Басня Эзопа Гермес и Земля

АФОРИЗМЫ ЦИТАТЫ ВЫСКАЗЫВАНИЯ ИЗРЕЧЕНИЯ

Навигация по сайту

Новое на сайте

Объявления

Реклама

Басни Эзопа:
Галка и голуби.
Галка и лисица.
Галка и птицы.
Галка-беглянка.
Геракл и Плутос.
Гермес и земля.
Гермес и скульптор.
Гермес и Тиресий.
Гермес.
Герой.

Галка и голуби
Галка увидела, как голубей в голубятне хорошо кормят, и покрасилась белилами, чтобы зажить вместе с ними. И пока она молчала, голуби принимали ее за голубя и не гнали; но когда она забылась и каркнула, они сразу узнали ее голос и выгнали ее прочь. Оставшись без голубиного корму, вернулась галка к своим; но те не признали ее из-за белых перьев и не пустили жить с собой. Так галка, погнавшись за двумя выгодами, ни одной не получила.
Следственно, и мы должны довольствоваться тем, что имеем, памятуя, что алчность ничего не приносит, а только отнимает последнее.

Галка и лисица
Голодная галка уселась на смоковницу. Там она увидела смоквы, зимние, недозрелые, и решила дождаться, пока они созреют. Увидела лисица, что галка сидит и не улетает, узнала у нее, в чем дело, и сказала: “Напрасно ты, любезная, на что-то надеешься: потешиться такой надеждой, пожалуй, можно, но насытиться – никогда”.
Против человека, ослепленного жадностью.

Галка и птицы
Зевс пожелал назначить птицам царя и объявил день, чтобы все явились к нему. А галка, зная, какая она некрасивая, стала ходить и подбирать птичьи перья, украшая ими себя. Настал день, и она, разубранная, предстала пред Зевсом. Зевс за эту красоту уже хотел ее выбрать царем, но птицы, вознегодовав, обступили ее, каждая вырывая свое перо; и тогда, голая, она снова оказалась простой галкой.
Так и у людей должники, пользуясь чужими средствами, достигают видного положения, но, отдав чужое, остаются такими же, как были.

Галка-беглянка
Один человек поймал галку, связал ей веревкой ноги и отдал своему сыну. Не в силах была галка жить с людьми, и при первом же случае она и вернулась в свое гнездо. Но веревка ее запуталась в ветвях, взлететь она уж не могла, и, видя свою гибель, сказала галка сама себе: “Несчастная я! у людей жить в рабстве не захотела, а как жизни себя лишила – и не заметила”.
Басня относится к таким людям, которые хотят спастись от малой беды, а негаданно попадают в большую.

Геракл и Плутос
Когда Геракл был принят в сонм богов, то на пиру у Зевса он с великим радушием приветствовал каждого из них; но когда последним подошел к нему Плутос, то Геракл опустил глаза в землю и отвернулся. Удивился на это Зевс и спросил, почему он всех богов радостно приветствует и только на Плутоса не желает смотреть. Ответил Геракл: “Когда я жил среди людей, видел я, что дружит Плутос чаще всего с теми, кто отличается злонравием; потому не хочу я на него смотреть”.
Басню можно применить к человеку, богатому деньгами, но дурному нравом.

Гермес и Земля
Зевс сотворил мужчину и женщину и призвал Гермеса отвести их на землю и показать, где им ее пахать, чтобы вырастить хлеб. Гермес исполнил приказание. Земля сначала противилась, но потом, когда Гермес сказал, что таков приказ Зевса, уступила понужденно и сказала: “Пусть пашут, сколько угодно им: но с плачем и стоном они отдадут, что взяли”.
Басня относится к тем, кто с легким сердцем берет деньги в долг и с печалью их возвращает.

Гермес и скульптор
Гермес хотел узнать, насколько его почитают люди; и вот, приняв человеческий облик, явился он в мастерскую скульптора. Там он увидел статую Зевса и спросил: “Почем она?” Мастер ответил: “Драхма!” Засмеялся Гермес и спросил: “А Гера почем?” Тот ответил: “Еще дороже!” Тут заметил Гермес и собственную статую и подумал, что его-то, как вестника богов и подателя доходов, люди должны особенно ценить. И спросил он, показывая на Гермеса: “А этот почем?” Ответил мастер: “Да уж если купишь те две, то эту прибавлю тебе бесплатно”.
Басня относится к человеку тщеславному, который рядом с другими ничего не стоит.

Гермес и Тиресий
Гермес захотел испытать, безошибочно ли ведовское искусство Тиресия. И вот украл он у него с поля волов, а сам в человеческом облике пришел в город и остановился у него в гостях. Дошла до Тиресия весть, что быки его похищены; взял он с собою Гермеса и вышел за город, чтобы по птичьему полету погадать о пропаже. Спросил он Гермеса, какую он видит птицу; и сперва сказал ему Гермес, что видит орла, летящего слева направо. Ответил Тиресий, что это их не касается. Тогда сказал Гермес, что теперь он видит ворону, которая сидит на дереве и глядит то вверх, то вниз. Тиресий в ответ: “Ну, так это ворона клянется небом и землей, что только от тебя зависит, верну я моих быков или нет”.
Эта басня применима против вора.

Гермес
Зевс приказал Гермесу отсыпать всем ремесленникам волшебное снадобье лжи. Гермес растер его и отсыпал по равной мере каждому. Наконец, остался только сапожник, а снадобья было еще много; и тогда Гермес взял да и высыпал всю ступку перед сапожником. Вот почему все ремесленники – лжецы, а сапожники – больше всех.
Басня обращена против лжеца.

Герой
У одного человека в доме обитал герой, и человек приносил ему богатые жертвы. А так как тратил он все больше и больше, не жалея денег на жертвоприношения, то вот явился ему герой однажды во сне и говорит: “Перестань, любезный, разоряться: ведь если ты совсем истратишься и останешься нищим, то меня же будешь в этом винить!”
Так многие попадают в беду по собственному неразумию, а винят в этом богов.

Басня Эзопа Гермес и Земля

Басни основного эзоповского сборника

1. Орел и лисица

Орел и лисица решили жить в дружбе и сговорились поселиться рядом, чтобы от соседства дружба была крепче. Орел свил себе гнездо на высоком дереве, а лисица родила лисят под кустами внизу. Но вот однажды вышла лиса на добычу, а орел проголодался, слетел в кусты, схватил ее детенышей и со своими орлятами их сожрал. Вернулась лисица, поняла, что случилось, и горько ей стало — не столько оттого, что дети погибли, сколько оттого, что отомстить она не могла: не поймать было зверю птицы. Только и оставалось ей издали проклинать обидчика: что еще может делать беспомощный и бессильный? Но скоро орлу пришлось поплатиться за попранную дружбу. Кто-то в поле приносил в жертву козу; орел слетел к жертвеннику и унес с него горящие внутренности. И только донес он их до гнездовья, как дунул сильный ветер, и тонкие старые прутья всполыхнули ярким пламенем. Упали опаленные орлята наземь — летать они еще не умели; и тогда лисица подбежала и съела их всех на глазах у орла.

Басня показывает, что если предавшие дружбу и уйдут от мести обиженных, то от кары богов им все равно не уйти.

2. Орел, галка и пастух

Орел слетел с высокой скалы и унес из стада ягненка; а галка, увидя это, позавидовала и захотела сделать то же самое. И вот с громким криком бросилась она на барана. Но, запутавшись когтями в руне, не могла она больше подняться и только била крыльями, пока пастух, догадавшись, в чем дело, не подбежал и не схватил ее. Он подрезал ей крылья, а вечером отнес ее своим детям. Дети стали спрашивать, что это за птица? А он ответил: «Я-то наверное знаю, что это галка, а вот ей самой кажется, будто она — орел».

Соперничество с людьми вышестоящими ни к чему не приводит и неудачами только вызывает смех.

Орел гнался за зайцем. Увидел заяц, что ниоткуда нет ему помощи, и взмолился к единственному, кто ему подвернулся, — к навозному жуку. Ободрил его жук и, увидев перед собой орла, стал просить хищника не трогать того, кто ищет у него помощи. Орел не обратил даже внимания на такого ничтожного заступника и сожрал зайца. Но жук этой обиды не забыл: неустанно он следил за орлиным гнездовьем и всякий раз, как орел сносил яйца, он поднимался в вышину, выкатывал их и разбивал. Наконец орел, нигде не находя покоя, искал прибежища у самого Зевса и просил уделить ему спокойное местечко, чтобы высидеть яйца. Зевс позволил орлу положить яйца к нему за пазуху. Жук, увидав это, скатал навозный шарик, взлетел до самого Зевса и сбросил свой шарик ему за пазуху. Встал Зевс, чтобы отрясти с себя навоз, и уронил ненароком орлиные яйца. С тех самых пор, говорят, орлы не вьют гнезд в ту пору, когда выводятся навозные жуки.

Басня учит, что никогда не должно презирать, ибо никто не бессилен настолько, чтобы не отомстить за оскорбление.

4. Соловей и ястреб

Соловей сидел на высоком дубе и, по своему обычаю, распевал. Увидел это ястреб, которому нечего было есть, налетел и схватил его. Соловей почувствовал, что пришел ему конец, и просил ястреба отпустить его: ведь он слишком мал, чтобы наполнить ястребу желудок, и если ястребу нечего есть, пусть уж он нападает на птиц покрупней. Но ястреб на это возразил: «Совсем бы я ума решился, если бы бросил добычу, которая в когтях, и погнался за добычей, которой и не видать».

Басня показывает, что нет глупее тех людей, которые в надежде на большее бросают то, что имеют.

В Афинах один человек задолжал, и заимодавец требовал с него долг. Сперва должник просил дать ему отсрочку, потому что у него не было денег. Не добившись толку. вывел он на рынок свою единственную свинью и стал продавать в присутствии заимодавца. Подошел покупатель и спросил, хорошо ли она поросится. Должник ответил: «Еще как поросится! даже не поверишь: к Мистериям она приносит свинок, а к Панафинеям кабанчиков». Изумился покупатель на такие слова, а заимодавец и говорит ему: «Что ты удивляешься? погоди, она тебе к Дионисиям и козлят родит».

Басня показывает, что многие ради своей выгоды готовы любые небылицы подтвердить ложной клятвою.

Читайте также:  Басня Эзопа Черепаха и Заяц

6. Дикие козы и пастух

Пастух выгнал своих коз на пастбище. Увидав, что они пасутся там вместе с дикими, он вечером всех загнал в свою пещеру. На другой день разыгралась непогода, он не мог вывести их, как обычно, на луг, и ухаживал за ними в пещере; и при этом своим козам он давал корму самую малость, не умерли бы только с голоду, зато чужим наваливал целые кучи, чтобы и их к себе приручить. Но когда непогода улеглась и он опять погнал их на пастбище, дикие козы бросились в горы и убежали. Пастух начал их корить за неблагодарность: ухаживал-де он за ними как нельзя лучше, а они его покидают. Обернулись козы и сказали: «Потому-то мы тебя так и остерегаемся: мы только вчера к тебе пришли, а ты за нами ухаживал лучше, чем за старыми своими козами; стало быть, если к тебе придут еще другие, то новым ты отдашь предпочтенье перед нами».

Басня показывает, что не должно вступать в дружбу с теми, кто нас, новых друзей, предпочитает старым: когда мы сами станем старыми друзьями, он опять заведет новых и предпочтет их нам.

Кошка прослышала, что на птичьем дворе разболелись куры. Она оделась лекарем, взяла лекарские инструменты, явилась туда и, стоя у дверей, спросила кур, как они себя чувствуют? «Отлично! — сказали куры, — но только когда тебя нет поблизости».

Так и среди людей разумные распознают дурных, даже если те и прикинутся хорошими.

8. Эзоп на корабельной верфи

Баснописец Эзоп однажды на досуге забрел на корабельную верфь. Корабельщики начали смеяться над ним и подзадоривать. Тогда в ответ им Эзоп сказал: «Вначале на свете были хаос да вода. Потом Зевс захотел, чтобы миру явилась и другая стихия — земля; и он приказал земле выпить море в три глотка. И земля начала: с первым глотком показались горы; со вторым глотком открылись равнины; а когда она соберется хлебнуть и в третий раз, то ваше мастерство окажется никому не нужным.»

Басня показывает, что, когда дурные люди насмехаются над лучшими, этим они, сами того не замечая, только наживают себе от них худшие неприятности.

9. Лисица и козел

Лисица упала в колодец и сидела там поневоле, потому что не могла выбраться. Козел, которому захотелось пить, подошел к тому колодцу, заметил в нем лисицу и спросил ее, хороша ли вода. Лиса, обрадовавшись счастливому случаю, начала расхваливать воду — уж так-то она хороша! — и звать козла вниз. Спрыгнул козел, ничего не чуя, кроме жажды; напился воды и стал с лисицей раздумывать, как им выбраться. Тогда лисица и сказала, что есть у нее хорошая мысль, как спастись им обоим: «Ты обопрись передними ногами о стену да наклони рога, а я взбегу по твоей спине и тебя вытащу». И это ее предложение принял козел с готовностью; а лисица вскочила ему на крестец, взбежала по спине, оперлась о рога и так очутилась возле самого устья колодца: вылезла и пошла прочь. Стал козел ее бранить за то, что нарушила их уговор; а лиса обернулась и молвила: «Эх ты! будь у тебя столько ума в голове, сколько волос в бороде, то ты, прежде чем войти, подумал бы, как выйти».

Так и умный человек не должен браться за дело, не подумав сперва, к чему оно приведет.

10. Лисица и лев

Лисица никогда в жизни не видела льва. И вот, встретясь с ним нечаянно и увидав его в первый раз, она так перепугалась, что еле осталась жива; во второй раз встретясь, опять испугалась, но уже не так сильно, как впервые; а в третий раз увидав его, она расхрабрилась до того, что подошла и с ним заговорила.

Книга Басни онлайн – страница 8

Гадюка и водяная змея

Гадюка ползала на водопой к источнику. А водяная змея, которая там жила, не пускала ее и негодовала, что гадюка, словно мало ей у себя пищи, забирается и в ее владения. Ссорились они все больше, больше и наконец условились решить дело схваткой: кто одолеет, тот и будет хозяином и земли, и воды. Вот назначили они срок; а лягушки, которые водяную змею ненавидели, прискакали к гадюке и стали ее ободрять, обещая, что они ей помогут. Началась схватка; гадюка билась с водяной змеей, а лягушки вокруг подняли громкий крик – больше они ничего и не умели. Победила гадюка, и стала их попрекать, что обещали они ей помочь в бою, а сами не только не помогали, но даже песни распевали. «Так знай же, любезная, – отвечали лягушки, – что наша помощь не в руках наших, а в глотках».

Басня показывает, что где нужда в делах, там словами не поможешь.

Собака и хозяин

У одного человека были мальтийская собачка и осел. С собачкою он все время возился и всякий раз, обедая во дворе, бросал ей кусочки, а она подбегала и ласкалась. Ослу стало завидно, он подскочил и тоже стал прыгать и толкать хозяина. Но тот рассердился и велел прогнать осла палками и привязать к кормушке.

Басня показывает, что от природы не всем дается одинаковый удел.

Две собаки

У одного человека были две собаки: одну он приучил охотиться, другую – сторожить дом. И всякий раз, как охотничья собака ему приносила добычу с поля, он бросал кусок и другой собаке. Рассердилась охотничья и стала другую попрекать: она, мол, на охоте каждый раз из сил выбивается, а та ничего не делает и только отъедается на чужих трудах. Но сторожевая собака ответила: «Не меня брани, а хозяина: ведь это он приучил меня не трудиться, а жить чужим трудом».

Так и сыновей-бездельников нечего ругать, если такими их вырастили сами родители.

Гадюка и пила

Забралась гадюка в кузницу и стала у всех кузнечных орудий просить подачки; собрав, что давали, подползла она к напильнику и его тоже попросила подать ей чего-нибудь. Но тот возразил ей так: «Глупа ты, видно, коли от меня поживы ждешь: я ведь не давать, а только брать ото всех привык».

Басня показывает, что глупы те, кто надеется разжиться у скряги.

Отец и дочери

У отца были две дочери. Одну он выдал за огородника, другую – за горшечника. Прошло время, пришел отец к жене огородника и спросил, как она живет и как у них дела. Она отвечала, что все у них есть, и об одном только они молят богов: чтобы настала гроза с ливнем и овощи напились. Немного спустя пришел он и к жене горшечника и тоже спросил, как она живет. Та ответила, что всего им хватает, и об одном только они молятся: чтобы стояла хорошая погода, светило солнце, и посуда могла просохнуть. Сказал ей тогда отец: «Если ты будешь просить о хорошей погоде, а сестра твоя о ненастье, то с кем же должен молиться я?»

Так люди, которые берутся за два разных дела сразу, понятным образом терпят неудачу в обоих.

Гадюка и лиса

Змея плыла по реке на пучке терновника. Лисица увидела ее и сказала: «По пловцу и корабль!»

Против человека дурного, что берется за злые дела.

Волк и козленок

Козленок отстал от стада, и за ним погнался волк. Обернулся козленок и сказал волку: «Волк, я знаю, что я – твоя добыча. Но чтобы не погибнуть мне бесславно, сыграй-ка на дудке, а я спляшу!» Начал волк играть, а козленок плясать; услышали это собаки и бросились за волком. Обернулся волк на бегу и сказал козленку: «Так мне и надо: нечего мне, мяснику, притворяться музыкантом».

Так люди, когда берутся за что-нибудь не вовремя, упускают и то, что у них уже в руках.

Волк и козленок

Волк проходил мимо дома, а козленок стоял на крыше и на него ругался. Ответил ему волк: «Не ты меня ругаешь, а твое место».

Басня показывает, что выгодные обстоятельства придают иным дерзости даже против сильнейших.

Продавец статуй

Один человек сделал деревянного Гермеса и понес на рынок. Ни один покупатель не подходил; тогда, чтобы зазвать хоть кого-нибудь, он стал кричать, что продается бог, податель благ и хранитель прибыли. Какой-то прохожий спросил его: «Что же ты, любезный, продаешь такого бога, вместо того чтобы самому им пользоваться?» Ответил продавец: «Мне сейчас польза от него нужна скорая, а свою прибыль он обычно приносит медленно».

Против человека корыстного и нечестивого.

Галка и птицы

Зевс пожелал назначить птицам царя и объявил день, чтобы все явились к нему. А галка, зная, какая она некрасивая, стала ходить и подбирать птичьи перья, украшая ими себя. Настал день, и она, разубранная, предстала пред Зевсом. Зевс за эту красоту уже хотел все выбрать царем, но птицы, вознегодовав, обступили ее, каждая вырывая свое перо; и тогда, голая, она снова оказалась простой галкой.

Так и у людей должники, пользуясь чужими средствами, достигают видного положения, но, отдав чужое, остаются такими же, как были.

Гермес и земля

Зевс сотворил мужчину и женщину и призвал Гермеса отвести их на землю и показать, где им ее пахать, чтобы вырастить хлеб. [. ] Гермес исполнил приказание. Земля сначала противилась, но потом, когда Гермес сказал, что таков приказ Зевса, уступила понуждению и сказала: «Пусть пашут, сколько угодно им: но с плачем и стоном они отдадут, что взяли».

Басня относится к тем, кто с легким сердцем берет деньги в долг и с печалью их возвращает.

Басня Эзопа Гермес и Земля

ФАБУЛА И БАСНЯ

Басня издревле соблюдала принцип единства действия. При этом именно она и называлась по-гречески μΰθος, а по-латински fabula.
Название книги Гигина «Fabulae», когда бы оно ни возникло, менее всего было характерно для сборника пересказов мифов; как уже говорилось, оно могло быть понято даже как «трагедии», но естественнее всего для позднелатинского или средневекового читателя было бы, взглянув на заголовок «Hygini fabulae», решить, что перед ним один из сборников басен. Один из таких читателей и вставил в конец сборника, перед разделом каталогов, басню о Заботе (фаб. 220), латинское происхождение которой несомненно, так как в ней используется игра слов humus — homo 1.

Читайте также:  Басня Эзопа Коза и Козопас

1 Среди действующих лиц греческих басен не встречаются ни Сатурн-Крон, ни Земля, ни главный персонаж данной фабулы, Забота (лат. Сига), имя которой затруднительно перевести на греческий; редок в греческой басне и этимологический мотив. Таким образом, фабула является редким образцом латинской прозаической басни (в отличие от стихотворных переложений с греческого Федра и Бабрия), вероятно, позднего происхождения (так как Юпитер является в ней подателем души и ее хозяином после смерти). Греческие, «эзоповские», басни о сотворении человека обычно куда более желчны и сатиричны (ср. басни 138, 148, 150, 155, 173, 383 Hausrath; на последнюю басню ссылается Гораций — Carm. I, 16).

«Фабула» по Исидору

Нетрудно укорять интерполятора, вставившего в Гигина «Заботу», в невежестве и невнимательности; сложнее уяснить причины, делающие его не совсем неправым. Латинские ученые раннего средневековья вообще не делали различия между мифом и басней; Исидор Севильский в главе «De fabula»1 сначала разделяет фабулы на «эзоповы» и «либистийские» (причем «ли-бистийские» — это тоже басни, только не такие, в которых животные говорят друг с другом, а такие, в которых животные с человеком2), а затем заново делит фабулы на вымышленные «delectandi causa» (такие, согласно Исидору, писали Плавт и Теренций), «ad naturam rerum» (это мифы; Исидоровы примеры — химера и кентавры) и «ad mores hominum» (это басни). Три значения латинского fabula — миф, басня, драма — прекрасно уживаются для Исидора внутри одного понятия, как его подвиды, при этом первое из них — это все-таки басня; такое понимание «фабулы» было, вероятно, свойственно и тому, кто вставил в книгу Гигина «Заботу»3.

«Миф Эзопа»

Миф и басня всегда обозначались одним и тем же словом; мало того, именно за басней слова μυθογράφος и μυθογραφία были терминологически закреплены4.
1 Isid. Orig. I, 39.
2 Это деление почерпнуто у греческих риторов — см. Aelius Theo, Progymn., р. 73, 1. 2 Spengel.
3 С латинской ученостью времен Исидора связано, вполне возможно, и появление самого названия сборника «Fabulae».
4 Поэтому слово «мифология» переводилось (точнее, калькировалось) на русский язык XVIII века как «баснословие», «мифологический» — «баснословный» и т. п.

Иногда, чтобы отличить собственно басню, по-гречески добавляли имя легендарного классика этого жанра, говоря μύθος τοΰ Αίσωπου, букв, «миф Эзопа», и вполне сознавая возможность путаницы или каламбура: Сократ у Платона говорит, иронизируя над самим собой: «я подумал, что поэт, если, конечно, он хочет быть поэтом, должен излагать в своих стихах мифы, а не рассуждения, а сам я чужд мифологии; вот потому-то из тех мифов, которые были у меня под рукой, то есть Эзоповых, — ведь я их помню, — я и переложил стихами первые попавшиеся» 1.

Герои и темы мифов в басне

Миф и басню объединяло не только общее название, проистекающее из общности фольклорного происхождения, но иногда и содержание. Обычными действующими лицами басни являются, помимо животных и людей, боги олимпийского пантеона: это чаще всего Зевс 2 (в роли не всегда удачливого царя всех живых существ) и Гермес 3 (в роли его слуги и посыльного), но также и Афина 4, и Афродита 5, и Прометей 6, и Геракл 7, и Аполлон 8, и насмехающийся над всеми ними

1 «.. ,εννοήσας ‘ότι τον ποιητήν δεοι eine ρ μελλοι ποιητής eivai ποιεΐν μύθους άλλ’ ού λόγους και αύτος οϋκ ή μυθολογικός δια ταύτα δή ους προχείρους ειχον μύθους και ήπιστάμην τους Αισώπου τούτων εποιησα οίς πρώτοις ενετυχον» — Phaedo 61Β, ep. Diog. Laert. II, 42. Слова Сократа можно понять и так: «. поэт . должен излагать стихами фабулы, я же чужд фабул. »
2 Aesop. 3, 44, 102, 103, 105-111, 119, 172, 190, 213, 228, 248.
3 Aesop. 89-91, 101, 104, 105, 110, 183, 188, 190.
4 Aesop. 102.
5 Aesop. 50.
6 Aesop. 102.
7 Aesop. 113.
8 Aesop. 106.

257
Мом (деятельность которого вообще известна преимущественно из басен1), и прорицатель Тиресий2, и сатиры3 — не как спутники Диониса, а просто как лесные жители, разумные («говорящие», αύδήεντες4), но нечеловеческой природы. Басня часто использует такие «мифологические» сюжеты, как творение богами людей (о нем говорится и в попавшей в сборник Гигина басне о Заботе), дары людям от богов, превращение богами людей в животных и пр.; особенно часто встречается басня с лизисом-причиной («поэтому пчелы теряют жало при укусе»5 и т. п.), строение которой вполне подобно строению этиологического мифа. При всем этом «басенность» рассказа, т. е. юмористичность, нравоучительность и откровенное использование действующих лиц лишь как инструментов типизации определенного рода ситуаций обычно достаточно ощутима, чтобы спутать басню с мифом было невозможно, и примеры повествований, занимающих промежуточное между мифом и басней место, чрезвычайно редки (один из них сохранен у Гигина в фаб. 136). Герои басни безымянны, не известны их генеалогия и родной город; в ней не бывает «титула».
1 Aesop. 102; в собственно «мифологических» источниках имеется упоминание Гесиода о том, что Мома (μώμος — «насмешка, брань, разнузданность», в переводе Гигина «Petulantia», см. , 1) родила Ночь (Theog. 214); существовали также сатировские драмы Софокла и Ахея Эрет-рийского «Мом» (F 419-424 Radt, 29 Snell). Возможно, в не-сохранившихся баснях действовали и другие аллегорические фигуры из приводимого Гесиодом списка порождений Ночи.
2 Aesop. 91.
3 Aesop. 35.
4 См. Шталь И. В. «Одиссея» — героическая поэма странствий. М., 1978. С. 34.
5 Aesop. 172.
6 О Гере, которая, «чтобы испытать нравы людей», приняла вид старухи, просившей перенести ее через реку; только Ясон был достаточно благороден, чтобы сделать это (ср. Sch. Ар. Rhod., arg.).
258

Дезис и лизис в басне

Важнее достаточно поверхностного сходства содержания мифов и басен сходство выражающего единство действия повествовательного механизма басни и мифографической фабулы. Суть басни, то, ради чего она рассказывается, заключается обычно в ее концовке: в конце персонаж совершает некое действие или, чаще, произносит некую реплику, приобретающую вес афоризма, а предшествующий рассказ вводит предпосылки и создает условия для того, чтобы концовка могла прозвучать должным образом. Это не что иное, как дезис и лизис: лизис-афоризм, лизис-айтия, часто и лизис-смерть. Попавшую к Гигину «Заботу» разрешает частый и в фабулах мифологического содержания лизис-приговор (а внутри него содержится и этимологическая причина): quibus Saturnus t secus uidetur iudicasse: Tu Iouis quoniam splritum dedisti . corpus recipito. Cura quoniam prima eum finxit, quamdiu uixerit Cura eum possideat; sed quoniam de nomine eius controuersia est, homo uocetur quoniam ex humo uidetur esse factus1.
Басенной же «морали» в мифе соответствует аллегорическое истолкование, которое добавляли к фабуле Фульгенций и Ватиканские мифографы.

1 «Сатурн так рассудил их: «Ты, Юпитер, поскольку дал душу, получишь тело. Поскольку Забота первым слепила его, она будет владеть им, пока он живет. А раз из-за его имени начался раздор, пусть он называется человек, потому что сделан из земли».

bubligum9000

bubligum9000

Эзоп. Картина Диего Веласкеса (1639—1640)
Эзоп был сочинителем басен. Считалось, что все басенные рассказы, которые потом на разный лад пересказывались в течение многих веков, впервые были придуманы Эзопом: и про волка и ягненка, и про лису и виноград, и про лягушек, просящих царя. Его имя так срослось со словом «басня», что, когда какой-нибудь писатель брался за сочинение басен, он писал на своей книге: «Эзоповы басни такого-то писателя».

Эзоп 150 до н. э. (Villa Albani коллекция),Рим

Эзоп сочинял басни потому, что он был раб и говорить прямо то, что он думал, было для него опасно. Это был его иносказательный, «эзоповский язык». А о том, как он был рабом, и у кого, и что из этого получалось, в народе рассказывали множество веселых историй.

Рабом он был, так сказать, от природы: во-первых, он был варвар, во-вторых, урод. Он был фригиец, из Малой Азии, а фригийцы, по твердому греческому убеждению, только и годились, чтобы быть рабами. А вид его был такой: голова как котел, нос курносый, губы толстые, руки короткие, спина горбатая, брюхо вспученное. Зато боги его наградили даром слова, острым умом и искусством сочинять басни.

От речистого раба хозяин сразу поспешил отделаться, и повел работорговец Эзопа с партией других рабов на рабский рынок на остров Самос. Стали разбирать дорожную поклажу, Эзоп просит товарищей: «Я здесь новый, слабый, дайте мне вон ту хлебную корзину» — и показывает на самую большую и тяжелую. Посмеялись над ним, но дали. Однако на первом же привале, когда все поели хлеба, Эзопова корзина сразу стала легче, а у остальных рабов их мешки и ящики как были тяжелы, так и остались. Тут-то и стало ясно, что ум у уродца не промах.

На острове Самосе жил простак-философ Ксанф. Увидел он трех рабов на продаже: двое были красавцы, а третий — Эзоп. Спросил он: «Что умеете делать?» Первый сказал: «Все!» , второй сказал: «Все!», а Эзоп сказал: «Ничего!» — «Как так?» — «Да вот мои товарищи все уже умеют, мне ничего не оставили». — «Хочешь, я куплю тебя?» — «А тебе не все равно, чего я хочу? Купи меня в советники, тогда и спрашивай». — «Ты всегда такой разговорчивый?» — «За говорящих птиц дороже платят». — «Да ты-то ведь не птица, а урод». — «Бочки в погребе тоже уродливы, а вино в них на славу». Подивился Ксанф и купил Эзопа.

, by Francis Barlow
Устроил Ксанф угощение ученикам, послал Эзопа на рынок: «Купи нам всего лучшего, что есть на свете!» Пришли гости — Эзоп подает одни только языки: жареные, вареные, соленые. «Что это значит?» — «А разве язык не самое лучшее на свете? Языком люди договариваются, устанавливают законы, рассуждают о мудрых вещах — ничего нет лучше языка!» — «Ну так на завтра купи нам всего худшего, что есть на свете!» Назавтра Эзоп опять подает одни только языки: «Что это значит?» — «А разве язык не самое худшее на свете? Языком люди обманывают друг друга, начинают споры, раздоры, войну — ничего нет хуже языка!» Рассердился Ксанф, но придраться не мог.

После обеда стали пить вино. Ксанф напился пьян, стал говорить: «Человек все может сделать!» — «А море выпьешь?» — «Выпью!» Побились об заклад. Утром Ксанф протрезвел, в ужас пришел от такого позора. Эзоп ему: «Хочешь, помогу?» — «Помоги!» — «Как выйдете вы с судьями и зрителями на берег моря, так ты и скажи: море выпить я обещал, а рек, что в него впадают, не обещал; пусть мой соперник запрудит все реки, впадающие в море, тогда я его и выпью!» Ксанф так и сделал, и все только и дивились его мудрости.

Послал Ксанф Эзопа за покупками, встретил Эзоп на улице самосского градоначальника. «Куда идешь, Эзоп?» — «Не знаю!» — «Как так не знаешь? Говори!» — «Не знаю!» Рассердился градоначальник: «В тюрьму упрямца!» Повели Эзопа, а он оборачивается и говорит: «Видишь, начальник, я тебе правду сказал: разве я знал, что в тюрьму иду?» Рассмеялся начальник и отпустил Эзопа.

Собрался Ксанф в баню, говорит Эзопу: «Ступай вперед, посмотри, много ли в бане народу?» Эзоп возвращается и говорит: «Только один человек». Ксанф обрадовался, идет и видит: в бане полным-полно. «Что же ты мне вздор говорил?» — «Не вздор я тебе говорил: лежал перед баней на дороге камень, все об него спотыкались, ругались и шли дальше, и только один нашелся, который как споткнулся, так тут же взял камень и отбросил с пути. Я и подумал, что народу тут много, а настоящий человек — один».

Созвал Ксанф в гости друзей и учеников, а Эзопа поставил у ворот и велел: «Смотри, чтобы никто из простых людей не прошел, а только одни ученые!» Подошел гость, Эзоп его спрашивает: «Чем собака поводит?» Гость не понял, подумал, что его собакой обзывают, обиделся, пошел прочь. За ним другой, третий, десятый; наконец нашелся один и ответил: «Хвостом и ушами!» Эзоп обрадовался: «Вот тебе, хозяин, ученый гость, а больше не было!» На другой день ученики жалуются Ксанфу на Эзопа, а тот объясняет: «Какие же они ученые, если на такой простой вопрос ответить не могли?»

Много раз просил Эзоп Ксанфа освободить его, а Ксанф не хотел. Но случилась на Самосе тревога: заседал перед народом государственный совет, а с неба налетел орел, схватил государственную печать, взмыл ввысь и оттуда уронил ее за пазуху рабу. Позвали Ксанфа истолковать знамение. Ксанф, по своему обычаю, гвоорит: «Это ниже моего философского достоинства, а вот есть у меня раб, он вам все растолкует». Вышел Эзоп: «Растолковать могу, да не к лицу рабу давать советы свободным: освободите меня!» Освободил народ Эзопа; Эзоп говорит: «Орел — птица царская; не иначе, царь Крез решил покорить Самос и обратить его в рабство». Огорчился народ и отправил Эзопа к царю Крезу просить снисхождения. Щедрому царю умный урод понравился, с самосцами он помирился, а Эзопа сделал своим советником.

Долго еще жил Эзоп, сочинял басни, побывал и у вавилонского царя, и у египетского, и на пиру семи мудрецов. А погиб он в Дельфах. Посмотрел он, как живут дельфийцы, которые не сеют, не жнут, а кормятся от жертв, приносимых Аполлону всеми эллинами, и очень ему это не понравилось. Дельфийцы испугались, что он разнесет о них по свету дурную молву, и пошли на обман: подбросили ему в мешок золотую чашу из храма, а потом схватили, обвинили в краже и приговорили к смерти. Эзоп припал к алтарю Муз — его оторвали и повели на казнь. Он сказал:

«Не к добру вы обидели Муз! Так же вот спасался однажды заяц от орла и попросил помощи у навозного жука.

Посмеялся орел над таким заступником и растерзал зайца. Жук стал мстить: высмотрел орлиное гнездо, вытолкнул оттуда орлиные яйца, а сам улетел. Где ни вил орел гнездо, всюду жук разбивал его яйца; наконец положил их орел за пазуху к самому Зевсу. А жук скатал навозный ком, взлетел к Зевсу и тоже бросил его богу за пазуху; возмутился Зевс, вскочил, чтобы отряхнуться, и орлиные яйца опять упали и разбились. И пришлось Зевсу, чтобы не перевелся орлиный род, устроить так, чтобы орлы несли яйца в ту пору, когда жуки не летают. Не обижайте слабых, дельфийцы!»

Но дельфийцы не послушались и сбросили Эзопа со скалы. За это их город постигла чума, и еще долго пришлось им расплачиваться за Эзопову смерть.

Жак Байи , иллюстрация вход в Лабиринт Версаля со статуями Эзопа и Любви.

Так рассказывали о народном мудреце Эзопе.
источник;
Михаил Гаспаров.” Занимательная Греция “

Какие басни написал Эзоп.

Бесхвостая лисица.
Рыбак и рыбешка.
Лисица и терновник.
Лисица и крокодил.
Рыбаки.
Лисица и дровосек.
Петухи и куропатки.
Растолтевшая лисица.
Зимородок.
Рыбак.
Лисица и маска.
Обманщик.
Угольщик и сукновал.
Потерпевший кораблекрушение.

Человек с проседью и его любовницы.
Убийца.
Хвастливый пятиборец.
Человек, обещающий невозможное.
Человек и сатир.
Коварный.
Слепец
Орел и лисица.
Орел, галка и пастух.
Орел и жук.
соловей и ястреб.
Должник.
Дикие козы и пастух.
Кошка и куры.
Эзоп на корабельной верфи.
Лисица и козел.
Лисица и лев.
Рыбак.
Лисица и барс.
Рыбаки.
Лисица и обезьяна.
Лисица и виноград.
Кошка и петух.
39. Ласточка и птицы.
40. Звездочет.
41. Лисица и собаки.
42. Крестьянин и его дети.
43. Лягушки.
44. Лягушки, просящие царя.
45. Волы и ось.
46. Борей и Солнце.
47. Мальчик, объевшийся потрохов.
48. Чиж.
49. Пастух.
50. Ласка и Афродита.
51. Крестьянин и змея.
52. Крестьянин и собаки.
53. Крестьянин и его сыновья.
54. Улитки.
55. Хозяйка и служанки.
56. Ворожея.
57. Старуха и лекарь.
58. Женщина и курица.
59. Ласка.
60. Старик и смерть.
61. Крестьянин и судьба.
62. Дельфины и пескарь.
63. Оратор Демад.
64. Укушенный собакой.
65. Путники и медведь.
66. Юноши и мясник.
67. Путники.
68. Враги.
69. Лягушки.
70. Дуб и тростник.
71. Трус, отыскавший золотого льва.
72. Пасечник.
73. Дельфин и обезьяна.
74. Олень и лев.
75. Олень.
76. Олень и лев.
77. лень и виноград.
78. Пловцы.
79. Кошка и мыши.
80. Мухи.
81. Лисица и обезьяна.
82. Осел, петух и лев.
83. Обезьяна и верблюд.
84. Два жука.
85. Поросенок и овцы.
86. Дрозд.
87. Гусыня, несущая золотые яйца.
88. Гермес и скульптор.
89. Гермес и Тиресий.
90. Гадюка и водяная змея.
91. Собака и хозяин.
92. Две собаки.
93. Гадюка и пила.
94. Отец и дочери.
95. Муж и жена.
96. Гадюка и лиса.
97. Волк и козленок.
98. Волк и козленок.
99. Продавец статуй.
100. Зевс, Прометей, Афина и Мом.
101. Галка и птицы.
102. Гермес и земля.
103. Гермес.
104. Зевс и Аполлон.
105. Конь, бык, собака и человек.
106. Зевс и черепаха.
107. Зевс и лисица.
108. Зевс и люди.
109. Зевс и стыд.
110. Герой.
111. Геракл и Плутос.
112. Муравей и жук.
113. Тунец и дельфин.
114. Лекарь и больной.
115. Птицелов и аспид.
116. Краб и лисица.
117. Верблюд и Зевс.
118. Бобр.
119. Огородник.
120. Огородник и собака.
121. Кифаред.
122. Воры и петух.
123. Галка и ворона.
124. Ворон и лисица.
125. Ворона и ворон.
126. Галка и лисица.
127. Ворона и собака.
128. Ворон и змея.
129. Галка и голуби.
130. Живот и ноги.
131. Галка-беглянка.
132. Собака и лисица.
133. Собака с куском мяса.
134. Собака и волк.
135. Голодные собаки.
136. Собака и заяц.
137. Комар и бык.
138. Зайцы и лягушки.
139. Чайка и коршун.
140. Лев и крестьянин.
141. Лев и лягушка.
142. Лев и лисица.
143. Лев и бык.
144. Лев и крестьянин.
145. Лев и дельфин.
146. Лев, испуганный мышью.
147. Лев и медведь.
148. Лев и заяц.
149. Лев, осел и лисица.
150. Лев и мышь.
151. Лев и осел.
152. Разбойник и тутовое дерево.
153. Волки и овцы.
154. Волк и конь.
155. Волк и ягненок.
156. Волк и цапля.
157. Волк и коза.
158. Волк и старуха.
159. Волк и овца.
160. Волк и овца.
161. Гадатель.
162. Мальчик и ворон.
163. Пчелы и Зевс.
164. Жрецы Кибелы.
165. Мыши и ласки.
166. Муравей.
167. Муха.
168. Человек, потерпевший крушение, и море.
169. Мот и ласточка.
170. Больной и лекарь.
171. Летучая мышь, терновник и нырок.
172. Летучая мышь и ласка.
173. Дровосек и гермес.
174. Путник и Судьба.
175. Путники и платан.
176. Путник и гадюка.
177. Путники.
178. Путник и Гермес.
179. Осел и садовник.
180. Осел, навьюченный солью.
181. Осел и мул.
182. Осел со статуей на спине.
183. Дикий осел.
184. Осел и цикады.
185. Ослы и Зевс.
186. Осел и погонщик.
187. Осел и волк.
188. Осел в львиной шкуре.
189. Осел и лягушки.
190. Осел, ворон и волк.
191. Осел, лисица и лев.
192. Курица и ласточка.
193. Птицелов и жаворонок.
194. Птицелов и аист.
195. Верблюд.
196. Змея и краб.
197. Змея, ласка и мыши.
198. Растоптанная змея.
199. Мальчик, ловящий кузнечиков.
200. Мальчик-вор и его мать.
201. Голубь, который хотел пить.
202. Голубка и ворона.
203. Обезьяна и рыбаки.
204. Богач и кожевник.
205. Богачи и плакальщицы.
206. Пастух и собака.
207. Пастух и море.
208. Пастух и овцы.
209. Пастух и волчата.
210. Пастух-шутник.
211. Купающийся мальчик.
212. Стриженая овца.
213. Гранатовое дерево, яблоня и терновник.
214. Крот.
215. Осы, куропатки и крестьянин.
216. Оса и змея.
217. Бык и дикие козы.
218. Обезьяньи дети.
219. Павлин и галка.
220. Верблюд, слон и обезьяна.
221. Зевс и змея.
222. Свинья и собака.
223. Свинья и собака.
Кабан и лисица.
Скряга.
Черепаха и заяц.
Ласточка и змея.
Гуси и журавли.
Ласточка и ворона.
Черепаха и орел.
блоха и атлет.

Читайте также:  Басня Эзопа Человек, обещающий невозможное
Ссылка на основную публикацию