Анализ стихотворения Мои читатели Гумилева

Анализ стихотворения Мои читатели Гумилева

Когда человек чувствует, что совсем скоро расстанется с жизнью, начинает задумываться над тем, как он прожил жизнь и что сделал для себя, а также и для других хорошего, а чего сделал плохого. Кроме этого он смотрит глубоко вперед и видит перемены, которые уже вернуть невозможно. А некоторые когда чувствуют свою смерть, начинают составлять завещание и заверять его в суде, а когда уже его не станет, то всем его родственникам станет ясно, кому же достанется все наследство умершего.

Вот только самому Гумилеву совсем неинтересно, кто будет после его смерти всем руководить наследством. Больше всего на свете ему хочется оставить след для будущих ребят, которым жить и у них еще все впереди.

Именно в своем произведении «Мои читатели» автор обращается к своим читателям, а также завершает свой жизненный путь и свою карьеру и чувствует наступление смерти. Сначала он рассказывает о своем детстве и все яркие моменты, которые случились в этот период. Дальше он рассказывает о своем творчестве и пролетает высоко над своей планетой и осматривает всех людей, которые читают его произведения, и радуется этому.

Для него самое главное, чтобы он был взаимосвязан с читателями. Читатели понимают о том, что пишет автор. Они наслаждаются его стихами и радуются новым произведениям. И Гумилев видит в них родных людей, которые его понимают и во всем поддерживают. И автор готов с ними идти до конца рука об руку.

А вот в конце Гумилев начинает исповедоваться и рассказывает про свои принципы. И чтобы ни случилось, он никогда не изменял им. Кроме этого он никогда не изменял своим читателям. И старался сделать все для того чтобы им было интересно читать и грел их теплотой, которой не всем хватало. Также в его произведениях не было никаких замысловатых или многозначительных слов, которые не все понимают. Он всегда говорил только правду, и совсем неважно понравится ли она кому-нибудь или нет. Может быть, кто-то будет не согласен с этой правдой. Он говорил про ту правду, которая нравилась его родным и близким людям и ради них он готов пойти на многое и пожертвовать также многим. И многие читатели отвечали ему взаимностью и помогали добиться правды, хотя это и не так-то просто.

Вариант 2

Как известно, перед лицом гибели человек нередко приобретает какие-то понимания и прозрения, которые ранее были для него недоступными или пребывали, так сказать, в латентном положении. Конечно, в какой-то степени поэт пребывает перед лицом гибели всегда и благодаря этому смотрит вечность и видит там грядущее. Пророческое умение Гумилева подтверждалось многократно и в этом ничего удивительного, таков на самом деле знак качества настоящего поэта.

Тем не менее, когда сам поэт оказывается фактически перед лицом гибели, он как полагает человеку, оставляет завещание. Наверное, Гумилева не особенно интересовало, кому оставить шифоньер или лакированные ботинки, но более волновало обращение к поклонникам своего творчества, к современникам и людям грядущего.

Мои читатели – творческое завещание поэта, в котором он подводит своеобразный итог пройденному пути, понимает предстоящую кончину. Гумилев вспоминает некоторые биографические подробности в самом начале: и старый бродяга из Аддис-Абебы и лейтенант и человек застреливший посла – все они с высокой вероятностью имеют прототипов и биографы Гумилева давно изучили кем были люди, из воспоминания поэта. Не станем вдаваться в эти частности, ведь через низ Николай Степанович выражает нечто общее, он говорит о своем творчестве как объединяющем факторе для многих людей, он как бы пролетает надо всей планетой и видит там своих читателей.

Существенным аспектом является взаимное понимание. Не только читатели понимают Гумилева и наслаждаются его стихами, Гумилев тоже видит в этих людях близких по духу, он идет с ними рука об руку сквозь этот мир.

В заключительной части поэт проводит нечто наподобие исповеди, он не оправдывается, а просто рассказывает про собственные принципы, которым никогда не изменял. Также он никогда не изменял и читателям, которых не унижал «душевной теплотой» и не путал «многозначительными намеками». По сути, он говорит о предельной честности со своими людьми – читателями, которые любили его, которым он искренне отвечал взаимностью.

Поэт рассказывает о своем видении творческого пути и усилий, которые он использовал, чтобы дать понять читателям, как не бояться во времена невзгод, как спокойно и достойно встретить суд Господа. Во многом эти слова относятся ко всем временам и определяют универсальное значение творчества, но для его времени они были и пророческими, спустя совсем немного времени после написания этого стихотворения Гумилева растеряли и ему представилась возможность самому оценить свои советы.

Анализ стихотворения Мои читатели по плану

Мои читатели

Возможно вам будет интересно

Многие люди пренебрегают словом и ценностью слова, они более ценят дела, поведение. Тем не менее, трудно спорить со значимостью слова в этом мире, с высокой ценностью нужных слов.

По жанровой направленности произведение относится к разновидности исторической баллады, созданной в стиле устного фольклорного народного творчества.

Произведение, которое описывает утро на водоеме, расположенном недалеко от маленького поселение, было написано в 1887 году. Автор только начинает свой творческий путь и многому учиться у своего наставника в лице Фета

По жанровой направленности произведение представляет собой пейзажную лирику в сочетании с философским элементами, основной тематикой которой являются авторские размышления о краткости человеческой жизни и проявлениях счастливых мгновений.

Произведение На смерть князя Мещерского написано в 1801 в связи с понятными событиями. Как таковой жанр некролога и эпитафии имеет довольно глубокие корни, но Державин, как представитель классицизма

Николай Гумилев — Мои читатели: Стих. Анализ стихотворения мои читатели гумилева Возможно вам будет интересно

Старый бродяга в Аддис-Абебе,
Покоривший многие племена,
Прислал ко мне черного копьеносца
С приветом, составленным из моих стихов.
Лейтенант, водивший канонерки
Под огнем неприятельских батарей,
Целую ночь над южным морем
Читал мне на память мои стихи.
Человек, среди толпы народа
Застреливший императорского посла,
Подошел пожать мне руку,
Поблагодарить за мои стихи.

Много их, сильных, злых и веселых,
Убивавших слонов и людей,
Умиравших от жажды в пустыне,
Замерзавших на кромке вечного льда,
Верных нашей планете,
Сильной, весёлой и злой,
Возят мои книги в седельной сумке,
Читают их в пальмовой роще,
Забывают на тонущем корабле.

Я не оскорбляю их неврастенией,
Не унижаю душевной теплотой,
Не надоедаю многозначительными намеками
На содержимое выеденного яйца,
Но когда вокруг свищут пули
Когда волны ломают борта,
Я учу их, как не бояться,
Не бояться и делать что надо.

И когда женщина с прекрасным лицом,
Единственно дорогим во вселенной,
Скажет: я не люблю вас,
Я учу их, как улыбнуться,
И уйти и не возвращаться больше.
А когда придет их последний час,
Ровный, красный туман застелит взоры,
Я научу их сразу припомнить
Всю жестокую, милую жизнь,
Всю родную, странную землю,
И, представ перед ликом Бога
С простыми и мудрыми словами,
Ждать спокойно Его суда.

English: Wikipedia is making the site more secure. You are using an old web browser that will not be able to connect to Wikipedia in the future. Please update your device or contact your IT administrator.

中文: 维基百科正在使网站更加安全。您正在使用旧的浏览器,这在将来无法连接维基百科。请更新您的设备或联络您的IT管理员。以下提供更长,更具技术性的更新(仅英语)。

Español: Wikipedia está haciendo el sitio más seguro. Usted está utilizando un navegador web viejo que no será capaz de conectarse a Wikipedia en el futuro. Actualice su dispositivo o contacte a su administrador informático. Más abajo hay una actualización más larga y más técnica en inglés.

ﺎﻠﻋﺮﺒﻳﺓ: ويكيبيديا تسعى لتأمين الموقع أكثر من ذي قبل. أنت تستخدم متصفح وب قديم لن يتمكن من الاتصال بموقع ويكيبيديا في المستقبل. يرجى تحديث جهازك أو الاتصال بغداري تقنية المعلومات الخاص بك. يوجد تحديث فني أطول ومغرق في التقنية باللغة الإنجليزية تاليا.

Français: Wikipédia va bientôt augmenter la sécurité de son site. Vous utilisez actuellement un navigateur web ancien, qui ne pourra plus se connecter à Wikipédia lorsque ce sera fait. Merci de mettre à jour votre appareil ou de contacter votre administrateur informatique à cette fin. Des informations supplémentaires plus techniques et en anglais sont disponibles ci-dessous.

日本語: ウィキペディアではサイトのセキュリティを高めています。ご利用のブラウザはバージョンが古く、今後、ウィキペディアに接続できなくなる可能性があります。デバイスを更新するか、IT管理者にご相談ください。技術面の詳しい更新情報は以下に英語で提供しています。

Deutsch: Wikipedia erhöht die Sicherheit der Webseite. Du benutzt einen alten Webbrowser, der in Zukunft nicht mehr auf Wikipedia zugreifen können wird. Bitte aktualisiere dein Gerät oder sprich deinen IT-Administrator an. Ausführlichere (und technisch detailliertere) Hinweise findest Du unten in englischer Sprache.

Italiano: Wikipedia sta rendendo il sito più sicuro. Stai usando un browser web che non sarà in grado di connettersi a Wikipedia in futuro. Per favore, aggiorna il tuo dispositivo o contatta il tuo amministratore informatico. Più in basso è disponibile un aggiornamento più dettagliato e tecnico in inglese.

Magyar: Biztonságosabb lesz a Wikipédia. A böngésző, amit használsz, nem lesz képes kapcsolódni a jövőben. Használj modernebb szoftvert vagy jelezd a problémát a rendszergazdádnak. Alább olvashatod a részletesebb magyarázatot (angolul).

Svenska: Wikipedia gör sidan mer säker. Du använder en äldre webbläsare som inte kommer att kunna läsa Wikipedia i framtiden. Uppdatera din enhet eller kontakta din IT-administratör. Det finns en längre och mer teknisk förklaring på engelska längre ned.

हिन्दी: विकिपीडिया साइट को और अधिक सुरक्षित बना रहा है। आप एक पुराने वेब ब्राउज़र का उपयोग कर रहे हैं जो भविष्य में विकिपीडिया से कनेक्ट नहीं हो पाएगा। कृपया अपना डिवाइस अपडेट करें या अपने आईटी व्यवस्थापक से संपर्क करें। नीचे अंग्रेजी में एक लंबा और अधिक तकनीकी अद्यतन है।

We are removing support for insecure TLS protocol versions, specifically TLSv1.0 and TLSv1.1, which your browser software relies on to connect to our sites. This is usually caused by outdated browsers, or older Android smartphones. Or it could be interference from corporate or personal “Web Security” software, which actually downgrades connection security.

You must upgrade your web browser or otherwise fix this issue to access our sites. This message will remain until Jan 1, 2020. After that date, your browser will not be able to establish a connection to our servers.

Когда человек чувствует, что совсем скоро расстанется с жизнью, начинает задумываться над тем, как он прожил жизнь и что сделал для себя, а также и для других хорошего, а чего сделал плохого. Кроме этого он смотрит глубоко вперед и видит перемены, которые уже вернуть невозможно. А некоторые когда чувствуют свою смерть, начинают составлять завещание и заверять его в суде, а когда уже его не станет, то всем его родственникам станет ясно, кому же достанется все наследство умершего.

Вот только самому Гумилеву совсем неинтересно, кто будет после его смерти всем руководить наследством. Больше всего на свете ему хочется оставить след для будущих ребят, которым жить и у них еще все впереди.

Именно в своем произведении «Мои читатели» автор обращается к своим читателям, а также завершает свой жизненный путь и свою карьеру и чувствует наступление смерти. Сначала он рассказывает о своем детстве и все яркие моменты, которые случились в этот период. Дальше он рассказывает о своем творчестве и пролетает высоко над своей планетой и осматривает всех людей, которые читают его произведения, и радуется этому.

Для него самое главное, чтобы он был взаимосвязан с читателями. Читатели понимают о том, что пишет автор. Они наслаждаются его стихами и радуются новым произведениям. И Гумилев видит в них родных людей, которые его понимают и во всем поддерживают. И автор готов с ними идти до конца рука об руку.

А вот в конце Гумилев начинает исповедоваться и рассказывает про свои принципы. И чтобы ни случилось, он никогда не изменял им. Кроме этого он никогда не изменял своим читателям. И старался сделать все для того чтобы им было интересно читать и грел их теплотой, которой не всем хватало. Также в его произведениях не было никаких замысловатых или многозначительных слов, которые не все понимают. Он всегда говорил только правду, и совсем неважно понравится ли она кому-нибудь или нет. Может быть, кто-то будет не согласен с этой правдой. Он говорил про ту правду, которая нравилась его родным и близким людям и ради них он готов пойти на многое и пожертвовать также многим. И многие читатели отвечали ему взаимностью и помогали добиться правды, хотя это и не так-то просто.

Вариант 2

Как известно, перед лицом гибели человек нередко приобретает какие-то понимания и прозрения, которые ранее были для него недоступными или пребывали, так сказать, в латентном положении. Конечно, в какой-то степени поэт пребывает перед лицом гибели всегда и благодаря этому смотрит вечность и видит там грядущее. Пророческое умение Гумилева подтверждалось многократно и в этом ничего удивительного, таков на самом деле знак качества настоящего поэта.

Тем не менее, когда сам поэт оказывается фактически перед лицом гибели, он как полагает человеку, оставляет завещание. Наверное, Гумилева не особенно интересовало, кому оставить шифоньер или лакированные ботинки, но более волновало обращение к поклонникам своего творчества, к современникам и людям грядущего.

Мои читатели – творческое завещание поэта, в котором он подводит своеобразный итог пройденному пути, понимает предстоящую кончину. Гумилев вспоминает некоторые биографические подробности в самом начале: и старый бродяга из Аддис-Абебы и лейтенант и человек застреливший посла – все они с высокой вероятностью имеют прототипов и биографы Гумилева давно изучили кем были люди, из воспоминания поэта. Не станем вдаваться в эти частности, ведь через низ Николай Степанович выражает нечто общее, он говорит о своем творчестве как объединяющем факторе для многих людей, он как бы пролетает надо всей планетой и видит там своих читателей.

Читайте также:  Анализ стихотворения Вечер Гумилева

Существенным аспектом является взаимное понимание. Не только читатели понимают Гумилева и наслаждаются его стихами, Гумилев тоже видит в этих людях близких по духу, он идет с ними рука об руку сквозь этот мир.

В заключительной части поэт проводит нечто наподобие исповеди, он не оправдывается, а просто рассказывает про собственные принципы, которым никогда не изменял. Также он никогда не изменял и читателям, которых не унижал «душевной теплотой» и не путал «многозначительными намеками». По сути, он говорит о предельной честности со своими людьми – читателями, которые любили его, которым он искренне отвечал взаимностью.

Поэт рассказывает о своем видении творческого пути и усилий, которые он использовал, чтобы дать понять читателям, как не бояться во времена невзгод, как спокойно и достойно встретить суд Господа. Во многом эти слова относятся ко всем временам и определяют универсальное значение творчества, но для его времени они были и пророческими, спустя совсем немного времени после написания этого стихотворения Гумилева растеряли и ему представилась возможность самому оценить свои советы.

Анализ стихотворения Мои читатели по плану

Возможно вам будет интересно

  • Анализ стихотворения Одиночество Бунина 11 класс

Произведение Одиночество было написано в самом начале XX века. Главной темой стихотворения стал конец любовных отношений и полное затворничество героя.

Анализ стихотворения Грядущие гунны Брюсова

Поэт Брюсов был известен своим равнодушием по отношению к разным революционным течениям, однако он понимал что обществу необходимы кардинальные изменения.

Анализ стихотворения Цветы Есенина

Свое произведение Цветы, которое относится к жанру поэмы, Есенин в письмах современникам называл если не лучшим, то одним из лучших. Он считал его творением философским, таким для чтения которого требуется определенное отношение

Анализ стихотворения Кот поет, глаза прищуря Фета

Стихотворение А.А. Фета «Кот поёт, глаза прищуря…» написано в 1843 году и названо по первой строке. От прочтения стиха веет теплом, уютом, спокойствием.

Анализ стихотворения Вот оно глупое счастье Есенина

Произведение Вот оно, глупое счастье. публикуется в 1918 году. Стихотворение носит ностальгический характер. В нем поэт придается воспоминаниям о тех временах, когда он совершенно беззаботно проводил время

Николай Степанович Гумилев (1886-1921)

С именем Гумилева у меня связано много ассоциаций, но первое имя, что приходит в голову – Дон Кихот!

Таким он был, романтик до последних дней, сочинитель сказок и мифов (о себе), – он искал в мире чего-то большего, чем мир мог ему и кому-либо еще предложить. Красоты. сейчас можно было бы сказать “кинематографичности”. Таковы и лирические герои его произведений – сильные, красивые люди, далекие от политики, денег и даже истории. Они находятся вне времени, но то, наверное, и хорошо.

Однажды Гумилев повстречался с небезызвестным Блумкиным – террористом, чекистом, да еще и любителем литературы. Эта встреча описана в книге Ирины Одоевцевой “На берегах Невы”:

Гумилев останавливается и холодно и надменно спрашивает его:
– Что вам от меня надо?
– Я ваш поклонник. Я все ваши стихи знаю наизусть, – объясняет товарищ.
Гумилев пожимает плечами:
– Это, конечно, свидетельствует о вашей хорошей памяти и вашем хорошем вкусе, но меня решительно не касается.
– Я только хотел пожать вам руку и поблагодарить вас за стихи. – И прибавляет растерянно: – Я Блюмкин.
Гумилев вдруг сразу весь меняется. От надменности и холода не осталось и следа.
– Блюмкин? Тот самый? Убийца Мирбаха? В таком случае – с большим удовольствием. – И он улыбаясь пожимает руку Блюмкина. – Очень, очень рад.
Вернувшись в Петербург, Гумилев описал эту сцену в последнем своем стихотворении “Мои читатели”.

Мои читатели

Старый бродяга в Аддис-Абебе,
Покоривший многие племена,
Прислал ко мне черного копьеносца
С приветом, составленным из моих стихов
Лейтенант, водивший канонерки
Под огнем неприятельских батарей,
Целую ночь над южным морем
Читал мне на память мои стихи.
Человек, среди толпы народа
Застреливший императорского посла,
Подошел пожать мне руку,
Поблагодарить за мои стихи.

Много их, сильных, злых и веселых,
Убивавших слонов и людей,
Умиравших от жажды в пустыне,
Замерзавших на кромке вечного льда,
Верных нашей планете,
Сильной, весёлой и злой,
Возят мои книги в седельной сумке,
Читают их в пальмовой роще,
Забывают на тонущем корабле.

Я не оскорбляю их неврастенией,
Не унижаю душевной теплотой,
Не надоедаю многозначительными намеками
На содержимое выеденного яйца,
Но когда вокруг свищут пули,
Когда волны ломают борта,
Я учу их, как не бояться,
Не бояться и делать что надо.

И когда женщина с прекрасным лицом,
Единственно дорогим во вселенной,
Скажет: я не люблю вас,
Я учу их, как улыбнуться,
И уйти и не возвращаться больше.
А когда придет их последний час,
Ровный, красный туман застелит взоры,
Я научу их сразу припомнить
Всю жестокую, милую жизнь,
Всю родную, странную землю
И, представ перед ликом Бога
С простыми и мудрыми словами,
Ждать спокойно Его суда.

Старый бродяга в Аддис-Абебе,
Покоривший многие племена,
Прислал ко мне черного копьеносца
С приветом, составленным из моих стихов.
Лейтенант, водивший канонерки
Под огнем неприятельских батарей,
Целую ночь над южным морем
Читал мне на память мои стихи.
Человек, среди толпы народа
Застреливший императорского посла,
Подошел пожать мне руку,
Поблагодарить за мои стихи.

Много их, сильных, злых и веселых,
Убивавших слонов и людей,
Умиравших от жажды в пустыне,
Замерзавших на кромке вечного льда,
Верных нашей планете,
Сильной, веселой и злой,
Возят мои книги в седельной сумке,
Читают их в пальмовой роще,
Забывают на тонущем корабле.

Я не оскорбляю их неврастенией,
Не унижаю душевною теплотой,
Не надоедаю многозначительными намеками
На содержимое выеденного яйца,
Но когда вокруг свищут пули,
Когда волны ломают борта,
Я учу их, как не бояться,
Не бояться и делать, что надо.

И когда женщина с прекрасным лицом,
Единственно дорогим во вселенной,
Скажет: «Я не люблю вас»,
Я учу их, как улыбнуться,
И уйти, и не возвращаться больше.
А когда придет их последний час,
Ровный, красный туман застелет взоры,
Я научу их сразу припомнить
Всю жестокую, милую жизнь,
Всю родную, странную землю
И, представ перед ликом Бога
С простыми и мудрыми словами,
Ждать спокойно Его суда.

Анализ стихотворения Гумилева Мои читатели

В 1912 году рождается такое течение, как акмеизм, центральной фигурой которого являлся Гумилев. Тогда же он издает полное собрание сочинений под названием «Чужое небо», а также немного позже «Огненный столп».

В заключительном сборнике значительная часть стихотворений была пропитана в большей степени философией и различными концепциями многих религий. И произведение «Слово» тоже включалось в данное собрание. Хотя по содержанию оно относится к символизму, однако по манере изложения оно походит на обычаи акмеистов.

Анализ стихотворения «Слово» Гумилева

В данном стихотворении он восхваляет слово, надобное для формулирования мыслей и задумок человека. Сам поэт отлично осведомлен о разнообразных восточных идеологических учениях. Знаменитая мантра аум была изучена им безупречно, по этой причине исследованы многочисленные секреты мироздания.

Поскольку таким словом был сотворен мир, им также называли природу Всевышнего. И если обратиться к анализу стихотворения «Слово» Гумилева, то в нем он прямо сравнивает следующие два типа приобщения к миру: закономерный, необходимый для обыденной жизни, определенных радикальных действий, и духовный.

Первый проявляется в кодах либо цифрах. Есть еще и духовное изучение, которое выливается непосредственно в слове. Поэт пишет, соблюдая те же ценности, что чтили великие Лермонтов и Пушкин. Гумилев убежден в том, что лишь писатель способен показать народу священную мощь слова. Николай Гумилев в «Слове» устремляется к священному писанию, считающемуся самым главным сборником книг для каждого уважающего себя христианина.

«Выбор» Н.Гумилев

«Выбор» Николай Гумилев

Созидающий башню сорвется, Будет страшен стремительный лет, И на дне мирового колодца Он безумье свое проклянет.

Разрушающий будет раздавлен, Опрокинут обломками плит, И, Всевидящим Богом оставлен,

Он о муке своей возопит.

А ушедший в ночные пещеры Или к заводям тихой реки Повстречает свирепой пантеры Наводящие ужас зрачки.

Не спасешься от доли кровавой, Что земным предназначила твердь. Но молчи: несравненное право — Самому выбирать свою смерть.

Анализ стихотворения Гумилева «Выбор»

Произведение 1908 г. вошедшее в сборник «Романтические цветы», отражает авторский подход к мировоззренческой категории смерти, тема которой выходит за рамки отдельного издания. Картины последних минут жизни гумилевских героев разнообразны, однако в стихотворениях раннего периода смерть чаще всего представляется обманчивой «Белой Невестой», прекрасной женщиной — «нежной» и «бледной», ласковой и манящей.

Россыпь коротких экспрессивных историй с летальным концом насыщает художественное пространство «Выбора». В каждом из трех катренов — рассказ об ужасном финале трех персонажей: созидателя, разрушителя и охотника.

Первый герой трудится над постройкой башни. Это занятие порождает стойкую аллюзию на притчу о Вавилонской башне, создавая иносказательный смысловой пласт лирического повествования. Несчастный случай, повлекший «стремительный лет» строителя, представляется не беспричинным событием, а жестоким наказанием божества за человеческую дерзость. Отвлеченный образ «мирового колодца», в котором пребывает безумный созидатель, поддерживает двойственный эффект.

Разрушитель проделывает работу, прямо противоположную персонажу-созидателю, но также становится жертвой мести «Всевидящего Бога».

Охотника преследуют «зрачки свирепой пантеры». Место встречи с хищником не имеет значения: будь то пещера или берег реки, жуткий исход неизбежен.

«Безумье», «мука», «ужас», «проклянет», «возопит» — три трагические ситуации объединяет лексика с негативными коннотациями, передающими страдания или страх персонажей.

Содержание финального катрена посвящено философской декларации лирического героя, близкой к позиции автора. Молодого поэта привлекала идея Ницше о свободном человеке, который равнодушен к испытаниям и опасностям. Попытки самоубийства и дуэль, африканские путешествия и окопы первой мировой — факты гумилевской биографии свидетельствуют, что поэт придерживался трудных жизненных дорог. Игра со смертью была способом преодоления глубинного страха, путем, рождающим настоящего героя. В стихотворении декларируется важнейшее право деятельного романтика — прерогатива выбора «своей смерти». Неизбежность земного конца, обозначенного как «доля кровавая», определена властью высших сил. Однако жизненный итог и конечный облик многообразной смерти зависит только от воли лирического субъекта.

Характерные особенности стихотворения

Само произведение написано возвышенным слогом. При анализе стихотворения «Слово» Гумилева можно найти немало устаревших слов («оный день», к примеру), что очень приемлемо для поэзии России. Стоит вникнуть в звучание подобного стиха и по тону можно решить, что вы произносите мантру.

Смысл стихотворения Гумилева «Слово» в том, что он старается отыскать равновесие взаимоотношений среди данных этих сфер. В его детище есть множество видоизмененных оценок, имеющих сугубо условное значение: «В оный день когда над миром новым бог склонял лицо свое».

Тематика

Сам же писатель заявлял о том, что при отсутствии символов не возникло бы течение акмеистов. Все это совершалось, поскольку он являлся знаком Серебряного века. И его смерть также предзнаменовала то, что случился крах просвещенной эпохи. «Слово» Николая Гумилева является одним из ключевых произведений собрания «Огненный столп», в нем можно найти библейские отголоски. Это по-особенному сосредоточенное изложение Священного Писания.

При анализе стихотворения «Слово» Гумилева можно заметить, что в нем использовано противопоставление, строится оно на двух видимых коннотационных точках: на слове и цифре. Последнее, безусловно, соединено с темнотой, противоположной свету. За все время пробовали разгадать данную цифру, и поэт существовал в такой период, когда было реально обнаружение «числа зверя».

Возможно вам будет интересно

  • Анализ стихотворения Сеятелям Некрасова
    В центре повествования образ плодородной пашни, которая часто становится образом повествования Некрасова, он часто описывает ее как незаменимую часть пейзажа Руси. Лирический герой с созерцанием и восхищением описывает то, что ему приходиться видеть
  • Анализ стихотворений Рубцова
  • Анализ стихотворения Мережковского Родное
    Среди всего творческого многообразия Д. С. Мережковского стихотворение «Родное» является искренним выражением автора к родному краю, тому месту, где каждый рад оказаться спустя много лет прожитой жизни
  • Анализ стихотворения Блока Сумерки, сумерки вешние
    Написанное в первый год двадцатого века это мистическое стихотворение начинается эпиграфом Фета. Риторический вопрос, на который всё-таки пытается ответить Блок: «Дождёшься ли?» Мечты. Герой на берегу, волны у ног холодные – не переплыть
  • Анализ стихотворения Мандельштама silentium (силентиум)
    Это стихотворение О.Э. Мандельштама вошло в дебютный сборник под названием «Камень». Впервые было опубликовано в популярном на тот момент издании «Аполлон». Произведение привлекло внимание общественности своей легкой подачей

Характеристика лирического героя

Два мира уживаются в произведении: возвышенная жизнь существует в памяти, что воплощается формой глагола прошедшего времени «удерживали”, «уничтожали”, «не взмахивал”, «припадали”, и низший мир, к которому относится, к несчастью, лирический персонаж, и доказательством является глагольная форма настоящего времени «умное число передаёт».

Невозможно не сказать, что для Гумилёва, как никогда, характерно ощущение важности и серьезности перед словом. Это то умение владеть собой, понимание обязательства перед словом, мощную силу влияния которого он осознавал. Предназначение слова — освобождение человеческой души, возвращение ему красоты, той, что «спасёт мир». Поскольку совсем не для раздоров, не для навара и борьбы являются в этот мир люди, а для осознания, получения внутреннего согласия и единства.

Слово могущественно до тех пор, пока оно свободно. Однако число коварно. Оно нуждается в вопросе «Сколько?» или «В каком количестве?» И это уже совершенно из другой оперы. Взрослые люди крайне обожают числа. Когда говоришь им о том, что ты обзавелся новым приятелем, они ни за что не осведомятся о самом важном. Зачастую они интересуются тем, как много денег получает его папа. И после думают, что распознали человека. Когда рассказываешь взрослому, что увидел прекрасное здание из кирпича цвета земляники, а в окнах стояли красивые растения, то у них не получается вообразить себе такое здание. Но если сказать: «Я лицезрел усадьбу за 2 миллиона долларов», — тогда они воскликнут: «Вот это да!»

Читайте также:  Анализ стихотворения Озеро Чад Гумилева

«Обзор творчества Гумилева»

Мальчик, дальше! Здесь не встретишь ни веселья, ни сокровищ! Но я вижу — ты смеешься, эти взоры — два луча. На, владей волшебной скрипкой, посмотри в глаза чудовищ И погибни славной смертью, страшной смертью скрипача! Н. Гумилев Николай Степанович Гумилев — замечательный русский поэт, стоящий у истоков акмеизма. Это течение возникло на отрицании мистических устремлений символистов, когда символическая школа была на излете. Но своим происхождением акмеизм был обязан символистам. Акмеисты провозглашали высокую ценность земного здешнего мира, его красок и форм, звали “возлюбить землю” и как можно меньше говорить о вечности; своей задачей они ставили вернуть слову изначальный, простой смысл, освободив его от символистских толкований. Организаторами группы поэтов были Городецкий и Гумилев. Мандельштам, входящий в группу “Цех поэтов”, утверждал, что акмеизм не столько заботится о теории, сколько утверждает вкус. Гумилев считал себя учеником Брюсова. Ранние сборники стихов Гумилева не были отмечены самобытностью и оригинальностью.

Приближается к Каиру судно С длинными знаменами Пророка. По матросам угадать нетрудно. Что они с Востока. Капитан кричит и суетится. Слышен голос, гортанный и резкий, Меж снастей видны смуглые лица И мелькают красные фески.

Но начиная со сборников “Чужое небо”, “Колчан”, “Костер” перед нами открывается поэт одаренный и самобытный, с мужественными и сильными интонациями, яркими и контрастными красками, с чеканным стихом. Гумилев был увлекающимся и смелым человеком, он несколько раз путешествовал по Африке, добровольцем сражался на фронтах первой мировой войны. Он ввел в русскую поэзию африканскую экзотическую тему.

По лесистым его берегам И в горах, у зеленых подножий. Поклоняются странным богам Девы-жрицы с эбеновой кожей.

Позднее в его лирике слышатся философские раздумья о несовершенстве мира, о месте человека в нем, о неизбежности страданий. Трагичность мироощущения Гумилева сочетается у него с любовью к Земле. Его стихи совершенны по форме.

Только усталый достоин молиться богам, Только влюбленный — ступать по весенним яугал! На небе звезды, и тихая грусть на земле. Тихое “пусть” прозвучало и тает во мгле. Это — покорность! Приди и склонись надо мной. Бледная дева под траурной черной фатой!

Гумилев считал преданное служение искусству превыше всего. В этом сказалась его романтичность, умение подняться над обыденным и увидеть истинную красоту мира.

Страна живительной прохлады. Лесов и гор гудящих, где Всклокоченные водопады Ревут, как будто быть беде; Для нас священная навеки Страна, ты помнишь ли, скажи, Тот день, как из Варягов в Греки Пошли суровые мужи?

Он чужаком пришел в этот мир. И он всячески,— так, по крайней мере, казалось,— еще и культивировал свою чужеродность миру, свою несовместимость с “толпой”, ее интересами, нуждами, идеалами и с “пошлой”, по его оценке, реальностью — вне зависимости от того, шла речь о предреволюционной рутине или о послереволюционной смуте.

Вероятно, в жизни предыдущей Я зарезал и отца и мать, Если в этой — Боже присносущий! — Так жестоко осужден страдать… Богатые жизненные впечатления от путешествий, войны, страданий трансформировались и складывались в “сны”. Вся действительность казалась дурным сном. А в поэзии он преображался, представляя себя то конквистадором, то попугаем с Антильских островов… У Гумилева нет политических стихов. Он уклонялся от прямого диалога с современниками. Поэт молчал о том, что творилось со страной и народом в огненное пятилетие 1917-1921. Но и молчание воспринималось как определенная гражданская позиция. Гумилев, не написавший ни одной “антисоветской” строки, был обречен. А ведь он предвидел свою гибель:

И умру я не в постели, При нотариусе и враче, А в какой-нибудь дикой щели. Утонувшей в густом плюще.

Но он остался в истории поэзии великим мастером слова.

«Мертвые слова»

А что касается «бездушных слов», то их, к несчастью, множество и в поэзии, и, как это ни печально, во всем мире. Их бесчисленное количество, пестрящих изобилием, забросивших свою подлинную сущность. Не священные ли это мотивы – «Как пчёлы в улье опустелом, дурно пахнут мёртвые слова» – просматриваются у былого идеалиста Николая Степановича, отчетливо осознавшего, что близко всегда будут стоять скверное безжизненное слово и возрождающая (как фактически из ниоткуда возродились его произведения спустя шестьдесят лет молчания), озаряющая слова лирика.

Роль слова

Само поэтическое искусство отныне воспринято не как мастерство, и даже не как способность сочинять стихотворения, а исключительно в качестве искренности, формы бытия, возвышенного воплощения общечеловеческой сути. Вавилон был уничтожен тогда, когда были перемешаны людские слова. И уничтожено, неизбежно уничтожено будет то, что сделано неправедным. Великая поэтесса Анна Ахматова рассуждала, что сердце устало обманывать, и необходимо было по крайней мере в литературе воссоздать важное значение слова.

И поэт восхвалил слово, поклонился пред ним, и не завладел им, а целиком себя принес в пожизненное обладание ему. И отражение этого слова опустилось на творения Николая Степановича, его будущее, так как созданы они были по теореме Теодора де Бонвиля: «Искусство является тем, что сформировано, и, соответственно, нет необходимости в изменении».

В этом-то и объяснение возрождения стихотворений Николая Степановича Гумилёва, воздействие которых на поэзию России всего 20-го столетия сложно переоценить.

Николай Гумилёв — Старый бродяга в Аддис-Абебе ( Мои читатели )

Старый бродяга в Аддис-Абебе,
Покоривший многие племена,
Прислал ко мне черного копьеносца
№ 4 С приветом, составленным из моих стихов.
Лейтенант, водивший канонерки
Под огнем неприятельских батарей,
Целую ночь над южным морем
№ 8 Читал мне на память мои стихи.
Человек, среди толпы народа
Застреливший императорского посла,
Подошел пожать мне руку,
№ 12 Поблагодарить за мои стихи.

Много их, сильных, злых и веселых,
Убивавших слонов и людей,
Умиравших от жажды в пустыне,
№ 16 Замерзавших на кромке вечного льда,
Верных нашей планете,
Сильной, веселой и злой,
Возят мои книги в седельной сумке,
№ 20 Читают их в пальмовой роще,
Забывают на тонущем корабле.

Я не оскорбляю их неврастенией,
Не унижаю душевной теплотой,
№ 24 Не надоедаю многозначительными намеками
На содержимое выеденного яйца,
Но когда вокруг свищут пули
Когда волны ломают борта,
№ 28 Я учу их, как не бояться,
Не бояться и делать что надо.

И когда женщина с прекрасным лицом,
Единственно дорогим во вселенной,
№ 32 Скажет: я не люблю вас,
Я учу их, как улыбнуться,
И уйти и не возвращаться больше.
А когда придет их последний час,
№ 36 Ровный, красный туман застелит взоры,
Я научу их сразу припомнить
Всю жестокую, милую жизнь,
Всю родную, странную землю,
№ 40 И, представ перед ликом Бога
С простыми и мудрыми словами,
Ждать спокойно Его суда.

Stary brodyaga v Addis-Abebe,
Pokorivshy mnogiye plemena,
Prislal ko mne chernogo kopyenostsa
S privetom, sostavlennym iz moikh stikhov.
Leytenant, vodivshy kanonerki
Pod ognem nepriatelskikh batarey,
Tseluyu noch nad yuzhnym morem
Chital mne na pamyat moi stikhi.
Chelovek, sredi tolpy naroda
Zastrelivshy imperatorskogo posla,
Podoshel pozhat mne ruku,
Poblagodarit za moi stikhi.

Mnogo ikh, silnykh, zlykh i veselykh,
Ubivavshikh slonov i lyudey,
Umiravshikh ot zhazhdy v pustyne,
Zamerzavshikh na kromke vechnogo lda,
Vernykh nashey planete,
Silnoy, veseloy i zloy,
Vozyat moi knigi v sedelnoy sumke,
Chitayut ikh v palmovoy roshche,
Zabyvayut na tonushchem korable.

Ya ne oskorblyayu ikh nevrasteniyey,
Ne unizhayu dushevnoy teplotoy,
Ne nadoyedayu mnogoznachitelnymi namekami
Na soderzhimoye vyedennogo yaytsa,
No kogda vokrug svishchut puli
Kogda volny lomayut borta,
Ya uchu ikh, kak ne boyatsya,
Ne boyatsya i delat chto nado.

I kogda zhenshchina s prekrasnym litsom,
Yedinstvenno dorogim vo vselennoy,
Skazhet: ya ne lyublyu vas,
Ya uchu ikh, kak ulybnutsya,
I uyti i ne vozvrashchatsya bolshe.
A kogda pridet ikh posledny chas,
Rovny, krasny tuman zastelit vzory,
Ya nauchu ikh srazu pripomnit
Vsyu zhestokuyu, miluyu zhizn,
Vsyu rodnuyu, strannuyu zemlyu,
I, predstav pered likom Boga
S prostymi i mudrymi slovami,
Zhdat spokoyno Yego suda.

Cnfhsq ,hjlzuf d Fllbc-F,t,t,
Gjrjhbdibq vyjubt gktvtyf,
Ghbckfk rj vyt xthyjuj rjgmtyjcwf
C ghbdtnjv, cjcnfdktyysv bp vjb[ cnb[jd/
Ktqntyfyn, djlbdibq rfyjythrb
Gjl juytv ytghbzntkmcrb[ ,fnfhtq,
Wtke/ yjxm yfl /;ysv vjhtv
Xbnfk vyt yf gfvznm vjb cnb[b/
Xtkjdtr, chtlb njkgs yfhjlf
Pfcnhtkbdibq bvgthfnjhcrjuj gjckf,
Gjljitk gj;fnm vyt here,
Gj,kfujlfhbnm pf vjb cnb[b/

Vyjuj b[, cbkmys[, pks[ b dtctks[,
E,bdfdib[ ckjyjd b k/ltq,
Evbhfdib[ jn ;f;ls d gecnsyt,
Pfvthpfdib[ yf rhjvrt dtxyjuj kmlf,
Dthys[ yfitq gkfytnt,
Cbkmyjq, dtctkjq b pkjq,
Djpzn vjb rybub d ctltkmyjq cevrt,
Xbnf/n b[ d gfkmvjdjq hjot,
Pf,sdf/n yf njyeotv rjhf,kt/

Z yt jcrjh,kz/ b[ ytdhfcntybtq,
Yt eyb;f/ leitdyjq ntgkjnjq,
Yt yfljtlf/ vyjujpyfxbntkmysvb yfvtrfvb
Yf cjlth;bvjt dstltyyjuj zqwf,
Yj rjulf djrheu cdboen gekb
Rjulf djkys kjvf/n ,jhnf,
Z exe b[, rfr yt ,jznmcz,
Yt ,jznmcz b ltkfnm xnj yflj/

B rjulf ;tyobyf c ghtrhfcysv kbwjv,
Tlbycndtyyj ljhjubv dj dctktyyjq,
Crf;tn: z yt k/,k/ dfc,
Z exe b[, rfr eks,yenmcz,
B eqnb b yt djpdhfofnmcz ,jkmit/
F rjulf ghbltn b[ gjcktlybq xfc,
Hjdysq, rhfcysq nevfy pfcntkbn dpjhs,
Z yfexe b[ chfpe ghbgjvybnm
Dc/ ;tcnjre/, vbke/ ;bpym,
Dc/ hjlye/, cnhfyye/ ptvk/,
B, ghtlcnfd gthtl kbrjv ,juf
C ghjcnsvb b velhsvb ckjdfvb,
;lfnm cgjrjqyj Tuj celf/

Книга Николая Гумилёва «ОГНЕННЫЙ СТОЛП»

Заглавие сборника многозначно. Можно предположить, что заглавие восходит к Ветхому Завету: “И двинулись сыны Израилевы из Сокхофа, и расположились станом в Ефаме, в конце пустыни. Господь же шёл пред ними днём в столпе облачном, показывая им путь, а ночью в столпе огненном, светя им, дабы идти им и днём, и ночью. Не отлучался столп облачный днём и столп огненный ночью от лица народа” (Исход, 13:20–22). Если рассматривать заглавие сборника в контексте этого отрывка, то “огненный столп” – это путеводная звезда, указывающая верный путь. Такое толкование заглавия подтверждается текстом стихов.

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог… —

в этих стихах звучит укор, поэт укоряет нас в том, что мы забыли высокое назначение Слова и теперь “дурно пахнут мёртвые слова”. Поэт нам указывает верный путь: “для низкой жизни” — числа, и тогда слову вернётся его сила. При этом прослеживается связь между библейским сюжетом и поэтом-пророком, каким выступает в стихотворении «Слово» Гумилёв. Библейские мотивы есть и в других стихах («Память», «Молитва мастеров»). Предположение, что “огненный столп” — это нечто ведущее за собой, поддерживающее людей во время их сложного пути, находит подтверждение в следующих строках стихотворения «Мои читатели»:

Но когда вокруг свищут пули,
Когда волны ломают борта,
Я учу их, как не бояться,
Не бояться и делать что надо.

П оэзия Гумилёва – это “огненный столп” для читателей, который указывает им жизненный путь. Как “огненный (или облачный. – А.В.) столп” “не отлучался от лица народа”, был с ним и днём, и ночью, так “много их, сильных, злых и весёлых” носят книги Гумилёва “…в седельной сумке, // Читают их в пальмовой роще, // Забывают на тонущем корабле”. Стихи из сборника «Огненный столп» являются ориентиром в жизни людей, поддерживающей силой, которая ведёт их по жизни.

По другой версии, название восходит к Новому Завету: “И видел я другого Ангела сильного, сходящего с неба, облечённого облаком; над головою его была радуга, и лице его как солнце, и ноги его как столпы огненные. И поставил он правую ногу свою на море, а левую на землю…” (Откр., 10:1–2). Связывая название сборника с Апокалипсисом и рассматривая стихи с этой позиции, можно заметить и прямые реминисценции из Откровения Иоанна Богослова, и связь на идейном уровне (общее настроение стихотворений). Реминисценции: стих Гумилёва — “Стены Нового Иерусалима”, в Новом Завете — “И я, Иоанн, увидел святый город Иерусалим, новый…”. Это пример почти дословной цитаты из Апокалипсиса, но многие стихи связаны с Откровением на более глубоком уровне. Так, можно рассматривать стихотворение «Слово», сопоставляя его с Апокалипсисом, недаром Гумилёв упоминает «Евангелие от Иоанна», напоминая о забытом предназначении слова (“Слово — это Бог”).

А в черновом автографе этого стихотворения есть следующие строки:

Прежний ад нам показался раем,
Дьяволу мы в слуги нанялись
Оттого, что мы не отличаем
Зла от блага и от бездны высь.

Эти строки демонстрируют уже не призрачную связь с Апокалипсисом: “Дьяволу мы в слуги нанялись” – не Вавилон ли это из Откровения? В пользу версии о том, что Гумилёву была интересна апокалипсическая тематика в 1921 году, говорит строчка из плана книги стихов, над которым Николай Степанович работал после окончания сборника «Огненный столп»: “Наказ художнику, иллюстрирующему Апокалипсис”. При анализе названия сборника в контексте Апокалипсиса напрашивается параллель с книгой Ницше «Так говорил Заратустра»: “Горе этому большому городу! – И мне хотелось бы уже видеть огненный столп, в котором сгорит он! Ибо эти огненные столпы должны предшествовать великому полудню”. В этой цитате “огненный столп” является символом уничтожения греховного. Вполне вероятно, что заглавие восходит к работам Ницше, так как известно, что Гумилёв c 1900-х годов увлекался его философией. Влияние Ницше можно проследить и во многих более поздних стихах Гумилёва («Песнь Заратустры» — 1903, «Память» – 1921). Таким образом, вторая версия трактовки названия связана с апокалипсической тематикой.

Н.А. Богомолов видит один из возможных подтекстов заглавия в стихотворении Гумилёва «Много есть людей…»: “И отныне я горю в огне, // Вставшем до небес из преисподней”.

Читайте также:  Анализ стихотворения Кенгуру Гумилева

Как видно из всего выше изложенного, каждая из трактовок названия находит подтверждение в стихотворениях сборника, а следовательно, имеет право на существование.

В сборнике «Огненный столп» входит 20 стихотворений; открывается книга стихотворением «Память», одним из самых важных для Гумилёва произведений, в котором он изображает метаморфозы своей души. Самоанализ поэта виден не только в «Памяти», но и в «Душе и теле», и в «Моих читателях»:

Я не оскорбляю их неврастенией,
Не унижаю душевной теплотой,
Не надоедаю многозначительными намёками
На содержимое выеденного яйца.

Гумилёв пытается разобраться в себе («Память», «Душа и тело») и в своих стихах, в силе своих стихов.

Композиция сборника: открывается сборник наиболее сильными стихотворениями («Память», «Слово», «Душа и тело»), следующие стихи образуют тематические связки. Расстановка стихотворений в зависимости от их тематики – это важнейший композиционный приём Гумилёва при составлении книги стихов. В «Огненном столпе» Гумилёв ставит рядом стихотворения «Подражание персидскому» и «Персидская миниатюра», эти стихи объединяют персидские мотивы. Стихотворения «Перстень» и «Дева-птица» объединяет тема любви. Завершают сборник стихотворения «Мои читатели» и «Звёздный ужас», первое из которых является своеобразным анализом Гумилёвым своего творчества, а второе стихотворение – сложное, многослойное произведение. В центре книги находится «Заблудившийся трамвай», тоже многоуровневое и важное стихотворение. Таким образом, структура сборника – это своего рода треугольник, то есть наиболее сильные стихи помещены в начало, конец и середину книги (эти произведения составляют основу книги).

Стихотворения этого сборника имеют несколько слоев: исторический, религиозный и философский, причём два последних во многих стихотворениях неразделимы, например в «Заблудившемся трамвае». В стихотворении «Память» есть биографический пласт (четыре метаморфозы души поэта), есть философский (или, скорее, религиозный) слой:

Я – угрюмый и упрямый зодчий
Храма, восстающего во мгле.
Я возревновал о славе отчей,
Как на небесах и на земле.
Сердце будет пламенем палимо
Вплоть до дня, когда взойдут, ясны,
Стены нового Иерусалима
На полях моей родной земли.

В этих двух строфах можно увидеть религиозно-философский смысл, связанный с библейскими мотивами, и исторический подтекст: реставрация Романовых. Такова структура сборника «Огненный столп».

При этом все стихи книги связаны между собой общими мотивами. Библейские мотивы, связывающие стихотворения сборника «Огненный столп», вызваны религиозностью Гумилёва и проходят почти через все произведения.

Важнейшим мотивом сборника является мотив смерти. Он встречается в стихотворениях «Леопард», «Звёздный ужас», «Ольга», «Дева-птица», «Мои читатели». А в «Памяти» читатель сталкивается с мотивом смерти души, ведь “мы меняем души, не тела”:

Крикну я. но разве кто поможет,
Чтоб моя душа не умерла?

Г умилёв словно предчувствует свою гибель. Тема смерти возникает в его творчестве с 1917 года, когда в Париже Гумилёв влюбляется в Елену Карловну Дюбуше (“Синяя звезда” – так он её называл). Но она выходит замуж за богатого американца. После этой истории почти во всех стихах поэта встречается мотив смерти, не исключением являются и стихотворения из «Огненного столпа».

Вполне возможно, что в некоторых стихах отражается ситуация в стране после революции, хотя Гумилёв и считал, что поэзия выше политики. Так, строки “…взойдут, ясны, // Стены Нового Иерусалима // На полях моей родной страны” можно толковать как реставрацию Романовых (об этом я уже писал), а в стихотворении «Звёздный ужас» можно заподозрить описание нового коммунистического режима. Таким образом, книга начинается и заканчивается стихотворениями, одно из возможных толкований которых связано с политикой (кольцевая композиция).

Гумилёв был одним из родоначальников акмеизма. Но в конце своего творческого пути Гумилёв отходит от акмеизма. Его стихи намного сложнее, они не вписываются в рамки какого-либо литературного течения. Н.А. Богомолов пишет об этом в статье «Читатель книг». Он указывает на строчки из стихотворения «Память», в которых, по его мнению, “Гумилёв намеренно неоднозначен”, и на основе этого он делает вывод о переосмыслении акмеизма Николаем Степановичем. На мой взгляд, Гумилёв сам говорит о своём разочаровании в акмеизме:

Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества,
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мёртвые слова.
(«Слово»)

Эти строчки показывают нам разочарование в одном из важнейших догматов акмеизма, согласно которому именно “естеством” надо ограничивать себя художнику.

«Огненный столп» – последний прижизненный сборник Гумилёва, в котором поэт раскрывает своё мироощущение. Это переломный сборник, в стихах этой книги поставлена точка во многих темах, занимавших центральное место в творчестве Гумилёва. Читая эту книгу, понимаешь, насколько сложным поэтом является Николай Степанович Гумилёв, стихи которого не вписываются в узкие рамки литературных движений.

Николай Гумилев
«Мои читатели»

Старый бродяга в Аддис-Абебе,
Покоривший многие племена,
Прислал ко мне черного копьеносца
С приветом, составленным из моих стихов.
Лейтенант, водивший канонерки
Под огнем неприятельских батарей,
Целую ночь над южным морем
Читал мне на память мои стихи.
Человек, среди толпы народа
Застреливший императорского посла,
Подошел пожать мне руку,
Поблагодарить за мои стихи.

Много их, сильных, злых и веселых,
Убивавших слонов и людей,
Умиравших от жажды в пустыне,
Замерзавших на кромке вечного льда,
Верных нашей планете,
Сильной, веселой и злой,
Возят мои книги в седельной сумке,
Читают их в пальмовой роще,
Забывают на тонущем корабле.

Я не оскорбляю их неврастенией,
Не унижаю душевною теплотой,
Не надоедаю многозначительными намеками
На содержимое выеденного яйца,
Но когда вокруг свищут пули,
Когда волны ломают борта,
Я учу их, как не бояться,
Не бояться и делать, что надо.

И когда женщина с прекрасным лицом,
Единственно дорогим во вселенной,
Скажет: «Я не люблю вас»,
Я учу их, как улыбнуться,
И уйти, и не возвращаться больше.
А когда придет их последний час,
Ровный, красный туман застелет взоры,
Я научу их сразу припомнить
Всю жестокую, милую жизнь,
Всю родную, странную землю
И, представ перед ликом Бога
С простыми и мудрыми словами,
Ждать спокойно Его суда.

Экспресс- анализ стихотворения

Cтихотворение состоит из 4-х строф (всего 42 строки)
Размер: верлибр (размер отсутствует)
————————————————————————
1-я cтрофа – 12 строк , многоостишие.
Рифмы: Абебе-племена-копьеносца-стихов
канонерки-батарей-морем-стихи
народа-посла-руку-стихи.
Рифмовка: ABCD EFGA BCBA A

2-я cтрофа – 9 строк, девятистишие.
Рифмы: веселых-людей-пустыне-льда
планете-злой-сумке-роще
корабле.
Рифмовка: ABCD EBFG A

3-я cтрофа – 8 строк, восьмистишие.
Рифмы: неврастенией-теплотой-намеками-яйца
пули-борта-бояться-надо.
Рифмовка: AABC DEFE

Анализ стихотворения сделан программой в реальном времени

Используйте короткие ссылки для сокращения длинных адресов

Строфа

Строфа – это объединение двух или нескольких строк стихотворения, имеющих интонационное сходство или общую систему рифм, и регулярно или периодически повторяющееся в стихотворении. Большинство стихотворений делятся на строфы и т.о. являются строфическими. Если разделения на строфы нет, такие стихи принято называть астрофическими. Самая популярная строфа в русской поэзии – четверостишие (катрен, 4 строки). Широко употребимыми строфами также являются: двустишие (дистих), трёхстишие (терцет), пятистишие, шестистишие (секстина), восьмистишие (октава) и др. Больше о строфах

Стихотворная стопа

Стопа – это единица длины стиха, состоящая из повторяющейся последовательности ударного и безударных слогов.
Двухсложные стопы состоят из двух слогов:
хорей (ударный и безударный слог), ямб (безударный и ударный слог) – самая распостранённая стопа в русской поэзии.
Трёхсложные стопы – последовательность из 3-х слогов:
дактиль (ударный слог первый из трёх), амфибрахий (ударный слог второй из трёх), анапест (ударный слог третий).
Четырёхсложная стопа – пеон – четыре слога, где ударный слог может регулярно повторяться на месте любого из четырёх слогов: первый пеон – пеон с ударением на первом слоге, второй пеон – с ударением на втором слоге и так далее.
Пятисложная стопа состоит из пяти слогов: пентон – ударный слог третий из пяти.
Больше о стопах

Размер стихотворения

Размер – это способ звуковой организации стиха; порядок чередования ударных и безударных слогов в стопе стихотворения. Размер стихотворения повторяет название стопы и указывает на кол-во стоп в строке. Любая стопа может повторяться в строке несколько раз (от одного до восьми, и более). Кол-во повторов стопы и определяет полный размер стиха, например: одностопный пентон, двухстопный пеон, трехстопный анапест, четырёхстопный ямб, пятистопный дактиль, шестистопный хорей и т.д. Больше о размерах

Рифма

Рифма – это звуковой повтор, традиционно используемый в поэзии и, как правило, расположенный и ожидаемый на концах строк в стихах. Рифма скрепляет собой строки и вызывает ощущение звуковой гармонии и смысловой законченности определённых частей стихотворения. Рифмы помогают ритмическому восприятию строк и строф, выполняют запоминательную функцию в стихах и усиливают воздействие поэзии как искусства благодаря изысканному благозвучию слов. Больше о рифмах

Рифмовка

Рифмовка – это порядок чередования рифм в стихах. Основные способы рифмовки: смежная рифмовка (рифмуются соседние строки: AA ВВ СС DD), перекрёстная рифмовка (строки рифмуются через одну: ABAB), кольцевая или опоясывающая рифмовка (строки рифмуются между собой через две другие строки со смежной рифмовкой: ABBA), холостая (частичная рифмовка в четверостишии с отсутствием рифмы между первой и третьей строкой: АBCB), гиперхолостая рифмовка (в четверостишии рифма есть только к первой строке, а ожидаемая рифма между второй и четвёртой строкой отсутствует: ABAC, ABCA, AABC), смешанная или вольная рифмовка (рифмовка в сложных строфах с различными комбинациями рифмованных строк). Больше о рифмовке

«Мечты», анализ стихотворения Гумилёва

История создания

Стихотворение «Мечты» было написано 21-летним Гумилёвым в 1907 г. и опубликовано в иллюстрированном приложении к газете «Русь» № 33 за 1907 г. Стихотворение вошло в сборник «Романтические цветы» (1908). С 1906 г. Гумилёв учился в Сорбонне в Париже и много путешествовал по Европе. В 1907 г. Гумилёв вернулся в Петербург. Возможно, стихотворение связано с его впечатлениями на родине.

Литературное направление и жанр

Весь сборник «Романтические цветы», который критики считали ученической книгой, был связан с экзотикой и миром мечты, грёз. Это характерно для русского символизма. Стихотворение представляет собой жанровую сценку, но в основу его положено определённое философское мировоззрение, так что стихотворение близко к философской лирике.

Тема, основная мысль и композиция

Стихотворение «Мечты» состоит из 4 строф. Первая и последняя строфы описывают материальный мир – нищего и ворона на развалинах, проходящую мимо испуганную старуху. Вторая и третья строфы – это описание видения, сна ворона, рассказанного нищему им самим.

Тема стихотворения – мечты как свойство души человека. Основная мысль: мечты призрачны, они не всегда уносят нас в царство прекрасного. Когда мечты бесплодны, они доставляют только страдания человеку, осознавшему безысходность своего положения. Идея стихотворения, в котором внимание сосредоточено на земных, реальных событиях, близка к идеям родившегося спустя 5 лет акмеизма.

Тропы и образы

С помощью эпитетов Гумилёв описывает героев своего стихотворения, достигших глубин падения. Ворон старый, а нищий оборванный. Да и само слово «нищий», по происхождению прилагательное, связано с качеством человека, отсутствием у него материальных ценностей, имущества.

Два странных собеседника находятся на улице, у них нет крова. Они нашли себе приют «за покинутым, бедным жилищем» (эпитеты). Гумилёв умышленно использует высокий стиль. Слово «жилище» может означать в контексте любую развалюху, но она уже разрушена, неизвестно, чем она было «при жизни». Так и забор уже перестал существовать, превратился в чернеющие остатки, за которыми он угадывается.

Цвет очень важен в этом стихотворении. В первой строфе весь мир представляется безотрадно чёрным: и ворон, и остатки забора, и лохмотья нищего. Фраза «о восторгах вели разговоры» близка к фразеологизму, но им не стала. Она напоминает о фразеологизме «разговор в пользу бедных», то есть речь идёт о пустых разговорах. Восторги здесь иронически означают пустые слова, не меняющие жизнь.

Фантастический элемент разговора нищего с вороном берёт своё начало от стихотворения Эдгара По «Ворон», где вещий ворон разговаривает с лирическим героем, пророча ему всяческие несчастья. На многочисленные вопросы ворон отвечает: «Никогда». Ворон «Гумилёва более гуманный. Он пытается ободрить нищего, рассказывая ему свои небывалые виденья (эпитет).

Развалины башни, на которых ворону приснились чудесные сны,- важный в символизме образ. Башня – это стремление вверх, духовный рост. Значит, развалины – остановка в движении, угасание, смерть.

Поведение ворона одновременно присуще и птицам этого вида, и близкому другу, пришедшему к терпящему бедствие товарищу. Он всегда в тревоге, он трепещет от волненья, спеша передать радостное известие.

Инверсии в третьей строфе акцентируют внимание читателя на эпитетах: полёт воздушный и смелый, лебедь нежный и белый. Антитезы в этой строфе (принц – нищий, белый лебедь – чёрный ворон) составляют образный центр произведения. Ворон описывает свои видения, где мир обращён, где чёрное кажется белым.

Гумилёв использует извечную философскую идею о том, что жизнь и сон могут быть перепутаны друг с другом, сон оказаться жизнью и наоборот. Для отвратительного нищего (эпитет) это и было бы воплощением мечты, как стало для нищего Тома Кенти из романа Марка Твена «Принц и нищий» (отсюда противопоставление нищему не богача или, например, царя, а принца).

Последняя строфа возвращает героев в реальность. Единственным мерилом истины становятся эмоции. Нищий плачет бессильно и глухо (наречные эпитеты), мечты только разбередили раны. Чернота материального мира поглотила всё. Это выражается метафорой «ночь спустилась с неба» и эпитетом «тяжёлая ночь».

Старуха, появляющаяся в последних двух строках, оказывается носителем объективной истины. Она крестится учащённо и робко (наречные эпитеты) от страха и неуверенности в уместности своего действия. Она видит нищего, говорящего с каркающим вороном. Эта жуткая ночная сцена происходит на фоне развалин и покосившегося забора. А может быть, старуха, которая тоже услышала и поняла слова ворона, потрясена тем, что осознание разрыва мечты и реальности не обязательно воодушевляет, но может убедить человека в собственном бессилии.

Размер и рифмовка

Стихотворение написано трёхстопным анапестом. Рифмовка перекрёстная, рифма женская.

Ссылка на основную публикацию