к психологическому правдоподобию, к созданию сложного противоречивого ха -рактера и вместе с тем в неприязни к психологической детализации, в раскрытии характеров на основе внутренней логики их собственного развития. Вместе с тем, как мы полагаем, Тургенев психологизировал свой рисунок, заострив внимание на внут-

ренней противоречивой жизни человека и обнаружил новые средства ее выражения: элементы внутреннего монолога, самораскрытия, авторской психологической характеристики, идеологический спор на актуальную тему. Напрашивается вывод, что Тургенев психологизировал портрет, пейзаж и весь стиль в целом, сохранив действенность его реализма, точность называния предметов.

«Прозрачная ясность и четкость изображения», «лаконизм и сдержанность», «соблюдение естественных пропорций и чувство меры» составляют характерные свойства тургеневской манеры психологического изображения героев. Основанием принципа «тайной психологии», по мысли Г. Б. Курляндской, служит убеждение Тургенева в непознаваемости глубинной сущности человека11.

А. Г. Цейтлин, цитируя Н. Г. Чернышевского: «.одного поэта занимают более всего очертания характеров; другого – влияние общественных отношений и житейских столкновений на характеры; третьего -связь чувств с действиями», делает вывод, что Тургенева «по преимуществу» занимает выполнение первых трех задач психологического анализа. Ученый находит у Тургенева слабую творческую связь с такими мастерами русского психологического романа как Л. Толстой и Достоевский. Однако А. Г. Цейтлин не выражает той мысли, что типические характеры Тургенева, в особенности положительные, имеют также общечеловеческое содержание. По его на -блюдению, основным для писателя Тургенев считал раскрытие внутреннего духовного мира человеческой личности. Создавая их, Тургенев, естественно, опирался -по мысли исследователя – на традиции Пушкина, Лермонтова и Гоголя. Ученый считает Тургенева создателем типических характеров, социально исторически обусловленных, однако игнорирует общечеловеческое содержание в личности Тургенев -ских героев12.

Г. А. Бялый, в противовес А. Г. Цейтлину, выявляет общечеловеческое содержа -ние тургеневских характеров, интересуется их природными и таинственными силами. Он согласен с А. Г. Цейтлиным, считая, что «диалектика души» не только не занимает Тургенева, но кажется ему подготовительной работой художника, недостойной внимания читателя13.

П. Г. Пустовойт сопоставляет творческие методы двух таких разных художников, как Тургенев и Достоевский, и делает вывод, что при создании своих художественных образов оба писателя «шли противоположными путями»14. Ученый также считает Тургенева «тайным психологом».

В сравнительном плане психологический анализ в романах Тургенева 50-60-х гг. XIX в. рассматривался в статьях Е. М. Ко-нышева15 и Е. В. Тюховой16.

К специальному рассмотрению психологического метода в последних романах писателя обратилась И. А. Винникова17. Она находит, что Тургенев воспроизводит в «Дыме» самую «диалектику души», которую обычно изображал Л. Н. Толстой. С. Е. Шаталов18 соглашается с И. А. Винниковой: они считают формой психологического анализа позднего Тургенева «диалектику души». Их опровергает Г. Б. Курляндская, которая считает, что идейно-художественное расхождение Тургенева и Толстого и состоит в различном изображении процесса познания действительности. Ученый констатирует эволюцию психологизма Тургенева. Она наблюдает, что последние два романа по степени психологизации повествования значительно отличаются от первых четырех: психологический анализ в «Дыме» и «Нови» усложняется благодаря обращению автора к приему внутреннего монолога при изображении духовно-психологической драмы (борьбы противоположных начал: взглядов и натуры, разума и влечения, мысли и чувства) Литвинова и Нежданова. Самосознание героев делается ведущей особенностью психологизма писателя.

У «позднего» Тургенева основной формой психологического анализа по-прежнему остается борьба противоположных начал в герое, а не «диалектика души». И «поздний» Тургенев изображает не весь психический процесс, а его отдельные этапы, вершинные моменты, результаты процесса. Даже в тех случаях, когда писатель воспроизводит процесс движения мысли, чувства, он изображает его не по-толстовски. Однако теперь принцип изображения психологии «изнутри», а не «извне» становится ведущим и предметный психологизм отступает на второй план. Главную роль в раскрытии внутреннего мира персонажей играет внутренний монолог и «фиксированный психологизм» (термин С. Е. Шаталова). Внутренний монолог диалогизируется, выражая борьбу противоположных мотивов, противоречивую сложность сознания. Внутренние монологи воспроизводят непосредственную действительность созна-ния героя, более того, – сам психический процесс. И все же это не «диалектика души», ибо здесь нет «текучести», переходов «по-лучувств», а есть борьба уже «готовых» антитетичных начал. Тургеневский внутренний монолог воспроизводит только высшую стадию внутренней речи – «внутреннее говорение», и, следовательно, он не ста -новится формой выражения напряженных искажений личности, а только констатирует ее раздвоение.

Неизменные качества эстетического мышления писателя, на наш взгляд, это преимущественное внимание к завершающей стадии внутренней речи – к так называемому «внутреннему говорению» – вполне созревшим мыслям и чувствам. Это наблюдение позволило ученому сделать вывод, что «именно поэтому передача переживаний и размышлений героев у Тургенева не имеет ничего общего с той формой психологического анализа, которая известна под названием “диалектика души”»19.

Преобладающая форма психологического анализа в произведениях Тургенева –

выявление результатов тайно протекающе- ний внутренней жизни, столкновений меж-

го психического процесса, внешних движе- ду людьми.

I Оксман Ю. Г. Комментарии к роману «Дым» // Тургенев И. С. Соч.: В 12 т. М.-Л.: Гослитиздат, 1930.Т. 9. С. 419-437.

2Векслер И. И. И. С. Тургенев и политическая борьба шестидесятых годов. Л.: Изд-во АН СССР, 1934.

3Пустовойт П. Г. И.С. Тургенев – художник слова. М.: Изд-во МГУ, 1980.

4Бялый Г. А. «Дым» в ряду романов Тургенева // Вестник Ленинград. гос. ун-та. 1947. № 9. С. 88102.

5Муратов А. Б. И.С. Тургенев после «Отцов и детей». Л.: Изд-во ЛГУ, 1972.

6Батюто А. И. Тургенев ? романист. Л.: Наука, 1972.

7Винникова Г. Э. Тургенев и Россия. М.: Советская Россия, 1986.

8Радек Л. С. Герцен и Тургенев. Литературно-эстетическая полемика. Кишинев: Штиинца, 1984.

9Пумпянский Л. В. «Дым». Историко-литературный очерк // Тургенев И. С. Соч.: В 12 т. М.-Л.: ГИЗ, 1930. Т. 9. С. 5-20.

10 Скафтымов А. П. Нравственные искания русских писателей: статьи и исследования о русских классиках. М.: Худож. лит., 1972.

II Курляндская Г. Б. Художественный метод Тургенева – романиста. Тула: Приокское кн. изд-во. Орлов. отд-ние, 1972.

12Цейтлин А. Г. Мастерство Тургенева – романиста. М.: Сов. писатель, 1958.

13Бялый Г. А. Тургенев и русский реализм. М.-Л.: Советский писатель, 1962.

14 Пустовойт П. Г. Указ. соч.

15 Конышев Е. М. Психологический анализ и проблемы выбора (И. С. Тургенев и Ф. М. Достоевский) // Четвертый межвузовский тургеневский сборник / Отв. ред. А. И. Гаврилов, науч. ред. Г.Б. Курлянская. Орел, 1975. С. 168-183.

16 Тюхова Е. В. К проблеме «Тургенев и Достоевский»: об истоках концепсий // И. С. Тургенев и современность: Междунар. науч. конф., посвящ. 175-летию со дня рождения И. С. Тургенева: Доклады и сообщения 2-6 ноября 1993 г. / Науч. ред. П. Г. Пустовойт. М.: Диалог-МГУ, 1997. С. 74-81.

17 Винникова И. А. Тургенев в шестидесятые годы. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1965.

18Шаталов С. Е. Художественный мир Тургенева. М.: Наука, 1979.

Дым самый современный роман Ивана Тургенева

“Дым” – самый современный роман Ивана Тургенева

Иван Сергеевич Тургенев (1818-1883) – великий русский писатель, автор небольших “стихотворений в прозе”, рассказов, повестей и шести романов.
Тургенев умел чувствовать “дух времени”, умел увидеть и отразить и отобразить окружающую его жизнь. В четырёх первых романах, – “Рудин” (1855), “Дворянское гнездо” (1859), “Накануне” (1860) и “Отцы и дети” (1861) – рассказывается о людях, живших в России накануне отмены крепостного права. В последнем романе “Новь” (1877) показана жизнь людей в 1870-е годы. (Формально действие романа начинается весной 1868 года, но это лишь для того, чтобы обойти цензуру.)
Некоторые читатели сравнивают “Новь” и даже “Отцы и дети” с романами “На ножах” (1870-1871) Николая Семёновича Лескова и “Бесы” (1870-1872) Федора Михайловича Достоевского. Но Тургенев в образе Базарова показал читателям одного из лучших представителей “нигилистов”, а Лесков и Достоевский пишут о худших из них. Сливки мало похожи на обрат. Что здесь можно сравнивать? А в романе “Новь” мы видим людей уже другого времени, иного духовного облика. (О том,что “семидесятники” резко отличались от “шестидесятников” можно прочитать в эссе Г.П. Федотова “Трагедия интеллигенции” или в книге Н.А. Бердяева “Русская идея”.) Тургенев в это время жил в основном за границей, но он сумел чутко уловить эти изменения.
Пять вышеназванных романов рассказывают нам о прошлом, о людях XIX века. А роман “Дым” (1867). Конечно, это тоже XIX век, люди 1860-х годов. Но как мало изменились с тех пор и люди, и вопросы, которые их волнуют! Да изменились ли вообще.
******
1862 год. На курорте в немецком городе Баден-Бадене отдыхают русские люди. В основном это представители двух разных политических лагерей: “оппозиции” и “партии власти”.
Среди представителей “партии власти” в романе нет ни одного порядочного человека. Это пустые и самовлюблённые карьеристы. Блистающая среди них Ирина Ратмирова, жена «молодого генерала», так характеризует людей своего круга, которых она презирает: «Ведь они ничего не понимают, ничему не сочувствуют, даже ума у них нет, ни ума, ни развития, а одно только лукавство да сноровка; ведь в сущности и музыка, и поэзия, и искусство им одинаково чужды. Вы скажете, что я ко всему этому была сама довольно равнодушна; но не в такой степени, (. ) не в такой степени!»
Что касается “оппозиционеров”, можно даже сказать, что «они все. то есть почти все, прекрасные люди», но эти люди готовы с лёгкостью поверить любому вздору и поднять на пьедестал проходимца, у которого больше воли, чем у них, и который «хочет стать начальником».
За полтора прошедших века произошли некоторые внешние изменения, не более того.
Тургенев – замечательный сатирик. Но ему не очень нравится быть сатириком, поэтому и тем, кто находится при власти, и оппозиционерам уделено сравнительно немного места в романе. Однако, и сказанного достаточно.
******
Созонт Иванович Потугин, отдыхающий в Баден-Бадене, держится довольно обособленно от своих соотечественников. Он предпочитает помалкивать и своими мыслями делится с одним Григорием Литвиновым. Потугин – непреклонный “западник”, умеющий красиво излагать свои убеждения. Над его словами стоит задуматься, а некоторые критические высказывания просто великолепны!
Например, вот это: «Нам во всём и всюду нужен барин; барином этим бывает большею частью живой субъект, иногда какое-нибудь так называемое направление над нами власть возымеет. (. ) Почему, в силу каких резонов мы записываемся в кабалу, это дело тёмное; такая уж, видно, наша натура. Но главное дело, чтоб был у нас барин. Ну, вот он и есть у нас; это, значит, наш, а на все остальное мы наплевать! Чисто холопы! И гордость холопская, и холопское уничижение. Новый барин народился – старого долой! То был Яков, а теперь Сидор; в ухо Якова, в ноги Сидору! Вспомните, какие в этом роде происходили у нас проделки!»
И ведь до сих пор есть, что вспомнить! И у “нас”, и у некоторых “соседей”.
Говорит Созонт Иванович интересно и грамотно. Но этим его способности и ограничиваются. Он и сам о себе говорит: «. Я увы! болтун и больше ничего. » И это – правда.
Если сравнить Потугина с современными “западниками” – результаты получаются явно в пользу. Созонта Ивановича. В Потугине нет ни капли самолюбования, это человек, действительно болеющий душой за Россию. Потугин вызывает жалость, большинство современных “западников” – брезгливость.
******
Григорий Михайлович Литвинов – человек, в сущности, хороший. У него есть и стыд, и совесть, и достойные планы на будущее. Но воли Литвинову не хватает, он постоянно поддаётся чужим влияниям.
Когда «всё вдруг показалось ему дымом, всё, собственная жизнь, русская жизнь – всё людское, особенно всё русское», здесь проявилось влияние Потугина. (Хотя сам Созонт Иванович этого, конечно, не хотел. )
Встретив свою первую любовь, Ирину, Литвинов попадает в её “сети”, как мошка в паутину, и изменяет своей невесте Татьяне.
Нравственная сила Татьяны, “простившей и отпустившей” неверного жениха, помогает Григорию Михайловичу “вырваться из паутины”.
Литвинова нельзя назвать “сыном своей эпохи”, такие люди, вероятно, были и есть во все времена.
******
Ирина Павловна Ратмирова, в девичестве Осинина – лучший в русской классической литературе образ стервы. Здесь нет ни капли сатиры, всё очень реалистично, без навязывания читателям авторской оценки. Ирина красива, умна «озлобленным умом», хорошо умеет манипулировать окружающими людьми. Уже с ранних лет ей было присуще лицемерие. Литвинов вспоминал, как в юности «она охотно казнилась и винилась перед ним; только – странное дело! она часто, чуть не плача, обвиняла себя в дурных побуждениях, которых не имела, и упорно отрицала свои действительные недостатки».
Для Ирины самое главное в жизни – блеск, роскошь. По наследству этого не досталось – она добилась желаемого возможным для неё способом.
Потугин, безнадёжно влюблённый в Ирину, говорит о ней: «Горда как бес; да это ничего». Может быть, оно было бы и “ничего”, но гордиться Ирине нечем. Гордясь собою, Ирина равнодушна к тем, кто оказывается у неё на пути. О Татьяне она говорит бывшему её жениху: «Я, каюсь, мало о ней думала. Я не умею думать о двух людях разом». (Значения слова “каюсь” Ирина не понимает.)
Созонт Иванович, пытаясь сказать об Ирине что-нибудь хорошее, произносит: «Она не без хороших качеств: очень добра, то есть щедра, то есть даёт другим, что ей не совсем нужно». И это всё, что смог сказать умный и любящий человек.
После десяти лет разлуки госпожа Ратмирова встречается с Литвиновым.
Любит ли Ирина Павловна Григория Михайловича? Наверное, любит. Так, как можно любить богатое платье или драгоценности, которые хочется иметь при себе.
******
У романа “счастливый конец”. Литвинов, на третий год после того, как отказался стать штатным любовником чужой жены, «принёс повинную голову» Татьяне. Некоторые читатели жалуются, что любовная линия в романе “сразу предсказуема”. На мой взгляд, предсказуема лишь измена Литвинова невесте, но то, что Ирине не удастся “закрепить победу” – совсем не очевидно.
Сюжет романа, конечно, “не нов”, но главное не в сюжете, важнее, как это всё рассказано, как психологически мотивировано. “Дым” – это не роман “на один раз”, а книга, которую интересно перечитывать.

11)Роман Тургенева «Дым»: смысл названия, идейное содержание, художественное своеобразие, новый тип героя.

В 1867 году Тургенев завершил работу над очередным романом «Дым», опубликованным в «Русском вестнике» в марте 1867 года. Роман глубоких сомнений и слабо теплящихся надежд, «Дым» резко отличается от всех предшествующих романов писателя. Прежде всего в нем отсутствует типичный герой, вокруг которого организуется сюжет. Литвинов далек от своих предшественников — Рудина, Лаврецкого, Инсарова и Базарова. Это человек не выдающийся, не претендующий на роль общественного деятеля первой величины. Он стремится к скромной и тихой хозяйственной деятельности в одном из отдаленных уголков России. Мы встречаем его за границей, где он совершенствовал свои агрономические и экономические знания, готовясь стать грамотным землевладельцем.

Рядом с Литвиновым — Потугин. Его устами как будто бы высказывает свои идеи автор. Но не случайно у героя такая неполно ценная фамилия: он потерял веру и в себя и в мир вокруг. Его жизнь разбита безответной, несчастной любовью.

Наконец, в романе отсутствует и типичная тургеневская героиня, способная на глубокую и сильную любовь, склонная к самоотвержению и самопожертвованию. Ирина развращена светским обществом и глубоко несчастна: жизнь людей своего круга она презирает, но в то же время не может сама от нее освободиться.

Роман необычен и в основной своей тональности. В нем играют существенную роль не очень свойственные Тургеневу сатирические мотивы. В тонах памфлета рисуется в «Дыме» широкая картина жизни русской революционной эмиграции. Много страниц отводит автор сатирическому изображению правящей верхушки русского общества в сцене пикника генералов в Баден-Бадене.

Непривычен и сюжет романа «Дым». Разросшиеся в нем сатирические картины, на первый взгляд, сбиваются на отступления, слабо связанные с сюжетной линией Литвинова. Да и потугинские эпизоды как будто бы выпадают из основного сюжетного русла романа.

После выхода «Дыма» в свет критика самых разных направлений отнеслась к нему холодно: ее не удовлетворила ни идеологическая, ни художественная сторона романа. Говорили о нечеткости авторской позиции, называли «Дым» романом антипатий, в котором Тургенев выступил в роли пассивного, ко всему равнодушного человека.

Революционно-демократическая критика обращала внимание на сатирический памфлет по адресу революционной эмиграции и упрекала Тургенева в повороте вправо, зачисляя роман в разряд антинигилистических произведений. Либералы были недовольны сатирическим изображением «верхов». Русские «почвенники» (Достоевский, Н. Н. Страхов) возмущались «западническими» монологами Потугина. Отождествляя героя с автором, они упрекали Тургенева в презрительном отношении к России, в клевете на русский народ и его историю.

С разных сторон высказывались суждения, что талант Тургенева иссяк, что его роман лишен художественного единства.

Тезис о падении романного творчества Тургенева оспорен и отвергнут ныне в работах Г. А. Бялого и А. Б. Муратова11, которые предпочитают говорить об особом характере романа, о новых принципах его организации. И действительно, «Дым» — роман по-ново-му цельный, с особой художественной организацией сюжета, связанной с изменившейся точкой зрения Тургенева на русскую жизнь. Он создавался в эпоху кризиса общественного движения 1860-х годов, в период идейного бездорожья. Это было смутное время, когда старые надежды не осуществились, а новые еще не народились. «Куда идти? чего искать? Каких держаться руководящих истин? — задавал тогда тревожный вопрос и себе, и читателям М. Е. Салтыков-Щедрин.— Старые идеалы сваливаются с своих пьедесталов, а новые не нарождаются. Никто ни во что не верит, а между тем общество продолжает жить и живет в силу каких-то принципов, тех самых принципов, которым оно не верит» (VI, 386). Тургенев тоже оценивал пореформенный период исторического развития России как время переходное, когда старое разрушается, а новое теряется в далеких горизонтах будущего: «Говорят иные астрономы, что кометы становятся планетами, переходя из газообразного состояния в твердое; всеобщая газообразность России меня смущает — и заставляет меня думать, что мы еще далеки от планетарного состояния. Нигде ничего крепкого, твердого — нигде никакого зерна; не говорю уже о сословиях — в самом народе этого нет» (П., IV, 238).

В романе «Дым» Тургенев изображает особое состояние мира, периодически повторяющееся: люди потеряли ясную, освещавшую их жизнь цель, смысл жизни заволокло дымом. Герои живут и действуют как будто бы впотьмах: спорят, ссорятся, суетятся, бросаются в крайности. Им кажется, что они попали во власть каких-то темных стихийных сил. Как отчаявшиеся путники, сбившиеся с дороги, они мечутся в поисках ее, натыкаясь друг на друга и разбегаясь в стороны. Их жизнью правит слепой случай. В лихорадочной скачке мыслей одна идея сменяет другую, но никто не знает, куда примкнуть, на чем укрепиться, где бросить якорь.

В этой сутолоке жизни, потерявшей смысл, и человек теряет уверенность в себе, мельчает и тускнеет. Гаснут яркие личности, глохнут духовные порывы. Образ «дыма» — беспорядочного людского клубления, бессмысленной духовной круговерти — проходит через весь роман и объединяет все его эпизоды в симфоническое художественное целое. Развернутая его метафора дается к концу романа, когда Литвинов, покидающий Баден-Баден, наблюдает из окна вагона за беспорядочным кружением дыма и пара.

В романе действительно ослаблена единая сюжетная линия. От нее в разные стороны разбегается несколько художественных ответвлений: кружок Губарева, пикник генералов, история Потугина и его «западнические» монологи. Но эта сюжетная рыхлость по-своему содержательна. Вроде бы уходя в сторону, Тургенев добивается широкого охвата жизни в романе. Единство же книги держится не на фабуле, а на внутренних перекличках разных сюжетных мотивов. Везде проявляется ключевой образ «дыма», образ жизни, потерявшей смысл. Отступления от основного сюжета, значимые сами по себе, отнюдь не нейтральны по отношению к нему: они многое объясняют в любовной истории Литвинова и Ирины. В жизни, охваченной беспорядочным, хаотическим движением, трудно человеку быть последовательным, сохранить свою целостность, не потерять себя. Сначала мы видим Литвинова уверенным в себе и достаточно твердым. Он определил для себя скромную жизненную цель — стать культурным сельским хозяином. У него есть невеста, девушка добрая и честная, из небогатой дворянской семьи. Но захваченный баденским вихрем, Литвинов быстро теряет себя, попадает во власть неотвязных людей с их противоречивыми мнениями, с их духовной сутолокой и метаниями. Тургенев добивается почти физического ощущения того, как баденский «дым» заволакивает сознание Литвинова: «С самого утра комната Литвинова наполнилась соотечественниками: Бамбаев, Ворошилов, Пищалкин, два офицера, два гейдельбергские студента, все привалили разом. » И когда после бесцельной и бессвязной болтовни Литвинов остался один и «хотел было заняться» делом, «ему точно копоти в голову напустили» (С., IX, 210—211.— Курсив мой.— Ю. JI.). И вот герой с ужасом замечает, «что будущность, его почти завоеванная будущность, опять заволоклась мраком».

Постепенно Литвинов начинает задыхаться в окружающем его и проникающем в него хаосе. В состоянии потерянности герой и попадает во власть трагически напряженной любви. Она налетает как вихрь и берет в плен всего человека. И для Литвинова, и для Ирины в этой страсти — единственный живой исход и спасение от духоты окружающей жизни. Ирина признается, что ей «стало уже слишком невыносимо, нестерпимо, душно в этом свете», что, встретив «живого человека посреди этих мертвых кукол», она обрадовалась ему, «как источнику в пустыне». Сама катастрофичность, безрассудность и разрушительность этого чувства — не только следствие трагической природы любви, но и результат особой общественной атмосферы, этот трагизм усугубляющей.

Мы видим среду, в которой живет Ирина: придворный генералитет, цвет правящей страной партии. В сцене пикника генералов Тургенев показывает политическую и человеческую ничтожность этих людей. Пошлые, трусливые и растерянные, они открыто выступают против реформ, ратуя за возвращение России назад, и чем дальше, тем лучше.

Их лозунг: «Вежливо, но в зубы!»

На фоне баденского «дыма» роман Литвинова и Ирины прекрасен своей порывистостью, безоглядностью и какой-то огненной, разрушительной, опьяняющей красотой. Но с первых страниц понимаешь, что эта связь — на мгновение, что она тоже плод клубящейся бессмыслицы, царящей вокруг. Литвинов смутно сознает, что его предложение Ирине начать с ним новую жизнь и безрассудно, и утопично: оно продиктовано не трезвым умом, а безотчетным порывом. Но и Ирина понимает, что в ее характере произошли необратимые перемены. «Ах! мне ужасно тяжело! — воскликнула она и приложилась лицом к краю картона. Слезы снова закапали из ее глаз. Она отвернулась: слезы могли попасть на кружева». Светский образ жизни стал уже второй натурой героини, и эта вторая натура берет верх над живым чувством любви в решительную минуту, когда Ирина отказывается бежать с Литвиновым.

Сатирическими красками рисует Тургенев и русскую революционную эмиграцию во главе с Губаревым.

На новом материале Тургенев развивает здесь тему грибоедовской «репетиловщины» с ее «шумим, братец, шумим!»12.

Культурнические идеи Тургенева в какой-то мере выражает Потугин — герой, возбудивший всеобщее недовольство современников, которые склонны были полностью отождествлять его с автором. Действительно, многое в речах Потугина отвечает убеждению Тургенева: Россия — европейская страна, которую нельзя искусственно отрывать от Западной Европы; она призвана органически освоить достижения европейской цивилизации, чтобы выработать на этой основе собственные принципы. К концу 1860-х годов правительственные круги взяли на вооружение некоторые положения славянофильских теорий, подвергнув их грубой официальной адаптации. Это обстоятельство вызывало у Тургенева серьезную тревогу. Поэтому удар по официальной идеологии рикошетом отскакивал и в сторону славянофилов, и в сторону революционеров-народников, идеализировавших крестьянскую общину.

Вместе с тем нельзя отождествлять автора с Потугиным, которого сам Тургенев не отделял от баденского «дыма» и не считал положительным героем романа. Писатель чувствовал слабость и своей собственной западнической программы. Потому-то неисправимый западник Потугин лишен в романе всяких признаков идеализации. Он велеречив и болтлив под стать всем другим героям романа. Это человек неловкий, неустроенный в жизни, диковатый и бесприютный. Даже юмор его как-то уныл, а речи отзываются не желчью, а печалью. В своих критических «потугах» герой часто хватает через край, впадает в шарж и карикатуру. Есть в его речах нигилистическая бравада. Некоторые его высказывания оскорбительны для национального достоинства русского человека. Но Тургенев дает понять, что сам Потугин страдает от своей желчности и ворчливости, что его выпады — жест отчаяния, порожденный внутренним бессилием потерянного человека.

Надежды Тургенева в романе «Дым» связываются с Литвиновым. По мнению А. Б. Муратова, писатель на протяжении всего творческого пути различал героев и строителей: герои толкают историю вперед, но, как Дон Кихоты, делают это с типичными для них «святыми» ошибками. Творят историю в конечном счете не они, а «повседневные строители жизни». На долю Лежневых и Литвиновых падает почетная, хотя и скромная задача будничных практических дел. В конце 60-х годов, по Тургеневу, на первый план и вышла такая задача терпеливого и скромного практического труда. Но этот труд не имел ничего общего с буржуазным предпринимательством, личным обогащением. Литвинов мечтает принести своей деятельностью «пользу всему краю». Однако Тургенев далек и от чрезмерной апологетики литвиновского дела, свойственной, например, либеральным народникам с их теорией «малых дел». Литвиновы — практики переходной эпохи, деятели во имя грядущего возрождения, почву для которого они готовят исподволь, скромным своим трудом.

В финале романа появляется надежда, что в отдаленном будущем Россия перейдет из газообразного состояния в твердое. Мы видим, как медленно освобождается душа Литвинова от «дыма» баденских впечатлений, как в деревенской глуши он ведет хозяйственную и культурническую деятельность. Его тропинка узка, да на большее он и не способен. Но великое ведь и начинается с малого.

Постепенно к Литвинову возвращается уверенность в себе, а вместе с нею и любовь, и прощение Татьяны, той девушки, от которой оторвала его баденская круговерть. Мирный финал романа не ярок, свет в нем приглушен, краски жизни акварельны. Но тем не менее он согревает читателя надеждой на будущее России. В одном из писем начала 70-х годов Тургенев писал: «Народная жизнь переживает воспитательный период внутреннего, хорового развития, разложения и сложения; ей нужны помощники — не вожаки, и лишь только тогда, когда этот период кончится, снова появятся крупные, оригинальные личности» .

«Дым» – краткое содержание романа И.С. Тургенева

Главные и второстепенные персонажи

Иван Сергеевич вынашивал идею написать повесть, в которой будет сразу два главных героя. Таким литературным творением стал «Дым». Персонажей произведения Тургенева условно можно разделить на две группы. Главные герои:

  1. Литвинов Григорий Михайлович — основной персонаж Тургенева. В «Дыме» выступает помещиком, получившим образование агронома за границей. Сын чиновника и дворянки.
  2. Ратмировна Ирина Павловна — светская дама, первая любовь Литвинова. Представительница древнего княжеского рода.

Второстепенные герои играют не менее важную роль в истории, рассказанной Иваном Сергеевичем на страницах книги. К ним относятся:

  1. Ратмиров Валериан Владимирович — муж Ирины Павловны, генерал молодого возраста, приверженец либеральных взглядов.
  2. Шестова Татьяна Петровна — невеста Литвинова, спокойная, добрая и милая девушка.

Кроме того, в Википедии можно онлайн изучить иных героев, фигурирующих в эпизодах. Это Потугин Сазон Иванович, Губарев Степан Николаевич, Шестова Капитолина Марковна и т. д.

Сюжет романа

Свое написание автор начинает с описания красот Баден-Бадена. С первых букв в романе уделяется внимание главному герою Литвинову. Он пребывает в предвкушении встречи со своей невестой и ее тетей, которые должны приехать к нему. Писатель подробно описывает похождения Литвинова в кругах интеллигенции, создание новых знакомств, а также отсутствие у героя интереса к ожесточенным спорам относительно своего Отечества и Запада.

Основной поворот сюжета происходит в тот момент, когда Литвинов встречает Ирину, свою первую юношескую любовь. После этого мужчина, поддаваясь чувству страсти, готов бросить свою размеренную жизнь.

Краткое содержание

Обитатели небольшого, но очень уютного городка Баден-Баден наслаждались жизнью и теплой августовской погодой, которая особенно радовала в 1862 году. Люди беседовали, слушали живую музыку, заводили новые знакомства. Одним из таких отдыхающих был мужчина в возрасте около тридцати лет — Литвинов Григорий Михайлович. Он ожидал, когда к нему присоединится невеста в компании своей тетушки.

Григорий однажды вернулся в свою комнату и обнаружил там небольшой букет гелиотропов — цветов, которые любила его первая любовь Ирина. Она также отдыхала на этом курорте, о чем Григорий узнал позже. Ирина была надменной, любящей себя, жаждущей власти и денег, но это не помешало главному герою влюбиться в нее с первого взгляда и вновь увлечься ею.

Давным-давно в юношестве Ирина разбила Литвинову сердце, бросив его ради более выгодной партии, но спустя время душевные раны затянулись, мужчина вновь зажил полноценной жизнью. Несмотря на печальное окончание романа в прошлом, Григорий снова встречается со своей первой любовью и поддается страсти. Вновь вспыхнувшие чувства побуждают его расстаться с Татьяной, разбив девушке сердце.

Ирина не собиралась оставаться с Литвиновым, для нее это было мимолетной игрой. Она без сожаления смеется над чувствами главного героя, отказываясь расстаться с мужем, молодым генералом, несмотря на обещания и клятвы.

Григорию после жёсткого отказа Ирины ничего не остается, как вернуться на родину. Мужчина уничтожен и разбит. Литвинов тратит почти два года на то, чтобы прийти в форму и стать собой. Когда это случается, он решает вымолить прощение у Татьяны, что ему и удается. Влюбленные мирятся и обретают свое счастье.

Роман показывает читателю, насколько сильной и разрушающей может быть страсть, как легко можно превратить собственные надежды и мечты в дым.

Читайте также:  Отношение к крестьянам Дубровского и Троекурова
Ссылка на основную публикацию