Анализ стихотворения Мои читатели Гумилева

Николай Гумилёв — Старый бродяга в Аддис-Абебе ( Мои читатели )

Старый бродяга в Аддис-Абебе,
Покоривший многие племена,
Прислал ко мне черного копьеносца
№ 4 С приветом, составленным из моих стихов.
Лейтенант, водивший канонерки
Под огнем неприятельских батарей,
Целую ночь над южным морем
№ 8 Читал мне на память мои стихи.
Человек, среди толпы народа
Застреливший императорского посла,
Подошел пожать мне руку,
№ 12 Поблагодарить за мои стихи.

Много их, сильных, злых и веселых,
Убивавших слонов и людей,
Умиравших от жажды в пустыне,
№ 16 Замерзавших на кромке вечного льда,
Верных нашей планете,
Сильной, веселой и злой,
Возят мои книги в седельной сумке,
№ 20 Читают их в пальмовой роще,
Забывают на тонущем корабле.

Я не оскорбляю их неврастенией,
Не унижаю душевной теплотой,
№ 24 Не надоедаю многозначительными намеками
На содержимое выеденного яйца,
Но когда вокруг свищут пули
Когда волны ломают борта,
№ 28 Я учу их, как не бояться,
Не бояться и делать что надо.

И когда женщина с прекрасным лицом,
Единственно дорогим во вселенной,
№ 32 Скажет: я не люблю вас,
Я учу их, как улыбнуться,
И уйти и не возвращаться больше.
А когда придет их последний час,
№ 36 Ровный, красный туман застелит взоры,
Я научу их сразу припомнить
Всю жестокую, милую жизнь,
Всю родную, странную землю,
№ 40 И, представ перед ликом Бога
С простыми и мудрыми словами,
Ждать спокойно Его суда.

Stary brodyaga v Addis-Abebe,
Pokorivshy mnogiye plemena,
Prislal ko mne chernogo kopyenostsa
S privetom, sostavlennym iz moikh stikhov.
Leytenant, vodivshy kanonerki
Pod ognem nepriatelskikh batarey,
Tseluyu noch nad yuzhnym morem
Chital mne na pamyat moi stikhi.
Chelovek, sredi tolpy naroda
Zastrelivshy imperatorskogo posla,
Podoshel pozhat mne ruku,
Poblagodarit za moi stikhi.

Mnogo ikh, silnykh, zlykh i veselykh,
Ubivavshikh slonov i lyudey,
Umiravshikh ot zhazhdy v pustyne,
Zamerzavshikh na kromke vechnogo lda,
Vernykh nashey planete,
Silnoy, veseloy i zloy,
Vozyat moi knigi v sedelnoy sumke,
Chitayut ikh v palmovoy roshche,
Zabyvayut na tonushchem korable.

Ya ne oskorblyayu ikh nevrasteniyey,
Ne unizhayu dushevnoy teplotoy,
Ne nadoyedayu mnogoznachitelnymi namekami
Na soderzhimoye vyedennogo yaytsa,
No kogda vokrug svishchut puli
Kogda volny lomayut borta,
Ya uchu ikh, kak ne boyatsya,
Ne boyatsya i delat chto nado.

I kogda zhenshchina s prekrasnym litsom,
Yedinstvenno dorogim vo vselennoy,
Skazhet: ya ne lyublyu vas,
Ya uchu ikh, kak ulybnutsya,
I uyti i ne vozvrashchatsya bolshe.
A kogda pridet ikh posledny chas,
Rovny, krasny tuman zastelit vzory,
Ya nauchu ikh srazu pripomnit
Vsyu zhestokuyu, miluyu zhizn,
Vsyu rodnuyu, strannuyu zemlyu,
I, predstav pered likom Boga
S prostymi i mudrymi slovami,
Zhdat spokoyno Yego suda.

Cnfhsq ,hjlzuf d Fllbc-F,t,t,
Gjrjhbdibq vyjubt gktvtyf,
Ghbckfk rj vyt xthyjuj rjgmtyjcwf
C ghbdtnjv, cjcnfdktyysv bp vjb[ cnb[jd/
Ktqntyfyn, djlbdibq rfyjythrb
Gjl juytv ytghbzntkmcrb[ ,fnfhtq,
Wtke/ yjxm yfl /;ysv vjhtv
Xbnfk vyt yf gfvznm vjb cnb[b/
Xtkjdtr, chtlb njkgs yfhjlf
Pfcnhtkbdibq bvgthfnjhcrjuj gjckf,
Gjljitk gj;fnm vyt here,
Gj,kfujlfhbnm pf vjb cnb[b/

Vyjuj b[, cbkmys[, pks[ b dtctks[,
E,bdfdib[ ckjyjd b k/ltq,
Evbhfdib[ jn ;f;ls d gecnsyt,
Pfvthpfdib[ yf rhjvrt dtxyjuj kmlf,
Dthys[ yfitq gkfytnt,
Cbkmyjq, dtctkjq b pkjq,
Djpzn vjb rybub d ctltkmyjq cevrt,
Xbnf/n b[ d gfkmvjdjq hjot,
Pf,sdf/n yf njyeotv rjhf,kt/

Z yt jcrjh,kz/ b[ ytdhfcntybtq,
Yt eyb;f/ leitdyjq ntgkjnjq,
Yt yfljtlf/ vyjujpyfxbntkmysvb yfvtrfvb
Yf cjlth;bvjt dstltyyjuj zqwf,
Yj rjulf djrheu cdboen gekb
Rjulf djkys kjvf/n ,jhnf,
Z exe b[, rfr yt ,jznmcz,
Yt ,jznmcz b ltkfnm xnj yflj/

B rjulf ;tyobyf c ghtrhfcysv kbwjv,
Tlbycndtyyj ljhjubv dj dctktyyjq,
Crf;tn: z yt k/,k/ dfc,
Z exe b[, rfr eks,yenmcz,
B eqnb b yt djpdhfofnmcz ,jkmit/
F rjulf ghbltn b[ gjcktlybq xfc,
Hjdysq, rhfcysq nevfy pfcntkbn dpjhs,
Z yfexe b[ chfpe ghbgjvybnm
Dc/ ;tcnjre/, vbke/ ;bpym,
Dc/ hjlye/, cnhfyye/ ptvk/,
B, ghtlcnfd gthtl kbrjv ,juf
C ghjcnsvb b velhsvb ckjdfvb,
;lfnm cgjrjqyj Tuj celf/

Анализ стихотворения Гумилева “Слово”. Стихи Николая Гумилева

В 1912 году рождается такое течение, как акмеизм, центральной фигурой которого являлся Гумилев. Тогда же он издает полное собрание сочинений под названием “Чужое небо”, а также немного позже “Огненный столп”.

В заключительном сборнике значительная часть стихотворений была пропитана в большей степени философией и различными концепциями многих религий. И произведение “Слово” тоже включалось в данное собрание. Хотя по содержанию оно относится к символизму, однако по манере изложения оно походит на обычаи акмеистов.

Анализ стихотворения “Слово” Гумилева

В данном стихотворении он восхваляет слово, надобное для формулирования мыслей и задумок человека. Сам поэт отлично осведомлен о разнообразных восточных идеологических учениях. Знаменитая мантра аум была изучена им безупречно, по этой причине исследованы многочисленные секреты мироздания.

Поскольку таким словом был сотворен мир, им также называли природу Всевышнего. И если обратиться к анализу стихотворения “Слово” Гумилева, то в нем он прямо сравнивает следующие два типа приобщения к миру: закономерный, необходимый для обыденной жизни, определенных радикальных действий, и духовный.

Первый проявляется в кодах либо цифрах. Есть еще и духовное изучение, которое выливается непосредственно в слове. Поэт пишет, соблюдая те же ценности, что чтили великие Лермонтов и Пушкин. Гумилев убежден в том, что лишь писатель способен показать народу священную мощь слова. Николай Гумилев в “Слове” устремляется к священному писанию, считающемуся самым главным сборником книг для каждого уважающего себя христианина.

Характерные особенности стихотворения

Само произведение написано возвышенным слогом. При анализе стихотворения “Слово” Гумилева можно найти немало устаревших слов (“оный день”, к примеру), что очень приемлемо для поэзии России. Стоит вникнуть в звучание подобного стиха и по тону можно решить, что вы произносите мантру.

Смысл стихотворения Гумилева “Слово” в том, что он старается отыскать равновесие взаимоотношений среди данных этих сфер. В его детище есть множество видоизмененных оценок, имеющих сугубо условное значение: “В оный день когда над миром новым бог склонял лицо свое”.

Тематика

Сам же писатель заявлял о том, что при отсутствии символов не возникло бы течение акмеистов. Все это совершалось, поскольку он являлся знаком Серебряного века. И его смерть также предзнаменовала то, что случился крах просвещенной эпохи. “Слово” Николая Гумилева является одним из ключевых произведений собрания “Огненный столп”, в нем можно найти библейские отголоски. Это по-особенному сосредоточенное изложение Священного Писания.

При анализе стихотворения “Слово” Гумилева можно заметить, что в нем использовано противопоставление, строится оно на двух видимых коннотационных точках: на слове и цифре. Последнее, безусловно, соединено с темнотой, противоположной свету. За все время пробовали разгадать данную цифру, и поэт существовал в такой период, когда было реально обнаружение “числа зверя”.

Характеристика лирического героя

Два мира уживаются в произведении: возвышенная жизнь существует в памяти, что воплощается формой глагола прошедшего времени “удерживали”, “уничтожали”, “не взмахивал”, “припадали”, и низший мир, к которому относится, к несчастью, лирический персонаж, и доказательством является глагольная форма настоящего времени “умное число передаёт”.

Невозможно не сказать, что для Гумилёва, как никогда, характерно ощущение важности и серьезности перед словом. Это то умение владеть собой, понимание обязательства перед словом, мощную силу влияния которого он осознавал. Предназначение слова — освобождение человеческой души, возвращение ему красоты, той, что “спасёт мир”. Поскольку совсем не для раздоров, не для навара и борьбы являются в этот мир люди, а для осознания, получения внутреннего согласия и единства.

Слово могущественно до тех пор, пока оно свободно. Однако число коварно. Оно нуждается в вопросе “Сколько?” или “В каком количестве?” И это уже совершенно из другой оперы. Взрослые люди крайне обожают числа. Когда говоришь им о том, что ты обзавелся новым приятелем, они ни за что не осведомятся о самом важном. Зачастую они интересуются тем, как много денег получает его папа. И после думают, что распознали человека. Когда рассказываешь взрослому, что увидел прекрасное здание из кирпича цвета земляники, а в окнах стояли красивые растения, то у них не получается вообразить себе такое здание. Но если сказать: “Я лицезрел усадьбу за 2 миллиона долларов”, — тогда они воскликнут: “Вот это да!”

“Мертвые слова”

А что касается “бездушных слов”, то их, к несчастью, множество и в поэзии, и, как это ни печально, во всем мире. Их бесчисленное количество, пестрящих изобилием, забросивших свою подлинную сущность. Не священные ли это мотивы – “Как пчёлы в улье опустелом, дурно пахнут мёртвые слова” – просматриваются у былого идеалиста Николая Степановича, отчетливо осознавшего, что близко всегда будут стоять скверное безжизненное слово и возрождающая (как фактически из ниоткуда возродились его произведения спустя шестьдесят лет молчания), озаряющая слова лирика.

Роль слова

Само поэтическое искусство отныне воспринято не как мастерство, и даже не как способность сочинять стихотворения, а исключительно в качестве искренности, формы бытия, возвышенного воплощения общечеловеческой сути. Вавилон был уничтожен тогда, когда были перемешаны людские слова. И уничтожено, неизбежно уничтожено будет то, что сделано неправедным. Великая поэтесса Анна Ахматова рассуждала, что сердце устало обманывать, и необходимо было по крайней мере в литературе воссоздать важное значение слова.

Читайте также:  Анализ стихотворения Она Гумилева

И поэт восхвалил слово, поклонился пред ним, и не завладел им, а целиком себя принес в пожизненное обладание ему. И отражение этого слова опустилось на творения Николая Степановича, его будущее, так как созданы они были по теореме Теодора де Бонвиля: “Искусство является тем, что сформировано, и, соответственно, нет необходимости в изменении”.

В этом-то и объяснение возрождения стихотворений Николая Степановича Гумилёва, воздействие которых на поэзию России всего 20-го столетия сложно переоценить.

Анализ стихотворения Н. Гумилева «Она»

В качестве собственного исследования данной темы, мною было выбрано стихотворение Н. Гумилева «Она»

Я знаю женщину: молчанье,

Усталость горькая от слов,

Живет в таинственном мерцанье

Ее расширенных зрачков.

Ее душа открыта жадно

Лишь медной музыке стиха,

Пред жизнью, дольней и отрадной,

Высокомерна и глуха.

Неслышный и неторопливый,

Так странно плавен шаг ее,

Назвать нельзя ее красивой,

Но в ней все счастие мое.

Когда я жажду своеволий

И смел и горд — як ней иду

Учиться мудрой сладкой боли

В ее истоме и бреду.

Она светла в часы томлений

И держит молнии в руке,

И четки сны ее, как тени

На райском огненном песке.[1]

1. Стихотворение «Она» впервые опубликовано в книге стихов Николая Гумилева «Чужое небо» в 1912 году. Это книга ухода Н. Гумилева от символизма, свойственного ему ранее к новому мироощущению. Именно эту книгу критики считают первым по-настоящему акмеистическим сборником. По свидетельству А. Ахматовой, в стихотворении речь идет о ней.

2. В стихотворении основная тема – тема любви лирического героя. Идеей является понимание того, что любовь к женщине всегда загадочна и необъяснима. Повествование ведется от 1-го лица (лирического героя). Можно говорить о максимальном сближении автора и лирического героя. В стихотворении представлен образ героини-возлюбленной, у нее нет имени, она предстает как «женщина». На протяжении всего повествования перед нами возникает образ героини. Мы понимаем, что она – поэтесса («Ее душа открыта жадно/ Лишь медной музыке стиха»), причем поэтесса очень талантливая, так как лирический герой идет к ней «Учиться мудрой сладкой боли / В ее истоме и бреду». Описывается героиня с нежностью, любовью, благоговением: «Назвать нельзя ее красивой,/ Но в ней все счастие мое».

Композиционно стихотворение состоит из трех частей:

Мы считаем, что именно так можно тематически расчленить текст.

3. Ключевыми словами в стихотворении являются слова, наиболее ярко характеризующие героиню: «молчанье», «усталость», «томление», «мерцанье зрачков», «душа», «мудрая, сладкая боль».

3.1.Так как текст поэтический, в нем представлены средства художественной выразительности:

эпитеты («таинственное мерцанье», «четки сны», «райский, огненный песок»);

сравнения («четки сны ее, как тени»);

гиперболы («держит молнии в руке»);

метафоры («горькая усталость», «медная музыка стиха», «мудрая, сладкая боль»).

Попробуем разобрать метафору «душа открыта жадно»:

душа – 1)внутренний мир человека;

открыта – 1)поднять что-либо;

жадно – 1)стремление удовлетворить какое-либо желание;

Разбор метафор позволяет нам глубже понять текст стихотворения, почувствовать его настроение, помочь раскрыть глубину образа героини.

3.2. Аллитерация наблюдается в строках: 3 (т), 7(д), 12(в,н), 13(ж,д), 17(т,л), 20(н). Звук [т] при частотном употреблении придает тексту чувственный оттенок благодаря своей взрывной природе. Сонорные звуки яркие, солнечные, они определяют земную ипостась, выражают земные радости.

Ассонанс. Проанализировав состав гласных звуков в стихотворении, мы выяснили, что доминируют 2 звука: [о] и [а]. Звук [а] ассоциируется в сознании с прямотой, искренностью, открытостью высказываний (что характерно для программных акмеистов), а также звук придает тексту мелодичность. Два основных звука в тексте закреплены и в его названии: [о] н [а].

3.3. При помощи одного и того же слова (форм): ее, в ней, в ее, она осуществляется связь в тексте на лексическом уровне. Стихотворение объединяет и образ лирического героя: «я знаю женщину», «счастие мое», «я жажду своеволий», «я к ней иду». Вся лексика текста работает на наиболее глубокое психологическое раскрытие образа женщины.

4.Стихотворение написано четырехстопным ямбом, в большинстве своем рифма точная, чередование мужской и женской рифм; рифмовка перекрестная.

5. С помощью тщательно отобранных лексических средств, звукописи, образных художественных средств, четкости композиции, отказа от эффектных рифм Гумилев достигает той высоты языка, его чистоты и доступности, которая, по мнению акмеистов, и должна стать основой новой поэзии.

Хотелось бы отметить, что Николай Гумилев был далеко незаурядной личностью с удивительной и вместе с тем трагичной судьбой. Не подлежит сомнению его талант как поэта и литературного критика. Его жизнь была полна суровых испытаний, с которыми он с доблестью справился: несколько попыток самоубийства в юности, несчастная любовь, чуть ли не состоявшаяся дуэль, участие в мировой войне. Но она оборвалась в возрасте 35 лет, и кто знает, какие бы гениальные произведения Гумилев бы еще мог создать. Прекрасный художник, он оставил интересное и значительное наследие, оказал несомненное влияние на развитие российской поэзии. Его ученикам и последователям, наряду с высоким романтизмом, свойственна предельная точность поэтической формы, так ценимая самим Гумилевым, одним из лучших русских поэтов начала XX века.

Литература XX века развивалась в обстановке войн, революций, затем становления новой послереволюционной действительности. Все это не могло не сказаться на художественных исканиях авторов этого времени. Социальные катаклизмы начала нашего столетия усилили стремление философов, писателей понять смысл жизни и искусства, объяснить постигшие Россию потрясения. Поэтому неудивительно, что любая область литературы начала XX века поражает необычностью и разнообразностью авторских мироощущений, форм, структур. Художественные искания обрели редкую напряженность и совершенно новые направления. За каждым Мастером прочно укрепилась слава первооткрывателя какого-либо нового прежде недоступного направления или приема в литературе.

А.А. Ахматова. Лирика. Ростов н/Д: Феникс, 1996. – 341 с.

Баранов С.Ю. Специфика искусства и анализ литературного произведения / Учебное пособие к спецкурсу. – Вологда, 1998.

Поэзия серебряного века. В 2 т.: Т. 1. – М.: Дрофа: Вече, 2002. – 368 с.

Гинзбург Л.Я. О лирике. 2-е издание – М., 1974.

Гумилев Н. Избранное / Сост., выступ. ст., коммент., лит.-биогр. Хроника И.А. Панкеева; Худож. С.Соколов. – М.: Просвещение. 1990. – 383 с.: ил.-(Б-ка словесника).

Гумилев Н. Сочинения. Т.3, М., 1991

Лотман Ю.М. Поэзия и проза / Стиховедение. Хрестоматия. Сост. Ляпина Л.Е. – М.: Флинта. Наука. – 1998.

Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. чл. – корр. АН СССР Н.Ю. Шведовой. – М.: Рус. яз. – 1989.

Памятные книжные даты. 1988. М., 1988.

Русская литература XX века. 11 кл.: Учеб. для общеобразоват. учеб. заведений. – В 2 ч. Ч. 1/ В.В. Агеносов и др.; Под ред. В.В. Агеносова. – 3-е изд. – М.: Дрофа, 1998. – 528 с.: ил.

Титова Е.В. Тема, идея, сюжет лирического стихотворного произведения: к проблеме определения./ Анализ литературного произведения. – Вологда: Русь. – 2001.

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.bankreferatov.ru/

[1] Гумилев Н. Избранное / Сост., выступ. ст., коммент., лит.-биогр. Хроника И.А. Панкеева; Худож. С.Соколов. – М.: Просвещение. 1990. – 383 с.: ил.-(Б-ка словесника). – с.81

Анализ стихотворения Мои читатели Гумилева

Лирика Николая Гумилёва, начиная с раннего сборника «Романтические цветы» (1908), пленяет удивительной силой духа, высокими представлениями о жизни и чести, красотой любовного чувства.

Последний сборник стихов Гумилёва — «Огненный столп» — вышел уже после его гибели, в 1921 году. Поэт включил в него произведения, которые считаются вершиной его поэзии. Это попытка подвести итог творчества, в то же время это желание высказаться, быть понятым до конца, остаться в памяти своих читателей.

Можно сказать, что «Огненный столп» — это книга по преимуществу философской лирики. Философскую направленность подчёркивает само название сборника. Смысл его раскрывается при обращении к ветхозаветной Книге Неемии: “В столпе облачном Ты вёл их днём и в столпе огненном — ночью, чтоб освещать им путь, по которому идти им” (9, 12). Огненный столп — символ поэзии, которая ведёт человека по жизни, помогает увидеть то, чего он не сумел увидеть сам.

Открывает сборник стихотворение «Память». Оно было написано в 1920 году. В нём поэт, может быть, впервые обратился к впечатлениям детства, поведал о четырёх метаморфозах своей души, или, вернее, о последовательном пребывании в нём четырёх различных душ, так как люди, в отличие от змей, “меняют не тело, а души”. Это стихотворение можно назвать кратким очерком духовного развития поэта.

«Память» — правдивый рассказ о преодолении собственных слабостей, о противостоянии внешним обстоятельствам, о серьёзных испытаниях, в которых закаляется характер и мужает сам человек. Поэт говорит об изменении внутреннего мира, о пересмотре жизненных ценностей. В своём духовном развитии его душа прошла четыре стадии.

Читайте также:  Анализ стихотворения Слово Гумилева

Первая “душа” сделала из него “колдовского ребёнка”, который останавливал словом дождь и в друзья избрал дерево и рыжую собаку.

Самый первый: некрасив и тонок,
Полюбивший только сумрак рощ,
Лист опавший, колдовской ребёнок,
Словом останавливавший дождь.

Дерево да рыжая собака —
Вот кого он взял себе в друзья.

По воспоминаниям людей, хорошо знавших Гумилёва в юности и позже, он был некрасив, непривлекателен: вытянутая голова, рыхлые черты лица, толстые бледные губы, бесцветные волосы, косящие глаза, шепелявость. Сказка Андерсена о гадком утёнке словно решила повторить себя в судьбе царскосельского поэта. Именно это имела в виду Ахматова, когда в 1912 году писала о Гумилёве в стихотворении «В ремешках пенал и книги были…»:

Только ставши лебедем надменным,
Изменился серый лебедёнок.

Может быть, эти обстоятельства внешней жизни Гумилёва повлияли на его тягу ко всему романтическому, прекрасному, экзотическому. Его путешествие в Африку, интерес к китайской культуре свидетельствуют о том, что Гумилёв не удовлетворялся обыденной действительностью, противостоял общественному мнению, скуке обывательского существования.

Вторая “душа” превратила его в “поэта, который хотел стать богом и царём”.

И второй. Любил он ветер с юга,
В каждом шуме слышал звоны лир,
Говорил, что жизнь — его подруга,
Коврик под его ногами — мир.

Он совсем не нравится мне, это
Он хотел стать богом и царём.

Гумилёв искренне признаётся: “Он совсем не нравится мне”.

Вероятно, речь идёт о первом сборнике стихов «Путь конквистадоров», который поэт сумел издать в 1905 году. И хотя в этих стихах проявилось мужественное, волевое начало лирики поэта, впоследствии ему очень хотелось забыть о существовании этой романтической книги. В 1912 году свою четвёртую по счёту книгу «Чужое небо» он официально назвал третьей, тем самым решительно вычеркнув из собственной литературной биографии свой формальный дебют.

Третья “душа” разбудила в Гумилёве мореплавателя и стрелка.

Я люблю избранника свободы,
Мореплавателя и стрелка.
Ах, ему так звонко пели воды
И завидовали облака.

Высока была его палатка,
Мулы были резвы и сильны,
Как вино, впивал он воздух сладкий
Белому неведомой страны.

Муза дальних странствий манила поэта ещё в детстве. Окончив гимназию, Гумилёв сразу же отправляется в морское плавание на целое лето. Затем, уже из Франции, он совершил путешествие по Африке, побывал в Египте, Абиссинии, Италии. Страсть к путешествиям определила темы и характер его лирики. Гумилёв воспевает отвагу, мужественность, бесстрашие, его лирический герой напрягает все силы души, преодолевая преграды и стихии, встающие на его пути.

Следующий этап в биографии поэта — участие в Первой мировой войне. Он пошёл на фронт добровольцем, считал, что это его патриотический долг. Служил прапорщиком в гусарском полку, отличался большой смелостью и был награждён двумя солдатскими Георгиевскими крестами. Несмотря на это, Гумилёв не принимал войны, ему был чужд шовинистический угар. Вот как об этом сказано в «Памяти»:

Память, ты слабее год от году,
Тот ли это или кто другой
Променял весёлую свободу
На священный долгожданный бой.

Знал он муки голода и жажды,
Сон тревожный, бесконечный путь,
Но святой Георгий тронул дважды
Пулею не тронутую грудь.

В этот момент в нём уже зародилась четвёртая “душа”. Это душа человека, который верит в лучшее в мире и в людях, любит родину, сердцем чувствует её боль и страдания.

Я — угрюмый и упрямый зодчий
Храма, восстающего во мгле.
Я возревновал о славе Отчей,
Как на небесах, и на земле.

Сердце будет пламенем палимо
Вплоть до дня, когда взойдут, ясны,
Стены Нового Иерусалима
На полях моей родной страны.

В критической литературе о Гумилёве утвердилось мнение об аполитичности поэта, не отразившего в своём творчестве события революционного переворота 1917 года, Гражданской войны, послереволюционного устройства жизни. И хотя он активно работал в первых советских учреждениях культуры — в Союзе Поэтов, в издательстве «Всемирная литература», — негативное отношение к новой власти было неизменным. Однако С.И. Чупринин в своей статье «Из твёрдого камня», посвящённой судьбе Гумилёва, высказывает вполне справедливую мысль о том, что поэт, “ни полсловечка не проронивший в стихах о революции, исключивший политику из своего творчества, многим обязан, именно как поэт, общенациональному потрясению”. Две строфы стихотворения «Память», приведённые выше, как нельзя лучше подтверждают это. Лучшие строки стихотворения, одухотворённые светом любви к родине, проясняют жизненную позицию Гумилёва, помогают увидеть в нём гражданина и патриота.

Особенно сильное впечатление производят последние две строфы «Памяти», где появляются символические образы Христа (Путник) и его верных учеников Марка и Иоанна (в стихотворении это лев и орёл):

Предо мной предстанет, мне неведом,
Путник, скрыв лицо; но всё пойму,
Видя льва, стремящегося следом,
И орла, летящего к нему.

Бессмертие Богочеловека, оставившего после себя преданных учеников, сродни бессмертию поэта, который оставит о себе память своими стихами. И хотя Гумилёв в последней строфе выражает сомнение в том, что голос его будет услышан и душа обретёт бессмертие, такая возможность существует, так как люди “меняют души, не тела”.

Средства художественной выразительности также направлены на раскрытие идеи лирического произведения. Неприятие себя прежнего подчёркивается использованием местоимения третьего лица, поэт смотрит на себя словно со стороны: “Он совсем не нравится мне, это // Он хотел стать богом и царём, // Он повесил вывеску поэта // Над дверьми в мой молчаливый дом”. Однако прежнее мировосприятие ушло в прошлое. В последних пяти четверостишиях, где поэт говорит о своей духовной зрелости, используется местоимение первого лица: “я — угрюмый и упрямый зодчий”; “я возревновал о славе Отчей”; “предо мной предстанет, мне неведом”; “крикнул я”. Здесь Гумилёв не прячется от себя прежнего, четвёртое измерение души ему ближе всего. Отсюда и обращение к первому лицу.

Пора зрелости, испытания, посланные судьбой, позволили определиться в этой жизни, оглянуться на пройденный путь, отметить ошибки и заблуждения, пересмотреть свои взгляды. Последние строфы написаны зрелым поэтом и убеждённым в своей правоте человеком. В них преобладают слова высокого стиля: зодчий; храм, восстающий во мгле; возревновал; слава Отчая; пламенем палимо; взойдут, ясны, стены Нового Иерусалима. Многочисленные инверсии также подчёркивают значимость поднятой темы и торжественность интонации, избранной поэтом для разговора о судьбе мира, родины, народа.

Привычная метафора “память жива” получает своё буквальное воплощение в стихотворении, поэт обращается к ней, как к равной:

Память, ты рукою великанши
Жизнь ведёшь.
Память, память, ты не сыщешь знака.
Память, ты слабее год от году.

Наконец, начинается и заканчивается стихотворение строчками, которые повторяются:

Только змеи сбрасывают кожи,
Мы меняем души, не тела.

Это своеобразное обрамление не только придаёт лирическому произведению завершённость, законченность, но и является поэтической декларацией автора, который верит в бессмертие души, дарованной человеку Богом, верит в духовное возрождение и возможность совершенствования. Сравнивая между собой “четыре души” поэта, мы получаем не убегающую прямую, а гармонически законченный круг. Вместе с поэтом мы проходим тот путь, которым прошёл он, духовно мужая, вновь и вновь возрождаясь к жизни.

«Она», анализ стихотворения Гумилёва

История создания

Стихотворение «Она» было написано Гумилёвым в 1912 г. и опубликовано в сборнике «Чужое небо» (1912). Ахматова, которая стала женой Гумилёва в 1910 г., утверждала, что в тексте речь идёт о ней. По легенде, Гумилёв прислал ей стихотворение в письме, написанном в дальнем путешествии, как признание в любви, но ответа не получил.

Литературное направление и жанр

Стихотворение – образец акмеистической интимной лирики Гумилёва. Поэту удалось создать образ возлюбленной, не описывая её внешность. Для Гумилёва важен внутренний мир, но он настолько конкретен, что женщина почти осязаема.

Тема, основная мысль и композиция

Стихотворение состоит из пяти строф. Имя возлюбленной не вынесено в заголовок. Местоимение «она» позволяет проследить женское начало в союзе с лирическим героем, который называется местоимением «я». Стихотворение написано от первого лица. Она – это инь, необходимая часть целого – союза двух сердец. Имена героев в стихотворении неуместны. Поэтому ошибочным будет анализ стихотворения только как отражения отношений Гумилёва и Ахматовой.

В первых трёх строфах раскрываются черты характера и общий облик героини. Четвёртая и пятая строфы говорят о сложности и противоречивости её характера. Лирический герой превозносит её, для него она почти богиня.

Тема стихотворения – восхищение женщиной, возлюбленной лирического героя. Основная мысль: только любовь делает человека счастливым. Состояние счастья даёт возможность рассмотреть лучшие черты возлюбленной.

Тропы и образы

Стихотворение начинается с утверждения, что лирический герой знает женщину, которой посвятил стихи. Глагол знаю здесь означает не факт знакомства, а, скорее, познание в библейском смысле: герой проникает в её душу. Стихотворение и построено как проникновение в душу героини.

В тишине, где слова лишние, вызывают горькую усталость, возникает близко-близко лицо, на котором видны только расширенные зрачки. Через них-то, в их таинственном мерцанье (эпитет) герой видит душу, описанную во второй строфе: она тоже жадно открыта (метафора), но не для всего мира, а только медной музыке стиха (метафора и эпитет). Этот странный образ восходит к звучанию духовых инструментов, труб. Речь идёт о силе таланта, с которым женщина заявляет о себе.

Читайте также:  Анализ стихотворения Вечер Гумилева

Лирическому герою трудно понять, как открытая поэзии душа может быть одновременно высокомерна и глуха (метафоры) к чему-то другому. В этой антитезе намечается вопрос, проблема лирического героя. Возлюбленная высокомерна и глуха «пред жизнью дольней и отрадной» (эпитеты). То есть возлюбленная не приемлет удовольствий земной, материальной жизни, которая дарит радость лирическому герою.

В третьей строфе точка зрения лирического героя снова меняется. Это не взгляд максимальной близости, как в первой строфе, и не отстранённые рассуждения о внутреннем мире, как во второй. В третьей строфе лирический герой смотрит на фигуру возлюбленной. Как и в первой строфе, он выделяет её способность не производить шума. Её плавный шаг неслышный и неторопливый (эпитеты). Неожиданным становится окончание третьей строфы: «Нельзя назвать её красивой». Так лирический герой подчёркивает, что его возлюбленная – земная женщина, что именно к любви обычной женщины он стремится, в ней всё его счастье.

Стихотворение вполне могло бы окончиться третьей строфой. Но лирическому герою важно показать собственные взаимоотношения с возлюбленной. В четвёртой строфе она предстаёт как мудрая наставница. Как и любой мужчина, лирический герой готов положить к ногам возлюбленной все свои победы, которыми он «смел и горд», для неё он ломает стереотипы, жаждет своеволий. Возможно, речь идёт о поэзии. Гумилёв, открывший в Ахматовой поэтический талант, был поражён его силой, многому учился у неё, отдавая должное «мудрой сладкой боли» (эпитет), которую она изливала в стихах.

Истома и бред героини, о которых упоминает лирический герой, свидетельствуют о нотках непонимания со стороны лирического героя, хотя и высоко ценящего талант женщины, но опасающегося её непоследовательности и импульсивности. Говорят, именно эти качества в сочетании с холодностью привели к разрыву Гумилёва и Ахматовой.

Последняя строфа изображает женщину в повседневной жизни: в часы томлений, во время сна. Героиня предстаёт перед читателем в облике, подобном божественному. Даже в часы томлений она остаётся светлой (эпитет), а в руке у неё молнии (метафора). Женщина сочетает в себе образ грозный, поражающий, прямо Зевс в женском обличье, и свет, смирение, которое не затмевает даже томление.

Последние две строчки раскрывают самое сокровенное, что есть у человека, скрытое от посторонних – мир снов. Они входят в противоречие с истомой, бредом, томлениями женщины, потому что чёткие (эпитет). По этому качеству Гумилёв сравнивает их с тенями, которые ложатся на песок. А песок не простой, а «райский огненный» (метафорические эпитеты). Наверное, такой песок Гумилёв видел вдали от дома, скучая по возлюбленной.

Для создания возвышенного образа Гумилёв использует старославянизмы: пред, дольняя, отрадная, своеволие, томление, жажду, истома.

Размер и рифмовка

Стихотворение написано четырёхстопным ямбом. Рифмовка перекрёстная, женская рифма чередуется с мужской. Чёткая форма, выверенная композиция – всё передаёт мужскую точку зрения на женскую сущность.

Анализ стихотворения «Перстень» (Н. С. Гумилев)

Николай Гумилев – центральная фигура в литературе 20 века. Его жизнь нельзя назвать долгой, ведь прожил он всего 35 лет, но при этом наследие поэта огромно. Он стал отцом акмеизма, популярного направления в русской литературе в 20 веке, отказался от принципов символизма и провозгласил собственные: величие красоты обычной жизни, красивый и свободный язык, отказ от символики и высокой образности. Несмотря на то, что Гумилева принято считать «интеллигентным» и «городским» поэтом, в его творчестве нередко встречаются мотивы исконных традиций деревенской России.

История создания

Стихотворение было написано Гумилёвым в 1920 году и опубликовано в этом же году в литературном журнале. «Перстень» — художественная интерпретация, то есть мы можем говорить о том, что он за основу сюжета взял автобиографичную историю, которую преподнёс в литературной форме, красивой и поэтичной.

В период своей юношеской влюбленности Гумилев очень красиво ухаживал за Анной Горенко, которая стала всем широко известна под псевдонимом «Ахматова». Чтобы добиться бóльшего расположения, Николай решил подарить Анне золотое кольцо с рубином. Девушка приняла его тайно, скрыла дорогой подарок от всех родных, а потом и вовсе потеряла его, когда то закатилось в щель пола. Именно этот эпизод и послужил поводом к написанию стихотворения, напрямую связанного со старорусской дурной приметой о потере кольца.

Жанр, направление и размер

Стихотворение Гумилева «Перстень» с первых строк указывает на то, что речь пойдет о любви, поэтому можно смело утверждать, что жанр лирического произведения – любовное стихотворение, в котором светлое чувство между мужчиной и женщиной поначалу выступает мерилом человеческого счастья.

Течение, в котором реализовывал себя Николай Гумилев – акмеизм. Оно предполагает отказ от принципов символизма и акцент на ясности и реальности красоты окружающего нас мира. Стоит отметить, что в стихотворении явно прослеживается фольклорная традиция, это вынужденная мера, которая работает на раскрытие образа лирического героя, девушки из деревни.

Говоря о стихотворном размере и рифмовке в данном лирическом произведении, стоит сказать, что в силлабо-тонической системе русского стихотворства невозможно найти размер, соответствующий стихотворению, потому что Гумилев был широко известен своей привычкой писать лирические произведения, основываясь лишь на звучании, то есть на тонической системе. Точно можно говорить только о типе рифмовки, тут она перекрёстная (АВАВ).

Образы и символы

Система образов в данном стихотворении представлена достаточно широко. Мы может с уверенностью утверждать, что лирический герой – молодая деревенская девушка, которая вынуждена просить помощи у различных живых существ в поиске подарка от любимого – золотого кольца с цейлонским рубином. Также стоит отметить «собеседников» лирической героини – тритонов, под которыми подразумеваются все подводные жители, и ундины – собирательный образ волшебниц подводного мира, которые и смогут помочь ей найти кольцо, упавшее в колодец.

Автор мастерски создает диалог, из которого становится понятно, что в стихотворении есть внесценические персонажи, например, жених лирической героини, кровью которого она так легко готова пожертвовать ради кольца.

Темы и настроение

Основная тема стихотворения – любовь. Первая сцена лирического стихотворения разворачивается у колодца, где стоит главная героиня. В итоге читатель приходит к весьма неожиданному выводу: мерилом счастья для девушки оказывается не любовь, символом которой является перстень, а именно это кольцо. Этому удивляются и собеседники девушки, ведь совершенно непонятно, как может юная дева жертвовать жизнью жениха ради обычного подарка.

Мотив неблагородного поступка лежит на поверхности, автор усиливает и без того неприятное чувство разговором подземных существ. Они будто бы пытаются оправдать девушку, полагая, что за кольцо она держится не из-за банальной красоты золота и камней, а из-за его волшебной силы. Но лирическая героиня сразу же опровергает этот домысел, прямо говорит о том, что она и представить не могла, что может так полюбить эту изящную драгоценность.

Столь же очевиден фольклорный мотив. Николай Гумилев был уверен, что для того, чтобы писать о народе, нужно увидеть много характеров простых людей. Поэтому для него и было столь важно понимать культуру не только большого города, но и маленькой деревни с ее уникальными традициями. Ее он и отразил, ведь основа сюжета представляет собой народное предание о перстне и последствиях его утраты. Так же характерны герои стихотворения: говорящие тритоны и ундины тоже являются частью фольклора.

Основная идея

Главная мысль стихотворения заключается в том, что любовь – это не всегда то светлое и волшебное чувство, о котором нам говорят с детства. Автор опять же проводит параллель с собственной жизнью: его брак с Ахматовой существовал недолго, они не явились друг для друга гарантом вечной любви и счастья. Так и главная героиня: она ставит любовь ниже собственного увлечения драгоценностью.

Подобная идея весьма популярна в творчестве Гумилева, ведь, действительно, поэт черпает сюжеты из собственных переживаний и чувств, а потому смысл его творений нужно искать в биографии.

Средства художественной выразительности

Стихотворение «Перстень» пропитано высокой образностью. С одной стороны, художественность текста связана с тем, что автор намеренно использует просторечье – «вода ключевая». С другой стороны, Гумилев усиливает образность произведения использованием традиционных изобразительно-выразительных средств – эпитеты и метафоры.

  • «Легкие персты» — очень образный эпитет, позволяющий читателям наиболее точно понять образ главной героини – хрупкой и нежной девушки, руки которой подобны легких крыльям.
  • «Народ тритонов и мокрым ундин» — метафора, полностью раскрывающая особенности собеседников девушки. Мы может предполагать, что говорит лирическая героиня не только с ними, ведь эти существа – собирательный образ всего подводного и подземного мира.

Ссылка на основную публикацию