Даёшь сердце – краткое содержание рассказа Шукшин

Василий Шукшин – Даешь сердце!

Описание книги “Даешь сердце!”

Описание и краткое содержание “Даешь сердце!” читать бесплатно онлайн.

Дня за три до Нового года, глухой морозной ночью, в селе Николаевке, качнув стылую тишину, гулко ахнули два выстрела. Раз за разом… Из крупнокалиберного ружья. И кто-то крикнул:

Эхо выстрелов долго гуляло над селом. Залаяли собаки.

Утром выяснилось: стрелял ветфельдшер Александр Иванович Козулин.

Ветфельдшер Козулин жил в этом селе всего полгода. Но даже когда он только появился, он не вызвал у николаевцев никакого к себе интереса. На редкость незаметный человек. Лет пятидесяти, полный, рыхлый… Ходил, однако, скоро. И смотрел вниз. Торопливо здоровался и тотчас опускал глаза. Разговаривал мало, тихо, неразборчиво и все как будто чего-то стыдился. Точно знал про людей какую-то тайну и боялся, что выдаст себя, если будет смотреть им в глаза. Не из страха за себя, а из стыда и деликатности. Он даже бабам не понравился, хоть они уважают мужиков трезвых и тихих. Еще не нравилось, что он – одинок. Почему одинок, никто не знал, но только это нехорошо – в пятьдесят лет ни семьи, никого.

И вот этот-то человек выскочил за полночь из дома и дважды саданул из ружья в небо. И закричал.

В полдень на ветучасток к Козулину прехал грузный, с красным, обветренным лицом участковый милиционер.

– Зравствуй, товарищ Козулин!

Козулин удивленно посмотрел на милиционера.

– Надо будет… это… проехать в сельсовет. Протокол составить.

Козулин поискал что-то глазами на полу…

– Какой протокол? Для чего?

– Протокол-то зачем? Я не понял.

– Стреляли вчера? Вернее, ночью.

– Вот надо протокол составить. Предсельсовета хочет это… побеседовать с вами. Чего стрельбу-то открыли? Испугались, что ль, кого?

– Да нет… Победа большая в науке, я отсалютовал.

Участковый с искренним интересом, весело смотрел на фельдшера.

– Я отсалютовал. А что тут такого? Я – от радости.

– Салют в Москве производят, – назидательно пояснил участковый. – А здесь – это нарушение общественного порядка. Мы боремся с этим.

Козулин снял халат, надел пальто, шапку и видом своим показал, что он готов.

У ворот ветучастка стоял мотоцикл с коляской.

Предсельсовета ждал их.

– Это… оказывается, ночью-то, салют был, – заговорил участковый и опять весело посмотрел на Козулина. – Мне вот товарищ Козюлин объяснил…

– Козулин, – поправил фельдшер.

– А какая раз… А-а! – понял участковый и засмеялся. И тяжело сел в большое кожаное кресло. И вынул из планшета бланк протокола. – Извиняюсь, я без умысла.

Председатель скрипнул хромовыми сапогами, поправил правой рукой ремень гимнастерки (из другого рукава свисала аккуратная лакированная ладонь протеза), пригласил фельдшера:

– Садись, товарищ Козулин.

Козулин тоже сел в глубокое кресло.

– Так что случилось-то? Почему стрельба была?

– Вчера в Кейптауне человеку пересадили сердце, – торжественно произнес Козулин. И замолчал. Председатель и участковый ждали – что дальше? – От мертвого человека – живому.

У участкового вытянулось лицо.

– Живому человеку пересадили сердце мертвого. Трупа.

– Что, взяли выкопали труп и…

– Да зачем же выкапывать, если человек только умер! – раздраженно воскликнул Козулин. – Они оба в больнице были.

– Ну, это бывает, бывает, – снисходительно согласился председатель, – пересаживают отдельные органы. Почки… и другие.

– Другие – да, а сердце впервые. Это же – сердце!

– Я не вижу прямой связи между этим… патологическим случаем и двумя выстрелами в ночное время, – строго заметил председатель.

– Я обрадовался… Я был ошеломлен, когда услышал, мне попалось на глаза ружье, я выбежал во двор и выстрелил…

– А что тут такого?

– Что? Нарушение общественного порядка трудящихся.

– Во сколько это было? – строго спросил участковый.

– Не знаю точно. Часа в три.

– Вы что, до трех часов радио слушаете?

– Не спалось, слушал…

Участковый многозначительно посмотрел на председателя.

– Какая это Москва в три часа говорит?

– “Маяк” всю ночь говорит, – подтвердил председатель, но внимательно смотрел на фельдшера. – Кто вам дал право в три часа ночи булгатить село выстрелами?

– Простите, не подумал в тот момент… Я – шизя.

– Кто? – не понял милиционер.

– Шизя. На меня, знаете, находит… Теряю самоконтроль. – Фельдшер как бы в раздумье потрогал лоб, потом глаза – пальцами. – Ширво коло ширво… Зубной порошок и прочее.

Милиционер и председатель недоуменно переглянулись.

– Простите, – еще раз сказал фельдшер.

– Да мы-то простим, товарищ Козулин, – участливо произнес председатель, – а вот как трудящиеся-то? Им некоторым вставать в пять утра. Вы же человек с образованием, вы же должны понимать такие вещи.

– Кстати, – по-доброму оживился участковый, – а чего вы-то салютовать кинулись? Ведь это не по вашей части победа-то, – вы же ветеринар. Не кобыле же сердце пересадили.

– Не смейте так говорить! – закричал вдруг фельдшер. И покраснел. Помолчал и тихо и горько спросил: – Зачем вы так?

Некоторое время все молчали. Потом заговорил председатель:

– Горячиться не надо. Конечно, это большое достижение ученых. Дело не в том, кому пересадили, все мы, в конце концов, животный мир, важно само достижение. Тем более, что это произошло на человеке. Но, товарищ Козулин, еще раз говорю вам: эта ваша самодеятельность с салютом в ночное время – грубое нарушение покоя. Мало ли еще будет каких достижений! Вы нам всех граждан психопатами сделаете. Раз и навсегда запомните это. Кстати, как у вас с дровами? Фельдшер растерялся от неожиданного вопроса.

– Спасибо, пока есть. У меня пока все есть. Мне здесь хорошо. – Фельдшер мял в руках шапку, хмурился. Ему было стыдно за свой выкрик. Он посмотрел на участкового: – простите меня – но сдержался…

– Ничего. Кто, как говорят, старое помянет, тому глаз вон.

– Но кто забу-удет, – шутливо погрозил участковый, – тому два долой! Протокол составлять не будем, но запомним. Так, товарищ Козулин?

– При чем тут протокол? – сказал председатель. – Интеллигентный товарищ…

– Интеллигентный-то интеллигентный… а дойдет до наших в отделении…

– Мы вас больше не задерживаем, товарищ Козулин, – сказал председатель. – Идите работайте. Заходите, если что понадобится.

– Спасибо. – Фельдшер поднялся, надел шапку, пошел к выходу.

На пороге остановился… Обернулся. И вдруг сморщился, закрыл глаза и неожиданно громко – как перед батальоном – протяжно скомандовал:

Потом потрогал лоб и глаза и сказал тихо;

– Опять нашло… До свиданья. – И вышел.

Милиционер и председатель еще некоторое время сидели, глядя на дверь. Потом участковый тяжело перевалился в кресле к окну, посмотрел, как фельдшер уходит по улице.

– У нас таких звали: контуженный пыльным мешком из-за угла, – сказал он.

Председатель тоже смотрел в окно.

Ветфельдшер Козулин шел, как всегда, скоро. Смотрел вниз.

– Ружье-то надо забрать у него, – сказал председатель. – А то черт его знает…

– Ты что, думаешь, он правда “с приветом”?

– Придуривается! Я по глазам вижу…

– Зачем? – не понял председатель. – Для чего ему? Сейчас-то.

– Ну, как же – никакой ответственности. А вот спроси сейчас справку – нету. Голову даю на отсечение – никакой справки нету. А билет есть. Ты говоришь: ружье… У него наверняка охотничий билет есть. Давай на спор: сейчас поеду, проверю – билет есть. И взносы уплачены. Давай?

– Все же я не пойму: для чего ему надо на себя наговаривать?

– Да просто так – на всякий случай. Мало ли – коснись: что, чего? – я шизя. Знаем мы эти штучки!

Даёшь сердце – краткое содержание рассказа Шукшин

Витька Борзенков собрался жениться. Нужны были деньги. Он поехал из своей деревни на базар в районный городок и продал там сала на сто пятьдесят рублей. Перед отъездом домой Витька зашёл в винный ларёк и пропустил пару стаканов красного. У ларька с ним разговорилась молодая девушка Рита. Витька не знал, что она приметила его ещё на базаре и подкарауливала специально. Рита слегка выпила с парнем и повела его незнакомыми переулками к себе домой. Там выпивка продолжилась. Витька целовал Риту, а потом как провалился в глубокий сон – его опоили чем-то…

Очнулся он поздно, под каким-то забором. Вырученных за сало денег не было. Преисполнившись злобой на городских прохиндеев, Витька по пути к автобусной станции завязал драку с несколькими подвыпившими мужиками и стал бить их своим флотским ремнём, в чью бляху был залит свинец. От его ударов свалилось трое-четверо человек, а потом и один из прибежавших на шум милиционеров. Потом Витьку схватили и отвезли в КПЗ.

Василий Шукшин, автор рассказа «Материнское сердце»

Утром о несчастье сообщили Витькиной матери в деревне. Сказали, что сына теперь точно посадят. Мать заметалась по селу. Муж и старший из пятерых её сыновей погибли на войне. Дочь умерла от голода в тяжёлом 1946 году. Ещё два сына, спасаясь от того же голода, ушли по вербовке в ФЗУ и уехали далеко от дома. Витька был самым младшим. Мать выходила его из последних сил: все распродала, осталась нищей, но выходила…

С занывающим сердцем мать кинулась теперь в город. Войдя в милицию, она упала на колени и просила «простить» сына. Но сидевший за столом начальник объяснил ей, что раненые Витькой люди находятся в тяжёлом состоянии. Закрыть такое дело нельзя при всём желании. Мать плакала и молила, так что даже у милиционеров под конец пробудилось нечто вроде жалости. Суровый начальник потеплел и посоветовал ей сходить к прокурору.

Прокурор внимательно выслушал мать и разъяснил ей случившееся с научно-юридической точки зрения. «По-человечески все понятно, но есть и высшие соображения». Тех, кто нашкодил, нужно наказывать, иначе невозможно будет поддерживать порядок. Но материнское сердце не желало смиряться с неизбежным. Она спросила у прокурора, есть ли кто «повыше него». Тот ответил: есть краевые организации. Но ехать туда не советовал: всё равно бесполезно; скажут то же, что и он сам. По просьбе матери прокурор разрешил ей свидание с сыном. Несмотря на разъяснения прокурора, мать верила, что есть добрые люди, которые обязательно ей помогут. И она разобьётся, но найдёт этих добрых людей.

Мать вернулась в милицию. Там прочитали записку от прокурора и повели старую женщину в КПЗ. Увидев мать, Витька, сидевший в камере один, вскочил с нар. Его мелко трясло.

Мать с замиранием сердца смотрела своего ребёнка, виноватого и беспомощного. Узнав, что раненый им милиционер лежит в больнице, Витька сказал: дадут лет семь, не меньше. «Все прахом! Все, вся жизнь кувырком!» – кричал он, ходя по камере. Глядя на отчаяние сына, мать какой-то интуицией поняла, что она сама ни за что не должна поддаваться такому же чувству.

Читайте также:  Верую - краткое содержание Шукшин

Людмила Зыкина. Посвящение Шукшину

Она рассказала Витьке про свой разговор с прокурором. Но скрыла, что тот убеждал её в безнадёжности дела. Мать наоборот стала уверять сына: прокурор намекнул, что краевые организации могут оказать большую помощь. Поэтому она возьмёт у деревенского начальства наилучшие «карактеристики» на Витьку, продаст все натканные ею к его свадьбе холсты, поедет в край и добьётся, чтобы сыну дали не больше года. «Спаси тебя Христос», перекрестила она Витьку, когда вошедший милиционер велел заканчивать свидание.

Выйдя из камеры, мать ничего не видела от слёз. Но она знала: если ею завладеет отчаяние, то всё пропало – поэтому надо не раздумывать, а действовать. И мать действовала. В тот же день она вернулась в деревню за «карактеристиками», а после обеда поехала в «краевые организации». Её вело материнское сердце. Она верила, внушала себе, что добрые люди помогут…

Василий Шукшин: Даешь сердце!

Здесь есть возможность читать онлайн «Василий Шукшин: Даешь сердце!» — ознакомительный отрывок электронной книги, а после прочтения отрывка купить полную версию. В некоторых случаях присутствует краткое содержание. категория: literature_su_classics / literature_short / на русском языке. Описание произведения, (предисловие) а так же отзывы посетителей доступны на портале. Библиотека «Либ Кат» — LibCat.ru создана для любителей полистать хорошую книжку и предлагает широкий выбор жанров:

Выбрав категорию по душе Вы сможете найти действительно стоящие книги и насладиться погружением в мир воображения, прочувствовать переживания героев или узнать для себя что-то новое, совершить внутреннее открытие. Подробная информация для ознакомления по текущему запросу представлена ниже:

  • 80
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Даешь сердце!: краткое содержание, описание и аннотация

Предлагаем к чтению аннотацию, описание, краткое содержание или предисловие (зависит от того, что написал сам автор книги «Даешь сердце!»). Если вы не нашли необходимую информацию о книге — напишите в комментариях, мы постараемся отыскать её.

Василий Шукшин: другие книги автора

Кто написал Даешь сердце!? Узнайте фамилию, как зовут автора книги и список всех его произведений по сериям.

Эта книга опубликована на нашем сайте на правах партнёрской программы ЛитРес (litres.ru) и содержит только ознакомительный отрывок. Если Вы против её размещения, пожалуйста, направьте Вашу жалобу на info@libcat.ru или заполните форму обратной связи.

Даешь сердце! — читать онлайн ознакомительный отрывок

Ниже представлен текст книги, разбитый по страницам. Система автоматического сохранения места последней прочитанной страницы, позволяет с удобством читать онлайн бесплатно книгу «Даешь сердце!», без необходимости каждый раз заново искать на чём Вы остановились. Не бойтесь закрыть страницу, как только Вы зайдёте на неё снова — увидите то же место, на котором закончили чтение.

Дня за три до Нового года, глухой морозной ночью, в селе Николаевке, качнув стылую тишину, гулко ахнули два выстрела. Раз за разом… Из крупнокалиберного ружья. И кто-то крикнул:

Эхо выстрелов долго гуляло над селом. Залаяли собаки.

Утром выяснилось: стрелял ветфельдшер Александр Иванович Козулин.

Ветфельдшер Козулин жил в этом селе всего полгода. Но даже когда он только появился, он не вызвал у николаевцев никакого к себе интереса. На редкость незаметный человек. Лет пятидесяти, полный, рыхлый… Ходил, однако, скоро. И смотрел вниз. Торопливо здоровался и тотчас опускал глаза. Разговаривал мало, тихо, неразборчиво и все как будто чего-то стыдился. Точно знал про людей какую-то тайну и боялся, что выдаст себя, если будет смотреть им в глаза. Не из страха за себя, а из стыда и деликатности. Он даже бабам не понравился, хоть они уважают мужиков трезвых и тихих. Еще не нравилось, что он – одинок. Почему одинок, никто не знал, но только это нехорошо – в пятьдесят лет ни семьи, никого.

И вот этот-то человек выскочил за полночь из дома и дважды саданул из ружья в небо. И закричал.

В полдень на ветучасток к Козулину прехал грузный, с красным, обветренным лицом участковый милиционер.

– Зравствуй, товарищ Козулин!

Козулин удивленно посмотрел на милиционера.

– Надо будет… это… проехать в сельсовет. Протокол составить.

Козулин поискал что-то глазами на полу…

– Какой протокол? Для чего?

– Протокол-то зачем? Я не понял.

– Стреляли вчера? Вернее, ночью.

– Вот надо протокол составить. Предсельсовета хочет это… побеседовать с вами. Чего стрельбу-то открыли? Испугались, что ль, кого?

– Да нет… Победа большая в науке, я отсалютовал.

Участковый с искренним интересом, весело смотрел на фельдшера.

– Я отсалютовал. А что тут такого? Я – от радости.

– Салют в Москве производят, – назидательно пояснил участковый. – А здесь – это нарушение общественного порядка. Мы боремся с этим.

Козулин снял халат, надел пальто, шапку и видом своим показал, что он готов.

У ворот ветучастка стоял мотоцикл с коляской.

Предсельсовета ждал их.

– Это… оказывается, ночью-то, салют был, – заговорил участковый и опять весело посмотрел на Козулина. – Мне вот товарищ Козюлин объяснил…

– Козулин, – поправил фельдшер.

– А какая раз… А-а! – понял участковый и засмеялся. И тяжело сел в большое кожаное кресло. И вынул из планшета бланк протокола. – Извиняюсь, я без умысла.

Председатель скрипнул хромовыми сапогами, поправил правой рукой ремень гимнастерки (из другого рукава свисала аккуратная лакированная ладонь протеза), пригласил фельдшера:

– Садись, товарищ Козулин.

Козулин тоже сел в глубокое кресло.

– Так что случилось-то? Почему стрельба была?

– Вчера в Кейптауне человеку пересадили сердце, – торжественно произнес Козулин. И замолчал. Председатель и участковый ждали – что дальше? – От мертвого человека – живому.

У участкового вытянулось лицо.

– Живому человеку пересадили сердце мертвого. Трупа.

– Что, взяли выкопали труп и…

– Да зачем же выкапывать, если человек только умер! – раздраженно воскликнул Козулин. – Они оба в больнице были.

– Ну, это бывает, бывает, – снисходительно согласился председатель, – пересаживают отдельные органы. Почки… и другие.

– Другие – да, а сердце впервые. Это же – сердце!

– Я не вижу прямой связи между этим… патологическим случаем и двумя выстрелами в ночное время, – строго заметил председатель.

– Я обрадовался… Я был ошеломлен, когда услышал, мне попалось на глаза ружье, я выбежал во двор и выстрелил…

– А что тут такого?

– Что? Нарушение общественного порядка трудящихся.

– Во сколько это было? – строго спросил участковый.

– Не знаю точно. Часа в три.

– Вы что, до трех часов радио слушаете?

– Не спалось, слушал…

Участковый многозначительно посмотрел на председателя.

– Какая это Москва в три часа говорит?

– “Маяк” всю ночь говорит, – подтвердил председатель, но внимательно смотрел на фельдшера. – Кто вам дал право в три часа ночи булгатить село выстрелами?

– Простите, не подумал в тот момент… Я – шизя.

«Материнское сердце»

Витька Борзёнков поехал на базар в районный город, продал сала на сто пятьдесят рублей (он собирался жениться, позарез нужны были деньги) и пошёл в винный ларёк «смазать» стакан-другой красного. Подошла молодая девушка, попросила: «Разреши прикурить». «С похмелья?» — прямо спросил Витька. «Ну», — тоже просто ответила девушка. «И похмелиться не на что, да?» — «А у тебя есть?» Витька купил ещё. Выпили. Обоим стало хорошо. «Может, ещё?» — спросил Витька. «Только не здесь. Можно ко мне пойти». В груди у Витьки нечто такое — сладостно-скользкое — вильнуло хвостом. Домик девушки оказался чистеньким — занавесочки, скатёрочки на столах. Подружка появилась. Разлили вино. Витька прямо за столом целовал девушку, а та вроде отталкивала, а сама льнула, обнимала за шею. Что было потом, Витька не помнит — как отрезало. Очнулся поздно вечером под каким-то забором. Голова гудела, во рту пересохло. Обшарил карманы — денег не было. И пока дошёл он до автобусной станции, столько злобы накопил на городских прохиндеев, так их возненавидел, что даже боль в голове поунялась. На автобусной станции Витька купил ещё бутылку, выпил её всю прямо из горлышка и отшвырнул в скверик. «Там же люди могут сидеть», — сказали ему. Витька достал свой флотский ремень, намотал на руку, оставив свободной тяжёлую бляху. «Разве в этом вшивом городишке есть люди?» И началась драка. Прибежала милиция, Витька сдуру ударил бляхой одного по голове. Милиционер упал… И его отвезли в КПЗ.

Мать Витькина узнала о несчастье на другой день от участкового. Витька был её пятым сыном, выходила его из последних сил, получив с войны похоронку на мужа, и он крепкий вырос, ладный собой, добрый. Одна беда: как выпьет — дурак дураком становится. «Что же ему теперь за это?» — «Тюрьма. Лет пять могут дать». Мать кинулась в район. Переступив порог милиции, упала мать на колени, запричитала: «Ангелы вы мои милые, да разумные ваши головушки. Простите его, окаянного!» «Ты встань, встань, здесь не церква, — сказали ей. — Ты погляди на ремень твоего сына — таким ведь и убить можно. Сын твой троих человек в больницу отправил. Не имеем мы права таких отпускать». — «А к кому же мне теперь идти?» — «Иди к прокурору». Прокурор разговор начал с нею ласково: «Много вас, детей, в семье у отца росло?» «Шестнадцать, батюшка». — «Вот! И слушались отца. А почему? Никому не спускал, и все видели, что шкодить нельзя. Так и в обществе — одному спустим с рук, другие начнут». Мать поняла только, что и этот невзлюбил её сына. «Батюшка, а выше тебя есть кто?» — «Есть. И много. Только обращаться к ним бесполезно. Никто суд не отменит». — «Разреши хоть свиданку с сыном». — «Это можно».

С бумагой, выписанной прокурором, мать снова отправилась в милицию. В глазах её все туманилось и плыло, она молча плакала, вытирая слезы концами платка, но шла привычно скоро. «Ну что прокурор?» — спросили её в милиции. «Велел в краевые организации ехать, — слукавила мать. — А вот — на свиданку». Она подала бумагу. Начальник милиции немного удивился, и мать, заметив это, подумала: «А-а». Ей стало полегче. За ночь Витька осунулся, оброс — больно смотреть. И мать вдруг перестала понимать, что есть на свете милиция, суд, прокурор, тюрьма… Рядом сидел её ребёнок, виноватый, беспомощный. Мудрым сердцем своим поняла она, какое отчаяние гнетёт душу сына. «Все прахом! Вся жизнь пошла кувырком!» — «Тебя как вроде уже осудили! — сказала мать с укором. — Сразу уж — жизнь кувырком. Какие-то слабые вы… Ты хоть сперва спросил бы: где я была, чего достигла?» — «Где была?» — «У прокурора… Пусть, говорит, пока не переживает, пусть всякие мысли выкинет из головы… Мы, дескать, сами тут сделать ничего не можем, потому что не имеем права. А ты, мол, не теряй времени, а садись и езжай в краевые организации… Счас я, значит, доеду до дому, характеристику на тебя возьму. А ты возьми да в уме помолись. Ничего, ты — крещёный. Со всех сторон будем заходить. Ты, главное, не задумывайся, что все теперь кувырком».

Читайте также:  Обида - краткое содержание рассказа Шукшина

Мать встала с нар, мелко перекрестила сына и одними губами прошептала: «Спаси тебя Христос», Шла она по коридору и опять ничего не видела от слез. Жутко становилось. Но мать — действовала. Мыслями она была уже в деревне, прикидывала, что ей нужно сделать до отъезда, какие бумаги взять. Знала она, что останавливаться, впадать в отчаяние — это гибель. Поздним вечером она села в поезд и поехала. «Ничего, добрые люди помогут». Она верила, что помогут.

Витька Борзенков надумал жениться. Нужны были деньги, поэтому он поехал на базар и продал сала на 150 рублей. После этого выпил вина в винном ларьке. К нему подошла девица, попросила прикурить, потом выпили, а там она и домой Витьку пригласила. Напоила и с подружкой своей обокрала. Когда очнулся – был вечер, и он лежал под забором с больной головой, пересохшим ртом и без денег.

Пока шел к автобусной остановке, злился и накручивал себя против городских злодеев. На станции купил еще одну бутылку, выпил и киданул в сквер. Когда его упрекнули, мол, там люди могут быть, Витька снял свой флотский ремень, намотал на руку и свободной бляхой пошел драться со словами : «Разве в этом вшивом городишке есть люди?» На драку прибыла милиция. Витька спьяну ударил милиционера бляхой по голове. Его отвезли в КПЗ.

Витькина мать узнала о случившемся на второй день – участковый сказал. Витька был у нее пятый сын. Растила из последних сил, уже получив от мужа похоронку. Вырос крепким, ладным, добрым. Но у него всегда была проблема: как выпьет – дураком стает. Мать поняла, что за содеянное ему лет 5 тюрьмы могут дать, поэтому поехала в район, в милицию. Упала в ноги милиционерам и просила простить сына ее. Милиционеры показали матери ремень, каким ее сын троих человек в больницу отправил и сказали, что таких не имеют права отпускать.

Мать пошла в инстанцию выше – к прокурору. Тот объяснил, что если этому спустить, так все распоясаются. Мать спросила, кто выше прокурора. Тот сказал, что много выше, но не стоит идти к ним, все равно будет суд. Мать попросила свидание с сыном, и он разрешил. С разрешением приехала в район. Витька за ночь так зарос и осунулся, что больно было смотреть. Говорила она с сыном, как с беспомощным ребенком. Видела, как отчаялся, поэтому наврала, что прокурор сказал обращаться в краевые организации. Она сказала сыну, чтобы не падал духом, она поедет в село, характеристику возьмет и прямиком в инстанции. Мол, будет заходить со всех сторон, а он пока не должен думать, что вся жизнь кувырком. Встала с нар, перекрестила и пошла действовать. Вечером села в поезд с верой, что люди добрые помогут.

Краткое содержание рассказа Шукшина «Материнское сердце»

Витька Борзенков поехал на базар в районный город, продал сала на сто пятьдесят рублей и пошел в винный ларек «смазать» стакан-другой красного. Подошла молодая девушка, попросила: «Разреши прикурить». «С похмелья?» — прямо спросил Витька. «Ну», — тоже просто ответила девушка. «И похмелиться не на что, да?» — «А у тебя есть?» Витька купил еще. Выпили.

Обоим стало хорошо. «Может, еще?» — спросил Витька. «Только не здесь. Можно ко мне пойти». В груди у Витьки нечто такое — сладостно-скользкое — вильнуло

Разлили вино. Витька прямо за столом целовал девушку, а та вроде отталкивала, а сама льнула, обнимала за шею. Что было потом, Витька не помнит — как отрезало. Очнулся поздно вечером под каким-то забором.

Голова гудела, во рту пересохло. Обшарил карманы — денег не было. И пока дошел он до автобусной станции, столько злобы накопил на городских прохиндеев, так их возненавидел, что даже боль в голове поунялась.

На автобусной станции Витька купил еще бутылку, выпил ее всю прямо из горлышка и отшвырнул в

Милиционер упал… И его отвезли в КПЗ.

Мать Витькина узнала о несчастье на другой день от участкового. Витька был ее пятым сыном, выходила его из последних сил, получив с войны похоронку на мужа, и он крепкий вырос, ладный собой, добрый. Одна беда: как выпьет — дурак дураком становится. «Что же ему теперь за это?» — «Тюрьма. Лет пять могут дать». Мать кинулась в район.

Переступив порог милиции, упала мать на колени, запричитала: «Ангелы вы мои милые, да разумные ваши головушки. Простите его, окаянного!» «Ты встань, встань, здесь не церква, — сказали ей. — Ты погляди на ремень твоего сына — таким ведь и убить можно. Сын твой троих человек в больницу отправил. Не имеем мы права таких отпускать». — «А к кому же мне теперь идти?» — «Иди к прокурору». Прокурор разговор начал с нею ласково: «Много вас, детей, в семье у отца росло?» «Шестнадцать, батюшка». — «Вот!

И слушались отца. А почему? Никому не спускал, и все видели, что шкодить нельзя. Так и в обществе — одному спустим с рук, другие начнут». Мать поняла только, что и этот невзлюбил ее сына. «Батюшка, а выше тебя есть кто?» — «Есть.

И много. Только обращаться к ним бесполезно. Никто суд не отменит». — «Разреши хоть свиданку с сыном». — «Это можно».

С бумагой, выписанной прокурором, мать снова отправилась в милицию. В глазах ее все туманилось и плыло, она молча плакала, вытирая слезы концами платка, но шла привычно скоро. «Ну что прокурор?» — спросили ее в милиции. «Велел в краевые организации ехать, — слукавила мать. — А вот — на свиданку». Она подала бумагу. Начальник милиции немного удивился, и мать, заметив это, подумала: «А-а». Ей стало полегче.

За ночь Витька осунулся, оброс — больно смотреть. И мать вдруг перестала понимать, что есть на свете милиция, суд, прокурор, тюрьма… Рядом сидел ее ребенок, виноватый, беспомощный. Мудрым сердцем своим поняла она, какое отчаяние гнетет душу сына. «Все прахом!

Вся жизнь пошла кувырком!» — «Тебя как вроде уже осудили! — сказала мать с укором. — Сразу уж — жизнь кувырком. Какие-то слабые вы… Ты хоть сперва спросил бы: где я была, чего достигла?» — «Где была?» — «У прокурора…

Пусть, говорит, пока не переживает, пусть всякие мысли выкинет из головы… Мы, дескать, сами тут сделать ничего не можем, потому что не имеем права. А ты, мол, не теряй времени, а садись и езжай в краевые организации… Счас я, значит, доеду до дому, характеристику на тебя возьму. А ты возьми да в уме помолись.

Ничего, ты — крещеный. Со всех сторон будем заходить. Ты, главное, не задумывайся, что все теперь кувырком».

Мать встала с нар, мелко перекрестила сына и одними губами прошептала: «Спаси тебя Христос», Шла она по коридору и опять ничего не видела от слез. Жутко становилось. Но мать — действовала.

Мыслями она была уже в деревне, прикидывала, что ей нужно сделать до отъезда, какие бумаги взять. Знала она, что останавливаться, впадать в отчаяние — это гибель. Поздним вечером она села в поезд и поехала. «Ничего, добрые люди помогут».

Она верила, что помогут.

Дайджест:

Краткое содержание «Материнское сердце» Шукшина Шукшин Василий Макарович Произведение «Материнское сердце» Витька Борзенков поехал на базар в районный город, продал сала на сто пятьдесят рублей и пошел в винный ларек стакан-другой красного. Подошла молодая девушка. .

Краткое изложение — Материнское сердце — Рассказ Витька поехал на базар в районный город, продал сала на сто пятьдесят рублей и пошел в винный ларек «смазать» стакан-другой красного. Подошла молодая девушка, попросила: «Разреши прикурить». «С похмелья?» —. .

Краткое изложение Материнское сердце Шукшин В. М. Шукшин Материнское сердце Витька Борзенков поехал на базар в районный город, продал сала на сто пятьдесят рублей и пошел в винный ларек «смазать» стакан-другой красного. Подошла молодая девушка. .

Краткое содержание рассказа «Охота жить» Шукшина В. М В тайге стоит избушка. В нее заходят на короткое время зимой охотники, такие как старик Никитич. Никитич сидит перед маленькой печуркой, курит трубку. Никитич любит тайгу, особенно зимой, не боится. .

Краткое содержание рассказа Шукшина «Срезал» К старухе Агафье Журавлевой приехал сын Константин Иванович. С женой и дочкой. Проведать, отдохнуть. Подкатил на такси, и они всей семьей долго вытаскивали чемоданы из багажника. К вечеру в деревне. .

Краткое содержание рассказа Шукшина «Волки!» Нудный старик Наум Кречетов приходит к зятю, чтобы вместе дровами запасаться. Зять, Иван Дягтирев, ворчит, но все-же собирается, и они вместе отправляются в лес. Лошадью правит Наум, а Иван дремлет. .

Краткое содержание рассказа Шукшина «Микроскоп» Андрей Ерин, столяр маленькой мастерской, решился. Придя домой, он рассказывает жене Зое, что потерял деньги — сто двадцать рублей, на которые планировалось приобрести куртки для детей. Получив столь неприятную новость. .

Краткое содержание рассказа «Экзамен» Шукшина В. М «Студент — рослый парняга с простым хорошим лицом» опаздывает на экзамен по русской литературе. Профессор сердится, но одергивает себя: парень опоздал потому, что на работе выполнял срочный заказ. Студент берет. .

Краткое содержание рассказа Шукшина «Чудик» Василий Егорыч Князев — киномеханик, странноватый мужчина, работающий в селе. Жена называет его Чудиком. Чудик собирается на Урал, к брату, с которым не виделся около двенадцати лет, но перед поездкой. .

Краткое содержание рассказа Астафьева «Монах в новых штанах» Ы Рассказ написан от лица мальчика Вити. Ему велели перебирать картошку. Бабушка отмерила ему «урок» двумя брюквами, и он все утро сидит в холодном заиндевевшем погребе. Сбежать мальчику мешает только. .

Краткое содержание «Срезал» Шукшина Шукшин Василий Макарович Произведение «Срезал» К старухе Агафье Журавлевой приехал сын Константин Иванович. С женой и дочкой. Проведать, отдохнуть. Подкатил на такси, и они всей семьей долго вытаскивали чемоданы из. .

Краткое содержание повести Шукшина «Калина красная» Повествование — от третьего лица. Много диалогов. Сюжет динамичен, насыщен событиями, во многом мелодраматичен. Закончился последний вечер Егора Прокудина на зоне. Утром начальник напутствует его. Мы узнаем, что Егор мечтает. .

Анализ рассказа «Охота жить» Шукшина В. М «Охота жить» В рассказе «Охота жить» В. М. Шукшин проявляет себя как подлинный мастер создания психологической характеристики героя. В произведении противопоставлены два героя: старик Никитич, одиноко живущий в тайге, и. .

Краткое содержание рассказа Паустовского «Рождение рассказа» Ы Писатель Муравьев сочинял для одного из московских журналов рассказ о труде, но у него ничего не выходило. Муравьеву казалось, что рассказ не получается из-за суматошной московской жизни — телефонных. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Танька» Деревенская девочка Танька просыпается от холода. Мать уже встала и гремит ухватами. Странник, ночевавший у них в избе, тоже не спит. Он начинает расспрашивать Таньку, и девочка рассказывает, что им. .

Читайте также:  Ванька Тепляшин - краткое содержание рассказа Шукшина

Краткое содержание произведения «Микроскоп» Шукшина В. М Андрей Ерин, столяр маленькой мастерской, покупает за сто двадцать рублей микроскоп. Ему страшно признаться в этом жене Зое, и он решает сказать ей, что деньги эти потерял. Дома жена устраивает. .

Анализ рассказа Шукшина «Чудик» «Чудик» справедливо считают визитной карточкой Шукшина. Главный герой рассказа воплощает миро­ощущение, душевные свойства и духовные ориентиры, харак­терные для персонажей многих последующих произве­дений Шукшина. В сюжете использованы и события из жизни. .

«Глеб Капустин — герой рассказа Шукшина «Срезал» Василий Шукшин центральной фигурой рассказа «Срезал» сделал самоуверенного, немного ехидного, но обычного крестьянина Глеба Капустина. Что через его образ хотел передать автор читателю? Почему при его упоминании жители деревни трепетали. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Темные аллеи» В осенний ненастный день грязный тарантас подъезжает к длинной избе, в одной половине которой размещается почтовая станция, а в другой — постоялый двор. В кузове тарантаса сидит «стройный старик-военный в. .

Краткое содержание Собачье сердце в сокращении Действие повести происходит зимой 1924/25 года в Москве. Профессор медицины Преображенский Филипп Филиппович изобрел уникальный метод омоложения организма при помощи пересадки человеку от животного желез внутренней секреции. Профессор живет на. .

Краткое содержание «Собачье сердце» Булгакова М. А На первом плане повести — эксперимент гениального ученого-медика Преображенского со всеми неожиданными для самого профессора и его ассистента Борменталя трагикомическими результатами. Пересадив в чисто научных целях собаке человеческие семенные железы. .

Краткое содержание рассказа Чехова «Архиерей» Под вербное воскресенье, в начале апреля, преосвященный Петр служит всенощную. Церковь полна народом, поет монашеский хор. Архиерей нездоров уже три дня, он чувствует тяжесть и усталость. Точно во сне или. .

Почему герои рассказа «Сапожки» Шукшина В. М. счастливы, хотя сапожки оказались малы? Давайте восклицать, друг другом восхищаться. Высокопарных слов не стоит опасаться. Давайте говорить друг другу комплименты — Ведь это все любви счастливые моменты. Б. Ш. Окуджава В рассказе Шукшина «Сапожки» изображена. .

Краткое содержание рассказа Носова «Шумит дуговая овсяница» Ы В середине лета по Десне закипали сенокосы. Тут же на берегу выкашивали поляну под бригадное становище, плели из лозняка низкие балаганы, каждый на свою семью, поодаль врывали казан под. .

Краткое содержание Рассказа родинка М. Шолохова Шолохов пришел в литературу со своей темой и своими ге­роями, открыв читателю незнакомый ему мир донского казаче­ства, показанного в переломный исторический момент — в годы революции и гражданской войны. «Донские. .

Краткое содержание рассказа Чехова «Моя жизнь» Рассказ ведется от первого лица. Рассказчик по имени Мисаил Полознев вместе с отцом-архитектором и сестрой Клеопатрой живет в провинциальном городе. Их мать умерла. Отец воспитывал детей в строгости и, когда. .

Краткое содержание рассказа Куприна «Белый пудель» По Крыму путешествует маленькая бродячая труппа: шарманщик Мартын Лодыжкин со старой шарманкой, двенадцатилетний мальчик Сергей и белый пудель Арто. В этот день артистам не везет. От дачи к даче они. .

Краткое содержание рассказа Олдриджа «Последний дюйм» Работа в Канаде на стареньком самолете «ДС-3» дала Бену «хорошую закалку», благодаря которой последние годы он летал на «фейрчайльде» над египетскими пустынями, разыскивая нефть для нефтеэкспортной компании. Чтобы высадить геологов. .

Краткое содержание рассказа Бунина «Косцы» Ы Это было давно, в той жизни, которая «не вернется уже вовеки». Рассказчик шел по большой дороге, а впереди, в небольшой березовой роще, мужики косили траву и пели. Рассказчика окружали. .

Краткое содержание рассказа Серафимовича «Три друга» Семилетний Ванятка помогает матери: гоняет по двору свиней, бьет их хворостиной. Затем Ванятка бежит в конюшню к отцу, смотрит, как тот смазывает колеса телеги. «Ванятке хотелось все делать, что делают. .

Краткое содержание рассказа Чехова «Дом с мезонином» Рассказчик вспоминает, как шесть-семь лет назад жил в имении Белокурова в одном из уездов Т-ой губернии. Хозяин «вставал очень рано, ходил в поддевке, по вечерам пил пиво и все жаловался. .

Краткое содержание рассказа В. Г. Короленко «В дурном обществе» Детство героя проходило в маленьком городе Княжье-Вено Юго-Западного края. Вася — так звали мальчика — был сыном городского судьи. Ребенок рос, «как дикое деревцо в поле»: мать умерла, когда сыну. .

Краткое содержание рассказа Дойла «Тайна Боскомской долины» В Боскомской долине найден убитым некий мистер Маккарти. Самым крупным землевладельцем в той местности считается мистер Джон Тэнер, который заработал свой капитал в Австралии и несколько лет назад вернулся на. .

Краткое содержание рассказа Петрушевской «Свой круг» Дружеская компания много лет собиралась по пятницам у Мариши и Сержа. Хозяин дома, Серж, талант и общая гордость, вычислил принцип полета летающих тарелок, его приглашали в особый институт завотделом, но. .

Краткое содержание рассказа Белова «Такая война» Ваню — сына Дарьи Румянцевой — убило на фронте в 42-м г., а бумага с печатью и непонятной, но уж больно подозрительной подписью приходит больше чем через год. И решает. .

Краткое содержание рассказа Штифтера «Лесная тропа» Тибуриус Кнайт слыл большим чудаком. Причин тому было несколько. Во-первых, отец его был чудаком. Во-вторых, мать его также отличалась странностями, главной из которых была чрезмерная забота о здоровье сына. Гувернер. .

Краткое содержание Рассказа «Червоточина» и «Чужая кровь» Рассказы «Червоточина» , «Прод-комиссар» продолжают ту же тему: «одного роду, но не одного класса» люди. Одно из важнейших достижений молодого Шолохова — от­крытие души простого казака, в которой он находит. .

Краткое содержание рассказа «Старуха Изергиль» Горького М. Ю. по главам 1 Эти рассказы автор слышал в Бессарабии. Молдаване, с которыми он работал, разошлись, осталась только старуха Изергиль. «Время согнуло ее пополам, черные когда-то глаза были тусклы и слезились. Ее сухой. .

Краткое содержание рассказа Дойла «Одинокая велосипедистка» К Шерлоку Холмсу за помощью обращается молодая женщина Вайолет Смит. После смерти отца они с матерью остались без средств к существованию, и девушка зарабатывает себе на жизнь уроками музыки. Единственный. .

Краткое содержание рассказа Маканина «Ключарев и Алимушкин» «Человек заметил вдруг, что чем более везет в жизни ему, тем менее везет некоему другому человеку, — заметил он это случайно и даже неожиданно. Человеку это не понравилось. А получалось. .

Краткое содержание: Материнское сердце

В. М. Шукшин
Материнское сердце

Витька Борзёнков поехал на базар в районный город, продал сала на сто пятьдесят рублей (он собирался жениться, позарез нужны были деньги) и пошел в винный ларек «смазать» стакан-другой красного. Подошла молодая девушка, попросила: «Разреши прикурить». «С похмелья?» — прямо спросил Витька. «Ну», — тоже просто ответила девушка. «И похмелиться не на что, да?» — «А у тебя есть?» Витька купил еще. Выпили. Обоим стало хорошо. «Может, еще?» — спросил Витька. «Только не здесь. Можно ко мне пойти». В груди у Витьки нечто такое — сладостно-скользкое — вильнуло хвостом. Домик девушки оказался чистеньким — занавесочки, скатерочки на столах. Подружка появилась. Разлили вино. Витька прямо за столом целовал девушку, а та вроде отталкивала, а сама льнула, обнимала за шею. Что было потом, Витька не помнит — как отрезало. Очнулся поздно вечером под каким-то забором. Голова гудела, во рту пересохло. Обшарил карманы — денег не было. И пока дошел он до автобусной станции, столько злобы накопил на городских прохиндеев, так их возненавидел, что даже боль в голове поунялась. На автобусной станции Витька купил еще бутылку, выпил её всю прямо из горлышка и отшвырнул в скверик. «Там же люди могут сидеть», — сказали ему. Витька достал свой флотский ремень, намотал на руку, оставив свободной тяжелую бляху. «Разве в этом вшивом городишке есть люди?» И началась драка. Прибежала милиция, Витька сдуру ударил бляхой одного по голове. Милиционер упал… И его отвезли в КПЗ.

Мать Витькина узнала о несчастье на другой день от участкового. Витька был её пятым сыном, выходила его из последних сил, получив с войны похоронку на мужа, и он крепкий вырос, ладный собой, добрый. Одна беда: как выпьет — дурак дураком становится. «Что же ему теперь за это?» — «Тюрьма. Лет пять могут дать». Мать кинулась в район. Переступив порог милиции, упала мать на колени, запричитала: «Ангелы вы мои милые, да разумные ваши головушки. Простите его, окаянного!» «Ты встань, встань, здесь не церква, — сказали ей. — Ты погляди на ремень твоего сына — таким ведь и убить можно. Сын твой троих человек в больницу отправил. Не имеем мы права таких отпускать». — «А к кому же мне теперь идти?» — «Иди к прокурору». Прокурор разговор начал с нею ласково: «Много вас, детей, в семье у отца росло?» «Шестнадцать, батюшка». — «Вот! И слушались отца. А почему? Никому не спускал, и все видели, что шкодить нельзя. Так и в обществе — одному спустим с рук, другие начнут». Мать поняла только, что и этот невзлюбил её сына. «Батюшка, а выше тебя есть кто?» — «Есть. И много. Только обращаться к ним бесполезно. Никто суд не отменит». — «Разреши хоть свиданку с сыном». — «Это можно».

С бумагой, выписанной прокурором, мать снова отправилась в милицию. В глазах её все туманилось и плыло, она молча плакала, вытирая слезы концами платка, но шла привычно скоро. «Ну что прокурор?» — спросили её в милиции. «Велел в краевые организации ехать, — слукавила мать. — А вот — на свиданку». Она подала бумагу. Начальник милиции немного удивился, и мать, заметив это, подумала: «А-а». Ей стало полегче. За ночь Витька осунулся, оброс — больно смотреть. И мать вдруг перестала понимать, что есть на свете милиция, суд, прокурор, тюрьма… Рядом сидел её ребенок, виноватый, беспомощный. Мудрым сердцем своим поняла она, какое отчаяние гнетет душу сына. «Все прахом! Вся жизнь пошла кувырком!» — «Тебя как вроде уже осудили! — сказала мать с укором. — Сразу уж — жизнь кувырком. Какие-то слабые вы… Ты хоть сперва спросил бы: где я была, чего достигла?» — «Где была?» — «У прокурора… Пусть, говорит, пока не переживает, пусть всякие мысли выкинет из головы… Мы, дескать, сами тут сделать ничего не можем, потому что не имеем права. А ты, мол, не теряй времени, а садись и езжай в краевые организации… Счас я, значит, доеду до дому, характеристику на тебя возьму. А ты возьми да в уме помолись. Ничего, ты — крещеный. Со всех сторон будем заходить. Ты, главное, не задумывайся, что все теперь кувырком».

Мать встала с нар, мелко перекрестила сына и одними губами прошептала: «Спаси тебя Христос», Шла она по коридору и опять ничего не видела от слез. Жутко становилось. Но мать — действовала. Мыслями она была уже в деревне, прикидывала, что ей нужно сделать до отъезда, какие бумаги взять. Знала она, что останавливаться, впадать в отчаяние — это гибель. Поздним вечером она села в поезд и поехала. «Ничего, добрые люди помогут». Она верила, что помогут.

Ссылка на основную публикацию