Критика о Слове о полку Игореве

Слово о полку Игореве придирчивым взглядом

В читательских кругах древний литературный памятник «Слово о полку Игореве» имеет далеко не однозначный статус. Официально – это самый древний литературный текст 12-го века на на русском языке. Но существует и другая точка зрения – фальшивка, подделка 18-го века под древний документ.

Последнее утверждение содержит под собой довольно веские аргументы, а потому находит поддержку не только среди любителей сенсаций, но и в научных кругах.

Можно конечно просто принять официальную точку зрения и не ломать копья. Но если Вы такой же любитель как я сомневаться во всем, не верить авторитетам, все проверять самому, приглашаю Вас прочесть мою статью и поразмышлять.

Примем за объект критики утверждение, что Слово о полку Игореве написано в конце 12 столетия и сохранилось в неизменном виде до наших дней, и начнем чтение, подвергая сомнению каждую фразу, каждое слово. Критиковать, так критиковать. Либо найдем опровержение утверждению, либо не останется аргументов против.

Начинаем чтение и сразу заковырка: «Начати же ся той песни по былинамь
сего времени, а не по замышлению Бояню!». Что такое былины сего времени. Былины – это быль. О героях сего времени былин не рассказывают. Кроме того намек на то, что еще и Баян слагал песни о полку Игореве. Получается, что время автора отстоит от времени похода Игоря на половцев на довольно продолжительное время. В «Слове» правда есть и опровергающая это фраза – «до ныняшнего Игоря». Но вся суть в том, что оригинал «Слова» до нас не дошел. Возможно, переписчик что-то не так перевел, понял. Возможно, фраза означает – «ныне описываемого Игоря». В принципе и одно и другое утверждения сомнительны, будем читать дальше.

Вот интересная фраза, очень напоминающая слова из Задонщины : «И рече ему буй-тур Всеволод: “Один брат, один свет светлый ты, Игорю! Оба есве Святославличя. Седлай, брате, свои борзый комони, а мои ти готови, оседлани у Курьска напереди.» В «Задонщине» при подготовке к походу: «Молвит Андрей Ольгердович своему брату: “Брат Дмитрий, два брата мы с тобой, сыновья Ольгердовы, а внуки мы Гедиминовы, а правнуки мы Сколомендовы. Соберем, брат, любимых панов удалой Литвы, храбрых удальцов, и сами сядем на своих борзых коней и поглядим на быстрый Дон, напьемся из него шлемом воды, испытаем мечи свои литовские о шлемы татарские, а сулицы немецкие о кольчуги басурманские!”» На что Дмитрий отвечает: «…Седлай, брат Андрей, своих борзых коней, а мои уже готовы – раньше твоих оседланы.»
В «Слове» Игорь тоже говорит фразу похожую на речь Андрея: «А всядем, братие, на свои борзыя комони, да позрим синего Дону! Спала князю умь похоть, и жалость ему знамение заступи искусити Дону великаго. “Хощу бо, рече, копие приломити конець поля половецкаго с вами, русици! Хощу главу свою приложити, а любо испити шеломомь Дону».

Такое сходство текстов, слов с «Задонщиной» породило много сомнений в подлинности «Слова о полку Игореве». Ведь подлинника до нас не дошло. Найден был документ только в 18-м веке, а раньше не известен. Некоторые горячие головы объявляют и «Задонщину» заимствованием «Слова». Но может мы найдем другое объяснение такому подобию произведений?

Такое впечатление, что оба произведения писал один человек, примерно в одно и то же время. Но этот человек не мог жить ранее 14-го века. Ведь Куликовская битва состоялась в 1380-м году. Практически через 200 лет после поражения Игоря на Калке. Только какие-то новоделы в тексте слова – комонь, русицы. Можно бы подумать, что ошибка при переписке, но прочитав фразу: «Русичи великая поля черлеными щиты прегородиша, ищучи себе чти, а князю славы.», понимаем, что слово «русичи» не оговорка, не описка, а слова автора. Но если так, то наше маленькое расследование можно бы было и закончить. Никаких русичей в 12 веке не существовало, как и в 14-м. Нигде в летописях я такого слова не встречал. Было племя и название людей по вере – «русь». Если единственное число, то русин или руска, в зависимости от пола. «Русичи» же, это слово наших дней, впрочем, могло появиться и в 18-м веке, как художественный вариант в литературе.

И слова «комонь» в 12-м веке вроде не было. Кто сомневается, пусть откроет Лавреньтьевскую летопись и прочтет в «Повести временных лет» притчу о вещем Олеге. Как известно, он умер от укуса змеи, которая выползла из черепа его умершего коня. Там несколько раз повторяется слово «конь». Но конь там, как и сегодня, – конь. А никакой не «комонь». Правда, слово, похоже, не склонялось.

Так что же, подделка 18-го века? Не будем спешить. Опять мы упираемся в отсутствие оригинала и даже копии, раньше 18 века. Мы ведь знаем, что современные издания, есть копии текста Мусина-Пушкина, который он подготовил для Екатерины 2, переписав древний текст. Сам же текст, сгорел во время войны с Наполеоном. Так что все эти новоделы мог внести сам Мусин –Пушкин.

А потому читаем дальше: «Ту ся копием приламати, ту ся саблям потручяти о шеломы половецкыя, на реце на Каяле, у Дону великаго. О Руская земле, уже за шеломянем еси!» Здесь сразу два несоответствия.

Первое – сабли на вооружении русских витязей до 13 века. Как известно, вооружение воинов руси был обоюдоострый меч, а не сабля. Это тоже можно легко найти в труде Нестора: «И сказали старцы хазарские: “Не добрая дань эта, княже: мы добыли ее оружием, острым только с одной стороны, – саблями, а у этих оружие обоюдоострое – мечи. Им суждено собирать дань и с нас и с иных земель”. И сбылось все это, ибо не по своей воле говорили они, но по Божьему повелению.» Вот в 13 веке сабли уже могли быть на вооружении Руси. Монголо-татарское нашествие не могло не оставить отпечаток на оружии. Ведь сабля как оружие более совершенно, чем меч, потому и дожила практически до наших дней, хотя используется уже только для парадов и спорта.

Несоответствие второе – русская земля уже за холмом. Дело в том, что в 12-м веке «вся русская земля» была маленькой частью современной Украины вокруг Киева. Причем только на правой стороне Днепра. Отправляясь в половецкие земли из Путивля, Игорь уже не был в русской земле. Она была не только за холмом, и не за одним, но и за Днепром. Писатель 12 века это был просто обязан знать. А вот в 14 веке в понятие русская земля входила не только территория Украины, но и Залесье, и Литва. Вот в 14 веке русская земля для Игоря могла бы быть за холмом. Впрочем, я думаю, Игорь хорошо знал, где русская земля. Незадолго до злополучного похода, Игорь ходил на половцев по указанию Святослава вместе с Владимиром Глебовичем (князем Переяславля русского). Так вот между Игорем и Владимиром произошла ссора из-за того, кому ехать впереди. Владимир мотивировал свое право тем, что русские князья всегда должны ехать впереди по русской земле: «Володим;ръ 75 же Гл;бовичь . посла ко 76 Игореви [II, 127] прос; оу него ;здити . на переди 77 полкомъ своимъ . кн;зи бо Роусции дал; б;хоуть 78 на перед; ;здити в Роускои земл;и 79 . Игорь 80 же не да ємоу того . Володимерь 81 же розгн;вавс;…» Из-за отказа Владимир даже повоевал за это северские земли, где княжил Игорь. Так что Владимир не считал Игоря князем русской земли.

А вот писатель, воспевший поход Игоря, похоже, не знал, где находилась русская земля в 12 веке. И думаю потому, что его отделяли от времен Игоря 200 лет. Попробуем найти тому доказательства еще.

Автор говорит о разрозненности русских князей и о том, что русскую землю стали воевать язычники, и даже брать дань. Ну, про дань, так это автор «Слова» скорее всего о временах хазар вспомнил. Не платили русские князья никому дани до прихода татар. Да и хазарам дань не русь, а славяне платили. Вот как он описывает нашествие язычников: «Уже бо Сула не течет сребреными струями к граду Переяславлю, и Двина болотом течет оным грозным полочаном под кликом поганых. Един же Изяслав, сын Васильков, позвони своими острыми мечи о шеломы литовския, притрепа славу деду своему Всеславу, а сам под черлеными щиты на кроваве траве притрепан литовскыми мечи, и схоти ю на кровать и рек: “Дружину твою, княже, птиць крилы приоде, а звери кровь полизаша”. Не бысть ту брата Брячяслава, ни другаго – Всеволода. Един же изрони жемчюжну душу из храбра тела чрес злато ожерелие. Унылы голоси,пониче веселие, трубы трубят городеньскии.»

Сразу отметим, что никакого князя городенского Изяслава летописцы не знают. Городенский князь участвовал в походе Святослава и Рюрика на половцев за два года до описываемых «Словом» событий, но звали его не Изяславом, а Мстиславом. Поход был удачным. Именно тогда был пленен половецкий князь Кобяк, который и в «Слове о полку Игореве» упомянут.

Да и вообще ничего катастрофического для Руси во 2-й половине 12 века не было. Половцы конечно приходили на русские княжества, но это были всего лишь меж княжеские разборки, в которых они использовали степняков. А так все слаживается хорошо. Всеволод побеждает волжских болгар.Половцы терпят поражение за поражением, от коалиции русских князей. После поражения Игоря на Калке, половцы конечно захватили два города (Путивль и Римов), но после грабежа сами и ушли.

Никакая Литва Полоцку не угрожает. Там сидит внук Всеслава Чародея – Всеслав Василькович. И даже помогает вместе с братом Брячиславом (витебским князем) Святославу в походе на Друцк, который захватил ставленник Рюрика Давид. А литва не только не нападает на Полоцк, но и воюет вместе с полочанами, как мы это видим в походе на Друцк.

Кстати обратим внимание на оружие литовцев, которые по версии автора слова убили князя Изяслава. Изяслав убит литовскими мечами. Но разве мечами сражались литовцы даже в начале 13-го века, не говоря о 12-м? Языческая Литва была бедным краем. Мстислав, завоевав Литву, даже не нашел какой данью ему можно литву обложить, поэтому установил дань лыком, и то только затем, чтобы помнили кто у них барин. А тут вдруг мечи. Меч это принадлежность рыцаря, откуда он у литовцев? Литва и в начале 13 века сражается копьем и дубиной. Вот как описывает их Генрих Латвийский: «Узнав об этам, литовцы окружили их со всех сторон на своих быстрых конях; по своему обыкновению стали носиться кругом то справа, то слева, то убегая, то догоняя, и множество людей ранили, бросая копья и дубины.»

Так о чем это автор «Слова»? Почему Двина вдруг болотом потекла к Полоцку?

А все складывается правильно, если речь идет о 14-м веке. В 14 веке литовские войска действительно вооружены мечами и защищены броней. Придя к власти в русских городах Литвы, литовские князья используют их силу. Мощь литвы 13 – 14-го веков – это мощь Полоцка, Новогрудка и их сателитов. Литовские князья 14-го века это по сути дела князья русские, поскольку русские города не принимали на престол язычников даже в качестве наместников. А крещеный литвин уже русин, как следует из литовской хроники.

Вот только по традиции великим князем литовским видимо мог быть только князь исповедующий язычество. Не думаю, что кто-то требовал от них отказа от христианства. Для язычников одним богом больше одним меньше… Но вот традиции князю видимо приходилось поддерживать языческие. Таковым великим князем в 14 веке и был Ольгерд. Его первым княжеством был русский город Усвят, который он получил, женившись на дочери витебского князя. После смерти витебского князя Ольгерд наследует его престол. Не думаю, что это было бы возможно, не будь Ольгерд христианином. Даже значительнопозже нааместник Ягайлы – Скиргайло, отказавшись креститься в Полоцке, с позором был изгнан из города. А Ольгерд, к тому же, еще дважды был женат на русских княжнах. Христианами от рождения были его старшие дети от витеблянки. И имена у них у всех русские – Андрей, Дмитрий, Константин, Владимир. А вот женившись на тверской княжне, Ольгерд почему-то всех сыновей назвал странными именами – Ягайло(впрочем «Бархатная книга» называет его Яковом), Скиргайло, Витовт, Киригайло, Мингайло, Швитригайло. Почему такая разница? Не думаю, что дело в жене. Просто к тому времени Ольгерд становится великим князем литовским. И видимо фиктивно становится официально язычником. Не это ли болото имеет ввиду автор «Слова»?

Кстати поссорившись с митрополитом Алексием, Ольгерд наживает себе страшного врага. Алексий, являясь опекуном Дмитрия Донского, начинает агрессию против Литвы. В борьбе он использует религию, натравливает на Ольгерда других русских князей, константинопольского Патриарха. Но русские кнзья, столкнувшись с агрессией Москвы, все равно поддерживают Ольгерда, хотя и язычника. Введенный в заблуждение Алексием константинопольский Патриарх объявляет анафему русским князьям поддержавшим Ольгерда: «Отлучительная грамота русским князьям, не хотевшим принять участия в войне против литовского князя. (июнь 1370 года) [5]
Так как благороднейшие князья русские все согласились и заключили договор с великим князем всея Руси кир Димитрием, обязавшись страшными клятвами и целованием честного и животворящего креста, в том, чтобы всем вместе идти войною против чуждых нашей вере, врагов креста, не верующих в Господа нашего Иисуса Христа, но скверно и безбожно поклоняющихся огню; и великий князь, согласно своей клятве и договору, заключенному с теми [князьями], не дорожа своей жизнью и ставя выше всего любовь к Богу и обязанность воевать за Него и поражать врагов Его, изготовился и дожидался их; а они, не боясь Бога и не страшась своих клятв, преступили их и крестное целование, так что не только не исполнили взаимного договора и обещания, а напротив, соединились с нечестивым Ольгер-дом, который, выступив прот,ив великого князя, погубил и разорил многих христиан: то князья эти, как презрители и нарушители заповедей Божиих и своих клятв и обещаний, отлучены [от церкви] преосвященным митрополитом киевским и всея Руси, во Святом Духе возлюбленным братом и сослужителем нашей мерности.
Признав во всем этом весьма тяжкий [грех] против всех христиан, мерность наша со своей стороны имеет этих князей отлученными, так как они действовали против священного христианского общежития, и объявляет, что они тогда получат от нас прощение, когда исполнят свои обещания и клятвы, ополчившись вместе с великим князем на врагов креста, затем придут и припадут к своему митрополиту, и упросят его писать об этом к нашей мерности; и когда митрополит напишет сюда, что они обратились и принесли истинное и чистое раскаяние, тогда они будут прошены и нашею мерностью. Итак, пусть они знают, что отлучение есть удаление и совершенное отчуждение от святой Божией церкви, и пусть принесут истинное и чистое раскаяние, чтобы получить в том прощение от нашей мерности.»

Думаю, что вот эта грамота и послужила толчком для написания «Слова о полку Игореве». Вот тот раздор русских князей, вот то нашествие язычников, вот то болото для Полоцка, о которых пишет автор «Слова».

После же Куликовской битвы, автор «Слова» видимо и сложил гимн единству русских князей написав «Задонщину». Воспел как бы результат и силу единства.
Так что весьма вероятно, что автор «Слова о полку Игореве» и есть автор «Задонщины». Поэтому и похожий стиль, одни и те же фразы. Поэтому ошибки в изображении оружия 12-го века, понятие «русской земли » 14-го века, перенесенное автором в 12-й.

Никто ни у кого не списывал, не заимствовал, не подделывал. Оба документа подлинные, а написаны одним талантливым автором, но в 14 веке.

Критика о Слове о полку Игореве

В настоящее время основе всех исследований поэмы ныне лежат три источника: первое издание, копия, сделанная владельцем для Екатерины II в 1795 г. (она имеет существенные отличия от первого издания) и выписки из текста, обнаруженные в архиве поэта и историка Н. М. Карамзина. 1´

Карамзин Николай Михайлович (1766 – 1826)

В связи с еще весьма слабым развитием русской палеографической науки первыми издателями было допущено много ошибок – неправильных прочтений (так называемых «темных» мест) и неверных толкований реалий XII в., что искажало смысл и идею произведения. Ошибки, очевидно, существовали и в самом тексте рукописи. Установлено, что единственный, ныне утраченный список «Слова» был сделан в XVI в., а значит, писец не знал особенностей языка XII столетия, многих понятий той исторической эпохи и мог неправильно переписать текст источника.

Первейшая задача, встающая перед исследователями «Слова», – это задача «реставрации» текста произведения. Проблемы текстологии привлекают внимание многих ученых, ими выдвигаются различные версии прочтения «темных» мест, открываются все новые и новые доказательства правильности тех или иных гипотез, почерпнутые из области лингвистики, истории, археологии, этнографии, географии, астрономии и многих других наук.

Первоначальный текст поэмы сначала восстанавливался с помощью палеографии, то есть ученые пытались воспроизвести его, максимально приведя в соответствие с правилами древнерусского языка; затем вступил в свои права метод конъектуральной критики, который требует очень высокой филологической и исторической подготовки и заключается в правке текста на основании строго научно обоснованных догадок.

Читайте также:  Форейтор Антипка в рассказе Тургенева Муму (характеристика, образ)

Потебня Александр Афанасьевич (1835 – 1891)

Сейчас текст, издаваемый массовыми тиражами художественными и научными издательствами, весьма отличается от мусин-пушкинского варианта. Достаточно сказать, что только А. А. Потебня 2´ внес 722 поправки. Выявлены новые, неизвестные первым исследователям реалии, значительно пополнились наши знания в области языка – все это позволяет более точно воспроизводить и комментировать текст.

В настоящее время вполне определенно установлено, что рукопись памятника относилась к XVI век, поскольку ее орфография отражает второе южнославянское влияние, написана была скорописью, без разделения на слова, с надстрочными буквами, скорее всего без использования буквы «i», без разделения букв «и» и «й», которое было привнесено издателями. В рукописи, несомненно, были описки и ошибки, возможно пропуски и перепутанные, перевернутые страницы (о чем имеется довольно обширная исследовательская литература). Однако, такова судьба практически всех рукописных памятников и особенно поздних списков древнейших текстов.

Приведем некоторые примеры интересных конъектур в тексте «Слова о полку Игореве».

В первом издании, например, в характеристике курских воинов можно было прочесть:

А. И. Мусин-Пушкин 3´ неправильно разбивал текст на слова и, соответственно, давал неправильный перевод: «Мои куряне в цель стрелять знающи…» Уже Н. М. Карамзин указывал, что следует читать слитно «къмети», что означает «воины, дружинники». Теперь это место печатается так:

(перевод: «…а мои куряне опытные воины…»).

Это бесспорная конъектура.

Аналогичным «темным» местом было описание дурных предзнаменований природы. Первые издатели прочитали отрывок так:

Непонятное слово «стазби» они осмыслили по-своему и дали перевод: «…ревут звери стадам, кричит филин на вершине дерева…» Н. М. Карамзин понимал это слово как «стезя» и переводил «по дорогам». Исследователь Д. К. Дубенский перевел: «Звери кричат по степям…» Были попытки толковать загадочное «стазби» как «пастбище».

Верную поправку предложил академик В. Н. Перетц. 4´ Первые исследователи или переписчик ХVI в, не заметили надстрочной выносной буквы «с», которая писалась как маленькая запятая под титлом (скобкой). Первоначально в рукописи было:

Теперь нужно правильно разделить строку на слова:

(перевод: «поднялся рев зверей, встрепенулся див»).

Не все поправки, вносимые в текст первого издания, верны и необходимы. Чтобы решать текстологические проблемы «Слова» нужно обладать большими познаниями в различных областях наук и незаурядным художественным чутьем.

Бой полка Игоря Святославича Новгород-Северского с передовым отрядом половцев и захват половецких веж. Миниатюра Радзивилловской летописи. Илл. из открытого источника. URL: https://www.runivers.ru/upload/iblock/f42/M.%20583.jpg

Все, конечно, хорошо помнят начало «Слова о полку Игореве»:

Погодин Михаил Петрович (1800 – 1875)

Сразу же камнем преткновения стало выражение «мыслию по древу». М. Н. Погодин 5´ предположил, что здесь допущена описка и следует читать «мысью по древу». С точки зрения исследователя, автор употребил серию однотипных сравнений с использованием зоологических образов: волк, орел и еще какое-то животное. Весьма удачно совпало, что в псковских народных говорах есть слово «мысь» в значении ‘векша, белка’ (это значение фиксирует словарь В. И. Даля).

Части исследователей конъектура понравилась. Были даже попытки поправить поправку. Н. М. Егоров 6´ предположил, что «мысь» – это «лесная мышь», или лесная соня.

С его гипотезой спорил Н. В. Шарлемань, 7´ высказавший сомнение в том, чтобы ночной медлительный и малоизвестный зверек мог дать материал для создания художественного высоко поэтического образа.

Но конъектура «мысль» – «мысь» все-таки не оправдала себя.

На первый взгляд, разумеется, очень заманчиво согласиться с погодинской правкой текста, триада зоологических сравнений кажется убедительной. Но опыт исследовательской работы над поэмой давно заставил ученых придти к выводу, что в этом произведении нет слов и образов, которые не имели бы глубокой внутренней связи с целостной системой ассоциативного мышления автора.

Съезд русских князей по призыву Святослава Всеволодовича Киевского в связи с получением вестей о гибели Игорева полка. Миниатюра Радзивилловской летописи. Илл. из открытого источника. URL: https://www.runivers.ru/upload/iblock/c77/M.%20587.jpg

Перечитаем поэму, обращая внимание на употребление слова «мысль». Оно встречается еще пять раз. Причем в своем обращении к Бояну автор использует аналогичный прием:

Итак, «растекаться мыслию по древу» и «скакать по мыслену древу». Ясно, что именно здесь следует искать и художественные, и идейные соответствия. Ассоциативные представления автора о художественном творчестве, о полете творческой мысли отчетливо вырисовываются в анализируемых фразах.

В обоих случаях речь строится таким образом, что после употребления оборота со словом «мысль» дается конкретизация описываемого процесса. «Растекаться мыслию по древу» – значит уподоблять свое повествование бегу серого волка по земле и полету сизого орла под облаками. А «скакать по мыслену древу» – это летать умом под облаками, рыскать «въ тропу Трояню чресъ поля на горы», то есть охватывать в своих рассуждениях большие географические и исторические пространства.

Таким образом, выявляется и точка зрения автора на сам творческий процесс. Мысль художника подвижна и деятельна, она находится в состоянии постоянного изменения – без этого нет и не может быть настоящего творчества.

Кстати, в трех других случаях слово «мысль» в поэме соединяется с глаголами движения: «храбрая мысль носит ваш ум…», «…не мыслию ль ти прилетети издалеча…», «…Игорь мыслию поля мерит отъ великаго Дону до малаго Донца…».

Очевидно, что исследователи в своих рассуждениях совершили круг и вернулись к признанию правильности текста первого издания. Но все филологические битвы по этому поведу выглядят просто забавным недоразумением, если вспомнить, с какой гениальной прозорливостью А. С. Пушкин увидел в этой формуле «пример того, каким образом слагали песни в старину». 8´

Бегство Игоря Святославича Новгород-Северского из половецкого плена; безуспешная погоня половцев; возвращение Игоря в Русь. Миниатюра Радзивилловской летописи. Илл. из открытого источника. URL: https://www.runivers.ru/upload/iblock/6c3/M.%20590.jpg

Такова история неудачной конъектуры. Однако, гораздо больше поправок, внесенных исследователями, – вполне оправданы. В тексте поэмы остается еще много неясных мест, которые ждут своего комментария. Ведутся споры о том, не были ли перепутаны листы рукописи, не был ли утерян какой-то лист, содержание которого объяснило бы все намеки автора и т.п.

Есть, к сожалению, в «Слове» и такие места, которые не поддаются прочтению и, по-видимому, останутся «темными». Например, «…и схоти ю на кровать, и рек…» (при описании смерти Изяслава Васильковича) или «…рекъ Боянъ и ходы на Святославля пестворца стараго времени Ярославля коганя хоти…» (в заключении). Все попытки дать конъектуральную критику подобных отрывков остаются неубедительными.

Текстологические проблемы «Слова о полку игореве» решены далеко не все, работа продолжается.

1 Карамзин Николай Михайлович (1766 – 1826) – русский писатель-сентименталист, историк, общественный деятель, редактор «Московского журнала» и «Вестника Европы». Публикация «Писем русского путешественника» и повести «Бедная Лиза» открыли эпоху сентиментализма в русской литературе. Его поэтическое творчество также развивалось в рамках сентиментализма. Проза и поэзия Н. М. Карамзина оказали влияние на развитие русского языка. Писатель последовательно отказывался от использования церковнославянизмов, приближал язык своих произведений к обиходному языку своего времени. Активно интересовался русской историей, что отразилось в его художественном творчестве. Был назначен указом Александра I на должность историографа в 1803 году и до конца жизни работал над фундаментальным трудом «История государства Российского», в связи с чем изучал древнерусские летописи и памятники древнерусской книжности. сотрудничал с членами кружка А. И. Мусина-Пушкина, в том числе и при изучении подлинной рукописи «Слова о полку Игореве», из которой им были сделаны выписки, имеющие сегодня большое текстологическое значение.

2 Потребня Александр Афанасьевич (1835 – 1891) – российский лингвист и литературовед, глава харьковской лингвистической школы. Член-корреспондент Императорской Санкт-Петербургской академии наук. Основоположник психологической школы в русской филологии, создатель учения о внутренней форме слова, разработал аналогию между структурой слова и структурой поэтического произведения, обосновал противопоставление прозы и поэзии как разных способов выражения. Разрабатывал проблемы происхождения и развития языка, в том числе в связи с историей народа. Исследовал историческую грамматику, фонетику, акцентологию восточно-славянских языков. Заложил основы восточно-славянской диалектологии. В 1878 году издано «слово о полку Игореве» с комментариями А. А. Потебни.

3 Мусин-Пушкин Алексей Иванович (1744 – 1817) – граф, русский государственный деятель, археограф, историк, собиратель рукописей и древностей. Член Российской Академии наук, президент академии художеств, обер-прокурор Святейшего Синода. С 1775 года начал собирательскую деятельность и занялся историческими исследованиями. В своих начинаниях получил поддержку Екатерины II, которая назначила его обер-прокурором Святейшего Синода и повелела собирать древние рукописи и старопечатные книги во всех церквах и монастырях России, что давало Мусину-Пушкину неограниченные возможности в исторических изысканиях и собирательской деятельности. К 1793 году в его коллекции было 1725 рукописей. Вокруг Мусина-Пушкина формируется кружок единомышленников, которые также занимаются активным изучением российских древностей – Н. Н. Бантыш-Каменский, А. Ф. Малиновский, Йозеф Добровский, а также Н. М. Карамзин. Благодаря их стараниям был подготовлен к изданию ряд уникальных памятьников, в том числе «Поучение» Владимира Мономаха и «Слово о полку Игореве». В 1807 году Н. Н. Бантыш-Каменский убедил Мусина-Пушкина передать свое книжное собрание в Московский архив Коллегии иностранных дел, однако тот не успел этого сделать. Древлехранилище Мусина-Пушкина погибло в пожаре Москвы 1812 года. Сохранилось лишь около 20 рукописей.

4 Перетц Владимир Николаевич (1879 – 1935) – русский советский филолог, историк литературы, специалист в области источниковедения, текстологии, палеографии, автор работ по литературоведению, фольклористике, истории театра. Занимался изучением «Слова о полку Игореве», древнерусских повестей. Академик Петербургской Академии наук, Академии наук СССР.

5 Погодин Михаил Петрович (1800 – 1875) – русский историк, коллекционер, журналист, публицист, литератор, издатель. Академик Петербургской академии наук по отделению русского языка и словесности. Придерживался консервативных взглядов, отстаивал норманскую теорию, развивал теорию официальной народности, разрабатывал идеи панславизма. В 1841 -1856 годах издавал журнал «Москвитянин», близкий к славянофилам. Собрал значительную коллекцию предметов старины и древних рукописей, которая в 1852 году была приобретена императором Николаем I для государства. Рукописи были переданы в Публичную библиотеку (ныне российская Национальная библиотека) в Санкт-Петербурге.

6 Егоров Н.М. Мышью или мыслью? // Труды Отдела древнерусской литературы. Т.XI – Л., 1955. С.13.

7 Шарлемань Николай Васильевич (1887 – 1970) – советский биолог, профессор прикладной зоологии, автор трудов об отражении явления природы и мира животных в «Слове о полку Игореве» и фресках киевского Софийского собора. Статьи о Слове о полку Игореве» печатались в «Трудах отдела древнерусской литературы» Института русской литературы (Пушкинский дом) АН СССР. Все опубликованные и оставшиеся в рукописях работы данной тематики собраны в книге «Природа и люди Киевской Руси. (Киев, 2014).

8 Пушкиин А.С. Полное собрание сочинений. Т.12. – М., 1949. С.149.

“Слово о полку Игореве” – шедевр древнерусской литературы

(для чтения и изучения в 8, 9, 11-м классах)

“Слово о полку Игореве” — шедевр древней литературы, произведение, проникнутое нежной и сильной любовью к родине, было открыто в начале 90-х годов XVIII века. Рукописный список “Слова” был найден известным любителем и собирателем русских древностей графом А.И. Мусиным-Пушкиным в сборнике, поступившем из Ярославля, из Спасо-Ярославского монастыря. Граф заинтересовался находкой и принялся изучать текст. Он показал рукопись своим друзьям — директору Московского архива Коллегии иностранных дел, историку Н.Н. Бантыш-Каменскому и его помощнику А.Ф. Малиновскому. В качестве консультанта был привлечен известный историк и писатель Н.М. Карамзин. По совету Карамзина и Малиновского Мусин-Пушкин решил опубликовать текст. В 1800 году “Слово” было издано. Это стало большим событием в литературной и культурной жизни русского общества начала XIX века. Сразу же началось интенсивное изучение и освоение памятника. Рукопись “Слова” вскоре погибла во время московского пожара 1812 года вместе со всем собранием рукописей Мусина-Пушкина и его библиотекой.

“Слово о полку Игореве” посвящено походу князя Игоря Святославича Новгород-Северского, предпринятому им в 1185 году против половцев.

Историческая основа событий такова. В 1184 году к юго-восточной границе Русской земли подступила большая орда половцев. Навстречу им вышел великий князь киевский Святослав Всеволодович. На реке Ореле, левом притоке Днепра, Святослав неожиданно напал на половцев, нанес им тяжелое поражение и взял в плен половецкого хана Кобяка с сыновьями. Игорь же не смог в это время присоединиться к Святославу. Он тяжело переживал свою неудачу: ему не удалось участвовать в победе, не удалось доказать своей преданности союзу русских князей. Вот почему в следующем, 1185, году он, “не сдержав юности”, двинулся в поход против половцев. Окрыленный победой Святослава, он ставит себе безумно смелую задачу — собственными силами “поискать” старую Тмутаракань, когда-то подвластную его деду Олегу “Гореславичу”. Он решается дойти до берегов Черного моря, уже почти сто лет закрытого для Руси половцами. Высокое чувство воинской чести, раскаяние в своей прежней политике, преданность новой — общерусской — все это двигало им в походе. В этом черты особого трагизма похода Игоря. Подробности похода Игоря освещены в древнерусских летописях.

Игорь выехал из Новгорода-Северского во вторник, 23 апреля 1185 года. Вместе с ним в поход выступили его сын Владимир и племянник Святослав Ольгович. Они поехали по направлению к Дону. У реки Донец Игорь увидел солнечное затмение, что предвещало беду. Застать половцев врасплох не удалось. Игорю советовали либо идти быстрее, либо возвратиться, на что князь ответил: “Если нам не бившися возвратиться, то срам нам будет хуже смерти”. В пятницу полк Игоря столкнулся с небольшим отрядом половцев. Те не ожидали нападения и бросились бежать. Игорь догнал их и захватил богатую добычу.

На рассвете следующего дня лагерь русских оказался окружен половцами. Завязалась сеча, князь был ранен. До позднего вечера отбивалась дружина Игоря от половцев. Наутро следующего дня русские не выдержали половецкого натиска и побежали. Игорь поскакал остановить бегущих, даже снял шлем, чтобы дружина могла его узнать, но ничего не добился. На расстоянии полета стрелы от своего войска он был схвачен половцами. В плен попали все князья, часть дружины успела бежать, а часть была перебита. Так бесславно кончился поход Игоря. Это был первый случай, когда русские князья попали в плен. Произошло то, чего так опасался князь Святослав: земля русская стала жертвой нового половецкого нашествия. Когда Святослав узнал о беде Игоря, он горько вздохнул и сказал со слезами: “Милая моя братия, сынове и мужи земли русской! Не сдержали вы юности своей, отворили вы ворота половцам на землю русскую”.

Совместными усилиями русским князьям удалось отбросить половцев обратно в степь. Игорь между тем томился в плену и каялся, считая, что не вражеская, а божья сила за грехи “обломила” его дружину. С помощью половчанина Оврула ему удалось бежать из плена. Он перешел вброд реку, сел на коня и помчался, как говорит летопись, на родину. Конь его пал в пути, одиннадцать дней Игорь пешком шел к Донцу и, наконец, прибыл в Новгород-Северский.

Эти исторические события, описанные в Ипатьевской и Лаврентьевской летописях, и дали автору “Слова о полку Игореве” сюжет.

Скорбь о постигшей родину беде, горькое раздумье о судьбах русской земли, терзаемой степными кочевниками, желание найти выход из создавшегося положения — такова основная тема “Слова”. Автор пытается дать политическую и художественную оценку событий, он считает поражение Игоря одним из следствий отсутствия единения между князьями.

Основная идея “Слова” — страстный призыв русских князей к единению. Эта идея получает воплощение во всей художественной структуре произведения, в его сюжете и композиции.

“Слово” открывается небольшим вступлением. Выступление русских войск в поход составляет завязку сюжета, поражение — его кульминацию. Действие переносится в Киев, столицу Русской земли. Автор вводит символический сон Святослава, который заканчивается публицистическим призывом, обращенным к князьям, “постоять за землю русскую”, отомстить за “раны Игоревы”. Затем следует лирический плач Ярославны, жены Игоря. Он предваряет развязку — бегство Игоря из плена и его возвращение.

Автор использует самые значительные эпизоды из летописи, способные донести основную идею произведения. Патриотическая мысль соединяет все части в единое художественное целое. Лирическая взволнованность, публицистичность, политическая направленность и яркая художественность делают “Слово”, по мысли В.Г. Белинского, “прекрасным благоухающим цветком славянской народной поэзии, достойным внимания, памяти и уважения” 1 .

Во вступлении “Слова” автор обращается к образу вещего Бояна, говорит о его исполнительском искусстве, умении “растекаться мыслию по древу, серым волком по земле, сизым орлом под облаками”, размышляет, как ему начать печальную повесть о походе: старинным ли складом или выбрать свою манеру повествования. Его произведение — не слава, не хвала князьям, а реальное описание.

В “Слове” нет точных этнографических описаний, хотя отдельные детали, отражающие особенности быта и культуры можно обнаружить. Этнографические понятия сосредоточиваются в сознании автора “Слова” вокруг общенациональной идеи — борьбы за объединение Русской земли — и представлены как два враждебных мира, два противоположных полюса — “земля Русская” и “земля Половецкая”.

Пространство, как пишет Д.С. Лихачев, может обладать своеобразными “географическими” свойствами. Пространство в “Слове”, как представляется, обозначено этнографическими знаками, терминами, понятиями. Место действия — вся Русская земля. Кони ржут под Сулою, победы звенят в Киеве, трубы звучат в Новгороде-Северском, стяги стоят в Путивле. Здесь и Дунай (“девицы поют на Дунае”), и Волга, и Дон (воины Всеволода могут раскропить Волгу веслами, вычерпать Дон шеломами), Полоцк, Чернигов, Тьмутаракань. Автор называет отдельных ханов — Кончака, Гзака, Кобяка.

Русская земля в “Слове” — это и русский народ, русские ратаи (пахари), русские женщины и те “русичи”-воины, которые храбро сражаются с половцами и переживают разлуку с Русской землей. Не случайно горько и взволнованно звучит в “Слове” рефрен: “О Русская Земля, ты уже за холмом”. Образы земледельческого труда, по замыслу автора, являются антитезой 2 войне, созидание противопоставляется разрушению, мир — войне. Уже редко “покрикивают” за сохою пахари, только голодные вороны каркают в поле, “трупы между собой деля, а галки свою речь говорили, собираясь лететь на поживу”. Автор хочет видеть Русскую землю единой, могучей, и необходимым условием для него является мир, прекращение усобиц, во время которых князья “сами на себя измену ковали. И сказал брат брату: это мое и то мое же” 3 .

Читайте также:  Капитан Тимохин в романе Война и мир Толстого образ, характеристика сочинение

Автор подчеркивает, что сама природа реагирует на княжеские междоусобицы. “Трудно назвать другое какое-либо произведение, в котором события жизни людей и изменения в природе были бы так тесно слиты. И это слияние, единство людей и природы, усиливает значительность происходящего, усиливает драматизм. Все события русской истории получают резонанс в русской природе и тем самым оказываются удесятеренными в силе своего звучания” 4 . Природа сочувствует русским воинам, оплакивает их поражение, солнечное затмение предупреждает о неудаче похода, его сопровождают кровавые зори, вой волков, лай лисиц, клекот орлов. Свет солнца померк, ночь стонет грозой, тучи ползут к синему морю, никнут деревья от жалости, земля гудит, реки мутно текут.

Автор выступает выразителем народных интересов. Исследователь И.П. Еремин отмечает: “Автор, действительно, заполняет собой все произведение от начала до конца. Голос его отчетливо слышен везде, в каждом эпизоде, едва ли не в каждой фразе, именно он, автор, вносит в “Слово” и ту лирическую стихию, и тот горячий общественно-политический пафос 5 , которые так характерны для этого произведения” 6 .

Автор прославляет победу киевского князя над половцами, его идея выражена и в “золотом слове” Святослава. Оно перекликается со страстным призывом автора к князьям выступить “за землю Русскую, за раны Игоревы, удалого Святославича!” Князьям, говорит Святослав, надлежит забыть о своих распрях, прекратить усобицы, подумать о Русской земле и не дать в обиду половцам “своего гнезда”, “вступить в золотое стремя и затворить ворота степи своими острыми стрелами”.

В образе Святослава автор воплощает идеал мудрого, могучего правителя. В “золотом слове” князь скорбит о Русской земле, порицает храбрых, но безрассудных князей за единоличное выступление в поход против половцев. Вещий сон Святослава предрекает поражение русских. Он полон печали: “В эту ночь с вечера одевали меня черным покрывалом на кровати моей тисовой, черпали мне синее вино, с горем смешанное; сыпали мне из порожних колчанов поганых толмачей крупный жемчуг на грудь и обряжали меня. А доски без матицы в моем тереме златоверхом! Всю ночь с вечера вещие вороны каркали у Плеснеска на лугу, были они из Ущелья слез Кисанского и понеслись к синему морю”. Бояре объяснили князю этот сон: “. вот два сокола слетели с отчего престола златого, чтобы попытаться отвоевать город Тмутаракань или напиться шлемом из Дона. Уже соколам крылышки подрезали поганых саблями, а сами опутали путами железными. Ибо темно стало в третий день: два солнца померкли, оба столпа багряные погасли, а с ними молодые месяцы. На реке Каяле Тьма Свет покрыла; на русскую землю накинулись половцы, словно выводок рысей” 7 .

Патриотические чувства народа, любовь к родине выражены и в описании автором его горя после поражения Игоря (“О! Рыдать Русской земле”) и его радости после возвращения князя из плена (“Солнце светит на небе, князь Игорь — в Русской земле. Слава Игорю Святославичу, Буй-Тур Всеволоду, Владимиру Игоревичу! Да будут здравы князья и дружина, сражающиеся за христиан с полками поганых! Князьям слава и дружине! Аминь” 8 ).

Автором воссоздаются и героические характеры русских женщин, оплакивающих своих мужей, павших в битве за Русь. Они выражают идею мира, идею дома, подчеркивают созидательное, народное, нравственное начало, противопоставляя мир войне. С особой душевной нежностью и глубокой грустью говорит о них автор. Их плачи соотносятся с описанием печали русской земли. “А Игорева храброго полка не воскресить! По нем кликнула Карна 9 и Жля 10 поскакала по Русской земле, жар неся погребальный в пламенном роге. И зарыдал. Киев от горести, а Чернигов от напастей, тоска разлилась по Русской земле, печаль обильная потекла среди земли русской. Жены русские восплакались, причитая: “Уж нам мужей своих милых ни мыслию помыслить, ни думою вздумать, ни очами не увидеть, а к золоту и серебру и подавно не прикоснуться!”” 11 .

Ярославна скорбит не только об Игоре, но и о всех павших русских воинах. Ее образ воплощает лучшие черты древнерусских женщин, горячо любящих, плач овеян нежностью и состраданием. Сила ее любви помогает Игорю бежать из плена. Она готова полететь кукушкою по Дунаю, омочить шелковый рукав в Каяле и обтереть князю кровавые раны на могучем его теле. Ярославна заклинает ветер не метать стрелы на воинов мужа, Днепр “прилелеять” Игоря. “Ярославна рано по утру плачет в Путивле, на стене зубчатой, причитая: “Светлое и пресветлое Солнце! Для всех тепло и красно ты! Зачем, господин, простер горячие свои лучи на воинов милого; в степи безводной зноем им луки повел, горем им колчаны заплел?”” 12 . Природа откликается на ее зов: “Разбушевалось море в полночь, идут смерчи, как тучи. Бог Игорю-князю путь указывает из земли половецкой в землю Русскую, к отчему золотому престолу. Погасли вечером зори. Игорь спит; Игорь бодрствует; Игорь мысленно степи мерит от великого Дона да малого Донца” 13 .

“Слово” насыщено народной поэзией, ее художественными образами. Деревья, трава, сказочные образы горностаев, борзого коня, сокола под тучами, гусей-лебедей присутствуют в произведении. Д.С. Лихачев отмечает: “Автор “Слова” творит в формах народной поэзии потому, что сам он близок к народу, стоит на народной точке зрения. Народные образы “Слова” тесно связаны с его народными идеями” 14 .

Созданию и восприятию этнографической картины способствуют деловая, военная, феодальная, трудовая, охотничья лексика, описание воинских обычаев, а также использование символики. Автором воспроизводится бой, называются виды оружия (меч, копье, щит), воинские атрибуты (знамена, стяги, хоругви), упоминается о княжеских обрядах (постриг, посажение на коня) — все это реальные факты русской истории, воссоздающие картины быта русского воинства и вообще феодального быта Древней Руси.

Д.С. Лихачев отмечает: “. многое в художественных образах “Слова” рождалось самой жизнью, шло от разговорной речи, от терминологии, принятой в жизни, из привычных представлений XII века. Автор “Слова” не придумывал новых образов. Многозначность таких понятий, как “меч”, “копье”, “щит”, “стяг” и т.д., была подсказана особенностями употребления самих этих предметов в дружинном обиходе” 15 .

Анализа человеческих чувств, психологических состояний, “душевного развития”, безусловно, не найти в “Слове”, поскольку это явление стилей эпического и монументального историзма. Однако психологизм “Слова” очевиден. События, образы, природа передают оттенки различных психологических состояний и ощущений. Это и тяжелые предчувствия обреченности, вызванные зловещим предзнаменованием: встревожены звери, птицы, тревога распространяется к Волге, Приморью, доходит до Тмутаракани. Туга наполняет ум, печаль течет, тоска разливается. Природа в “Слове” скорбит и тревожится; вой волков, лай лисиц, клекот орлов сменяется картинами долго меркнущей ночи, погасшей зари, замолкнувшего щекота соловья. И снова в предчувствии поражения русских воинов появляются кровавые зори и черные тучи, идущие от моря, мутно текущие реки и подземные стуки, символизирующие движение несметных сил половцев. Эти чувства сменяются патетическим призывом автора к объединению, затем лирическим умиротворением и, наконец, радостным и торжественным финалом. По верному замечанию Д.С. Лихачева, в “Слове” соединяются “идеи-эмоции”, “идеи-чувства”, “идеи-образы”.

Эмоциональность также присуща самим событиям и самой природе. И побег Игоря из плена, и светлая, полная поэзии скорбь Ярославны, смягчающая боль утраты и поражения, и “золотое слово”, и вещий сон Святослава, и личная тема Игоря, его переживания, и, наконец, многообразие проявлений авторского чувства любви к Родине: тревоги и тоски, горечи и гордости, нежности и радости — все это, сливаясь воедино, создает эмоциональный фон “Слова”.

Большое место в “Слове” отводится изображению исторических лиц. Игорь, Всеволод, все “Ольгово храброе гнездо” пользуются у автора нескрываемой симпатией. Все они показаны как лучшие представители современного поколения князей, как храбрые воины, посвятившие себя борьбе с “погаными” и защите родины.

Игорь в изображении автора наделен всеми возможными качествами доблестного воина, готового на любые жертвы для блага земли Русской. Перед выступлением в поход он воодушевляет дружину словами, полными мужества и беззаветной храбрости. Смерть он предпочитает плену. Во время битвы Игорь обнаруживает благородство: в разгар боя он “заворачивает” полки, чтобы поспешить на помощь брату Всеволоду. По выражению автора, он “сокол”, “солнце красное”. Рассказывая о беде, постигшей князя, автор глубоко скорбит, вместе с ним скорбит и вся природа. Описывая бегство из плена, автор полон ликования, ибо, “как тяжко телу, кроме головы”, так тяжко Русской земле “без Игоря”. В знаменитом плаче Ярославны образ Игоря овеян нежностью, теплотой, горячим сочувствием.

Во всем подобен Игорю и Буй-Тур Всеволод. Он первый, о ком вспоминает автор “Слова”, переходя к рассказу о битве, завязавшейся на реке Каяле. Это доблестный воин. Он един со своей дружиной, со своими воинами, которые, “как серые волки в поле, ищут себе чести, а князю славы”. Он мужествен, его героические черты проявляются и в бою на Каяле. Подобно былинному богатырю, Буй-Тур Всеволод мечет на врага свои стрелы, гремит о шлемы врагов мечами “харалужными”, скачет по полю брани, поражая врагов. Он так увлечен боем, что забывает о своих ранах, об отцовском “золотом” престоле. В его изображении автор использует элементы преувеличения (гиперболизации), следуя художественным принципам фольклора. Наделяя своих героев всеми доблестями храбрых воинов, автор даже изображает их как богатырей народного эпоса, в устно-песенной манере излагая их поведение и поступки. Например, Игорь, отправляясь в поход, садится на коня и едет по “чистому полю”, Всеволод, где только не появляется, “тамо лежат поганые головы половецкие”.

За рассказом в “Слове” отчетливо вырисовывается образ самого автора — горячего патриота Русской земли. Кто же был автором “Слова”? Существуют различные точки зрения на этот счет, например, один из дружинников Игоря, или певец Митус, великий князь Святослав Всеволодович, или сам Игорь. Д.С. Лихачев считает, что автор “Слова” участвовал в походе Игоря, поскольку живые картины похода отражаются в тексте: он создал памятник и сам записал его.

В каком жанре написано “Слово”? Мнения исследователей расходятся. Одни утверждают, что “Слово” — “песнь”, поэма (лирическая или героическая), памятник древнерусского героического эпоса. Другие отрицают стихотворную природу памятника. По их мнению, “Слово” не песнь и не поэма, а воинская повесть, памятник древнерусской исторической повествовательной прозы. Д.С. Лихачев в своих работах показал, что в “Слове” соединены два фольклорных жанра — слово и плач. Оно близко к народной поэзии по идейной сущности и по стилю.

Высокая идейность “Слова”, связь с насущными запросами народной жизни, великолепное мастерство, проявляющееся в отделке мельчайших деталей текста, — все это обеспечило памятнику одно из первых мест в ряду великих произведений мировой литературы.

Читайте также другие темы главы “Литература периода феодальной раздробленности”:

Анализ произведения «Слово о полку Игореве»

На сегодняшний день у нас есть крайне мало образчиков древнерусской литературы. Единицы литературных творений наших далёких предков смогли дожить наших дней. Большинство из них были навсегда утрачены, они исчезли в исторических катаклизмах, потрясших нашу древнюю родину. В этом плане «Слово о полку Игореве» представляет собой поистине бесценный памятник древнерусской литературы, который проливает свет на особенности культурной жизни той эпохи. Многомудрый Литрекон представляет разбор «Слова».

История создания

История написания «Слова о полку Игореве» весьма туманна. До сих пор доподлинно неизвестно, кто же является автором «Слова». Рукопись слова была обнаружена в конце 18 века обер-прокурором Синода Мусиным-Пушкиным в библиотеке Кирилло-Белозерского монастыря. Хоть рукопись и сгорела в московском пожаре 1812 года, копии были сохранены. Именно поэтому к обер-прокурору впоследствии появился вопрос об авторстве произведения: зачем он оставил ценнейшую рукопись в занятом французами городе, если дворяне выехали накануне оккупации со всеми наиболее дорогими вещами? Не он ли сам, обладая знаниями церковно-славянского языка, взялся за сочинение этого труда? Есть две версии, по-разному объясняющие создание поэмы «Слово о полку Игореве»:

  1. Мусин-Пушкин сам сочинил произведение, чтобы поддержать мнение о том, что русская цивилизация не менее богата и развита, чем европейская. Тогда общество преклонялось перед западными веяниями, говорило на французском языке и не интересовалось родной культурой. В Синоде этим были недовольны, и обер-прокурор решил «найти» и «потерять» снова рукопись. Так объясняется происхождение «Слова о полку Игореве» такими «скептическими» критиками, как М.Т. Каченовский, О.И. Сенковский, А. Мазон и др. Также некоторые критики называли другие версии авторства, но все они относились ко времени, когда рукопись была найдена. Основной аргумент: несоответствие языка «Слова» и более поздних памятников литературы, например, «Задонщины». Авторская манера первого образца была явно совершеннее того, что появилось после.
  2. Иную версию выдвигали многие критики и писатели, в том числе знаменитый советский филолог Д. Лихачев. Они делали анализ средств выразительности и стиля написания работы, чтобы доказать ее подлинность. По их мнению, автор явно участвовал в походе Игоря и был хорошо знаком с описанными территориями. Кроме того, лингвисты вроде А.А. Зализняка посвятили целые ученые труды тому, чтобы на уровне языка доказать подлинность памятника.

«Слово о полку Игореве» многократно переводилось с древнерусского языка на русский. На данный момент наиболее актуальным считается перевод советского учёного Дмитрия Лихачёва.

В основе сюжета лежит поход сына Святослава – князя Игоря с группой верных ему князей против половцев. Эти события русской истории получили свое отражение в «Слове».

Направление, жанр, размер

Поскольку «Слово» является образчиком древнерусской литературы двенадцатого века, оно не может быть отнесено ни к какому общепринятому литературному направлению. Самое первое из них – классицизм, появилось лишь в начале семнадцатого века. Именно этим обусловлено жанровое своеобразие «Слова о полку Игореве».

Жанр произведения – эпическая поэма. Повествование охватывает длительный промежуток времени, который включает в себя множество важных событий, в которых участвует великое множество людей. Также «Слово» представляет собой стихотворное произведение большого объёма. Кроме того, к нему применимы средневековые представления о жанре, более того, он даже указан в названии поэмы. Это «Слово» — эпическое произведение среднего объема.

Неоднократно предпринимались попытки точно определить стихотворный размер произведения. Однако все эти попытки были неудачными. Ритм «Слова» постоянно меняется в зависимости от описываемых в тексте событий.

Композиция

В первую очередь стоит отметить обращение автора к своей аудитории в самом начале произведения, в котором он рассказывает о своём намерении отобразить описываемые события максимально правдиво и достоверно.

В остальном же композиция «Слова о полку» достаточно проста. Она делится на вступление, в котором князь Игорь собирает своих соратников в поход, на основную часть, в которой происходят все главные события, и эпилог, в котором создатель подводит итоги произошедшего.

Если делить композицию «Слова о полку Игореве» на части по содержанию, то получится следующая структура:

  1. Авторский зачин.
  2. Завязка: Игорь собирает войско.
  3. Кульминация: битва с половцами.
  4. Стенания автора о междуусобицах на Руси.
  5. Золотое слово Святослава.
  6. Плач Ярославны.
  7. Развязка: Побег Игоря.
  8. Финал: Возвращение Игоря.
  9. Эпилог автора.

Сюжетно-композиционные особенности «Слова о полку Игореве» выражаются в том, что внутри произведения расположены части, являющиеся самостоятельными произведениями. В средневековье Плач и Слово были жанрами литературного творчества. Они на правах автономных, но все же взаимосвязанных частей располагаются в тексте «Слова».

Важную роль произведении играет славянский фольклор, выражающийся в одушевлении окружающей природы.

Князь Игорь Святославович, движимый жаждой славы и почёта, собирает авантюрный поход в половецкие степи, несмотря на мир, заключенный с кочевниками. Его сопровождает брат Всеволод со своей дружиной. Несмотря на все предостережения окружающих и даже солнечное затмение (знак беды), молодой князь остаётся непоколебимым.

Ожидаемо поход заканчивается разгромом Игоря и его пленением. Сначала он одержал победу, но потом хитрые половцы напали в самый неподходящий момент. Более того, кочевники в ответ на нарушение перемирия атакуют ослабленную и раздробленную Русь, сея смерть и разрушение.

Близкие Игоря очень тяжело переживает эти события. Старый князь Святослав досадует на горячность молодых князей и разобщённое состояние Руси. Жена Игоря – Ярославна — мучается, не зная судьбы своего возлюбленного.

Тем временем пленённый Игорь признаёт все свои ошибки и раскаивается. Он не поддаётся на соблазны половецкого хана и всеми силами стремится вернуться на родину. В конце концов, ему это удаётся. Вся природа после просьб Ярославны помогает князю: реки, ветер и земля — все способствует побегу.

Произведение заканчивается торжественной встречей молодого князя в Киеве. Люди искренне радуются чудесному спасению Игоря.

Главные герои и их характеристика

Система образов в «Слове о полку Игореве» отражена в таблице:

герои «слова о полку игореве»статусхарактеристика
игорьмолодой новгород-северский князьотважный, но неразумный воин. проходит путь от самоуверенного, тщеславного наглеца до человека, который осознаёт ответственность перед своей страной и народом. этот образ органично вплетается в мифологический контекст. игорь обнаруживает связь с историческими корнями и пользуется поддержкой сил природы. «внук даждьбога» находит тропу домой и радует подданных своим возвращением.

святославкиевский князьмудрый старик. уязвлён раздробленным состоянием руси. его «златое слово» — призыв к древнерусским феодалам отложить свои междоусобные склоки и объединиться против внешнего врага.
ярославнамолодая княжна. жена игоряглавный женский образ всего произведения. её плач по судьбе игоря символизирует плач всей руси по погибшим дружинникам. она же является основным носителем фольклорных традиций, ведь обращается к языческим силам природы, и они ее слушаются.
боянпевец и сказительмимоходом упоминается во вступлении. воспринимается автором негативно, как любитель приукрасить и исказить реальные исторические события.
рассказчикавторобраз настоящего патриота, который, тем не менее, не настолько знатен, чтобы повлиять на исторические события. но это человек, наделенный мудростью, эрудицией и знанием традиций, поэтому он может предугадывать будущее и обозначать мрачные предзнаменования. он явно осуждает игоря и соглашается со святославом, ведь русь, по его мнению, должна объединиться, иначе погибнет.
Читайте также:  История создания романа «Мастер и Маргарита» Булгакова

Тематика «Слова о полку Игореве» весьма богата и насыщенна.

  • Народный эпос – «Слово о полку Игореве» ставит на первое место судьбу всего русского народа. По мнению автора, настоящий князь должен прежде всего думать о благе простых людей, а не о себе. Игорь шел за славой, а не за процветанием для Руси.
  • Патриотизм – Автор осуждает человеческий эгоизм. Каждый, кто считает себя достойным человеком, должен думать о благе своей родины. Так, отражением темы является князь Святослав, который призывает князей объединиться.
  • Тема природы – Природа является полноценным действующем лицом в повествовании. Солнечное затмение предостерегает Игоря от его затеи. Вокруг дружины Игоря тревожно шумят деревья и воют звери. Когда же молодой князь сбегает из плена, природа затихает, помогая ему спастись. Это отражение фольклорных традиций, в которых языческие силы окружающего мира человек ставил очень высоко.
  • Родина – По мнению автора, отчизна — самое важное, что есть у человека. Тема родины-матери раскрывается в образе Ярославны, которая плачет и пытается вызволить своего мужа. Русь всегда ассоциировалась с женщиной, а князь — это ее защитник.
  • Русь – Автор вырисовывает очень противоречивый образ Древней Руси. С одной стороны, эта земля населена отважными, добрыми и преданными людьми. С другой же, она ослаблена междоусобицами и уязвима перед внешним врагом.
  • Родная земля – Внутри каждого хорошего человека живёт любовь в родной земле. Разлука с Родиной — самое жестокое наказание, возвращение на неё -великая радость, что и продемонстрировал нам Игорь.
  • Любовь и верность – Любовь к близкому человеку и верность Родине представлены как величайшие человеческие добродетели. Именно они и спасли героев: любовь Ярославны и преданность Руси помогли Игорю бежать.
  • Героизм и смелость – Автор показывает, что зачастую бездумная смелость приводит лишь к бедам и несчастьям. В то время, как настоящим героем является только тот человек, который способен думать не только о себе, но и о благе большинства.
  • Единство – Автор показывает всю пагубность политической раздробленности Древней Руси. Именно из-за междоусобиц и эгоизма князей Русь подвергается чудовищному разорению. Это и есть основная тема произведения «Слово о полку Игореве».

Проблемы

Проблематика «Слова о полку Игореве» не менее интересна.

  • Тщеславие – Именно тщеславие двигало князем Игорем в начале повествования, именно оно в итоге едва не погубило и его, и всю Русь.
  • Разобщённость – «Слово о полку Игореве» в какой-то степени можно считать политическим манифестом того времени. Ведь оно содержит открытый призыв к объединению княжеств против внешних угроз.
  • Эгоизм — Игорь, как и многие князья, думает лишь о себе и своей славе, а судьба дружины его не беспокоит. Это осуждается автором.
  • Но основная проблема произведения — жадность и властолюбие князей. Автор подробно описывает хронику тех лет: брат идет на брата, лишь бы присвоить лишнюю деревню. Это и является погибелью Руси, ведь сами русские друг для друга хуже, чем внешние враги.

Основная идея

«Слово о полку Игореве» позволяет нам понять контекст времени, в которое была написана эта поэма. Раздробленная Русь с трудом противостояла натиску степных народов с Востока.

Автор предостерегает князей, предсказывает, что, если военная аристократия не попытается найти компромисс и не создаст надёжного военного союза, она будет неизбежно сметена натиском кочевников. Характерно, что спустя век именно так и случилось.

Таким образом, главная мысль произведения заключается в призыве к единению, а идейный смысл текста — в подробном историческом доказательстве этой необходимости.

Идейно-тематический комплекс «Слова о полку Игореве» дублирует многие средневековые эпосы, где в центре повествования был сильный и смелый герой, который учится на своих ошибках и спасает родину. Однако памятник древнерусской литературы отличается от них колоритом, фольклорными нововведениями и главной идеей.

Чему учит?

Это произведение учит нас во время принятия решений руководствоваться не собственной выгодой, а потребностями большинства. «Слово» показывает нам, что такое настоящий патриотизм. Оно осуждает эгоизм, глупость и подлость, и превозносит сострадательность, ум и честность.

Нравственные ценности, заложенные в произведении, направлены на все слои общества, ведь и князь, и его дружинник должны одинаково сильно любить отечество и одинаково смело защищать его интересы.

Мораль «Слова о полку Игореве» может быть выражена в «Золотом слове Святослава»:

Не с честию вы победили,
С нечестием пролили кровь неверную!
Ваше храброе сердце в жестоком булате заковано
И в буйстве закалено!

Таким образом, смелость не должна выражаться в жестокости. Бесчестно проливать кровь ради славы. Отвагу нужно беречь для защиты, а не для нападения. Таковы выводы Святослава и рассказчика из этой истории.

Критика

С самого своего обнаружения «Слово о полку Игореве» вызывало бурный интерес, как со стороны историков, так и со стороны литераторов.

«Слово о полку Игореве»,– писал поэт П. Антокольский, – представляет собой вечно цветущий ствол, протягивающий тяжелые от плодов ветви в будущее. Поэтому мы слышим прямые и косвенные отголоски «Слова», переклички с ним во многих произведениях нашей культуры и искусства… Из памятника старины оно преврашается в живое достояние созидательной культуры»

Великий поэт А. С. Пушкин, всегда симпатизирующий образам Древней Руси, настолько проникся эти произведением, что даже намеревался сделать свой собственный перевод этой поэмы.

Реминисценции из «Слова» широко использовали А. С. Пушкин, М. Ю . Лермонтов, Н. В. Гоголь. Древнерусскую поэму Пушкин помнил от начала и до конца наизусть.

Виссарион Белинский видел в «Слове» образец русской культуры, ещё не осквернённой монголо-татарским игом. Он подчеркнул особую значимость книги для культуры. Наиболее высоко критик оценил Плач Ярославны, отметив поэтичность и искренность этой главы.

Критики не раз комментировали роль автора в «Слове о полку Игореве»:

«Автор поэмы, – писал П. Павленко, – воин, политик и поэт, образ живой и близкий нам». Политический, гражданский пафос в «Слове о полку Игореве» органически слит с его художественным пафосом, что и делает это произведение бессмертным, позволяет ему постоянно «сохранять характер современности», как отмечал знаменитый польский поэт Адам Мицкевич.

Критика о «Слове о полку Игореве»: отзывы критиков о произведении

«Песнь о Полку Игореве» есть драгоценный памятник русской поэзии в конце XII века.

…кроме общей литературной важности…, она важна как единственный до нас дошедший письменный памятник самородной древней русской поэзии, блестящий яркими красотами поэтическими, и вместе с тем полный истиной исторической. Это первообраз самобытной русской эпической поэзии и в духе, и в формах.

Наконец, Песнь Игорю как верное выражение своего времени важна для самой истории Древней Руси и своим современным взглядом на порядок вещей, на разные события и лица, и даже некоторыми подробностями, кроме ее нигде не сохранившимися.

Песнь Игорю, как Поэма, а не летопись и не история, чужда многих подробностей; однако она полна исторической истины, представленной ей в кратких, живых, ярких картинах.

(М. А. Максимович, статья «Песнь о полку Игореве», «Собрание сочинений М. А. Максимовича. Языкознание. История словесности», 1880 г.)
Е. В. Барсов:

…те исследователи, которые смотрят на «Слово» с точки зрения летописной и предъявляют к нему требования хронологии и фактической последовательности, на наш взгляд, обнаруживают лишь свое недомыслие художественного и творческого характера «Слова» и задачи самого певца, который характеризует лица и события, как поэт, а не описывает их, как историк. Не следует от автора требовать того, чего он дать не думал.

«Слово о полку Игореве», помимо своего исторического и литературного значения, есть в то же время поучительный памятник для всех будущих веков России. Здесь, пред нами, поэтическое выражение государственного строя Киевской Руси и в его идеале, и в его действительности.

Гений автора стремился… водрузить знамя единения во имя «идеи земли святорусской». Его глубочайшая любовь к русской земле, к ее славе, к ее чести, делают бессмертным его произведение.

(Е. В. Барсов, «Слово о полку Игореве» как художественный памятник Киевской дружинной Руси»)
П. Антокольский:

Слово о полку Игореве» представляет собой вечно цветущий ствол, протягивающий тяжелые от плодов ветви в будущее. Поэтому мы слышим прямые и косвенные отголоски «Слова», переклички с ним во многих произведениях нашей культуры и искусства… Из памятника старины оно превращается в живое достояние созидательной культуры.
А. Адамович:

«Слово» и сегодня читается как моление о будущем — великое Слово наших предков. О детях, внуках и правнуках. О нас с вами, и о тех, кому после нас быть. Если мы им дадим быть, передав им великое Слово о мире, братстве.

В. Г. Белинский:

Это произведение явно современное воспетому в нем событию и носит на себе отпечаток поэтического и человеческого духа Южной Руси, еще не знавшей варварского ярма татарщины, чуждой грубости и дикости Северной Руси. В «Слове» еще заметно влияние поэзии языческого быта; изложение его более историко-поэтическое, чем сказочное; не отличаясь особенною стройностию в повествовании, оно отличается благородством тона и языка … Это — прекрасный благоуханный цветок славянской народной поэзии, достойный внимания памяти и уважения.

«Слово» не уступает по своим художественным качествам лучшим созданиям мирового героического эпоса. Возникнув в этой общей колыбели, которой была Киевская Русь для великорусов, украинцев и белорусов, оно по праву принадлежит в равной мере всем этим трем братским народам.

И. П. Еремин:

Высокая идейность «Слова», связь с насущнейшими запросами народной жизни, неповторимая лаконичность речи, великолепное мастерство, проявляющееся в отделке каждой детали текста, — все это уже давно обеспечило «Слову» одно из первых мест в ряду тех великих произведений мировой литературы, которые и по сегодняшний день не утратили для нас своей непреходящей ценности.

В. А. Жуковский:

Он (Боян) был богат вымыслами; не следовал простым былям, но украшал их воображением. Он показывал любовь наших предков к песням и дает думать, что мы имели своих бардов, прославлявших героев…

Н. А. Заболоцкий:

Я преисполнен величайшего благоговения, удивления и благодарности судьбе за то, что из глубины веков донесла до нас это чудо. В пустыне веков, где камня на камне не осталось после войн и пожаров и лютого истребления, стоит этот одинокий, ни на что не похожий собор нашей древней славы.

Н. М. Карамзин:

Сие произведение древности ознаменовано силою выражения, красотами языка живописного и смелыми употреблениями, свойственными стихотворству юных народов.

Д. С. Лихачёв:

Мы — народы-братья, и у нас наша общая мать — Древняя Русь. Мы должны особенно беречь и изучать нашу общую, материнскую литературу, литературу XI-XI вв., ибо это память о нашей общей матери, во многом определившей последующее развитие братских литератур и все последующие наши литературные связи. Это произведение стоит во главе трех великих литератур восточного славянства — русской, украинской и белорусской. Оно символ единения, шире — оно символ мира.

Когда стали ясными опасности, грозящие в результате феодальных войн и набегов кочевников, явилось «Слово о полку Игореве» — это острое и необычайно стремительное, полное эмоциональной силы короткое произведение, потрясающее суровой и животворящей правдивостью. Оно пронзило болью всех князей, всех отметило, ободрило и призвало к единству. Со «Слова о полку Игореве» ведет начало литература как совесть народа.

И. А. Новиков:

Поэма эта дает ощущение живой истории нашего народа, и старая Русь, которая дышит со страниц «Слова о полку Игореве», ее героическая борьба с внешним врагом волнует нас и доныне. Самая возможность появления гениальной поэмы, возникшей на заре нашего исторического существования, есть факт, утверждающий неисчерпаемое богатство народных творческих сил, а самая поэма эта является истинным сокровищем и предметом гордости русского народа.

А. Н. Толстой:

«Слово о полку Игореве» — все богатство, вся сложность, вся беспредельность творческих сил русского народа, в тяжелую годину, на заре своей истории создавшего великий памятник гуманизма… Ибо «Слово» все проникнуто человечностью, высокими думами, возвышенными страстями и роскошью героических образов.

А. С. Пушкин:

Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие.

Б. А. Рыбаков:

Автор «Слова о полку Игореве» покорил современников и потомков гармоничным сочетанием красоты и мудрости, благородства и смелости. Он нигде не поучает, он только рисует сотни картин и образов, воздействующих так, как задумано им. Превосходный лаконичный язык, переменчивый ритм, счастливо найденные созвучия.

Мудрый поэт своеобразен, он заставляет своих слушателей непрерывно думать, разгадывать намеки, раскрывать сокровенное. Автор предстает как человек широчайшего географического и исторического кругозора. Он как бы приподнимает своих слушателей над современной ему Европой…

И. И. Рыленков:

«Слово о полку Игореве» задевает и заставляет звучать все самые чуткие, самые живые струны нашего сердца. Заря, как медный щит багряна, На копьях тусклый свет костров, И голос вещего Бояна в молчаньи утреннем суров.

М. Н. Сперанский:

«Слово о полку Игореве» — памятник несомненно письменный. Имя творца этого памятника нам неизвестно, все-таки мы ни на минуту не сомневаемся в том, что «Слово» написано точно так же, как Пушкин писал свои произведения, то есть такая же письменная поэзия, как современная нам. Но «Слово», кроме того, памятник народный, в нем отразилось народное мировоззрение XII века.

Анализ «Слово о полку Игореве» (ЕГЭ по литературе)

1. История открытия

В начале 90-х годов XVIII века Мусин-Пушкин, знаток русской древности, приобрел в монастыре старинный рукописный сборник. В нем он и обнаружил этот памятник древнерусской литературы.

2. История “слова”

Сюжет: рассказывается о походе князя Игоря в 1085 году против половцев. Половцы – степные кочевники, которые постоянно нападали на Русь. Князь Святослав совершил удаленный поход против половцев, объедений для этого русские земли. Его двоюродный брат, князь Игорь, проявил самонадеянность и двинулся на половцев с небольшим войском, потерпел поражение, попал в плен и бежал оттуда.

Его имя неизвестно, но очевидно, это был очень умный и образованный человек, патриот.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Автор произведения часто вспоминает Бояна, но противопоставляет себя ему. Боян – древний певец, которых восхвалял в своих песнях князей. Отношение автора к Бояну сложное: автор “слова” говорит о нем уважительно, признает его поэтический дар, но сам не хочет подобно Бояну только славить князей, так как его о ношение к политике русских князей часто бывает критичным: он осуждает их за междоусобицы и тщеславие. Боян по преданиям был потомком языческого бога Велеса.

Автор показывает Русь в тяжелый период. Она лишена единства, ее опустошают постоянные набеги степных кочевников. Произведение создано в те годы, когда на Руси было множество князей, которые постоянно боролись за власть. Поэт постоянно показывает природу русской земли. Она в произведении является живым мыслями существом, которые радуется и страдает вместе с героями.

Слово – авторское определение жанра произведения. (Слово – жанр ораторской прозы, предназначенный для выступления перед аудиторией)

Слову свойственна воспитательная функция. Цель выступающего: дать наставление, научить чему-то хорошему.

Цель автора произведения: убедить при помощи своего красноречия в том, что для Руси важно стать единой страной и объединиться в борьбе против половцев. Автор, ведя повествование, использует и другие жанры (трудная повесть, военная повесть, песня)

Связь произведения с устным народным творчеством

1. Упоминается Боян. Также упоминаются и другие языческие боги (Див, Даждьбог)

2. Одно из жанровых определений – песня (песня – жанр фольклора)

3. Жена князя Игоря Ярославна обращается к силам природы за помощью. Она причитает, плачет о судьбе своего мужа.

Плачь – жанр фольклора, его исполняли на девичниках, свадьбах, похоронах.

4. В произведениях фольклора большую роль играет природа. Именно природа предвещает неудачу в начале похода князя Игоря. Люди верили в помощь природы.

Лирическое начало в “Слове о полку Игореве” связано с лирическим изображением образа Родины, природы, которая страдает и радуется вместе с героями.

Образ жены князя Игоря Ярославны вносит лирическое начало в произведение.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id61021

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Спасибо за внимание.

Откроется после 5 декабря. –>

Сайт имеет исключительно ознакомительный и обучающий характер. Все материалы взяты из открытых источников, все права на тексты принадлежат их авторам и издателям, то же относится к иллюстративным материалам. Если вы являетесь правообладателем какого-либо из представленных материалов и не желаете, чтобы они находились на этом сайте, они немедленно будут удалены.
Сообщить о плагиате

Ссылка на основную публикацию