Мистерия-Буфф – краткое содержание пьесы Маяковского

Владимир Маяковский – Мистерия Буфф

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги “Мистерия Буфф”

Описание и краткое содержание “Мистерия Буфф” читать бесплатно онлайн.

Героическое, эпическое и сатирическое

изображение нашей эпохи

В Т О Р О Й В А Р И А Н Т

“Мистерия-буфф” – дорога. Дорога революции. Никто не предскажет с точностью, какие еще горы придется взрывать нам, идущим этой дорогой. Сегодня сверлит ухо слово “Ллойд-Джордж”, а завтра имя его забудут и сами англичане. Сегодня к коммуне рвется воля миллионов, а через полсотни лет, может быть, в атаку дале

ких планет ринутся воздушные дредноуты коммуны. Поэтому, оставив дорогу (форму), я опять изменил части пейзажа

(содержание). В будущем все играющие, ставящие, читающие, печатающие “Мистерию-буфф”, меняйте содержание, – делайте содержание ее современ

ным, сегодняшним, сиюминутным.

Д Е Й С Т В У Ю Т :

1. С е м ь п а р ч и с т ы х: 1) Негус абиссинский, 2) Раджа

индийский, 3) Турецкий паша, 4) Российский спекулянт, 5)

Китаец, 6) Упитанный перс, 7) Клемансо, 8) Немец, 9) Поп,

10) Австралиец, 11) Жена австралийца, 12) Ллойд-Джордж,

13) Американец и 14) Дипломат. 2. С е м ь п а р н е ч и с т ы х: 1) Красноармеец, 2) Фонар

щик, 3) Шофер, 4) Шахтер, 5) Плотник, 6) Батрак, 7) Слуга,

8) Кузнец, 9) Булочник, 10) Прачка, 11) Швея, 12) Машинист,

13) Эскимос-рыбак и 14) Эскимос-охотник. 3. С о г л а ш а т е л ь. 4. И н т е л л и г е н ц и я. 5. Д а м а с к а р т о н к а м и. 6. Ч е р т и: 1) Вельзевул, 2) Обер-черт, 3) Вестовой, 4) 2-й

вестовой, 5) Караульный, 6) 20 чистых с рогами и хвостами. 7. С в я т ы е: 1) Мафусаил, 2) Жан-Жак Руссо, 3) Лев Толстой,

4) Гавриил, 5) Ангел, 6) 2-й ангел и 7) ангелы. 8. С а в а о ф. 9. Д е й с т в у ю щ и е З е м л и о б е т о в а н н о й:

1) Молот, 2) Серп, 3) Машины, 4) Поезда, 5) Автомобили, 6)

Рубанок 7) Клещи, 8) Игла, 9) Пила, 10) Хлеб, 11) Соль, 12)

Сахар, 13) Материя, 14) Сапог, 15) Доска с рычагом. 10. Ч е л о в е к б у д у щ е г о.

М Е С Т А Д Е Й С Т В И Й

1. Вся вселенная. 2. Ковчег. 3. Ад. 4. Рай. 5. Страна обломков.

6. Земля обетованная.

Н е ч и с т ы й

Через минуту мы вам покажем. Мистерию-буфф. Должен сказать два слова я: это вещь новая. Чтобы выше головы прыгнуть, надо чтоб кто-нибудь помог. Перед новой пьесой необходим пролог. Во-первых, почему весь театр разворочен? Благонамеренных людей это возмутит очень. Вы для чего ходите на спектакли? Для того, чтобы удовольствие получить не так ли? А велико ли удовольствие смотреть, если удовольствие только на сцене; сцена-то всего одна треть. Значит, в интересном спектакле, если все застроишь, то и удовольствие твое увеличится втрое ж, а если спектакль неинтересный, то не стоит смотреть и на одну треть. Для других театров представлять не важно: для них сцена замочная скважина. Сиди, мол, смирно, прямо или наискосочек и смотри чужой жизни кусочек. Смотришь и видишь гнусят на диване тети Мани да дяди Вани. А нас не интересуют ни дяди, ни тети,теть и дядь и дома найдете. Мы тоже покажем настоящую жизнь, но она в зрелище необычайнейшее театром превращена. Суть первого действия такая: земля протекает. Потом – топот. Все бегут от революционного потопа. Семь пар нечистых и чистых семь пар, то есть четырнадцать бедняков-пролетариев и четырнадцать буржуев-бар, а меж ними, с парой заплаканных щечек меньшевичочек. Полюс захлестывает. Рушится последнее убежище. И все начинают строить даже не ковчег, а ковчежище. Во втором действии в ковчеге путешествует публика: тут тебе и самодержавие, и демократическая республика, и наконец за борт, под меньшевистский вой, чистых сбросили вниз головой. В третьем действии показано, что рабочим ничего бояться не надо, даже чертей посреди ада. В четвертом смейтесь гуще! показываются райские кущи. В пятом действии разруха, разинув необъятный рот, крушит и жрет. Хоть мы работали и на голодное брюхо, но нами была побеждена разруха. В шестом действии коммуна,весь зал, пой во все глотки! Смотри во все глаза!

Все готово? И ад? И рай?

На зареве северного сияния шар земной, упирающийся полюсом в лед пола. По всему шару лестницами перекрещиваются канаты широт и долгот. Между двух моржей, подпирающих мир, э с к им о с-о х о т н и к, уткнувшись пальцем в землю, орет д р у

г о м у, растянувшемуся перед ним у костра.

Горланит. Дела другого нет пальцем землю тыркать.

Мистерия-Буфф – краткое содержание пьесы Маяковского

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 258 088
  • КНИГИ 592 379
  • СЕРИИ 22 123
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 552 731

Героическое, эпическое и сатирическое

изображение нашей эпохи

В Т О Р О Й В А Р И А Н Т

“Мистерия-буфф” – дорога. Дорога революции. Никто не предскажет с точностью, какие еще горы придется взрывать нам, идущим этой дорогой. Сегодня сверлит ухо слово “Ллойд-Джордж”, а завтра имя его забудут и сами англичане. Сегодня к коммуне рвется воля миллионов, а через полсотни лет, может быть, в атаку дале

ких планет ринутся воздушные дредноуты коммуны. Поэтому, оставив дорогу (форму), я опять изменил части пейзажа

(содержание). В будущем все играющие, ставящие, читающие, печатающие “Мистерию-буфф”, меняйте содержание, – делайте содержание ее современ

ным, сегодняшним, сиюминутным.

Д Е Й С Т В У Ю Т :

1. С е м ь п а р ч и с т ы х: 1) Негус абиссинский, 2) Раджа

индийский, 3) Турецкий паша, 4) Российский спекулянт, 5)

Китаец, 6) Упитанный перс, 7) Клемансо, 8) Немец, 9) Поп,

10) Австралиец, 11) Жена австралийца, 12) Ллойд-Джордж,

13) Американец и 14) Дипломат. 2. С е м ь п а р н е ч и с т ы х: 1) Красноармеец, 2) Фонар

щик, 3) Шофер, 4) Шахтер, 5) Плотник, 6) Батрак, 7) Слуга,

8) Кузнец, 9) Булочник, 10) Прачка, 11) Швея, 12) Машинист,

13) Эскимос-рыбак и 14) Эскимос-охотник. 3. С о г л а ш а т е л ь. 4. И н т е л л и г е н ц и я. 5. Д а м а с к а р т о н к а м и. 6. Ч е р т и: 1) Вельзевул, 2) Обер-черт, 3) Вестовой, 4) 2-й

вестовой, 5) Караульный, 6) 20 чистых с рогами и хвостами. 7. С в я т ы е: 1) Мафусаил, 2) Жан-Жак Руссо, 3) Лев Толстой,

4) Гавриил, 5) Ангел, 6) 2-й ангел и 7) ангелы. 8. С а в а о ф. 9. Д е й с т в у ю щ и е З е м л и о б е т о в а н н о й:

1) Молот, 2) Серп, 3) Машины, 4) Поезда, 5) Автомобили, 6)

Рубанок 7) Клещи, 8) Игла, 9) Пила, 10) Хлеб, 11) Соль, 12)

Сахар, 13) Материя, 14) Сапог, 15) Доска с рычагом. 10. Ч е л о в е к б у д у щ е г о.

М Е С Т А Д Е Й С Т В И Й

1. Вся вселенная. 2. Ковчег. 3. Ад. 4. Рай. 5. Страна обломков.

6. Земля обетованная.

Н е ч и с т ы й

Через минуту мы вам покажем. Мистерию-буфф. Должен сказать два слова я: это вещь новая. Чтобы выше головы прыгнуть, надо чтоб кто-нибудь помог. Перед новой пьесой необходим пролог. Во-первых, почему весь театр разворочен? Благонамеренных людей это возмутит очень. Вы для чего ходите на спектакли? Для того, чтобы удовольствие получить не так ли? А велико ли удовольствие смотреть, если удовольствие только на сцене; сцена-то всего одна треть. Значит, в интересном спектакле, если все застроишь, то и удовольствие твое увеличится втрое ж, а если спектакль неинтересный, то не стоит смотреть и на одну треть. Для других театров представлять не важно: для них сцена замочная скважина. Сиди, мол, смирно, прямо или наискосочек и смотри чужой жизни кусочек. Смотришь и видишь гнусят на диване тети Мани да дяди Вани. А нас не интересуют ни дяди, ни тети,теть и дядь и дома найдете. Мы тоже покажем настоящую жизнь, но она в зрелище необычайнейшее театром превращена. Суть первого действия такая: земля протекает. Потом – топот. Все бегут от революционного потопа. Семь пар нечистых и чистых семь пар, то есть четырнадцать бедняков-пролетариев и четырнадцать буржуев-бар, а меж ними, с парой заплаканных щечек меньшевичочек. Полюс захлестывает. Рушится последнее убежище. И все начинают строить даже не ковчег, а ковчежище. Во втором действии в ковчеге путешествует публика: тут тебе и самодержавие, и демократическая республика, и наконец за борт, под меньшевистский вой, чистых сбросили вниз головой. В третьем действии показано, что рабочим ничего бояться не надо, даже чертей посреди ада. В четвертом смейтесь гуще! показываются райские кущи. В пятом действии разруха, разинув необъятный рот, крушит и жрет. Хоть мы работали и на голодное брюхо, но нами была побеждена разруха. В шестом действии коммуна,весь зал, пой во все глотки! Смотри во все глаза!

Читайте также:  Хорошее отношение к лошадям - краткое содержание стиха Маяковского

Все готово? И ад? И рай?

На зареве северного сияния шар земной, упирающийся полюсом в лед пола. По всему шару лестницами перекрещиваются канаты широт и долгот. Между двух моржей, подпирающих мир, э с к им о с-о х о т н и к, уткнувшись пальцем в землю, орет д р у

г о м у, растянувшемуся перед ним у костра.

Горланит. Дела другого нет пальцем землю тыркать.

Драматургия Маяковского. Пьесы «Мистерия-буфф», «Клоп», «Баня». Приемы развертывания конфликта. Условные образы и картины. Язык персонажей.

Своими пьесами он успешно развивает комедийно-сатирические традиции русской классической литературы, традиции А. С. Грибоедова, Н. В. Гоголя, М. Е. Салтыкова-Щедрина. Особенно видны традиции гоголевского «Ревизора».

Маяковский создал драматические произведения «Клоп» и «Баня», «Мистерия-Буфф». В своих драматических произведениях Маяковский развивал ту линию агитационно-плакатного искусства, которая возникла в первые годы после революции и отражала стремление демократизировать театр.

Ставя своей целью агитацию современника, Маяковский за­тронул «вечные» вопросы. Драматургия по­следних лет резко выделяется реалистичными мазками, которые органично сочетаются с сатири­ческими приемами карикатуры и гротеска. Центральными фигурами здесь являются ме­щанин и бюрократ. Гл герой пьесы «Клоп» 1929 — владелец профсоюзного билета с арис­тократическими замашками. Маяковский с язвительной иронией высмеивал мещанскую натуру Пьера Скрипкина. Автор карикатурно обрисовывает темный мир мещанства. Новоявленный аристократ — «быв­ший партиец, бывший рабочий» — постоянно по­падает впросак. Речь советского мещанина полна смехотвор­ных несоответствий. Претензия на образованность заставляет его обращаться к языку цивилизован­ных людей, но площадная брань все же выдает темное нутро. Высшая цель для Присыпкина — мещанское благополучие. Такая позиция была глубоко чужда Маяковскому. Поэт мечтал о духовном росте и нравственном очищении совре­менников. Постановка во главу угла материаль­ных интересов дискредитировала идею револю­ции, которой он был искренне предан. По мысли автора, катастрофа ждет тех, кто выбирает путь пошлости и мещанства. И все же «Клоп» — это не прогноз грядущего мещанина. Напротив, пожар освобождает от него человечество. Но Маяковский далек и от безоблач­ного оптимизма. Воскресший через пятьдесят лет Клоп-Присыпкин тут же начал распространять за­разу пошлости. Автор предупреждал современни­ков об опасности, кроющейся в казалось бы невин­ном призыве к «хорошей жизни».

«Баня» 1930. С одной стороны, пьеса названа «Баней»,— никакой бани мы там не находим. С одной стороны –это драма, но с другой — «. с цирком и фейерверком», то есть прямо балаган, а никакая не драма. С одной стороны, вся коллизия в пьесе развернута вокруг «машины» Чудакова, но с другой — эта машина невидима, то есть ее как будто бы и нет. С одной стороны, перед нами как будто бы театр, но с другой — мы видим еще и театр в театре, так что первый театр уже как будто и не театр, а действительность. Во всей пьесе в целом и в каждом отдельном ее элементе мы находим несовпадение предмета и смысла. Самые отвлеченные понятия здесь снижаются, овеществляются, материализуются, а конкретнейшие предметы, явления и даже люди развеществляются, дематериализуются вплоть до полного исчезновения.

Все действующие лица в пьесе разбиты на два лагеря: строители “машины времени” и бюрократы. О сатирической направленности пьесы говорят и фамилии действующих лиц: Победоносиков, Бельведонский, Мезальянсова и другие.

Маяковский вывел в “Бане” сатирические образы бюрократов, засевших в учреждениях. Победоносиков — главный бюрократ, чванливый и тупой, восхваляющий себя, как “ответственного государственного деятеля”. Его понятия лишены реальности; он много говорит, но ничего не делает. Образ Победоносикова дополняется такими же бюрократами, как Оптимистенко, Мезальянсова, Иван Иваныч. У них у всех ограниченное мышление, они становятся на пути тех, кто стремится к новому.
Другие персонажи пьесы, такие как изобретатель Чудаков, Велосипедкин, рабочие и даже жена Победоносикова Поля, хотят людям добра. Чудаков говорит о “машине времени”: “С моей машиной ты можешь взвихрить растянутые тягучие годы горя, втянуть голову в плечи, и над тобой, не задевая и не роняя, сто раз в минуту будет проноситься снаряд солнца, приканчивая черные дни”.
В третьем действии пьесы Победоносиков видит себя в театре и спорит с режиссером о задачах искусства.Маяковский обличает тех, кто ждет от искусства только “ласкающего глаз и ухо”, а не реальной жизни. Должны рухнуть границы старого режима, установившегося в театре. Люди уже хотят чего-то нового, непохожего на предыдущее.
Связь в пьесе настоящего и будущего происходит с помощью машины времени и фосфоритической женщины. Все фантастические представления о машинах, которые будут играть большую роль в жизни людей, сбылись. Создаются сверхточные приборы, космические корабли летают в космос.

Структура и проблематика «Бани». Все персонажи пьесы — и отрицательные и положительные— не характеры и не типы. Чем дальше стоит персонаж от некоего абсолютного центра, тем более ярко он освещен, тем более подробно обрисован, тем более оживлен и реализован. Тут есть персонажи, но нет ни одной личности, тем более в движении и становлении. Все они даны сразу и неизменно. Все они части какого-то целого. Их речь — не индивидуальна, это разные речевые конструкции. Единственное, что в «Бане» не попадается, но важнейшее, что там есть, — это личность автора. И как бы странно это ни казалось, надо признать, что «Баня» является не чем иным, как лирической драмой или, точнее, монодрамой. Ее драматическое пространство — это концептуальная сфера внутреннего представления. Отсюда особый характер ее условности и ее фантастики. Вся пьеса в целом есть метафора. Ядро «Бани» – проблема времени. Настоящее всегда было для Маяковского ареной напряженной драматической борьбы за время, борьбы внутренней и внешней. Машина времени в «Бане» — не просто изобретение Чудакова, но и метафора самого изобретательства, новаторства, творчества. Ей сюжётно противопоставлена другая машина — бюрократическая, также реализованная в аспекте времени. Кульминация противопоставление двух машин — последний монолог Победоносикова в VI действии. Почему названа «Баня»? Во-первых, «Баня» — это метафора сатиры в ее общественной функции, метафора очищающего смеха. Во-вторых — это метафора очищения, но не просто очищения от социального зла, но очищения именно творческого, то есть такого внутреннего очищения, просветления и обновления, к которому мы приходим в результате художественного осмысления и осознания действительности. В-третьих «Баня» — это метафора времени. Конечно, прежде всего нужно иметь в виду очищающую функцию времени.

После Октябрьского переворота 1917 г. Владимир Вла­димирович переключается на новую тему, которой стано­вится сотворение образа социалистического миропорядка. В этом ключе написаны пьеса «Мистерия-буфф» (1918)

Мистерия-Буфф (Буфф, вероятно, от bouffe/buffa — комическая опера) — социально-бытовая драматическая пьеса Владимира Маяковского 1918/1921 года. Используя библейский сюжет о Ноевом ковчеге, Маяковский в броской, плакатной манере, ориентированной на широкие массы зрителей, показал борьбу идей, столкновение классов. Жанровая природа пьесы соединяла в себе мистериальность как способ художественного обобщения, придающий всему происходящему на сцене смысл «вечности», и буффонаду, захватывающую в эксцентричных формах самые низменные (и потому предельно конкретные) стороны повседневного быта. По замыслу автора, «Мистерия-буфф», проникнутая пафосом интернационализма, должна совместить возвышенное с низменным, всемирно-историческое – с будничным, вечное – с сегодняшним, злободневным. Этим объясняется одно характерное свойство пьесы: она не предполагала канонизацию авторского текста, строилась, подобно вахтанговской «Принцессе Турандот», на импровизационной основе, чтобы и в будущем не утратить злободневности, сиюминутности (это ее свойство, правда, не было учтено в последующих сценических вариациях).

Что же касается «Мистерии-буфф» 1918 г., то по содержанию и художественно-образному строю она соответствовала эстетическим установкам комфутов – здесь было и разделение персонажей по классовым признакам (семь пар чистых и семь пар нечистых символизировали противоборствующие силы), и маски-гиперболы, и воинствующее безбожие, и упоение пролетарским первородством, и гимн разрушению, воспринимаемому победившим классом как созидание. Ядром авторской концепции стал монолог Человека из будущего, призывающего пролетариев-«нечистых» отбросить нормы морали, чтобы построить вожделенный земной рай. В монологе этом, пародирующем Нагорную Проповедь, выражалось боевое революционное кредо Маяковского. Поэтически громогласно провозглашенное отречение от Христа оборачивалось верой в большевизм, преданностью коммунистическим идеям как новой религии.

Общие условия выбора системы дренажа: Система дренажа выбирается в зависимости от характера защищаемого.

Мистерия-буфф (Первый вариант).
Примечания

Примечания

Читайте также:  Анализ стихотворения Маяковского Юбилейное

Мистерия-буфф (стр. 167).

Отдельное издание 1918 г.; 2-е изд. 1919 г.; «Все сочиненное»; «13 лет работы», т. II; «255 страниц», Сочинения, т. III; «Школьный Маяковский» (отрывок из II действия, строки 829–956).

Строки 1395–1396 — в настоящем издании печатаются по тексту сб. «255 страниц» и всех предшествующих изданий.

Пьеса написана к первой годовщине Октября. Задумана еще в августе 1917 г. Вплотную к работе над ней Маяковский приступил уже после Октябрьской революции, летом 1918 г. Писал пьесу на даче под Петроградом, в Левашове. 27 сентября 1918 г. Маяковский впервые прочел пьесу на квартире друзей, в числе слушателей присутствовал нарком просвещения А. В. Луначарский. Выступая 10 октября 1918 г. на открытии Петроградских государственных художественно-учебных мастерских, А. В. Луначарский дал такую характеристику «Мистерии-буфф»: «… Поэт Маяковский написал поэтическое произведение, которое назвал «Мистерией-буфф»…Содержание этого произведения дано всеми гигантскими переживаниями настоящей современности, содержание, впервые в произведениях искусства последнего времени адэкватное явлениям жизни» («Луначарский об искусстве», П., изд. Отдела изобразительных искусств Наркомпроса, 1918). Пьеса была прочитана Маяковским в Петроградском центральном бюро по проведению празднеств первой годовщины Октябрьской революции и включена в репертуар праздничных спектаклей. Но постановка ее встретила значительные затруднения. По предложению А. В. Луначарского Маяковский прочел пьесу актерам бывшего Александринского театра. Недоброжелательное отношение к пьесе со стороны «старых» актеров труппы этого театра заставило отказаться от мысли о постановке в нем пьесы.

Для спектакля было предоставлено помещение театра Музыкальной драмы. Осуществить спектакль решено было силами актеров, приглашенных по объявлению в газетах. За подписью Маяковского и еще нескольких лиц 12 октября 1918 г. в газете «Северная коммуна» и в ряде других петроградских газет напечатано было следующее «Обращение к актерам»:

«Товарищи актеры! Вы обязаны великий праздник революции ознаменовать революционным спектаклем. Вами должна быть разыграна «Мистерия-буфф», героическое, эпическое и сатирическое изображение нашей эпохи, сделанное Вл. Маяковским. Приходите все в воскресенье 13 октября в зал Тенишевского училища (Моховая, 33). Автор прочтет «Мистерию», режиссер изложит план постановки, художник покажет эскизы, а те из вас, кто загорится этой работой, будут исполнителями. Центральное бюро по устройству октябрьских торжеств предоставляет все необходимые средства для осуществления «Мистерии». Все к работе! Время дорого. Просят являться только товарищей, желающих принять участие в постановке. Число мест ограниченно».

Роль «Человека просто» исполнял Маяковский. На премьере ему же пришлось играть и роль Мафусаила и одного из чертей, так как исполнители этих ролей не явились.

Премьера «Мистерии-буфф» в постановке Вс. Мейерхольда и Маяковского состоялась 7 ноября 1918 г. Дано было всего три спектакля: 7-8-9 ноября.

За два дня до спектакля — 5 ноября 1918 г. А. В. Луначарский выступил в газете «Петроградская правда» со статьей «Коммунистический спектакль», в которой писал: «Единственной пьесой, которая задумана под влиянием нашей революции и поэтому носит на себе ее печать, задорную, дерзкую, мажорную, вызывающую, является «Мистерия-буфф» Маяковского».

В 1919 г. «Мистерия-буфф» включена была в Петрограде в репертуар передвижных постановок для показа в районных театрах. Постановка не была осуществлена. Сохранились написанные для нее Маяковским эскизы костюмов и декораций.

Семь пар чистых. Семь пар нечистых. — По библейской легенде о всемирном потопе, бог покарал за грехи всех людей, кроме одного праведника Ноя, которому повелел построить ковчег и взять с собой для продолжения жизни на земле животных: семь пар чистых и семь пар нечистых.

В пьесе «чистые» — олицетворяют мир эксплуататоров, «нечистые» — трудовой народ.

Вельзевул — библейское название дьявола.

Златоуст — Иоанн Златоуст — один из проповедников христианской церкви.

Мафусаил — по библейскому преданию, прожил более 900 лет.

Строка 22. Потерянный и возвращенный рай — имеются в виду поэмы «Потерянный рай» и «Возвращенный рай» английского поэта Дж. Мильтона (1608–1674).

Строка 80. Боши — (франц. boche) — презрительное название немцев (появилось со времени первой мировой войны).

Строка 140. Шваб — немец; первоначально — житель Швабии, одной из бывших областей юго-западной Германии.

Строка 143. Эвива Италия! — (итал. eviva Italia!) — да здравствует Италия!

Строка 144. Гох Фатерланд! — (немец. hoch Faterland!) — ура, отечество!

Строка 346. Не человек, а германский канцлер — имеется в виду Бисмарк (1815–1898), крупнейший деятель германского империализма.

Строка 421. доползем до Арарата! — по легенде, когда спали воды всемирного потопа, Ноев ковчег оказался на горе Арарат.

Строка 436. Первая гильдия — русские купцы делились соответственно размерам своего капитала на гильдии (разряды). В первую гильдию входили самые богатые.

Строка 437. Эврика — (греч.) — нашел.

Строка 612. .. алон занфан — (франц. allons, enfants) начальные слова французского текста «Марсельезы».

Строка 815. Он шел, рассекая генисаретские воды! — По евангельскому преданию, одно из чудес Христа заключалось в том, что он перешел через Генисаретское озеро, ступая по воде, как по суше.

Строка 849. проповедь нагорная — по преданию, взойдя на гору Елеонскую, Христос обратился к ученикам с проповедью своего учения.

Строки 858–860. А если гора не идет к Магомету, то и черт с ней! — Переделка известной поговорки: «Если гора не идет к Магомету, то Магомет пойдет к горе».

Строка 950. Мы все Назареи! — Пророком Назареи называли Христа, который был, по преданию, родом из Назарета.

Строка 1032. …ню — (франц. nu) — голый, обнаженный; применительно к живописи — картина, изображающая обнаженное женское тело.

Строка 1079. Сиу — кондитерская фабрика в Москве, принадлежавшая Сиу.

Строки 1248. X. и В. — Х. В. — сокращенное «Христос Воскресе»; этими буквами украшались предметы пасхального ритуала.

Строка 1409. «Травиата» — опера Верди.

«Мистерия буфф» – воплощение идей нового искусства. Связь с массовыми празднествами

В первые послереволюционные годы было определено направление искусства: массовый героизм, ставший нормой и мерой гражданственности советских людей. Массовые агитационные политические представления выполняли сверхзадачу создания народно-героического жанра. Ощущая всю мощь и глубину материала, художники стремились к монументальности, мощности и патетике, отражающим масштабы эпохи. Одним из аспектов пропагандистской работы стал народно-героический массовый агиттеатр.

С поэтикой массовых инсценировок тесно связана первая крупная советская пьеса – «Мистерия буфф» В.В. Маяковского. Тематика, общий стиль (откровенная агитационная направленность, крупномасштабный образ, монументальность, героическая тема, сосуществование патетики в трактовке представителей народа с буффонным изображением врагов) роднят мистерию с массовым представлением 20-х годов. Но по своей поэтической художественности и образности «Мистерия буфф» стоит несравненно выше драматургии массовых действ.

В сюжетном построении пьесы Маяковский использовал схему средневекового религиозного представления – мистерии, с характерными для нее библейскими событиями, местами действия и персонажами. Однако библейские образы получают неожиданную пародийную трактовку. Момент соединения высокого пафоса и комического – основной драматургический прием «Мистерии». «Мистерия – великое в революции, буфф – смешное в ней» – говорил Маяковский.

Уже в первой своей редакции «Мистерия буфф» во многом предвосхищала многочисленные инсценировки и массовые празднества, которые вошли в обиход только год спустя. В сценариях этих агитационных представлений отчетливо прорисовываются характерные особенности, сближающие их с «Мистерией».

Агитационная направленность этих своеобразных спектаклей, сочетание в них торжественно-патетической, героической темы с предельно заостренной сатирической, порою даже гротесковой манерой изображения представителей эксплуататорских классов, свободное преодоление пространственных и временных границ, монументальность построения действия, обобщенность трактовки заставляют сопоставить их с пьесой Маяковского, во многом оказавшейся их прообразом.

В «Мистерии» практически отсутствуют черты традиционного театра. В ней больше от газеты, от улицы, от шумной и людной площади, где народ собирается на митинги. В ней живет дух массового площадного народного представления, политических демонстраций, бурной жизни города, проявляющихся именно на площадях и улицах – местах максимального сосредоточения людей.

Но не только тематика и общий стиль роднит «Мистерию буфф» с массовыми представлениями. Общность здесь более глубокая, определяемая духом времени и теми задачами, которое ставило время перед художниками революционной России.

Новаторство пьесы Маяковского состояло в том, что впервые активным творцом истории стал народ. В «Мистерии» были найдены основы агиттеатра – сочетающего в себе самые злободневные факты политического момента с поэтически-философскими отступлениями, эпичностью, заключающегося в авторских патетических обобщениях всеземных и космических масштабов.

Органично были соединены патетика революционной ломки, лексика уличного митинга, язык плакатов и газетных сообщений с народным площадным балаганом, его фарсовым весельем, шумными всплесками хохота, цирковыми клоунадами. Вдобавок, это было окрашено ярко-мажорной тональностью. По существу, «Мистерия» – первый опыт политсатиры в советской драматургии.

В «Мистерии буфф» вера в победу народа рождала каскад комического, радостное ощущение победившего народа выливалось в шумный всеобщий праздник, где главенствует, как в карнавале, смех и безудержное веселье. Праздник, объединяющий людей, зовущий их к братству и свободе являлся основой «Мистерии», ее прочным фундаментом.

Сюжетный каркас «Мистерии», пародирующий библейскую легенду, нес агитационную функцию, так как являлся яркой антиклерикальной пропагандой. Религиозность, святость стали предметом осмеяния и пародий.

Вместе с тем, в пьесе присутствует и высокая патетика, подлинный пафос и масштабность, основанные на огромной вере в победу революции.

Массовому политическому обозрению было тесно в рамках театральной коробки, «Мистерия» неоднократно стремилась выйти то на цирковую арену, то на широкий простор площади.

Читайте также:  Облако в штанах – краткое содержание поэмы Маяковского

Трудно разграничить агитобозрение Маяковского и массовое зрелище. Эту грань практически невозможно установить, потому что «Мистерия» по существу, представляла собой сценарий массового действа, со всеми присущими этому жанру особенностями и отличительными свойствами.

Из истории театра. О первой советской пьесе — «Мистерии-Буфф»

7 ноября 1918 года — дата в истории российского театра, о которой не каждый вспомнит. А вот мы предлагаем вспомнить. Ведь именно в этот день состоялась премьера спектакля «Мистерия-Буфф», поставленного В. Маяковским и В. Мейерхольдом по первой советской пьесе. Артур Фурманов рассказывает, как это было.

(Коллаж «В. Мейерхольд, В. Маяковский, К. Малевич»! А. Свердлов/Спутник, Третьяковская галерея)

I. Вместо пролога

Со спектакля не осталось никаких вещественных «артефактов» (фотографий, музыки, костюмов, эскизов), дошедших до наших дней, однако, сохранились некоторые описания этого зрелища: во-первых, две рецензии (статья А. Левинсона “«Мистерия-буфф» Маяковского” в газете «Жизнь искусства» и статья Н. Пунина «О «Мистерии-Буфф» Вл. Маяковского» в газете «Искусство коммуны»); во-вторых, воспоминания и интервью, собранные Александром Вильямовичом Февральским в своей книге «Первая советская пьеса «Мистерия-Буфф» В.В. Маяковского».

II. История создания пьесы и спектакля

Весной 1918 года Владимир Маяковский получает государственный заказ на написание пьесы, приуроченной к годовщине Октябрьской революции. Выбор драматурга был неслучаен, так как к тому времени Владимир Владимирович заявил о себе как о талантливом поэте, драматурге, сценаристе, с явной симпатией к новому, советскому правительству. Уехав на дачу в Левашово, он за лето пишет «Мистерию-Буфф», и 27 сентября, на квартире Бриков, в присутствии деятелей искусства, состоялось первое авторское чтение пьесы. «Маяковский читал превосходно, с глубочайшим пониманием ритмики стиха. Пьеса произвела на всех впечатление чрезвычайное. Мы были захвачены и грандиозностью темы и своеобразным новым решением задачи», — вспоминает об этом событии театральный педагог, режиссер и театровед Владимир Соловьев. На том же собрании было решено, что именно Мейерхольду предстоит подготовить пьесу к торжеству, ведь, по замечанию Константина Рудницкого, «на свете был только один режиссер, чей опыт мог бы пригодиться при постановке такого зрелища».

Далее, Анатолий Васильевич Луначарский, чрезвычайно впечатленный пьесой, распоряжается о том, чтобы пьеса была поставлена в Александринском театре. Однако после вступительной речи Мейерхольда и авторской читки пьесы стало ясно, что ничего путного из этой идеи не выйдет, так как пьеса показалась актерам слишком революционной и богохульной. Затем, Мария Федоровна Андреева, ставшая к тому времени председателем художественно-просветительского отдела Петроградской городской думы, специально оттягивала предоставление Мейерхольду и Маяковскому помещения для постановки. Спустя время, комментируя этот инцидент, она вспоминала: «Я считала, что никто этого не поймет, а затем это стоило бы диких денег. Я же была связана с бесконечным количеством всякого народа, и все говорили: что это такое? Какая ерунда!». Но после вмешательства в это дело Луначарского она все же выделяет на временное пользование сцену Театра, находившуюся в здании консерватории. Финансирование практически отсутствовало, и актерскую труппу им пришлось набирать из любительской сферы или из актеров петроградских театров, которые хотели бы немного подзаработать. Свое тогдашнее состояние постановки Маяковский и Осип Брик точно опишут чуть позже в статье «Летучий театр»: «Мытарства «Мистерии» достаточно поучительны. Один театр громко вопиет о недопустимости «тенденциозного зрелища» в «храме чистого искусства». В другом актеры только крестятся при чтении непривычных строк, звучащих для них кощунством. Третий, в который чуть не силком удается протащить пьесу, прилагает, как известно, максимум усердия к ее провалу». Помимо всего прочего, «аппарат театра» всеми силами мешал этой постановке: актеры театра отказались играть в этой постановке и, как вспоминает сам Маяковский, «лишь в самый день спектакля принесли афиши, и то нераскрашенный контур, и тут же заявили, что клеить никому не велено. Я раскрасил афишу от руки. Наша прислуга Тоня шла с афишами и с обойными гвоздочками по Невскому и где влезал гвоздь – приколачивала тотчас же срываемую ветром афишу».

(Экземпляр «Мистерии-Буфф» с автографом Маяковского, Москва, 1918. Из коллекции Е. М. Голубовского)

Так или иначе, но Мейерхольд сдержал обещание, и 7 ноября 1918 года премьера таки состоялась, повторившись позже еще два раза. К слову, помимо «Мистерии-Буфф» в этот праздничный день в Петрограде были показаны и другие спектакли: в Александринском театре – опера Д. Обера «Фенелла», в Михайловском – «Над землей» Т. Майской, в Драматическом театре Народного дома – драма «Борьба» Дж. Голсуорси, в Троицком – пьеса «Король Арлекин» Р. Лотара, в Свободном – одноактная пьеса А. Шницлера «Зеленый попугай» и т.д. Таким образом, становится понятным, что именно «Мистерия-Буфф» была наиболее ярким представлением в этот день из-за своей новизны, оригинальности и актуальности.

III. Спектакль

Как уже было сказано ранее, о спектакле известно крайне мало, однако основные моменты его ясны. Во-первых, за сценографию и костюмы отвечал Казимир Малевич, который к тому времени уже работал с футуристами над постановкой в 1913 году (тогда он был сценографом спектакля А. Крученых и М. Матюшина «Победа над Солнцем»). Стоит также отметить, что к этому времени у Малевича уже сформировалась своя искусствоведческая концепция супрематизма, суть которой заключалась в том, чтобы отказаться от изображения предметов в пользу элементарных форм, где краски играют главенствующую роль. Супрематизм Малевич переносит и на декорации. Сам Малевич в интервью Февральскому заявляет, что «воспринимал сценическую постановку как раму картины, а актеров как контрастные элементы», движения которых «должны были ритмически сочетаться с элементами декораций». Основную же свою задачу он видел в том, чтобы не создавать «ассоциации с действительностью, существующей за пределами рампы, а новую реальность». Сами же декорации в спектакле материализовались из ремарок драматурга. Так, например, в первом действии, определенным Маяковским как «на зареве северного сияния шар земной», Малевич воздвигает объемную полусферу, напоминающую глобус. Ковчег, второе место действия, представлял из себя некое кубическое и абстрактное нагроможденное пространство. Но вершиной супрематизма все же явились декорации последнего места действия, а именно «Земли обетованной», так как представляли из себя большое специфическое полотно и нечто напоминающее большую картину, на которой была изображена техника.

(Эскиз костюмов В. Маяковского к «Мистерии-Буфф»)

С костюмами дело обстоит еще хуже: достоверно известно, что «нечистые» носили общую серую форму и представляли из себя, по замыслу режиссеров, коллективного героя; «чистые» же были немного индивидуализированы в костюме и гриме, дабы быть антиподом «нечистых». Костюм чертей представлял собой облегающее трико, где одна половина была красной, другая черной. Костюм «вещей» был изготовлен из обычной мешковины, что создавало гипертрофированные фигуры на сцене, которые являются типичными для футуристической эстетики.

Также нам известен кульминационный момент спектакля, так называемая «Нагорная проповедь», когда к «нечистым» приходит Человек просто и сообщает о шансе на лучшую жизнь в «Земле обетованной». Роль Человека просто исполняет сам Маяковский, и сохранились два воспоминания этой сцены. Соловьев пишет, что «Маяковский поднимался по лестнице первого бокового софита (левая сторона от зрителей) на достаточно большую высоту. Держась правой рукой за софитную лестницу, он выкидывал свою фигуру вперед, которая казалась из зрительного зала как бы висящей в воздухе. В таком «висящем» положении Маяковский и читал знаменитый монолог». Нечто подобное описывает и актер Н.А. Голубенцев, исполнявший роль Эскимоса-охотника в том спектакле: «Он взбирался, невидимый для публики, по железной пожарной лестнице за левым порталом сцены на высоту четырех-пяти метров, там ему надевали на пояс широкую кожаную лямку, и в нужный момент он как бы вываливался из-за портала, паря над толпой «нечистых», столпившихся на палубе ковчега. Вероятно, это было особенно впечатлительно для смотрящих из зала. В таком положении он чеканно громыхал стихи монолога». Из обоих описаний видно, что появление Маяковского было очень зрелищным и неожиданным приемом, твердо оставшимся в памяти участников и зрителей спектакля.

IV. Вместо эпилога

Зритель принял постановку неоднозначно: с одной стороны, по словам заведующего распространением билетов Лебедева в газете «Искусство коммуны»: «В дни Октябрьской годовщины в Петрограде самый большой спрос на билеты был именно на эту пьесу»; с другой, как вспоминает Соловьев, «спектакль был принят довольно холодно, он, скажу прямо, не дошел до зрителя». Такой же позиции придерживается и Левинсон, когда пишет, что «немало было в этом спектакле интересного, — но лишь для нас, старых завсегдатаев столичных премьер, бражников художественных кабачков, скитальцев по вернисажам […] Но народной душе пристала сегодня лишь очищающая красота трагедии или радостный смех». Кстати, среди таких «завсегдатаев» был и Александр Блок, посетивший премьеруи оставивший в сволей записной такие строчки: «Вечером с Любой на мистерию-буфф Маяковского в музыкальной драме. […] Маяковский многое. Никогда этого не забыть».

Из дальнейших постановок пьесы «Мистерия-Буфф» можно выделить спектакль Мейерхольда и Маяковского в 1921 году, поставленный в Театре РСФСР Первом по второй редакции пьесы; запрещенный спектакль 1967 года Петра Фоменко в театре им. Ленсовета; спектакль «Мистерия-Буфф. Вариант чистых» Н. Рощина, представленный в Центре им. Вс. Мейерхольда в 2008 г. и т.п.

Из вышесказанного, на мой взгляд, можно сказать, что именно постановка «Мистерии-Буфф» 1918 года является отправной точкой в истории новой советской драматургии, опередившей свое время.

Ссылка на основную публикацию