Великолепная шестерка – краткое содержание рассказа Васильева

“Великолепная шестерка” – краткое содержание рассказа Бориса Васильева

Произведение «Великолепная шестерка», краткое содержание которого предложено ниже, по праву считается одним из лучших рассказов Бориса Васильева.

Школьникам нередко задают писать сочинение-рассуждение по этой книге. Также на произведение часто пишется рецензия.

История создания произведения Бориса Васильева

Васильев написал рассказ в 1980 г., и он относится к сборнику «Летят мои кони…», вышедшем в 1984 г.

Борис Львович Васильев (1924-2013)

Тогда в СССР все надежды были на будущие технологии и новые поколения, а об уважении к прошлому многие позабыли.

Поэтому рассказ Васильева отлично отражает происходящую в те времена ситуацию и призывает людей к нравственному поведению, ответственности и уважению прошлых поколений.

«Великолепная шестерка» – краткое содержание рассказа

Рассказ начинается с того, как молодые люди резво мчались на лошадях. Уже был конец смены, поэтому ребятам пришлось вернуться в лагерь.

Завтра к обеду они должны были уехать домой, поэтому друзья планировали вернуться утром и покататься вновь. Но автобусы приехали сразу после завтрака, и водители начали торопить детей. Кругом суматоха и неразбериха, и все дети разъехались по домам.

Кира Сергеевна – управляющая этого лагеря, очень любящая и гордящаяся своей работой. После отъезда второй смены она с облегчением вздохнула и приготовилась к приезду последней группы детей.

Спустя неделю в лагерь пожаловала милиция. Эта встреча для Киры Сергеевны была невероятно абсурдной. Она была уверена, что в милиции допустили ошибку, а слухов о том, что лагерь посещали стражи закона – точно не оберешься.

В своем кабинете она встретила молодого лейтенанта, больше похожего на юношу, и худого старика, сидевшего на диване, т. к. сил стоять у него просто не было. Одет он был в потрепанные вещи, а на груди у него висел орден за проявленную отвагу в годы Великой Отечественной войны.

Дело в том, что неделю назад у старика-фронтовика украли шестерых лошадей. Милиционер подозревал в этом мальчиков из лагеря, потому что те часто посещали деревню старика и называли друг друга иностранными именами.

Фронтовик очень любил лошадей и рассказал всем душераздирающую историю о его чудесном спасении на войне. Он висел на волоске от смерти, и конь, пожертвовав собой, вытащил его из воды.

Товарищ отдал за него жизнь, поэтому старик испытывал сильнейшие чувства, когда рассказывал об этом.

Наедине с Кирой Сергеевной физрук из лагеря рассказал, что мальчишки действительно могли быть причастны к этой «лошадиной истории», ведь 1 из них недавно говорил что-то о конях. Даже осознавая это, управляющая предпочла скрыть тайну и солгать милиционеру ради спасения репутации «талантливых» мальчишек.

А старик все твердил одно и просил три рубля на поминки, но милиционер твердо отказывал ему, понимая, к чему это приведет.

Кира Сергеевна отнеслась к фронтовику несерьезно, посчитав его спившимся. Но это было не так, он чувствовал тяжелую боль от утраты друзей.

Она попыталась надавить на милиционера, заподозрив его в родственной связи со стариком. Но парень спокойно ответил, что все старики и дети – наши родственники.

Позже лейтенант выложил ужасные фотографии на стол управляющей. Оказалось, что мальчишки привязали всех коней, оставив их без еды и воды, и в итоге животные погибли от голода. Управляющая не нашла на это аргументов для возражения. После этого милиционер позвал старика, и они ушли.

Глядя на фотографии, Кира Сергеевна приказала спрятать тела животных, т. к. на лагерь могло пасть пятно позора. Также она попросила физрука передать фронтовику 10 рублей на поминки.

Этим же вечером старик купил 2 бутылки водки и умер в амбаре, в котором до сих пор пахло лошадьми.

Главные герои и их характеристика

Первый из шестерых мальчишек– прекрасный математик, второй – новый Карпов, третий – технарь, а четвертый – полиглот. Кира Сергеевна дала прекрасную характеристику шестерым мальчишкам, но так ли это на самом деле? Ими двигал эгоизм, безнравственность и безответственность.

Во-первых, они украли лошадей у старого ветерана войны. А во-вторых, в день возвращения домой никто из них даже не задумался о привязанных животных.

Сама Кира Сергеевна – карьеристка, для которой знамя лагеря гораздо важней человеческих чувств и жизни животных. Первое, о чем она подумала, услышав о приезде милиции – это ухудшение репутации ее лагеря.

Физрука нельзя назвать отрицательным персонажем. В глубине души он понимал, что мальчики действительно похитили животных, и именно они причастны к смерти лошадей. Но он промолчал, подчинившись указаниям управляющей и размышляя только о спасении знамени. Он без угрызения совести передал старику 10 рублей на поминки, а ведь физрук понимал, что случится после.

Милиционер – человек глубоко сопереживающий и в целом положительный персонаж. Он очень уважал старика за его фронтовые заслуги и несколько раз упоминал об этом в кабинете управляющей. Он отказывался давать старику 3 рубля не из жадности, милиционер заботился о фронтовике и понимал, к чему это приведет.

Анализ произведения

Кого «благодарить» во всех этих смертях в этом душераздирающем произведении? В первую очередь, родителей мальчишек, которые воспитали своих «талантливых» детей безнравственными, безответственными и эгоистичными юношами.

Целую неделю они воровали лошадей у старого ветерана. Причем лошади для них – всего лишь товар. Пусть в день отъезда и была суматоха кругом, но никто из шестерых юношей не отвязал лошадей. Они ведь могли попросить об этом кого-нибудь или оставить записку?

А вот в смерти старика во многом можно винить Киру Сергеевну и наше общество. Управляющая виновна в том, что она дала старику деньги на спиртное, осознавая возможные последствия. А общество причастно к смерти старика своим безразличием ко взрослому поколению.

Управляющая говорила, что эти мальчишки – будущее области, а то и целого союза. На что милиционер спросил, в том ли вина старика, что он не успел умереть?

В самом конце произведения эпилог. Так автор придает рассказу трагичность и заставляет нас, читателей, задуматься о нравственности, ответственности и уважению к старшему поколению. Ведь управляющую, физрука и вожатых интересовала лишь репутация лагеря, а о чувствах исхудавшего старика они вообще не задумывались.

За весь рассказ никто из них и не помыслил о том, насколько тяжело фронтовик перенесет утрату лошадей. Никто из них не посочувствовал, никто из не извинился…

И даже видя страшные фотографии с мертвыми лошадьми, Кира Сергеевна ничуть не пожалела старика, а лишь выдала деньги для покупки «яда». Подумать только, роковая встреча шестерых мальчишек отняла 7 жизней.

Борис Васильев – Великолепная шестерка

Борис Васильев – Великолепная шестерка краткое содержание

Невеселый рассказ о равнодушии и черствости.

Великолепная шестерка – читать онлайн бесплатно ознакомительный отрывок

Kони мчались в густом сумраке. Ветви хлестали по лицам всадников, с лошадиных морд капала пена, и свежий нешоссейный ветер туго надувал рубашки. И никакие автомашины, никакие скутера, никакие мотоциклы не шли сейчас ни в какое сравнение с этой ночной скачкой без дорог.

Пришпорь, Роки, своего скакуна! Погоня, погоня, погоня! У тебя заряжен винчестер, Дэн? Вперед, вперед, только вперед! Вперед, Вит, вперед, Эдди! Приготовь кольт и вонзи шпоры в бока: мы должны уйти от шерифа!

Что может быть лучше топота копыт и бешеной скачки в никуда? И что из того, что худым мальчишеским задам больно биться о костлявые хребты неоседланных лошадей? Что из того, что лошадиный галоп тяжел и неуверен? Что из того, что лошадиные сердца выламывают ребра, из пересохших глоток рвется надсадный хрип, а пена стала розовой от крови? Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?

— Стой! Да стой же, мустанг, тпру. Ребята, отсюда — через овраг. Дырка за читалкой, и мы — дома.

— Ты молодец, Роки.

— Да, клевое дельце.

— А что делать с лошадьми?

— Завтра еще покатаемся.

— Завтра — конец смены, Эдди.

— Ну так что? Автобусы наверняка придут после обеда!

Автобусы из города пришли за второй лагерной сменой после завтрака. Водители торопили со сборами, демонстративно сигналя. Вожатые отрядов нервничали, ругались, пересчитывали детей. И с огромным облегчением вздохнули, когда автобусы, рявкнув клаксонами, тронулись в путь.

— Прекрасная смена, — отметила начальник лагеря Кира Сергеевна. — Теперь можно и отдохнуть. Как там у нас с шашлыками?

Кира Сергеевна не говорила, а отмечала, не улыбалась, а выражала одобрение, не ругала, а воспитывала. Она была опытным руководителем: умела подбирать работников, сносно кормить детей и избегать неприятностей. И всегда боролась. Боролась за первое место, за лучшую самодеятельность, за наглядную агитацию, за чистоту лагеря, чистоту помыслов и чистоту тел. Она была устремлена на борьбу, как обломок кирпича в нацеленной рогатке, и, кроме борьбы, ни о чем не желала думать: это был смысл всей ее жизни, ее реальный, лично ощутимый вклад в общенародное дело. Она не щадила ни себя, ни людей, требовала и убеждала, настаивала и утверждала и высшей наградой считала право отчитаться на бюро райкома как лучший руководитель пионерского лагеря минувшего сезона. Трижды она добивалась этой чести и не без оснований полагала, что и этот год не обманет ее надежд. И оценка «прекрасная смена» означала, что дети ничего не сломали, ничего не натворили, ничего не испортили, не разбежались и не подцепили заболеваний, из-за которых могли бы снизиться показатели ее лагеря. И она тут же выбросила из головы эту «прекрасную смену», потому что прибыла новая, третья смена и ее лагерь вступил в последний круг испытаний.

Через неделю после начала этого завершающего этапа в лагерь приехала милиция. Кира Сергеевна проверяла пищеблок, когда доложили. И это было настолько невероятно, настолько дико и нелепо применительно к ее лагерю, что Кира Сергеевна рассердилась.

— Наверняка из-за каких-то пустяков, — говорила она по пути в собственный кабинет. — А потом будут целый год упоминать, что наш лагерь посещала милиция. Вот так, мимоходом беспокоят людей, сеют слухи, кладут пятно.

— Да, да, — преданно поддакивала старшая пионервожатая с бюстом, самой природой предназначенным для наград, а пока носившим алый галстук параллельно земле. — Вы абсолютно правы, абсолютно. Врываться в детское учреждение…

— Пригласите физрука, — распорядилась Кира Сергеевна. — На всякий случай.

Покачивая галстуком, «бюст» бросился исполнять, а Кира Сергеевна остановилась перед собственным кабинетом, сочиняя отповедь в адрес бестактных блюстителей порядка. Подготовив тезисы, оправила идеально закрытое, напоминающее форму темное платье и решительно распахнула дверь.

— В чем дело, товарищи? — строго начала она. — Без телефонного предупреждения врываетесь в детское учреждение…

У окна стоял милицейский лейтенант настолько юного вида, что Кира Сергеевна не удивилась бы, увидев его в составе первого звена старшего отряда. Лейтенант неуверенно поклонился, глянув при этом на диван. Кира Сергеевна посмотрела туда же и с недоумением обнаружила маленького, худого, облезлого старичка в синтетической, застегнутой на все пуговицы рубашке. Тяжелый орден Отечественной войны выглядел на этой рубашке столь нелепо, что Кира Сергеевна зажмурилась и потрясла головой в надежде все же увидеть на старике пиджак, а не только мятые штаны да легкую рубаху с увесистым боевым орденом. Но и при вторичном взгляде ничего в старике не изменилось, и начальник лагеря поспешно уселась в собственное кресло, дабы обрести вдруг утраченное равновесие духа.

— Вы — Кира Сергеевна? — спросил лейтенант. — Я участковый инспектор, решил познакомиться. Конечно, раньше следовало, да все откладывал, а теперь…

Лейтенант старательно и негромко излагал причины своего появления, а Кира Сергеевна, слыша его, улавливала лишь отдельные слова: заслуженный фронтовик, списанное имущество, воспитание, лошади, дети. Она смотрела на старого инвалида с орденом на рубашке, не понимая, зачем он тут, и чувствовала, что старик этот, в упор глядя беспрестанно моргающими глазками, не видит ее точно так же, как она сама не слышит милиционера. И это раздражало ее, выбивало из колеи, а потому пугало. И она боялась сейчас не чего-то определенного — не милиции, не старика, не новостей, — а того, что испугалась. Страх нарастал от сознания, что он возник, и Кира Сергеевна растерялась и даже хотела спросить, что это за старик, зачем он здесь и почему так смотрит. Но эти вопросы прозвучали бы слишком по-женски, и Кира Сергеевна тут же задавила робко трепыхнувшиеся в ней слова. И с облегчением расслабилась, когда в кабинет вошли старшая пионервожатая и физрук.

Читайте также:  Краткое содержание Не стреляйте в белых лебедей

— Повторите, — строго сказала она, заставив себя отвести глаза от свисающего с нейлоновой рубашки ордена. — Самую суть, коротко и доступно.

Лейтенант смешался. Достал платок, вытер лоб, повертел форменную фуражку.

— Собственно говоря, инвалид войны, — растерянно сказал он.

Кира Сергеевна сразу почувствовала эту растерянность, этот ч у ж о й страх, и ее собственная боязнь, ее собственная растерянность тут же исчезли без следа. Все отныне встало на место, и разговором теперь управляла она.

— Скудно выражаете мысли.

Милиционер посмотрел на нее, усмехнулся.

— Сейчас богаче изложу. У почетного колхозного пенсионера, героя войны Петра Дементьевича Прокудова угнали шестерых лошадей. И по всем данным, угнали пионеры вашего лагеря.

Краткое содержание и анализ рассказа «Великолепная шестерка»

В отличие от писателей, создающих произведения о новых технологиях и надеждах на счастливое будущее, что было свойственно литературе конца XX века, рассказы Бориса Васильева отсылали всегда читателей к прошлому. Ярким тому примером становится «Великолепная шестерка», краткое содержание которой станет отличным подспорьем при написании сочинения-рассуждения, рецензии или при заполнении читательского дневника.

История написания

Б. Васильев «Великолепную шестерку» написал в 1980 году. Рассказ вошел в сборник произведений, объединенных под названием «Летят мои кони». Полноценная книга была окончена и напечатана только в 1984 году. Тогда все люди надеялись исключительно на счастливое будущее, описывали открытия и предполагали, как дальше могли бы развиваться технологии. Люди, жившие в СССР 80-х годов XX века, стали постепенно забывать об уважении к прошлому.

Рассказа Бориса Васильева был призван отразить ситуацию, происходящую в те времена. Это должно было направить людей на истинный путь, призвать их к нравственности, ответственному поведению, уважению предков и их достижений.

Главные герои, их характеристика

Главных героев — лагерных воспитанников автор описывает через слова управляющей места отдыха — Киры Сергеевны. Она очень любит свою работу, еще больше она переживает о репутации своего «детища» (лагеря). Перед читателями женщина предстает насмешливой и слегка циничной, лживой. Своих воспитанников она описывает следующим образом:

  • Первый мальчик — прекрасный математик.
  • Второй — будущий новый Карпов.
  • Третий силен в технических науках.
  • Четвертый — истинный полиглот.

Также положительно она описывает и других представителей великолепной шестерки. Но настолько ли хороши ребята, дальнейшие события показывают, что на самом деле они настоящие эгоисты, безнравственные, безответственные и плохо воспитанные дети. Они крадут лошадей у местного фронтовика, проживающего в селе неподалеку от лагеря. В надежде покататься последний раз, мальчишки привязывают животных далеко от дома. Но уезд при окончании смены перенесся с дневного времени на утро. Лошади так и остались привязанными. Голодающие кони просто умерли.

Кира Сергеевна — истинная карьеристка, пытающаяся скрыть причастность воспитанников к произошедшему после того, как узнает от физрука (еще одного действующего лица) о разговорах ребят про конные поездки.

Милиционер (молодой лейтенант) — именно он рассказывает управляющей лагерем о жестокости мальчиков и показывает вещественные доказательства — фотографии мертвых животных. Сопереживающий персонаж хочет восстановить справедливость. Он не хотел давать старику-фронтовику деньги, так как знал, что тот напьется до беспамятства. Кира Сергеевна же, наоборот, пытается скрыть случившееся, поэтому передает через физрука пострадавшему мужчине 10 рублей. Он тратит их на алкоголь и умирает.

Краткое содержание рассказа

Начинать краткое содержание «Великолепной шестерки» стоит с рассказа о поездке молодых людей на лошадях. Всадники возвращались в лагерь перед окончанием смены, ведь в обеденное время им нужно ехать домой. Друзья хотели возвратиться, чтобы утром напоследок прокатиться на конях. Но автобусы за ребятами приехали сразу после завтрака. Водители то и дело поторапливали детей. Утренняя суматоха закончилась отъездом ребят.

Любимым детским местом отдыха управляет Кира Сергеевна. Отправив вторую смену, она с нетерпением ждала последнего заезда. Спустя неделю произошло странное событие — лагерь посетили милиционеры. Для управляющей такая ситуация показалась абсурдной. Она была убеждена, что в милиции произошла ошибка. Место отдыха никак не связано с выдвигаемыми претензиями. Да и проблем в дальнейшем не оберешься, репутация лагеря могла пострадать.

Причина приезда милиции

Кира Сергеевна вошла в свой кабинет, где ее уже ожидал молодой лейтенант. Он был уставший, чем напоминал собой старика. Страж закона сидел на диване, обессиленный он не мог стоять на ногах. Одежда лейтенанта была потрепана. Грудь его формы украшал орден, выданный за отвагу в годы Великой Отечественной войны.

Милиционер сообщил, что у старого фронтовика, проживающего в здешних краях, недавно украли шестерку лошадей. Под подозрение попали лагерные мальчишки, посещавшие в свободное время деревню владельца коней. Мальчики называли друг друга иностранными именами. Фронтовик очень дорожил своими парнокопытными питомцами, всем рассказывал душещипательную историю о чудесном спасении на фронте. Он попал в воду и не мог выбраться оттуда, тогда конь пожертвовал собой ради спасения утопающего. Фронтовой товарищ отдал за старика жизнь.

Причастность мальчишек к произошедшему

Физкультурный работник лагеря рассказывает Кире Сергеевне о том, что мальчики действительно могли украсть лошадей, так как один из них недавно говорит что-то о конных поездках. Управляющая не хотела выносить сор из избы. Поэтому скрыла эти факты от милиции. Она не хотела рисковать репутацией ребят и лагеря.

Обвиняющий мальчишек в воровстве старик-фронтовик просит у милиционера три рубля на поминки. Тот отказывает просящему, так как понимал, что мужчина все пропьет. Управляющая лагеря также не воспринимает старика всерьез. Мужчине же было больно от утраты верных лошадиных друзей.

Лейтенант выкладывает на стол управляющей ужасающие фотографии, где видны мертвые лошади. Мальчики просто привязали их вдалеке от дома, оставили тех без воды и питья, что привело к смерти животных. Кира Сергеевна молчала, так как не могла предоставить аргументы в защиту воспитанников.

Тела животных были спрятаны по приказу управляющей. Старик получил от нее 10 рублей на поминки. Все деньги он потратил на водку, выпив которую, он скончался в собственном амбаре, где до сих пор пахло лошадьми.

Анализ произведения и основные идеи

Произошедшее действительно затрагивает душу, начиная трепетным рассказом старика о чудесном спасении на фронте лошадью, заканчивая трагическими смертями. Создавая краткий пересказ, сложно сказать, кто виноват произошедшем, стоит ли винить детей или безответственность управляющей лагерем, которая даже не замечала отсутствия детей, кравших лошадей. Прочитав краткое содержание «Великолепной шестерки» Бориса Васильева, можно сказать о том, что вина в первую очередь должна ложиться на плечи родителей мальчишек, вырастивших их бесцеремонными эгоистами.

Автор пытается осветить несколько важных черт общества того времени:

  • Восприятие животных как простого товара. Мальчики просто забыли о конях, они только жалели о том, что не успели покататься напоследок, но даже не подумали сообщить, что где-то привязаны выкраденные лошади, которых надо бы отвязать.
  • Безразличие к заслугам старшего поколения. Старик-фронтовик совершил немало благих дел и отслужил Отчизне с отличиями. Но Кире Сергеевне наплевать на эти рассказы о заслугах, звучащие из уст милиционера. Она лишь высмеивает старика, считая его пьяницей.
  • Высмеивание «мнимого» будущего и перспектив писателем. Управляющая лагерем рассказывает лейтенанту о том, что обвиняемые мальчики принесут огромную пользу обществу и всему СССР. Но не могут уже изначально эгоистичные люди, совершившие преступление, быть будущим страны.

Заканчивается произведение трагическим эпилогом, который стоит читать полностью. Слова в нем заставляют задуматься над такими важными вопросами, как нравственность, ответственность, уважение к старшим.

Урок толерантности по рассказу Б.Васильева “Великолепная шестерка”

Разделы: Литература

1. Довести до сознания учеников уроки нравственности и толерантности, заложенные в идейном содержании произведения.
2. Принятие детьми вечной истины – каждый в ответе за свои поступки.
3. Развитие искренности, честности, великодушия, гуманизма, т.е. качеств толерантной личности.

1. Знакомство с текстом рассказа.
2. Словарная работа: «пионерский лагерь», «бюро райкома», «знамя соц.соревнования», «круп», «каурый», «гнедой», «чубарый», «сивый».
3. Познакомить с понятиями «толерантность», «конформность».
4. Подготовить иллюстрации к рассказу.

1. Иллюстрации к рассказу «Великолепная шестерка».
2. Ксерокопии текста рассказа на партах.
3. Портрет Б.Васильева.
4. Музыкальное сопровождение урока.

1. Вступительное слово учителя:

Произведение искусства, как говорил Паустовский, «прозрачный, сверкающий всеми цветами спектра и крепкий как сталь, кристалл». Создатель этого кристалла – автор. Как писатель, Борис Васильев очень своеобразен и самобытен. Рассказ «Великолепная шестерка» дает замечательную возможность проследить за емкостью слова писателя, проявляющейся во всем: в композиции, в выборе названия рассказа, в отборе и внутреннем сцеплении эпизодов, в сопоставлении характеров, в речи персонажей, специфике деталей и других художественных средствах. Постижение авторской позиции – дело нелегкое, особенно, если голос автора, как в «Великолепной шестерке», почти не слышен. Наша задача на уроке – проникнуть в тайну мысли писателя, задуматься над тем, что человек несет ответственность за мир, в котором он живет, и поэтому он должен всегда оценивать последствия своих поступков…

2. Чтение по ролям экспозиции рассказа:

Звучит на фоне музыки звук топота лошадей.

«Кони мчались в густом сумраке. Ветви хлестали по лицам всадников, с лошадиных морд капала пена, и свежий нешоссейный ветер туго надувал рубашки. И никакие автомашины, скутера, мотоциклы не шли сейчас ни в какое сравнение с этой ночной скачкой без дорог.
– Хелло, Вэл!
– Хелло, Стас!
– Пришпорь, Роки, своего скакуна! Погоня, погоня, погоня!
– У тебя заряжен винчестер, Дэн? Вперед, только вперед!
– Приготовь кольт и вонзи шпоры в бока: мы должны уйти от шерифа!
Что может быть лучше топота копыт и бешеной скачки в никуда? И что из того, что худым мальчишеским задам больно биться о костлявые хребты неоседланных лошадей? Что из того, что лошадиный галоп тяжел и неуверен, что их сердца выламывают ребра, из пересохших глоток рвется надсадный хрип, а пена стала розовой от крови? Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?
– Стой! Да стой же, мустанг, тпру!… Ребята, отсюда – через овраг. Дырка за читалкой, и мы – дома.
– Ты молодец, Роки!
– Да, клевое дельце!
– А что делать с лошадьми?
– Завтра еще покатаемся.
– Завтра – конец смены, Эдди.
– Ну, так что? Автобусы, наверняка, придут после обеда…»

– Обратимся к названию рассказа: «Великолепная шестерка». Кто такие истинные Вэл, Роки, Дэн, Эдди…? (Это отчаянные парни Дикого Запада, ковбои, которые обладали настоящими мужскими качествами: смелостью, мужеством, бесшабашностью, между ними была крепкая мужская дружба и т.д.) И герои рассказа – обыкновенные мальчишки, такие же, как вы – стремятся во всем быть на них похожими. Они даже называют себя их именами. А разве плохо иметь кумиров?

– Об их характерах мы поговорим позже, когда наша инициативная группа справится со своим заданием. (Отдельной группе детей дается ЛИСТ-ОПРОСНИК);

– Но кроме них главной героиней рассказа является начальник пионерского лагеря Кира Сергеевна. Что это за человек? Каковы ее принципы? Какие детали говорят нам о ней больше, чем ее «высокие стремления»? Что насторожило вас в этой, казалось бы, со всех сторон положительной героине?

– В чем она видела смысл жизни? («…в борьбе: за первое место, за лучшую самодеятельность, за наглядную агитацию, за чистоту лагеря и чистоту тел…».)

Читайте также:  В списках не значился - краткое содержание рассказа Васильева

– Что было для нее высшей наградой? («…право отчитаться на бюро райкома как лучший руководитель пионерского лагеря минувшего сезона».)

– Хотелось бы вам отдыхать под началом Киры Сергеевны?

– Ее подчиненные – подстать руководителю: старшую пионервожатую автор называет «бюст», подчеркивая этим самым ее безликость и бессловесность.

– Кто еще составляет «свиту» начальника лагеря? (Физрук.)

– Ему противопоставлен другой молодой человек – участковый милиционер. Они принадлежат одному поколению, но это совершенно противоположные личности. Давайте попробуем дать им сравнительную характеристику.

( Лейтенант – стеснительный, скромный человек, пришедший разобраться в беде совершенно чужого человека; он неравнодушен, терпелив, вежлив. Некоторые его фразы говорят о несвойственной молодежи мудрости («Старики да дети – всем родня…».) Ему противопоставлен физрук – напористый, грубоватый парень, уверенный в своей безусловной правоте и силе, «рубящий сплеча»).

– Кого из них можно назвать толерантным? Почему? ( Лейтенанта, потому что он думает не о себе, а о других, и умеет отстаивать свою точку зрения, он гуманен.)

– Кого из героев рассказа можно еще назвать толерантным? (Старика-инвалида.)

– Нарисуйте словесный портрет этого человека, может ли этот портрет вызвать отвращение?(«…маленький, худой, облезлый старичок в синтетической, застегнутой на все пуговицы рубашке, на которой очень нелепо выглядел тяжелый орден Отечественной войны…» Не может, ибо оценивать человека по его внешности – глупо; он вызывает отвращение и недоумение лишь у Киры Сергеевны, для которой важна только внешняя сторона дела.)

– Для чего лейтенант и старик пришли в пионерский лагерь? ( Хотели поговорить и поставить в известность людей, ответственных за воспитание душевных качеств в детях (совести, сострадания, ответственности), в том, что их подопечные абсолютно лишены этих качеств, – по их вине погибло шесть лошадей, ради которых е щ е жил Петр Дементьевич Прокудов…).

– Почему диалога не получилось? (Потому что герои рассказа мыслят разными нравственными категориями, у них слишком разные ценности.)

– В чем видит проблему Кира Сергеевна и в чем видит проблему лейтенант? (Для Киры Сергеевны трагедия в том, что на лагере теперь будет пятно, а для лейтенанта важна судьба никому не нужного старика, потерявшего смысл жизни.)

– А почему для инвалида вместе со смертью коней померк свет? Кем для него были эти кони? ( Они спасли ему жизнь; лошади, по мнению старика, гуманнее некоторых людей, им не чуждо сострадание и самоотверженность.)

Читаю стихотворение Н. Заболоцкого «Лицо коня»:

Животные не спят. Они во тьме ночной
Стоят над миром каменной стеной.

Лицо коня прекрасней и умней.
Он слышит голос листьев и камней.
Внимательный! Он знает крик звериный
И в ветхой роще рокот соловьиный.

И, зная все, кому расскажет он
Свои чудесные виденья?
Ночь глубока. На темный небосклон
Восходят звезд соединения.

И конь стоит, как рыцарь на часах,
Играет ветер в легких волосах,
Глаза горят, как два огромных мира,
И грива стелется, как царская порфира…

Предлагается составить ассоциативный ряд, который возникает при слове «лошадь».

(Тепло, понимание, незаменимая помощь, жеребенок, хороший собеседник, надежный друг, красота, душистое сено, грустные глаза и т.д.) – примеры читаются на фоне «Песенки летающих лошадей» Ю. Мориц.

– А у Васильева мы читаем: «Женщины и физрук с ужасом смотрели на оскаленные, задранные к небу мертвые лошадиные морды. Дрожащий корявый палец влез на фотографию, ласково по ней провел:

– Это – Сивый. Старый был, больной, а глянь, только справа все обглодал. А почему? А потому, что слева Пулька была привязана, так он ей оставлял. Кони, они жалеть умеют…»

– Вот теперь настал момент поговорить о той самой великолепной шестерке.

Выступление инициативной группы ( характеристика мальчиков):

Характеристика, данная Кирой Сергеевной

Ваша характеристикаЧерты характеров мальчиков:Валера: прекрасные математические данные, победитель олимпиад.

Славик: Второй Карпов. Блестящая глубина анализа, первый разряд, надежда области…

Игорек: поразительное техническое чутье…

Дениска: полиглот, владеет тремя языками.Эгоизм, равнодушие, безответственность, и т.д.Показатели этих качеств:Почетные грамоты, дипломы, «даже по телевизору показывали».Всю смену ходили к деду, чтобы брать его лошадей – «поиграть в ковбоев», утолили жажду игры, коней бросили, привязанных без еды и воды, и уехали в город, забыв обо всем.*Для учителя*Для учителя

– Кто все-таки виноват в случившемся? (Те, кто воспитал мальчишек – умных, всесторонне развитых, начитанных, смелых и т.д. – равнодушными, безответственными и бессердечными.)

– Композиция рассказа стройная и продуманная. В чем ее особенности?( Наличие пролога и эпилога.) Если бы не было эпилога, рассказ получился бы таким «пронзительно-трагичным»? Охарактеризуйте роль эпилога.(Его целесообразно зачитать):

«А почетный пенсионер колхоза Петр Дементьевич Прокудов, бывший разведчик кавкорпуса генерала Белова, тем же вечером умер: он купил две бутылки водки и выпил их «за помин души» в зимней конюшне, где до сей поры так замечательно пахло лошадьми…»

– Кто виноват в его смерти? (Прямо – Кира Сергеевна ( она дала ему деньги на водку, хотя знала, что это убьет старика); косвенно – все наше общество, которому уже не нужны «пережитки прошлого»).

– Автор поднимает в рассказе важную проблему Памяти. Человеческой памяти. Речь идет не о государстве и о льготах ветеранам Великой Отечественной войны, а о молодежи, которая, не зная тягот войны и цены Победы, не проявляет уважения к тем, кто выстоял в страшные сороковые.

– Рассказ закончился трагично. Что-нибудь или кого-нибудь изменила эта трагедия?

(Самое страшное, что нет: Кира Сергеевна выбросила фотографии и выкинула из головы окончившуюся смену; лошадей списали; дед умер; мальчики так ни о чем и не узнали). Вас этот рассказ чему-нибудь научил? Какие выводы мы можем сделать?

3. Выводы: (делают учащиеся).

Последующая работа: сочинение-миниатюра (темы на выбор):

1) «Человек в ответе за тех, кого он приручил…»;
2) «Мои размышления после прочитанного»;
3) «Мог бы я оказаться в похожей ситуации?»

Борис Васильев – Великолепная шестерка

Борис Васильев – Великолепная шестерка краткое содержание

Великолепная шестерка читать онлайн бесплатно

Kони мчались в густом сумраке. Ветви хлестали по лицам всадников, с лошадиных морд капала пена, и свежий нешоссейный ветер туго надувал рубашки. И никакие автомашины, никакие скутера, никакие мотоциклы не шли сейчас ни в какое сравнение с этой ночной скачкой без дорог.

Пришпорь, Роки, своего скакуна! Погоня, погоня, погоня! У тебя заряжен винчестер, Дэн? Вперед, вперед, только вперед! Вперед, Вит, вперед, Эдди! Приготовь кольт и вонзи шпоры в бока: мы должны уйти от шерифа!

Что может быть лучше топота копыт и бешеной скачки в никуда? И что из того, что худым мальчишеским задам больно биться о костлявые хребты неоседланных лошадей? Что из того, что лошадиный галоп тяжел и неуверен? Что из того, что лошадиные сердца выламывают ребра, из пересохших глоток рвется надсадный хрип, а пена стала розовой от крови? Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?

— Стой! Да стой же, мустанг, тпру. Ребята, отсюда — через овраг. Дырка за читалкой, и мы — дома.

— Ты молодец, Роки.

— Да, клевое дельце.

— А что делать с лошадьми?

— Завтра еще покатаемся.

— Завтра — конец смены, Эдди.

— Ну так что? Автобусы наверняка придут после обеда!

Автобусы из города пришли за второй лагерной сменой после завтрака. Водители торопили со сборами, демонстративно сигналя. Вожатые отрядов нервничали, ругались, пересчитывали детей. И с огромным облегчением вздохнули, когда автобусы, рявкнув клаксонами, тронулись в путь.

— Прекрасная смена, — отметила начальник лагеря Кира Сергеевна. — Теперь можно и отдохнуть. Как там у нас с шашлыками?

Кира Сергеевна не говорила, а отмечала, не улыбалась, а выражала одобрение, не ругала, а воспитывала. Она была опытным руководителем: умела подбирать работников, сносно кормить детей и избегать неприятностей. И всегда боролась. Боролась за первое место, за лучшую самодеятельность, за наглядную агитацию, за чистоту лагеря, чистоту помыслов и чистоту тел. Она была устремлена на борьбу, как обломок кирпича в нацеленной рогатке, и, кроме борьбы, ни о чем не желала думать: это был смысл всей ее жизни, ее реальный, лично ощутимый вклад в общенародное дело. Она не щадила ни себя, ни людей, требовала и убеждала, настаивала и утверждала и высшей наградой считала право отчитаться на бюро райкома как лучший руководитель пионерского лагеря минувшего сезона. Трижды она добивалась этой чести и не без оснований полагала, что и этот год не обманет ее надежд. И оценка «прекрасная смена» означала, что дети ничего не сломали, ничего не натворили, ничего не испортили, не разбежались и не подцепили заболеваний, из-за которых могли бы снизиться показатели ее лагеря. И она тут же выбросила из головы эту «прекрасную смену», потому что прибыла новая, третья смена и ее лагерь вступил в последний круг испытаний.

Через неделю после начала этого завершающего этапа в лагерь приехала милиция. Кира Сергеевна проверяла пищеблок, когда доложили. И это было настолько невероятно, настолько дико и нелепо применительно к ее лагерю, что Кира Сергеевна рассердилась.

— Наверняка из-за каких-то пустяков, — говорила она по пути в собственный кабинет. — А потом будут целый год упоминать, что наш лагерь посещала милиция. Вот так, мимоходом беспокоят людей, сеют слухи, кладут пятно.

— Да, да, — преданно поддакивала старшая пионервожатая с бюстом, самой природой предназначенным для наград, а пока носившим алый галстук параллельно земле. — Вы абсолютно правы, абсолютно. Врываться в детское учреждение…

— Пригласите физрука, — распорядилась Кира Сергеевна. — На всякий случай.

Покачивая галстуком, «бюст» бросился исполнять, а Кира Сергеевна остановилась перед собственным кабинетом, сочиняя отповедь в адрес бестактных блюстителей порядка. Подготовив тезисы, оправила идеально закрытое, напоминающее форму темное платье и решительно распахнула дверь.

— В чем дело, товарищи? — строго начала она. — Без телефонного предупреждения врываетесь в детское учреждение…

У окна стоял милицейский лейтенант настолько юного вида, что Кира Сергеевна не удивилась бы, увидев его в составе первого звена старшего отряда. Лейтенант неуверенно поклонился, глянув при этом на диван. Кира Сергеевна посмотрела туда же и с недоумением обнаружила маленького, худого, облезлого старичка в синтетической, застегнутой на все пуговицы рубашке. Тяжелый орден Отечественной войны выглядел на этой рубашке столь нелепо, что Кира Сергеевна зажмурилась и потрясла головой в надежде все же увидеть на старике пиджак, а не только мятые штаны да легкую рубаху с увесистым боевым орденом. Но и при вторичном взгляде ничего в старике не изменилось, и начальник лагеря поспешно уселась в собственное кресло, дабы обрести вдруг утраченное равновесие духа.

— Вы — Кира Сергеевна? — спросил лейтенант. — Я участковый инспектор, решил познакомиться. Конечно, раньше следовало, да все откладывал, а теперь…

Лейтенант старательно и негромко излагал причины своего появления, а Кира Сергеевна, слыша его, улавливала лишь отдельные слова: заслуженный фронтовик, списанное имущество, воспитание, лошади, дети. Она смотрела на старого инвалида с орденом на рубашке, не понимая, зачем он тут, и чувствовала, что старик этот, в упор глядя беспрестанно моргающими глазками, не видит ее точно так же, как она сама не слышит милиционера. И это раздражало ее, выбивало из колеи, а потому пугало. И она боялась сейчас не чего-то определенного — не милиции, не старика, не новостей, — а того, что испугалась. Страх нарастал от сознания, что он возник, и Кира Сергеевна растерялась и даже хотела спросить, что это за старик, зачем он здесь и почему так смотрит. Но эти вопросы прозвучали бы слишком по-женски, и Кира Сергеевна тут же задавила робко трепыхнувшиеся в ней слова. И с облегчением расслабилась, когда в кабинет вошли старшая пионервожатая и физрук.

Читайте также:  Прощание в июне - краткое содержание рассказа Вампилова

— Повторите, — строго сказала она, заставив себя отвести глаза от свисающего с нейлоновой рубашки ордена. — Самую суть, коротко и доступно.

Лейтенант смешался. Достал платок, вытер лоб, повертел форменную фуражку.

— Собственно говоря, инвалид войны, — растерянно сказал он.

Кира Сергеевна сразу почувствовала эту растерянность, этот ч у ж о й страх, и ее собственная боязнь, ее собственная растерянность тут же исчезли без следа. Все отныне встало на место, и разговором теперь управляла она.

— Скудно выражаете мысли.

Милиционер посмотрел на нее, усмехнулся.

— Сейчас богаче изложу. У почетного колхозного пенсионера, героя войны Петра Дементьевича Прокудова угнали шестерых лошадей. И по всем данным, угнали пионеры вашего лагеря.

Он замолчал, и молчали все. Новость была ошарашивающей, грозила нешуточными осложнениями, даже неприятностями, и руководители лагеря думали сейчас, как бы увернуться, отвести обвинение, доказать чужую ошибку.

— Конечно, кони теперь без надобности, — вдруг забормотал старик, при каждом слове двигая большими ступнями. — Машины теперь по шаше, по воздуху и по телевизору. Конечно, отвыкли. Раньше вон мальчонка собственный кусок недоедал — коню нес. Он твой хлебушко хрумкает, а у тебя в животе урчит. С голодухи. А как же? Все есть хотят. Это машины не хотят, а кони хотят. А где же возьмут? Что дашь, то и едят.

Лейтенант невозмутимо выслушал это бормотание, но женщинам стало не по себе — даже физрук заметил. А был он человеком веселым, твердо знал, что дважды два — четыре, а потому и сохранял в здоровом теле здоровый дух. И всегда рвался защищать женщин.

— Чего мелешь-то, старина? — добродушно улыбнувшись, сказал он. — «Шаше», «шаше»! Говорить бы сперва выучился.

— Он контуженый, — глядя в сторону, тихо пояснил лейтенант.

— А мы не медкомиссия, товарищ лейтенант. Мы — детский оздоровительный комплекс, — внушительно сказал физрук. — Почему считаете, что наши ребята угнали лошадей? У нас современные дети, интересуются спортом, электроникой, машинами, а совсем не вашими одрами.

— Шестеро к деду ходили неоднократно. Называли друг друга иностранными именами, которые я записал со слов колхозных ребят… — Лейтенант достал блокнот, полистал. — Роки, Вел, Эдди, Ден. Есть такие?

— В первый раз… — внушительно начал физрук.

— Есть, — тихо прервала вожатая, начав буйно краснеть. — Игорек, Валера, Андрей, Дениска. Это же великолепная шестерка наша, Кира Сергеевна.

— Этого быть не может, — твердо определила начальница.

— Конечно, бред! — тотчас подхватил физрук, адресуясь непосредственно к колхозному пенсионеру. — С похмелюги, отец, поблазилось? Так с нас где сядешь, там и слезешь, понял?

— Перестаньте кричать на него, — негромко сказал лейтенант.

— Поди, пропил коняг, а на нас отыграться хочешь? Я тебя сразу раскусил!

Борис Васильев – Великолепная шестерка

Описание книги “Великолепная шестерка”

Описание и краткое содержание “Великолепная шестерка” читать бесплатно онлайн.

Невеселый рассказ о равнодушии и черствости.

Kони мчались в густом сумраке. Ветви хлестали по лицам всадников, с лошадиных морд капала пена, и свежий нешоссейный ветер туго надувал рубашки. И никакие автомашины, никакие скутера, никакие мотоциклы не шли сейчас ни в какое сравнение с этой ночной скачкой без дорог.

Пришпорь, Роки, своего скакуна! Погоня, погоня, погоня! У тебя заряжен винчестер, Дэн? Вперед, вперед, только вперед! Вперед, Вит, вперед, Эдди! Приготовь кольт и вонзи шпоры в бока: мы должны уйти от шерифа!

Что может быть лучше топота копыт и бешеной скачки в никуда? И что из того, что худым мальчишеским задам больно биться о костлявые хребты неоседланных лошадей? Что из того, что лошадиный галоп тяжел и неуверен? Что из того, что лошадиные сердца выламывают ребра, из пересохших глоток рвется надсадный хрип, а пена стала розовой от крови? Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?

— Стой! Да стой же, мустанг, тпру. Ребята, отсюда — через овраг. Дырка за читалкой, и мы — дома.

— Ты молодец, Роки.

— Да, клевое дельце.

— А что делать с лошадьми?

— Завтра еще покатаемся.

— Завтра — конец смены, Эдди.

— Ну так что? Автобусы наверняка придут после обеда!

Автобусы из города пришли за второй лагерной сменой после завтрака. Водители торопили со сборами, демонстративно сигналя. Вожатые отрядов нервничали, ругались, пересчитывали детей. И с огромным облегчением вздохнули, когда автобусы, рявкнув клаксонами, тронулись в путь.

— Прекрасная смена, — отметила начальник лагеря Кира Сергеевна. — Теперь можно и отдохнуть. Как там у нас с шашлыками?

Кира Сергеевна не говорила, а отмечала, не улыбалась, а выражала одобрение, не ругала, а воспитывала. Она была опытным руководителем: умела подбирать работников, сносно кормить детей и избегать неприятностей. И всегда боролась. Боролась за первое место, за лучшую самодеятельность, за наглядную агитацию, за чистоту лагеря, чистоту помыслов и чистоту тел. Она была устремлена на борьбу, как обломок кирпича в нацеленной рогатке, и, кроме борьбы, ни о чем не желала думать: это был смысл всей ее жизни, ее реальный, лично ощутимый вклад в общенародное дело. Она не щадила ни себя, ни людей, требовала и убеждала, настаивала и утверждала и высшей наградой считала право отчитаться на бюро райкома как лучший руководитель пионерского лагеря минувшего сезона. Трижды она добивалась этой чести и не без оснований полагала, что и этот год не обманет ее надежд. И оценка «прекрасная смена» означала, что дети ничего не сломали, ничего не натворили, ничего не испортили, не разбежались и не подцепили заболеваний, из-за которых могли бы снизиться показатели ее лагеря. И она тут же выбросила из головы эту «прекрасную смену», потому что прибыла новая, третья смена и ее лагерь вступил в последний круг испытаний.

Через неделю после начала этого завершающего этапа в лагерь приехала милиция. Кира Сергеевна проверяла пищеблок, когда доложили. И это было настолько невероятно, настолько дико и нелепо применительно к ее лагерю, что Кира Сергеевна рассердилась.

— Наверняка из-за каких-то пустяков, — говорила она по пути в собственный кабинет. — А потом будут целый год упоминать, что наш лагерь посещала милиция. Вот так, мимоходом беспокоят людей, сеют слухи, кладут пятно.

— Да, да, — преданно поддакивала старшая пионервожатая с бюстом, самой природой предназначенным для наград, а пока носившим алый галстук параллельно земле. — Вы абсолютно правы, абсолютно. Врываться в детское учреждение…

— Пригласите физрука, — распорядилась Кира Сергеевна. — На всякий случай.

Покачивая галстуком, «бюст» бросился исполнять, а Кира Сергеевна остановилась перед собственным кабинетом, сочиняя отповедь в адрес бестактных блюстителей порядка. Подготовив тезисы, оправила идеально закрытое, напоминающее форму темное платье и решительно распахнула дверь.

— В чем дело, товарищи? — строго начала она. — Без телефонного предупреждения врываетесь в детское учреждение…

У окна стоял милицейский лейтенант настолько юного вида, что Кира Сергеевна не удивилась бы, увидев его в составе первого звена старшего отряда. Лейтенант неуверенно поклонился, глянув при этом на диван. Кира Сергеевна посмотрела туда же и с недоумением обнаружила маленького, худого, облезлого старичка в синтетической, застегнутой на все пуговицы рубашке. Тяжелый орден Отечественной войны выглядел на этой рубашке столь нелепо, что Кира Сергеевна зажмурилась и потрясла головой в надежде все же увидеть на старике пиджак, а не только мятые штаны да легкую рубаху с увесистым боевым орденом. Но и при вторичном взгляде ничего в старике не изменилось, и начальник лагеря поспешно уселась в собственное кресло, дабы обрести вдруг утраченное равновесие духа.

— Вы — Кира Сергеевна? — спросил лейтенант. — Я участковый инспектор, решил познакомиться. Конечно, раньше следовало, да все откладывал, а теперь…

Лейтенант старательно и негромко излагал причины своего появления, а Кира Сергеевна, слыша его, улавливала лишь отдельные слова: заслуженный фронтовик, списанное имущество, воспитание, лошади, дети. Она смотрела на старого инвалида с орденом на рубашке, не понимая, зачем он тут, и чувствовала, что старик этот, в упор глядя беспрестанно моргающими глазками, не видит ее точно так же, как она сама не слышит милиционера. И это раздражало ее, выбивало из колеи, а потому пугало. И она боялась сейчас не чего-то определенного — не милиции, не старика, не новостей, — а того, что испугалась. Страх нарастал от сознания, что он возник, и Кира Сергеевна растерялась и даже хотела спросить, что это за старик, зачем он здесь и почему так смотрит. Но эти вопросы прозвучали бы слишком по-женски, и Кира Сергеевна тут же задавила робко трепыхнувшиеся в ней слова. И с облегчением расслабилась, когда в кабинет вошли старшая пионервожатая и физрук.

— Повторите, — строго сказала она, заставив себя отвести глаза от свисающего с нейлоновой рубашки ордена. — Самую суть, коротко и доступно.

Лейтенант смешался. Достал платок, вытер лоб, повертел форменную фуражку.

— Собственно говоря, инвалид войны, — растерянно сказал он.

Кира Сергеевна сразу почувствовала эту растерянность, этот ч у ж о й страх, и ее собственная боязнь, ее собственная растерянность тут же исчезли без следа. Все отныне встало на место, и разговором теперь управляла она.

— Скудно выражаете мысли.

Милиционер посмотрел на нее, усмехнулся.

— Сейчас богаче изложу. У почетного колхозного пенсионера, героя войны Петра Дементьевича Прокудова угнали шестерых лошадей. И по всем данным, угнали пионеры вашего лагеря.

Он замолчал, и молчали все. Новость была ошарашивающей, грозила нешуточными осложнениями, даже неприятностями, и руководители лагеря думали сейчас, как бы увернуться, отвести обвинение, доказать чужую ошибку.

— Конечно, кони теперь без надобности, — вдруг забормотал старик, при каждом слове двигая большими ступнями. — Машины теперь по шаше, по воздуху и по телевизору. Конечно, отвыкли. Раньше вон мальчонка собственный кусок недоедал — коню нес. Он твой хлебушко хрумкает, а у тебя в животе урчит. С голодухи. А как же? Все есть хотят. Это машины не хотят, а кони хотят. А где же возьмут? Что дашь, то и едят.

Лейтенант невозмутимо выслушал это бормотание, но женщинам стало не по себе — даже физрук заметил. А был он человеком веселым, твердо знал, что дважды два — четыре, а потому и сохранял в здоровом теле здоровый дух. И всегда рвался защищать женщин.

— Чего мелешь-то, старина? — добродушно улыбнувшись, сказал он. — «Шаше», «шаше»! Говорить бы сперва выучился.

— Он контуженый, — глядя в сторону, тихо пояснил лейтенант.

— А мы не медкомиссия, товарищ лейтенант. Мы — детский оздоровительный комплекс, — внушительно сказал физрук. — Почему считаете, что наши ребята угнали лошадей? У нас современные дети, интересуются спортом, электроникой, машинами, а совсем не вашими одрами.

— Шестеро к деду ходили неоднократно. Называли друг друга иностранными именами, которые я записал со слов колхозных ребят… — Лейтенант достал блокнот, полистал. — Роки, Вел, Эдди, Ден. Есть такие?

— В первый раз… — внушительно начал физрук.

— Есть, — тихо прервала вожатая, начав буйно краснеть. — Игорек, Валера, Андрей, Дениска. Это же великолепная шестерка наша, Кира Сергеевна.

— Этого быть не может, — твердо определила начальница.

— Конечно, бред! — тотчас подхватил физрук, адресуясь непосредственно к колхозному пенсионеру. — С похмелюги, отец, поблазилось? Так с нас где сядешь, там и слезешь, понял?

— Перестаньте кричать на него, — негромко сказал лейтенант.

— Поди, пропил коняг, а на нас отыграться хочешь? Я тебя сразу раскусил!

Ссылка на основную публикацию