Варвары – краткое содержание рассказа Горького

Сочинения

Анализ пьесы Горького «Варвары»

В ином аспекте, в столкновении «деревянной и железной России», в котором «железная» выколачивает «из деревянной все, что в ней есть мало-мальски ценного», решается проблема интеллигенции в пьесе «Варвары». Носителями буржуазной цивилизации выступают в пьесе инженеры Черкун и Цыганов, приехавшие в захолустный город Верхополье строить железную дорогу. Цыганов с самого начала предстает перед нами как отвратительный циник и растлитель человеческих душ. Под его разлагающим влиянием сын городского головы Редозубов начинает пьянствовать, молодой крестьянский парень Матвей Го-гин становится стяжателем, копит деньги, на которые собирается «купить» себе жену, а чиновник Дробязгин крадет казенные деньги. Развращение людей доставляет Цыганову истинное удовольствие, ибо оно воспринимается им как подтверждение его зоологических теорий.

Иным вначале кажется Черкун. Он энергичный, напористый, деятельный человек, хотя и слишком прямолинеен в своих суждениях и поступках. Недаром к нему тянутся и его жена Анна, и ищущая благородных идеалов Лидия Павловна, и тоскующая по настоящей любви Надежда Монахова.

Однако Черкун оказался таким же циником и эгоистом, как и Цыганов. Юн обозлен на людей, хочет «рассчитаться» с ними за прошлые свои унижения. Он растоптал любовь жены, оттолкнул Лидию Павловну, довел до самоубийства Надежду Монахову. Один из персонажей пьесы вполне резонно говорит Цыганову и Черкуну: «Вы оба хищники», другой называет их «варварами», которые «все опрокидывают». Но особенно тяжелое и справедливое обвинение предъявляет им Монахов: «Господа, вы убили человека… за что?»

Наиболее интересный персонаж пьесы — это, несомненно, Надежда Монахова — мечтательница, живущая идеалом героя в городе, о котором даже исправник с недоумением говорит: «Уездный город — и вдруг герой, это даже смешно». На первый взгляд, эта «очень красивая, большая, с огромными, неподвижными глазами» женщина смешна и даже глупа. Начитавшись дешевых мещанских романов, она думает и говорит только о любви, и говорит так, что окружающие её дамы конфузятся. И все же в ней есть что-то такое, что делает ее неповторимой и даже невероятной в этой глуши. Это прежде всего сила чувства и преданность своему идеалу. Узнав, что возведенный ею в герои Черкун не любит её, она застрелилась.

Строго судивший о драматургии Горького А. Блок считал Монахову единственным настоящим героем пьесы — не только в литературном смысле: «… в ней какая-то большая притягательная и вместе отталкивающая сила» . Попади она в иные условия, её незаурядный характер мог бы развиться совсем по-иному.

Глубокая характеристика Надежды Монаховой дана в блестящей рецензии А. В. Луначарского на пьесу Горького: «…этот вполне реальный, вполне возможный во всяком захолустье образ, при сколько-нибудь глубоком к нему отношении, оказывается столь чистым, высоким, даже торжественным, что я не знаю, какой другой образ в драматургии последних лет мог бы я поставить рядом» ‘.

Буржуазным «цивилизаторам» Черкуну и Цыганову в пьесе противопоставлен студент-демократ Степан Лукин; он хорошо понимает, что «жизнь полна преступлений», но знает и то, что им должен быть положен конец, а для этого нужны «железные люди», «если они хотят перестроить жизнь». Он призывает Катю Редозубову, прямую и честную девушку, ехать в большой город, где «горит великий огонь разума», где решается судьба общества, страны. Горький дает понять, что Лукин ведет революционную работу. В действии пьесы он мало участвует и хотя я является основным антагонистом Черкуна, почти не вступает в столкновение с ним. Нельзя не согласиться с Луначарским, который писал, что Лукин сам «не очень-то верит в свои силы», считая, что его поколению суждено лишь «открывать глаза слепорожденным», а создавать новое будут другие.

Разоблачению эгоизма буржуазно-мещанской интеллигенции, её жадности и трусости, её озлобленности против всего, что угрожает её покою и сытости, были посвящены и публицистические статьи Горького периода первой революции. Вскрывая контрреволюционную сущность мещанства, он показал его классовое лицо, его социальную психологию. «Мещанство,— писал Горький в «Заметках о мещанстве»,— это строй души современного представителя командующих классов». Обличению мещанской, ренегатствующей интеллигенции посвящены памфлеты «И еще о черте» и «О сером». Образ Серого во втором памфлете — это образ мещанина, озлобленного буржуазного интеллигента, мечущегося между двумя противоборствующими силами (Красным и Черным), подстрекающего эти силы одну против другой только для того, чтобы устроить «для себя жизнь теплую, жизнь сытую, жизнь уютную».

В ряде произведений Горького этой поры чувствуется традиция Щедрина с его беспощадной сатирой. Когда слышим рассуждения Басова в «Дачниках» об эволюции, о действиях «в пределах возможности», невольно вспоминается персонаж сказки Щедрина «Либерал», который, отказавшись от прежних идеалов, стал действовать «применительно к подлости». И этот либерал сначала действовал «по возможности», как «поборник свободы» Иван Иванович Иванов в памфлете Горького «И еще о черте», который, как оказалось, «на революцию за все шестнадцать лет» дал всего лишь «семь рублей сорок пять копеек», и то не из сочувствия, а … из сожаления. И снова память подсказывает образ купца Онуфрия Петровича Парамонова из «Современной идиллии» Щедрина, который дал в полицейский участок «на потреотизм» 95 тысяч рублей и на памятник Пушкину (очевидно, тоже из чувств «потреотизма») — 15 копеек.

Похожие сочинения:

Запись была опубликована 05.01.2010 в 09:52 в категории Хрестоматия и критика. Вы можете следить за ответами в этой записи через RSS 2.0 ленты.

Краткое содержание Горький Варвары

Действие пьесы происходит в небольшом уездном городке, живущем тихой мещанской жизнью. Привычный ход вещей нарушает приезд столичных инженеров для строительства железной дороги.

Инженер Егор Петрович Черкун прибыл в город вместе с супругой Анной Федоровной и горничной Степанидой. Так же с ними приехали инженер Сергей Николаевич Цыганов, этакий городской философ и молодой специалист Степан Лукин, которого местные тут же прозвали студентом, за полученное образование.

Поселилась вся эта компания в доме у пожилой дворянки Татьяны Николаевны Богаевской. К ней по совпадению в это же время приехала племянница Лидия Павловна. Приезжие привлекли к себе внимание всей местной знати. В доме всегда было много гостей, и разворачивались интересные события.

Егор и Лидия прониклись друг к другу симпатией, на этом фоне Черкун ссорится с женой и та уезжает в деревню. Сам Егор Петрович привлекает к себе внимание местной красавицы Надежды, жены акцизного надзирателя Монахова. Дама, от безделья и скуки начитавшаяся любовных романов, с первого взгляда влюбляется в молодого инженера и решает добиться взаимности любой ценой. Черкуну неприятно внимание навязчивой девицы и он всячески старается избегать ее. А вот его напарнику Цыганову Надежда очень симпатична, он даже готов жениться на ней и увезти с собой, но женщина считает его старым и отвергает ухаживания приезжего кавалера, как и любовь местного доктора, безуспешно ищущего ее благосклонности в течение последних четырех лет.

С самого приезда Егор хотел встряхнуть тихую болотную жизнь в городке, влить в него струю свежих мыслей и идей. С первого дня он ссорится с местным городским головой Редозубовым. Затем он привечает у себя его инфантильного сына Гришу, и тот пристращается к алкоголю, а дочь Редозубова Екатерина начинает встречаться со «студентом». Между ними вспыхивает взаимное чувство, и молодой человек приглашает девушку поехать с ним в столицу получить образование, Катя соглашается.

Анна поняв, что не может без мужа возвращается к нему. В беседе с Лидией он узнает, что та ей вовсе не соперница, так как Лидии не интересен ее супруг. А вот Надежда готова на все ради Черкуна. В один из прощальных вечеров Егор отступает перед напором Монаховой и целует ее в губы.Эту картину видят и Анна и Монахов. Надежда счастлива и решает остаться с ним навсегда. Ее муж, всегда тенью ходивший за горе-красавицей, попытался увезти супругу домой, но та напрочь отказывалась. Пытаясь выкрутиться из неприятной ситуации, Черкун прилюдно говорит Наде, что не любит ее и просит прощения у жены. Разочарованная красавица не выдерживает такого удара и убивает себя из пистолета. Убитый горем Монахов заканчивает пьесу упреком в адрес приезжих: это вы убили её!

Горький как бы подчеркивает уныние и простоту провинциальных городов, где далеко не всегда новые течения могут принести пользу. Читателю представляется возможность самому определить кто больший варвар: образованные приезжие или деградирующие мещане.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Горький. Все произведения

Варвары. Картинка к рассказу

Сейчас читают

Роман В.П. Астафьева состоит из двух частей. В первой части, которая называется Солдат лечится, главный герой Сергей попадает в госпиталь для лечения полученной боевой травмы.

Легенда о Ларре из рассказа Максима Горького «Старуха Изергиль» является одним из главных эпизодов во всём произведении. Эта легенда повествует о племени, которое жило очень много лет тому назад

На одном из совещаний выступал с пылкой речью Николай Алексеевич Аксенов – председатель колхоза “Пламя коммунизма”. В своём выступлении он подверг критике недостатки колхоза и пообещал все исправить.

Краткий пересказ повестей входящих в Гоголя Петербургские повести

Мать ведет своего сына Пашу к доктору. Дорога в больницу была долгой и запоминающейся для мальчишки. Пашка с матерью долго ждали своей очереди. Наконец назвали их фамилию, это было для них обоих неожиданно. Впервые в том странном месте мальчик узнал

Максим Горький – Варвары

Максим Горький – Варвары краткое содержание

Варвары – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Сцены в уездном городе.

Черкун Егор Петрович, 32 лет, инженер.

Анна Федоровна, 23 лет, его жена.

Цыганов Сергей Николаевич, 45 лет, инженер.

Богаевская Татьяна Николаевна, 55 лет, домовладелица, дворянка.

Лидия Павловна, 28 лет, ее племянница.

Редозубов Василии Иванович, 60 лет, городской голова.

Гриша, 20 лет, Катя, 18 лет, его дети.

Притыкин Архип Фомич, под 35 лет, купец, лесопромышленник.

Притыкина Пелагея Ивановна, 45 лет, его жена.

Монахов Маврикий Осипович, 40 лет, акцизный надзиратель.

Монахова Надежда Поликарповна, 28 лет, его жена.

Головастиков Павлин Савельевич, под 60 лет, мещанин.

Дробязгин, 25 лет, служит в казначействе.

Доктор Макаров, 40 лет.

Веселкина, 22 лет, дочь почтмейстера.

Исправник, 45 лет.

Ивакин, 50 лет, садовник и пчеловод.

Лукин Степан, 25 лет, студент, его племянник.

Дунькин муж, под 40 лет, личность неопределенная.

Гогин Матвей, 23 лет, деревенский парень.

Степа, 20 лет, горничная Черкуна.

Ефим, 40 лет, рабочий Ивакина.

Луговой берег реки; за рекою виден маленький уездный город, ласково окутанный зеленью садов. Перед зрителями сад – яблони, вишня, рябина и липы, несколько штук ульев, круглый стол, врытый в землю, скамейки. Вокруг сада – растрепанный плетень, на кольях торчат валеные сапоги, висит старый пиджак, красная рубаха. Мимо плетня идет дорога – от перевоза через реку на почтовую станцию. В саду направо – угол маленького, ветхого дома; к нему примыкает крытый ларь – торговля хлебом, баранками, семечками и брагой. С левой стороны у плетня – какая-то постройка, крытая соломой, – сад уходит за нее. Лето, время – после полудня, жарко. Где-то дергает коростель, чуть доносится заунывный звук свирели. В саду, на завалинке под окном, сидит Ивакин, бритый и лысый, с добрым, смешным лицом, и внимательно играет на гитаре. Рядом с ним – Павлин, чистенький, аккуратный старичок, в поддевке и теплом картузе. На окне стоит красный кувшин с брагой и кружки. На земле у плетня сидит Матвей Гогин, молодой деревенский парень, и медленно жует хлеб. С правой стороны, где станция, доносится ленивый и больной женский голос: “Ефим. ” Молчание. Слева по дороге идет Дунькин муж, человек неопределенного возраста, оборванный и робкий. Снова раздается крик: “Ефим. “

Ефим (идет по саду вдоль плетня). Слышу. (Матвею.) Ты чего тут?

Матвей. Ничего. вот – сижу.

(Третий раз, уже раздраженно, зовут: “Ефим!”)

Ивакин. Ефим! Что ж ты, братец ты мой.

Ефим. Сейчас. (Матвею.) Пошел прочь.

(Снимает рубаху с плетня, Дунькин муж кашляет и кланяется ему.) А. явился! Чего надо?

Дунькин муж. Из монастыря иду, Ефим Митрич.

Ефим (идет). Выгнали? У, дармоеды. черти!

Ивакин (Ефиму). А ты, братец, иди, когда зовут.

(Павлину.) Любит командовать старик.

Павлин. Всякому человеку этого хочется.

Ивакин. А люди – против. люди не желают, чтобы на них зря орали. да.

Павлин. Как ни поступай, одобрения от людей не заслужишь. Однако в строгости все нуждаются.

Ивакин. Этот же самый вальс можно играть на другой манер – вот как. (Играет.)

Дунькин муж. О господи! Обругал человек всех видимых и невидимых: а за что?

Дунькин муж. И мне жарко, но я терплю молча: Просто – человек, который хоть несколько сыт, уже почитает себя начальством: Хлеб да соль!

Матвей. Ем да свой.

Читайте также:  Мои университеты - краткое содержание повести Горького

Дунькин муж. Деревенский? Хорошо в деревнях хлеб пекут.

Матвей. Когда мука есть – ничего, испечь могут. А это – у Ивакина я купил.

Дунькин муж. Скажите! Запах у него однако – как у деревенского. Позвольте мне кусочек. отведать.

Матвей. Самому мало.

(Дунькин муж, вздохнув, двигает губами.)

Ивакин. Вот. можно играть еще медленнее.

Павлин. Говорите – называется это “Вальс сумасшедшего священника”?

Павлин. Почему же так? Чувствую в этом некоторый соблазн и как бы неуважение к духовному сану.

Ивакин. Ну, пошел мудрить! Экой ты, Павлин, придира!

Павлин. Напрасно так осуждаете, ибо всем известно, что скелет души моей – смирение. но только ум у меня беспокойный.

Ивакин. Не располагаешь ты к себе, братец мой: вот что!

Павлин. Ибо возлюбил правду превыше всего: На гонения же не ропщу и, будучи в намерениях моих тверд, ничего, кроме правды, не желаю.

Ивакин. Чего тебе желать? Домишко есть, деньжонки есть. (Слева слышны голоса, Ивакин смотрит.) Почтмейстерова дочь идет. куда это?

Павлин. Вертихвостка. Пагубного поведения девица.

(Идут Дробязгин и Веселкина.)

Веселкина. Я вам говорю: она была замужем за инженером.

Дробязгин. Марья Ивановна! Отчего у вас такое недоверие к фактам?

Веселкина. Я верю только в то, что знаю.

Дробязгин (почти с отчаянием). Но этот пессимизм совершенно не совпадает с вашей наружностью! Поверьте мне, – муж Лидии Павловны был директором лакричного завода, и она его не бросила, а просто он умер, подавившись рыбьей костью.

Веселкина. Она его бросила, говорю вам!

Дробязгин. Марья Ивановна! У нас в казначействе все известно.

Веселкина. У нас на почте знают больше вашего. Он украл деньги и теперь – под судом. и она сама в это дело запутана, да-с!

Дробязгин. Лидия Павловна? Марья Ивановна! Сама Татьяна Николаевна.

Веселкина. А за то, что вы спорите, вы должны угостить меня брагой:

(Ивакин встает и уходит за угол дома. Павлин берет оставленную им гитару, заглядывает внутрь ее, трогает струны.)

Дробязгин. Извольте! А все-таки она – вдова!

Веселкина. Да? Хорошо же. Вы увидите.

Дунькин муж (негромко). Слушай. дай кусочек, Христа ради!

Матвей. Что ж ты, чудак, прямо не сказал? Просишь отведать. разве хлеб отведывают?

(В саду является Ивакин, ставит на стол кувшин браги, два стакана и смотрит вдаль.)

Дунькин муж. Стыдно было прямо-то. спасибо!

Ивакин. Павлин! Город-то. красота! Как яичница на сковороде. а?

Павлин. Проведут железную дорогу – всё испортят.

Ивакин. Чем испортят? Каркай!

Павлин. Нашествием чужих людей.

(Входят в сад Веселкина и Дробязгин, садятся за стол, пьют брагу и вполголоса разговаривают. Ивакин и Павлин уходят за угол.)

Матвей. Ты кто будешь?

Дунькин муж. Мещанин. из города.

Матвей. У вас мещане богатые. а ты что?

Дунькин муж. А я – ослаб. Разорила меня жена. жена, брат. Сначала – ничего была. жили дружно. Красивая она, бойкая. да. А потом – скучно, говорит, мне. Начала вино пить. и я с ней тоже.

Дунькин муж. И я. что поделаешь? В распутство она ударилась. Стал я тогда бить ее. да. А она – сбежала. Дочь была у меня. и дочь сбежала на пятнадцатом году. (Замолчал, задумался.)

Детство

Очень кратко

У мальчика умирает отец. Вместе с матерью он переезжает в дом жестокого и жадного деда. Мать выходит замуж, и мальчика растит бабушка. Когда мать умирает, дед отправляет мальчика «в люди».

1913 год, Нижний Новгород. Повествование ведётся от имени мальчика Алёши Пешкова.

Первое воспоминание Алёши — смерть отца. Он не понимал, что отца больше нет, но в память ему врезался плач матери Варвары. Перед этим мальчик сильно болел, и помочь приехала бабушка Акулина Ивановна Каширина, «круглая, большеголовая, с огромными глазами и смешным рыхлым носом». Бабушка нюхала табак и была вся «чёрная, мягкая», как медведица, с очень длинными и густыми волосами.

В день смерти отца у Варвары начались преждевременные роды, ребёнок родился слабым. После похорон бабушка забрала Алёшу, Варвару и новорож­дённого в Нижний Новгород. Ехали они на пароходе. По дороге малыш умер. Бабушка, стараясь отвлечь Алёшу, рассказывала сказки, которых знала великое множество.

В Нижнем их встречало множество народу. Алёша познакомился с дедом Василием Васильичем Кашириным — маленьким, сухоньким старичком «с рыжей, как золото, бородкой, с птичьим носом и зелёными глазками». С ним пришли дядья мальчика, Яков и Михайло, и двоюродные братья. Дед Алёше не понравился, он «сразу почувствовал в нём врага».

Жила семья деда в большом доме, нижний этаж которого был занят красильной мастерской. Жили недружно. Варвара вышла замуж без благословения, и теперь дядья требовали у деда её приданое. Время от времени дядья дрались.

Дом деда был наполнен горячим туманом взаимной вражды всех со всеми.

Приезд Алёши с матерью только усилил эту вражду. Мальчику, выросшему в дружной семье, было очень тяжело.

По субботам дед сёк внуков, провинившихся за неделю. Алёшу это наказание тоже не миновало. Мальчик сопротивлялся, и дед засёк его до полусмерти.

После, когда Алёша отлёживался в постели, дед пришёл мириться. После этого мальчик понял, что дед «не злой и не страшен», но забыть и простить побои он не мог. Особенно поразил его в те дни Иван-Цыганок: он подставлял руку под розги, и часть ударов досталась ему.

После Алёша очень подружился с этим весёлым парнем. Иван-Цыганок был подкидышем: бабушка нашла его как-то зимой возле своего дома и воспитала. Он обещал стать хорошим мастером, и дядья часто ссорились из-за него: после раздела каждый хотел взять Цыганка себе.

Несмотря на свои семнадцать лет, Цыганок был добрым и наивным. Каждую пятницу его отправляли на рынок за продуктами, и Иван тратил меньше, а привозил больше, чем следовало. Оказалось, он приворовывал, чтобы порадовать скупого деда. Бабушка ругалась — она боялась, что однажды Цыганка схватит полиция.

Вскоре Иван погиб. Во дворе у деда лежал тяжёлый дубовый крест. Дядька Яков дал обет отнести его на могилу жены, которую сам же и убил. Цыганку выпало нести комель этого огромного креста. Парень надорвался и умер от кровотечения.

Прошло время. В доме жилось всё хуже. Алёшину душу спасали только бабушкины сказки. Бабушка не боялась никого, кроме тараканов. Однажды вечером загорелась мастерская. Рискуя жизнью, бабушка вывела из горящей конюшни жеребца и очень сильно обожгла руки.

«К весне дядьки разделились», а дед купил большой дом, на первом этаже которого был кабак. Остальные комнаты дед сдавал. Вокруг дома рос густой запущенный сад, спускавшийся в овраг. Бабушка с внуком поселилась в уютной комнате на чердаке.

Все любили бабушку и обращались к ней за советом — Акулина Ивановна знала множество рецептов лекарств из трав. Родом она была с Волги. Её мать «обидел» барин, девушка выбросилась из окна и осталась калекой.

С детства Акулина ходила «по людям», просила милостыню. Потом её мать, бывшая искусной кружевницей, выучила дочь своему мастерству, а когда о ней слава пошла, и дед появился. Дед, пребывая в хорошем настроении, тоже рассказывал Алёше о своём детстве, которое он помнил «от француза», и о своей матери — злой бабе калашнице.

Некоторое время спустя, дед взялся учить Алёшу грамоте по церковным книгам. Он оказался способным к этому, и вскоре бегло разбирал церковный устав. Дед был верующим человеком, но бог, которому он молился, вызывал у Алёши «страх и неприязнь».

Он не любил никого, следил за всем строгим оком, он, прежде всего, искал и видел в человеке дурное, злое, грешное. Было ясно, что он не верит человеку, всегда ждёт покаяния и любит наказывать

На улицу мальчика отпускали редко — всякий раз местные мальчишки избивали его до синяков.

Вскоре Алёшина спокойная жизнь кончилась. Однажды вечером прибежал дядька Яков и сообщил, что дядька Михайло идёт убивать деда. С того вечера дядька Михайло являлся ежедневно и учинял скандалы, на радость всей улицы. Так он пытался выманить у деда Варварино приданое, но старик не сдавался.

Ближе к весне дед неожиданно продал дом и купил другой. При новом доме тоже был заросший сад с ямой — остатками сгоревшей бани. Слева с ним соседствовал полковник Овсянников, а справа — семейство Бетленга.

Дом был набит интересными людьми. Особенно интересен для Алёши был нахлебник по прозвищу Хорошее Дело. Его комната была заполнена странными вещами, и он постоянно что-то изобретал.

Вскоре мальчик сдружился с Хорошим Делом. Тот научил его правильно излагать события, не повторяясь и отсекая всё лишнее. Бабушке и деду эта дружба не понравилась — они считали нахлебника колдуном, и Хорошему Делу пришлось съехать.

Очень интересовал Алёшу и дом Овсянникова. В щели забора или с ветки дерева он видел трёх мальчиков, играющих во дворе дружно и без ссор. Однажды, играя в прятки, младший мальчик упал в колодец. Алёша бросился на помощь и вместе со старшими детьми вытащил малыша.

Дети дружили, пока Алёша не попался на глаза полковнику. Пока он выставлял мальчика из дому, тот успел обозвать его «старым чёртом», за что был бит. С тех пор Алёша общался с Овсянниковыми-младшими только через дыру в заборе.

О матери, которая жила отдельно, Алёша вспоминал нечасто. Однажды зимой она вернулась, поселилась в комнате нахлебника и начала учить сына грамматике и арифметике. Жилось Алёше в те времена трудно. Часто дед ссорился с матерью, пытался принудить её к новому замужеству, но та всегда отказывалась.

Русские люди, по нищете и скудости жизни своей, вообще любят забавляться горем, играют им, как дети, и редко стыдятся быть несчастными.

Бабушка заступалась за дочь, и однажды дед жестоко её избил. Алёша отомстил деду, испортив его любимые святцы.

Мать подружилась с соседкой, женой военного, к которой часто приходили гости из дома Бетленгов. Дед тоже начал устраивать «вечера» и даже нашёл матери жениха — кривого и лысого часовщика. Варвара, женщина молодая и красивая, ему отказала.

XI—XII

«После этой истории мать сразу окрепла, туго выпрямилась и стала хозяйкой в доме». У неё в гостях стали часто бывать братья Максимовы, перекочевавшие к ней от Бетленгов.

После Святок Алёша долго болел оспой. Всё это время за ним ухаживала бабушка. Вместо сказки она рассказывала мальчику об отце. Максим Пешков был сыном солдата, «дослужившегося до офицеров и сосланного в Сибирь за жестокость с подчинёнными». В Сибири Максим и родился. Мать его умерла, и он долго скитался.

Попав в Нижний Новгород, Максим стал работать у столяра и вскоре сделался знатным красноде­ревщиком. Варвара вышла за него замуж против воли деда — тот хотел выдать дочь-красавицу за дворянина.

Вскоре Варвара вышла замуж за младшего Максимова, Евгения. Отчима Алёша сразу возненавидел. Бабушка от расстройства начала пить крепкое вино и часто бывала пьяной. В яме, оставшейся от сгоревшей бани, мальчик выстроил себе убежище и провёл в нём всё лето.

Осенью дед продал дом и заявил бабушке, что больше кормить её не будет. «Дед снял две тёмные комнатки в подвале старого дома». Вскоре после переезда появились мать с отчимом. Они рассказали, что дом их сгорел со всем скарбом, но дед знал, что отчим проигрался и приехал просить денег.

Мать с отчимом сняли бедное жильё и забрали Алёшу с собой. Варвара была беременна, а отчим обманывал рабочих, скупая за полцены кредитные записки на продукты, которыми на заводе платили вместо денег.

Алёшу отдали в школу, где ему очень не нравилось. Дети смеялись над его бедной одеждой, а учителя не любили. В то время мальчик часто хулиганил и досаждал матери. Жизнь между тем становилась всё тяжелее. Мама родила сына, странного большеголового мальчика, который быстро и тихо умер. У отчима появилась любовница.

Вскоре Варвара снова забеременела Однажды Алёша увидел, как отчим своей тонкой и длинной ногой бьёт беременную мать в грудь. Он замахнулся на Евгения ножом. Варвара успела его оттолкнуть — нож только разрезал одежду и скользнул по рёбрам.

Алёша вернулся к деду. Старик стал скуп. Он разделил хозяйство на две части. Теперь даже чай они с бабушкой заваривали по очереди.

Чтобы заработать на хлеб, бабушка занялась вышиванием и плетением кружев, а Алёша с компанией ребят собирал ветошь и кости, обирал пьяных и воровал дрова и тёс «в лесных складах по берегу Оки». Одноклассники знали, чем он занимается, и издевались ещё больше.

Когда Алёша перешёл в третий класс, к ним переехала Варвара с новорождённым Николаем. Отчим снова куда-то исчез. Мама была тяжело больна. Бабушка ушла в дом богатого купца вышивать покров, и с Николаем возился дед, часто из жадности недокармливая ребёнка. Алёша тоже любил играть с братишкой. Мать умерла через несколько месяцев на руках у мальчика, так и не увидев мужа.

Читайте также:  Легенда о Данко - краткое содержание (Горький Старуха Изергиль)

После похорон дед сказал, что кормить Алёшу не собирается, и отправил его «в люди».

Краткое содержание М. Горький «Детство»

«Детство» – это один из самых известных рассказов Максима Горького, который можно назвать автобиографическим. В произведении рассказывается о непростой жизни маленького Алеши и о пути его взросления. В данной статье можно читать краткое содержание произведения.

Основные персонажи

В книге «Детство» Максима Горького представлено несколько основных героев:

  • Алексей – основной персонаж произведения. В рассказе описывается воспитание этого мальчика в в семье с суровыми нравами;
  • Акулина Ивановна – бабушка главного героя. Чуткая и добрая женщина, искренне любящая Алешу;
  • Василий Васильевич – дедушка Алексея. Это скупой человек, хотя владеет мастерской, приносящей доход;
  • Варвара Васильевна – мать Алеши, оставившая своего сына бабушке на воспитание;
  • Максим Пешков – погибший отец Алексея, был краснодеревщиком;
  • Яков – дядя Алеши. Он завистлив и жесток, часто конфликтует с родственниками;
  • Михаил – брат Якова, также завистливый мужчина. Михайло периодически избивает жену;
  • Иван Цыганок – хороший и физически крепкий юноша, которого еще в детстве подкинули к Кашириным. Все в доме уважают Ивана за его трудолюбие.

Ниже представлен краткий пересказ книги Горького «Детство».

Тезисный пересказ

У Алеши вследствие тяжелого заболевания умирает отец. Мать мальчика из-за перенесенного шока рожает слабого ребенка. Все трое переезжают жить к деду, но по пути в новый дом новорожденный умирает.

По приезде Алеша сильно разочаровывается, потому что дед порет своих внуков, а дяди мальчика то и дело и борются за отцовское имущество. Лишь бабушка и Иван-Цыганок хорошо относятся к ребенку. Позже юноша погибает.

Весной дядьки разделили имущество, и дед купил более скромный дом, часть комнат в котором сдавал постояльцам.

Алеша Каширин и Акулина Ивановна

Вскоре дед снова продал дом и купил жилище поменьше. Алеша подружился с квартирантом Хорошее Дело и внуками полковника Семенникова.

Дед заставлял Варвару еще раз выйти замуж. Когда Алексей сильно заболел, Варвара вышла за офицера Максимова. Чтобы собрать приданое, дед снова продал дом. Позже Евгений и Варвара вернулись в город, так как Максимов промотал все деньги.

Алексея высмеивали в школе за скромную одежду. Евгений завел любовницу, а Варвара родила слабенького сына Сашу, который вскоре умер. После этого женщина родила еще одного сына, названного Николаем, но из-за проблем со здоровьем она вскоре умирает сама. Дед отправляет внука Алешу “в люди”, чтобы тот кормил себя сам.

Краткое содержание по главам

Те из вас, кто хочет поглубже окунуться в художественный мир произведения, могут прочитать краткое содержание рассказа по главам.

Глава 1
Алексей жил вместе с матерью Варварой и отцом Максимом. Рассказ начинается с момента, когда отец уходит из жизни от тяжелой болезни, а у беременной Варвары из-за перенесенного горя происходят ранние роды. В результате у нее рождается слабенький ребенок.

Бабушка мальчика приехала забрать дочь с детьми к себе домой. Они садятся на пароход и плывут в Новгород. По пути новорожденный умирает, и его приходится хоронить. Чтобы отвлечь Алексея, Акулина Ивановна рассказывает ему истории и пытается всячески занять мальчика.

По приезде в Новгород Варвару с ее сыном встречало много людей. Мальчик познакомился с братьями своей матери – Михайлом и Яковом, а также с дедом – Василием Васильевичем. В нем главный герой сразу почувствовал врага.

Глава 2
Все семейство Кашириных жило в большом доме и часто ссорились. Причиной ссоры была красильная мастерская, расположенная на первом этаже и которая должна была стать приданым Варвары, когда та выйдет замуж. Но из-за того, что она обручилась с Максимом против воли отца, мастерская никому не досталась.

Раз в 7 дней дед наказывал внуков, совершавших шалости. Порку получил и Алексей за то, что покрасил скатерть. Для мальчика, привыкшего жить в хороших условиях, это стало шоком. Однажды после очередного наказания дед явился к Алексею мириться. После этого Василий Васильевич больше не был страшен мальчику.

Больше всего из новых знакомых Алеше понравился Иван-Цыганок, который пытался его защищать.

Глава 3
После выздоровления Алеша сблизился Цыганком, которого подкинули к Кашириным еще в младенчестве, а бабушка настояла на том, чтобы ребенка оставили. Она растила подкидыша как собственного сына, сердцем чувствуя, что он умрет по странному стечению обстоятельств. Так впоследствии и случилось.

Яков решил отнести дубовые колья к могиле своей жены, им же самим и убитой. Помогали ему в этом Цыганок с Михаилом. Иван случайно оступился, и дяди Алеши, испугавшись за себя, отпустили крест. В итоге весь груз упал на Цыганка, и он скончался от кровотечения.

Глава 4
Ситуация в доме у Кашириных постоянно накалялась из-за распри между Василием Васильевичем и его двумя сыновьями. Единственной, кто заботился об Алексее, была бабушка. Сразу после молитвы она знакомила внука с интересными историями.

Как-то вечером в доме произошел пожар. Дед был в панике, не зная, что предпринять. Спасла всех бабушка, которая вынесла из мастерской бутылку купороса. Если бы он взорвался, весь дом взлетел бы на воздух. Дед погладил жену за то, что в подобные моменты она способна сохранить ясный разум и самообладание.

Глава 5
К весне дядья с отцом наконец отделились, и дед купил новый дом, в котором была уютная комната на чердаке, где жили Алеша с бабушкой. Основная же часть дома сдавалась, а квартиранты часто ходили к женщине за советом. Акулина Ивановна была опытной знахаркой, зная толк в травах. Она рассказала Алеше, что была дочерью кружевницы, которая лишилась руки, когда ее пытался обидеть дворянин. С тех пор мать с дочерью ходили по людям, а позже она решила обучать Акулину вышиванию.

Дед вздумал учить Алексея грамоте, и через некоторое время мальчик уже умел хорошо читать.

Василий Васильевич учит внука читать

Глава 6
Однажды к дому прибежал Яков с криками о том, что Михаил задумал убить деда. Василий Васильевич прогнал его, но теперь его сын все чаще устраивал пьяные скандалы на пороге дедовского дома на потеху всей улице. Как-то раз бабушка пыталась выгнать его, но Михайло сломал ей руку. За это дед обезоружил и связал сына. Маленькому Алексею было тяжко переносить подобные конфликты, ведь они к ним не привык.

Глава 7
Бабушка с дедушкой ежедневно молились. Бог Акулины Ивановны нравился Алеше больше, потому что он был добрым и умел прощать. Тот же Бог, кому молился дед, постоянно за всеми следил, наказывая неугодных. Кроме того, бабушка всякий раз молилась по-новому, а молитвы деда были однообразны, а сам он сидел в одной и той же позе.

Григорий лишился зрения, и Василий Васильевич выгнал его. Бабушка понимала, что рано или поздно дед будет наказан за совершенный поступок.

Глава 8
Дед в очередной раз продал дом, желая приобрести жилье поменьше. Он по-прежнему сдавал комнаты квартирантам, и одним из постояльцев оказался человек по прозвищу Хорошее Дело. Алексей очень сблизился с ним и стал часто наведываться в гости к новому другу. Однако все в доме считали этого жильца нахлебником, поэтому Алексею категорически запрещалось проводить время с этим человеком. Хорошее Дело был химиком, но дед с бабушкой называли его магом. Более того, Василий Васильевич порол внука за визиты к этому постояльцу. Впоследствии дед выгнал Хорошее Дело из дома, и тот уехал. Алексей тосковал о потере друга.

Глава 9
Вскоре Алексей сблизился с другим съемщиком жилья – извозчиком Петром. Мальчик хорошо с ним ладил, и ему нравились истории Петра о крепостной жизни. Однако однажды между ними происходит конфликт, и они начинают враждовать друг с другом.

После этого Алеша подружился тремя соседскими мальчишками – внуками полковника Овсянникова. В один из дней полковник заметил мальчика на своем участке и стал его прогонять. В порыве эмоций Алеша обозвал Овсянникова «старым чертом». Услышав это, полковник побил мальчика и запретил своим внукам с ним общаться.

Теперь мальчики разговаривали друг с другом только через отверстие в заборе. Об этом узнал Петр, поспешив рассказать все полковнику. Позже Петр был найден мертвым. Оказалось, он входил в шайку преступников, которые грабили церкви.

Глава 10
Варвара Каширина вернулись в дом Василия Васильевича. Она принялась обучать Алешу грамоте и заставляла его учить стихи, которые с трудом давались мальчику.

Дед в очередной раз побил бабушку. Алексею это не понравилось, и он решил отомстить Василию Васильевичу, порезав его любимые изображения со святыми. Увидев это, дед хотел выпороть внука, но Варвара вступилась за сына и не дала отцу этого сделать. Василий Васильевич снова заставлял Варвару выйти замуж за выбранного им жениха, но она была против. В доме произошел скандал.

Глава 11
После скандала Варвара стала главной в семье. Теперь она могла самостоятельно решать свою судьбу, а Василий Васильевич старался быть обходительным с дочерью. Варвара по вечерам уезжала, вся наряженная, в поисках мужа.

Алешу отдали в школу, но там ему не нравилось. Вскоре он слег с оспой, и за время его лечения мальчика посещала бабушка. Она рассказывала внуку о его отце. Максим был обычных кровей, и дед не собирался отдавать за него свою дочь, рассчитывая найти Варваре в мужья дворянина. Однажды Яков и Михаил, напившись, столкнули Максима в прорубь. Они били его по рукам, чтобы тот не смог выбраться. Каким-то чудом отец Алексея спасся, а полицейским сообщил, что упал сам. После этого семья переехала в Астрахань.

Глава 12
Ранним утром Алеша проснулся, почувствовав, что болезнь его оставила. Он побежал в гостиную, однако около двери у него внезапно отказали ноги, и мальчику пришлось вползать в комнату. Там собралось много незнакомых людей, а одна старуха сразу же начала говорить, как правильно лечить мальчика. Дед сказал Алексею, что это его вторая бабушка. Среди гостей был и офицер Евгений Максимов, новый муж Варвары. Пара уехала жить в Москву.

Осенью Василий Васильевич снова продал дом, чтобы собрать для дочери приданое, а сам снял пару комнат в подвале, сказав, что отныне каждый обеспечивает себя сам. Через пару лет Варвара с мужем вернулись к отцу. Оказалось, что Максимов промотал все приданое, хотя и пытался всех заверить, что имущество сгорело при пожаре. Главный герой вместе с бабушкой переехал к матери.

Мальчик снова пошел на учебу, но его постоянно задирали одноклассники. У него родился брат, умерший затем через пару лет. Позже Варвара родила еще одного сына, которого назвали Николаем. Евгений Максимов начал изменять жене и избивать ее. Алеше это не нравилось, и однажды он даже попытался ударить отчима ножом.

Глава 13
Алексей жил в доме у деда. Василий Васильевич разорился, а потому отказывался содержать жену с внуком. Алеша искал старые вещи и отдавал ветошникам, а также крал дрова. Через время Варвара слабеет здоровьем и умирает, после чего дед отправил внука, как тогда говорили – “в люди”, чтобы тот сам себе искал пропитание.

Основная идея автора

Главная мысль произведения в том, что человеку нужно всегда оставаться милосердным, несмотря на непростые обстоятельства. Так случилось и с Алешей. Он рос в злобной семье, в которой родственники постоянно конфликтовали, а детей пороли за любое неподчинение. Но даже так он остался добрым и порядочным мальчиком.

Чтобы лучше понять идею автора, рекомендуем вместо краткого варианта прочесть книгу целиком.

ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ПЕТЕРБУРГА

«ВАРВАРЫ» СТО ЛЕТ СПУСТЯ

М. Горький. «Варвары». Пермский театр драмы.
Режиссер Борис Мильграм, художник Игорь Капитанов

Да, дорогой читатель, прошло сто лет с тех пор, как молодой, но уже признанный и даже модный М. Горький написал «Варваров», пьесу сколь реалистическую, столь и философскую. Где неспешная и подробная история из повседневной жизни провинциального российского городка становится основанием и способом постановки туго стянутых в узел мировоззренческих проблем. И — что замечательно — проблем не социально-политических, чего логично было бы ждать от автора тогда же написанных «Матери» и «Врагов», а культурфилософских, философско-антропологических и этических. То есть нестареющих, непреходящих в принципе. Ко всему прочему «Варвары» мастерски — точно и ярко — написаны. Что еще нужно, чтобы столетний текст остался живым и привлекательным для театра и его зрителей?

Для Бориса Мильграма «Варвары» — не репертуарная случайность. По его признанию, он много лет духовно общался с пьесой, раздумывал и колдовал над ее многослойным смыслом. Разговаривать с ним о «Варварах» безумно интересно — настолько глубоко и своеобразно прочувствована и осмыслена Мильграмом каждая точка художественного пространства, каждый персонаж и сюжетный поворот горьковской пьесы.

Читайте также:  Горький Яшка читать текст полный онлайн

Результат творческой работы Мильграма-режиссера с (над) «Варварами», мне кажется, гораздо менее бесспорен. Но, опять же с моей точки зрения, он весьма интересен как своими достижениями, так и поражениями. Во всяком случае, спустя два месяца после моего первого (и, увы, единственного) знакомства со спектаклем, он сидит в моей памяти и заставляет думать о себе. А это, согласитесь, что-то значит.

Cцена из спектакля. Фото А. Медведева

Один из главных героев «Варваров» Егор Черкун говорит о внешне благополучной, «пасторальной», по его определению, реальности маленьких провинциальных городков: «ужасно хочется растрепать эту идиллию». Конечно, художественный мир «Варваров» далеко не идилличен. То, что происходит в нем, — драма с элементами комедии, а заканчивается история трагически. И все же сам текст Горького, его обстоятельно-неторопливое, неравнодушное к сюжетным и психологическим деталям, «объективное» эпическое письмо несут в себе изначально присущую реалистическому эпосу основательность, стабильность и гармоничность мировидения (темпоритма, композиции, самого слова).

Мильграму же, в свете опыта ХХ века с его «тяжелыми», болевыми ответами на поставленные Горьким вопросы, необходимо было «растрепать» эпическую гармонию формы, лишить ее и создаваемый ею мир даже внешних черт благопристойности и самоценности. «Уюта нет, покоя нет» — вот его мироощущение, рождающее особый язык спектакля, ключевые для него постановочные “ходы«-приемы.

Первый — сценографический. Мир спектакля мал, тесен, зажат между сидящих по обе стороны сцены зрителей (поэтому откровенно условен, скажу даже — экспериментален). Справа и слева на сцене Игорь Капитанов построил трехъярусные, обшитые грубыми досками конструкции, а между (и под) ними — из подобных же досок настил. Персонажи, находящиеся на всех этих (фактически четырех) ярусах, с одной стороны, существуют в тесном и «грубом» пространстве, а с другой — действуют и общаются, разделенные горизонталью и вертикалью. Так создается важный для общей атмосферы спектакля образ существования не только хаотичного и разобщенного, но и формального, механического, безбытного, сознательно ограничивающего психологические, «душевные» ресурсы отдельных персонажей, исполнителей и всего художественного целого. В конце первой части у нас на глазах рабочие разбирают настил, открывая изборожденный рельсами пол. Эта метафора строящейся железной дороги, с которой Черкун связывает надежды на разрушение ненавистной ему «деревянной жизни», на цивилизационный прогресс и лучшую жизнь, кажется простоватой в своей очевидности. Но она необходима и оправдана. Из нее рождается другая, принципиально важная для концепции спектакля — горько-ироничная метафора, символ «цивилизации по-российски»: персонажи будут бесконечно спотыкаться о рельсы (и друг о друга) и возить по ним стулья и стол с бутылками, пьянея, погружаясь в хаос и абсурд бесцельного, бессмысленного существования и приближая трагическую развязку.

C. Cемериков (Ивакин), В. Троегубов (Ефим). Фото А. Медведева

Не могу не сказать о тех моментах сценографии, которые снижают художественную силу и убедительность мильграмовских «Варваров». Во второй части деревянная обшивка вертикальных конструкций сменяется парусиновой — смысл сей метаморфозы, по-моему, сомнителен, зрителю не понятен и не обязателен, тем более что парусина еще раз меняется на доски, чтобы в финале те могли рухнуть разом, школьно иллюстрируя очевидное. А появляющиеся в заключительном фрагменте элементы бытовой среды (мебель и т. п.) вообще кажутся чуждыми общему решению: «обытовляя» его, они ломают двухполюсную динамическую композицию и остро-игровой способ существования актеров.

Спектакль начинается с беспорядочно-диссонансного «хора» будущих исполнителей, который потом несколько раз будет «вклиниваться» в действие — то русскими причетами и распевами, хаотичными и радостными, то (в финале первой части) торжественным и грозным грегорианским хоралом. Во второй части грустный кларнет за сценой словно подхватит эстафету и сыграет заунывную мелодию вместо так и не сумевшего «родить» ее кларнета Монахова. И еще раз, уже оплакивая погибшую надежду (с прописной — Надежду Монахову — и с маленькой буквы). Музыка — и голос самой художественной реальности, выражение ее настроения, многоголосия и хаоса, и организующая, дисциплинирующая этот хаос эстетическая сила, и всеобъемлющий, «вненаходимый» (М. Бахтин) к художественному миру взгляд («образ») автора, одновременно сочувствующий и остраняюще-критический.

В этой последней свой смысловой ипостаси музыка оказывается сильным эмоциональным дополнением-завершением авторского подхода к драматургическому материалу — его острому, иронически-гротескному переосмыслению. Именно так, заостренно-гротескно, откровенно шаржированно-пародийно (в разной степени и в разных оценочных ореолах) предстают перед нами практически все персонажи. Горьковский первоисточник и сам пронизан комедийностью. Но это только отдельные «зернышки» вполне бытового комизма. Мильграм же его универсализирует и гиперболизирует, «возводит в степень», доводит, повторюсь, до гротеска. Зрителю, привыкшему к традиционному Горькому, жизнеподобному, психологически тонкому и, в общем, «чувствительному», воспринять и, тем паче, принять такую трактовку непросто. Но в данном случае надо довериться режиссеру, почувствовать и понять его эстетику и его идейные резоны. А они, по-моему, вполне серьезны и основательны.

В отличие от драматурга (и при этом, как ни парадоксально, в развитие некоторых им самим заложенных смысловых возможностей, превращенных в действительность реальной историей) Мильграм не может идеализировать или однозначно ценностно утверждать ни одно действующее лицо «Варваров» (притом, что не скрывает симпатий к Монаховой и Анне). В каждом из них сидит (в ком больше, в ком меньше) свое «варварство», изначальное или «благоприобретенное», т. е. привнесенное современной культурой. Сама культура эта не такова, чтобы ее идеализировать и, тем самым, однозначно противопоставлять варварству, ибо откуда тогда эти несправедливость, низость, абсурд и кошмар жизни, убожество человека, его страшные и смешные пороки?! Поэтому же, как я понимаю, не может Мильграм всерьез рассматривать и разделять все декларируемые в пьесе социально-культурные идеи: наш исторический опыт доказал утопичность одних, ложность других и страшные практические последствия третьих. Все они, на поверку, идут в ущерб человеку. Отсюда возможность и право относиться к миру культуры как к тотально уцененному, отсюда и логика универсально-комического, гротескового к нему отношения.

М. Чуднов (Черкун). Фото А. Медведева

Многие актерские работы воплощают такое трагикомическое, понимающее видение — они и определяют эмоциональную силу спектакля: философствующй филистер и стукач, павлин Павлин Головастиков (Анатолий Нагогин), жалкий и смешной «добчинский-бобчинский» Дробязгин (Дмитрий Васев), провинциально-барочная глупая и несчастная курица Притыкина (Лидия Аникеева), утративший чувство реальности и почву под ногами, Городничий и Король Лир в одном лице Редозубов (Михаил Гасенегер), прелестная разбойница, блудная и одновременно любящая дочь Редозубова, без пяти минут суфражистка Катя (Мария Полыгалова). И может быть, лучшая роль в спектакле — Монахов Анатолия Смолякова. Прилизанные волосы, нарочитая тщательность в одежде, выверенная осторожность в словах и движениях, вкрадчивая «липкость» в манерах и обхождении с другими и нелепый, не издающий ни звука (умеет ли играть вообще?) кларнет. И какое «подполье», сколько подавленных комплексов, неутоленных амбиций, отложенных до времени «счетов» к жизни и людям, какая иезуитски скрываемая жажда мести «за все», а прежде всего — за безответную любовь к жене. И ум, и хитрость, ждущие выгодного момента, и приспособляемость, и хамелеонство — вплоть до способности к полному уничижению. Но и страдание, и детская зависимость от любимой, и преданность, и надежда-упование, и отчаяние, и, наконец, потаенная до самого финала, но почти материально ощущаемая нами любовь к Надежде.

А. Сырчикова (Надежда Монахова). Фото А. Медведева

И. Максимкина (Анна). Фото А. Медведева

И опять приходится говорить о неудачах. Однообразно-однокрасочный, «неприятный» от начала до конца, какой-то искусственный Доктор (Олег Выходов) — у Горького он много интереснее. Скучно-правильная Богаевская (ввод М. Софроновой). И самое огорчительное — Черкун и Цыганов. Черкун (Михаил Чуднов), хоть и появляется на сцене с чечеткой, в дальнейшем досадно однопланов: постоянное раздражение, тенденциозный пафос, нетерпимость и ярость по любому поводу, сознание своей правоты и неправоты других и, отсюда, готовность к насилию. Все это «содержание» играется исключительно «нутром», без малейшего дистанцирования актера, без необходимой в данном случае иронии и «игры». А в сложных, запутанных отношениях с женщинами личности, индивидуальности словно и нет вовсе: что он такое, как чувствует и понимает происходящее, что для него Анна, Лидия, Надежда? Бог весть!

Цыганов — важнейший персонаж в «Варварах», циник и декадент, дьявол-искуситель для многих, — у Андрея Дюженкова слишком мелок и малозначителен. Он пока не субъект, и поверить в его страшную развращающую силу просто невозможно.

Лирический для Мильграма центр пьесы и спектакля, конечно же, тема и идея любви. Любви в кошмарном и пошлом мире. Любви в ее разных человеческих (пока в спектакле прежде всего женских) вариантах-проявлениях. Любви вообще — как того, что нормальному человеку «на роду написано». Кажется, она — единственное, на что скепсис Мильграма не распространяется.

Естественно, что центральными образами спектакля становятся Анна (Ирина Максимкина) и Надежда Монахова (Анна Сырчикова). Понятно, что в этих образах доминирующая в спектакле эстетическая критика, остраняющий комизм уходят на десятый план. Анна и Надежда — антиподы не только и не столько по сюжету, сколько по глубинному своему существу, хотя и у той, и у другой существо это — любовь и невозможность жизни без любви. Поэтому перед нами не только соперничество двух любящих Черкуна женщин, но и диалог-спор двух сущностей — двух вариантов любви. Этот спор по-настоящему полноценен и интересен благодаря прекрасной, вдохновенной игре обеих актрис. Анна — сама хрупкость и слабость женственности. Любить для нее — значит добровольно и радостно принимать зависимость от любимого, значит чутко внимать ему и принимать его таким, какой он есть. Даже если он раздражен, отчужден, даже если «разлюбил». Свет вообще в человеческой и актерской природе Максимкиной, и ее Анна даже в самые драматические минуты светится сердечностью, теплотой, заботой. Важен и интересен не только общий рисунок и смысл образа, но и его трепетная пульсация, когда каждый миг существования — наполненная чувством, естественная и органичнейшая реакция, сопереживать которой — наслаждение. Новое, в страдании обретенное понимание жизни только усиливает в Анне любовь и ее свет. Потому что она — не только сердечность, но и одухотворенность любви, ее высокая осмысленность. Главное в этой одухотворенности — ее нравственный стержень. Поэтому борьба за мужа для Анны — не только борьба за самовыживание (в чем она не стесняется признаться — как все любящие), но прежде всего ответственность и долг перед любимым и любовью, самоотверженная готовность все стерпеть, но быть и остаться или снова стать нужной Черкуну. Поражение Монаховой вовсе не есть еще победа Анны, но что с того. Она готова ждать и будет ждать. Как бы это ни казалось кому-то (в спектакле — Лидии, в сегодняшней жизни — очень многим) несовременным и ущербным.

Случай Монаховой — притом, что ее представления о любви, как у Насти из «На дне», сформированы женскими романами (говоря современным языком, массовой культурой), — это пример любви как темной природной силы, любви-жажды, любви — изначального мифа (или архетипа). Приходя из глубины естества, из природной невозможности не любить, она подчиняет себе все витальное существо, все тело и душу. Это — любовь-рок, голодный зверь, не оставляющий любящему выбора. Отменяющий все нормы и законы. А контролирующего чувство сознания, т. е. духа, позволяющего взглянуть на себя со стороны, морально и эстетически пережить происходящее (пусть и как трагедию), у Надежды Монаховой нет. Это — суть и финал. Сырчикова играет предысторию героини как историю невстреч, невзаимностей, убивающего душу безлюбья в мире покойников — тех, кого, как собственного мужа, нельзя любить.

У Монаховой двойная жизнь. Внутренняя: ожидание любви, бесконечное ее придумывание, заимствование из книжного опыта, питающего любовный голод и воображение, — и внешняя: среди покойников — пошляков и пьяниц, чужих и враждебных, как сам этот город. Поэтому-то Монахова—Сырчикова среди людей сдержанна и холодна, отчуждена и лишена примет чувственности, словно бесчувственна вообще. Она — всегда настороже, всегда в обороне и в ожидании. Равнодушно наблюдает и механически соучаствует в жизни. У этой очень молодой и красивой женщины странный опыт постоянной и явной добычи (все ее хотят) и столь же постоянной, но тайной охотницы, подстерегающей «кого-то». Что делает ее не по годам зрелой — один смех ее, ледяной и внутренне бесстрастный, чего стоит! Текст Горького, признаюсь, не убедил меня в неизбежности смерти Монаховой. Игра Анны Сырчиковой — ее внутренняя смерть у нас на глазах — не оставила возможности усомниться в единственности трагического финала.

Не отказываясь ни от одной своей критической оценки, в заключение скажу, что живое несовершенство горьковского спектакля Мильграма дорогого стоит. Его нужно смотреть и обдумывать зрителю. Над ним можно и нужно продолжать работать театру.

Ссылка на основную публикацию