Образы градоначальников в романе История одного города Салтыкова-Щедрина сочинение характеристики Глупов

Образы градоначальников в романе История одного города сочинение Салтыков-Щедрин

Салтыков-Щедрин – гениальный сатирик своего времени, который помимо обличающих сказок писал ещё и большие произведения, в которых также высмеивал какие-то устои общества, характеры людей. Одним из таких его творений является «История одного города», в котором рассказывается о глуповцах и их правителях градоначальниках, каждый из которых внёс свой вклад в развитие города. Каким был этот вклад – отдельная тема.

Первый градоначальник Брудастый был ограниченным человеком, который то и дело произносил фразу «Разорю!». Прозвали его так в честь злой и свирепой породы собак, брудастых. В голове его было что-то вроде органчика, иногда он даже снимал её. Органчик сломался – Брудастого увезли.

Двоекуров по сравнению с Брудастым куда более положительный персонаж. Он хотел построить академию, но вместо неё вышла тюрьма. Он заставил всех жителей есть лавровый лист и горчицу, что, конечно, является самодурством. Умер он от возраста.

Фердыщенко – глупый и очень ленивый градоначальник. Он совсем не занимается государственными делами, вместо этого только гуляет и пьянствует. В конце концов влюбляется в одну девушку и сходит с ума. Умирает от переедания.

Негодяев – это бывший крестьянин. Он был дурным правителем, за годы его властвования люди перестали хоть как-то развиваться, совсем опустились, а внешне начали походить на зверей.

Прыщ – градоначальник, приехавший не с целью уладить дела города, а с целью отдохнуть. Что иронично, во время его правления жители стали богаче, но это только вследствие отсутствия сбора налогов. Умер от того, что его голову съел какой-то дворянин, и было это не от дикости последнего, здесь всё гораздо проще (или, наоборот, сложнее) – голова Прыща была фаршированной.

Грустилов, соответствуя своей фамилии, был меланхоликом, и умер он, о чём не сложно догадаться, от грусти. Годы его правления – это полнейшая анархия. Грустилов был любвеобилен, у него не было моральных принципов. Многие критики видят в этом образе черты Александра I.

Угрюм-Бурчеев – жёсткий градоначальник, спавший на камне. Он очень любил военную тему и постоянно внедрял эту дисциплину, требуя от всех военной подготовки.

Градоначальники в этом произведении – лучшее подтверждение таланта Салтыкова-Щедрина. Образы существующих людей, которые в те времена стояли «у руля» легко угадываются в характерах героев. Автор даёт градоначальникам говорящие фамилии, что характерно сатире. Гипербола, сарказм и гротеск – то, что помогает Михаилу Евграфовичу рассказать о исторических лицах так, чтоб это поняли только люди умные и хоть немного думающие.

2 вариант

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин был талантливым сатириком, которые высмеивал начальников и правительство. В романе «История одного города» Салтыков-Щедрин пишет о городе Глупове, который за сто лет своего существования поменял многочисленное количество градоначальников. Михаил Евграфович любил пользоваться в описании своих героев гротеска, таким образом, он считал, что в полной мере описывал характер и образ начальников, чиновников.

Салтыков-Щедрин считал, что даже преувеличение не может испортить образа, который писатель пытался передать читателю. Михаил Евграфович относился к начальникам не как к людям, он больше считал их не за людей, а за функции. Каждый из чиновников выполнял свои функции, но никто никогда не обращал внимания на людей и их потребности. Чиновники и начальники никогда не слышали людей, потому что им было все равно на них, каждый из них беспокоился лишь о своем благосостоянии. Каждому градоначальнику и чиновнику не нравится, что народ приходит к ним с многочисленными жалобами, поэтому они стараются от них как можно быстрее откреститься. При этом каждый из них считает, что думать не обязательно, а скорее всего даже вредно для них.

Салтыков-Щедрин в своем романе «История одного города» описал огромное количество градоначальников, которые пытались управлять городом Глупов. Писатель пытался осветить всю несостоятельность самодержавия. Каждый из градоначальников пытался править по своему, но все точно знали, что не должны идти на поводу у народа. Салтыков-Щедрин написал о полной несостоятельности власти и высмеял градоначальников.

В романе пишется о многочисленных градоначальниках сменяющих один одного и об их нелепом руководстве городом. Михаил Евграфович создал образ многих начальников и описал в одном романе. Начальники все отличались, но лишь в одном они были все одинаковы, они секли своих горожан. Некоторые из них объяснили, за что наказывали их, а другие даже не считали нужным объяснять.

Градоначальник Дементий Варламович Брудастый был очень глуп и своеобразен. Его словами всегда были «Не потерплю» и «Разорю» народ не понимал начальника. В один из дней они нашли градоначальника сидящим за своим столом, но без головы она спокойно лежала рядом. Здесь писатель решил выделить такой момент, что голова градоначальника была абсолютна пуста. Мастер часов подсказал народу Глупова, что голова была неисправна, в углу стоял органчик и кричал лишь две фразы: «Не потерплю» и «Разорю». Тогда он решил оповестить в Петербург, чтобы прислали новую исправную голову, но она так и не пришла. Салтыков-Щедрин высмеивает Брудастого, что он начальник с пустой головой.

Затем в Глупове появились самозванцы, а потом и вовсе город некоторое время был предоставлен сам себе. Затем Глуповом пытались руководить градоначальницы, но тоже ничего не вышло.

После многочисленных смен начальников в Глупов приехал Петр Петрович Фердыщенко, при котором город расцвел на шесть лет. Затем Фердыщенко совершил ошибку и влюбился в замужнюю девушку, и в город пришла засуха. Когда народ разобрался с Аленкой, Фердыщенко увлекся другой женщиной и пришли пожары. Тогда Петр Петрович решил бросить женщину и закончить свою службу городу путешествием. На третий день путешествий по городу он умер от объедения. Таким образом, писатель решил сделать акцент на том, что градоначальник очень любил себя и умер от чревоугодия, коим являлся его грехом.

За Фердыщенко последовали другие начальники, которые разоряли город и не знали вообще, как им управлять. Подавляли народное восстание войнами и пытались привить свою религию. Один устраивал каждодневные баллы, что привело к голоду, потому что люди обленились и перестали засеивать огороды. Некоторые из градоначальников, то и дело занимались лишь своей личной жизнью и больше их ничего не волновало.

Когда в Глупове появился последний градоначальник, город был беден и растаскан предшественниками. Угрюм-Бурчеев оказался не совсем умным человеком и Салтыков-Щедрин пишет о нем, что он идиот. Бурчеев решает снести город и построить на его месте новый идеальный, с идеальными улицами и людьми. Но начальнику так и не удалось возвести идеальный город с ровными уличками, ведь ему помешала река. Как ни старался Бурчеев, река не поддавалась и осталась на своем месте, тогда Угрюм-Бурчеев увидел что-то, что автор называет «оно» и убежал из города навсегда. Так и закончилась жизнь города Глупов и его горожан глуповцев. Они все шли за своими начальниками и делали то, что им навязывали и приказывали. Таким образом, они вместе с начальниками загубили свой родной город.

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, написав свой роман «История одного города» хотел показать читателю, что стоит отстаивать свои права и всячески их защищать. Не стоит подстраиваться под каждого начальника и губить свой город. Салтыков-Щедрин использовал много смешных моментов, но и с ними читателю понятно о том, что власти не хотят делать ничего для народа, а лишь пускают пыль в глаза, а люди им верят. Хоть в этом романе и много моментов, которые вызывают улыбку, на самом деле в романе пишется о том, как не совсем умные начальники загубили жизнь целого города и его горожан. Свои романом Салтыков-Щедрин призывает каждого человека не доверять слепо каждому кто приходит к власти, а самим что-то делать для своей страны и города.

Сочинение Образы градоначальников в романе История одного города

Роман «История одного города» М.Е. Салтыкова-Щедрина был опубликован в 1870 году. Пользуясь литературным приемом гротеск, автор высмеивает самодержавие. В произведении, признанном сатирическим, нашли отображение образы, созданные по подобию некоторых российских самодержцев и политических деятелей. Повествование идёт от имени вымышленного летописца.

На примере истории города Глупова и его градоначальников, писатель образно показывает все изъяны исторической несостоятельности самодержавного строя. При всей кажущейся неправдоподобности, Щедрин описывает реальные события. При самовластии управлять государством порой назначались самые случайные люди. Достаточно было произвести положительное впечатление на монарха или его приближённых. Тому в истории немало примеров.

Рисуя портреты градоначальников, Щедрин создаёт образы бездарных временщиков, пригревшихся у власти. Весь их интерес заключается в том, чтобы наворовать побольше. Им неинтересна судьба государства, из казны которого они воруют. Народ, живущий в этом государстве, и вовсе никому не нужен.

Градоначальников в городе Глупове перебывало великое множество. Их было ни много, ни мало, а целых 22 человека, согласно «описи градоначальников». Каждый из них выделялся среди других чем-то особенным. Так, например, Дементий Брудастый, которому выпала честь быть первым градоначальником города Глупова. Он был назначен на эту должность впопыхах. Возможно, поэтому никто не обратил внимания на то, что вместо головы у него был маленький органчик.

Некто Угрюм-Бурчеев, человек недалёкий по складу своего ума. Это один из самых отрицательных образов среди градоначальников Глупова. Неспособный учиться, думать и созидать, этот человек мечтал о всеобщей муштре и беспрекословном исполнении своих глупых указов.

Недаром у всех градоначальников такие характерные фамилии. Иногда они указывают на прототип, с которого писался образ героя произведения. Так, например, образ Бородавкина, который стремился к осуществлению реформ, можно отождествить с Петром I. Градоначальник Пфейфер напоминает Петра III, Негодяев – Павла I, Грустилов – Александра I, Перехват-Залихватский указывает на Николая I. А под Угрюм-Бурчеевым подразумевался граф Аракчеев.

Все деяния и «заслуги» управителей города Глупова не выдерживают никакой критики. Чем бы каждый из ни занимался, пользы городу и людям, живущим в нём, не было никакой. Городом правили разные люди. Но всех их объединяло одно: человеконенавистническое начало. Все их действия были направлены на личное обогащение, разворовывание государственной казны, безоговорочное подчинение народа.

С такими правителями народу жилось всё хуже и хуже. Посредством созданных образов, автор показывает всю суть единовластия и истинное лицо тирании. Что бы ни происходило в городе Глупове, кто бы ни был у власти, произвол и насилие над населением оставалось постоянным. Какими бы «благими» намерениями ни руководствовались градоначальники, людям они не сулили ничего, кроме новых бед и репрессий.

Также читают:

Картинка к сочинению Образы градоначальников в романе История одного города

Популярные сегодня темы

Произведение под названием «Зачем я убил коростеля» написано русским и советским писателем Виктором Петровичем Астафьевым. Анализ данного рассказа представлен в этой статье.

В произведении Женский разговор автор затрагивает проблемы подрастающего поколения. Главное место отводится откровениям Натальи, которая повествует о нравственности, безгрешии, счастье.

В пьесе Островского «Бесприданница» описывается жизнь Ларисы Огудаловой – молодой и красивой девушки, чья ранимая душа столкнется с циничным устройством буржуазного общества.

Главные герои познавательной сказки Виталия Валентиновича Бианки «Сова» старик и сова. Однажды сидит старик и пьет чай с молоком. Около его окна пролетает сова, здоровается со стариком и называет его другом

Григорий Отрепьев — одно из основных действующих лиц в трагедии под названием Борис Годунов Александра Сергеевича Пушкина.

Cочинение «Описание города Глупова и его градоначальников»

Творчество Салтыкова-Щедрина, демократа, для которого самодержавно-крепостнический строй, царящий в России, был абсолютно неприемлем, имело сатирическую направленность. Писателя возмущало русское общество «рабов и господ», бесчинство помещиков, покорность народа, и во всех своих произведениях он обличал «язвы» общества, жестоко высмеивал его пороки и несовершенства.

Так, начиная писать «Историю одного города», Салтыков-Щедрин поставил перед собой цель обличить уродство, невозможность существования самодержавия с его общественными пороками, законами, нравами, высмеять все его реалии.

Таким образом, «История одного города» — произведение сатирическое, доминирующим художественным средством в изображении истории города Глупова, его жителей и градоначальников является гротеск, прием соединения фантастического и реального, создающий абсурдные ситуации, комические несоответствия. По сути, все события, происходящие в городе, являются гротеском. Жители его, глуповцы, «ведущие свой род от древнего племени головотяпов», не умевших жить в самоуправлении и решивших найти себе повелителя, необычайно «начальстволюбивы». «Испытывающие безотчетный страх», неспособные самостоятельно жить, они «чувствуют себя сиротами» без градоначальников и считают «спасительной строгостью» бесчинства Органчика, имевшего в голове механизм и знавшего только два слова — «не потерплю» и «разорю». Вполне «обычны» в Глупове такие градоначальники, как Прыщ с фаршированной головой или француз Дю-Марио, «при ближайшем рассмотрении оказавшийся девицей».

Читайте также:  Их воскресила любовь (сочинение по роману Преступление и наказание)

Однако своей кульминации абсурдность достигает при появлении Угрюм-Бурчеева, «прохвоста, задумавшего охватить всю вселенную». Стремясь реализовать свой «систематический бред», Угрюм-Бурчеев пытается все в природе сравнять, так устроить общество, чтобы все в Глупове жили по придуманному им самим плану, чтобы все устройство города было создано заново по его проекту, что приводит к разрушению Глупова его же жителями, беспрекословно выполняющими приказания «прохвоста», и далее — к смерти Угрюм-Бурчеева и всех глуповцев, следовательно, исчезновению заведенных им порядков, как явления противоестественного, неприемлемого самой природой.

Так с помощью использования гротеска Салтыков-Щедрин создает логическую, с одной стороны, а с другой стороны — комически-нелепую картину, однако при всей своей абсурдности и фантастичности «История одного города» — реалистическое произведение, затрагивающее множество злободневных проблем. Образы города Глупова и его градоначальников аллегоричны, они символизируют самодержавно-крепостническую Россию, власть, в ней царящую, русское общество. Поэтому гротеск, используемый Салтыковым-Щедриным в повествовании, — это еще и способ обличить отвратительные для писателя, уродливые реалии современной ему жизни, а также средство выявления авторской позиции, отношения Салтыкова-Щедрина к происходящему в России.

Описывая фантастически-комическую жизнь глуповцев, их постоянный страх, всепрощающую любовь к начальникам, Салтыков-Щедрин выражает свое презрение к народу, апатичному и покорно-рабскому, как считает писатель, по своей при роде. Единственный лишь раз в произведении глуповцы были свободны — при градоначальнике с фаршированной головой. Создавая эту гротесковую ситуацию, Салтыков-Щедрин показывает, что при существующем общественно-политическом строе народ не может быть свободен. Абсурдность же поведения «сильных» (символизирующих реальную власть) мира сего в произведении воплощает беспредел и произвол, чинимый в России высокопоставленными чиновниками. Гротесковый образ Угрюм-Бурчеева, его «систематический бред» (своеобразная антиутопия), который градоначальник решил во что бы то ни стало воплотить в жизнь, и фантастический конец правления — реализация идеи Салтыкова-Щедрина о бесчеловечности, противоестественности абсолютной власти, граничащей с самодурством, о невозможности ее существования. Писатель воплощает мысль о том, что самодержавно-крепостнической России с ее безобразным укладом жизни рано или поздно придет конец.

Так, обличающий пороки и выявляющий нелепость и абсурд реальной жизни гротеск передает особую «злую иронию», «горький смех», характерный для Салтыкова-Щедрина, «смех сквозь презрение и негодование». Писатель порой кажется абсолютно безжалостным к своим героям, чересчур критичным и требовательным к окружающему миру. Но, как говорил Лермонтов, «лекарство от болезни может быть горьким». Жестокое обличение пороков общества, по мнению Салтыкова-Щедрина, — единственное действенное средство в борьбе с «болезнью» России. Осмеяние несовершенств делает их очевидными, понятными для всех. Неверно было бы говорить, что Салтыков-Щедрин не любил Россию, он презирал недостатки, пороки ее жизни и всю свою творческую деятельность посвятил борьбе с ними.

Но и периоды «цивилизации» в истории Глупова ничуть не лучше. Законодательная деятельность градоначальников сводились к тому, чтобы «испытывать, достаточно ли глуповцы тверды в бедствиях». В результате горожане «перестали стыдиться, обросли шерстью и сосали лапы», а на вопрос: «Но как вы таким манером жить можете?» — отвечали: «Так и живем, что настоящей жизни не имеем». Здесь не имеет принципиальной разницы, правит ли сентиментальный Грустилов или солдафон Угрюм-Бурчеев — последствия всегда практически одинаковы. Прототипом Грустилова послужил Александр I, а прототипом Угрюм-Бурчеева — Николай I. Грустилов, подобно Александру, «отличался нежностью и чувствительностью сердца» и «умер от меланхолии в 1825 году». Он мечтает о преобразованиях, а в итоге только возвысил дань с откупа, то есть взятки с откупщиков государственных монополий, до пяти тысяч рублей, да и «злаков на полях» не прибавилось.

Другой градоначальник, Беневоленский, пародирует ближайшего соратника Александра I, М.М. Сперанского, пытавшегося проводить либеральные реформы, по обвинению в связях с Наполеоном сосланного в Сибирь, а по возвращении в Петербург сделавшегося сторонником самодержавия. Беневоленский, согласно «Описи градоначальникам», «был мудр и оказывал склонность к законодательству», «ввел в употребление, яко полезные, горчицу, лавровый лист и» прованское масло», а также «первый обложил данью откуп, от коего и получал три тысячи рублей в год». Однако законотворчество градоначальника свелось к постановлениям о том, что «всякий человек да опасно ходит; откупщик же да принесет дары» и что «всякий да печет по праздникам пироги, не возбраняя себе таковое печение и в будни». Беневоленский даже подумывал о конституции, однако, как и всякий российский властитель, споткнулся в части о правах населения, хотя часть, посвященную обязанностям, «сознавал очень ясно».

Деятельность градоначальника, сосланного за якобы призвание Наполеона в Глупов и самостоятельное издание законов, автор подытоживает следующим образом: «Так окончил свое административное поприще градоначальник, в котором страсть к законодательству находилась в непрерывной борьбе с страстью к пирогам. Изданные им законы в настоящее время, впрочем, действия не имеют». Как показывает Щедрин, все законы в Глупове и в России либо бездействуют, либо только ухудшают положение народа. Начальники же всех уровней заботятся в первую очередь не о законодательстве, а о насыщении собственного желудка.

Но самые злые времена для глуповцев наступают с приходом на пост градоначальника бывшего полкового палача (прохвоста) Угрюм-Бурчеева. Он разрушил до основания город и перенес его на новое место. У этого градоначальника «был взор, светлый как сталь, взор, совершенно свободный от мысли и потому недоступный ни для оттенков, ни для колебаний/Голая решимость — и ничего более. Нельзя сказать, чтоб. естественные проявления человеческой природы приводили его в негодование: нет, он просто-напросто не понимал их». Подобно своему прототипу, императору Николаю Павловичу, прозванному в народе Николаем Панкиным, Угрюм-Бурчеев стремится во всем обществе, как и в армии, ввести палочную дисциплину. Он превратил город в пустыню, поскольку «пустыня и представляет в его глазах именно ту обстановку, которая изображает собой идеал человеческого общежития».

Образы градоначальников в романе «История одного города»

Талантливый русский сатирик XIX века М. Е. Салтыков-Щедрин посвятил свою жизнь написанию произведений, в которых обличал самовластие и крепостничество в России. Он как никто другой знал устройство «государственной машины», исследовал психологию начальников всех рангов, русского чиновничества. Для того чтобы показать пороки общественного управления во всей полноте и глубине, писатель использовал прием гротеска, который считал самым эффективным средством отображения действительности. Гротескный образ всегда выходит за рамки правдоподобия. С помощью гротеска можно так выделить, увеличить какую-либо черту характера, что станут понятны причины того или другого явления. Гипербола и фантастика, по мнению писателя, не искажают действительность, это особые формы образного повествования, позволяющие выявить настоящую природу происходящего.

Салтыков-Щедрин считал, что «миром управляют призраки». Начальники, правители, чиновники – это не живые люди, это функции. Они не видят и не слышат людей, всячески отгораживаются от них, им надоели вечные просьбы. Задача российского чиновника или градоправителя состоит в том, чтобы «гнать» и «не пущать». Думать при этом не нужно и даже вредно.

Служение призраку государства нашло свое отражение в «Истории одного города». В этом произведении Салтыков-Щедрин нарисовал целую галерею правителей, представителей самодержавной власти. Как предмет исследования писатель берет историю города Глупова за сто лет и прослеживает деятельность всех его градоначальников в хронологическом порядке. Цель писателя – показать полную историческую несостоятельность самодержавия.

В книге «Летописец» содержится история города Глупова, состоящая из биографий градоначальников и описания их замечательнейших действий, а именно: быстрой езды на почтовых, взыскания недоимок, походов против обывателей, устройства мостовых и обложения данями торговцев. Главная черта всех правителей – это их однообразие. Отличия наблюдались только в применении наказаний. Все правители секли горожан, только некоторые объясняли за что, а другие – нет.

Градоначальник Бородавкин, приехав в Глупов, первым делом изучил деяния своих предшественников, но только ахнул, поскольку определить, чем занимались все эти люди до него, не представлялось возможным. Перед Бородавкиным было какое-то «сонное мечтание», мелькали образы без лиц. Так писатель показывает обезличенность градоначальников, которые могли только кричать «Разорю!», «Не потерплю!», а о чем шла речь – непонятно. Автор замечает, что его герои – это тени, выходящие из мрака.

Все градоначальники невежественны, умственно ограниченны, тупы. Вот как характеризуются они в «Летописце»: «При не весьма обширном уме был косноязычен»; «Ничего не свершив, сменен в 1762 году за невежество»; «Умер в 1819 году от натуги, усиливаясь постичь некоторый сенатский указ».

Двух градоначальников Салтыков-Щедрин описывает подробнее. Это Брудастый и Угрюм-Бурчеев. Брудастый имел в голове вместо мозга органчик, который мог воспроизводить только две фразы: «Разорю!», «Не потерплю!». Этого ему хватало, чтобы править городом и даже «привести в порядок недоимки». В образе Брудастого писатель обыгрывает безмозглость начальников.

В последнем градоначальнике, Угрюм-Бурчееве, не осталось ничего человеческого, у него отсутствуют чувства и эмоции, автор сравнивает его с механизмом. Бесчувственность Угрюм-Бурчеева наводит ужас на посетителей. «Он не топал ногами, не жестикулировал, не повышал голоса, не скрежетал зубами, не гоготал, не заливался начальственно-язвительным смехом… Совершенно беззвучным голосом выражал он свои требования». Затем он устремлял пристальный, мертвенный взгляд на посетителя. Этого застывшего взгляда вынести никто не мог. Взгляд его был «светлый, как сталь» и «совершенно свободный от мысли». Писатель замечает: «Разума он не признавал вовсе и даже считал его злейшим врагом, опутывающим человека сетью обольщений». Угрюм-Бурчеев был лишен даже чувства гнева, раздражения, ненависти, что делало общение с ним еще страшнее. Автор прямо говорит, что перед нами – идиот. Далее в тексте он не раз называет так градоначальника. Приняв какое-то безумное решение, Угрюм-Бурчеев шел напролом, считая себя правым во всем. Он решил регламентировать всю жизнь глуповцев, более того, подчинить себе весь мир, «и притом с таким непременным расчетом, чтоб нельзя было повернуться ни назад, ни вперед, ни направо, ни налево». Так в произведении возникает образ пустыни, в которую превращают все вокруг себя тупые, ограниченные начальники. Символически выглядит портрет Угрюм-Бурчеева. На картине он одет в военного покроя сюртук, в руке «Устав», кругом пейзаж пустыни, в середине которой стоит тюрьма, а вместо неба надо всем нависла серая солдатская шинель. Пустыня символизирует рай – в ней нет никого, никто не беспокоит.

Салтыков-Щедрин создал монументальный образ, сочетающий в себе самые отвратительные, враждебные человеку качества. Градоначальник победил в себе «всякое естество», у него «деревянное лицо», окаменевшая фигура. Он «со всех сторон наглухо закупоренное существо», действует, как бездушный механизм: ни жалости, ни сочувствия, ни понимания. Писатель-сатирик добился необычайного эффекта обобщения, показав в образе «всевластного идиота» самую суть тирании.

Градоначальники – характеристика образов в романе «История одного города»

Прототипы градоначальников

Прежде чем проанализировать описание управленцев в романе, необходимо упомянуть о том, что Салтыков-Щедрин неслучайно использовал цифру в 22 градоначальника. Дело в том, что начиная с первого русского царя-самодержца (Ивана Грозного) вплоть до выхода книги (т. е. с 1547 по 1869 года) в России правило 22 царя. Также биография некоторых персонажей указывает на отдельных политических деятелей того времени. Кратко список прототипов может выглядеть следующим образом:

  • Пфейфер. Этот градоначальник списан с Петра III, так как в романе он указан как «голштинский выходец, который был сменён в 1762 году за невежество» (Пётр III был титулован как «Герцог Голштейн-готторпский» и его деятельность оценивалась отрицательно практически всеми историками).
  • Негодяев. Прототип — Алексей Милютин; также в персонаже присутствуют черты Павла I (инфантильность). Градоначальник Негодяев — бывший гатчинский истопник, как и Милютин, который из крестьянского сословия выбился в дворяне.
  • Угрюм-Бурчеев. Прототип — Николай I и граф Аракчеев. Страдал манией величия и питал склонность к сумасбродным идеям (отсылка к замыслу Аракчеева о создании специальных военных поселений).
  • Ферапонтов. Биография персонажа является намёком на графа Ивана Кутайсова, брадобрея, турка по происхождению. Благодаря лояльности Павла I Кутайсов стал дворянином, а его дети получили высокие государственные посты (один сын — генерал, другой — член Государственного совета).
  • Беневоленский. По роману этот градоначальник был страстным любителем сочинительства в области закона и юридического права, а также он был отстранён от должности в подозрении содействию французам и Наполеону Бонапарту. Это прямая отсылка на Михаила Сперанского, чьи реформы оценивались как минимум неоднозначно.
Читайте также:  Какие истории рассказывал Илюша в рассказе Бежин луг Тургенева (истории Илюши)

Помимо прочего, в «Истории одного города» градоначальники представлены и женщинами (в городе происходила борьба за власть между 6 градоначальницами).

Среди них можно узнать княжну Тараканову, Елизавету I и II, Анну Леопольдовну и Анну Иоанновну. В реальной истории подобная борьба действительно происходила после кончины Петра I.

Дмитрий Варламович Брудастый

Легендарная личность города Глупова, которая запомнилась людям по двум наиболее часто произносимым им фразам — «разорю» и «не потерплю». Также был известен множеством выпущенных законов, таблиц и постановлений, направленных на повышение налогов и отбора имущества у населения.

По характеру Брудастый был очень замкнут и угрюм; временами у него случались вспышки ярости, в результате чего градоначальник начинает сечь бедных жителей города за малейшую провинность. Дмитрий Варламович вызывал у глуповцев чувства страха, уныния и ужаса.

Очень скоро выясняется, что у Брудастого вместо головы механический орга́н, причём сломанный, в результате чего управленец и мог произносить только две фразы, да презрительно фыркать в ответ на просьбы или уговоры. Жители сумели починить «органчик» (одно из прозвищ Брудастого), заказав новый в Санкт-Петербурге, и вместо одного градоправителя стало двое. Обоих снимают с должности и выпроваживают с города.

Следует заметить, что фамилия «Брудастый» является намёком на борзых собак — «брудастые псы», которые отличаются особой свирепостью и злостью.

Двоекуров Семён Константинович

Этот персонаж является одним из наименее отрицательных в романе (так как назвать его положительным всё равно не получится). Градоначальник, получивший в народе прозвище «Двоекур», был очень деятельным начальником, который стал причиной множества изменений в городке. Среди них:

  • Пивоварение.
  • Медоварение.
  • Выращивание горчицы, лаврового листа, а также других специй (впрочем, за неупотребление этих специй жителям положены розги, кнут и ссылка в Сибирь).
  • Облагораживание улиц города (лично вымостил две улицы — Дворянскую и Большую).
  • Попытка открыть Академию (самое важное дело за весь его срок правления).

Характеристика Двоекурова включает такие качества, как вспыльчивость, а также мстительность. Семён Константинович не жалел сил на то, чтобы сечь розгами горожан; временами управленец лично приезжал к наиболее строптивым обывателям, дабы усмирить их своей рукой. Он единственный из управленцев, кто умер в результате естественных причин.

Сразу после кончины глуповцы прекратили употреблять специи в пищу. Согласно мнениям историков, персонаж Двоекурова списан с Александра I.

Иван Пантелеич Прыщ

Образ этого градоначальника списан с некоторых военных деятелей, имеющих высокое звание, но при этом никогда не бывавших на настоящей войне. Как говорил сам Прыщ о себе: «я в сражениях никогда не участвовал, но в парадах закалён даже сверх пропорции».

Описание плана управления городом у Ивана Пантелеевича выглядит так:

  • Максимально упростить местную администрацию (т. е., уволить большинство людей, неважно, нужных или ненужных). Чтобы не мешали и не отвлекали от отдыха.
  • Не вмешиваться в дела и проблемы города — всё разрешится само собой.
  • «Отдохнуть-с».

Прыщ, в отличие от других градоначальников, не пышет энергией; он не вводит новых законов и постановлений. Также Иван Пантелеевич не был замечен и в каких-либо прениях или обсуждениях. Его девиз — «не трогайте меня и я не трону вас». Стоит отметить, что самим глуповцам Прыщ нравился — в период его правления постоянно происходят балы, знать ездит на охоту и даже летописцы отмечают, что уровень благосостояния города находится на наивысшем уровне за всю историю его существования.

Любопытна кончина этого градоначальника. Его голова, как выяснилось, была начинена трюфелями, что и привело к его свержению с поста управленца; по факту его убили свои же «друзья». Подобной метафорой автор указывает на то, что бездельники вроде Прыща являются «лакомым кусочком» для чиновников, которые пользуются такими растяпами, используя данную им свободу действий только для того, чтобы набить свои карманы деньгами из казны.

Для простых горожан такой начальник кажется неплохим из-за того, что никто не указывает, как им жить, но только лишь первое время — ведь основные проблемы горожан не решаются, если их не замечать или игнорировать.

Василиск Семёнович Бородавкин

В описи градоначальников особенное место занимает Василиск Семёнович — страстный мечтатель, перфекционист, утопист и непоседа. При нём в Глупове начинается так называемый золотой век: наибольшее количество сумасбродных и античеловеческих законов было принято именно в период его правления. Помимо этого Бородавкин нередко боролся с собственными нововведениями:

  • Сначала война за просвещение, возвращение принудительного употребления горчицы и специй (к ним ещё добавилось прованское масло и карточная игра «ламуш»), затем — война против просвещения, запрет на книги и обучение.
  • Шутовские войны — «из-за персидской ромашки», «из-за пользы каменных фундаментов».
  • Попытка всё-таки основать академию (по стопам Двоекурова), однако на деле, «неожиданно для самого себя», Василиск Семёнович основал тюрьму, в которую тут же заселил отдельных смутьянов (чтобы здание не простаивало просто так).
  • Борьба с неплательщиками налогов — Бородавкин сжёг 33 деревни, получив в результате этого всего 2,5 рубля.
  • Стал ратовать за озеленение города и защиту природы, но вместо этого ещё больше залил бетоном мостовые и улицы Глупова.
  • Ближе к концу правления Бородавкин понял, что для помощи городу нужны кардинальные меры, поэтому он решил его сжечь дотла. Но не успел, так как внезапно умер.

Общение с населением происходило только на повышенных тонах — Бородавкин кричал на всех и вся, говоря, что градоначальник должен быть в курсе всех событий. Постоянно приставал ко всем с вопросами «почему» и «зачем». Прославился тем, что высек всех горожан в городе. Салтыков-Щедрин ярко показал возможные последствия для людей, если во власти сидит деятельный «фантазёр», который пусть имеет и хорошие цели, но при этом абсолютно не знает, как их достигать. По итогу правления Бородавкина в городе наступил экономический кризис, упадок и голод.

Эраст Андреевич Грустилов

Меланхоличный и апатичный Грустилов только на первый взгляд кажется лишённым отрицательных качеств — под чувствительностью, нежностью и показным сочувствием сокрыты множество отвратительных пороков человеческой природы. Среди них — подлость, лицемерие, жадность, развратность, лень и отсутствие всяческих принципов в жизни.

За время правления Грустилова горожане городка впали в разврат и праздное времяпрепровождение (ежедневные балы, Масленицы по семь раз в неделю и пр.). Эраст Андреевич краснеет в присутствии женщин, но то не от скромности, а от сластолюбия. Грустилов часто заливался слезами от вида голодающих детей на улице или солдат, вынужденных есть сухой хлеб, однако в то же время он обкрадывал этих солдат и детей, не гнушаясь забирать у людей последние крохи.

Эраст Андреевич, по собственному заверению, всё время ждал от жизни каких-то чудес и «восхищений»; это очередной градоначальник, который свою должность воспринимал не как управление сложнейшим механизмом общества, а как доступ к лёгким деньгам и развлечениям.

Правление Грустилова закончилось закономерно — его арестовали и спустя несколько месяцев он «умер от меланхолии».

Онуфрий Иванович Негодяев

Происхождение градоначальника Негодяева — простое, крестьянское; в юности он был слугой, занимавшемся топкой печей. Основная черта его характера — суровость и жестокость. Для него было крайне важно узнать, насколько закалены глуповцы в жизненных трудностях, потому он им эти трудности регулярно подкидывал. К числу его деяний на посту управленца относятся следующие пункты:

  • Главное заведение города — тюрьма.
  • Негодяев разрушил построенные до него улицы и мостовые, а из оставшегося после демонтажа материала построил памятники и монументы.
  • Довёл граждан до нищего и скотского существования — при нём горожане обросли шерстью и «сосали лапу».

Также он прославился тем, что отбирал пищу у нищих и отдавал её на съедение собакам — «горожане должны быть готовы ко всяким испытаниям». Как и многие другие градоначальники, Онуфрий Иванович был больше теоретиком, чем практиком, его любимым занятием была административная деятельность.

В конце концов Негодяева уволили с поста главы города, но не за его поступки, а за то, что он не сумел договориться с вышестоящим начальством.

«Описание города Глупова и его градоначальников»

Творчество Салтыкова-Щедрина, демократа, для которого самодержавно-крепостнический строй, царящий в России, был абсолютно неприемлем, имело сатирическую направленность. Писателя возмущало русское общество «рабов и господ», бесчинство помещиков, покорность народа, и во всех своих произведениях он обличал «язвы» общества, жестоко высмеивал его пороки и несовершенства.

Так, начиная писать «Историю одного города», Салтыков-Щедрин поставил перед собой цель обличить уродство, невозможность существования самодержавия с его общественными пороками, законами, нравами, высмеять все его реалии.

Таким образом, «История одного города» — произведение сатирическое, доминирующим художественным средством в изображении истории города Глупова, его жителей и градоначальников является гротеск, прием соединения фантастического и реального, создающий абсурдные ситуации, комические несоответствия. По сути, все события, происходящие в городе, являются гротеском. Жители его, глуповцы, «ведущие свой род от древнего племени головотяпов», не умевших жить в самоуправлении и решивших найти себе повелителя, необычайно «начальстволюбивы». «Испытывающие безотчетный страх», неспособные самостоятельно жить, они «чувствуют себя сиротами» без градоначальников и считают «спасительной строгостью» бесчинства Органчика, имевшего в голове механизм и знавшего только два слова — «не потерплю» и «разорю». Вполне «обычны» в Глупове такие градоначальники, как Прыщ с фаршированной головой или француз Дю-Марио, «при ближайшем рассмотрении оказавшийся девицей».

Однако своей кульминации абсурдность достигает при появлении Угрюм-Бурчеева, «прохвоста, задумавшего охватить всю вселенную». Стремясь реализовать свой «систематический бред», Угрюм-Бурчеев пытается все в природе сравнять, так устроить общество, чтобы все в Глупове жили по придуманному им самим плану, чтобы все устройство города было создано заново по его проекту, что приводит к разрушению Глупова его же жителями, беспрекословно выполняющими приказания «прохвоста», и далее — к смерти Угрюм-Бурчеева и всех глуповцев, следовательно, исчезновению заведенных им порядков, как явления противоестественного, неприемлемого самой природой.

Так с помощью использования гротеска Салтыков-Щедрин создает логическую, с одной стороны, а с другой стороны — комически-нелепую картину, однако при всей своей абсурдности и фантастичности «История одного города» — реалистическое произведение, затрагивающее множество злободневных проблем. Образы города Глупова и его градоначальников аллегоричны, они символизируют самодержавно-крепостническую Россию, власть, в ней царящую, русское общество. Поэтому гротеск, используемый Салтыковым-Щедриным в повествовании, — это еще и способ обличить отвратительные для писателя, уродливые реалии современной ему жизни, а также средство выявления авторской позиции, отношения Салтыкова-Щедрина к происходящему в России.

Описывая фантастически-комическую жизнь глуповцев, их постоянный страх, всепрощающую любовь к начальникам, Салтыков-Щедрин выражает свое презрение к народу, апатичному и покорно-рабскому, как считает писатель, по своей при роде. Единственный лишь раз в произведении глуповцы были свободны — при градоначальнике с фаршированной головой. Создавая эту гротесковую ситуацию, Салтыков-Щедрин показывает, что при существующем общественно-политическом строе народ не может быть свободен. Абсурдность же поведения «сильных» (символизирующих реальную власть) мира сего в произведении воплощает беспредел и произвол, чинимый в России высокопоставленными чиновниками. Гротесковый образ Угрюм-Бурчеева, его «систематический бред» (своеобразная антиутопия), который градоначальник решил во что бы то ни стало воплотить в жизнь, и фантастический конец правления — реализация идеи Салтыкова-Щедрина о бесчеловечности, противоестественности абсолютной власти, граничащей с самодурством, о невозможности ее существования. Писатель воплощает мысль о том, что самодержавно-крепостнической России с ее безобразным укладом жизни рано или поздно придет конец.

Читайте также:  Народ освобожден, но счастлив ли народ - сочинение (Некрасов)

Так, обличающий пороки и выявляющий нелепость и абсурд реальной жизни гротеск передает особую «злую иронию», «горький смех», характерный для Салтыкова-Щедрина, «смех сквозь презрение и негодование». Писатель порой кажется абсолютно безжалостным к своим героям, чересчур критичным и требовательным к окружающему миру. Но, как говорил Лермонтов, «лекарство от болезни может быть горьким». Жестокое обличение пороков общества, по мнению Салтыкова-Щедрина, — единственное действенное средство в борьбе с «болезнью» России. Осмеяние несовершенств делает их очевидными, понятными для всех. Неверно было бы говорить, что Салтыков-Щедрин не любил Россию, он презирал недостатки, пороки ее жизни и всю свою творческую деятельность посвятил борьбе с ними.

Но и периоды «цивилизации» в истории Глупова ничуть не лучше. Законодательная деятельность градоначальников сводились к тому, чтобы «испытывать, достаточно ли глуповцы тверды в бедствиях». В результате горожане «перестали стыдиться, обросли шерстью и сосали лапы», а на вопрос: «Но как вы таким манером жить можете?» — отвечали: «Так и живем, что настоящей жизни не имеем». Здесь не имеет принципиальной разницы, правит ли сентиментальный Грустилов или солдафон Угрюм-Бурчеев — последствия всегда практически одинаковы. Прототипом Грустилова послужил Александр I, а прототипом Угрюм-Бурчеева — Николай I. Грустилов, подобно Александру, «отличался нежностью и чувствительностью сердца» и «умер от меланхолии в 1825 году». Он мечтает о преобразованиях, а в итоге только возвысил дань с откупа, то есть взятки с откупщиков государственных монополий, до пяти тысяч рублей, да и «злаков на полях» не прибавилось.

Другой градоначальник, Беневоленский, пародирует ближайшего соратника Александра I, М.М. Сперанского, пытавшегося проводить либеральные реформы, по обвинению в связях с Наполеоном сосланного в Сибирь, а по возвращении в Петербург сделавшегося сторонником самодержавия. Беневоленский, согласно «Описи градоначальникам», «был мудр и оказывал склонность к законодательству», «ввел в употребление, яко полезные, горчицу, лавровый лист и» прованское масло», а также «первый обложил данью откуп, от коего и получал три тысячи рублей в год». Однако законотворчество градоначальника свелось к постановлениям о том, что «всякий человек да опасно ходит; откупщик же да принесет дары» и что «всякий да печет по праздникам пироги, не возбраняя себе таковое печение и в будни». Беневоленский даже подумывал о конституции, однако, как и всякий российский властитель, споткнулся в части о правах населения, хотя часть, посвященную обязанностям, «сознавал очень ясно».

Деятельность градоначальника, сосланного за якобы призвание Наполеона в Глупов и самостоятельное издание законов, автор подытоживает следующим образом: «Так окончил свое административное поприще градоначальник, в котором страсть к законодательству находилась в непрерывной борьбе с страстью к пирогам. Изданные им законы в настоящее время, впрочем, действия не имеют». Как показывает Щедрин, все законы в Глупове и в России либо бездействуют, либо только ухудшают положение народа. Начальники же всех уровней заботятся в первую очередь не о законодательстве, а о насыщении собственного желудка.

Но самые злые времена для глуповцев наступают с приходом на пост градоначальника бывшего полкового палача (прохвоста) Угрюм-Бурчеева. Он разрушил до основания город и перенес его на новое место. У этого градоначальника «был взор, светлый как сталь, взор, совершенно свободный от мысли и потому недоступный ни для оттенков, ни для колебаний/Голая решимость — и ничего более. Нельзя сказать, чтоб. естественные проявления человеческой природы приводили его в негодование: нет, он просто-напросто не понимал их». Подобно своему прототипу, императору Николаю Павловичу, прозванному в народе Николаем Панкиным, Угрюм-Бурчеев стремится во всем обществе, как и в армии, ввести палочную дисциплину. Он превратил город в пустыню, поскольку «пустыня и представляет в его глазах именно ту обстановку, которая изображает собой идеал человеческого общежития». Угрюм-Бурчеев вводит в Глупове своеобразный «казарменный коммунизм».

Сам Щедрин отмечал позднее, что данный градоначальник, «не называя себя коммунистом, вменял себе, однако ж, за честь и обязанность быть оным от верхнего конца до нижнего». Угрюм-Бурчеев — человек крайне опасный, ибо, как замечает автор, «нет ничего опаснее, как воображение прохвоста, не сдерживаемого уздою и не угрожаемого непрерывным представлением о возможности наказания на теле. Однажды возбужденное, оно сбрасывает с себя всякое иго действительности и начинает рисовать своему обладателю предприятия самые грандиозные. Погасить солнце, провертеть в земле дыру, через которую можно было бы наблюдать за тем, что делается в аду, — вот единственные цели, которые истинный прохвост признает достойными своих усилий. Голова его уподобляется дикой пустыне, во всех закоулках которой восстают образы самой привередливой демонологии. Все это мятется, свистит, гикает и, шумя невидимыми крыльями, устремляется куда-то в темную, безрассветную даль. » Самого инфернального из глуповских градоначальников происшедший разлив реки натолкнул на мысль заиметь собственное море: «И так как за эту мысль никто не угрожал ему шпицрутенами, то он стал развивать ее дальше и дальше.

Есть море — значит, есть и флоты: во-первых, разумеется, военный, потом торговый. Военный флот то и дело бомбардирует; торговый — перевозит драгоценные грузы. Но так как Глупов всем изобилует и ничего, кроме розог и административных мероприятий, не потребляет, другие же страны, как-то: село Недоедово, деревня Голодаевка и проч., суть совершенно голодные и притом до чрезмерности жадные, то естественно, что торговый баланс всегда склоняется в пользу Глупова. Является великое изобилие звонкой монеты, которую, однако ж, глуповцы презирают и бросают в навоз, а из навоза секретным образом выказывают ее евреи и употребляют на исходатайствование железнодорожных концессий». Однако с природой Угрюм-Бурчееву совладать не удается, и вода раз за разом прорывает возводимую по его приказу плотину. Разочарованный градоначальник распорядился после этого перенести Глупов на новое место. Здесь Салтыков-Щедрин пародирует историю николаевской России, милитаризованной и развивающей внешнюю торговлю за счет голодающего населения, но бездарно проигравшей Крымскую войну, в ходе которой был потерян Черноморский флот. Полицейское государство, создаваемое Николаем I, доказало свою неэффективность так же, как крахом закончились предприятия Угрюм-Бурчеева.

Автор «Истории одного города», отвечая своим критикам, неоднократно повторял, что сам народ творит столь неприглядную историю России, долготерпением, покорностью и благодушием поощряя правящие классы сохранять в неприкосновенности самые уродливые общественные институты и творить произвол. Писатель подчеркивал, что, если народ «производит Бородавкиных и Угрюм-Бурчеевых, то о сочувствии не может быть и речи; если он выказывает стремление выйти из состояния бессознательности, тогда сочувствие к нему является вполне законным, но мера этого сочувствия все-таки обусловливается мерою усилий, делаемых народом на пути к сознательности». К сожалению, и сегодня многое из того, что Михаил Евграфович говорил о глуповцах, вполне применимо к русскому народу. А среди российских начальников не перевелись Грустиловы и Беневоленские, Прыщи и Фердыщенки, Угрюм-Бурчеевы и Бородавкины.

Сочинение на тему “Собирательные образы градоначальников и “глуповцев”. Образы органчика и Угрюм-Бурчеева в повести “История одного города” М. Е. Салтыкова-Щедрина”

Талантливый русский сатирик XIX века М. Е. Салтыков-Щедрин посвятил свою жизнь написанию произведений, в которых обличал самовластие и крепостничество в России. Он как никто другой знал устройство «государственной машины», исследовал психологию начальников всех рангов, русского чиновничества.

Для того чтобы показать пороки общественного управления во всей полноте и глубине, писатель использовал прием гротеска, который считал самым эффективным средством отображения действительности. Гротескный образ всегда выходит за рамки правдоподобия. С помощью гротеска можно так выделить, увеличить какую-либо черту характера, что станут понятны причины того или другого явления. Гипербола и фантастика, по мнению писателя, не искажают действительность, это особые формы образного повествования, позволяющие выявить настоящую природу происходящего.

Салтыков-Щедрин считал, что «миром управляют призраки». Начальники, правители, чиновники – это не живые люди, это функции. Они не видят и не слышат людей, всячески отгораживаются от них, им надоели вечные просьбы. Задача российского чиновника или градоправителя состоит в том, чтобы «гнать» и «не пущать». Думать при этом не нужно и даже вредно.

Служение призраку государства нашло свое отражение в «Истории одного города». В этом произведении Салтыков-Щедрин нарисовал целую галерею правителей, представителей самодержавной власти. Как предмет исследования писатель берет историю города Глупова за сто лет и прослеживает деятельность всех его градоначальников в хронологическом порядке. Цель писателя – показать полную историческую несостоятельность самодержавия.

В книге «Летописец» содержится история города Глупова, состоящая из биографий градоначальников и описания их замечательнейших действий, а именно: быстрой езды на почтовых, взыскания недоимок, походов против обывателей, устройства мостовых и обложения данями торговцев. Главная черта всех правителей – это их однообразие. Отличия наблюдались только в применении наказаний. Все правители секли горожан, только некоторые объясняли за что, а другие – нет.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы

Градоначальник Бородавкин, приехав в Глупов, первым делом изучил деяния своих предшественников, но только ахнул, поскольку определить, чем занимались все эти люди до него, не представлялось возможным. Перед Бородавкиным было какое-то «сонное мечтание», мелькали образы без лиц. Так писатель показывает обезличенность градоначальников, которые могли только кричать «Разорю!», «Не потерплю!», а о чем шла речь – непонятно. Автор замечает, что его герои – это тени, выходящие из мрака.

Все градоначальники невежественны, умственно ограниченны, тупы. Вот как характеризуются они в «Летописце»: «При не весьма обширном уме был косноязычен»;

«Ничего не свершив, сменен в 1762 году за невежество»; «Умер в 1819 году от натуги, усиливаясь постичь некоторый сенатский указ».

Двух градоначальников Салтыков-Щедрин описывает подробнее. Это Брудастый и Угрюм-Бурчеев. Брудастый имел в голове вместо мозга органчик, который мог воспроизводить только две фразы: «Разорю!», «Не потерплю!». Этого ему хватало, чтобы править городом и даже «привести в порядок недоимки». В образе Брудастого писатель обыгрывает безмозглость начальников.

В последнем градоначальнике, Угрюм-Бурчееве, не осталось ничего человеческого, у него отсутствуют чувства и эмоции, автор сравнивает его с механизмом. Бесчувственность Угрюм-Бурчеева наводит ужас на посетителей. «Он не топал ногами, не жестикулировал, не повышал голоса, не скрежетал зубами, не гоготал, не заливался начальственно-язвительным смехом… Совершенно беззвучным голосом выражал он свои требования». Затем он устремлял пристальный, мертвенный взгляд на посетителя. Этого застывшего взгляда вынести никто не мог. Взгляд его был «светлый, как сталь» и «совершенно свободный от мысли». Писатель замечает: «Разума он не признавал вовсе и даже считал его злейшим врагом, опутывающим человека сетью обольщений». Угрюм-Бурчеев был лишен даже чувства гнева, раздражения, ненависти, что делало общение с ним еще страшнее. Автор прямо говорит, что перед нами – идиот. Далее в тексте он не раз называет так градоначальника. Приняв какое-то безумное решение, Угрюм-Бурчеев шел напролом, считая себя правым во всем. Он решил регламентировать всю жизнь глуповцев, более того, подчинить себе весь мир, «и притом с таким непременным расчетом, чтоб нельзя было повернуться ни назад, ни вперед, ни направо, ни налево». Так в произведении возникает образ пустыни, в которую превращают все вокруг себя тупые, ограниченные начальники. Символически выглядит портрет Угрюм-Бурчеева. На картине он одет в военного покроя сюртук, в руке «Устав», кругом пейзаж пустыни, в середине которой стоит тюрьма, а вместо неба надо всем нависла серая солдатская шинель. Пустыня символизирует рай – в ней нет никого, никто не беспокоит.

Салтыков-Щедрин создал монументальный образ, сочетающий в себе самые отвратительные, враждебные человеку качества. Градоначальник победил в себе «всякое естество», у него «деревянное лицо», окаменевшая фигура. Он «со всех сторон наглухо закупоренное существо», действует, как бездушный механизм: ни жалости, ни сочувствия, ни понимания. Писатель-сатирик добился необычайного эффекта обобщения, показав в образе «всевластного идиота» самую суть тирании.

Ссылка на основную публикацию