Образ и характеристика Брудастого в Истории одного города (Органчик) сочинение

Характеристика и образ Брудастого (История одного города)

Одним из градоначальников города Глупово в произведении М.Е. Салтыкова – Щедрина «История одного города» является Дементий Варламович Брудастый, имеющий прозвище «Органчик».

Внешность его ничем не привлекательна. На злом и расчетливом лице почти никогда не видно улыбки и доброжелательности. Он вечно не довольный всем человек.

У власти находился примерно год, его правление и поведение были более чем странными, непродуктивными и причиняли вред, страдание простому народу. Характер его суровый, бессердечный и грозный, с приступами сумасшедшей ярости, только посетив город, он уже высекает розгами крестьян. Ведет себя молчаливо и угрюмо. Любит отдавать распоряжения, все держит под контролем и работает не покладая рук, постоянно повторяя фразы «не потерплю», «разорю». Из своего кабинета лишний раз не выходил, не ел, не пил. Неоплаченные долги крестьян не устраивали Дементия, и чиновникам он дает приказ отбирать имущество у должников, не забывая их пороть и сечь.

При его правлении бюрократы и полиция работали осень напряженно.

Брудастый с жителями города предпочитает не общаться, и все время занят бумажными делами. Вместо заботы и благополучия они получают от него только наказания и прилюдные унижения. Глуповцы впадают в уныние, перестают радоваться жизни, они испытывают страх и ужас от происходящего. Город опустел, жители выходили на улицы только при острой необходимости.

Однажды чиновники заметили, что вместо головы у него орган. И в один момент он вышел из строя. Градоначальник заказывает новый орган в Петербурге, в тоже время глуповский мастер смог привести в работу старый. Таким образом, в городе стало два Брудастых и обманщиков с позором изгоняют из города. Этим автор подчеркивает всю бессмысленность и бесполезность его правления, да остальных предшественников, упрекая их в ничтожности и глупости.

Салтыков – Щедрин доносит до читателя свои мысли о том, что подобные люди всего лишь пешки, которыми управляют такие отрицательные качества как злость и предубеждение.

Правление градоначальника было бессмысленным и коротким. После снятия его с должности в Глупово наступает семидневная анархия.

2 вариант

«История одного города» – сложно читаемое, но очень интересное произведение Салтыкова-Щедрина, которое во многом соответствует действительности, несмотря на некоторые гиперболизированные и выдуманные вещи. В градоначальниках этого города угадываются многие правители нашей страны в определённый период, а в самих событиях – история России.

Один из градоначальников, Брудастый, внешне совершенно ничем не отличается от других правителей. Он также зол и недоволен, никогда не улыбается и время от времени гневается. Что интересно, в словарном запасе градоначальника почти не было слова, кроме «Разорю!», иногда он также произносил фразу «Не потерплю!». Однажды его помощник заметил, что голова Брудастого – не голова вовсе, а что-то вроде органчика, только органчика, который издаёт не прекрасную мелодию, а раз за разом проигрывает одни и те же слова. Страшное было время, когда этот органчик сломался и был отправлен в ремонт в Петербург – кругом царила анархия, происходили ужасные вещи.

Дементий Варламович был восьмым по счёту правителем города глуповцев, он управлял им около года и за это время успел собрать не только налоги, но и недоимки, которые народ не успел выплатить прошлому градоначальнику. Брудастому неведомо было человеческое чувство, он не являлся живым существом, а был машиной, которая лишь исполняла свою программу, работающим механизмом. Во время властвования этого человека город Глупов приуныл, а его жители стали бояться даже выходить на улицу, всё время прятались дома. Жизнь города приостановилась, больше не было слышно смеха, никто не осмеливался сходиться за воротами, как делали раньше. Неразбериха и бардак – вот как можно охарактеризовать правление Дементия Варламовича.

Каждый образ в книге не случаен, а что же символизирует в ней Брудастый? Самодурство власти, бюрократизм, исполнительность без раздумий, злость и жестокость, отсутствие права голоса народа – вот столпы, на которых держалась в те времена Российская власть. Брудастый – ярчайший образ, показывающий историю как она есть. Он – простой механизм, не способный быть человечным, у него нет сердца и души. Однако, самое страшное не это, а то, что народ был готов жить даже с таким правителем, ведь без его головы у всех началась паника. Люди привыкли к ужасам и были согласны даже на самого дурного царя, лишь бы только он был и продолжал ими править, а если точнее – управлять.

Михаил Евграфович – отличный сатирик. Благодаря его умению сатирически высмеивать дурной порядок вещей, а также умело прятать это в своих произведениях, мы можем видеть какой раньше была Россия на самом деле, и, конечно же, задумываться о настоящем.

Также читают:

Картинка к сочинению Характеристика и образ Брудастого (История одного города)

Популярные сегодня темы

Валентин Катаев замечательный писатель детских сказок и рассказов. «Дудочка и кувшинчик» детская забавная, поучительная и очень интересная сказка о девочке, которая получила урок трудолюбия от лесного старичка

Все знают термин «самостоятельность», но не многие понимают значение данного слова. Далеко не каждый человек самостоятельный.

Нельзя сказать, что герой этот сам придумал свою теорию. В произведении он больше просто говорит, что слышал одно там, а другое – там. Но он добавил туда образ кафтана, как блага.

Крайне короткий рассказ писателя Зощенко Обезьяний язык подвергает едкому и острому осмеянию пороки общества. Если быть точным – болтливость, бросание слов на ветер

Жанровая направленность произведения определяется автором в качестве драматического эскиза, ключевой темой которого является изображение устаревших порядков русского общества.

М.Е. Салтыков-Щедрин “История одного города”: описание, герои, анализ произведения. Образ и характеристика Брудастого в Истории одного города (Органчик) сочинение

Дементий Варламович Брудастый является восьмым по счету градоначальником, поставленным править злосчастным городом Глуповым. В “Описи градоначальников” дается его краткая, но емкая характеристика: “Назначен был впопыхах и имел в голове некоторое особливое устройство… Это не мешало ему, впрочем, привести в порядок недоимки, запущенные его предместником”.
В этих саркастических словах заключен и смысл деятельности сего “великого мужа”, и отношение в этой деятельности автора.
Молчаливый и угрюмый Брудастый знал лишь одно слово – “Не потреплю!” Его правление началось с того, что он “пересек уйму ямщиков”. Да и впоследствии Брудастый создавал видимость самой бурной деятельности – сутками он, запершись у себя в кабинете, что-то “скреб пером”. Последствия этого бумагомарания наводили ужас на все население Глупова: “Хватают и ловят, секут и порют, описывают и продают…”
В этих шести глаголах заключалась суть деятельности Брудастого, не отличавшейся, впрочем, от деятельности других градоначальников. Насилие, жестокость, глупость, косность, преклонение перед чинами и презрение к народу – вот черты правления всех глуповских градоначальников, и Брудастого, в частности.
Образ этого персонажа символичен. Вспомним, что его прозвали “Органчиком” за то, что вместо головы он имел некое механическое устройство. Голову Брудастого необходимо было наполнять искусственным содержимым, иначе она являлась просто оболочкой, лишенной мозгов: “…градоначальниково тело, облеченное в вицмундир, сидело за письменным столом, а перед ним, на кипе недоимочных реестров, лежала, в виде щегольского пресс-папье, совершенно пустая градоначальникова голова…”
Таким образом, с помощью емкого образа Щедрин показывает, что правители – всего лишь марионетки, которыми руководят злые инстинкты, глупость, косность, предрассудки. Но и без таких руководителей не может жить русский народ. Пока Брудастый лежал без головы – в ожидании очередного органчика, в городе наступили анархия и разруха. Однако вскоре глуповцы – “в награду” за все страдания – получили сразу двух правителей – с “железными бащками”. Такой финал правления Брудастого в очередной раз подчеркивает мысль автора о том, что все правители Глупова одинаковы – одинаково ничтожны, безлики, ужасны.

(Пока оценок нет)

Другие сочинения:

  1. Роман “История одного города” – вершина сатирической прозы Салтыкова-Щедрина. Для описания русской истории в разрезе взаимоотношений народа с властью писатель использует такие приемы, как фантастику, гиперболу, гротеск. Так, с помощью приема гротеска – “суть которого составляет сочетание реального и фантастического, Read More .
  2. Салтыков прибегает только к такому роду карикатуры, который преувеличивает истину как бы посредством увеличительного стекла, но никогда не извращает полностью ее сущность. И. С. Тургенев. Незаменимым и первым средством сатиры в “Истории одного города” является гиперболическое преувеличение. Сатира – род Read More .
  3. Портреты всех городских начальников в романе Салтыкова-Щедрина “История одного города” написаны автором очень лаконично. Каждый из них оставил свой заметный след в “жизнеустройстве” города и по-своему отличился. Нельзя не отметить и двадцать третьего глуповского градоначальника – Савелия Кузьмича Щенков-Безделина. В Read More .
  4. “История одного города” (1869-1870) Салтыкова-Щедрина – произведение сложное и неоднозначное. Сразу же после его выхода в свет Салтыкова-Щедрина обвиняли в оскорблении русского народа и искажении русской истории. Сам автор утверждал: “Я совсем не историю предаю осмеянию, а известный порядок вещей… Read More .
  5. Произведение Салтыкова-Щедрина “История одного города” является своего рода пародией на других авторов и их творчество. Некоторые моменты, имена и исторические события заимствованы у других известных писателей того времени. Также можно проследить и сатирическое изображение героев и России. “История одного города” Read More .
  6. “История одного города” – одно из наиболее оригинальных и совершенных творений великого русского сатирика М. Е. Салтыкова-Щедрина. Город Глупов мы не найдем ни на одной географической карте. И не потому, что он слишком мал или переименован, а потому, что это Read More .
  7. Тема самовластия, как и тема собственности, постоянно была в центре внимания Щедрина-писателя. И если служение призраку собственности нашло свое выражение в романе “Господа Голов левы”, особенно в образе Иудушки, то служение призраку государства обрело аналогичное, классическое воплощение в “Истории одного Read More .
  8. Основными темами произведений М. Е, Салтыкова-Щедрина являются обличение самодержавия, господствующего класса, а также проблема народа. В сказках и в романе “История одного города” сильны фольклорные традиции. Многие сказки начинаются, как русское народное творчество: “В некотором царстве, некотором государстве жил-был помещик” Read More .
Читайте также:  Анализ рассказа Бунина Муза

Характеристика градоначальника Брудастого (по роману М. Е. Салтыкова-Щедрина “История одного города”)

Образ Брудастого (по роману М.Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города»)

Дементий Варламович Брудастый является восьмым по счету градоначальником, поставленным править злосчастным городом Глуповым. В «Описи градоначальников» дается его краткая, но емкая характеристика: «Назначен был впопыхах и имел в голове некоторое особливое устройство… Это не мешало ему, впрочем, привести в порядок недоимки, запущенные его предместником».

В этих саркастических словах заключен и смысл деятельности сего «великого мужа», и отношение в этой деятельности автора.

Молчаливый и угрюмый Брудастый знал лишь одно слово – «Не потреплю!» Его правление началось с того, что он «пересек уйму ямщиков». Да и впоследствии Брудастый создавал видимость самой бурной деятельности – сутками он, запершись у себя в кабинете, что-то «скреб пером». Последствия этого бумагомарания наводили ужас на все население Глупова: «Хватают и ловят, секут и порют, описывают и продают. »

В этих шести глаголах заключалась суть деятельности Брудастого, не отличавшейся, впрочем, от деятельности других градоначальников. Насилие, жестокость, глупость, косность, преклонение перед чинами и презрение к народу – вот черты правления всех глуповских градоначальников, и Брудастого, в частности.

Образ этого персонажа символичен. Вспомним, что его прозвали «Органчиком» за то, что вместо головы он имел некое механическое устройство. Голову Брудастого необходимо было наполнять искусственным содержимым, иначе она являлась просто оболочкой, лишенной мозгов: «…градоначальниково тело, облеченное в вицмундир, сидело за письменным столом, а перед ним, на кипе недоимочных реестров, лежала, в виде щегольского пресс-папье, совершенно пустая градоначальникова голова. »

Таким образом, с помощью емкого образа Щедрин показывает, что правители – всего лишь марионетки, которыми руководят злые инстинкты, глупость, косность, предрассудки. Но и без таких руководителей не может жить русский народ. Пока Брудастый лежал без головы – в ожидании очередного органчика, в городе наступили анархия и разруха. Однако вскоре глуповцы – «в награду» за все страдания – получили сразу двух правителей – с «железными бащками». Такой финал правления Брудастого в очередной раз подчеркивает мысль автора о том, что все правители Глупова одинаковы – одинаково ничтожны, безлики, ужасны.

Дементий Варламович Брудастый является восьмым по счету градоначальником, поставленным править злосчастным городом Глуповым. В «Описи градоначальников» дается его краткая, но емкая характеристика: «Назначен был впопыхах и имел в голове некоторое особливое устройство… Это не мешало ему, впрочем, привести в порядок недоимки, запущенные его предместником».
В этих саркастических словах заключен и смысл деятельности сего «великого мужа», и отношение в этой деятельности автора.
Молчаливый и угрюмый Брудастый знал лишь одно слово – «Не потреплю!» Его правление началось с того, что он «пересек уйму ямщиков». Да и впоследствии Брудастый создавал видимость самой бурной деятельности – сутками он, запершись у себя в кабинете, что-то «скреб пером». Последствия этого бумагомарания наводили ужас на все население Глупова: «Хватают и ловят, секут и порют, описывают и продают. »
В этих шести глаголах заключалась суть деятельности Брудастого, не отличавшейся, впрочем, от деятельности других градоначальников. Насилие, жестокость, глупость, косность, преклонение перед чинами и презрение к народу – вот черты правления всех глуповских градоначальников, и Брудастого, в частности.
Образ этого персонажа символичен. Вспомним, что его прозвали «Органчиком» за то, что вместо головы он имел некое механическое устройство. Голову Брудастого необходимо было наполнять искусственным содержимым, иначе она являлась просто оболочкой, лишенной мозгов: «…градоначальниково тело, облеченное в вицмундир, сидело за письменным столом, а перед ним, на кипе недоимочных реестров, лежала, в виде щегольского пресс-папье, совершенно пустая градоначальникова голова. »
Таким образом, с помощью емкого образа Щедрин показывает, что правители – всего лишь марионетки, которыми руководят злые инстинкты, глупость, косность, предрассудки. Но и без таких руководителей не может жить русский народ. Пока Брудастый лежал без головы – в ожидании очередного органчика, в городе наступили анархия и разруха. Однако вскоре глуповцы – «в награду» за все страдания – получили сразу двух правителей – с «железными бащками». Такой финал правления Брудастого в очередной раз подчеркивает мысль автора о том, что все правители Глупова одинаковы – одинаково ничтожны, безлики, ужасны.

Брудастый в “Истории одного города”: образ и характеристика “Органчика”

Брудастый “Органчик”.
Художники Кукрыниксы

Дементий Варламович Брудастый по прозвищу “Органчик” является одним из градоначальников города Глупов в романе “История одного города” Салтыкова-Щедрина.

Подробный рассказ о Брудастом можно найти в главе “Органчик”.

Образ и характеристика Брудастого в “Истории одного города”: описание “Органчика”

Дементий Варламович Брудастый является градоначальником города Глупов в течение 1762 года (по другим данным с 1762 г. по 1763 г.).

Как и все правители города Глупов, Брудастый оказывается более чем странным градоначальником:

“. попенять на своего более чем странного градоначальника.”

“Между тем новый градоначальник оказался молчалив и угрюм.”

“. едва вломился в пределы городского выгона, как тут же, на самой границе, пересек уйму ямщиков.”

“. в порывах безумной ярости, которым были подвержены Брудастый, Негодяев и многие другие.”

“. радовал бы сердца начальников своею распорядительностью. “

“Новый градоначальник заперся в своем кабинете, не ел, не пил и все что‑то скреб пером. По временам он выбегал в зал, кидал письмоводителю кипу исписанных листков, произносил: «Не потерплю!» – и вновь скрывался в кабинете.”

“А градоначальник все сидит и выскребает все новые и новые понуждения… Гул и треск проносятся из одного конца города в другой, и над всем этим гвалтом, над всей этой сумятицей, словно крик хищной птицы, царит зловещее: «Не потерплю!»”

“Это не мешало ему, впрочем, привести в порядок недоимки, запущенные его предместником.”

“. недоумевают, когда уста эти только фыркают или издают загадочные звуки.”

“Что ж это такое? фыркнул – и затылок показал!”

“. а этот что! фыркнул какую‑то нелепицу, да и был таков!”

“Неслыханная деятельность вдруг закипела во всех концах города: частные пристава поскакали, квартальные поскакали, заседатели поскакали, будочники позабыли, что значит путем поесть. “

“Хватают и ловят, секут и порют, описывают и продают…”

“Глуповцы ужаснулись. Припомнили генеральное сечение ямщиков, и вдруг всех озарила мысль: а ну, как он этаким манером целый город выпорет!”

“. теперь чувствовали только страх, зловещий и безотчетный страх.”

“Глупов, беспечный, добродушно‑веселый Глупов, приуныл. Нет более оживленных сходок за воротами домов, умолкло щелканье подсолнухов, нет игры в бабки! Улицы запустели, на площадях показались хищные звери. Люди только по нужде оставляли дома свои и, на мгновение показавши испуганные и изнуренные лица, тотчас же хоронились.”

“. градоначальниково тело, облеченное в вицмундир, сидело за письменным столом, а перед ним, на кипе недоимочных реестров, лежала, в виде щегольского пресс‑папье, совершенно пустая градоначальникова голова…”

“. имел в голове некоторое особливое устройство, за что и прозван был «Органчиком».”

“. господин градоначальник сняли с себя собственную голову и подали ее мне. Рассмотрев ближе лежащий предо мной ящик, я нашел, что он заключает в одном углу небольшой органчик, могущий исполнять некоторые нетрудные музыкальные пьесы. Пьес этих было две: „Раззорю!“ и „Не потерплю!“.”

“. несомненным остается только то, что оба градоначальника были самозванцы.”

“. из губернии прибыл рассыльный, который, забрав обоих самозванцев и посадив их в особые сосуды, наполненные спиртом, немедленно увез для освидетельствования.”

“. краткое, но совершенно бессмысленное градоправительство Брудастого. “

“Во время сего правления произошло пагубное безначалие, продолжавшееся семь дней. “

М.Е. Салтыков-Щедрин. «История одного города». Пересказ с цитатами из текста, комментарий. Органчик.

Органчик.

Начало правления Дементия Варламовича Брудастого- Органчика- 1762 год.

Летописец отмечает, как глуповцы с радостью ждали нового правителя. («…Поздравляли друг друга с радостью, целовались, проливали слезы). Некоторые надеялись, что при нём расцветёт торговля, что «под наблюдением квартальных надзирателей, возникнут науки и искусства». Далее автор с иронией пишет, что в этом «вполне выразились: и обычная глуповская восторженность, и обычное глуповское легкомыслие».

Но градоначальник «оказался молчалив и угрюм». Очень скоро они поняли, «что такое упорное начальстволюбие».

Но больше всех поразило то, что начальник во время приёма чиновников произнёс всего лишь: «Не потерпю!». Все «остолбенели», так как любили, «чтоб у начальника на лице играла приветливая улыбка, чтобы из уст его, по временам, исходили любезные прибаутки».

Начальники могут даже ничего не делать или сечь и взыскивать недоимки, но при этом чтобы «приговаривали что-нибудь любезное» ( «…ты пригрозить-то пригрози, да потом и помилуй!)

Читайте также:  Критика о рассказе Старуха Изергиль Горького и отзывы критиков-современников

«Новый градоначальник заперся в своем кабинете, не ел, не пил и все что-то скреб пером». Он изредка выбегал в зал, кидал кипу листов, произносил «Не потерплю!» и исчезал в кабинете.

Но что удивительно! В городе закипела деятельность чиновников! «Хватают и ловят, секут и порют, описывают и продают…»

Глупов приуныл. «Улицы запустели, на площадях показались хищные звери». Все люди были «испуганными и изнурёнными».

По городу поползли слухи, что градоначальник- оборотень.

Вдруг стало известно, что «градоначальника секретно посещает часовых и органных дел мастер Байбаков». Никак не могли глуповцы выведать у того тайну.

Но однажды путеводитель, войдя в кабинет к градоначальнику увидел, что тот сидел без головы, а голова его лежала на столе, «совершенно пустая».

Путеводитель выбежал, испугавшись. Пригласили надзирателя, а затем врача, стали допытываться, может ли быть тело без головы.

Помощник градоначальника » наказал хранить по этому предмету глубочайшую тайну, дабы не волновать народ и не поселить в нем несбыточных мечтаний».

Новость всё же дошла до глуповцев. По-разному они её восприняли: кто-то почувствовал себя сиротами и плакал, кто-то боялся ответственности за то, что подчинялся градоначальнику без головы.

Наконец настройщик Байбаков сознался, что не раз чинил голову градоначальнику, в которой было всего только две «пьесы» — «не потреплю! и «разорю». На данный момент механизм находится в Санкт-Петербурге, у часовых дел мастера Винтергальтера, и, видимо, ещё не привезён в город.

Однако шли дни, а механизм не доставлялся. В городе начались беспорядки. «Присутственные места запустели; недоимок накопилось множество,… начались убийства».

Оказывается, голову по дороге выбросил с телеги мальчик, который её доставлял. Он испугался, так как голова кричала: «Не потерплю!»

Между тем возмущения в народе продолжались. «Противообщественные элементы всплывали наверх с ужасающею быстротой». Но вдруг в город въехал градоначальник с перепачканной головой, кричащей: «Разорю!»

Оказалось, что это был самозванец. Через некоторое время приехал другой.

Заканчивается глава так: «Самозванцы встретились и смерили друг друга глазами. Толпа медленно и в молчании разошлась».

В следующей главе читатель узнаёт, что из губернии тут же прибыл рассыльный и забрал обоих самозванцев. А глуповцы, оставшись без градоначальника, немедленно впали в анархию.

КОММЕНТАРИЙ.

Каким изобразил Органчика автор?

С одной стороны, градоначальник постоянно работает, что -то пишет, чем-то распоряжается, усиленно занимается сбором накопившихся недоимок. При нём кипит деятельность всех чиновников.

Однако это жестокий, суровый человек, мрачный, неразговорчивый, с которым нередко случаются приступы ярости. Он вообще ни с кем не говорит, только приказывает. Ему двух фраз хватает, чтобы руководить целым гордом: «Не потерплю!» и «Разорю!»

Главное – народу не стало лучше от его правления! Глуповцы перестали радоваться, веселиться, общаться. В их душах поселился страх.

Автор сатирически описывает и правителя с его жесткими методами, с его недалёкостью ума и в то же время безнравственностью, и народ, который всё ещё надеется , что правитель может быть справедливым (вспомним, с какой радостью он ждал нового градоначальника). Это критика всей системы, существовавшей в царской России, и в то же время огромная боль автора за бесправное положение народа.

Пересказала и прокомментировала: Мельникова Вера Александровна.

Говорящие фамилии в повести Салтыкова-Щедрина «История одного города»

Рубрика: Филология, лингвистика

Дата публикации: 05.01.2017 2017-01-05

Статья просмотрена: 18288 раз

Библиографическое описание:

Фролова А. Г. Говорящие фамилии в повести Салтыкова-Щедрина «История одного города» // Молодой ученый. — 2017. — №1. — С. 552-554. — URL https://moluch.ru/archive/135/37806/ (дата обращения: 17.03.2020).

Повесть Салтыкова-Щедрина «История одного города» — едкая сатира на самодержавие в Российской империи в 19 в. Галерея градоначальников, созданная М. Е. Салтыковым-Щедриным как нельзя лучше отражает государственный строй тех времён. С тех пор прошло много времени, в России произошли кардинальные перемены, но даже сейчас эта тема и само произведение не утеряли своей актуальности, т. к. несмотря на всевозможные преобразования, проблема административной безответственности осталась неразрешённой. Олицетворение самодержавной России — город Глупов. В глуповских градоначальниках воплощены черты исторически достоверных правителей, но эти черты гиперболизированы. Характеризуя типы правителей Глупова, сатирик стремился высмеять безмозглость русской государственной власти, её неспособность к управлению. В произведении эти черты зачастую читаются в говорящих фамилиях градоначальников. [2, с. 7] Нельзя поставить под сомнение тот факт, что фамилии, имена и клички своим героям автор выбрал не случайно — они играют в произведении значительную роль.

Целью данной статьи является анализ роли в «Истории одного города» говорящих фамилий персонажей (а при необходимости имён и кличек). Для достижения цели необходимо решить ряд следующих задач:

  1. Выявить совпадения между наименее изученными (именами, кличками) и основными чертами характера героев;
  2. Определить смысл говорящих фамилий (имен, кличек);
  3. Вывить значение для произведения говорящих фамилий (имен, кличек).

Для решения поставленных задач и достижения цели данной статьи использовались различные источники, в том числе и словари. На сегодняшний день известно значительное число работ, посвященных изучению данного произведения, однако ни одна из них не содержит исчерпывающей информации по данной проблеме, чем объясняется актуальность ее изучения.

Уже в краткой описи мы видим описание градоначальников. Фамилия градоначальника Ферапонтова образована от имени Феропонт, что в переводе с греческого означает «слуга». [4, с. 195] В примечаниях к «Истории одного города» написано: «Бывый брадобрей герцога Курляндского. — «Бывший брадобрей» Ферапонтов – намек на «политическую карьеру» реальных исторических лиц, широко известных в России.

Беглый грек Ламврокакис — намек на авантюриста екатерининского времени, «свирепого грека» Ламбро-Качиони, известного пиратскими набегами на Турцию и обласканного Потемкиным. [6, с. 467] Также о нем сказано, что он был «сторонником классического образования», т. е. изучения греческого и латинского языков, введенного в школы министром Д. А. Толстым в 60-х годах (об этом говорит и его греческая фамилия). Но подобного рода образование являлось уже пережитком этого времени, поэтому «он был заеден клопами», как старая рухлядь.

Прототипом градоначальника Богдана Богдановича Пфейфера послужил Пётр III. Имя Богдан означает «Божий дар». [5, с. 39] Из истории известно, что императора крестили по православному обычаю под именем Петра Федоровича и пожаловали ему титул Благоверного Великого Князя. Фамилия Пфейфер образована от аналогичного прозвища. Оно берет начало от германского pfif(e) со значением «свист». Это говорит о том, что было больше шума, связанного с его правлением. Но как известно, этот градоначальник «ничего не свершив, сменен в 1762 году за невежество».

Прозвище «Органчик», которым автор наделяет градоначальника Брудастого по той причине, что в его голове было устройство, которое умело воспроизводить лишь две фразы: «Разорю!» и «Не потерплю!» говорит об автоматизме действий персонажа. Брудастые – это порода охотничьих собак, отличающихся своими огромными размерами и очень свирепым нравом. В тексте сказано: «Начали ходить безобразные слухи. Говорили, что новый градоначальник совсем даже не градоначальник, а оборотень, присланный в Глупов по легкомыслию; что он по ночам, в виде ненасытного упыря, парит над городом и сосет у сонных обывателей кровь». Действительно, то, что у этого персонажа собачьи повадки, можно определить еще в самом начале главы, где ведётся повествование о том, как он появился в городе. Имя Дементий означает «укрощающий» [5, с. 40]. Действительно, он как бы укротил, привёл в ужас всё население города: «Глупов, беспечный, добродушно-веселый Глупов, приуныл».

Градоначальник Фердыщенко «Бывый (т. е. бывший) денщик князя Потемкина». Фамилия Фердыщенко образована от имени Фердыш.

Фердыш — это производная форма имени Фердинанд, которое имеет германское происхождение и образовано от двух основ: farð — «путешествие» или frið — «мир» и nanð — «смелый, осмеливающийся». Таким образом, имя Фердинанд означает «смелый путешественник». [4, с. 196] Закончилось правление этого градоначальника путешествием, о чем и говорится в главе «Фантастический путешественник». Градоправитель отправился на городской выгон. В разных местах его приветствовали горожане и ждал обед. На третий день путешествия Фердыщенко умер от объедания. Описывая деятельность Фердыщенки, Щедрин имел в виду главным образом Александра II. Так называемое «освобождение крестьян», осуществленное правительством Александра II, было на деле новой мерой экономического «утеснения». [6, с. 481]

Фамилия градоначальника Бородавкина образована от прозвища Бородавка. Оно берёт свое начало от нарицательного «бородавка» — «небольшой круглый нарост на коже». [4, с. 23] Предположительно, этому градоначальнику дана такая фамилия потому что он непригоден для этой должности, это лишний элемент. Имя Василиск с греческого βασιλίσκος (базилискос) — «царёк». [5, с. 33] Слово «василиск» можно перевести и как «маленький тиран». В демонологии василиск — символ тирании и насилия дьявола. В тексте находим: «Явился проповедник, который перелагал фамилию «Бородавкин» на цифры и доказывал, что ежели выпустить букву р, то выйдет 666, то есть князь тьмы». Исследуя отношения монархической власти к народу, Салтыков-Щедрин писал об административном насилии как о главном рычаге любых мероприятий царизма. [6, с. 487] Этот градоначальник вёл «войны за просвещение», т. е. внедрял в быт глуповцев горчицу и персидскую ромашку. Он представлен как злобная, бездушная кукла. Свои войны он ведёт при помощи оловянных солдатиков. По внешности он и сам такой же, но сущность его поступков вполне соответствует политическому строю, который он собой представляет. [1, с 19]

Читайте также:  Сравнительная характеристика Сотникова и Рыбака сочинение

Прототипом Феофилакта Иринарховича Беневоленского был Сперанский и отчасти Александр II. [1, с. 48] По латыни «беневоленс» – проявляющий добрую волю. Так иногда называли юношей, поступивших в духовную семинарию по доброй воле, не по настоянию родителей. [4, с. 27] И действительно, градоначальник «чувствовал непреоборимую наклонность к законодательству» и, по своей воле, невзирая на запрет, тайком издавал законы («Устав о добропорядочном пирогов печении»). «Феофилакт — (от греч. Theos – бог и phylax — страж)»; «Иринарх – (от греч. Eirene – мир и archos – начальник)». Имя и отчество данному герою даны церковные. В тексте говорится о том, что этот градоначальник настолько увлёкся сочинением законов, что, когда ему было официально запрещено издавать их, он «с упоением предался сочинению проповедей». Отчество Иринархович, образовано от имени Иринарх, обозначающее буквально «начальник мира» [5, с. 75]. Оно дано неслучайно: такое прозвище было у Александра II.

Судя по всему, автор дал одному из градоначальников фамилию Прыщ, потому что хотел подчеркнуть бесполезность данного типа градоначальников. Прыщ прибыл в Глупов с одной целью — «отдохнуть-с!» Поэтому он не вмешивался ни в какие глуповские дела. Этим Прыщ привел город к неслыханному для него изобилию. [1, с. 211] Это говорит о том, что город мог бы существовать и без управления, ведь именно сами градоначальники нередко мешают процветанию Глупова. О бесполезности данного управления говорит и то, что «неожиданное усекновение головы майора Прыща не оказало почти никакого влияния на благополучие обывателей».

Дю Шарио Ангел Дорофеич прототип Александра I. В придворных кругах Александра I называли «наш ангел». Имя «Дорофей» — значит «благословенный»; так тоже называли Александра I. [6, с. 485] А сообщение о том, что виконт Дю Шарио оказался девицей, говорит о портретном сходстве этого персонажа с Александром: на его женственный облик указывали все мемуаристы. Что касается фамилии, данной герою автором, в литературе есть такая информация: прототипом являлся известный публицист М. Катков, редактор журнала «Русский вестник». Дю Шарио — единственный градоначальник, имеющий титул, а он, как известно, хотел иметь знатное звание. По семантике имя Каткова сродни имени Шарио — шар катится (chariot — тележка (фр.). [3, с. 381]

Итак, можно сделать вывод об использовании в повести М. Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города» говорящих фамилий, а также имён или кличек. Во всяком случае их выбор автором неслучаен.

Во-первых, некоторые из них говорят о характере персонажа даже больше, чем сказано в тексте. Такие персонажи, как Дю Шарио Ангел Дорофеевич, Брудастый Дементий Варламович (Органчик), Негодяев, Грустилов, Угрюм-Бурчеев и т. д. оправдывают данные им фамилии, имена или клички.

Во-вторых, фамилии и имена передают отношение к ним самого автора. Анализируя фамилии и имена, которые он дает персонажам, можно определить его отношение к градоначальникам. Так персонажам даются фамилии Бородавкин или Прыщ. Это свидетельствует о том, что автор считает их бесполезными элементами, мешающими развитию и процветанию города.

В-третьих, многие фамилии и имена позволяют провести аналогии между некоторыми персонажами и реальными историческими деятелями. Например, в фамилия Беневоленский созвучна с фамилией Сперанского, а в фамилии Угрюм-Бурчеева отчётливо читается фамилия политического деятеля Аракчеева.

Итак, фамилии (имена, клички) выполняют в повести многогранную роль: они говорят о характере персонажей, выражают отношение к ним автора, раскрывают смысл произведения. Таким образом, «История одного города» — яркий пример удачного использования такого художественного приёма, как говорящие фамилии (имена, клички).

1. Архангельский А. Н., Бак Д. П., Шкловский Е. А. Все герои произведений русской литературы: школьная программа: Словарь-справочник. — М.: Олимп, 2002. – 448 с.

2. Горячкина М. С. Сатира Салтыкова-Щедрина. Изд. 2-е, испр. и доп. М., «Просвещение», 1976. — 239 с.

3. Николаева П. А., Введение в литературоведение: Хрестоматия— 4-еизд., перераб. и доп. — М.: Высш. шк., 2006. — 350 с.

4. Никонов В. А. Словарь русских фамилий. М.: Школа-Пресс, 1993. — 226 с.

5. Суперанская А. В. Современный словарь личных имён: Сравнение. Происхождение. Написание. М.: Айрис -пресс, 2005. — 384 с.

6. Эйхенбаум Б. М. О прозе: «История одного города» М. Е. Салтыкова-Щедрина, Худож. лит. Ленингр. отд-ние, 1969. — с. 455–502.

Сочинение на тему “Собирательные образы градоначальников и “глуповцев”. Образы органчика и Угрюм-Бурчеева в повести “История одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина”

Талантливый русский сатирик XIX века М. Е. Салтыков-Щедрин посвятил свою жизнь написанию произведений, в которых обличал самовластие и крепостничество в России. Он как никто другой знал устройство «государственной машины», исследовал психологию начальников всех рангов, русского чиновничества.

Для того чтобы показать пороки общественного управления во всей полноте и глубине, писатель использовал прием гротеска, который считал самым эффективным средством отображения действительности. Гротескный образ всегда выходит за рамки правдоподобия. С помощью гротеска можно так выделить, увеличить какую-либо черту характера, что станут понятны причины того или другого явления. Гипербола и фантастика, по мнению писателя, не искажают действительность, это особые формы образного повествования, позволяющие выявить настоящую природу происходящего.

Салтыков-Щедрин считал, что «миром управляют призраки». Начальники, правители, чиновники – это не живые люди, это функции. Они не видят и не слышат людей, всячески отгораживаются от них, им надоели вечные просьбы. Задача российского чиновника или градоправителя состоит в том, чтобы «гнать» и «не пущать». Думать при этом не нужно и даже вредно.

Служение призраку государства нашло свое отражение в «Истории одного города». В этом произведении Салтыков-Щедрин нарисовал целую галерею правителей, представителей самодержавной власти. Как предмет исследования писатель берет историю города Глупова за сто лет и прослеживает деятельность всех его градоначальников в хронологическом порядке. Цель писателя – показать полную историческую несостоятельность самодержавия.

В книге «Летописец» содержится история города Глупова, состоящая из биографий градоначальников и описания их замечательнейших действий, а именно: быстрой езды на почтовых, взыскания недоимок, походов против обывателей, устройства мостовых и обложения данями торговцев. Главная черта всех правителей – это их однообразие. Отличия наблюдались только в применении наказаний. Все правители секли горожан, только некоторые объясняли за что, а другие – нет.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы

Градоначальник Бородавкин, приехав в Глупов, первым делом изучил деяния своих предшественников, но только ахнул, поскольку определить, чем занимались все эти люди до него, не представлялось возможным. Перед Бородавкиным было какое-то «сонное мечтание», мелькали образы без лиц. Так писатель показывает обезличенность градоначальников, которые могли только кричать «Разорю!», «Не потерплю!», а о чем шла речь – непонятно. Автор замечает, что его герои – это тени, выходящие из мрака.

Все градоначальники невежественны, умственно ограниченны, тупы. Вот как характеризуются они в «Летописце»: «При не весьма обширном уме был косноязычен»;

«Ничего не свершив, сменен в 1762 году за невежество»; «Умер в 1819 году от натуги, усиливаясь постичь некоторый сенатский указ».

Двух градоначальников Салтыков-Щедрин описывает подробнее. Это Брудастый и Угрюм-Бурчеев. Брудастый имел в голове вместо мозга органчик, который мог воспроизводить только две фразы: «Разорю!», «Не потерплю!». Этого ему хватало, чтобы править городом и даже «привести в порядок недоимки». В образе Брудастого писатель обыгрывает безмозглость начальников.

В последнем градоначальнике, Угрюм-Бурчееве, не осталось ничего человеческого, у него отсутствуют чувства и эмоции, автор сравнивает его с механизмом. Бесчувственность Угрюм-Бурчеева наводит ужас на посетителей. «Он не топал ногами, не жестикулировал, не повышал голоса, не скрежетал зубами, не гоготал, не заливался начальственно-язвительным смехом… Совершенно беззвучным голосом выражал он свои требования». Затем он устремлял пристальный, мертвенный взгляд на посетителя. Этого застывшего взгляда вынести никто не мог. Взгляд его был «светлый, как сталь» и «совершенно свободный от мысли». Писатель замечает: «Разума он не признавал вовсе и даже считал его злейшим врагом, опутывающим человека сетью обольщений». Угрюм-Бурчеев был лишен даже чувства гнева, раздражения, ненависти, что делало общение с ним еще страшнее. Автор прямо говорит, что перед нами – идиот. Далее в тексте он не раз называет так градоначальника. Приняв какое-то безумное решение, Угрюм-Бурчеев шел напролом, считая себя правым во всем. Он решил регламентировать всю жизнь глуповцев, более того, подчинить себе весь мир, «и притом с таким непременным расчетом, чтоб нельзя было повернуться ни назад, ни вперед, ни направо, ни налево». Так в произведении возникает образ пустыни, в которую превращают все вокруг себя тупые, ограниченные начальники. Символически выглядит портрет Угрюм-Бурчеева. На картине он одет в военного покроя сюртук, в руке «Устав», кругом пейзаж пустыни, в середине которой стоит тюрьма, а вместо неба надо всем нависла серая солдатская шинель. Пустыня символизирует рай – в ней нет никого, никто не беспокоит.

Салтыков-Щедрин создал монументальный образ, сочетающий в себе самые отвратительные, враждебные человеку качества. Градоначальник победил в себе «всякое естество», у него «деревянное лицо», окаменевшая фигура. Он «со всех сторон наглухо закупоренное существо», действует, как бездушный механизм: ни жалости, ни сочувствия, ни понимания. Писатель-сатирик добился необычайного эффекта обобщения, показав в образе «всевластного идиота» самую суть тирании.

Ссылка на основную публикацию