Любавины – краткое содержание рассказы Шукшина

Василий Шукшин – Любавины

Василий Шукшин – Любавины краткое содержание

В романе Любавины (1965 г.) Шукшин показал историю большой семьи, тесно сплетенную с историей России в 20 в. – в частности, во время Гражданской войны.

Любавины – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Любавиных в деревне не любили. За гордость. Жили Любавины, как в крепости: огромный крестовый дом под железной крышей, вокруг дома – заплот из вершковых плах. В ограде днем и ночью гремят проволокой два волкодава с красными, злыми глазами.

Мужиков Любавиных пятеро: отец и четыре сына. Спокойные, угрюмые, с насмешливыми умными глазами вприщур.

Старик Емельян Спиридоныч – огромный и угловатый, как коряга. Весь зарос волосами. Волосы растут у него даже в ушах. Скуластое, грубой ковки лицо не выражает ничего, кроме презрения. Уважал Емельян в человеке только силу. Хозяйство за жизнь сколотил крепкое, гордился этим и учил сынов жить так же. Сумеют – можно лучше. Сыны не то что уважали его, скорее – побаивались, поэтому слушались.

Старший – Кондрат. Медлительный, лобастый, с длинными руками. Больше смотрел вниз. А если взглядывал на кого, то исподлобья, недоверчиво. Людям становилось не по себе от такого взгляда. Вообще редко кто испытывал желание «покалякать» с ним о жизни у ворот перед сном грядущим. Кондрат не страдал от этого. Верил только отцу, отцовскую житейскую мудрость принимал безоговорочно. Знал в жизни одно – работать. И работал от зари до зари – молча, терпеливо, упорно. На все остальное смотрел, как и отец, презрительно. Не выносил, когда при нем много разговаривали.

Второй сын – Ефим.

Этот помягче был. Умел разговаривать с людьми, иногда улыбался. Но улыбался так – для солидности. Был он мужик хитрый. Сам про себя знал: не оплошает в трудную минуту, найдет выход.

Жил он отдельно, своим хозяйством. Как-то незаметно вывернулся из-под влияния отца… Но своей самостоятельностью не раздражал его. Зря не спорил. Приходил советоваться к родным. Охотно поддакивал отцу, а за душой таил другое, свое. Братья понимали, что Ефим себе на уме. Было ему за тридцать.

Третий – Макар. Самый «суетливый» из всех Любавиных. Ходил в чистой рубахе, волосы аккуратно причесывал. Лицо красивое и злое. В глазах его постоянно таился ядовитый смешок. Любил подраться. Обиды никому не прощал, не спал ночами, стонал, ворочался – выдумывал один за другим коварные мстительные планы. В драке мог в любую минуту выхватить из-за голенища нож и в свалке под шумок запустить кому-нибудь под ребро.

Парни боялись его. Он знал это.

Самый младший из братьев – Егор. Задумчивый парнина, круглолицый и стройный, как девка. Будь он немного разговорчивее и веселее, любая, закрыв глаза, пошла бы за ним. Было в его лице что-то до боли привлекательное: что-то сильное, зверское и мягкое, поразительно нежное – вместе. Но он почти ни с кем не разговаривал и улыбался редко, неохотно. На девок, однако, смотрел и снился им ночами.

Эти двое не были еще женаты.

Ранняя весна 1922 года.

Темными мокрыми ночами с шумом, томительно и тяжко оседал подтаявший снег, и в лесу что-то звонко лопалось с протяжным ликующим звуком: пи-у…

За деревней, на сухих прогалинах, до самой зари хороводилась молодежь. Балалаечники, настроившись по двое, высекали из своих тонкошеих инструментов неукротимый серебряный зуд.

Парни топтали тяжелыми сапогами матушку-землю – плясали, пели частушки с матерщиной, часто дрались… Просилась наружу горячая молодая сила.

А над рекой, пронизывая сырую, вязкую тишину медным витым перебором, голосила великая сводница – тальянка. Девки рассыпали по доскам шатких мостков сухую крепкую дробь, пели зазывные припевки.

Жизнь шла своим чередом.

Первым, как всегда, проснулся Емельян Спиридоныч. Он спал на кровати. Укрывался зимой и летом тулупом.

Скинул на пол босые ноги, достал пятерней промеж «крыльцев», зевнул и пошел в сени умываться.

На печке неслышно, как тень, завозилась хозяйка – Михайловна. Привычно перекрестилась и прошептала:

– Господи, господи, прости нас, грешных…

В горнице жалобно скрипнуло старое кроватное железо – проснулся Кондрат. Несколько раз глухо и густо кашлянул, понесло махрой. Он тоже один спал – жена лежала в больнице, в уезде.

На полатях досыпали свои законные – по молодости – минуты Макар с Егором. Егор спал с краю, вытянувшись во всю длину полатей. Рядом, скрючившись, закинув ноги на брата, похрапывал Макар. Эти проклятые ноги Егор каждую ночь то и дело скидывал с себя, матерился негромко… Но все равно к утру ноги обязательно лежали на нем.

Емельян вернулся из сеней, приглаживая на ходу кудлатую голову. Сказал, ни к кому не обращаясь:

– Седня пригрет здорово.

– Все уж… паска на носу, – откликнулась Михайловна. Она затапливала печку.

Емельян Спиридоныч обулся, встал на припечье, тряхнул Егора:

Егор легко отнял от подушки голову, вытер ладонью губы, полез с полатей. Макар, не открывая глаз, перевернулся на другой бок и снова захрапел. Он вставал последним. Приходил с улицы обычно к свету, спал самую малость, а утром его вместе со всеми поднимал отец. Макар боролся, как мог, за лишнюю минуту сна. После каждого оклика он уползал все дальше в глубь полатей и под конец оказывался у самой стенки. Там отец доставал его ухватом. Толкал в бок железными рогами и говорил беззлобно:

– Ты гляди, что выделывает, боров… спрятаться хочет. Эй!

Макар поднимался злой и помятый. Ворчал:

– Пихает, как колоду… Они же вострые!

Младшие братья наскоро ополоснули лица, пошли во двор убираться – задавать корм скоту, поить лошадей…

По всей деревне скрипели ворота, колодезные валы, гремели ведра. Переговаривались, покашливали люди. Из края в край, то стихая, то с новой силой, весело горланили петухи. Где-то отчаянно ломилась из закутка свинья.

Небо было ясное. Воздух стоял чистый, по-утреннему свежий, с тонким запахом дыма и парного молока.

Макара слегка пошатывало – не выспался.

В конюшне, взнуздывая жеребца, он тоскливо попросил брата:

– Сделай один, а? Я где-нибудь придавлю с часок. Прямо с ног ведет – до того спать охота.

– Лезь, спи, – согласился Егор. – Только подальше куда-нибудь.

Макар забрался на сеновал, зарылся в сухое пыльное сено, с величайшим удовольствием зажмурился… Засыпая, забормотал:

– Жили же цари, мать их в душу! Спали сколько влезет…

Егор погнал на реку лошадей.

По Баклани густо шел лед. Над всей рекой стоял ровный сплошной шорох. В одном месте, на изгибе, вода прибивала к берегу. Льдины покрупнее устремлялись туда, наползали на берег, разгребая гальку… Показывали скользкие, изъеденные вешней водой морды, нехотя разворачивались и плыли дальше. Умирать.

Любавины – краткое содержание рассказы Шукшина

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 258 075
  • КНИГИ 592 356
  • СЕРИИ 22 118
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 552 685

Любавиных в деревне не любили. За гордость. Жили Любавины, как в крепости: огромный крестовый дом под железной крышей, вокруг дома – заплот из вершковых плах. В ограде днем и ночью гремят проволокой два волкодава с красными, злыми глазами.

Мужиков Любавиных пятеро: отец и четыре сына. Спокойные, угрюмые, с насмешливыми умными глазами вприщур.

Старик Емельян Спиридоныч – огромный и угловатый, как коряга. Весь зарос волосами. Волосы растут у него даже в ушах. Скуластое, грубой ковки лицо не выражает ничего, кроме презрения. Уважал Емельян в человеке только силу. Хозяйство за жизнь сколотил крепкое, гордился этим и учил сынов жить так же. Сумеют – можно лучше. Сыны не то что уважали его, скорее – побаивались, поэтому слушались.

Старший – Кондрат. Медлительный, лобастый, с длинными руками. Больше смотрел вниз. А если взглядывал на кого, то исподлобья, недоверчиво. Людям становилось не по себе от такого взгляда. Вообще редко кто испытывал желание «покалякать» с ним о жизни у ворот перед сном грядущим. Кондрат не страдал от этого. Верил только отцу, отцовскую житейскую мудрость принимал безоговорочно. Знал в жизни одно – работать. И работал от зари до зари – молча, терпеливо, упорно. На все остальное смотрел, как и отец, презрительно. Не выносил, когда при нем много разговаривали.

Второй сын – Ефим.

Этот помягче был. Умел разговаривать с людьми, иногда улыбался. Но улыбался так – для солидности. Был он мужик хитрый. Сам про себя знал: не оплошает в трудную минуту, найдет выход.

Жил он отдельно, своим хозяйством. Как-то незаметно вывернулся из-под влияния отца… Но своей самостоятельностью не раздражал его. Зря не спорил. Приходил советоваться к родным. Охотно поддакивал отцу, а за душой таил другое, свое. Братья понимали, что Ефим себе на уме. Было ему за тридцать.

Третий – Макар. Самый «суетливый» из всех Любавиных. Ходил в чистой рубахе, волосы аккуратно причесывал. Лицо красивое и злое. В глазах его постоянно таился ядовитый смешок. Любил подраться. Обиды никому не прощал, не спал ночами, стонал, ворочался – выдумывал один за другим коварные мстительные планы. В драке мог в любую минуту выхватить из-за голенища нож и в свалке под шумок запустить кому-нибудь под ребро.

Парни боялись его. Он знал это.

Самый младший из братьев – Егор. Задумчивый парнина, круглолицый и стройный, как девка. Будь он немного разговорчивее и веселее, любая, закрыв глаза, пошла бы за ним. Было в его лице что-то до боли привлекательное: что-то сильное, зверское и мягкое, поразительно нежное – вместе. Но он почти ни с кем не разговаривал и улыбался редко, неохотно. На девок, однако, смотрел и снился им ночами.

Эти двое не были еще женаты.

Ранняя весна 1922 года.

Темными мокрыми ночами с шумом, томительно и тяжко оседал подтаявший снег, и в лесу что-то звонко лопалось с протяжным ликующим звуком: пи-у…

За деревней, на сухих прогалинах, до самой зари хороводилась молодежь. Балалаечники, настроившись по двое, высекали из своих тонкошеих инструментов неукротимый серебряный зуд.

Парни топтали тяжелыми сапогами матушку-землю – плясали, пели частушки с матерщиной, часто дрались… Просилась наружу горячая молодая сила.

А над рекой, пронизывая сырую, вязкую тишину медным витым перебором, голосила великая сводница – тальянка. Девки рассыпали по доскам шатких мостков сухую крепкую дробь, пели зазывные припевки.

Жизнь шла своим чередом.

Первым, как всегда, проснулся Емельян Спиридоныч. Он спал на кровати. Укрывался зимой и летом тулупом.

Скинул на пол босые ноги, достал пятерней промеж «крыльцев», зевнул и пошел в сени умываться.

На печке неслышно, как тень, завозилась хозяйка – Михайловна. Привычно перекрестилась и прошептала:

– Господи, господи, прости нас, грешных…

В горнице жалобно скрипнуло старое кроватное железо – проснулся Кондрат. Несколько раз глухо и густо кашлянул, понесло махрой. Он тоже один спал – жена лежала в больнице, в уезде.

На полатях досыпали свои законные – по молодости – минуты Макар с Егором. Егор спал с краю, вытянувшись во всю длину полатей. Рядом, скрючившись, закинув ноги на брата, похрапывал Макар. Эти проклятые ноги Егор каждую ночь то и дело скидывал с себя, матерился негромко… Но все равно к утру ноги обязательно лежали на нем.

Читайте также:  Ванька Тепляшин - краткое содержание рассказа Шукшина

Емельян вернулся из сеней, приглаживая на ходу кудлатую голову. Сказал, ни к кому не обращаясь:

– Седня пригрет здорово.

– Все уж… паска на носу, – откликнулась Михайловна. Она затапливала печку.

Емельян Спиридоныч обулся, встал на припечье, тряхнул Егора:

Егор легко отнял от подушки голову, вытер ладонью губы, полез с полатей. Макар, не открывая глаз, перевернулся на другой бок и снова захрапел. Он вставал последним. Приходил с улицы обычно к свету, спал самую малость, а утром его вместе со всеми поднимал отец. Макар боролся, как мог, за лишнюю минуту сна. После каждого оклика он уползал все дальше в глубь полатей и под конец оказывался у самой стенки. Там отец доставал его ухватом. Толкал в бок железными рогами и говорил беззлобно:

– Ты гляди, что выделывает, боров… спрятаться хочет. Эй!

Макар поднимался злой и помятый. Ворчал:

– Пихает, как колоду… Они же вострые!

Младшие братья наскоро ополоснули лица, пошли во двор убираться – задавать корм скоту, поить лошадей…

По всей деревне скрипели ворота, колодезные валы, гремели ведра. Переговаривались, покашливали люди. Из края в край, то стихая, то с новой силой, весело горланили петухи. Где-то отчаянно ломилась из закутка свинья.

Небо было ясное. Воздух стоял чистый, по-утреннему свежий, с тонким запахом дыма и парного молока.

Макара слегка пошатывало – не выспался.

В конюшне, взнуздывая жеребца, он тоскливо попросил брата:

– Сделай один, а? Я где-нибудь придавлю с часок. Прямо с ног ведет – до того спать охота.

– Лезь, спи, – согласился Егор. – Только подальше куда-нибудь.

Макар забрался на сеновал, зарылся в сухое пыльное сено, с величайшим удовольствием зажмурился… Засыпая, забормотал:

– Жили же цари, мать их в душу! Спали сколько влезет…

Егор погнал на реку лошадей.

По Баклани густо шел лед. Над всей рекой стоял ровный сплошной шорох. В одном месте, на изгибе, вода прибивала к берегу. Льдины покрупнее устремлялись туда, наползали на берег, разгребая гальку… Показывали скользкие, изъеденные вешней водой морды, нехотя разворачивались и плыли дальше. Умирать.

Сразу за рекой начиналась тайга – молчаливая, грязно-серая, хранившая какую-то вечную свою тайну… А дальше к югу, верст за сорок, зазубренной голубой стеной вздыбились горы. Оттуда, с гор, брала начало бешеная Баклань, оттуда пошла теперь ворочать и крошить синий лед.

Безлюдье кругом великое. И кажется, что там, за горами, совсем кончается мир. У бакланских бытовало понятие «горы», «с гор», «в горы», но никто никогда не сказал бы «за горами». Никто не знал, что там. Может, Монголия, может, Китай, что-то чужое. Свое было к северу. Туда и тайга пореже и роднее, и пашни случались, и деревни – редко, правда, там, где милостью божьей тайга уступала людям землю. Уступила она землицы и бакланским – пашни начинались за деревней большой черной плешиной в таежном море. Туда же, к северу, вела единственная дорога из Баклани (к районному селу и уездному городку). А на юг петляли тропки к пасекам, охотничьим избушкам и на покос.

Молчание тайги и гор задавило бы людей, если бы не река – она одна шумела на всю округу.

Быстро светлело. От воды поднимался туман. Егор зябко ежился, посвистывал лошадям, чтобы они дружнее пили. Лошади одна за другой отходили от воды, вздрагивали – вода была студеная.

Книга Любавины краткое содержание

Любавины – роман Василия Шукшина.

История создания романа

Первая часть романа была опубликована в 1965 г, вторая часть увидела свет лишь через 13 лет после смерти автора, ее напечатали в журнале «Дружба народов» в 1987 году.

Под обаяние романа можно попасть с первых его строк. Шукшин так вывел характеры героев, что самому бесхарактерному персонажу веришь безоглядно.

Судьбы героев одновременно такие простые и вместе с тем сложные заставляют читателя волноваться и глубоко переживать за своих героев. Любовь, ненависть, кровь – являются составляющими крутого замеса романа.

Выход первой книги вызвал множество споров, книга была подвергнута резкой критике. Лишь после смерти Шукшина, его произведением стали восхищаться. Книга актуальна для любого времени. Вторая книга освещает события через 30 лет после первой.

Содержание книги

Призведение начинается как песенный запев: «Любавиных в деревне не любили. За гордость…». В книге рассказывается о семье Любавина Емельяна Спиридоновича и с первых страниц произведения дается характер его четырех сыновей.

Сам Любавин сравнивается с огромной угловатой корягой, человек, который уважает только силу. Старший сын – Кондрат основательный, лобастый, угрюмый, мало кто испытывал желание просто поговорить с ним за жизнь, а Кондрат верил безоговорочно только отцу.

Второй, Ефим – отличался умением говорить с людьми, иногда улыбался для солидности, мог найти выход из любого положения. Два младших Макар и Егор – лихие, горячие, не прощающие обид.

Люди в деревне боялись Любавиных, никто не вставал у них на дороге. Неуживчивый характер и разбойничий дух Любавиных не мог смириться с советской властью, на них узду просто так не накинуть. Писатель любит своих героев, ему жаль и молодого чекиста Кузьму Родионова и его противника Егора младшего из братьев Любавиных.

Действие происходит в богатой южносибирской деревне Баклань, крае славном своими разбойничками, крае куда испокон века ссылали каторжан и куда по своей воли сбегали жить смертники, наводившие на местных жителей страх.

Кузьма, как оперуполномоченный ОГПУ приезжает в деревню где живут Любавины чтобы найти и уничтожить банду, славившуюся своей неуловимостью. Не останавливаясь, ни перед чем он арестовывает родственников девушки, которую любит, и даже родной дядя, старый революционер, сроднившийся с Сибирью, не способен остановить его от жестких необдуманных поступков.

Перед Кузьмой стоит задача невзирая ни на что заставить людей жить по-новому. Актив новой власти состоит из кузнеца Федора, отличающимся большой физической силой, с которым подружился Кузьма и Яша, человека готового всех раскулачить, сбившего церковный крест, и выжившего из деревни священника.

Классовая борьба построена на личных мотивах Кузьмы, который вместе с Егором Любавиным любят одну и туже девушку Марию Попову. Любавины всей душевной силой ненавидят советскую власть, несущую гибель сибирской воле и собственной независимости. Егор крепкий хозяин у которого все спорится в руках, Кузьма совершенно не знает, чем можно заняться в деревне.

Интрига романа замешана на разладе младших сыновей с отцом, череде кровавых преступлений. Происходит убийство Егором бандита Закревского, брат Макар убивает Яшу Горячего и погибает сам. Все это, выходит в месть, из-за которой Любавины сжигают школу, как символ новой Советской власти.

«Кулаки» в романе представлены как сильные и трудолюбивые крестьяне, которые должны быть уничтожены как класс, они не собираются сдаваться и вооружившись, противостоят власти. Следуя исторической и жизненной логике сибирская банда уничтожена, у единоличников, крепких своим хозяйством, отобран хлеб, крестьяне никогда не будут свободны. Победил Кузьма, закончивший спецкурсы. Но Любавины не сломлены, они могут быть только уничтожены. Егор, покидает деревню скрывшись в тайге.

Рецензии на книгу « Любавины »

Василий Шукшин

ISBN:978-5-389-13189-7
Год издания:2017
Издательство:Азбука, Азбука-Аттикус
Серия:Азбука-классика (pocket-book) — Классика XX века
Язык:Русский

Творчество Василия Шукшина (1929–1974) – выдающееся явление 1960–1970-х годов. Талант этой личности проявился в актерском, режиссерском, сценарном мастерстве, однако именно литературные произведения принесли Шукшину всенародную славу. Повести и рассказы писателя переведены более чем на двадцать языков и по праву считаются достоянием русской литературы ХХ века.

В настоящее издание вошли первая и вторая книги романа «Любавины», который повествует о жизни крестьянской семьи в сибирской деревне во время «великого перелома» 1930-х годов, а также о судьбе детей главных героев спустя двадцать лет после описанных событий.

Лучшая рецензия на книгу

Так писать про деревню может только человек знающий деревню.
А ещё тот, у кого не талант, а талантище. Вот у Шукшина – талантище.
Какие яркие образы и всего в нескольких предложениях. Два – три слова, и перед тобой встаёт косматый бугай с кулачищами, что твоя голова.
Мне нравятся книги, где много диалогов, но есть такие, где думаешь, что лучше бы их не было. Здесь совсем другая история, читаешь и хочется сказать:”Говорите, говорите, не прекращайте.”
В общем я получила эстетическое удовольствие от книги!
А что касается сюжета, то всё до банальности просто. Любавины – типичная семья живущая своим трудом. Беднякам и бездельникам такие не нравились, поэтому и спешили их раскулачивать, чтобы ни кому обидно не было.
Любовная линия такая, какая и должна была быть в деревне в описанные времена.
Правда Кузьму жалко. И жалко не потому, что женился не по любви, а потому, что дочка у него неудачная вышла. Ну, оно и понятно, сделанное по залету зелетит не в ту степь.

Так писать про деревню может только человек знающий деревню.
А ещё тот, у кого не талант, а талантище. Вот у Шукшина – талантище.
Какие яркие образы и всего в нескольких предложениях. Два – три слова, и перед тобой встаёт косматый бугай с кулачищами, что твоя голова.
Мне нравятся книги, где много диалогов, но есть такие, где думаешь, что лучше бы их не было. Здесь совсем другая история, читаешь и хочется сказать:”Говорите, говорите, не прекращайте.”
В общем я получила эстетическое удовольствие от книги!
А что касается сюжета, то всё до банальности просто. Любавины – типичная семья живущая своим трудом. Беднякам и бездельникам такие не нравились, поэтому и спешили их раскулачивать, чтобы ни кому обидно не было.
Любовная линия такая, какая и должна была быть в деревне в описанные… Развернуть

Мягкая обложка, 768 стр.

я до сих пор пребываю в некотором раздражении по поводу того, что вдова Василия Макаровича самочинно объединила под одной обложкой первую и вторую часть «Любавиных». Сам Шукшин этого не делал, и, возможно, он сомневался — стоит ли это делать. Вторая часть лежала в черновиках. Первая часть этого романа мне кажется совершенной, вторая не нравится вовсе, мало того — между ними нет нерасторжимой связи, они вовсе не цельны. Это мое ощущение. Я бы публиковал только первую часть, это законченный текст. Мало того — это, в конце концов, авторская воля.

З.Прилепин. “Именины сердца. “

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Рецензии читателей

Книга – жизнь. Жизнь деревенская. Здесь нет отрицательных героев, нет положительных. Все люди вот они, на ладонь читателю выложил их Василий Макарович. Сам мол суди их по себе.
Именно меня привлекла книга тем, что это деревенская проза. Я видела, как деревня умирала, как исчезал колхоз и всё это строительство коммунизма помахало рукой. А книга о том, как все это начиналось. Раскулачивали, сажали, поднимали колхозную жизнь. Ну и простой быт. В деревне телевизора не надо, говорила моя бабушка, кругом страсти кипят похлеще сериальных. Вся жизнь на виду.

Первое знакомство с Шукшиным-писателем и я осталась под большим впечатлением. Вот уж действительно – талантливый человек талантлив во всем. В романе рассказывается о семье Любавиных, семье очень не простой, это вовсе не положительные герои. Тем интереснее было читать. Действие происходит в деревне, но мне, абсолютно городскому человеку, читать было очень интересно. Каждый герой, каждый характер в романе выписан отлично.
В книге 2 отрезка времени – 20-е годы и 50-е, 30 лет спустя. Первая половина мне понравилась больше, здесь описание в основном семьи Любавиных, их взаимоотношение в семье и с окружающими. Взаимоотношения эти оох как непросты и к какой трагедии они привели в итоге. Во второй половине рассказывается уже о детях героев первой книги, очень интересно было проследить их судьбу, опять там все переплетается с героями первой половины. Кстати в фильме “Живет такой парень” из книги взят кусок из романа “Любавины”, прототип Куравлева из фильма – это Паша Любавин из романа, неимоверный балагур и остряк.
Книга очень понравилась, буду читать Шукшина дальше с большим удовольствием.

Читайте также:  Даёшь сердце - краткое содержание рассказа Шукшин

Первое знакомство с Шукшиным-писателем и я осталась под большим впечатлением. Вот уж действительно – талантливый человек талантлив во всем. В романе рассказывается о семье Любавиных, семье очень не простой, это вовсе не положительные герои. Тем интереснее было читать. Действие происходит в деревне, но мне, абсолютно городскому человеку, читать было очень интересно. Каждый герой, каждый характер в романе выписан отлично.
В книге 2 отрезка времени – 20-е годы и 50-е, 30 лет спустя. Первая половина мне понравилась больше, здесь описание в основном семьи Любавиных, их взаимоотношение в семье и с окружающими. Взаимоотношения эти оох как непросты и к какой трагедии они привели в итоге. Во второй половине рассказывается уже о детях героев первой книги, очень интересно было проследить их… Развернуть

Книга состоит из двух частей.
Первая часть. 30-е годы ХХ века. Алтайская деревня Баклань, в которой живёт семья Любавиных – отец и четыре сына. Зажиточные кулаки. Про таких людей моя бабушка говорила – «кипяток»! Мрачные, злющие, с норовом, вспыхивают от любого косого взгляда, неосторожного слова. Свирепые и страстные, они не умеют договариваться. Мучают друг друга, мучаются сами. Такие не гнутся. Такие только ломаются.
Как противовес Любавиным – молодой Кузьма. Идейный, коммунист, весь из себя честный и по-советски правильный. Этим он меня регулярно раздражал. Наверное в то время, когда была написана эта книга, фигура Кузьмы воспринималась по-другому. Шукшин писал «Любавиных» в 1961 году, романтизм коммунистической идеи был ещё силён. Вспоминались советские фильмы про вихрастых революционеров, прекрасных, всегда правых, почти святых борцов с «кулацкими выродками».
Вторая часть книги всё о той же деревне, постаревшем Кузьме, и потомках тех самых неистовых Любавиных. И опять – идейные коммунисты, которые только и думают о судьбых народа, честные, работящие парни. И, на другом полюсе – взбалмошные, запутавшиеся товарищи, которые рано или поздно возвращаются в лоно большой советской семьи.
Если бы не деревенский диалект жителей Алтая, авторский стиль и череда невероятно колоритных персонажей, эта книга была бы похожа на советский фильм, где обязательно играл бы Николай Рыбников. Но Шукшину удалось из по сути пропагандистской истории сделать человечный, правдивый, многоцветный роман, который очень интересно читать. Герои отлично прописаны, запоминаются с первых же страниц. Язык повествования мощный, яркий, каждое слово, каждая фраза на своём месте. Ни одной скучной, заунывной строки.
Сила духа Шукшина чувствуется в его книге, в мощи его героев.
Отдельное место в моём сердце заняли описания местности, природы, гор и Катуни. Каждый год бываю в этих местах, и никогда не могла словами передать силу и красоту этих мест. А Шукшин так правдиво и точно про них написал, что у меня почти наворачивались слёзы.
Однозначно рекомендую!

Книга состоит из двух частей.
Первая часть. 30-е годы ХХ века. Алтайская деревня Баклань, в которой живёт семья Любавиных – отец и четыре сына. Зажиточные кулаки. Про таких людей моя бабушка говорила – «кипяток»! Мрачные, злющие, с норовом, вспыхивают от любого косого взгляда, неосторожного слова. Свирепые и страстные, они не умеют договариваться. Мучают друг друга, мучаются сами. Такие не гнутся. Такие только ломаются.
Как противовес Любавиным – молодой Кузьма. Идейный, коммунист, весь из себя честный и по-советски правильный. Этим он меня регулярно раздражал. Наверное в то время, когда была написана эта книга, фигура Кузьмы воспринималась по-другому. Шукшин писал «Любавиных» в 1961 году, романтизм коммунистической идеи был ещё силён. Вспоминались советские фильмы про вихрастых… Развернуть

Я люблю “деревенскую прозу”. Я люблю творчество Василия Макаровича.
Может быть потому, что живу в Сибири, родилась в деревне, самые дорогие моему сердцу люди жили в деревне и самые теплые воспоминания связаны с ними. Я была счастлива ТАМ! И поэтому “деревенская проза” это возможность соприкоснуться с воспоминаниями детства, окунуться в прохладу реки, вдохнуть запах свежескошенной травы и вновь почувствовать, как состояние абсолютного счастья разливается по телу и душа взмывает ввысь.
“Любавиных” брала в руки с замиранием сердца, ожидала много и не разочаровалась. Язык автора легко узнаваем и горячо любим: тягучий, неторопливый, яркий, живописный, образный и вместе с тем резкий, отрывистый. Каждая фраза как удар молота по наковальне, все слова на своем месте, ничего лишнего, сказал – как отрезал. В этом весь Шукшин.
Повествование начинается ранней весной 1922 года. Только отгремела революция, гражданская война и вот Сибирь, далекая деревушка Баклань, тайга, мороз и люди, под стать времени и месту действия.

Это первая фраза в романе. Зачин. И это суть романа.
Сразу же мы видим дом Любавиных: “жили Любавины как в крепости. ” и мужиков Любавиных – отец и четыре сына “спокойные, угрюмые, с насмешливыми умными глазами вприщур”. Автор показывает нам всю их жизнь, выворачивает наизнанку. Здесь и тяжелый, изнурительный, ежедневный труд, простой, бесхитростный быт, разнузданное веселье и любовь, неяркая, немногословная, без взрыва чувств, но искренняя, настоящая, до последнего вздоха. Ты погружаешься в то время, и, отрываясь от книги, каждый раз приходишь в себя, пытаясь вынырнуть из романа.
Автор показывает судьбу всех братьев Любавиных: Кондрата, Ефима, Макара и Егора. Но самая близкая мне, тронувшая душу – история Егора и Марьи. Да, так любили наши деды и прадеды, без лишних слов, скупо на эмоции, но всей душой. Так жили-за стенами дома, но все навиду, зависели от людской молвы.
История семьи Любавиных показательна в разрезе времени. Вмиг сменившийся многовековой уклад жизни не мог сразу заставить людей перестроится. Любавины – они как сибирские кедры, гнутся, скрипят, стоят до последнего, но не гнутся, а ломаются, под корень. Да их семья обречена, но в первой части все симпатии на их стороне. Кузьма Родионов “нравится” во второй части романа, только тогда, когда он врастает в эту землю, становится своим.
Да вторая часть романа другая, не такая насыщенная, более тягучая, без сильных эмоций. Но мне кажется автор так и задумал: в первой части все неслось, трещало, ломалось, а потом, на руинах прошлого, уцелевшие Любавины и неЛюбавины, как молодая поросль после пожара, поднимает голову, учится жить, ошибается, ищет себя и свой путь, крепнет.

Вот такие они-Любавины, суровые, жесткие, но настоящие. И роман такой.
Читайте “Любавиных”, но только без спешки, вдумчиво, и не пытайтесь анализировать, а просто, попробуйте почувствовать и тогды полюбите этот роман навсегда.

Я люблю “деревенскую прозу”. Я люблю творчество Василия Макаровича.
Может быть потому, что живу в Сибири, родилась в деревне, самые дорогие моему сердцу люди жили в деревне и самые теплые воспоминания связаны с ними. Я была счастлива ТАМ! И поэтому “деревенская проза” это возможность соприкоснуться с воспоминаниями детства, окунуться в прохладу реки, вдохнуть запах свежескошенной травы и вновь почувствовать, как состояние абсолютного счастья разливается по телу и душа взмывает ввысь.
“Любавиных” брала в руки с замиранием сердца, ожидала много и не разочаровалась. Язык автора легко узнаваем и горячо любим: тягучий, неторопливый, яркий, живописный, образный и вместе с тем резкий, отрывистый. Каждая фраза как удар молота по наковальне, все слова на своем месте, ничего лишнего, сказал -… Развернуть

Василий Шукшин «Любавины»

Любавины

Язык написания: русский

В глухое сибирское село приезжают дядя и племянник Родионовы, командированные из уездного центра для организации школы. На самом деле это уполномоченные ГПУ, и их основная задача — выяснить местонахождение многочисленной и очень опасной банды, которая наводит страх на местных жителей. Сразу по прибытии Родионовы вступают в конфронтацию с семьей местного кулака Емельяна Любавина. По многим признакам, Любавин и его сыновья связаны с бандой. Любавины, в свою очередь, ни минуты не сомневаются, что приезжие присланы заниматься не только школой.

«Сибирские огни», №№ 6- 9, 1965

На основе одной из сюжетных линий романа создана повесть «Там вдали. »

— «Конец Любавиных» 1971, СССР, реж: Леонид Головня

strannik102, 10 сентября 2016 г.

Вероятно это одна из лучших книг, прочитанных в 2016 году. По силе эмоционального воздействия сравнимая с «Вечным зовом» и «Тени исчезают в полдень». Да и по ширине и глубине охвата роман Шукшина не уже и не мельче, чем упомянутые.

Очень сильные образы персонажей, как положительных, так и тех, которые выглядят и воспринимаются отрицательными. Мощные человеческие характеры, матёрые мужские и соответствующие им женские. Без красивостей выписанные все повороты жизненных линий героев книги. Шукшин при этом мало старается потрафить своему читателю — герои романа довольно часто совершают глупые и никудышные поступки, грешат, каются и вновь грешат; при необходимости (но возможно просто потому, что так на самом деле было с прототипами в реальной жизни) и в силу книжной и жизненной логике даже самые казалось бы красивые и потому выгодные с писательской точки зрения персонажи вдруг гибнут или сникают, но тут же появляются новые, не менее значимые и красочные. При этом невозможно упрекнуть Шукшина в красивостях — хоть в литературно-писательских, хоть в сюжетных — всё происходит так, как могло бы быть и, наверное, и в самом деле происходило.

Первая книга немного отличается от второй, ну вот примерно так же, как отличается первая серия фильма «Москва слезам не верит» от второй. А страницы с эпизодами, вошедшими в фильм «Живёт такой парень», и вовсе порой воспринимаются с юморком и смешком. Однако драматическая линия автором выдерживается до конца, и хотя в романе (во второй книге романа) выведена проблематика второй половины 50-х, однако сам жизненный уклад и конфликтно-событийный ряд захватывают с головой, и потому устаревшим и архаичным роман не выглядит и не воспринимается таковым.

Вообще историзма в книге оказалось куда как много, первая книга вообще наполнена такими деталями времени (середина 20-х на Алтае), которые сложно ещё где-то найти (разве что специально разыскивать информацию). Так что роман, несмотря на довольно жёсткий событийный набор, вполне годен для чтения как мужской читательской аудитории, так и для женщин — в книге очень сильны как трагедийно-драматические исторические темы, так и любовно-драматические линии.

А я попросту иду на соответствующие порталы и ищу книги Василия Макаровича для домашней библиотеки — просто никогда не думал, что и крупные литературные формы у него окажутся столь же мощными, как и рассказы.

Читайте также:  Охота жить - краткое содержание рассказа Шукшина

Шербетун, 25 июня 2017 г.

Любавины — горделивые, крепкие, но ядовитые да себе на уме, до легких денег охочие, оттого на лихие поступки готовые. Сыновья, поднявшие руку на отца, избившие его до смерти, добровольно выбравшие дорогу варнаков беспредельщики. А с другой стороны дети той же семьи – работящие «кулаки», не желающие делиться ни с кем плодами собственного труда, взрывные до бешенства, ревностно относящиеся к собственности, будь то хлеб или даже жена. Они ненавидят, любят, завидуют, живут, у них болит душа… Они все разные, как цветные стеклышки и жизнь перемешивает их, создавая неповторимые картинки калейдоскопа-судьбы. Просто им не повезло оказаться на рубеже двух эпох, попасть в жернова сменяющегося уклада жизни. Только вот не перемалываются на муку Любавины, не выжимаются маслом, а дробятся крупным камнем, попутно оставляя щербины и в жерновах.

«Любавины» — добротный эмоциональный роман с продуманным жизненным сюжетом, с непростой интригой и яркими персонажами. Язык произведения народный, книга насыщена диалогами, преимущественно в которых и раскрываются характеры героев. Красивая книга, сложная, порой тяжелая, но все равно такая родная.

Книга: Василий Шукшин «Любавины»

Творчество Василия Шукшина – выдающееся явление 1960 1970-х годов. Талант этой личности проявился в актерском, режиссерском, сценарном мастерстве, однако именно литературные произведения принесли Шукшину всенародную славу. Повести и рассказы писателя переведены более чем на двадцать языков и по праву считаются достоянием русской литературы ХХ века. В настоящее издание вошли первая и вторая книги романа `Любавины`, который повествует о жизни крестьянской семьи в сибирской деревне во время`великого перелома` 1930-х годов, а также о судьбе детей главных героев спустя двадцать лет после описанных событий. ISBN:978-5-389-13189-7

Издательство: “АЗБУКА” (2017)

Формат: 115×180, 768 стр.

Другие книги автора:

КнигаОписаниеГодЦенаТип книги
Вопросы самому себеВ книге собраны публицистические выступления В. М. Шукшина, его статьи, очерки, эссе разных лет, письма, затрагивающие темы нравственного воспитания — Молодая гвардия, (формат: 84×108/32, 256 стр.) Писатель – молодежь – жизнь Подробнее.1981170бумажная книга
Василий Шукшин. КиноповестиКиноповести В. М. Шукшина, известного писателя, кинорежиссера и актера, помимо уже известных широкому читателю произведений “Живет такой парень”, “Позови меня в даль светлую…”, “Брат мой…”… — Искусство, (формат: 84×108/32, 304 стр.) Подробнее.1975140бумажная книга
Василий Шукшин. КиноповестиКиноповестн В. М. Шукшина, известного писателя, кинорежиссера и актера, помимо уже известных широкому читателю произведений “Живет такой парень”, “Позови меня в даль светлую. “, “Брат мой. “… — Искусство, (формат: 84×108/32, 368 стр.) Подробнее.1991180бумажная книга
Далекие зимние вечераГерои большинства рассказов, вошедших в этот сборник В. М. Шукшина, еще только начинают познавать жизнь. Мастерски писатель показывает мир, окружающий его героев, формирующий их характеры — Алтайское книжное издательство, (формат: 84×100/32, 80 стр.) Подробнее.1978110бумажная книга
Василий Шукшин. ИзбранноеВ книгу вошли рассказы талантливого писателя и его роман “Любавины” — Ставропольское книжное издательство, (формат: 84×108/32, 700 стр.) Подробнее.1978260бумажная книга
Там, вдалиВ книгу известного киноактера, режиссера и писателя Василия Шукшина входят повести “Там, вдали”, “До третьих петухов” и рассказы. В. Шукшин показывает очень разных людей. Порой у них нелегкая судьба… — Туркменистан, (формат: 84×108/32, 288 стр.) Подробнее.198490бумажная книга
Я пришел дать вам волю“Я пришел дать вам волю” – единственный исторический роман Василия Шукшина (1929-1974) – известного писателя, режиссера, актера. Роман рассказывает о сложных и драматических событиях крестьянского… — Советская Россия, (формат: 84×108/32, 400 стр.) Биография Отечества Подробнее.1984300бумажная книга
НаказВ сборник включены лучшие рассказы Василия Макаровича Шукшина, написанные им в разные годы — Алтайское книжное издательство, (формат: 84×108/32, 272 стр.) Подробнее.1980100бумажная книга
Калина краснаяВ книгу вошли рассказы писателя, написанные в разные годы, а также известная киноповесть “Калина красная” — Марийское книжное издательство, (формат: 84×108/32, 224 стр.) Сельская библиотека Нечерноземья Подробнее.1983200бумажная книга
Василий Шукшин. Избранные произведения в 2 томах (комплект из 2 книг)Вашему вниманию предлагается сборник Василия Макаровича Шукшина, составленный из произведений разных лет. В первый том включены рассказы и киноповесть “Калина красная” . Герои их – люди сложные… — Молодая гвардия, (формат: 84×108/32, 992 стр.) Подробнее.1975620бумажная книга
Василий Шукшин. КиноповестиКиноповести В. М. Шукшина, известного писателя, кинорежиссера и актера, помимо уже известных широкому читателю произведений “Живет такой парень”, “Позови меня в даль светлую. “, “Брат мой. “… — Искусство, (формат: 84×108/32, 365 стр.) Подробнее.1991150бумажная книга
Беседы при ясной лунеТворчество Шукшина-рассказчика известно широкому читателю. В настоящей книге собраны рассказы писателя, написанные им за последние годы жизни — Советская Россия, (формат: 84×108/32, 318 стр.) Подробнее.197570бумажная книга
ЛюбавиныВ это издание вошли первая и вторая книги романа В. Шукшина “Любавины” . Во второй книге действуют дети героев первой, но в целом она не стала непосредственным ее продолжением. Из драмы “великого… — Книжная палата, (формат: 60×90/16, 448 стр.) Популярная библиотека Подробнее.1988300бумажная книга
Нечаянный выстрелВ этот сборник вошли рассказы Василия Шукшина разных лет, объединенные темой провинции недавнего прошлого – темой деревни и маленького городка, которые становятсядля его любящих, страдающих… — АСТ, Зебра Е, (формат: 70×90/32, 320 стр.) Подробнее.2011101бумажная книга
Калина краснаяВ этот сборник вошли классические повести и рассказы Шукшина. Ставшие жемчужинами его творческого наследия, вошедшие в золотой фонд отечественной литературы, неоднократно поставленные на сцене и… — АСТ, Астрель, (формат: 70×90/32, 320 стр.) Книга на все времена Подробнее.201067бумажная книга

Василий Шукшин

село Сростки Бийского района, Алтайский край

Васи́лий Мака́рович Шукши́н (25 июля 1929, село Сростки Бийского района Алтайского края — 2 октября 1974, станица Клетская Волгоградской области) — советский писатель, кинорежиссёр, актёр.

Содержание

Биография

Родился Василий Макарович Шукшин 25 июля 1929 в крестьянской семье. Отец его, Макар Леонтьевич Шукшин (1912—-1933) был арестован и расстрелян в 1933 году, во время коллективизации. Мать, Мария Сергеевна (в девичестве Попова) (1909 – 17 января 1979) взяла на себя все заботы о семье. Во втором браке – Куксина. Несмотря на все трудности, она дожила до глубокой старости. Сестра – Наталья Макаровна Шукшина (16 ноября 1931 – 10 июля 2005).

В 1943 Шукшин оканчивает 7 классов школы в селе Сростки и поступает в Бийский автомобильный техникум. Учится там два с половиной года, однако техникум не заканчивает. Вместо этого в 1945 идёт работать в колхоз в селе Сростки. Но и в колхозе работает он недолго: в 1946 Шукшин покидает родное село. В 1947—1949 году Шукшин работает слесарем на нескольких предприятиях треста Союзпроммеханизация: на турбинном заводе в Калуге, на тракторном заводе во Владимире.

В 1949 году Шукшина призвали служить в Военно-Морской флот. Сперва он матрос на Балтийском флоте, потом радист на Черноморском. В 1953 году его демобилизуют со флота из-за обнаружившейся язвы желудка, и он возвращается в село Сростки.

В родном селе Василий Макарович сдает экстерном экзамен на аттестат зрелости в сросткинской средней школе № 32. Идёт работать учителем русского языка и словесности в Сросткинской школе сельской молодёжи. Некоторое время был директором этой школы.

В 1954 году Шукшин поступает на режиссёрское отделение ВГИКа, заканчивает его в 1960 году (мастерская Ромма).

В 1956 году состоялся дебют Шукшина в кино: в фильме С. Герасимова «Тихий Дон» (вторая серия) он сыграл в крошечном эпизоде – изобразил выглядывающего из-за плетня матроса. С этого матроса и началась кинематографическая судьба Шукшина-актёра.

Во время учёбы во ВГИКе в 1958 году Шукшин снялся в первой своей главной роли в фильме М. Хуциева «Два Фёдора» и опубликовал свой первый рассказ «Двое на телеге» в журнале «Смена». В своей дипломной работе «Из Лебяжьего сообщают», Шукшин выступил, как сценарист, режиссёр и исполнитель главной роли.

Первая книга Шукшина — «Сельские жители» вышла в 1963 году в издательстве «Молодая гвардия». В этом же году он начинает работать режиссёром на киностудии имени Горького. Снимает по своему сценарию фильм «Живёт такой парень». Фильм вышел на экран в 1964 году и сразу же привлёк внимание зрителей и критики.

В 1965-м году Шукшин начал писать киносценарий о восстании под предводительством Степана Разина, но не получил одобрения Госкомкино СССР. Впоследствии сценарий был переработан в роман «Я пришёл дать вам волю».

В 1969 году за заслуги в области советской кинематографии удостоен звания заслуженного деятеля искусств РСФСР.

Многие годы Василий Макарович совмещал работу над фильмами с писательской деятельностью. Писал он от руки в толстую тетрадь и обычно по ночам.

В 1973-1974 годы стали очень плодотворными для Шукшина. Вышел на экраны его фильм Калина красная, получивший первый приз ВКФ. Опубликован новый сборник рассказов «Характеры». На сцене Большого драматического театра готовилась постановка пьесы «Энергичные люди» – режиссёром Товстоноговым. В 1974 Шукшин принял приглашение сниматься в новом фильме Сергея Бондарчука. Но Василия Шукшина уже давно мучили приступы язвы желудка, которые преследовали его ещё с молодости и усугублялись пристрастием к спиртному. [1]

2 октября 1974 года Василий Макарович Шукшин скоропостижно скончался в период съёмок фильма «Они сражались за Родину», на теплоходе «Дунай». Первым обнаружил его близкий друг Георгий Бурков.

Похоронен в г. Москве на Новодевичьем кладбище. Именем Шукшина названы улица и Театр Драмы в Барнауле. А с 1976 года на его родине в селе Сростки проводятся Шукшинские чтения.

Премии и награды

  • Заслуженный деятель искусств РСФСР
  • 1964 — Живёт такой парень (фильм) удостоен первой премии на Всесоюзном кинофестивале в Ленинграде и главной награды XVI Международного кинофестиваля в Венеции — «Золотой лев Святого Марка».
  • 1969 — Государственная премия РСФСР им. бр. Васильевых — За художественный фильм «Ваш сын и брат»
  • 1967 — Указом Президиума Верховного Совета СССР Василий Шукшин награждён орденом Трудового Красного Знамени.
  • 1971 — Государственная премия СССР — за исполнение роли в фильме С. А. Герасимова «У Озера»
  • 1974 — Калина красная (фильм) — первая премия на Всесоюзном кинофестивале
  • 1976 — Ленинская премия— за совокупность творчества (посмертно)

Проблематика

Герои книг и фильмов Шукшина — это люди российской деревни, простые труженики со своеобразными характерами, наблюдательные и острые на язык. Один из его первых героев, Пашка Колокольников (Живёт такой парень) — деревенский шофёр, в жизни которого «есть место для подвига». Некоторых из его героев можно назвать чудаками, людьми «не от мира сего» (рассказ «Микроскоп», «Чудик»). Другие персонажи прошли тяжёлое испытание заключением (Егор Прокудин, Калина красная).

В произведениях Шукшина дано лаконичное и ёмкое описание российской деревни, его творчество характеризует глубокое знание языка и деталей быта, на первый план в нем зачастую выходят глубокие нравственные проблемы и общечеловеческие ценности (рассказы «Охота жить», «Космос, нервная система и шмат сала»).

Ссылка на основную публикацию
Василий Шукшин
Василий Макарович Шукшин
Василий Макарович Шукшин
Дата рождения:
Место рождения:
Дата смерти:
Место смерти: