Отзыв о поэме Медный всадник Пушкина

Отзыв о поэме Пушкина Медный всадник

Александр Сергеевич Пушкин подарил миру русской литературы невероятное множество шикарных произведений. Одним из них является поэма «Медный всадник». Отзыв о ней представлен в этой статье.

Данное произведение Пушкина можно ассоциировать как памятник Петру Первому. Поэма написана Александром Сергеевичем Пушкиным в 1833 году. К огромной печали произведение увидело свет только после смерти великого поэта из-за запрета власти. Есть предположение, что эта поэма могла быть лишь стартом объемного произведения Александра Пушкина. Но это не является достоверным фактом.

Поэма имеет много общих черт с «Полтавой». Главными темами являются Россия и ее известный правитель, Петр Первый. Но если глубже рассмотреть ее, то можно понять и другие вещи. Александр Сергеевич использует гиперболу и гротеск. Произведение насыщенно символами столицы, в лице статуй львов, памятника Петру, дождливая и ветреная в осеннее время погода, разливающаяся река Нева.

Также в сравнении с другими произведениями Александра Сергеевича Пушкина здесь использована игра на эмоциях. Слова, которые используются для вызова различных впечатлений читателя – они оказывают помощь в понимании читателем несчастий главных героев.

Лично я не разделяю решения Петра построить город на болоте. Он думал только о славе государства, а о судьбе простых людей забывал.

Главным героем является молодой человек по имени Евгений. Он является чиновником, который желает только вести размеренное существование. Его невестой является самая простая девушка, которая зовется Парашей. Но счастью не удается произойти. Наводнение 1824 года уносит жизнь Параши, а жених спасается, сидя на статуе льва. Молодой человек печалится до безумства, которое вызвано тем, что он осознает, что не властен над стихийными бедствиями и природой Питера. Он производит гнев на Петра Первого. Это приводит к тому, что у героя начинаются галлюцинации. Статуя всадника преследует его по городу. Евгений умирает из-за психических проблем.

В книге имеется две истины: с точки зрения колокольни простого человека и государственного.

Мне понравилось данное произведение.

Отзыв 2

Наверное, никто не сосчитает, сколько прекрасных и поучительных произведений подарила нам русская литература. Я не сразу ответила бы, какое из них произвело на меня большее впечатление. Однако поэма А. С. Пушкина «Медный всадник» прочно заняла на моей книжной полке важное место. Чем же она меня так тронула и заинтересовала?

В своем произведении русский поэт показывает последствия деятельности великого Петра I. С личностью этого человека связаны многие реформы в жизни русского общества. Имя Петра I вошло в историю развития государства российского. Он очень многое сделал для процветания и усиления авторитета России. Однако были в его политике и ошибки. Да кто без них обходится!

Поэма «Медный всадник» повествует о том, какие последствия имело решение царя построить город на Неве. Безусловно, это был титанический труд! Иссушение болотистых мест потребовало немалых человеческих усилий и финансовых затрат. Однако Санкт-Петербург, рожденный прихотью государя, быстро занял свое место в географии русских городов. Это был порт, необходимый нашей стране для выхода в морские просторы Европы.

Поэма изображает судьбу мелкого чиновника Евгения. Автор не дает подробного описания внешности героя, не описывает его деятельности, даже не сообщает его фамилии. Думаю, Пушкин делает это преднамеренно. Таким приемом он подчеркивает простоту и обыденность образа Евгения. Он рядовой горожанин, каких в городе на Неве многие тысячи. Изображается судьба простого человека, испытавшего всю несправедливость авторитарной системы, на которой было основано русское общество времен Петра I.

Евгению пришлось испытать на себе всю мощь власти, чьи дела и идеи не всегда были на пользу отдельно взятой личности. За глобальными проектами не всегда учитывались чаяния маленького человека, узнаваемого в образе Евгения.

На страницах поэмы изображено страшное наводнение 1824 года. Оно, словно громадный ком горя, прокатилось по улицам спящего города. Евгений потерял свою невесту, жившую с матерью в маленьком домике на берегу. Трагизм его положения становится очевиден тогда, когда он сходит с ума от горя. Евгений идет к памятнику, воздвигнутому в честь Петра I, и грозит ему кулаком. Казалось бы, безобидная сцена. Однако этот жест сумасшедшего героя можно расценивать как протест простого народа против бесчеловечных решений.

Следующая сцена показывает несокрушимость силы власти, которой Евгений не может противостоять. Не случайно поэма заканчивается смертью Евгения, за которым гонится всадник на медном коне.

Также читают:

Картинка к сочинению Отзыв о поэме Пушкина Медный всадник

Популярные сегодня темы

Баба-яга является одним из главных персонажей русских народных сказок. По идее, Баба-яга олицетворяет собой злые силы, она ворует детей, жарит их в печке и съедает

Чацкий и Молчалин – одни из главных героев комедии Горе от ума, абсолютно разные по натуре, характеру, положению в обществе, в отношениях между людьми, проще говоря – во всем. Они являются антиподами – абсолютно противоположными персонажами.

Картина выполнена вся в холодных, ледяных тонах, что соответствует ее названию. В ней преобладают белый цвет и различные оттенки синего. На суровом континенте нет места теплым тонам.

Разнообразие языков человечества удивляет и восхищает. Любой народ, идущий сквозь тысячелетия, говорит на языке своих предков. Он не является неизменной единицей: трансформируется, подчиняясь требованиям времени

В XVI веке самым распространенным литературном жанром было житие. «Повесть о Петре и Февронии муромских» — это произведение, написанное в этом жанре. Эта гениальная повесть выходит за рамки своего жанра

Критика о поэме “Медный всадник” Пушкина: отзывы о произведении

“Медный всадник” и Евгений.
Художник А. Н. Бенуа

Поэма “Медный всадник” – одно из самых известных произведение великого русского поэта А. С. Пушкина.

В этой статье представлена критика о поэме “Медный всадник” Пушкина: отзывы известных критиков XIX и XX вв. о произведении.

Смотрите:
Краткое содержание поэмы
Все материалы по поэме “Медный всадник”

Критика о поэме “Медный всадник” Пушкина: отзывы о произведении

“. В этой поэме видим мы горестную участь личности, страдающей как бы вследствие избрания места для новой столицы, где подверглось гибели столько людей. И смиренным сердцем признаем мы торжество общего над частным, не отказываясь от нашего сочувствия к страданию этого частного.

При взгляде на великана, гордо и неколебимо возносящегося среди всеобщей гибели и разрушения и как бы символически осуществляющего собою несокрушимость его творения, мы хотя и не без содрогания сердца, но сознаемся, что этот бронзовый гигант не мог уберечь участи индивидуальностей, обеспечивая участь народа и государства, что за него историческая необходимость и что его взгляд на нас есть уже его оправдание.

Эта поэма – апофеоза Петра Великого, самая смелая, какая могла только прийти в голову поэту, вполне достойному быть певцом великого преобразователя.

Картина наводнения написана у Пушкина красками, которые ценою жизни готов бы был купить поэт прошлого века, помешавшийся на мысли написать эпическую поэму Потоп. Тут не знаешь, чему больше дивиться, громадной ли грандиозности описания или его почти прозаической простоте, что вместе взятое доходит до величайшей поэзии”.
(В. Г. Белинский, “Сочинения Александра Пушкина”, статья 11)

“..«Русалка», «Галуб» и «Медный всадник» представляют последнюю грань, до которой достиг талант Пушкина.

Под “Медным всадником” и одновременными с ним произведениями – величайший поэт всех времен и народов, без стыда, может подписать свое имя.

Во всех трех поэмах . способность замысла, всегда так блистательная у Пушкина, достигает своего апогея. По сочинению “Медного всадника”, “Галуба” и “Русалки” Пушкин велик как никто; долгий труд и работа над эпическими произведениями принесли за собой роскошный плод; плод, так давно ожидаемый.

Если “Медный всадник” так близок к сердцу каждого русского, если ход всей поэмы так связан с историей и поэмой города Петербурга, – то все-таки поэма в целом не есть достояние одной России: она будет оценена, понята и признана великой поэмою везде, где есть люди, способные понимать изящество. Передайте “Медного всадника” на какой хотите язык, прозой или стихами, с комментариями или даже без комментариев, – и будьте уверены, что ваш труд не пропадет напрасно. Тут важна не одна гармония стиха, не один местный колорит.

“Медный всадник” есть вещь общедоступная, произведение европейское. Он изобилует совершенствами всех родов, начиная от своего величавого начала до последней неслыханно грандиозной сцены: когда гигант на бронзовом коне скачет за несчастным юношей, потрясая мостовую копытами металлической лошади, и в бледном сиянии луны простирает вперед свою грозную руку!

Смелость, с которою поэт сливает историю своего героя с торжественнейшими эпохами народной истории, – беспредельна, изумительна и нова до крайности, между тем как общая идея всего произведения по величию своему принадлежит к тем идеям, какие родятся только в фантазиях поэтов, подобных Данту, Шекспиру и Мильтону!

“Медный всадник” имеет и свои недостатки – скажем это с полной смелостью, но этими недостатками отчасти подтверждается величие самого поэта, ибо тот, кто по красотам поэзии возносится в разряд мировых деятелей, и судим должен быть не по общепринятому снисходительному кодексу.

Мы сказали уже, что смелость, с которою Пушкин противопоставил судьбу своего бедного мальчика Евгения с судьбой нашего родного Петербурга и памятью великого Преобразователя России, заслуживает удивления, но нам следует добавить, что поэт, извлекая десятки красот из своей необыкновенной темы, по временам чувствует как бы неловким свой поэтический замысел.

Несмотря на все благоговение к памяти Александра Сергеича, мы смело упрекаем его Евгения в бесцветности. О том, что можно и должно бы было выйти из Евгения, может только судить поэт, подобный Пушкину. ”
(А. В. Дружинин, “А. С. Пушкин и последнее издание его сочинений”, 1865 г.)

Д. С. Мережковский:

“. Здесь [в “Медном всаднике”] вечная противоположность двух героев, двух начал. С одной стороны, малое счастье малого, неведомого коломенского чиновника, напоминающего смиренных героев Достоевского и Гоголя, с другой – сверхчеловеческое видение героя. Какое дело гиганту до гибели неведомых? Не для того ли рождаются бесчисленные, равные, лишние, чтобы по костям их великие избранники шли к своим целям.

Но что, если в слабом сердце ничтожнейшего из ничтожных, “дрожащей твари”, вышедшей из праха, в простой любви его откроется бездна, не меньшая той, из которой родилась воля героя? Что, если червь земли возмутится против своего бога.

Вызов брошен, и спокойствие горделивого истукана нарушено. Медный всадник преследует безумца. Но вещий бред безумца, слабый шепот его возмущенной совести уже не умолкнет, не будет заглушен подобным грому грохотаньем, тяжелым топотом Медного Всадника. ”
(Д. С. Мережковский, статья “Пушкин”)

С. М. Бонди:

“. Поэма [“Медный всадник”] представляет собою одно из самых глубоких, смелых и совершенных в художественном отношении произведений Пушкина.

В художественном отношении «Медный всадник» представляет собою чудо искусства. В предельно ограниченном объеме (в поэме всего 481 стих) заключено множество ярких, живых и высокопоэтическнх картин. Отличает от других пушкинских поэм «Медного всадника» и удивительная гибкость, и разнообразие его стиля, то торжественного и слегка архаизированного, то предельно простого, разговорного, но всегда поэтичного.

Особый характер придает поэме применение приемов почти музыкального строения образов: повторение, с некоторыми вариациями, одних и тех же слов и выражений (сторожевые львы над крыльцом дома, образ памятника, «кумира на бронзовом коне»), проведение через всю поэму в разных изменениях одного и того же тематического мотива — дождя и ветра, Невы — в бесчисленных en аспектах и т. п., не говоря уже о прославленной звукописи этой удивительной поэмы.”
(С. М. Бонди. “Комментарий: А.С.Пушкин. Медный всадник”)

“. Последняя поэма Пушкина — «Петербургская повесть» «Медный Всадник», — написанная в болдинскую осень 1833 г., в период полной творческой зрелости, является его вершинным, самым совершенным произведением в ряду поэм, да и во всем его поэтическом творчестве, — вершинным как по совершенству и законченности художественной системы, так и по обширности и сложности содержания, по глубине и значительности проблематики, вложенной в него историко-философской мысли.

Читайте также:  Сочинение Письмо Родиону Раскольникову

В поэме, или «Петербургской повести», как очень точно назвал ее в подзаголовке сам Пушкин, два основных персонажа, два героя, определяющих две сплетенные между собою и сталкивающиеся идейно-тематические линии: первый из героев — Петр Великий, «могучий властелин судьбы», «строитель чудотворный», создатель города «под морем», продолжающий как личность жить и после смерти в памятнике, давшем поэме ее заглавие; другой — Евгений, мелкий чиновник из обедневшего дворянского рода, опустившийся до мещанского уровня, «ничтожный герой», вошедший в 30-х годах в творческий кругозор Пушкина из окружающего быта.

Эти два, казалось бы, неизмеримо далеко стоящих друг от друга героя оказываются связанными событием, самая возможность которого вызвана «волей роковой» «державца полумира», — петербургским наводнением 7 ноября 1824 г., погубившим не только счастие, но и самую жизнь Евгения. Угроза, брошенная «кумиру» безумцем в момент внезапного и «страшного» прояснения мыслей, и вызванный ею мгновенный гнев «грозного царя» составляют кульминацию поэмы.

Вокруг этого момента вращаются уже второе столетие все разнообразные попытки ее истолкования. Но наводнение, по-видимому, является тем моментом, от которого нужно начинать творческую историю «Медного Всадника».

. в «Медном Всаднике» указания на Коломну как на место жительства героя имеют целью лишь подчеркнуть его бедность. ”
(Н. В. Измайлов, “«Медный всадник» А. С. Пушкина. История замысла и создания, публикации и изучения”)

Статья в газете Нива (1882 г.):

. в “Медном всаднике”, произведении, в котором с таким художественным совершенством изобразил он одно из самых печальных и трагических событий в истории Петербурга – страшное наводнение 1824 г.

Причина . неодобрения цензуры заключалась в том, что Пушкин выводит здесь действующим лицом бронзовую статую Петра и, как казалось тогда, оскорблял тем память Великого Императора. Большинство публики, да и весь официозный мир не допускали тогда и малейшего намека на недостатки петровской реформы и потому-то появление “Медного всадника” могло возбудить общественное негодование.

Но теперь “Медный всадник” занял в нашей литературе подобающее место и ни один, даже самый строгий судья, не укорит по этому поводу поэта в желании умалить заслуги Великого Преобразователя и оскорбить его священную память.

Герой рассказа – это некий Евгений, молодой человек, сошедший с ума от страшной потери своей возлюбленной, погибшей во время наводнения. Полный горя и отчаяния. бродит он по улицам города, сохранившим еще следы страшной катастрофы и вдруг случайно попадает на Петровскую площадь, где возвышается памятник Петра Великого, воздвигнутый Екатериной. Здесь приходит ему на мысль, что никто иной как Петр – единственный виновник его несчастия и им овладевает страшное бешенство. ”
(статья “«Медный всадник» Пушкина” в газете Нива, 1882 г., №1-26)

Это была избранная критика о поэме “Медный всадник” Пушкина: отзывы известных критиков XIX и XX веков о произведении.

Анализ «Медный всадник» Пушкин

Поэма А. С. Пушкина «Медный всадник» соединила в себе как историческую, так и социальную проблематику. Это размышление автора о Петре Великом как о реформаторе, собрание различных мнений и оценок о его действиях. Это поэма – одно из его совершенных сочинений, имеющих философский смысл. Предлагаем для ознакомления краткий анализ поэмы, материал может быть использован для работы на уроках литературы в 7 классе.

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться с самим произведением Медный всадник.

Год написания – 1833 г.

История создания – В период своей «золотой осени», когда Пушкин был вынужден находиться в Болдинском имении, у поэта был творческий подъем. В то «золотое» время автором было создано множество гениальных произведений, произведших большое впечатление как на публику, так и на критиков. Одним из таких произведений болдинского периода стала поэма «Медный всадник».

Тема – Правление Петра Первого, отношение общества к его реформам – главная тема «Медного всадника»

Композиция – Композиция состоит из большого вступления, его можно рассматривать как отдельное стихотворение, и двух частей, в которых идет речь о главном герое, разрушительном наводнении 1824 года, и о встрече героя с Медным всадником.

Жанр – Жанр «Медного всадника» – поэма.

Направление – Историческая поэма, описывающая действительные события, направление – реализм.

История создания

В самом начале истории создания поэмы писатель находился в Болдинском поместье. Он много размышлял об истории российского государства, об его правителях и самодержавной власти. В то время общество разделялось на два типа людей – одни полностью поддерживали политику Петра Великого, относились к нему с обожанием, а другой тип людей находил в великом императоре сходство с нечистой силой, считали его исчадием ада, и соответственно к нему относились.

Писатель прислушивался к разным мнениям о правлении Петра, итогом его размышлений и сбора различной информации, стала поэма «Медный всадник», завершившая его болдинский расцвет творчества, год написания поэмы – 1833.

Посмотрите, что еще у нас есть:

В «Медном всаднике» анализ произведения отображает одну из главных тем – власть и маленький человек. Автор размышляет о правлении государства, о столкновении маленького человека с огромной махиной.

Сам смысл названия – «Медный всадник» – заключает в себе основную мысль поэтического произведения. Памятник Петру выполнен из бронзы, но автор предпочел другой эпитет, более тяжеловесный и мрачный. Так, посредством выразительных художественных средств, поэт обрисовывает мощную государственную машину, для которой безразличны проблемы маленьких людей, страдающих от власти самодержавного правления.

В данной поэме, конфликт маленького человека с властью не имеет своего продолжения, человек настолько мелок для государства, когда «лес рубят – щепки летят».

По – разному можно судить о роли одной личности в судьбе государства. В своем вступлении к поэме автор дает характеристику Петра Первого как человека поразительного ума, дальновидного и решительного. Находясь у власти, Петр смотрел далеко вперед, он думал о будущем России, о ее мощи и несокрушимости. О действиях Петра Великого можно судить по-разному, обвиняя его в деспотизме и тирании по отношению к простому народу. Нельзя оправдать действия правителя, строившего власть на костях людей.

Композиция

Гениальная идея Пушкина в особенностях композиции поэмы служит доказательством творческого мастерства поэта. Большое вступление, посвященное Петру Первому и возведенному им городу, может читаться как самостоятельное произведение.

Язык поэмы вобрал в себя все жанровое своеобразие, подчеркивая отношением автора к описываемым им событиям. В описании Петра и Петербурга язык пафосный, величавый, полностью гармонирующий с обликом императора, великого и могущественного.

Совершенно другим языком идет повествование о простом Евгении. Повествовательная речь о герое идет обычным языком, отражает суть «маленького человека».

Величайший гений Пушкина отчетливо виден в этой поэме, она вся написана одним стихотворным размером, но в разных местах произведения, звучит совершенно по-разному. Две части поэмы, следующие за вступлением, также могут считаться отдельным произведением. В этих частях рассказывается об обычном человеке, потерявшем любимую девушку в результате наводнения.

Евгений винит в этом памятник Петру, подразумевая в нем самого императора – самодержца. Человек, мечтающий о простом человеческом счастье, потерял смысл жизни, лишившись самого дорогого – потерял любимую девушку, свое будущее. Евгению кажется, что Медный всадник гонится за ним. Евгений понимает, что самодержец жесток и безжалостен. Раздавленный горем, молодой человек сходит с ума, а потом и умирает, оставшись без смысла жизни.

Можно прийти к выводу, что таким образом автор продолжает тему «маленького человека», развитую в то время в русской литературе. Этим он доказывает, насколько деспотично правление по отношению к простому народу.

Главные герои

О героях произведения мы написали отдельную статью – Главные герои «Медного всадника».

Произведение «Медный всадник» относится к жанру стихотворной поэмы с реалистическим направлением.

Поэма масштабна по своему глубокому содержанию, она включает в себя и историческую, и философскую проблематику. В поэме нет эпилога, и противоречия маленького человека и целого государства остаются открытыми.

Анализ поэмы А.С. Пушкина “Медный всадник”

Поэма написана А.С.Пушкиным в 1833 году и пред­ставляет собой одно из самых глубоких, смелых и совер­шенных в художественном отношении произведений поэта. Автор с небывалой силой и смелостью показывает противоречия общественной жизни во всей их наготе, не стараясь их искусственно примирять там, где они непри­миримы в самой действительности. В «Медном всаднике» в обобщенной образной форме противопоставлены две силы: государство, олицетворенное в образе Петра I (а затем в символическом образе ожившего памятника, «Мед­ного всадника»), и простой человек с его личными, част­ными интересами и переживаниями. В поэме вдохновен­ными стихами прославляются «великие думы» Петра, его творенье — «град Петров», «полнощных стран краса и диво», новая столица русского государства, выстроенная в устье Невы, «под морем», «на мшистых, топких берегах», из соображений военно-стратегических («отсель грозить мы будем шведу»), экономических («сюда по новым их волнам все флаги в гости будут к нам») и для установления культурных связей с Европой («природой здесь нам сужде­но в Европу прорубить окно»).

Но эти государственные соображения Петра оказыва­ются причиной гибели ни в чем не повинного Евгения, простого, обыкновенного человека. Он не герой, но умеет и хочет трудиться («. молод и здоров, трудиться день и ночь готов»). Он смел во время наводнения: «дерзко» плывет в лодке по «едва смирившейся» Неве, чтобы узнать о судьбе своей невесты. Несмотря на бедность, Евгению дороже всего независимость и честь. Он мечтает о простом чело­веческом счастье: жениться на любимой девушке и скром­но жить своим трудом.

Наводнение, показанное в поэме как бунт покорен­ной, завоеванной стихии против Петра, губит его жизнь: Параша погибает, а Евгений сходит с ума.

Трагическая судьба Евгения и глубокое сочувствие ему поэта выражены в «Медном всаднике» с громадной силой и поэтичностью. А в сцене столкновения безумного Евге­ния с Медным всадником, его пламенного, мрачного про­теста, злобной угрозы «чудотворному строителю» от лица жертв этого строительства язык поэта становится таким же высокопатетическим, как в торжественном «Вступлении» к поэме.

Заканчивается «Медный всадник» скупым, сдержан­ным, нарочито прозаическим сообщением о гибели Евге­ния:

. Наводнение Туда, играя, занесло

Домишко ветхий. Его прошедшею весною

Свезли на барке. Был он пуст

И весь разрушен. У порога

Нашли безумца моего,

И тут же хладный труп его

Похоронили ради бога.

Никакого эпилога, возвращающего нас к первоначаль­ной теме величественного Петербурга, — эпилога, прими­ряющего нас с исторически оправданной трагедией Евге­ния, Пушкин не дает. Противоречие между полным признанием правоты Петра I, не могущего считаться в своих государственных «великих думах» и делах с интере­сами отдельного человека, который требует, чтобы с его интересами считались, — это явное противоречие остается неразрешенным в поэме.

Пушкин был вполне прав и проявил большую сме­лость, не боясь открыто демонстрировать это противоре­чие. Ведь оно заключается не в его мыслях, не в его неумении разрешить его, а в самой жизни. Это — проти­воречие между благом государства и счастьем отдельной личности, противоречие, которое в той или в иной форме неизбежно, пока существует государство, то есть пока не исчезло в мире окончательно классовое общество.

В художественном отношении «Медный всадник» представляет собой чудо искусства. В предельно ограни­ченном объеме (в поэме всего 481 стих) заключено множе­ство ярких, живых и высокопоэтических картин. Таковы отдельные образы во «Вступлении», из которых составля­ется величественный образ Петербурга; насыщенное силой и динамикой, из ряда частных картин слагающееся описа­ние наводнения; удивительное по поэтичности и яркости изображение безумного Евгения.

Отличают «Медного всадника» от других пушкинских поэм необычайная гибкость и разнообразие его стиха, то торжественного и слегка архаизированного, то предельно простого, разговорного, но всегда поэтичного.

Особый характер придает поэме применение приемов почти музыкального строения образов: повторение с неко­торыми вариациями одних и тех же слов и выражений (сторожевые львы над крыльцом дома, образ памятника Петру, «кумира на бронзовом коне. »); проведение через всю поэму в разных изменениях одного и того же темати­ческого мотива — дождя и ветра, Невы (в бесчисленных ее аспектах и т.п.), не говоря уже о прославленной звукописи этой удивительной поэмы.

Читайте также:  Ай да Вакула, какой молодец! сочинение по Гоголю

Отзыв о поэме Медный всадник Пушкина

А. С. Пушкин. Бюст работы И. П. Витали. 1837 г. Мрамор.

Издания серии «Литературные памятники» обращены к тому советскому читателю, который не только интересуется литературными произведениями как таковыми, вне зависимости от их авторов, эпохи, обстоятельств их создания и пр., но для которого не безразличны также личность авторов, творческий процесс создания произведений, роль их в историко-литературном развитии, последующая судьба памятников и т. д.

Возросшие культурные запросы советского читателя побуждают его глубже изучать замысел произведений, историю их создания, историческое и литературное окружение.

Каждый литературный памятник глубоко индивидуален в своих связях с читателями. В памятниках, чье значение состоит прежде всего в том, что они типичны для своего времени и для своей литературы, читателей интересуют их связи с историей, с культурной жизнью страны, с бытом. Созданные гениями, памятники в первую очередь важны для читателей своими связями с личностью автора. В памятниках переводных читателей будет занимать (помимо всего прочего) их история на русской почве, их воздействие на русскую литературу и участие в русском историко-литературном процессе. Каждый памятник требует своего подхода к проблемам его издания, комментирования, литературоведческого объяснения.

Такого особого подхода требуют, разумеется, при своей публикации и произведения гения русской поэзии — А. С. Пушкина, и прежде всего такой центральный для его творчества памятник, как «Медный Всадник».

В творениях Пушкина нас интересует вся творческая их история, судьба каждой строки, каждого слова, каждого знака препинания, если он имеет хотя бы некоторое отношение к смыслу того или иного пассажа. «Следовать за мыслями великого человека есть наука самая занимательная» — эти слова Пушкина из начала третьей главы «Арапа Петра Великого» должны быть нами восприняты прежде всего в отношении того, кто их написал, думая не о себе, а об окружающем его мире гениев.

«Петербургская повесть» «Медный Всадник» принадлежит к числу самых любимых произведений каждого советского человека, а замысел этой поэмы и скрытые в ней идеи тревожат не только исследователей, но и широкого читателя. «Медный Всадник» — это поэма, идущая в русле центральных тем творчества Пушкина. Ее замысел имеет длительную предысторию, а последующая судьба поэмы в русской литературе — в «петербургской теме» Гоголя, Достоевского, Белого, Анненского, Блока, Ахматовой и многих других писателей — совершенно исключительна по своему историко-литературному значению.

Все это обязывает нас отнестись к изданию «Медного Всадника» с исключительной внимательностью, не упустить никаких мельчайших нюансов в истории его замысла, его черновиков, редакций, восстановить поэму в ее творческом движении, отобразить ее в издании не как неподвижный литературный факт, а как процесс гениальной творческой мысли Пушкина.

Такова цель того издания, которое предлагается сейчас требовательному вниманию читателей нашей серии. Именно этой целью объясняются характер статьи и приложений, включение раздела вариантов и разночтений.

Происшествие, описанное в сей повести, основано на истине. Подробности наводнения заимствованы из тогдашних журналов. Любопытные могут справиться с известием, составленным В. Н. Берхом.

Начало первой беловой рукописи поэмы «Медный Всадник» — Болдинского автографа (рукопись ПД 964).

На берегу пустынных волн

Стоял Он, дум великих полн,

И вдаль глядел. Пред ним широко

Река неслася; бедный челн

По ней стремился одиноко.

По мшистым, топким берегам

Чернели избы здесь и там,

Приют убогого чухонца;

И лес, неведомый лучам

10 В тумане спрятанного солнца

Отсель грозить мы будем шведу.

Здесь будет город заложен

На зло надменному соседу.

Природой здесь нам суждено

В Европу прорубить окно, [1]

Ногою твердой стать при море.

Сюда по новым им волнам

Все флаги в гости будут к нам

20 И запируем на просторе.

Прошло сто лет, и юный град,

Полнощных стран краса и диво,

Из тьмы лесов, из топи блат

Вознесся пышно, горделиво;

Где прежде финский рыболов,

Печальный пасынок природы,

Один у низких берегов

Бросал в неведомые воды

Свой ветхий невод, ныне там

30 По оживленным берегам

Громады стройные теснятся

Дворцов и башен; корабли

Толпой со всех концов земли

К богатым пристаням стремятся;

В гранит оделася Нева;

Мосты повисли над водами;

Ее покрылись острова,

И перед младшею столицей

40 Померкла старая Москва,

Как перед новою царицей

Люблю тебя, Петра творенье,

Люблю твой строгий, стройный вид,

Невы державное теченье,

Береговой ее гранит,

Твоих оград узор чугунный,

Твоих задумчивых ночей

Прозрачный сумрак, блеск безлунный,

50 Когда я в комнате моей

Пишу, читаю без лампады,

И ясны спящие громады

Пустынных улиц, и светла

И не пуская тьму ночную

На золотые небеса,

Одна заря сменить другую

Спешит, дав ночи полчаса. [2]

Люблю зимы твоей жестокой

60 Недвижный воздух и мороз,

Бег санок вдоль Невы широкой,

Девичьи лица ярче роз,

И блеск и шум и говор балов,

А в час пирушки холостой

Шипенье пенистых бокалов

И пунша пламень голубой.

Люблю воинственную живость

Потешных Марсовых полей,

Пехотных ратей и коней

70 Однообразную красивость,

В их стройно зыблемом строю

Лоскутья сих знамен победных,

Сиянье шапок этих медных,

Насквозь простреленных в бою.

Люблю, военная столица,

Твоей твердыни дым и гром,

Когда полнощная царица

Дарует сына в царский дом,

Или победу над врагом

80 Россия снова торжествует,

Или, взломав свой синий лед,

Нева к морям его несет,

И чуя вешни дни, ликует.

Красуйся, град Петров, и стой

Неколебимо как Россия.

Да умирится же с тобой

И побежденная стихия;

Вражду и плен старинный свой

Пусть волны финские забудут

90 И тщетной злобою не будут

Тревожить вечный сон Петра!

Была ужасная пора,

Об ней свежо воспоминанье…

Об ней, друзья мои, для вас

Начну свое повествованье.

Печален будет мой рассказ.

Над омраченным Петроградом

Дышал ноябрь осенним хладом.

Плеская шумною волной

100 В края своей ограды стройной,

Альгаротти где-то сказал: «Petersbourg est la fenetre par laquelle la Russie regarde en Europe». [572]

Смотри стихи кн. Вяземского к графине 3***.

Макогоненко Г. П.: Творчество А. С. Пушкина в 1830-е годы (1830—1833)
Глава пятая. Поэма «Медный всадник».
Пункт 2

Первый серьезный критический отзыв о «Медном всаднике» принадлежал Белинскому — поэме была посвящена часть последней, одиннадцатой статьи из цикла статей о Пушкине («Отечественные записки», 1846). Этот отзыв, на многие годы определивший истолкование поэмы, был сделан критиком на основании грубо искаженного текста.

Эстетическое чутье Белинского позволило ему сразу понять нелепость, неоправданность, с художественной точки зрения, поведения даже «помешанного» Евгения перед памятником. Потому, приступая к анализу, он поделился с читателем своей тревогой, тем, что его смущало: «„Медный всадник“ многим кажется каким-то странным произведением, потому что тема его, по-видимому, выражена не вполне. По крайней мере страх, с каким побежал помешанный Евгений от конной статуи Петра, нельзя объяснить ничем другим, кроме того, что пропущены слова его к монументу»; «Условьтесь в том, что в напечатанной поэме недостает слов, обращенных Евгением к монументу, — и вам сделается ясна идея поэмы, без того смутная и неопределенная».

Позиция критика, как видим, совершенно ясна: вся идея поэмы — в словах Евгения, обращенных к Петру. Отсутствие их делает невозможным раскрытие подлинного смысла поэмы в соответствии с авторским замыслом. Но критик вынужден был оценивать текст, подготовленный Жуковским. Так родился его вывод: «поэма — апофеоза Петра Великого», поэт изобразил «торжество общего над частным», Пушкин оправдывает Петра — «бронзового гиганта», который «не мог уберечь участи индивидуальностей, обеспечивая участь народа и государства» 4 . Еще раз подчеркиваю — этот вывод, сыгравший решающую роль в дальнейшем истолковании поэмы, был сделан на основании искаженного текста, из которого исключен бунт Евгения, снят второй лик Петра и возвеличен образ преобразователя.

Новый этап в изучении «Медного всадника» связан с выступлением Валерия Брюсова в 1909 году. Опираясь не только на уже опубликованный П. В. Анненковым текст поэмы, но и на собственное изучение рукописи, Брюсов впервые раскрыл действительный смысл пушкинского произведения. Статья Брюсова отличается глубиной содержания и мастерством анализа, сделанного с позиций не только ученого, но и поэта. Рассмотрение поэмы в ее действительной идейно-философской сложности позволило поэту-исследователю не только определить ее воистину трагедийное начало, но и в полный голос сказать о гуманизме Пушкина, манифестом которого и был «Медный всадник».

Исторически-конкретно исследуя пушкинское отношение к Петру в различных произведениях (в том числе и в «Медном всаднике»), Брюсов доказывает двойственный характер восприятия Пушкиным царя-преобразователя: гениальный русский деятель, «работник на троне», «мощный властелин судьбы» и «самовластный помещик», деспот, «презиравший человечество, может быть, более, чем Наполеон». Два лика Петра в поэме — это было открытие исследователя, сделанное на основе понимания реализма и историзма Пушкина.

В. Брюсов показывает и эволюцию образа Евгения, эволюцию, определенную тем неизбежным конфликтом, который возникает у Евгения с Медным всадником (с медной статуей, заместившей человека и великую личность Петра). Евгений — «малый и ничтожный» чиновник, «чьи мечты не шли дальше скромного пожелания: «местечко выпрошу», внезапно почувствовал себя равным Медному всаднику, нашел в себе силы и смелость грозить „державцу полумира“». Чудесное превращение Евгения определено именно его бунтом. В мятеже и выросла сильная личность. Бунтуя, Евгений выступает как «соперник «грозного царя», о котором должно говорить тем же языком, как и о Петре» («чело к решетке хладной прилегло», «по сердцу пламень пробежал»).

В своем анализе В. Брюсов чужд прямолинейности. Он рассматривает бунт и с другой стороны. Что значит угроза Евгения «Ужо тебе»? «Значит ли это, что «малые», «ничтожные» сумеют «ужо» отомстить за свое порабощение, унижение «героем»? Или что безгласная, безвольная Россия подымет «ужо» руку на своих властителей, тяжко заставляющих испытывать свою роковую волю? Ответа нет, и самой неопределенностью своих выражений Пушкин как бы говорит, что точный смысл упрека неважен».

Прослеживая эволюцию политических взглядов Пушкина, его понимания свободы, В. Брюсов приходит к основательно аргументированному выводу, подкрепленному анализом «Медного всадника». Этот вывод В. Брюсов излагает как бы от имени Пушкина: «Да, я не верю больше в борьбу с деспотизмом силами стихийного мятежа: я вижу всю его бесплодность. Но я не изменил высоким идеалам свободы. Я по-прежнему уверен, что не вечен «кумир с медною главою», как ни ужасен он в окрестной мгле, как ни вознесен он «в неколебимой вышине». Свобода возникнет в глубинах человеческого духа, и «огражденная скала» должна будет опустеть» 5 .

Гуманистическая концепция «Медного всадника», предложенная В. Брюсовым получила признание многих исследователей, была взята на вооружение советским литературоведением. В работах советских ученых, выходивших до 1937 года включительно (в этом году широко отмечалось столетие со дня смерти поэта), мы встречаем ссылки на В. Брюсова, цитаты из его статьи о «Медном всаднике», развитие выдвинутых им положений, использование результатов его блестящего стилистического анализа поэмы. В последний раз гуманистическая концепция Брюсова получила признание в биографической монографии Н. Л. Бродского «Пушкин» и в биографическом очерке Б. В. Томашевского, приложенном к однотомнику сочинений Пушкина. Наиболее интересной и глубокой была статья А. Македонова «Гуманизм Пушкина», напечатанная в первом номере журнала «Литературный критик» за 1937 год. Опираясь на материал всего творчества Пушкина, в том числе и на поэму «Медный всадник», А. Македонов раскрывает с подлинно исторических позиций существо и особенность пушкинского гуманизма. «Бунт Евгения против Медного всадника «безумен», но пользуется глубокой симпатией Пушкина. В самом «смиренном» Пушкин поэтизирует мятежное, хотя оно и «безумно» и жалко, робко, бессильно». «Настоящий низовой человек, как бы он ни был «мал», не может в той или иной степени не бунтовать в защиту своего человеческого достоинства, не противопоставлять его Медному всаднику! Кроме законов судьбы есть еще закон человечности, который так же общ и необходим по-своему, как «судьба». Симпатии Пушкина на стороне „человечности“» 6 .

Читайте также:  Характеристика семьи Рудневых в рассказе Тапер Куприна

После юбилея наступила новая пора в изучении пушкинской поэмы. Именно в это время многие пушкинисты стали с необыкновенной интенсивностью идеализировать Петра первого и предъявлять жесткие обвинения Евгению за его «безумную» угрозу «горделивому истукану». Естественно, это определило характер истолкования «Медного всадника» и прежде всего сказалось на понимании пушкинского гуманизма.

Внешне вопрос сводился к отказу от брюсовской гуманистической концепции поэмы и к противопоставлению ей жестко и прямолинейно интерпретированной точки зрения Белинского. Его вывод из анализа искаженного текста поэмы — что в ней дана «апофеоза Петра», провозглашено «торжество общего над частным» — и служил идеологической защитой и фундаментом для развития «государственной» концепции, будто бы свойственной Пушкину.

В действительности в основании этой «государственной» концепции лежала грубо социологическая методология. Интересно проследить ее истоки. Чтобы не ходить далеко, сошлюсь на вступительную статью к собранию сочинений Пушкина, написанную А. В. Луначарским в 1930 году. Именно эта статья наглядно демонстрирует откровенно социологический подход к художественному творчеству. «Медный всадник» характеризуется как «гениальная поэма», исполненная глубоких противоречий, поскольку построена на «фальшивом» основании. Фальшивость пушкинской исторической точки зрения, по Луначарскому, в том, что поэт идеализирует самодержавие Петра и дискредитирует силы протеста. «При этом самодержавие в образе Петра, наиболее активного представителя трона, рисуется как организующее начало, как начало, действующее на основе грандиозных планов, — с этой точки зрения начало глубоко общественное. Начало же оппозиционное, начало антисамодержавное Пушкин всемерно старается отождествить с обывательщиной. » 7

Что методология вульгарного социологизма мешает понять истинную природу художественного произведения — это ясно. Важно в этом суждении Луначарского другое — он против идеализации Петра, он, как марксист, не может принять односторонней трактовки деятельности великого преобразователя, решительно возражает против антиисторического объявления «организующего начала» самодержавия началом «общественным». Парадоксом в развитии пушкиноведения и было усвоение этого социологического взгляда на образ Петра в поэме, но только трактованного с обратным знаком: то, за что Луначарский упрекал Пушкина, пушкинистами стало провозглашаться как достоинство великого поэта.

Отношение к Пушкину, как видим, изменилось, но методология осталась та же.

Одним из первых с решительной ревизией гуманистической концепции поэмы «Медный всадник» выступил Леонид Гроссман. В изданной в 1939 году массовым тиражом биографии Пушкина Л. Гроссман и обосновывает «государственную» концепцию поэмы, превознося Пушкина за создание «апофеозы» Петру. Написанию поэмы, заявляет исследователь, предшествовало изучение истории Петра, в ходе которого Пушкин действительно открыл для себя противоречивость деятельности императора, «контрасты реформаторских замыслов с личными чертами своевольства и варварства».

Но в «Медном всаднике» «Пушкин строит исторический образ не на раскрытии противоречий, а лишь на могучей творческой энергии петровского характера. В поэме о Петре «самовластный помещик» решительно преодолен носителем государственной мудрости, творящим для будущего».

Откровенная идеализация Петра нуждалась в поддержке авторитета, — так, закономерным оказалось привлечение Белинского, истолкованного в нужном духе. «Эту основную идею «Медного всадника», — писал Гроссман, — верно отметил его первый критик — Белинский: „. Эта поэма — апофеоза Петра Великого, самая смелая, самая грандиозная, какая могла только прийти в голову поэту, вполне достойному быть певцом великого преобразователя“». Поэтому Петр в поэме Пушкина трактуется исследователем как «подлинный творец будущего», «это герой», выражающий «творящий дух истории», «Петр, поднявший Россию на дыбы, — спаситель России, хотя бы он и спас ее „уздой железной“».

Безудержное возвеличивание и идеализация Петра сопровождались дискредитацией Евгения. Именно в книге Л. Гроссмана проявилась тенденция к нагромождению обвинений бедного чиновника в эгоизме, в ничтожности, в неумной дерзости. Правда, следует признать, что эти грозные инвективы против «бедного» Евгения не были выдуманы ни Л. Гроссманом, ни другими пушкинистами — они просто следовали традиции, установленной В. В. Сиповским.

В своей книге «Пушкин. Жизнь и творчество», изданной еще в 1907 году, В. В. Сиповский изложил идеологическое обоснование того суда над Евгением, который якобы творил Пушкин в своей поэме. «Мелкое, личное — ничто перед широким вечным, общечеловеческим и даже общегосударственным. С такой точки зрения смотрел Пушкин на несчастье Евгения и осудил в нем дерзость муравья, восставшего против великих исторических судеб во имя своего личного счастья» 8 .

Это обвинение и было подхвачено пушкинистами, и из года в год стал нарастать список «преступлений» Евгения, все более строгим и беспощадным становился суд над ним за его попытку отстоять свои права.

В том же духе характеризуется Евгений и Леонидом Гроссманом. «Другой герой поэмы — Евгений, которому суждено вступить в борьбу с «мощным властелином судьбы», раскрывается автором как человек слабый и совершенно не подготовленный к трудному акту политического протеста. Он беден, лишен дарований, ему не хватает „ума и денег“. » Евгений «не носитель новаторских идей, как Петр, не мыслитель, не строитель, не борец. Евгений показан вначале как маленький человек, для которого вопросы личного благополучия и семейного устройства важнее огромных жизненных задач государства и великих целей национального роста».

Трагизм раскрывающейся в поэме «борьбы в том, что против могучей передовой силы истории выступает обреченный на гибель одинокий бунтарь»; «Слабосильному мятежнику, кончившему безумием, противостоит в «Медном всаднике» государственный зодчий, полный „великих дум“» 9 .

При таком истолковании поэмы говорить о гуманизме Пушкина было просто неуместно. Антиисторическая идеализация самодержавия Петра императивно превращала Пушкина из великого гуманиста и защитника прав человека в певца сильной государственной власти.

Книга Леонида Гроссмана исторически интересна, как важнейший момент создания нового истолкования «Медного всадника» с демонстративным использованием оценки поэмы Белинским. В выработке этого стереотипа участвовало много ученых. Нет нужды перечислять опыты всех. Стоит обратить внимание на значительные работы, которые с наибольшей последовательностью утверждали эту «государственную» концепцию последней, гениальной поэмы Пушкина. Вот почему я упомянул книгу Л. Гроссмана, фактически отменявшую биографию Пушкина, написанную Н. Л. Бродским (книга Н. Л. Бродского не переиздавалась, а книга Л. Гроссмана в 1958 году вышла вторым изданием).

В 1957 году было опубликовано исследование Г. А. Гуковского «Пушкин и проблемы реалистического стиля», которое создавалось в 1946—1948 годах. На монографии Г. А. Гуковского о Пушкине лежит печать не только талантливости, но и новаторства. Внимание ученого к тексту, доверие к художественному слову, убеждающее и покоряющее искусство анализа обеспечивают свежесть прочтения многих произведений Пушкина. Книга обогащает читателя, помогает глубже, историчнее и тоньше понять знакомые нам с детства стихи, поэмы, повести и драмы.

В своей рецензии на эту книгу в 1958 году я решительно не согласился с интерпретацией пушкинской поэмы, указывал, что анализ «Медного всадника» огорчает традиционностью суждений, повторением обидно несправедливых мнений об идее поэмы, о судьбах и характерах Евгения и Петра. Г. А. Гуковский писал: «Собственно, тема «Медного всадника» — это, как известно, конфликт личности и государственного начала, символизированного образом Фальконетова памятника». Конфликт поэмы — это «конфликт единичного человеческого бытия, частных целей человека с общими коллективными целями массы. » Это действительно печально известное определение темы «Медного всадника», утвердившееся, как мы видели, в нашей научной литературе.

К каким следствиям приводит принятие «известного» определения конфликта поэмы (с традиционной ссылкой на Белинского), видно из дальнейшего анализа. «В самом деле, — утверждает автор, — тема этого произведения — борение личности с государственной силой общего. Личность подчинена общему, и это закономерно и необходимо. Частные цели и индивидуальное счастье Евгения при столкновении с целями поступательного хода государственности. должны быть принесены в жертву. Таков закон иерархии бытия, и этот закон благ» 10 .

Возражая против утвердившейся в пушкиноведении традиции рассматривать «Медный всадник» как торжество «государственной» концепции, я писал: «И в этом гуманизм Пушкина? Требование личности удовлетворить ее элементарные потребности (служба, любовь, семья) есть преступление? Закон жестокого подавления человека, принесение его в жертву идеалам государства — такой закон «благ»? Да может ли это быть? Да о том ли писал Пушкин? Ведь как ни отвлекаться от конкретных событий поэмы, от драмы Евгения, как ни возводить содержание ее к отвлеченным и общим понятиям («государство», «закон бытия», «историческая целесообразность» и т. д.), нельзя забывать при этом ни на минуту, что для Пушкина в 30-е годы государство было не просто выражением идеального «бытия масс». Пушкин рассматривал государство конкретно-исторически, и потому для него русское государство XVIII и XIX веков — это империя, царское самодержавие, политическое правление, открыто антинародное и античеловеческое. Антинародность самодержавной государственной власти Пушкин видел не только в правлении Николая, но и в правлении истинно великого исторического деятеля — Петра.

Нет, нельзя согласиться с такой трактовкой смысла поэмы. Нельзя, потому что эта оценка не вытекает из поэмы, она привнесена туда, навязана ей». Далее указывается, что ссылка на Белинского несостоятельна потому, что его оценка выросла на основе прочтения искаженного текста; да к тому же, написав, что «смиренным сердцем признаем мы торжество общего над частным», он тут же добавил: «не отказываясь от нашего сочувствия к страданию этого частного. » „Не отказываясь“!» 11

В том же году в журнале «Русская литература» выступил П. Мезенцев, также указавший на необходимость пересмотра утвердившихся антигуманистических истолкований «Медного всадника». Развернувшаяся дискуссия положила начало новому, сегодняшнему этапу изучения пушкинской поэмы. Общий смысл начавшегося пересмотра прежних оценок — в медленном возвращении к гуманистической концепции Брюсова.

Своеобразной реакцией на жесткие дефиниции сторонников «государственной» концепции поэмы «Медный всадник» явилась статья Е. А. Маймина, который объявил поэму «загадкой», вместо того чтобы заняться ее изучением: «В поэме Пушкина нет готовых решений, зато есть остро поставленные вопросы. великие вопросы человеческого бытия»; «Споры о том, на чьей стороне сам Пушкин: на стороне Медного всадника — Петра или на стороне Евгения, — лишены какой-либо художественной значимости и доказывают только догматический и дидактический склад мышления спорящих».

В чем же великий смысл пушкинской поэмы? Для чего она была написана? Чем до сегодняшнего дня она волнует и потрясает нас? Почему так стремился Пушкин ее опубликовать, но отказался от своего намерения, когда ему предложили исключить из поэмы сцену бунта? Е. А. Маймин так отвечает на все эти вопросы: «Как и в маленьких трагедиях, ни одна из сил, противопоставленных в поэме друг другу, не одерживает в конечном счете победы. Правда на стороне Евгения в такой же мере, как и на стороне Петра и его великого дела»; «Вся его поэма — это великая загадка жизни, это великий о жизни вопрос, над которым, читая «Медного всадника», задумывались и размышляли и после Пушкина многие поколения читателей» 12 . Таково, собственно, последнее слово науки о пушкинской поэме.

Примечания

4 В. Г. Белинский. Полн. собр. соч., т. VII. М., АН СССР, 1955, с. 542, 547.

5 Валерий Брюсов. Мой Пушкин. М.—Л., ГИЗ, 1929, с. 79—80, 82.

6 «Литературный критик», 1937, № 1, с. 87.

7 А. В. Луначарский. Собр. соч. в восьми томах, т. 1. М., 1963, с. 69.

8 В. В. Сиповский. Пушкин. Жизнь и творчество. СПб., 1907, с. 380.

9 Леонид Гроссман. Пушкин. М., 1939 (Серия «Жизнь замечательных людей»), с. 544—545, 546, 550.

10 Г. А. Гуковский. Пушкин и проблемы реалистического стиля. М., Гослитиздат, 1957, с. 401, 402.

11 «Вопросы литературы», 1958, № 8, с. 239—240.

12 Е. А. Маймин. Философская поэзия Пушкина и любомудров. (К различию художественных методов). — В кн.: «Пушкин. Исследования и материалы», т. VI. Л., «Наука», 1969, с. 116.

Ссылка на основную публикацию